Вино из ромашек

0.00
 
Вино из ромашек

(продолжение рассказа "Во имя любви")

Сайшери. Худая азиатка. Мастер

тайного боевого искусства. Красит

волосы в красный цвет. Феминистка,

считает мужчин низшими существами.

Тщательно скрывает свою сентиментальность.

Лишена чувства юмора. Ненавидит музыку.

Сир Горлопан. Рыцарь, пишущий роман

39 лет. За это время накропал три

странички, зато любит хвастаться.

Надеется закончить до смерти, но

вот незадача — долг зовет побивать

болотное чудище. Рыжий, конопатый,

умелый всадник. Любит пряники

и орать хмельные песни.

 

— Ты, никчемный писака, рыцарь безродный, сколько уже можно издеваться, — красные волосы Сайшери слиплись от болотной жижи и противно лезли в рот. — Спасай меня скорей, болван, я тону!

Сир Горлопан сидел на замшелом валуне и разглядывал свое отражение в начищенном сапоге. Достав губную гармошку, он стал играть веселый мотивчик, в промежутках отхлебывая вино из кожаной фляжки.

— До тебя вообще можно достучаться, Литих тебе в печень?!

Рука Сайшери шарила вокруг, но как назло рядом не было ничего такого, за что можно было бы ухватиться.

— Вот выберусь, не сможешь писать — я тебе руку сломаю.

Рыцарь сорвал рядом с собой веточку и протянул девушке.

— Идиот, я не смогу ухватиться за это!

— Сударыня, да я не о том. Скушайте ягодку, она ядовитая, как ваш язычок.

Только что ярко светившее в небе солнце померкло, вмиг стало жутко, темно и серо.

— О! Ик! Не уж-то затмение? Не по графику?! Литиха мы убили, волшебная чашка у нас. Не-по-ря-док! — протянул Сир Горлопан и смачно чихнул.

Тут в небе сверкнуло, и что-то рухнуло в болото за спиной рыцаря. Волна болотной жижи окатила его с головой, и он свалился плашмя рядом с Сайшери.

— Какого черта, что это было? Я знаю всех тварей в округе. Неужели дракон пришел занять эти земли после Литиха? — рыцарь стал похож на сказочного водяного, весь облепленный зеленой ряской.

— Какая прелесть!

Сайшери дотянулась до рыцаря и залепила ему пощечину.

— Все, не видать нашему вождю теперь ни фиала, ни своих верноподданных. И невдомек, что мы тут утонули в болоте, добыв артефакт. Вот досада-то какая, мне и тонуть вместе с таким бесчувственным туловищем просто противно.

Кусты затрещали, веревка, мелькнув в воздухе, упала рядом с Сайшери. Девушка, недолго думая, схватилась за нее и оттолкнулась от рыцаря, больно лягнув ногой.

Спасителем оказался красивый мужчина, который дружелюбно улыбался, сматывая веревку.

— Ну чего ты скалишься? Вот все вы такие. Стоит увидеть женщину в мокрой одежде, так мысли только вокруг одного вертятся — сказала Сайшери, прыгая на одной ноге и вытряхивая воду из уха, — Не подглядывай!

Мужчина пожал плечами и, развернувшись, побрел туда, откуда пришел.

— Эй, мужик, а я?

Сир Горлопан, уже по грудь погрузился в болото.

— Пока не извинишься перед дамой, на нашу помощь не рассчитывай. Поторопись или тебя загрызут здесь пиявки, — проговорила до этого никем не замеченная женщина, прислонившаяся к стволу дерева.

— Они не грызут, пиявки только кусают, — обиженно проговорил рыцарь. И, кстати, позвольте представиться, я прославленный рыцарь, Сир Горлопан…

— Одним конопатым хамом меньше станет. А рыцарь он, или не рыцарь, мне не важно.

— О! Вытащите меня, благородная леди, ради света Каруджо! — жалобно забормотал рыцарь. Я и про вас напишу в своей книге, как вы спасли отважного…

— Не меня проси, ее, — спасительница кивнула на Сайшери.

Та стояла, победоносно смотря на кавалера.

— Ладно, он все— таки Литиха победил, хоть и не без моей помощи. Хватайся за ветку. Кия! — и ударила по ближайшей берёзке ногой. Та с треском надломилась и упала на Горлопана, больно ударив по голове веткой. Один удар, и никакой магии!

— В общем, вы тут разбирайтесь между собой, а потом, милости прошу к нашему шалашу. Мой напарник уже и костер развел, пока вы тут болотную живность кормили. Торопитесь, времени у нас совсем мало, — сказала спасительница, уходя в лес.

Костер потрескивал, распространяя тепло, высушивая мокрую одежду Сайшери. Сир Горлопан сидел поодаль и с угрюмым видом смотрел на огонь, иногда бросая печальные взгляды на девушку.

— Вот, возьми, немного осталось, — он подошел и протянул фляжку с вином Сайшери.

— Так же, как с волчьей ягодой?

— Нет, клянусь потрохами Литиха, это вино является ядом только для рыцарей. А ведь ты же у нас благородная леди.

Слова впервые застряли у Сайшери на языке. Она не знала, что на это ответить. Поймав заинтересованный взгляд Лизы, Сайшери поспешно взяла флягу из руки рыцаря. «Я что, ревную? Вот еще!» — подумала девушка и отхлебнула.

— Ладно, вы тут обсыхайте, да смотрите мне!

Лиза, погрозив пальцем, встала с пня, и отряхнулась.

— Чтоб помирились. А мы, пожалуй, пойдем. У Вас своя дорога, у нас — своя.

— Вы хоть скажите, кто вы такие? — рыцарь протянул сверток Лизе. — Возьмите вот, тут пряники. На дорогу.

— Спасибо за заботу, — беря сверток, ответила Лиза. — Я — Лиза. А этого красавчика звать Симом. Да пребудет с нами звездное провидение — увидимся еще.

Прошло каких-то пять минут, а Лизы и Симпатяги уже и след простыл.

— Какие интересные люди, — сказала Сайшери и украдкой, чтобы не видел Сир Горлопан, смахнула слезу. — Как появились, так и исчезли.

— Да, будет что написать в моей книге, — сказал рыцарь и протяжно запел:

 

Молодая коза —

Прыг, да прыг,

Ножкой дрыг,

Рогом бряк —

Ну, никак

Ля-ля-ля

Не поймать козу

 

— Слушай, ты бы репертуар сменил уже, — хмельным голосом пробормотала Сайшери и прислонилась головой к плечу мужчины, — А то мне твое пение уже стало нравиться.

А тем временем, ковролет нес Сима и Лизу над болотной гатью к лесу, который виднелся впереди. Это уже были не чахлые березки и елки без иголок с лысыми стволами. Горизонт раскрасил в темно-зеленый цвет настоящий, дремучий, с вековыми высокими соснами лес.

— Сим, какого черта ты спер ковролет?

Лиза сидела, по-турецки на ковре, скрестив ноги и прислонив руку к глазам, смотрела вдаль.

— Ты знаешь, что у людей так не положено делать. Это просто мерзко и не красиво. Не подумал, как они будут из болота выбираться?

— Да, я ощущаю, что-то неприятное в груди. Со мной никогда такого не было, — виновато проговорил робот. Что, это Лиза?

— Наверное, это совесть, — с укоризной посмотрела нека на Сима. Ничего, я сделаю из тебя настоящего человека. Пообещай, что больше никогда не будешь так делать.

— Обещаю, что при первой же возможности верну вещь тем странным людям, которые сначала топят друг друга в болоте, а потом улыбаются и обнимаются.

— Не юродствуй, — ледяным тоном сказала Лиза. Ты не вор, и должен вести себя как мужчина, которым я смогу гордиться. Смотри, что это там?

На границе леса и болота красивым полукругом раскинулось поле, сплошь покрытое белыми цветами.

Чуть поодаль, стояла маленькая избушка, из которой шел аромат готовящейся снеди. Над крыльцом была прибита вывеска заведения — Гостиница «Краснотал». Рядом стояла пустая коновязь и небольшой стог сена для лошадей путников.

— Да это же ромашки! — радостно воскликнула нэка.

И, спрыгнув на ходу с ковролета, быстренько нарвала целый букет белоснежных цветов.

— Мои любимые цветы. В детстве с девчонками плели из них венки. Мы верили, что если кому из мужчин достанется венок, тот и суженный и любимый на всю жизнь.

— Какой интересный обычай!

Робот недоверчиво покосился на стог сена, привязывая ковролет, и улыбнулся своим мыслям.

— Мне еще много предстоит узнать от тебя о жизни. Это так здорово!

— Да, вы еще много чего узнаете в моей гостинице-харчевне о жизни здешних охотников за головами и погонщиков караванов! — хохотнул приземистый толстячок, стоя на ступеньке перед открытой дверью. Меня зовут Толстяк Су. За номер по два литоса с носа плюс горячая ванна бесплатно. А коврик-то знакомый. У кого угнали?

— Будешь много знать, быстро состарю, — хмуро произнесла нэка, стиснув зубы. Не много-ли вопросов задаете, милейший?

— Ой-ей, какие мы грозные! — подбоченясь, сказал толстяк и, развернувшись, с важным видом вошел в дверь. Чужеземцев тут не любят. Так что ведите себя тихо как мышки. Обед через полчаса. Опоздаете — второй раз греть не буду.

— Ты полегче, жиртрест! — сказал вдогонку робот.

Но толстяк его уже не слышал. Номер «однозвёздочной» гостиницы был обставлен грубо сколоченной мебелью, но в нем было довольно чисто и уютно. Наскоро приняв ванну, друзья сели за стол у окна и организовали пятиминутный мозговой штурм, боясь опоздать к ужину. Оба проголодались не на шутку, но без подведения итогов уходящего дня в харчевню спускаться было нельзя. Надо было выработать хоть какой-то план действий.

— Я включала сканер, он не работает. Видимо и наш боевой робот упал в болото в аварийном режиме на минимальной энергии. Реактор полон, но запустить его нечем. Нам нужна батарея.

— Это планета империи? Мне кажется, это какое-то королевство. Здесь не работает импульсное оружие. Здесь вообще ничего не работает. Если мы тут задержимся, нас мигом вычислят по излучению реактора. Из космоса это сделать проще простого.

— Что предлагаешь?

— Сейчас перекусим, осмотримся. В харчевне есть постояльцы, послушаем их разговоры. Может, что-то для себя важное узнаем, где нам взять энергию для взлета. Может, накопитель какой-нибудь. Вон, ковер ведь на чем-то летает. Он подчиняется мысле-командам, но что его питает, не понятно. Кстати…нам его ещё возвращать. Действительно, не хорошо как-то вышло.

— Хорошо. Жаль только, что у нас оружия нет никакого. Ладно, пошли!

Низкий закопченный потолок харчевни вбирал в себя свет и без того, тусклых окон. Было темно, но шумно. Войдя в полный зал, Лиза взяла за рукав комбеза Сима, потащила к единственному свободному столику у входной двери. Это было удобно тем, что можно было быстро уйти никем не замеченным.

Чтобы не мучить читателя изысками кулинарии, мы опустим момент чревоугодия наших путников. Можно только добавить, что Лиза ела с закрытыми глазами, боясь смотреть на еду и представлять, из чего она приготовлена. Робот ел бесстрастно, тем не менее, сканировал помещение взглядом, вычленяя потенциальный источник информации. Им оказался сам хозяин таверны. Когда путники съели все до последней крошки, он подошел к ним, что бы спросить:

— Может, желаете выпить? У нас прекрасное вино из ромашек, фирменный рецепт.

— Что-ж, несите! — сказал Сим и жестом попросил хозяина приблизиться, шепнув на ухо: — Не подскажешь, милейший, на чем у вас летает ковролет. Что им движет?

Толстяк отпрянул и вытаращил испуганно глаза на робота.

— Это, я сейчас, принесу вина, сейчас, сейчас, — и, пятясь и спотыкаясь, исчез за барной стойкой.

— Интересно, чем так напугал Су твой невинный вопрос?

Лиза с подозрением огляделась по сторонам, но опасности не обнаружила.

— Видишь, его лицо побелело от страха.

— Чему быть, того не миновать, — высказал чью-то мудрую, давно где-то прочитанную мысль, робот.

Толстяка довольно долго не было. Прибежал из кухни парнишка с двумя чарками и, поставив их на стол, быстро убрался восвояси.

— Ладно, за удачу и за нас! — чарки над столом были сдвинуты и залпом выпиты.

— Чудесное вино, — сказала Лиза и тут же вслед за роботом сонно уронила голову на стол. — Опоили… гады.

Сквозь дымку беспамятства Лиза увидела два приближающихся к их столу размывчатых силуэта и довольный голос Толстяка Су:

— Какая честь! Вот это да, собственной персоной вождь каджунов Савоя Джамбалайя! Вот они, голубчики, можете забирать, Ваше святейшество.

Вождь каджунов, цокнув языком произнес:

— Именем…именем меня вы арестованы! Вы обвиняетесь…вы обвиняетесь в шпионаже и покушению на мое святейшество.

Пожав плечами и хмыкнув, он повернулся ни на кого больше не глядя, вышел из харчевни. В зале, наполненном гомоном посетителей, сейчас стояла гробовая тишина.

Пришедшие стражники ловко спутали спящим пленникам руки и ноги веревкой, пропустили петли через жерди, словно охотники, подвесив добычу, и вынесли вон из зала несчастных на улицу.

…Ля-ля-ля

Не поймать козу…

Напевая Сир Горлопан раздвинул ветки кустов и выглянул на поляну.

— Сай, ты видишь тоже, что и я?

— Вот это да! Их взяли в плен стражники вождя!

Сайшери тяжело вздохнула, проследив взгляд рыцаря.

— Лиха беда-начало. Что делать-то будем?

— Думаю, их надо спасать. Ведь они спасли нас, вытащив из болота.

Сир Горлопан задумчиво посмотрел на девушку.

— Даже не смотря на то, что они увели наш ковролёт и нам пришлось топать пешком по болотам.

— Может, тогда отдадим сейчас волшебный фиал вождю и замолвим за них словечко? — с надеждой в голосе спросила рыцаря Сайшери. Ведь уже вечер и времени совсем мало. А ну как сейчас весь мир в болото превратится? Поговаривают, что тогда Литихов будет несметное множество и нам не выжить.

— Ага, нас тут же свяжут и потащат в темницу всех вместе, а разбираться будут как всегда, потом, — усомнился Сир Горлопан. Давай за ними проследим, а там решим, что делать по ситуации. Ты фиал не потеряла?

— Все в порядке, он со мной, — успокоила рыцаря Сайшери, похлопав рукой по заплечной котомке.

— Отлично. Вон, кстати и ковролет наш.

И действительно, погрузив всех пленников в ковролет вождя, стражники не заметили транспорт беглецов, привязанный к коновязи. Летающий артефакт Савойя Джамбалайя поднялся над землей и тяжело полетел через поле ромашек, почти касаясь бело-желтых вершинок. Как только он скрылся из виду, Сайшери и Сир Горлопан, пригнувшись, кинулись к ковролету.

— Вот негодяи, ромашки все поломали!

Сай нагнулась, схватила охапку поломанных ромашек и забросила их на ковролет.

«По пути обязательно свяжу венок» — подумала она, удивившись своим мыслям, но вслух ничего не сказала.

Лиза и Симпатяга сидели, связанные по рукам и ногам на каменном полу каземата. Камера узников находилась в башне вождя на самом верху под шпилем. В маленьком зарешеченном окошке был виден кусочек синего неба, а за стенами было слышно, как плещется море.

— Сим, ты не знаешь случайно, что делают на этой планете с красивыми девушками, попавшими в плен?

Нэка совсем замерзла, и Сим спиной чувствовал дрожь ее тела.

— Думаю, что они тебя, а заодно и меня, принесут в жертву. Скорей всего на рассвете, когда их светило Каруджо выйдет из-за гор и начнет своими лучами лизать стены замка, — сказал Симпатяга, пытаясь расслабить узел, но тщетно. Пока ты спала, я проанализировал в своей голове запись бесед между стражниками. Вождь не получил какой-то там волшебный фиал, и казнь на жертвенном алтаре — его последняя надежда. Вдруг боги смилостивятся и не затопят планету зловонной жижей.

— А давай я, как придет стражник с вечерней похлебкой, соблазню его и попытаюсь втереться в доверие?

Лиза вдруг от неожиданной мысли о спасении перестала дрожать.

— А там, чем черт не шутит. Вдруг повезет найти выход и выбраться отсюда?

— В принципе мы ничего не теряем, кроме твоего целомудрия, — робот пытался шутить, чтобы отвлечь девушку от грустных мыслей.

— Ах ты, негодяй! — она толкнула робота в бок, но так, понарошку и совсем не обиделась.

— Эй, вы там долго клопов тюремных кормить будете? — неожиданно раздавшийся голос из окна заставил друзей синхронно вздрогнуть.

— Вот тебе раз, Сайшери! — воскликнула Лиза.

— Вы там отползите подальше, сейчас мы вашу решетку вырывать будем!

Раздалось звяканье о металл, и большой крюк с веревкой зацепился за прутья. Сим и Лиза поспешно отползли, насколько смогли, увидев, как натянулась веревка. Заскрежетало, и решетка с искрами вылетела прочь из окна, как пробка с бутылки.

— Поаккуратнее, Сай, — прокричал где-то за окном Сир Горлопан. Ты меня чуть с ковролета не сбила.

— А ты что, глухой? Я же предупредила, — ругань начала набирать обороты, а время оставалось совсем мало, ведь на шум могли прибежать стражники.

— Ладно, эй там! Ловите путогрызов. Только не шевелитесь, а то могут поцарапать или палец откусить, — хохотнул за окном Сир Горлопан и узники увидели, как в окно влетело что-то темное и бесформенное. Лиза в ужасе замерла, боясь пошевелиться. О пол ударилась и тотчас рассыпалась, как стакан с семечками, тысяча маленьких жучков и устремились к пленникам, рьяно принялись грызть веревки.

— Не бойтесь, эти грызуны едят исключительно лен. Лиза, я надеюсь у тебя не льняные трусики, — заржал Сир Горлопан, но тут же звонкая оплеуха обозначила присутствие Сайшери.

— Какой же ты неотесанный грубиян. Вот погоди, возьмусь я за твое воспитание, — прикрикнула на рыцаря Сай.

— Давайте, пошевеливайтесь. Я слышу крики стражников.

Освобожденный от пут Симпатяга, подставил руки под миниатюрные ступни Лизы и подтолкнул ее в проем окна. Когда девушка выбралась, подпрыгнул, ухватившись за край карниза и подтянувшись, вылез в окно вслед за Лизой, после чего спрыгнул на ковролет. Далеко внизу беглецы увидели с высоты птичьего полета маленькие копошащиеся фигурки стражников, что-то отчаянно кричащие им в след. Но ветер уже подхватил их чудо-транспорт и понес со скоростью ветра подальше от пресвятого вождя и его свиты.

На окруженной со всех сторон частоколом деревьев поляне, у небольшого костра Лиза с роботом и Сир Горлопан с Сайшери остановились перекусить. Стояла ночь. В котелке вкусно булькала каша. Робот и рыжий рыцарь допивали остатки вина и говорили за жизнь. Девушки, перешептываясь и хихикая от нечего делать, плели из ромашек венки. Когда дело было сделано, они дружно подскочили к Симу и Сиру Горлопану, смеясь и приплясывая, торжественно водрузили венки на их головы. Захмелевшие мужики недоуменно повертели головами и Сир Горлопан, махнув рукой в очередной раз принялся рассказывать роботу, как он выследил и поймал Литиха.

— Так что это за фиал такой волшебный? — спросил робот. Это ведь из-за него такой сыр-бор вокруг нас творится.

— Да ничего особенного в нем нет. Скоро утро, и скорее всего оно будет последним в нашей жизни, — с грустью сказал Сир Горлопан. Чего уж там, смотрите. Сай, покажи им.

Сайшери достала кожаный мешочек и развязала его.

— В народе ходят слухи, что это еще и очень сильный любовный напиток для ворожбы, — прошептала Сайшери. Только никто не знает, как им пользоваться. Секрет, увы, утерян. Вождь всех шаманов перевешал, чтобы не мутили воду в его владениях.

Засунув руки в мешочек, Сайшери бережно вытащила на свет банку, в которой колыхалась бурая, совсем не привлекательная субстанция.

— Фу, гадость-то какая!

Симпатяга наклонился, чтобы получше рассмотреть артефакт, как…лепесток ромашки, оторвавшись от его венка, плавно спланировал в склянку. Яркая, ослепительно— синяя вспышка залила поляну и окрестности. Беглецы невольно зажмурили глаза. А когда их открыли, то увидели лежащий в банке пульсирующий кристалл.

— My father, Einstein!

Симпатяга невольно закрыл глаза и снова открыл.

— Это же энергия для накопителя нашего корабля! Мы спасены!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  • Любовь и подкова / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Показалось / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Страстная женщина и её "аппарат". / Фаллоимитатор, многоскоростной. / Будимиров Дмитрий
  • Планета волшебников / Планета волшебников. / Бойков Владимир
  • Эльфийское / «Ночь на Ивана Купалу» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / Мааэринн
  • Знатная Жемчужина / Летний вернисаж 2018 / Художники Мастерской
  • Бой с нечистью / Проняев Валерий Сергеевич
  • А я для вас, и друг и враг! / Аккалиева Динара
  • Силы прожить этот миг / Одержимость / Фиал
  • Город слепых / С. Хорт
  • Не ломай свою жизнь / Проскурина Даша

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль