Глава 7

0.00
 
Глава 7

В течение нескольких месяцев он избегал даже случайной встречи с ней, так же, как и она старалась не думать о нем. Когда в разговоре упоминалось его имя, девушка отводила взгляд и уходила, чувствуя спиной, как переглядываются коллеги. У нее было гораздо более важные дела, чем холить и лелеять свое разочарование, не было времени на лишние эмоции. Маше пришлось признать, что беременность вначале воспринималась отвлеченно, а затем, как препятствие для личностного роста и профессиональной реализации. Теперь присоединилось нарастающее беспокойство из-за неопределенности за свою дальнейшую жизнь. Панический страх начал заполнял каждую ее клеточку при мысли, что от ее самостоятельности и независимости, умения преодолевать препятствия, идти по жизни вперед и не оглядываться зависит будущее ее ребенка. Она ощущала себя одинокой и беспомощной, как никогда, часто нервничала, раздражалась и была всегда голодной, а иногда засыпала почти на ходу. Ее животик стал заметен и умилял посетителей, но мистер Бьюкер перевел ее в прачечную во избежание сплетен среди служащих, которые уже чесали языки в адрес Маши и Кристиана Вальдера. Джей терпеливо сносил все Машины закидоны, подшучивая над тем, что он теперь имеет больший опыт общения с беременной женщиной, чем настоящий отец будущего ребенка. Маша обижалась на парня, даже плакала, но признавала правдивость этого утверждения, и то, что без Джея она не выжила бы. Кроме того, у него появилась еще одна подруга, абсолютно бесшабашная, веселая хохотушка, которая решила, что среди всех живущих в этой квартире ее покровительство заслуживает только Маша. Джей встретил Алишу в реабилитационном центре «Niconon», где проходил курс восстановления после очередного срыва. Алиша приходила к родному брату, помешенному сюда после длительного употребления наркотиков. Парень вышел из состояния тыквы и учился жить заново. Большее количество времени находясь под действием успокоительных, иногда он приходил в состояние повышенного беспокойства, оглядывался, прятался по углам, бормоча, что они его найдут и здесь. Джей не понимал, о ком идет речь, но после месяца общения с парнем и ее симпатичной сестрой, стал осознал, чего так боялся Фредди. Он говорил, что всем в мире управляют деньги, вернее, желание иметь эти деньги, а наркотик — это сверхприбыльный товар. Все на них зарабатывают, и он зарабатывал, пока сам не попал в эту ловушку. В США каждый день ввозят одну тонну наркотиков, и на ней зарабатывают все — от мелкого дилера до представителей государственных структур, и выйти из этой цепочки удается не каждому. Если Корресу это удалось, то только потому, что он обладает несгибаемой силой воли и не замаран сам продажей дури. Джей, познакомив девушек, сказал, что Машка была первым человеком, который попытался вытащить его из болота наркотической зависимости.

— Видела бы ты, Алиша, ее со стороны! С такой наивностью и упрямством я не сталкивался, она меня доставала своими нотациями, советами и угрозами. Я уже больше зеленел от нее, чем от коки.

— Но ты сам выкарабкался, да? — Маша с выжиданием уставилась на парня.

— Да уж, не хотелось бы опять стать мусорным ящиком, — он задумался. Многие возвращаются к прошлому при таком количестве поступающей в страну наркотической дури. Отвратительно, что это выгодно тем структурам, которые должны по определению бороться с наркотрафиком, потому что финансируется из бюджета. Все выглядит очень солидно, но некоторые факты заставляют задуматься.

— Объясните мне, зачем надо было разрабатывать план установления контроля над наркобизнесом, вместо того, чтобы просто не уничтожить? Зачем надо было развертывать военные базы на территории государств-производителей дури? С тех пор, как эти базы появились, расширились посевы кустарника коки и увеличилось производствококаина. Это официальные данные. Еще интереснее факт — как только деятельность американского Управления по борьбе с наркобизнесом прекратили президенты Венесуэлы, Боливии и Эквадора ситуация улучшилась, и были проведены операции по уничтожению посевов и конфискации готового товара.

— Мой брат потерял человеческий облик, для родителей — это удар. Столько любви и заботы было вложено в него, он был их надеждой, их гордостью и все! А началось с компании и глупой бравады, — Алиша погрустнела, ей самой было не по себе от горьких воспоминаний. — Теперь у него жизненная программа — реабилитационный центр, срыв, больница и опять центр, а впереди тьма.

Алиша вместе с Джули донимали ее своей заботой, водили ее на консультации и учебу для беременных, гасили яростные всплески эмоций и выслушивали плаксивые жалобы, при всем этом старались вселить в неё жизнерадостную уверенность в будущем. Вскоре Джули нашла работу, теперь большую часть времени Маша общалась с Алишей.

— Маришка, твой ребенок будет самым адекватным младенцем, потому что твои истерики подготавливают его к реальной жизни со всеми ее проблемами. Теперь ты смеешься! Расслабься и получай удовольствие, — Алиша поставила перед Машей сок и заявила, что ей давно надо продумать, где она будет жить, когда родится ребенок, ведь оставаться в квартире с большим количеством шумных молодых людей неудобно и даже вредно для малыша. Джей прислушался к разговору девчонок.

— У нее есть выбор. Уехать к родителям или Вальдер.

— Что? — Маша аж подскочила от абсурдности подобного предположения. Джей лениво пожал плечами и, поискав что-то среди книг и журналов на столе, протянул ей конверт.

— Извини, прочитал.

— Что это? — она пыталась понять, что означает этот пакет документов, но бумага дрожала в ее руках.

— Медицинская страховка для беременных, которая покроет все расходы по родам, послеродовый период со всеми услугами и еще год для твоего малыша. Обрати внимание — оплачено работодателем.

Алиша присвистнула и засмеялась.

— И кто у нас такой щедрый работодатель, который так озабочен беременностью своей служащей. Тут явно любовные флюиды, как цунами. А у нашей девочки глазки засветились. Неужели наклевывается Большая и Светлая Любовь?

Маша покраснела, но прежде, чем она успела ответить, Джей ее предупредил.

— Не вздумай отказываться, ребенку твоя благородная придурковатость не нужна.

— По-моему, ты осуждал меня за желание использовать Криса в своих интересах.

— Нет, ты что-то путаешь. Я был против лжи относительно отцовства, а вот если он сам хочет помочь из-за великой любви к тебе, то нельзя лишать мужчину возможности проявить благородство и заботу о любимой женщине и ее ребенке.

Алиша кивала головой и улыбалась, разделяя мнение своего парня о ситуации, но, не выдержав наплыва эмоций, повисла на шее Джея. Маша смутилась, наблюдая за влюбленной парочкой.

— Ты представляешь, Алиша, эта глупая и упрямая девица не въезжает в то, что ясно каждому из нас, — они плюхнулись рядом с Машей на диван, а Джей обнял девчонок за плечи. — Опустим все события детства и юности, первые влюбленности и разочарования, а поговорим о сегодняшнем дне. Из всех парней, с которыми встречалась эта девица, я был самый адекватный и только потому, что видел ее насквозь. И поскольку я добрый, то сознаюсь, что иногда поддерживаю связь с твоим «позолоченным скорпионом».

Алиша поддержала его шутливые подначивания подруги, интересуясь результатом этой связи, но хитрые глаза стреляли в сторону Маши.

— Может он и не общается с ней, но его интерес прет из всех щелей. Каждый месяц — звонок и болтовня ни о чем, вернее, чистое выуживание информации.

— Что ты ему наболтал? — Маша покраснела от досады и смущения. — Джей, не смей вмешиваться в наши отношения.

— Алиша, — Джей насмешливо делал вид, что разговаривает со своей девушкой, — она опять демонстрирует свою упертость. Но все-таки отношения существуют?

— Не психуй, тебе не приходило в голову, что надо дать вам обоим шанс, не каждый мужчина будет так беспокоиться о женщине, да еще с таким животом, к которому он не имеет никакого отношения, — Алиша поддержала своего парня.

Маша понимала, что попала в очень сложное положение. И если она хочет растить ребенка сама, то ей нужны средства к существованию, нужна работа, нужна квартира, и огромная масса мелочей, о которых сейчас не задумываешься, но которые имеют свойство копиться и сваливаться на голову в самый неподходящий момент. Джей правильно заметил, что ей придется делать выбор, но она не рассчитывала на Кристиана с тех пор, как они поссорились. Неужели он продолжает любить ее, несмотря на то, что она ждет ребенка от другого мужчины. Его чувство смахивают на идеалистический бред, потому что кроме поцелуев и постоянных пикировок их ничего не связывало. Ей необходимо хорошо подумать.

— Теперь с такой страховкой ты сможешь выбрать более приличный госпиталь, чем общественная больница, — подруга Джея вернула ее из мира «познания самой себя».

— Мне и этот нравится, во всяком случае, там есть русскоязычные врачи.

— А зачем тебе русскоязычные, у тебя еле заметный акцент, не разберешь даже, откуда ты.

— Доставлю им удовольствие, когда начнутся схватки, орать и ругаться буду по-русски, пусть побывают на родине.

*****

Френн повисла на шее Маши, счастливо повизгивая.

— Машка, как ты могла взять и уехать, ничего не сказав мне, бросить меня? Вот мне пришлось приехать в Нью-Йорк, — она расцеловала свою подругу и только теперь заметила ее выступающий живот. — Машка, неужели ты выскочила замуж?

— Нет, но как видишь, у меня скоро будет ребенок. А где твоя Эмис?

— У родителей. Я приехала с Майклом, но решила увидеть Джея, совсем не ожидала увидеть здесь тебя. Постой, вы с Джеем живете?

— Нет, — Маша пригласила Френн на кухню, — чай будешь?

— Конечно, твой чай особенный, — она засмеялась, наблюдая, как Маша принялась накрывать стол. Она не могла избавиться от чисто русской традиции потчевать чаем и выкладывать на стол все яства, которые были в доме: сахар, конфеты, печенье, тосты с сыром и колбасой, пирожки, если таковые найдутся, и мамин торт.

— Вот сколько тебя знаю, все та же куча еды. Я видела твоего Тиссеро.

Маша на мгновение замерла, но потом молча продолжила наливать чай.

— Ты слышала меня? Я видела Тиссеро, вернее, он искал тебя. По-моему, он в полном ауте из-за твоего исчезновения. Скажи, Маша, ты на самом деле сбежала, ничего не объяснив даже своему любимому?

— Тебе нужны объяснения? Вот мои объяснения, — она показала на свой живот.

— Вы поссорились из-за ребенка? — не получив ответа, Френн недоумевала. — Он знает о ребенке? Нет? ты сошла с ума! Почему ты не сказала?

Ее изумлению и возмущению не было предела, а Маша слегка пожала плечами.

— Почему ты не сказала об Эмис своему Колину Бредфорду?

Френн поперхнулась чаем.

— Он не любил меня, поэтому нам с Эмис там ловить нечего, а между тобой и Антонио была любовь, настоящая любовь.

— Которую он быстро разменял в пастели с бывшей любовницей, — в голосе было столько горечи, что Френн не решилась выяснять подробности их отношений.

Маша перевела разговор на подругу, узнав о цели их приезда в Нью-Йорк.

— Френни, тебе не страшно, ведь Майкл опасен по существу, в его одержимости политикой есть ненормальность. Ты знаешь об этом?

— Не знаю, мне надо над этим подумать.

*****

Центральная улица Нью-Йорка кипела, шипела и брызгалась, как раскаленная сковорода. Сентябрь этого года стал для горожан жарким времечком, а все началось, как утверждали некоторые знатоки, с падения Lehman Brothers и последствий этого падения. В мире мало людей, которые любят крупные банки и биржевиков, которые вызвали такой затяжной экономический кризис, потерю работу, рост цен. Первое время многие еще ждали, что новоизбранный президент начнет наводить порядок в финансовой сфере, призовет к ответу всех мошенников от банковского бизнеса, но не дождались.

— Но нет, в нем нет твердости, нет силы. Что нам остается? Ничего, кроме того, как взять весь процесс в свои руки. Где эта пресловутая «американская мечта», о которой мы раструбили по всем у миру? Фикция! Только биржевики и банкиры получают зарплаты заоблачных высот, купаются в деньгах, а народ тонет в кредитах, и вся экономика падет в тартарары. Один процент богатых имеет всех. «Мы — 99 процентов» выступаем против тех, кто мир превратил в свою собственность, — Майкл заглянул к ним всего на полчаса, словно без него в палаточном городке произойдет что-то важное, а он пропустит. Его попытки увлечь своими идеями жену не имели большого успеха, хотя она понимала его отчаянную правоту. Френн приехала вместе с ним в финансовую столицу, но не собиралась жить с ним на улице. Там разворачивались самые пиковые события, когда полиция делала попытки разогнать палаточный лагерь, требуя демонтировать свои постройки или получить официально разрешение на их установку. Майкл смог убедить сходить на Уолл-стрит и Джея, который еле избежал ареста, оказавшись на Бруклинском мосте во время разгона демонстрантов.

— Мы собираемся оставаться в палаточном городке в парке всю зиму, городские власти пытаются решить эту проблему, — Майкла не могла остановить угроза ареста, — наше движение хоть и называют формальным движением без лидера, но это не так. У нас есть ядро координаторов, которые руководят всем коллективно.

— Это похоже на флеш-моб.

— Ты принижаешь идею нашего протеста. Мы — сила, хотя выступаем каждый сам за себя, но в конечном счете, это принесет пользу всему обществу.

Маша посмотрела на подругу, которая слушала своего мужа с небольшой долей недоверия. Майкл смог войти в звено модераторов движения и чувствовал себя на гребне успеха, а чем больше успех, тем сильнее готовность к самопожертвованию.

— Мы привлекли внимание общественности к финансовым махинациям! За нами повторяют во многих странах!

Джей покачал головой, не понимая конечной цели всего происходящего.

— И долго вы будете продолжать протест?

— Пока не добьемся конкретных изменений. Наступят холода, утеплим палатки, но не уйдем. Возможно, до следующих выборов.

Но вскоре демонстранты были вытеснены полицией из парков и скверов и разобраны палаточные городки, некоторые активисты были арестованы. Майклу пришлось прислушаться к настоятельным просьбам Френн и вернуться в Майами. Нью-Йорк постепенно стал приходить в себя.

  • Парабеллум / Эл Лекс
  • Кукла / Жовтень Ирина
  • Новогодняя мистика / Проняев Валерий Сергеевич
  • Переход / П.Фрагорийский / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Глава 3. / Скиталец / Данилов Сергей
  • Азалия / Балабан Юлия
  • Медалист / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Афоризм 597. О глупцах. / Фурсин Олег
  • Это утро горчит /Пальчевская Марианна / Лонгмоб «Изоляция — 2» / Argentum Agata
  • Я не обязан любить дождь (Дождь должен идти) / Дом с видом на пустырь / Митраланши
  • П. Фрагорийский (Птицелов) / Летний вернисаж 2021 / Белка Елена

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль