Лови день

0.00
 
Лови день

Этот день казался худший в неделе, и даже в месяце, а может быть и в году. Ира очень долго его откладывала, оттягивала, переносила. Настраивалась на предстоящее дело так же долго, как на визит к врачу или схватку с врагом-начальником. И обещала себе после завершения кошмара всяческие блага: торт, поход в ресторан, новое платье. Увы, все эти мысленные уговоры и приманки помогали плохо. Потому с утра она долго лежала в постели, мечтая притвориться больной. И ни капельки не радовали весна, яркое майское солнышко, щебетание птичек за окном, первые листочки и предстоящие выходные.

Причина была очень личной, в чем-то даже интимной и постыдной. Больше всего на свете Ира ненавидела … уборку! Из-за неё она не любила гостей, потому что перед их приходом приходилось убирать квартиру особенно тщательно и вне плана. Из-за этого рассталась с мужем, потому что подлый педант был военным и обращался с ней как с нерадивым солдатом: с маниакальной страстью выискивал малейшие признаки непорядка по всем углам и тыкал в них пальцем, хуже злобной мачехи.

Нет, она не была замарашкой от природы, чистый пол и мебель без пыли ей нравились, как всем нормальным людям. Но уборка была её детским кошмаром, с которым она так и не научилась справляться. Мытьё пола по субботам олицетворяло для Иры неизбежность адских страданий. Отмывая что-то, она всегда с сочувствием вспоминала Агату Кристи, похожим образом ассоциируя ненавистную работу с криминальными сценами, настолько мучительным было отчищать ржавчину с кафеля в ванной или что-то пригоревшее с плиты на кухне. И поскольку у Иры не было детей, которых она могла бы наказывать уборкой, единственный способ обмануть судьбу она видела лишь в том, чтобы откладывать это грязное дело на следующий день или неделю. А при таком подходе домашняя работа неизбежно прибавлялась и накапливалась, пока, наконец, действительно не становилась чем-то жутким и трудным.

Увы, откладывать некуда, настал черный день генеральной уборки. К полам, ванне, кухне, коврам и книжным шкафам прибавились ещё и окна, шкафы с одежной, кладовка и антресоли. С несчастным видом осужденного на казнь Ира натянула старые джинсы и замызганную футболку, собрала волосы в узелок на затылке. Шаркая стоптанными тапками, поплелась на кухню. Печальное зрелище последствий её последней попытки сварить настоящее кофе и подрумянить гренки было настолько красноречиво, что Ира ограничилась стаканом молока и парой сухариков. И отравилась сортировать арсенал щёток, губок, тряпок и химикатов для чистки. Неожиданно обнаружилось, что флакон с жидкостью для мытья окон, который стоял в дальнем углу тумбочки ещё с осени, по какой-то нелепой случайности оказался открыт и перевернут, а его разлившееся по тумбочке содержимое, устроило какие-то странные химические реакции с порошком для чистки и жидкостью для удаления ржавчины.

— Ох!

И хотя пришлось, надев самые толстые резиновые перчатки, сначала убрать и вымыть всё в тумбочке, жизнь начала налаживаться. Это был знак! Долгожданный знак небес, что мытьё окон, чистка плиты и ванной откладываются. Всё равно Ира собиралась начать с чего-то простого. Например, с книжных шкафов. Её подружка любила шутить: «Надо чаще перебирать книги, в них бывают спрятаны заначки». И хотя ни у кого в их семье привычки прятать наличность в источники знаний не было, зато среди книг журналов нашелся альбом с открытками, которые она собирала с детства. Как же было приятно перечитать эти милые поздравления с днем рождения, Новым годом, 8 марта, вспоминая всех друзей и родственников, близких и далёких. Глупо страдать от одиночества, когда столько людей дарили ей частички себя, тепло души и радость сердца. Ангелок с ромашкой к 8 марта от соседа по парте, раскладная новогодняя открытка-игрушка от бабушки с дедушкой, переливающаяся открытка с персонажами мультиков от родителей ко дню рождения, «Валентинка» с неумелыми, но искренними, стихами собственного сочинения от её первого любимого парня были самыми дорогими в коллекции. Эти символы подлинного счастья напоминали о лучших моментах её жизни, на фоне которых все огорчения превращались в пустяки. Настроение начало подниматься.

Слегка ободрившись, Ира взялась за сортировку одежды и обуви, решившись, наконец, выкинуть всё, что вышло из моды, износилось или не подходило по размеру. Давно было пора разобраться с залежами безвкусного хлама, которые по казарменному стандарту считались приличной одеждой. И первым в мусорные мешки отправились забытые вещи бывшего мужа. Честно говоря, в первые дни после его окончательного ухода Ире очень хотелось изрезать ножницами или торжественно сжечь всё, что о нем напоминало. Но она ограничилась лишь тем, что разорвала на тряпки белоснежные простыни, которые этот солдафон заставлял её отстирывать и отглаживать. С тех пор на её кровати были только невероятные по расцветке простыни и одеяла: морские глубины с рыбами, лошади и божьи коровки на лугах, белые медведи и даже пейзажи Парижа. В недрах платяного шкафа под грудой бесформенных балахонов непонятного цвета вдруг ярким весенним цветком мелькнуло что-то лиловое. Почти прозрачный летний блузон с вышивкой она купила перед свадьбой в надежде окончательно покорить сердце избранника. Но, увы, так и не надела, потому что Игорь считал, что на его жену не должны пялится всякие «азеры», принимая почтенную жену офицера за шлюху.

В комоде среди роскошного белья, которое было подарено к свадьбе лучшей подругой, но так и не пригодилось по причине странного отторжения бывшим всяких «рюшек-безделушек», каким-то чудом нашлись диски с любимой музыкой, которую Ира не слушала уже несколько лет. Наверно, спрятала от мужа вместе с очарованием из кружевных полосонек. Муж терпеть не мог, когда играли «Enigma» и «Modern Talking» и плевал на то, что для неё «железом по стеклу» были звуки его любимой песни про Владимирский централ. Исчезновение из её жизни звуков уголовного фольклора было самым большим плюсом развода. Вспомнив об этой жестокой скотине, Ира наперекор своей старой обиде распахнула окно и на всю мощь старенького музыкального центра врубила хит про братца Луи и его поцелуи. Жить становилось всё лучше и лучше.

Неимоверно захотелось примерить кружевное бельё и лиловый блузон. И хотя в душу закрадывались сомнения на счет лишних килограммов, о которых много раз намекал бывший, Ира всё же решилась на это. Как не странно, всё оказалось в пору, как будто и не было нескольких лет заедания обид за грубости и невнимание пирожными или ночных рейдов к холодильнику, когда муж совсем не приходил ночевать. Ещё немного покопавшись, она нашла белоснежные шортики и сандалики, в которых когда-то произвела фурор на студенческом слете. Обнаружить эти давно забытые символы своей соблазнительности само по себе было невероятным делом. Но совершеннейшим чудом оказалось, что шорты подошли, хотя и не без проблем, пришлось оставить расстегнутой верхнюю пуговку. Но подвязанные узлом полы блузона и эта расстегнутая пуговка неожиданно кокетливо открыли пупок. Таких вольностей она не могла себе позволить уже … трудно сказать сколько лет. И это показалось чертовски прикольно.

Дошла очередь до инвентаризации на туалетном столике. Кроме косметики там оказалась шкатулка со старыми заколками, которые Ира с удовольствием принялась примерять, несколько раз изменив прическу и остановившись, наконец, на двух легкомысленных хвостиках, таких же как были у неё когда-то в 6-ом классе, когда она совершенно покорила Димку из параллельного класса. Увы, но макияж, как и распушенные волосы, в их рухнувшей семье тоже считался «неуставным». Поэтому большинство косметики пришлось выкинуть из-за истекшего срока годности. Большая часть так и не пригодившихся тюбиков и баночек была результатом неудачных подарков родни и друзей. Тратить семейный бюджет предписывалось только на практичные вещи. Исключение — палитра теней очень престижной фирмы, которую Ирина купила в тайне ото всех и хранила для особых случаев в столе на работе. Сейчас вдруг она почувствовала себя маленькой девочкой, дорвавшейся до маминой косметички. Под предлогом проверки качества средств она перепробовала несколько вариантов макияжа от самого смелого до нежного почти невидимого. В результате прошли проверку и были оставлены на столике и лице: легкое тональное средство, подаренное кузиной, светло-серые и голубоватые тени из любимой ею палитры, темно-серая жидкая подводка и объёмная тушь, презентованные аллергичной подругой, и перламутровая розовая помада — единственный нормальный подарок бывшей свекрови. Для полноты имиджа не хватало хороших духов, назревала необходимость шопинга. С парфюмом дело обстояло совсем плохо. Любимые, и по сути единственные, духи закончились давно, подаренные пару раз чужими людьми не нравились, а бывший муж духов не дарил по принципиальным соображениям. Его любимой фразой было: «Они нужны тем, кто не моется». Наверно, по этой причине на все праздники муж приносил Ире наборы мыла и большие флаконы дешевого шампуня. Изучение запасов в ванной показало, что покупать мыло не придется ещё лет 5. Шампунь не подходил Ире по типу волос, но его ещё можно было использовать для мытья пола.

Пританцовывая под любимые ритмы и напевая «… моя ты радость и моя ты боль» Ира торжественно вынесла к мусорным бакам весь выявленный хлам и убранный мусор. И принялась выбивать ковры, одеяла и подушки, вытряхивать мелкие коврики, укладывать на хранение уже успевшие проветрится на свежем воздухе зимние вещи. А мытьё пола вдруг оказалось очень приятным делом, в шортиках под музыку делать это стало очень забавно и напоминало фитнес.

Так незаметно в хлопотах наступило время обеда. Но плита с горелыми остатками кофе всё ещё напоминала о себе с немым укором. Полив её кипятком из чайника и посыпав последними крупицами чистящего порошка, Ира решила прогуляться до супермаркета.

Волшебные случайности продолжали в этот день сыпаться как из рога изобилия. Симпатичный юноша у входа в магазин поинтересовался, замужем ли такая красотка, охранник открыл ей двери и подмигнул. Такой молодой, красивой и желанной для всего мужского населения планеты Земля Ира себя не чувствовала с выпускного вечера в школе, когда суровый директор пригласил её на медленный танец.

На карточке денег оказалось больше, чем по её расчетам могло остаться. Наверное, всё-таки выплатили премию. Это судьба! Первым делом Ира отправилась выбирать духи. И совершенно очарованная ароматами пачули, иланг-иланга и жасмина взяла ещё пену для ванны, гель для душа, скраб для тела, морскую соль для ванночек, маски для лица и волос, лосьон для тела той же фирмы, что и облюбованный парфюм. Довершением расточительства стал набор из семи плавающих ароматических свечей в форме цветов. Подкрепленная такими материальными артефактами мечта о мини-СПА стала вдохновенной и осязаемой. Идея превращения ванной в оазис, филиал тропического рая обрела реальность. И то, что перед купанием предстояло ещё отмыть кафель и саму ванну, теперь воспринималось незначительной деталью.

Нести кошелки с продуктами и что-то готовить не хотелось. Поэтому Ира отправилась в кафе на соседней улице. Гулять так, гулять! Аппетит, разыгравшийся от физической работы, и хорошее настроение требовали многого. Бокал столового легкого вина, салат из кальмаров с икрой, запеченная в фольге рыба и чашка «Капучино» превратили обед в настоящий праздник. Ира уже совсем забыла, с чего начинался день.

Но по дороге домой её кольнула какая-то странная тревога.

— Ах, ведь точно. Она не купила средства для чистки ржавчины. А ведь ещё и окна остались грязными!

На глаза попалась вывеска магазина «Чистый дом», и вздохнув, с тяжелым сердцем Ирина устремилась в том направлении. Странно, но маленький и уютный магазинчик она никогда не замечала раньше. Да и не походил он на обычные магазины бытовой химии, с рядами «Кометов» и «Тайдов». Скорее на антикварную лавку, или старинную аптеку. В нем пахло какими-то травами, воском, ладаном и амброй. И кроме пожилой продавщицы за прилавком в нем никого не было. Эта колоритная женщина понимающе и ободряюще улыбнулась и спросила:

— И тебя, милая, достала вся эта грязь?

Неожиданно для самой себя Ира начала всхлипывать и через несколько мгновений уже рыдала в голос на плече у старушки. И пыталась рассказать ей обо всей боли, накопившейся в душе за годы. Как мачеха заставляла мыть пол, скоблить плиту и оттирать кафель. Как бросил на последнем курсе любимый парень. И назло ему, она почти сразу вышла замуж за молодого перспективного старшего лейтенанта, который до свадьбы обещал «золотые горы», а после несколько лет измывался и унижал. Что нет даже ребенка, который стал бы утешением и смыслом жизни.

Женщина ничего не отвечала, а только ласково, как родная, гладила по голове, плечам, спине. Потом за руку отвела куда-то вглубь помещения, где в, совсем крохотной, комнатке обнаружилась раковина, и помогла умыться. Затем усадила рядом с собой за столик и принесла большую чашку ароматного чая. Ира так и не смогла по вкусу определить, из каких трав, цветов и ягод он заварен. На прямой вопрос незнакомка только загадочно улыбнулась и покачала головой:

— Не сомневайся, милая, пей! Вижу, что тебе очень пригодится.

Незаметно для себя Ира рассказала про всю свою жизнь. Про то, как в детстве любила рисовать, но учительница зачеркивала её сказочных драконов, единорогов и принцесс красным карандашом, называя это всё глупым буржуйским мещанством, недостойным пионерки. Про то, что не смогла поступить в театральный институт, вместе с ещё несколькими тысячами глупых деревенщин. Как выучилась в институте родного города на менеджера и несколько лет не работала, потому что в гарнизонах, куда посылали мужа, для неё было только ненавистное домашнее хозяйство. И как после развода с трудом нашла работу в одном из офисов страховой компании, но начальник придирался и домогался, коллеги ненавидели, а профессиональные навыки за годы прозябания в браке начисто утрачены. Пожилая женщина кивала, подливала чайку, и время от времени что-то приносила из разных концов магазина.

Когда чай и слова закончились, Ира почувствовала вдруг странное облегчение. Словно камень с души свалился. Так легко, тепло и спокойно ей не было лет наверно с шести, когда родная бабушка убаюкивала её. Добрая женщина внимательно посмотрела на Иру, как будто в самую душу заглянула, кивнула чему-то своему и протянула сверток:

— Тут всё, что тебе может понадобиться для уборки дома. На каждом пузырьке и баночке написано, как пользоваться. Делай всё в точности! И не спрашивай, почему. Просто делай! Тогда тебе больше никогда не придется плакать.

Когда через несколько дней Ира пыталась вспомнить и обдумать все последующие события, была поражена до глубины души. Она и раньше по большим праздникам любила зажигать свечи, погружаться в ароматную пенную ванну, читать стихи о любви, танцевать по утрам под бодрые хиты, а по вечерам мечтать о чем-то под медленные расслабляющие мелодии, плести из бисера фенечки, наряжаться, менять прически и макияж. Но до странной встречи в необычном магазине ей никогда не приходилось рисовать на кафеле в ванной сказочных драконов, на полу создавать эльфийский замок из каких-то приятно пахнущих порошков, изображать цветы лотоса на плите, с окнами играть в водопад, закипающему кофе петь арию Сильвы, чтобы не убежало. А финалом, просто шедевром Иркиного художественного мастерства стало изображение на входной двери каких-то незнакомых букв (руны что ли?) и единорогов.

Теперь она точно знала, в заколдованную дверь никогда больше не сможет войти зло.

Примерно месяц назад Кирилл выходил из местного магазина с повседневными покупками (хлеб, чай, овощи) и столкнулся в дверях с НЕЙ.

— Девушка, вы замужем?

Эти слова слетели с его губ сами собой, опередив логику. Ослепительная улыбка была ему ответом и подарком. Он не поверил, что такое возможно. И прошел мимо. Но образ весёлой феи в лиловом возвращался снова и снова. Мечта о девушке с длинными русыми волосами, манящей улыбкой и счастливыми глазами не оставляла его ни на минуту. Но как её найти? От отчаяния Кир, как глупый подросток принялся обходить окрестные дворы в микрорайоне, спрашивая у старушек у подъездов о молодой и красивой незнакомке. Увы…Поиски иголки в стогах сена. Надежда растаяла под жаркими летними лучами. Но однажды, зайдя по делу в один из домов, на совершенно обычной и мрачной лестничкой площадке Кир увидел вдруг на двери чьей-то квартиры надпись по латыни «Лови день» и пару потрясающей красоты сказочных единорогов. Его волной подхватило и понесло то самое непонятное странное чувство, и рука сама собой поднялась и тронула кнопку звонка. На пороге стояла фея в лиловом. И всё так же счастливо и загадочно улыбалась.

 

  • из Гейне, звёды ясные небес, друж. шарж / Генрих Гейне, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Забытые / Стародубцев Александр
  • Эгоизм.  №89 / Ограниченная эволюция / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Маки / Бардовское / Анастасия Сокол
  • Мария из Магдалы. Серия ДоАпостол. / Фурсин Олег
  • Н / Азбука для автора / Зауэр Ирина
  • Суд над Люцифером / Басманов Федора
  • Осенние мотивы / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мир изменился... / Миниатюры / Королик Евгения
  • Не время / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • ... / Блокнот Птицелова. Psihoved / П. Фрагорийский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль