Во имя любви

0.00
 
Во имя любви

(В соавторстве Red-Wolfi, Ротгар_Вьяшьсу)

 

Лиза. (Нэка) Гуляет сама по себе,

но промышляет тем, что под видом кошки

втирается в доверие к людям и собирает

частную информацию, которую продает

дорого. В человеческой ипостаси — миниатюрная

брюнетка с короткой стрижкой и желтыми глазами. Любит молоко.

ZXM-227. (Биоробот) Последняя попытка

вымершей цивилизации создать идеального

мужчину. Высок, строен, красив, обаятелен.

Последние три тысячи лет существования

посвятил поиску смысла жизни

 

Симпатяга проверял данные бортового компьютера, прикидывал варианты. Предстояло доставить ценный груз на маленькую планету, где располагалась подземная база, замаскированная под метеостанцию. Чтобы не привлекать лишнего внимания, базу обслуживал один человек, точнее — женщина. Глава клана «Sudzuki» — Kensiro, отправил туда свою подружку за то, что она хитростью попыталась выведать местонахождение сокровищницы. Что ж, узнала, оказавшись там совершенно одна и без связи. Поговаривали, что девушка — имперский агент, и что изощренная месть Kensirо не знает пределов.

Полет шел удачно, пока метеорит не пробил систему защиты и не лишил «Yukiko» запасов кислорода и средств дальней связи. В конце пути корабль шел в аварийном режиме. Сигнал «SОS» запрещалось передавать по пиратскому кодексу, Симпатяга привык рассчитывать только на себя. Надеялся, что на базе найдется возможность для ремонта.

Но помимо полетного плана было еще и личное дело. Симпатяга готовил и планировал освобождение девушки, которую увидел впервые несколько лет назад. Тогда он работал на пассажирском лайнере, ему нравилось общаться с людьми, узнавать их судьбы, характеры. Со временем пилот стал разбираться в психологии, по жестам читал мысли, улавливал малейшие перемены в настроении. В перерывах между рейсами проводил время библиотеках и архивах, собирая информацию, учился и мечтал. Его обаяние и мужественная красота привлекали многих девушек, которые были не прочь познакомиться с ним ближе. Но Симпатяга считал себя однолюбом-романтиком, поэтому оставался один, умело уклоняясь от всех предложений, и искал одну, единственную. Его целью было познать истинную любовь. Всё остальное он уже изучил, и смысла жизни не нашел. Осталось последнее, неизведанное и манящее, сокровенное чувство.

И, наконец, свершилось! Однажды в баре космопорта его взгляд зацепился за тонкую фигурку девушки. Внезапно началась драка, и кто-то здорово огрел его сзади по голове. Последнее воспоминание в тот вечер — это как два головореза кинулись к барной стойке и схватили миниатюрную брюнетку с короткой стрижкой за руки. Оправившись от травмы, Симпатяга несколько дней подряд приходил в тот бар, высматривая Её. Заплатив бармену, он узнал о ней все. Симпатяга поставил на карту свою жизнь. Пока команда отдыхала в отеле порта, он угнал космолет, на котором работал, и отвел его прямо в логово контрабандистов, чем заслужил уважение Kensiro и место в клане. Путь предстоял долгий и опасный, но что не сделаешь ради любви.

Лиза спускалась по склону на лыжах, шел снег, и впереди не было видно ни зги. Силки оказались пусты, запасы подходили к концу, а на душе было тоскливо и пусто. Корабля не было уже больше года, в душу закралось отчаяние, всё призрачнее — планы спасения и мести Kensiro. «Молочка бы», — рука машинально коснулась кисточки на кончике уха. Через полгода заточения она начала меняться, метаморфозы поначалу пугали до истерики. Со временем привыкла и лишь с любопытством оглядывала себя, выискивая новые проявления мутации после инъекции, которую вкололи ей в имперской лаборатории, для усиления мышечных рефлексов. Но побочный эффект… Нэка теперь чувствовала себя чертовски привлекательной и опасной.

Яркая полоса прочертила небо. Земля под ногами дрогнула, но взрыва не последовало. «Корабль!!!» — неуклюже оттолкнувшись палками, Лиза упала, сломала лыжи и сильно подвернула ногу.

— Kensiro, я тебя убью-ю-ю, — эхо подхватило ее крик, полный отчаяния и боли.

Стемнело, холод пробирал до костей, несмотря на защитный комбинезон. Нога ниже колена распухла и болела. Вдруг раздался треск снегоцикла, мощный свет фар на миг ослепил девушку. Что-то метнулось в сторону с громким хлопаньем крыльев.

— Живая? — спросил приятным баритоном незнакомец, закутанный в огромную шубу.

— Не подвезешь, красавчик? — еле слышно прошептала Лиза и потеряла сознание.

Снегоцикл уносил парочку беглецов, мантикора посмотрела в след уходящей добыче и тихонько мурлыкнула.

В гостиной горел камин, уютно потрескивая дровами. Перед решеткой свернулась сытая мантикора. Она лениво размышляла, стоит ли нагадить кормилице, которая нашла себе нового питомца, или же сделать это в его железной повозке.

На столе стояла почти выпитая бутылка контрабандного «Мартеля» и нетронутая бутылка молока. Нэка лежала на кушетке, грациозно выгибаясь перед сидящим в кресле пилотом.

— Какой у нас план, Лиза?

— План у нас сейчас один. Иди-ка ко мне, мой спаситель.

Их уста слились в долгом поцелуе, лихорадочной дрожью пронзая разгоряченные тела, подогретые спиртным.

— Постой, красавчик, — девушка, игриво отстранившись, лукаво прищурилась. — Ты ведь знаешь так много про меня, а я не знаю даже твоего имени. Так нечестно. Может тебя зовут, Isami или Akio?

Он тяжело вздохнул и отвел взгляд в сторону.

— Нет. Друзья зовут меня Симпатяга, но официально мне дали номер ZXM-227

— Ты что, робот? — потрясенно спросила Лиза и отшатнулась.

Правда ударила по любви смертоноснее, чем метеоритный дождь по обшивке корабля.

Император стоял на мостике своего флагмана и с ухмылкой смотрел на большой обзорный экран. За бронестеклом завис окруженный армадой имперских кораблей единственный уцелевший крейсер якудзы. На борту находился глава клана Sudzuki — Kensiro. Император продумывал условия ультиматума главному возмутителю спокойствия в галактике. Радость победы омрачалась лишь тем, что среди разгромленного флота не было транспортника с сокровищами. Шпионы не отвечали, и Hiroshi нервничал. Император слыл великолепным тактиком и стратегом, и не упускал случая поучаствовать в боевых действиях. И сейчас он собирался пройти по следу Kensiro к добыче.

— Ваше Высочество, мы связались с Kensiro, — доложил вахтенный.

С экрана на Hiroshi смотрело знакомое лицо главы пиратского клана, за его спиной сновали члены команды, рубка была вся в копоти. Слышались крики раненных и вой аварийной сирены.

— Hiroshi-san, это был замечательный бой. Вы уничтожили мою эскадру. Что Вы еще хотите, ибо присягать Вам на верность я не стану, — отрывисто сказал Kensiro, глядя на Императора.

— Я мог бы отдать Вам последнюю почесть, позволив сделать сэппуку. Мой долг сёгуна — устранить угрозу своим людям. Твои самураи придут мстить за своего дайме. Поэтому я могу отпустить Вас, только если клан навсегда покинет мою галактику, — решил Император, не сомневаясь в исходе хитрой игры с боссом Sudzuki.

— Вы предлагаете самураю позорный выход из ситуации. Но живой пес лучше мертвого льва, — сказал Kensiro, склонившись в учтивом поклоне.

— Уходите и прощайте, капитан, — произнес Hiroshi, слегка наклонив голову, отвечая ему. — Открыть коридор!

— Есть, открыть коридор! — крикнул помощник, передавая распоряжения по линии связи.

— Не спускать глаз с этого корабля. Следуем за ним на расстоянии, — приказал Император, когда корабль пиратов начал медленно разворачиваться.

— Кто-нибудь скажет мне, куда подевался этот хитрый робот? — гневно спросил Kensiro уцелевших после боя членов команды. Его глаза сверкнули ледяной яростью, от которой подчинённых пробила мелкая дрожь.

— Судя по данным, его корабль приземлился на базу в аварийном режиме. Больше известий не поступало, — доложил помощник.

— И почему вы все это время молчали?! — прохрипел Kensiro сорванным голосом. — Готовьте гиперпрыжок, переход к сверхсветовой по готовности. Штурман, курс на базу! Всем занять места в стазисных камерах.

— В заданной точке будем через неделю, — отрапортовал штурман из-за навигационного пульта.

— Хорошо. Дежурный, будить экипаж только по тревоге. До выхода на орбиту меня не беспокоить. Я ещё посчитаюсь с этим гайдзином! — прорычал Kensiro, закрывая за собой дверь капитанской каюты.

Кейс, набитый алмазами, стоял на журнальном столике. У Лизы было много дней, чтобы отобрать самые ценные экземпляры из добычи пиратов. С довольным видом она захлопнула крышку, включила кодовый идентификатор и посмотрела на ZXM-227.

— Этого нам должно хватить надолго.

— Из-за этого люди готовы убивать друг друга? — робот кивнул в сторону кейса.

— Корабль после аварии нам не поднять. Но я переделал аварийный бот и теперь на нем можно дойти до третьей космической с переходом на скорость света. Компьютер корабля пять минут назад сообщил мне, что к нам приближается крейсер босса, на сборы час от силы.

— Вот черт! Нужно хотя бы оставить сюрприз нашему «папочке», — сказала Лиза и достала из сейфа детонаторы.

Через полчаса снегоцикл нес беглецов к зарывшемуся в снег кораблю.

Уже несколько часов корабль контрабандистов висел на орбите. Гиперпрыжок удался и команда, проснувшись, занимала места по расписанию.

— Господин Kensiro! В гиперкоридоре чёткий сигнал. Предположительно, флот имперцев, — доложил вахтенный.

— Проложить курс на Дельту-Х в Созвездии Водолея. Десантный катер к планете, — приказал Kensiro офицерам. — Соберите все самое ценное и доставьте сюда. Девку и робота тоже.

— Не успеваем рассчитать курс! — голос ZXM-227 был спокоен, но красивое лицо исказила гримаса отчаяния.

— Жми, Симпатяга! Мы должны уйти, должны! — крикнула Лиза, торопливо пристегиваясь к креслу ремнями. — С тобой, хоть на край света!

По корпусу бота прошла волна дрожи, и он взмыл в небо, оставляя пятачок растопленного снега рядом с брошенным кораблем.

— Ближайшая к нам система — Дельта-Х Водолея. Курс проложен, но ты не выдержишь перегрузок без стазиса, а тут нет даже компенсационных кресел. Закатай рукав комбеза. Знаю, это больно, но всё же выход.

Симпатяга бережно ввел иглу в вену Лизе и сделал инъекцию затормаживающего рефлексы препарата. За кормой бота над зданием базы поднялось облако ядерного взрыва.

— М— мой господин, — на вахтенном не было лица. — Нашей базы больше не существует. Десант оказался в эпицентре взрыва и уничтожен. Зарегистрирован слабый инверсионный след, уходящий в созвездие Водолея.

Kensiro вне себя от ярости выхватил плазменную катану и разрубил панель видозора.

— Догнать беглецов! — крикнул он, — Двигатель на полную мощность! Ещё никто не уходил безнаказанно от якудзы.

Босс клана якудза неотрывно смотрел на маленькое пятно, появившееся на экране радара.

— Они попались! — доложил вахтенный.

— Включить гравизахваты! — крикнул капитан, — Достаньте мне этих гайдзинов!

— Мой господин! — воскликнул помощник, — В базе данных есть инфа, как взломать главный чип робота! Это старая модель серии ZXM с возможностью доступа к управлению его главным чипом. Мы вызовем сбой логических цепей его мозга!

— Даже бывший якудза не сдастся без боя, тем более этот робот — натренированная машина смерти. Нужно ввести в высокочастотный пульсатор код: восемь-ZX-два-четыре…

— Но должен Вас предостеречь, что данный вид воздействия, даже на мозг робота карается Имперскими законами и каторгой на астероидах смерти.

— Вот и отлично! Не списывайте со счетов девчонку! Наверняка, эту шпионку обучили грязным приёмчикам ее истинные хозяева! — потёр руки довольный Kensiro и схватился за сайю своей катаны. — А имперские законы меня не касаются. Всем приготовиться и быстрее вводите код!

Спасательный бот нес Лизу и ее спутника к планете Дельта-Х Водолея. Неожиданно корабль тряхнуло, выключилось освещение, и скорость бота сильно упала.

— Битый кластер! Похоже, они нас догнали! Я выключаю реактор, а то нас разнесет по всему космосу, — с отчаянием простонал Симпатяга.

Мозг ZXM-227 работал на пределе, вычисляя пути побега. Но тщетно! Удача сейчас была не на их стороне.

— У нас есть шансы? — она по-кошачьи дернула головой, — Отстегни меня от кресла.

— Ничего, Лиза, прорвемся, — сказал ZXM-227, с готовностью расстегивая ремни на запястьях нэки. Но тут взгляд его изменился, лицо робота исказилось до неузнаваемости. — Любима,… прости … ме…

Его тело забилось в конвульсиях, разум вступил в борьбу с чужой волей. Робот схватил девушку за горло одной рукой и начал душить. Вторую руку, с неизвестно откуда взявшимся вакидзаши, ZXM-227 занес над Лизой. Симпатяга ужаснулся тому, что он делает. В памяти всплыло отчетливое воспоминание о фабрике, где его собирали — единственную экспериментальную версию. Жизнь пронеслась перед глазами в мгновение ока.

— От-пу-сти, — прохрипела Лиза, и сильная хватка рук на горле на миг ослабла, но тут же пальцы робота сдавили горло с новой силой. Где-то на грани потери сознания Лиза почувствовала, что у нее из кончиков пальцев стали вырастать острые, как бритва, когти. Из последних сил она полоснула этими когтями по глазам ZXM-227. Симпатяга, отшатнувшись, бросил меч и сполз на пол, закрыв глазницы пальцами.

— Я ничего не вижу, — пробормотал он. Теперь несчастный сидел на полу и слепо шарил руками вокруг себя. Неожиданно чужое воздействие на мозг исчезло, осталась боль. И глаза… глаза…

Лиза с трудом вылезла из ложемента кресла, с трудом поборов инстинктивное желание по-кошачьи зашипеть и снова выпустить когти. Мысли о развивающейся мутации не давали ей покоя, но сейчас она прогоняла их от себя, думая о Симпатяге. Горькие слезы заструились по ее щекам, и девушка, достав белоснежный платок из кармана комбеза, бережно приложила его к глазам ZXM-227.

— Я подлатаю тебя, прости, Симпатяга. И отомщу тем ублюдкам, которые влезли в твою голову, — сказала нэка.

Бот дрогнул всем корпусом, очутившись в ангаре пиратского корабля. Внешний шлюз крейсера с шумом закрылся. Kensiro явился, чтобы лично возглавить группу захвата.

— Почему вы так тянете? Пустите в бот усыпляющий газ и дело с концом! — гневно воскликнул, еле сдерживая себя от истерики капитан.

Тонкий луч плазменной сварки коснулся корпуса бота, выбив из обшивки сноп искр расплавленного титана.

Внезапный удар сотряс корабль пиратов.

— Ааррррръъ! Что ещё за пресноводных моллюсков притащило, разрази меня гром! — воскликнул капитан.

— На нас напали имперцы! Главный калибр заклинило от удара! Нас берут на абордаж! — завопил первый помощник.

— Что?! Опять?! Космическую каракатицу им в печенку! — устало ответил Kensiro. — Готовьтесь к гиперпрыжку. — Единственный шанс уйти — спалить их дотла нашими дюзами. Держитесь, немного потрясет.

Крейсер пиратов заскрипел, заскрежетал, в попытке уйти от погони, но… тщетно. Реактор крейсера отключился. Рубку капитанского мостика осветили лампы красного аварийного освещения. Противно взвыл корабельный буззер.

— Мой капитан! Мы в стазисном поле и не можем уйти, — доложил помощник.

— Греметь тебе вечность якорями! — от крика капитана у всех в рубке заложило уши.

Но самурай тут же взял себя в руки, с невозмутимым видом вытащил из-за пояса кимоно катану в ножнах и положил ее на приборную панель. — Свяжитесь с имперцами. Код допуска — «Переговоры». Я пойду пока переоденусь в кимоно печали.

Когда Kensiro вернулся, с экрана видозора на него смотрела миловидная женщина в мундире имперца.

— Кто это?! — прошептал босс, с ужасом взирая на розовые волосы и плазмокатану последней модели.

— Это Nori, сэтирэй Императора, — шепотом ответил помощник, и обреченно вздохнул.

— Nori?! — потрясенно произнес Kensiro, нажав кнопку переговорного устройства. — Итак, Nori-sama, Ваши условия?

— Нас интересует один маленький бот на борту вашего корыта…

Источник в груди биоробота работал по-прежнему, забирая часть фона из реликтового излучения, но Сим уже ощущал изменения. Может, всё дело в аварийном режиме?

Сейчас ZXM-227 мог отследить все параметры. В новой общей Вселенной он мог видеть не только глазами. Рентгеновский спектр — злость на врагов. Холодный ультрафиолет — грусть, что придётся терять Лизу. Видимый спектр — воспоминанья, эмоции. Инфракрасное излучение — забота о девушке. Он ощущал ее рядом. Собравшись с силами, биоробот прикоснулся любимой.

— Сим, мы скоро умрем. Можно я посижу рядом, мне страшно, — не дожидаясь ответа, Лиза опустилась на пол, поджав под себя колени, и коснулась головой плеча Симпатяги. — Я бы хотела сказать…

— Лиза, милая, я всегда с тобой, и скоро всё кончится, — голова закружилась от запаха нэки, когда он почувствовал прикосновение кисточек её ушей у себя на груди и шее. — Можно я тебя спрошу об одной вещи?

— Да, конечно, — она повернула голову, силясь разглядеть дорогое лицо и с удивлением обнаружила, что Сим на нее смотрит. Вернее, также повернул голову в её сторону.

— Я долго жил в этом мире, пытаясь понять природу человека. Искал, надеялся, верил в чудо. Теперь мы в плену, в одном шаге от смерти, но чудо произошло — ты рядом со мной. Лиза, я счастлив. Почему же ты плачешь?

— Всю жизнь меня предавали мужчины. Предавала и я. Как же мне это надоело!.. Постоянно жила в страхе, меняя хозяев, которые платили за услуги. Я — имперский шпион, Сим. Из меня сделали хитрую стерву. Может, я заслужила смерти, но это будет несправедливо, если ты погибнешь из-за меня. Когда-то в юности было интересно оказаться в центре событий, азарт приключений и опасность жестокой игры возбуждали меня. Но пройдя через череду подлых интриг и разрушенных судеб, я так и не поняла, ради чего всё это. Устала… Уже ничего не ждала, ничего не желала, кроме мести. И вот сейчас… Сим, мне хочется просто жить, быть женщиной. Впервые рядом со мной тот, кому могу довериться. Но у нас нет будущего, впереди только смерть, — нервная дрожь сотрясала все тело нэки, вытесняя остатки твердости духа, годами впечатываемые в душу девушки.

— А знаешь…, — робот решил переменить тему, чтобы немного отвлечь и успокоить Лизу. — Там, в шкафчике, где скафандры, у меня припасена бутылочка бордо. Пожалуйста, принеси. Нам не помешает капля храбрости перед боем.

— Каким боем?! — с дрожью в голосе спросила Лиза. — Мы взаперти. Нас сейчас раскромсают на мелкие кусочки эти прихвостни дьявола.

Тем не менее, девушка встала и на негнущихся ногах прошла в отсек и принесла из шкафа бутылку. Сбив печать с горлышка, она вернулась к Симпатяге.

— Жаль, такое шикарное вино придется пить из горла в обстановке, где скорее подошел бы чистый спирт.

Лиза сделала глоток и попыталась улыбнуться.

— Любимая, я не позволю им нас разлучить. Смотри, что у меня есть. Я настроил его на нас с тобой.

С этими словами ZXM-227 раскрыл ладонь, и нэка в ужасе замерла. В руках робота ярко пульсировал голубой цилиндр.

— Это же… это же матричный пульсатор слияния! Где ты его достал? А я-то думала… нас преследуют из-за алмазов.

Девушка инстинктивно прижалась к роботу.

— Это ведь не изученный артефакт. По слухам, если его активировать, нас разнесет на атомы и тогда образуется черная дыра из-за колоссального выброса энергии. Но наши матрицы.… У нас есть возможность спастись от погони?

— Лишь только в теории. Тем не менее, мы погибнем в любом случае, — невесело сказал девушке робот.

— Информация из моей головы не должна попасть в чужие руки. Слияние уничтожит мои воспоминания. И если мы вместе встретим здесь свою смерть, то пусть это случится, но только после того, как я тебя поцелую. Дай-ка мне глотнуть побольше вина!

Робот проговорил это настолько обыденно, что Лиза хихикнула.

— Сим, мне так хорошо с тобой, — услышал Симпатяга ласковый шепот, почувствовав нежное прикосновение губ нэки.

Страшный грохот раздался в шлюзовом отсеке, известив пленников, что люка больше не существует. Из темноты прилетело несколько штурмовых гранат с усыпляющим газом. Сим повернул свое невидящее лицо к Лизе и их губы слились в поцелуе. Фиолетовая искра прошла между ними, ZXM-227 разжал пальцы, выронив голубой цилиндр, который покатился к приборной панели. Влюблённые сидели на полу, обнимаясь, и мир перестал для них существовать в этой точке реальности. Их разум, сливаясь, плыл во Вселенной подобно сиянию Млечного пути и Туманности Андромеды. Огромная вспышка возникла там, где находился крейсер пиратов и имперский корабль, а матрицы беглецов мчались вперед через пространство и время…

Только сейчас, когда они слились благодаря артефакту, Лиза поняла, насколько была нужна Симпатяге. Как утопающий, не чаявший уже вынырнуть на поверхность, лишь сделав первый глоток воздуха, она осознала начало новой жизни. И сладкий вкус бытия не испортил горечь от осознания физического конца. Они просто вместе шагнули за Грань, где смогли стать одним целым.

— Какая интересная сказка!

В зале суда раздались звуки, напоминающие жидкие аплодисменты.

— Обвиняемая, у Вас есть, что сказать в свою защиту?

Корабль Сэйверов выглядел как полый метеорит, с хитросплетением проходов и ниш в скальной породе, в которых мудрая раса занималась созерцанием.

— Нет, я виновна. Не выполнила задание, позволив роботу взорвать артефакт!

Лиза стояла на подиуме в центре Зала Изъявления Воли, накрытая кислородным колпаком. Теперь матрица Сима заблокирована в моем мозгу.

— Обвиняемая, как вы можете? Я протестую, Ваша честь! Ведь поверив в него и полюбив, вы подготовили благодатную почву для слияния!

Серая масса Защитника возмущенно шевельнулась в нише.

— Тем самым, вы спасли и его самого, и его информацию о погибшем мире Ганоба 5. У нас мало данных, но теперь есть какой— то шанс повлиять на ситуацию.

— Протест отклонен!

По красному студню Cудьи прошла судорога.

— Не забывайте, это мы изменили ситуацию, в самый последний момент, выдернув тело девчонки из континуума реальности, остановив время в момент взрыва.

— Я признаю свою вину, уважаемые сэйверы!

Ментальная связь давалась Лизе с трудом, дикой болью раздирая мозг.

— Прошу вас, дайте мне шанс все исправить и вернуть утерянный артефакт. К тому же…Я хочу спасти Сима. Я…я люблю его.

Коллективный разум Сэйверов решал вопросы на ментальном уровне, в миллионы раз быстрее обрабатывая информацию, чем самый совершенный мозг биоробота, основанный на структурах кремния. На чем был основан мозг Сэйверов, не знал никто. Для передачи мыслеобразов, которые входили прямым потоком в мозг Лизы от студенистых туш, Сэйверам приходилось замедлять скорость своего мышления, чтобы Лиза могла их понимать.

— Итак, решение принято: создав временную петлю, мы вернем тебя в то место и время, где робот впервые испытал к тебе, гм…чувства. Его матрицу из твоего мозга мы перенесем в тело человека, у которого в тот момент находится артефакт. Только так Сим сможет выйти из комы. Вам нужно покинуть планету, дальше мы вас найдем. Есть еще кое-что, о чем ты должна теперь знать. Информация в артефакте касается тебя лично, хочешь ты этого или нет. Погибшая цивилизация — это твой мир, Лиза. Цель миссии — спасение расы. Ты — не имперский шпион, Лиза. Ты — воссозданная из последней Х-хромосомы женская особь нэки. В артефакте кроме информации находится Y— хромосома мужской особи. Судьба твоего народа в твоих руках.

— Слышь, чувак! Ты долго мою стойку своей харей полировать будешь? У нас тут не театр, чтоб в кресле спать. Заказывай ещё или проваливай, — бармен покосился на «уставшего» посетителя.

— А? Что? — с трудом разлепив веки и скинув с лица капюшон, я сфокусировал взгляд на говорившем. — Где я?

— Ну, ты даешь! Так перебрал что ли?! Это Сигма М — база биоников и боевых дроидов.

— От твоего пойла и вправду память отшибает. Ты говоришь о полуживых роботах, засевших внутри имперских жестянок? Хорошие пилоты, но всё равно ограниченные программой, — ляпнул я первое, что пришло в голову.

Здоровяк у соседнего столика поднял голову.

— Между прочим,… ик… скорость мышления и передачи нервных импульсов у нас превышает людские на 300 %.

— Ой, да неужели?! — меня явно несло

— Манекен напивается и рефлексирует в бессмысленной попытке стать человеком?!

— Что ты сказал, сын межзвёздной обезьяны?! — биоробот вскочил, опрокинув стол, и ринулся ко мне.

— Не ори, ZMX, не видишь, человек просто заценил качество нашего фирменного виски.

— Ага! Из-за таких наглых инопланетников, BIL, все проблемы в системе!

— Решайте эти проблемы не в моём заведении! Щас как пальну, неделю будешь отлёживаться!

Бармен уткнул дробовик в живот биороботу-пилоту.

— Ну что, прогуляемся, дистрофик? — нехорошо ухмыльнулся тот, глядя на меня.

Из бара мы перебазировались во внутренний коридор станции. Противник попытался сразу сжать мою шею, но боевые рефлексы у меня оказались не хуже. Вывернувшись из захвата, я перебросил нападавшего через бедро и рубанул ребром ладони по основанию черепа. Даже у биоробота это слабое место, и он упал, оглушённый. Насвистывая, я спокойно вернулся в бар. Посетители с интересом стали оглядываться, а мне не нужны были лишние вопросы.

— Эй, бармен! Твоего лучшего пива всем за мой счёт! Друг только что вернулся из рейса и просил, как следует отметить это!

Толпа одобрительно загудела.

— Глупо, хотя и весьма впечатляюще!

У дальнего столика потягивала мартини смутно знакомая изящная милашка.

— Принёс? — не размыкая губ, мурлыкнула она в невидимый микрофон

— Да!

В моём кармане лежал продолговатый цилиндр с секретным архивом исчезнувшей цивилизации.

— На этой планете сплошь биороботы, — продолжила девушка, как будто невзначай махнув своим клатчем вдоль моей фигуры, — Даже бармен не человек, а лишь запрограммирован для этой роли. Надеюсь, ты не обиделся?

— Понимаю! Убедилась, что я не биоробот?

Моя собеседница достала из сумочки «зеркальце», поправила прическу и усмехнулась. Плавным жестом незнакомка сняла маскировочной капюшон, и я задохнулся от восторга, замер, не в силах оторвать глаз. Да, это была Она, девушка моей мечты, прошедшая со мной огонь, воду и Слияние…

— Ты чего уставился, как идиот? Знаешь, кто это? — шикнул бармен, перегнувшись через стойку, — За один лишний взгляд ее босс распылит тебя на атомы.

— Ты становишься излишне болтливым, BIL. Твоё дело — подать мне мартини с оливкой, — девушка приблизилась и окатила бармена ледяным взглядом.

— Да я же… сию минуту, — залепетал тот.

Я улыбнулся и нежно заправил два мягких локона за кошачьи ушки милой.

— Уж думал, что ты — это сон. И всё-таки я сумел проснуться в нужном месте в нужное время. Лиза, в нашей встрече должен быть глубокий смысл.

— Будем считать, что мы должны прожить долго и счастливо, — она улыбнулась в ответ и потянулась ко мне для поцелуя...

И тут дверь бара распахнулась, в помещение ворвались вооруженные люди в броне.

— Всем оставаться на местах! Мы ищем угнавшего звездолёт преступника! — прокричал офицер полиции.

— Что будем делать? — шепнула Лиза.

— То же, что в нашем сне, — бежать и сражаться, — выдохнул я на ухо милой.

Дождался, когда патрульные пройдут за спиной, и бросил на пол световую гранату. Закрыв глаза, мы по памяти рванули к запасному выходу через склад и кухню. Сзади раздались крики и случайные выстрелы. Первый раунд был за нами, но в коридоре возникло препятствие.

— Ну что, гадёныш, думал, удалось меня вырубить? — прорычал ZMX, направив ствол пистолета мне в грудь.

Я завёл руки за голову, нащупав под воротником пару метательных игл. Не был уверен, что яд быстро подействует на биоробота, но тут к ситуации подключилась Лиза.

Нэка молниеносно бросилась вперед и полоснула противника выпущенными когтями. ZMX выронил пистолет и зажал глубокую рану. Я с наслаждением врезал ему кованым ботинком между ногами и засадил в шею иглы с ядом. Мы рванули было прочь, но Лиза остановилась и внимательно всмотрелась. В метре от нас мерцала полупрозрачная плёнка.

— Похоже, они окружили бар стазисным полем! Не сможем уйти. Хотя… На базе есть секретный блок для боевых роботов. Разблокировать лифт до того уровня можно по карте пилота. Возьми!

Напарница протянула мне одежду и чип-карту "ZMX-227. Биоробот". Ещё один привет из прошлого или сна о будущем?

Вдвоем мы с трудом разместились в кабине.

Карточкой 227-го Лиза запустила движок, пока я осваивался с управлением. Вскоре боевой робот на полном ходу несся в сторону стартовой площадки.

  • Ворожба / Табакерка
  • Как спички / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • На обочине вечности / Кроатоан
  • Начало / Tyler Роза
  • Джанн / Сборник сказок / Манс Марина
  • Афоризм 032. О мученике. / Фурсин Олег
  • Долг / Миниатюры / Королик Евгения
  • Марго / Птицелов
  • Афоризм 142. О жизни. / Фурсин Олег
  • Лебеди белые / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Другая жизнь / Проняев Валерий Сергеевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль