Глава 17

0.00
 
Глава 17

Маша корпела над учебником испанского языка, но дальше общепринятых и обтекаемых фраз дело не шло. На нее напал языковой кретинизм, она не могла запомнить фразы, а ее мысли улетали к кареглазому красавцу на фоне океана. Не мужчина, а сказка. Почему она не дотронулась до него, сейчас знала бы, что он не мираж, а реальный человек. Что означает эта фраза? Опять мысли сбегают от учебника. А в свободное время она проводила у телевизора или перед компьютером, просматривая сериалы с участием Антонио Тиссеро. Даже Каро стала подозрительно коситься на падчерицу, считая ее сериальную увлеченность чрезмерной. Ее успокаивала мысль, что таким способом Маша справляется со своими эмоциональными проблемами, связанными с ее разрывом с Андресом Бредфордом. Что ж, пусть девчонка смотрит на романтическую любовь, чем впадет в депрессию. Маша наблюдала, как глаза Тиссеро светились почти настоящей, почти осязаемой любовью к героине сериала, и замирала от восхищения. Впечатление было такое сильное, что она могла перестать дышать, а потом, вздрогнув, выдыхала и словно начинала жить заново. Антонио Тиссеро оказался тем человеком, который заполнил душевную пустоту и вытеснил смутные воспоминания о несчастной первой любви. Теперь Маша могла спокойно оценивать свои отношения с Андресом. А были они первой любовью, а может, это было лишь желание любви? И если теперь она могла спокойно рассуждать о бывшем увлечении, то уже потеря обеспеченного будущего, ее не волновала. Маша не хотела заражаться фанатичной одержимостью актером, пустой по существу, и ее чувство изначально имело созидательное начало. Она воссоздала свое душевное равновесие, словно собрала собственное «я» по крупицам и наполнила смыслом дальнейшую жизнь. Деятельная натура Маши требовала выплеска эмоциональных переживаний, но как хоть на дюйм приблизиться к тому, кто так сильно повлиял на ее преображение. Френни с непроницаемым видом слушала откровения подруги, в очередной раз удивляясь тому, сколько способов знакомства может придумать влюбленная девчонка.

— А знаешь, я вчера видела Колина.

Маша недоуменно остановила свой поток слов и уставилась на Френни.

— Френн, меня не интересует Колин. Меня не интересует вся его семья, и я ставлю точку в любых отношениях с ними.

— Но он этого не может понять. Вы разошлись с Андресом, и теперь он думает, что сможет вернуть тебя. Ему скоро возвращаться в Гарвард, а ты не отвечаешь на его звонки. Может вам выяснить отношения до конца?

— Ты не хуже меня знаешь, что я пыталась, но он никого не слушает, кроме себя. У него какая-то болезненная привязанность.

Френни выглядела расстроенной. Маша поняла, что была слепой и не принимала в расчет чувства подруги, которой нравился Колин. Она никогда не была черствой, но чем в данной ситуации она могла помочь любимой подруге. Помочь она ничем не могла, Колин не мог смириться с окончательной потерей любимой девушки, делал несколько попыток наладить отношения с Машей, стараясь смягчить последствия болезненного расставания, но она не желала принимать ни его любви, ни дружбы. Единственным человеком, который до сих пор еще слушал его стенания, была Френни, она успокаивала парня и пыталась найти способ обратить его внимание на себя. Френни обладала удивительным характером, который позволял ей всегда хорошо относиться к людям и пытаться помочь, поэтому ее дружба с Машей не была омрачена выяснением отношений и затаенными обидами. Она даже умудрялась сочувствовать подруге, когда та попадала в неловкие ситуации из-за парней. Но ее отношение к Колину Бредфорду было сродни тому, как Маша потеряла голову от Антонио Тиссеро — без оглядки и условий. Она никогда не обсуждала с Машей свои чувства к парню, но не из-за того, что не доверяла подруге, а скорее оттого, что не видела собственных перспектив в развитии отношений с ним. Теперь Френни могла попробовать стать кем-то большим для Колина, нежели бывшей школьной подружкой.

Колин планировал встретиться с Френни после ее телефонного звонка. Он спустился вниз в столовую. В доме стояла тишина, нарушаемая тиканьем старинных часов. В столовой за столом сидела мать и бесцельно водила вилкой по тарелке, погруженная в собственные мысли.

— Доброе утро, мама.

Она очнулась и вздохнула, ей было одиноко в этом огромном особняке. Конечно, леди Кэт продолжала посещать светские рауты, встречалась с подругами и их семьями, ходила в салон красоты и магазины, но ей было скучно. Ее сыновья отдалились, не радуя ее своим посещением. Колин учился в Гарварде, приезжал на каникулы, а Андрес переехал на квартиру и появлялся лишь по настоятельным просьбам матери. Братья не горели желанием видеть друг друга.

— Я не буду завтракать, у меня встреча.

— Сядь и поговори со мной. Мне кажется, тебе стоит уделить матери немного времени. Завтра приезжают Вальдеры, тебе и Андресу придется стать любезнее.

— Причем тут я? По-моему, Андрес имеет гораздо больше отношения к Изабель, ведь она — его невеста. Родители девушки решили прижать к стенке жениха. Мне интересно, как долго мой братец сможет бегать от женитьбы? Но еще больше меня интересует, как его заставили отказаться от своей любви, мамочка? — его тон говорил о том, что Колин прекрасно догадывается о роли матери во всей этой истории. Миссис Бредфорд не собиралась посвящать сына в перипетии любовных отношений брата, опасаясь реакции Колина. Но больше всего она опасалась, что он бросится за этой девчонкой, пытаясь вернуть ее. Колин усмехнулся, глядя, как мать пытается сохранить спокойствие на лице, он и без ее пояснений знал, какими аргументами заставили брата отказаться от Маши, ведь он стал незамеченным свидетелем ссоры брата и матери.Колин встретился с Френни в кафе торгового центра. Девушка похорошела с тех пор, как они закончили школу, и он заметил эту перемену.Френни вся вспыхнула от радости, кокетливо стрельнув глазками, возможно, у нее появился шанс обратить на себя его внимание.

— Как у тебя дела?

Парень пожал плечами, его первый год учебы в Гарварде закончился с переменным успехом, потому что он не мог полностью абстрагироваться от домашних передряг. С братом он общался лишь односложными словами, похожими на междометия, и от этого испытывал душевную тяжесть, словно навсегда терял близкого человека. Возникла пауза, Френни, испытывая неловкость, решала, стоит ли начинать разговор о Маше или выдержать паузу, предоставляя выбор темы разговора за ним.

— Мой брат женится.

— Он, наверно, счастлив. Но если ты думаешь, что я буду передавать Маше новости о твоем брате, то ошибаешься.

Колин опять пожал плечами, разглядывая девушку и тем самым смущая. Она была близкой подругой Маши, и, скорее всего, находилась в курсе всей ее жизни. Парень улыбнулся, приглашая девушку в кино.

Колин не утруждал себя притворством, но Френни сама себе придумала образ влюбленного поклонника. Хотя ее обижало частое отсутствие парняителефонное молчание, но когда он звонил, она мчалась на свидание и все прощала за одну фразу, что он соскучился. Их встречи проходили скомкано и всегда заканчивались скорым сексом. Парень легко манипулировал ее желанием быть любимой, говоря ей комплименты, дарил незначительные безделушки и добился от нее безусловной преданности.

— Я уезжаю в Гарвард, и не приеду до следующего лета.

Френни освободилась из объятий парня и недоуменно уставилась в его лицо, она совсем не подумала о таком исходе их отношений.

— Уже? А я? А мы?

Колин рассеянно посмотрел на девушку, сосредотачиваясь на ее словах.

— А что мы? У нас мимолетный романчик, разве ты рассчитывала на что-то серьезное? Брось! Не будь дурой.

— Ты приедешь на Рождество?

— Это семейный праздник, а в нашем семействе не все так спокойно, как хотелось бы. Вот, если только мамочка устроит пышную свадьбу своего любимого сыночка, мне придется появиться здесь, чтобы убедиться, что Андрес окончательно прикончил самого себя. В нашей семье становится традицией женитьба по расчету.

— Что ты имеешь в виду? Твой брат не маленький мальчик, он сам выбрал себе подходящую партию.

— Тут ты не права, он повелся на угрозы матери в адрес Маши и самоустранился. Наверно, думал, что совершает благородный поступок, спасает бедную девочку, — Колин цинично усмехнулся и выдал подноготную всей этой некрасивой истории. Френни внимательно и молча выслушала излияния парня, которого прорвало от нахлынувших эмоций, он все еще продолжал злиться на брата, на свою мать и на Машу, словно они были виноваты во всех его любовных неудачах. Почему парни не видят тех, кто их любят, а продолжают цепляться за несбыточные миражи? Она не желала замечать, что у него нет к ней сильных чувств, но довольствовалась тем малым, что он давал. Иногда у нее были срывы из-за эмоциональной неудовлетворенности, тогда она звонила подругам, но чаще всего Поле. Как бы Френни ни любила Машу, она не могла ручаться за то, что между ними не произойдёт ссоры из-за банальной ревности и столкновения интересов, а Паола своей прямолинейностью давала ей возможность восстановить душевный баланс, выговаривая все, что думает о ее отношениях с Бредфордом.

— Я не понимаю, зачем ты прицепилась к парню, который дальше своего носа ничего не видит. Тебе не обидно, когда он лежит рядом с тобой, а думает о другой. Что за фантазии у него в башке? Лишний вопрос, ведь у его фантазий есть имя. Маше надоест болтаться одной, она сделает пальчиком, и ты останешься ни с чем.

— Не переводи разговор на нее.

— Переводи — не переводи, а зачем тебе червивое яблочко?

Но Френни продолжала встречаться с Колином, не смотря на предупреждение подруги.

*****

В окно постучали. Маша вздохнула, слезая с кровати. Френни заглянула в распахнутое окно. На ней было перепачканное платье, и на коленке виднелась ссадина.

— Откуда у тебя дурная привычка лазить по окнам? Ты не можешь зайти, как все нормальные люди? Что с тобой? Почему ты в таком виде?

— Сама научила. Маша, мне нужно с тобой поговорить. У меня такой раздолбай в душе.

— Мне самой плохо, а я должна тебе проводить психоанализ? Что случилось?

Френни помялась, не зная с чего начать. Внезапно ее лицо искривилось, она закрыла его руками и заревела. Маша опешила, боясь что-либо предположить, а Френни продолжала судорожно всхлипывать, из-под пальцев текли слезы.

— Я залетела.

— Куда? — Маша в первое мгновение не поняла, но затем растерялась от осознания того, что не понимает, как успокоить и поддержать подругу. Френни подняла красное от слез лицо и опять скуксилась. Ее пугал все, она качалась на кровати и причитала: «Как мне не везет! Все так плохо, что же мне делать?»

— Френни, что все плохо? Ты же жива? Это уже радует. А скоро станешь мамочкой! У тебя будет самый прелестный малыш в мире. А кто отец?

Френн замолчала и перестала качаться, сделав неопределенный взмах рукой, как будто говоря, что новоявленный папочка не стоит даже упоминания.

— Ну, вот! Радуйся, что не наградила своего кроху дрянным отцом.Представляешь, вот будет он лежать в твоем животике, такой маленький, с пушистым хохолком на макушке, свернется калачиком и будет попинывать тебя в бок, а ты, как дурочка, будешь разговаривать со своим животом. А я с Паолой будем группой поддержки.

— Что я скажу родителям? И что я буду делать с ребенком? Я даже не представляла, чем буду заниматься завтра, а тут ребенок. Я должна его воспитывать, словно сама все знаю, — Френн закрыла ладонями лицо, и опять послышалось тоненькое поскуливание.Маша обняла подружку и погладила ее по плечу. Френни ревела, а она тихо запела ей колыбельную, стараясь успокоить. Ту самую, любимую, которая звучала в «Гусарской балладе». Звуки постепенно стихли, и Френни шмыгнула носом.

— Слушай, а какие ему подгузники покупать?

— О, Френни, я тебя люблю. Ты самая лучшая.

Ситуация, в которую попала подруга, отвлекла Машу от собственных проблем. Теперь ей казалось, что все происходящее ничто по сравнению с будущим ребенком. Родители подруги стойко перенесли эту новость, но что происходило за закрытыми дверями, было неведомо, а Френни никогда не распространялась, также не говорила, кто был отцом будущего ребенка.

— Знаешь, уж до кучи расскажу тебе один секрет. Андрес не хотел с тобой расставаться. Это была плата за твое освобождение и возможность остаться в стране. Мне Колин сказал.

— Мы с ним не подходим друг другу. Я фактически опустилась до уровня его матери, — Маша не стала уточнять, что имеет в виду, но факт того, что она взяла деньги от леди Кэт, еще долгое время жег ее изнутри.

Френни родила малыша и была счастлива, хвасталась им перед всеми заходившими к ней в гости. Первое время Маша очень часто приходила к ней и помогала, отвлекаясь от своих переживаний. Но учеба в университете немного отдалила девушек, да и Френни больше сблизилась с Паолой.

  • _5 / Чужой мир / Сима Ли
  • Глава 9. Что посеешь, то и пожнёшь / Орёл или решка / Meas Kassandra
  • К / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Мне нужен воздух / Кадры памяти и снов / Фиал
  • Осколок №5 / Калейдоскоп из горьких осколков / Кельта
  • По мотивам «Лиадийского цикла» Шарон Ли, Стив Миллер / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Выживший / Филимонов Владислав
  • Без суеты задуматься о вечном / Тарасенко Юрий
  • Мишка плюшевый / Малютин Виктор
  • Заморская быль (вольфик) Работа снята с лонгмоба по просьбе автора и из-за его неуважения к проголосовавшим за неё участникам / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Такая война / Роуд Макс

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль