avatar
67.33

Полезные материалы для писателей: Cайт писателей

Здесь публикуются полезные материалы для писателей — начинающих и не только. При перепечатке материалов ОБЯЗАТЕЛЬНО указывайте источник. Давайте, как сайт писателей, будем стараться пополнять этот блог полезными материалами, чтобы помогать новичкам не «наступать на грабли».

Подробней ↓

Так получилось, что раздел этот возник давно, пополняется регулярно… И найти там что-то стало достаточно сложно. Есть информация, которая нужна постоянно. Есть то, что уже потеряло актуальность (например, информация по разным встречам и семинарам).

Этот топик — попытка каталогизировать раздел. Ссылки будут только на ту информацию, которая авторам нужна постоянно.

 

________________________________________

Оригинал статьи находится тут. Её автор Сказочник с СамИздата

________________________________________

 

— Сеня! Ты уже дошёл до кондиции? —

— До какой? —

— До нужной! —

— Нет! —

— Тогда — ещё по рюмочке! —

— Нет. Больше не буду. —

— Сеня, надо! На-до! Ты меня уважаешь? —

— Уважаю, но пить не буду. —

— А под дичь будешь? —

— А под дичь — буду! —

Козодоев Геннадий Петрович (в исполнении Андрея Миронова) поворачивается к официанту, хлопает в ладоши, и с восторгом произносит:

— Федя! Дичь! —

И вот он, этот долгожданный миг! В кадре появляется она — неподражаемая, красиво уложенная на блюде, в окружении огурчиков с помидорчиками и с прочей закуской. Желанная, восхитительная и привлекающая взгляды. Одним словом, — Дичь.

Буду по кусочкам выкладывать одну книжечку, которая, как мне кажется, может много дать как начинающим, так и продолжающим писателям.

Вроде бы простые вещи пишет человек — однако частенько мы об этом забываем…

 

Десять элементов романа

 

«Итак, что с точки зрения обобщённого взгляда на текст должно присутствовать в романе? Для простоты я разбил общий свод этих элементов на десять отдельных частей. Кому-то это деление покажется слишком условным, кому-то, наоборот, слишком грубым, дескать, можно было бы описать и побольше всяких хитростей.

 

наткнулся на интересный портал

hroniki.org/olds/issues

По словам «Самарской газеты» обыватели в Самаре в те дни, когда казенные винные лавки закрыты, спаиваются так называемым «киндер-бальзамом», который они, будто бы, легко достают целыми фунтами.

 

Врач. 1903. № 21.

 

 

 

Деревянная крестьянская изба на многие века стала преобладающим жилищем 90 % населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции. Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы.

 

Время – загадочная субстанция. О его природе не одну тысячу лет спорят философы и учёные. Даже не понимая сути, мы всё равно пытаемся измерить его течение: издревле люди придумывали разнообразные устройства и машины, чтобы отмерить ход времени. Горящие свечи с отметками, клепсидры, механические часы. Такие разные, но имеющие одну общую черту. Все они разделяют день на части по какой-то мерке.

Нас не удивляет привычное деление суток на равные 24 часа, а часа – на 60 минут. Но всегда ли и везде (хотя бы в границах Европы) было так? Ещё античные греки, а за ними и римляне переняли именно эту систему исчисления времени дня вместе со всей астрономической наукой из вавилонской традиции. Но долгое время деление дня на двенадцать частей дня нельзя было приравнивать к современному понятию час, это было скорее некая категория того или иного времени: например, «вновь в шестой день в то же время, когда рынок будет полон» (то есть в середине дня). Современное понятие часа появляется лишь в эпоху Александра Македонского. Примерно тогда же возникают и получают повсеместное распространение инструменты измерения времени – солнечные и водяные часы.

По материалам блогов Екатерины Обломовой

prodaman.ru/oblomova/blog/Ob-anglijskix-titulax

prodaman.ru/oblomova/blog/Socialnaya-struktura-srednevekovoj-Anglii

 

Текст не мой, взят отсюда: www.liveinternet.ru/users/dark_ravena/post93524409/

Об этом уже не раз много кто писал, но конкретно данный разбор меня заинтересовал тем, что автор подробно останавливается на рыцарях, баронетах и нетитулованном дворянстве.

 

Взято из блога

Варвары Корсаровой prodaman.ru/varvarka/blog/Suxoputnye-puteshestviya-v-mire-fentezi-shablony-i-zabluzhdeniya

 

Как отправить героя странствовать, чтобы он не сыграл в ящик на первом же переходе

 

Редкая книга в жанре фэнтези обходится без путешествий. Дорога — лучший способ показать мир, раскрыть характеры героев, окунуть их с головой в приключения.

 

В мире фэнтези герои могут добраться из пункта А в пункт Б на орлах/драконах/телепортом, но куда приятнее послать их избавляться от магических цацек/искать магические цацки/спасать принцессу от дракона/дракона от принцессы пешим ходом.

 

Автор подсовывает героям подробные карты, стелит под ноги удобную дорогу, припасы укладывает в маленькую заплечную котомку (чтобы герои не походили на вьючных животных со всем нужным в пути барахлом), приводит путников на постоялые дворы, чтобы дать им выпить кружечку пива и послушать сплетни (а заодно заполучить пару квестов), сталкивает с дружелюбными аборигенами и незадачливыми разбойниками.

 

Не путешествие, а увеселительная прогулка.

 

Сказка сказкой, но немного достоверности не повредит. Важно помнить: если в вашем мире еще не изобрели поезда и автомобили, путешествие будет делом сложным и опасным, особенно если герои странствуют по суше. В древности логистика таких мероприятий сильно отличалась от всего, к чему мы привыкли.

 

Есть в русском языке забавное слово, которое, будучи абсолютно литературным, воспринимается некоторыми людьми как неприличное и почти матерное. Это слово «похерить». Как я выяснил из книги В.В. Виноградова «История слов», происходит оно от названия буквы «Х» (хер) церковно-славянского алфавита. Букву эту не сразу начали писать так упрощённо, как сейчас, потому и не сразу возникла её ассоциация с крестом и с перечёркиванием (не раньше, чем с 13-14 веков). В средние века слово это в значении «перечёркнуть» с оттенками «уничтожить» или «отметить» распространилось сначала в школьном, затем в деловом и канцелярском языке. В «Соборянах» Лескова дьякон Ахилла говорит: «Владыка решение консисторское о назначении следствия насчет проповеди синим хером перечеркнули и все тем негласно успокоили, что назначили отца Савелия к причетнической при архиерейском доме должности». С 17 века укрепляется значение «уничтожить», «исключить из написанного». Слово становится весьма ходовым и имеет немало не дошедших до нас форм. Говорили: херить, похерить, захерить, перехерить и даже выхерить!.. В 19-м веке оно активно используется в литературе. Например, у Тургенева в повести «Клара Милич»: "… ему все надоело — и он решился… похерить всю эту историю...". У Лескова в очерке «В Москве»: «Какая свиньища однако же этот Розанов: его тоже непременно нужно будет похерить». И особенно смачно в пьесе Островского «Сердце — не камень»: «Возьми бумажку-то!.. Захерь, всю захерь! „

 

Ранее я уже делала заметку о старинных, редких ругательствах. Теперь поговорим об общепринятых, то есть о тех неприятных и обидных словах, которые мы часто используем в повседневной жизни.

Принцип «полной силы» требует, чтобы персонаж действовал не на абсолютном максимуме человеческих возможностей, а на абсолютном максимуме своего потенциала. Если в драматическом произведении мы назовем некий персонаж слабым, это вовсе не значит, что он слаб в прямом смысле слова. Ваш персонаж может быть тряпкой весом в девяносто фунтов, но если он знает, чего хочет, и полностью выкладывается, чтобы добиться своего, — перед нами сильный персонаж. Умный автор всегда ставит препоны героям своего произведения. Автор смошенничает, если не позволит своему персонажу полностью реализовать свои возможности для преодоления препятствия, возникшего перед ним. Если ваш персонаж будет действовать вполсилы, читатель скажет: «Слышь, придурок, раз у тебя пожар, кончай носиться с садовым шлангом, вызывай лучше пожарных».

Читатель должен видеть, что персонаж действует на пределе своих возможностей, но не перегните палку! Всегда задавайтесь вопросом: пройдет ли тот или иной эпизод вашего произведения тест на правдоподобие. Допустим, у вас есть персонаж по имени Уилфред Фромпет. Он интеллигент, носит очки, ему около пятидесяти. Давайте представим, что Уилфред, будучи за рулем, оцарапал или стукнул соседнюю машину. Водитель соседней машины грубиян—иностранец, изо рта у него несет чесноком, он толкает Уилфреда, у бедняги с носа тут же падают очки. Вы не знаете, как Уилфред поведет себя в сложившейся ситуации. Вы перечитываете его биографию, взвешиваете различные возможности. Вы хотите, чтобы ваш герой был мужественным и находчивым. Уилфред открывает багажник, достает монтировку и избивает обидчика до полусмерти.

Чувствуете, что—то не так? Эпизод дал возможность взглянуть на Уилфреда по—новому, мы узнали, что у персонажа решительный характер и в обиду он себя не даст. Беда в том, что подобный эпизод не пройдет теста на правдоподобие. Подобная реакция персонажа, полная злобы и агрессии, допустима только в сатирическом произведении или «романе абсурда», где от автора не требуется реалистичного отображения событий. Если вы нарушите закон правдоподобия, вашу книгу сразу отправят в мусорную корзину. Читатель прочтет такой эпизод и буркнет: «Ерунда. Уилфред Фромпет так бы никогда не поступил. По крайней мере, ни один из Уилфредов, с которыми я знаком».

 

Я сразу хотел бы оговориться о том, что данный метод не является универсальным, он справедлив только для меня. Если нижеприведенная информация окажется для вас полезной, буду рад, если нет — попытайтесь придумать свой метод.

Для меня погружение в ИСС состоит их трёх пунктов:

1. Подавление посторонних мыслей. Для этого мне нужно на секунду представить, что время вокруг меня остановилось.

2. Настраивание на позитивную волну. Это можно сделать с помощью ненавязчивого самоубеждения: У меня всё получится, я смогу, я справлюсь…

3. Четкое представление того, о чём (или о ком) я хочу написать?

Вслед за этим должен последовать набор из хорошо сформулированных и связанных друг с другом предложений.

Еще раз хочу подчеркнуть, что данный метод справедлив для меня, и только для меня.

 

Взято отсюда

vgil.ru/2011/11/11/kol-obyiknovennyiy-stul-vedmyi-kreat/

Статья «Креативный подход к орудиям пыток»

 

Орудия злых

 

Человек всегда был изобретателен к орудию пыток себе подобных.

В этот пост подобраны некоторые, наиболее любопытные образцы такого «креатива»…

Конечно, перечень далеко не полный…

Но и этого более чем достаточно, чтобы представить себе логику «креативщиков»…

 

 

Все мы слышали этот характерный говорок. А тут нашёл чёткое его описание.

 

Распознать уральский говор можно по ряду признаков:

 

Так получилось, что для романа «Белая охота» мне понадобилось разобраться, а как, собственно, стреляют из кремневого ружья? Это, конечно, не XVII век, а несколько попозже, век XVIII… Но в своём мире я могу немного и подстегнуть ход технического прогресса, не правда ли?

Итак, начинаем с пороха. Каждый компонент пороховой смеси играл свою роль. Селитра предназначалась для выделения кислорода, который способствовал сжиганию угля и образованию раскаленных газов. Сера повышала твердость зерен пороха и уменьшала его способность к отсыреванию. Пропорции пороховых смесей, принятые разными государствами, имели незначительные расхождения, не особо влияющие на качество. Для приготовления угля использовали малоплотные и несмолистые породы древесины: ольху, тополь, иву, крушину, осину, орешник, липу и др. В России чаще всего использовали ольху и крушину в возрасте от двух до десяти лет (молодые деревья давали меньше много золы, а у старых неоднородна древесина).

Дерево очищалось от коры и выдерживалось в поленницах два-три года (первый год — под открытым небом для выщелачивания соков, остальное время — в сараях). Вылежавшиеся поленья распиливались на мелкие бруски. Обугливание брусков производилось в температурном интервале от +150 до +450°С. Качество древесины и степень обжига угля предопределяли качество пороха. По степени обжига угля порох подразделялся на черный, бурый и шоколадный. Указанные компоненты тщательно замешивались в однородную массу. Первоначально порох представлял

Доброго дня.

 

В жизни каждого прозаика наступает момент, когда ситуация будто бы закрылась сама в себе: роман написан, с френдами обсужден, есть понимание, что труд ваш вполне жизнеспособен и просится на бумагу. И вы посылаете в издательства свое творение, а дальше – тишина.

Издательства молчат. Или отделываются короткими сухими строчками, суть которых – отказ по непонятной вам причине.

И все. Год, два работы, а то и больше, ушли в никуда. Разочарование, ступор… Ситуация замерла, и кажется, что тема с публикацией вообще ушла.

 

Но можно попробовать ее раскачать. Иногда трезвый сторонний и профессиональный взгляд на предмет способен придать этому предмету невиданное ускорение.

Далее – только информация. Пользоваться или нет – вам решать.

______________________________________________________________________________________________________________________________

 

Очень часто герои разнообразных книг сталкиваются с необходимостью заплатить. И встаёт вопрос: какой монетой? Сколько? А сколько будет стоить тот или иной товар? И оказывается, что корова стоит как буханка хлеба. Да и с названиями монет чаще всего берут что первым на ум придёт из европейской истории (получаются медные талеры – хотя в той же Европе талер всегда был только золотой или серебряный).

 

Столкнувшись, естественно, с этой проблемой в своей книге «Белая охота», я решил поинтересоваться: а какие были, собственно, монеты и как они соотносились? Ведь, к примеру, первый талер имел вес 27,4 г чистого серебра потому, что при соотношении стоимости серебра к золоту в начале XVI века как 10,8 к 1, стоимость этой монеты полностью соответствовала стоимости рейнского гольдгульдена, содержавшего 2,54 г золота. Сборные результаты некоторых изысканий ниже, надеюсь кому-то пригодится.

 

Копирую сюда статью Юлии Рудышиной

 

С запада пришел к нам ошибочный термин «фокал», которым стали обозначать привычную прежде «фокализацию». Причем, отрицается работа с несколькими точками зрения — пришла мода утверждать, что «скакать по головам» нельзя и вообще это грубая ошибка (имеет в виду нельзя использовать несколько точек зрения). Не спорю, в пределах абзаца это смотрится иногда неуместно, и сцена, написанная без подобных скачков, воспринимается легче и аккуратней. Но это не ошибка. Это лишь использование приемов. Помните — угодить всем нельзя, автор должен сам четко понимать, что он хочет сказать каждой конкретной сценой, желательно продумать с самого начала, как будет идти повествование, ведь если автор четко соблюдает одну точку зрения, а потом среди книги — бух! — и поплыли по головам — это ему минус. Если перемежается фокализация сразу же и идет несколько точек зрения — почему и нет? Главное, следить за сценами и чередовать их аккуратно. Интересный прием — поглавно менять фокализацию (у Карины Деминой так часто построено повествование). Если же сообщать несколько точек зрения и пользоваться перспективой (чаще это 19-го века классики делали), то нужно всю книгу вести одинаково персонажей, ибо будет странно, если часть книги напишем так, вторую — вот эдак. Во всем стройность композиции должна быть, а приемы — это лишь приемы.

 

Мне понравилось, как недавно Борис Долинго (это главный редактор «Уральского следопыта» и координатор фестиваля «Аэлита») сделал очень полезный комментарий.

 

О синопсисах.

Многие авторы, похоже, так и не понимают, что такое синопсис. Это не общая аннотация типа 'о чём эта книга', а краткое последовательное и точное изложение основных событий произведения до самого (до самого!) его конца. В Сети полно информации о том, как писать синопсисы. Вот небольшой дайджест из того, что там есть:

 

Синопсис — это краткое описание содержания произведения, дайджест событий романа, краткая обрисовка сути произведения — кто, где, когда, основной конфликт, духовное изменение героя в результате. Объём синопсиса, как правило, определяется максимум в пару страницы. Синопсис должен отразить развитие сюжета, то есть последовательно, но коротко показать, что происходит с главными героями на протяжении всего повествования.

Синопсис призван предварительно познакомить редактора с произведением, помочь составить о произведении первое, ещё не полное, но вполне целостное представление, по крайней мере, на уровне темы, идеи, сюжета. Для автора важно заинтересовать редактора, убедить его в необходимости более подробного изучения текста.

 

Наш попаданец в 17 век. Под его рукой Россия воюет со всей Европой, ищет связи и новые возможности на Востоке ( с Китаем, Средней Азией, Ближним Востоком).

Насколько оправдан перенос нынешних реалий в прошлую историю России?

И еще о фантастике (не только альтернативной). Наверное, представит интерес статья из ФанФика fanfic.su/publ/58-1-0-138.

Дамы и господа, вопрос насущный и для меня болезненный. Проверку Ворда не предлагать, троллить в комментариях тоже не надо, я и так знаю, что у меня болит.

А болит вот что: катастрофически не вижу своих текстов. Смотрю и ничего не замечаю.

Чужие тексты еще могу рассмотреть, но не свои. Все уходит в диагональ, и с воплем: «а, ну это мы уже читали!» — мозг стремится к финальному предложению.

Нужна офлайновая версия программы на подобии Орфограмки. Есть что-нибудь на примете?

Я набрела на ОРФО2016. До 15.01 скидка 50%.

Пользовался ли кто-нибудь?

Как оно встраивается в ворд?

А если ворд не лицензированный, то как оно себя ведет?

 

Вот такие вопросы и пожелания. Буду благодарна за помощь и наводку.

Грядет время великой редактуры и очень хочется, чтобы оно было продуктивным :)

 

PS. На подписку Орфограмки также скидка. Но она только онлайн.

Выложила на другом сайте, но напомнили, что тут нету ))) Поэтому и сюда тоже.

Письмо аж десятилетней давности! Случайно раскопала в бэкапе. ) Друг-автор уже давно бросил писать, но, может быть, кому другому юному пригодится )))

 

 

Продублировано из блога произведения по просьбе пользователей

 

Всем, кто путается в регалиях персонажей, — читать и радоваться, что книги далеки от жизни! :)

 

В фентези мы часто видим с десяток или два героев, многие из них дворяне. Если это псевдоисторическое фентези, то, скорее всего, у каждого будет не только имя и фамилия, но и титул. А! Еще герб. Вот тут-то и начинается плач и стон читателей: «как все запомнить?»

Что, кажется сложным? Но в жизни все еще сложней.

 

Возьмем Генриха Ланкастера, дедушку того Генриха, который привел Ланкастеров на английский престол. До принятия титулов он носил фамилию по месту рождения — Гросмонт. В Википедии вы тоже найдете его под этим именем, чтобы не путать с другими Генрихами Ланкастерами. В самом деле, тут недалеко запутаться, ведь тот, что стал королем, звался так же. Хотя, если кто помнит, по рождению он был Болингброк.

В общем, любой дворянин имеет «урожденную фамилию» наравне с «земельной»: Джон Гонт — это на самом деле Гентский, родился в Генте, мой любимый Эдуард при жизни не звался Черным принцем, а был просто Вудстоком.

 

Так вот. Когда наш Генрих Гросмонт отличился на войне, он получил титул графа и графство Дерби. С тех пор это имя стало очень известным, и в хрониках так и записано, что Дерби вел кампании в Гаскони, Бретани, был отличным воином, политиком и т. д. и т. п. И даже нынешние монографии по военной истории называются не как-нибудь, а «Кампании Дерби». Потому что, если вы слышите, что некий Дерби одержал победу

Предупреждение: события и факты, приведенные в статье, приведены для общего ознакомления, а не для пропаганды алкоголя, никотина и прочих нехороших излишеств

 

 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль