Запись из Хранилища. 4585 год после События, лето

0.00
 
Запись из Хранилища. 4585 год после События, лето

Ковин покинул стены дворца и остановился на пороге, оглядывая раскинувшийся внизу город. Замок Эквимода выделялся на фоне любого другого. Фактически, он начинался только со второго этажа, причём расположенного на высоте добрых двух десятков локтей. Первый полностью отдали под порт, рынок и неисчислимое множество других мелких зданий.

На второй этаж, где начинался настоящий замок, вела широкая лестница стального оттенка, построенная — как и всё в Эквимоде — из железного камня. У её ступеней и остановился Ковин, оглядывая спешащий люд.

Пускаться в такой дальний путь в одеждах слушающего было глупо, и его наряд ничем не выделялся среди горожан. Просторная бежевая рубаха и штаны. Кто бы мог подумать, что из-за извечной вражды с западными соседями в город попадут и приживутся эти светлые одежды, пусть и значительно укороченные, в которых путешествуют по пустыни.

Ковин изучал народ, торопившийся как можно быстрее добраться до этажа под замком. Но причиной тому было не палящее летнее солнце, а Каран Дис, устроивший очередную ярмарку. Ежегодно он прибывал в Эквимод, но каждое прибытие всё равно воспринималось как чудо.

Взрослые, дети и старики спешили посетить караван, словно пытаясь запастись хорошим настроением на год вперёд. Ковин, впервые очутившийся за границами Вердила, глядел на них, а в мозгу зрела мысль. Конечно, слушающих учили в первую очередь руководствоваться логикой. Не впускать эмоции, просто продавать информацию. И если придётся продать двум враждующим армиям сведения друг о друге — в этом нет ничего зазорного. Слушающие всего лишь торговцы.

Но сейчас, оказавшись совсем рядом с Каран Дис, настоящим чудом, существующим едва ли не столько же, сколько и его гильдия, начало одолевать любопытство. Действительно ли слухи о караване верны? Не просто так же все вокруг разве что не бегут к ним.

Ковин сделал шаг вниз по лестнице, ещё один, глянул на конюшни, где стоял его вороной жеребец, на котором проделал весь долгий путь из Вердила. А потом ноги сами понесли слушающего в сторону ярмарки.

В Авеане встречались люди со всего Востока, да и по роду деятельности слушающий не раз слышал и читал рассказы о воздушном порту, но никакие слова не могли передать чувства, охватывающие при виде корабля, подвешенного в воздухе на канатах. Даже цветастые шатры мерки по сравнению с огромным судном, покачивающимся на ветру. Не меньшее восхищение вызывали и люди, снующие по протянутому над морской бездной трапу.

Ковин с трудом оторвал взгляд от разгрузки корабля, напомнив себе, что пришёл не за этим. Ему и так следовало убраться из города, едва закончилась аудиенция с королём. Потому он быстрым шагом устремился к ближайшему шатру. Слушающий на миг замешкался у обвязанного цепями сундука с отверстием для платы. Но заметив, что далеко не все из входивших считали нужным заплатить хотя бы медяк, спокойно прошёл внутрь.

В центре алого шатра оказалась арена, на которой пожилой мужчина в красных одеяниях показывал различные фокусы и трюки. С первого взгляда становилось ясно — обычной ловкостью рук тут не обойдёшься. Ковин презрительно фыркнул. Тратить собственную жизнь ради потехи публики — что может быть глупее? Неужели для силт ло не найдётся занятие получше?

Слушающий прошёл вдоль выставленных товаров, разглядывая непонятную мешанину из предметов. Вместо того, чтобы каждому продавать что-то своё, на прилавках торговцев смешалось всё в кучу. Богато украшенные одеяния небесного оттенка продавали вместе со странного вида сундуком и набором мечей. Зеркало высотой в человеческий рост стояло рядом с коробкой такого же размера и бархатной накидкой, способной уместить под собой всю арену.

Покачав головой, Ковин вышел наружу. И ради этого люди так спешат на ярмарку?

Из следующего шатра раздавался звон мечей, но и тут его ждало разочарование. На арене сражалось с полдюжины мужчин, одетых в одни набедренные повязки. Зато всевозможных украшений, от обычных колец до бус, понавешали столько, что под ними едва угадывались шея и пальцы.

Весь интерес пропал, стоило увидеть дерущихся. На нормальное сражение это никак не тянуло. Двигались нарочито медленно, да и удары наносили явно руководствуясь красотой техники, а не её эффективностью. Ну кто станет замахиваться мечом над головой, полностью открываясь перед противником?

Зато выставленный товар вызвал живейший интерес. Ковин буквально впился взглядом в прилавок с оружием. Кинжалы, длинные изогнутые мечи, тяжёлые двуручные топоры и молоты. Тут собрали орудия убийства с большей части материка, но всё же не отовсюду. Ничего похожего на свои когтеобразные клинки Ковин не нашёл. Видимо, даже для Каран Дис они редкость.

Мелькнувшая мысль, что золота с оплаты короля у него вполне достаточно для покупки, настолько поразила Ковина, что он вылетел из шатра и заспешил обратно к конюшне. И как ему такое в голову пришло? Не зря его не хотели отпускать в такой дальний путь сразу после обучения. Чего только не взбредёт в голову вдали от своих. За одну мысль о подобном можно распрощаться с головой.

— Куда спешишь, юноша?

Ковин даже не замедлил шаг, не сомневаясь, что обращаются к кому-то другому.

— Эй, торопыга, постой!

Слушающий обернулся. У шатра стояла женщина в причудливом переливчатом платье. Он нахмурился, сообразив, что ему не удаётся разглядеть цвета странного одеяния. Вот оно было синим, а теперь красное. И глаз не уловил перехода между ними. На мгновение Ковину показалось, что и цвет волос меняется под стать платью, но нет, они оставались огненно-рыжими, поблескивая в свете факелов и огоньков, развешанных под потолком.

Больше, чем платье, удивляли глаза. Ярко-красные, словно сияющие собственным светом.

— Неприлично так разглядывать даму, тебя разве не учили хорошим манерам? — С полуулыбкой произнесла она. Несмотря на округлость черт, Ковин вдруг ощутил, что под ними скрывается отнюдь не мягкий характер. — Впрочем, вас, слушающих, такому не учат, да?

— Откуда ты… — начал было он, но договорить ему не дали.

— Ты себя в зеркало давно видел? У кого ещё могут быть такие глаза?

Ковин отвесил себе мысленную оплеуху. Ну конечно, не каждый может похвастаться серым белком.

— Я заметила, что ты собрался сбежать от нас, так и не обойдя все шатры. А меж тем в одном из них тебя ожидает подарок.

— Как ещё подарок? — насторожился Ковин.

— Да не напрягайся ты так, — усмехнулась незнакомка, заметив его реакцию. — Пойдём, сам всё увидишь. Оставь ты в покое оружие, никто на тебя не нападёт. Ты разве не знаешь правил Каран Дис? Мы держимся в стороне от любых распрей, и у нас нет врагов.

— Правила могут меняться, — заметил Ковин. Он так и стоял в нерешительности, разглядывая женщину. Судя по платью, она силт ло. Что не удивительно, одного он уже видел. Интересно, а в Кейиндаре об этом знают?

— Только не наши. Скорее уж мир рухнет. Пойдём, не то упустишь свой шанс.

Ковин устроил поудобнее два когтистых кинжала, спрятанные на спине под рубашкой, и шагнул к незнакомке.

— Кто ты?

— А что, хочешь поискать в вашей библиотеке сведения обо мне? Нет, так не пойдёт, должны же у женщины быть секреты. Не надо мне рассказывать, будто спросил имя из вежливости. Оно тебе не нужно, слушающий. Да и записей обо мне у вас всё равно нет. Я не силт ло, нет. И не летар. Просто поверь мне на слово.

— С чего бы вдруг? — хмыкнул Ковин.

— А что, должна быть причина? Ну, можешь не верить, дело твоё. Но тогда в дальнейшем не будет смысла. Вот мы и пришли.

Ковин уставился на чёрный шатёр. Или не чёрный? Нет, цвета не менялись как на платье, но назвать его однозначно чёрным было сложно. Вот цвет стал темнее ночи, когда неба не видно за облаками, вот отливает серебром, словно освещён луной, и затем сменяется иссиня чёрным.

— Впечатляет? — гордо произнесла женщина, заметив удивление, промелькнувшее на лице Ковина. — Да, мне тоже нравится. Не мной сделано, к сожалению, но я тут работаю. Пошли, некогда глазеть. Ты, вроде, торопился, когда я тебя окликнула.

Ковин отметил, что у этого шатра, в отличие от всех остальных, нет людей. А те немногие, кто проходил мимо, поглядывали на него едва ли не с опаской. Ещё раз проверив оружие, он последовал за обладательницей переливчатого платья.

Внутри обстановка оказалась куда менее мрачной. Здесь чёрного не было вовсе, стены отливали мягким жёлтым цветом. В центре шатра стоял небольшой столик с двумя стульями друг напротив друга. На один из них и опустилась провожатая.

— Присаживайся. — Она указала на стул напротив.

Ковин оглядел шатёр. Ничего. Совсем. Никаких украшений, вообще ничего. Только верёвки, удерживающие чёрную ткань, и всё.

— Садись же, не стой на проходе. Вдруг кто захочет заглянуть и передумает, увидев, что нашёлся другой смельчак. — Женщина улыбнулась понятной одной ей шутке.

— Смельчак?

— А ты не знаешь? Это шатёр предсказаний.

— Будущее нельзя предсказать, — возразил Ковин. — В Кейиндаре давно пришли к этому заключению.

— Да-да, заглядывала я к этим старцам. Они там совсем из ума выжили после войны Престолонаследия. Садись, говорю, чего стоишь. Неужто боишься безоружной женщины?

— Я не умею бояться, — ответил Ковин. Он всё ещё колебался, но приглашение решил принять.

— А зря. Страх — полезное чувство. Весьма способствует продлению жизни, знаешь ли. Вот я, к примеру, испугалась, когда меня потянуло к тебе. Да так, что я едва столик не опрокинула. Не веришь?

— А что, так заметно? — Ковин и не пытался скрыть недоверие.

— Оно и понятно. Сидите в своём Авеане, носа из него не показываете. Думаете, раз можете следить за людьми, то знаете всё. А вот как бы ни так. Здесь, мальчик, предсказывают будущее. А я, как не трудно догадаться, нынешняя предсказательница. Шатёр присутствует не всегда, как сам понимаешь, на заказ мы не рождаемся. Так что можешь гордиться, что тебе посчастливилось побывать тут.

— Да, меня прямо-таки разбирает от гордости, — буркнул Ковин.

— От желчи тебя распирает, — вздохнула предсказательница. — Ну да ладно. Как ты успел заметить, посетителей у меня не много. Всё из-за того, что предсказывать будущее удаётся далеко не всегда, и зачастую предсказания эти не из приятных. Чаще всего я вижу смерти. А такое, сам понимаешь, мало кому захочется знать. Но не в твоём случае.

Предсказательница смолкла.

— И что ты видишь? — не выдержал Ковин.

— У тебя есть вопрос.

— У меня много вопросов.

— Не перебивай, — строго произнесла женщина. — Ты ещё сам не успел задать этот вопрос. Это необычно. Я не вижу твоего будущего, только ответ на вопрос. И ты его увидишь, на монете. На чёрной пустой монете.

— Ответ на вопрос, который не успел задать, я увижу на пустой чёрной монете? — Ковин едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. — Похоже, силт ло не ошибались. Будущее действительно невозможно предсказать.

— Смейся, если хочешь, юноша. О, а эта часть тебя развеселит ещё больше. Ты станешь служить тем, кто этой монетой владеет.

— Слушающие не служат никому, кроме своей гильдии.

— Тут я с тобой согласна.

— Что за бред. — Ковин поднялся со стула. — И ради этого ты позвала меня? Загадывать загадки? Да я таких пророчеств могу сотни насочинять.

— Но мои, в отличие от твоих, исполнятся.

Ковин вытянул вверх руки, закрыл глаза и забормотал зловещим тоном.

— Предсказываю, что завтра на востоке взойдёт солнце, пересечёт небосвод и спрячется за горами, а когда станет совсем темно, появится луна и повторит его путь. — Он опустил голову, и на этот раз не сдержал ухмылки. — Сойдёт за точное предсказание?

— Верить или нет — дело твоё. — Женщина враз посерьёзнела. — Я своё дело сделала.

— Да уж, у меня прямо-таки пелена с глаз спала, как услышал пророчество. — Ковин больше не мог сдерживать язвительность. — Всё стало ясно, как день.

— Уходи, — тихо произнесла предсказательница.

— А вот это с радостью.

Слушающий развернулся и зашагал к выходу. Это ж надо. Будущее предсказывает, как же. Сплошная показуха, как и в остальных шатрах. Только зря время потратил. Ответ на вопрос, который я ещё не задал, как же. На пустой чёрной монете. Да ещё и служение! Он, слушающий, будет кому-то служить!

Главное, чтобы в гильдии об этом не узнали, иначе будут долго смеяться. За новыми слушающими там следят очень внимательно, пусть и не так, как за обычными людьми. Напрямую влезать не станут, конечно, но выяснить, сколько прошло времени между уходом от короля и выездом из города не составит труда. Тем более, если дед не врал и ему это задание действительно выдали в качестве проверки.

Мысль об этом заставила Ковина значительно ускорить шаг.

И всё же, что это может быть за вопрос…

  • Стихами память кровоточит / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • Rainer Rilke, о смерти Марии II / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Звёзды для всех - Kartusha / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Быть любимыми / Еланцев Константин
  • Почему воют псы? / Стихи (Илинар) / Армант, Илинар
  • Афоризм 296. О народе. / Фурсин Олег
  • абсурд и дред / Моя книга грехов / Скид Эля
  • Афоризм 920. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Про любовь... и взаимоотношения / Рыжая планета / Великолепная Ярослава
  • О любви / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Июньская гроза / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль