Глава 25. ВЕЛЬЗЕВУЛ / Отступник: "Демон". Книга Первая. / Алиев Эдуард
 

Глава 25. ВЕЛЬЗЕВУЛ

0.00
 
Глава 25. ВЕЛЬЗЕВУЛ
- Каков следующий шаг?\n- Ты не оставляешь мне выбора.

Вестибюль гостиницы в это утро напоминал психиатрическую клинику, отделение для тихо помешанных, впрочем, слово тихо подходило только для двух групп японских туристов которые, сбившись в кучу, о чем-то вполголоса оживленно беседовали активно жестикулируя. Но никак не для болельщиков «канониров», которые носились, кричали, размахивали шарфами и украдкой прикладывались к бутылкам, завернутым в серые бумажные пакеты.

Горничные и администрация сбивались, с ног пытаясь хоть как-то упорядочить всю эту толпу, поскорее всех расселить. Однако гости все прибывали. По сверкающим начищенным полам вестибюля носились многочисленнее дети, пытавшиеся перекричать не только друг друга, но и собственных родителей.

В очередной раз хлопнувшая дверь впустила мужчину лет пятидесяти в дорогом черном костюме, черной рубашке и таком же галстуке. Галстук был прикрыт окладистой черной без единого седого волоска ухоженной бородой. Длинные блестящие цвета воронового крыла волосы правильными локонами покрывали плечи.

Его приземистая широкая, почти квадратная фигура, говорила о необычайной силе. Передвигался он, широко расставляя ноги, как ходят люди, долго занимавшиеся борьбой. Казалось будто каждый раз, делая шаг он вгонял ногу в землю на несколько дюймов, оттого его поступь была основательной и надежной.

Было в нем что-то пугающее то ли глаза абсолютно черные и непроницаемые, словно ночная мгла, то ли кустистые густые брови, сросшиеся на переносице и придававшие лицу суровое выражение. А может нос, который всем своим видом давал понять окружающим, что обладатель этого чуда природы ярко выраженный хищник и встреча с ним не сулит ничего хорошего.

Его появление в фойе заметили все. Воздух как-то сразу сгустился, стал осязаемым, и время будто бы замедлилось, как бывает в экстремальной ситуации. Словно кто-то дает тебе шанс обдумать свои действия лишнюю долю секунды.

Голоса разом смолкли, притихшие дети, забившись в угол, с болезненным любопытством разглядывали незнакомца, от которого веяло могильным холодом. Дети любят страшные сказки. Наверняка они уже к вечеру придумают историю про черного колдуна, который питается маленькими детьми.

В установившейся вдруг тишине гулко прозвучали шаги. Он подошел к стойке и, обращаясь к Амели, произнес низким гулким басом, словно говорил в мегафон:

— Я решил остановиться в вашем отеле, мне нужны апартаменты, — прозвучало это как, — я оказываю вам невероятную милость всем служащим и постояльцам гостиницы и вы непременно должны оценить это.

Амели словно под гипнозом схватила первые попавшиеся ключи, странно, но они оказались от королевских апартаментов, и вручила незнакомцу. Тот оценивающе смерил девочку взглядом и улыбнулся…, лучше бы он этого не делал. Все кто в этот момент находились поблизости одновременно вздрогнули.

— Иии…, закажите мне завтрак в номер, — от гримасы, которая заменяла ему улыбку, повеяло ледяным дыханием смерти. Все находившиеся в фойе невольно съежились. Господин в черном взял ключи, повернулся, обвел глазами притихших постояльцев, у каждого из них при этом пробежал неприятный холодок между лопаток и недобро ухмыльнувшись, направился к лифту.

Сбившиеся в кучу насмерть перепуганные постояльцы, проводив его глазами до лифта, еще некоторое время сидели, молча, глядя на двери за которыми исчез незнакомец.

После трехминутной паузы все вновь, как ни в чем не бывало, вернулись к своим разговорам, при этом не один из них не смог бы вспомнить о том, что почти пять минут они разглядывали человека, который произвел на них неизгладимое впечатление.

Коул рассматривал брутального господина и все происходящее, из-за круглой, гладко отполированной колоны. Сидя в кресле, он давно уже вел наблюдение за входной дверью, но интересовал его лишь господин с именем Элиот Бигор.

Джорж запланировал на сегодня очередное посещение его номера, и ему не хотелось, чтобы все произошло как в первый раз. Впрочем, постояльца не было уже почти сутки, а значит, можно было надеяться, что в ближайшие два часа он не появится.

Просидев еще два часа, он, наконец, решился. Усадив в кресло, одного из своих подручных и строго приказав не спускать глаз с входной двери, Джордж поднялся наверх.

Оглядевшись по сторонам, он открыл дверь дежурным ключом и, прошмыгнув в номер, осторожно прикрыл ее за собой.

Постояв так некоторое время, чтобы успокоить бешеное биение сердца, он прислушался. В номере было тихо, даже шум улицы не пробивался сквозь окна и тяжелые темно красные портьеры.

Где-то рядом слышно как жужжит муха…, нет, не одна…, две, или больше.

— Надо сказать горничной, — по привычке подумал он и улыбнулся,- к черту горничную…, к черту этот гребаный отель…, к черту работу…, уже сегодня вечером его здесь не будет.

Коул стараясь не вызывать шума прошел по короткому коридору словно кошка и осмотревшись приоткрыл дверь в спальню, где по его расчетам под кроватью по прежнему находился вожделенный кейс.

В тишине спальни оглушительно жужжали мухи.

— Может у него труп под кроватью, — подумал Джордж, но тут же отогнал эту мысль, поскольку никаких посторонних запахов он не чувствовал, — наверное, оставил какую-нибудь еду, — предположил он, впрочем, в воздухе витал еле заметный и не очень приятный запах серы.

Мозг, привыкший в экстремальных ситуациях фиксировать все до мелочей, поскольку вещи незначительные могут стоить дорого, порой даже самой жизни, продолжал четко делать свою работу.

Просунув голову в щель приоткрытой двери, он повернул голову сначала в одну сторону, чтобы осмотреть все углы затем в другую….

— Доброе утро мистер Коул…, очень рад вас видеть, проходите…, садитесь, — мужчина, вальяжно развалившийся в кресле, повелительно указал пальцем на стул.

Некоторое время Джордж от удивления хлопал глазами и двигал челюстью, пытаясь прийти в себя. Он даже пытался несколько раз открыть рот чтобы произнести что-нибудь соответствующее моменту но не найдя походящих слов снова его закрывал.

— Мммм…, ээээ…, каким образом…, — наконец выдавил он из себя, тщетно пытаясь справиться с растерянностью и взять ситуацию под контроль.

— Не важно.

— Нооо…, как вы здесь оказались…, как вы успели…, и…, кто вас сюда впустил…, я вызову охрану, — Джорж захлебывался от страха и праведного гнева.

Взрыв гомерического хохота был ему ответом. Господин, который около часа назад нагнал страху на постояльцев в фойе гостиницы, сейчас трясся от хохота, и показывал крючковатым грязным, кривым, похожим на коготь животного пальцем, на Коула. При этом смеялись у него только губы, черные холодные глаза по-прежнему сверлили собеседника, а лицо было словно высечено из цельного куска молочно белого без единой прожилки мрамора.

Смех оборвался так же внезапно, как и зародился. Секунду он смотрел на Джорджа, но этого вполне хватило, чтобы у того заструился холодный липкий пот по спине.

— Сядь, — повелительно произнес господин в черном.

Коул безвольно плюхнулся на стул.

— Слушай меня внимательно, ибо от этого зависит твоя жизнь…, и не только жизнь.

Чутье подсказывало Коулу, в данной ситуации лучше внимательно слушать и делать, что говорят, но мозг продолжал лихорадочно искать пути выхода из ситуации.

— Ты получишь, то за чем пришел, причем заметь…, в ответ я требую всего лишь услугу…, мелкую, пустяковую услугу. Которую, ты в принципе мог оказать мне и задаром.

— Вы что-то путаете, я всего лишь зашел проверить, как горничная поддерживает чистоту в номерах, — лепетал Джордж, но понимал, что слова его звучат неубедительно.

Господин в черном, укоризненно покачал головой и, взглянув на свою ладонь, а затем, переведя взгляд на собеседника стал медленно сжимать ладонь в кулак.

Коул почувствовал как, что-то невидимое схватило его за горло и стало душить, словно огромные горячие железные клещи сдавили ему горло. Он стал задыхаться, и ощупывать руками шею, пытаясь оторвать от него невидимого душителя.

Руки беспомощно хватали воздух, царапали шею, лицо его налилось кровью, глаза вывалились из орбит, а собеседник по-прежнему сидел, развалившись в кресле, и сжимал перед собой огромный волосатый кулак. Было заметно, что делает он это без усилий. Глаза его при этом с интересом разглядывали помощника управляющего, а на губах играла лукавая усмешка. Словом все происходящее доставляло ему заметное удовольствие.

Собравшись с силами, Коул прохрипел:

— Все…, все…, все…, я все понял…, хватит, я все понял….

Господин в черном, изобразил на лице гримасу, которая у него видимо, считалась улыбкой, разжал кулак, и стал разглядывать желтые безобразные ногти.

Смертельная хватка невидимого душителя ослабла, Джордж, рухнув на колени, пытался отдышаться, его стошнило прямо на дорогой прикроватный коврик из шерсти тонкорунной овцы. Собеседник брезгливо поморщился, и стал задумчиво теребить перстень с невероятно огромным бриллиантом в оправе из платины. Камень переливался всеми цветами радуги, слепил глаза и мешал Джорджу сосредоточиться.

— Готов к разговору…?

— Да…, да, конечно я к вашим услугам…, я слушаю, — Коул исподлобья смотрел на собеседника и думал, как бы ему незаметно удрать и оказаться подальше от этого места. А еще лучше убить, чертова колдуна и, прихватив все деньги уже сегодня вечером греть пузо, где-нибудь на Канарах.

— Не разочаровывайте меня мистер Коул, — прорычал господин в черном, — иначе мне придется убить вас, а это не входит в мои планы…, пока во всяком случае.

— Я постараюсь….

— Итак…, как я уже говорил, вы можете получить кейс, который стал для вас навязчивой идеей, причем заметьте, абсолютно ничем не рискуя. А услуга, которую вы мне окажете сущий пустяк по сравнению с суммой, которая в этом чемоданчике. Для начала вам всего лишь надо будет сделать так, чтобы нам никто не мешал, пока мы будем беседовать с господином, проживающим в этом номере. Затем, когда он войдет в номер, вы должны нанести ему первый удар вот этим — он достал из-под полы пиджака кинжал удивительной работы и совершенно необычного для холодного оружия черного цвета.

Странный клинок, в форме равностороннего треугольника дополнялся еще более необычной рукояткой похожей на изящный, но очень массивный кастет, на передней стороне которого были выгравирован непонятный текст, состоящий из тринадцати иероглифов.

На черной поверхности клинка явно читались непонятные символы и знаки, которые излучали собственное сияние, но видно это было, только если смотреть на грани лезвия под прямым углом.

— Я…, я не смогу, — пролепетал Джордж, — у меня не получится.

— Сможете, сможете, вам ведь приходилось уже это делать. Или у вас короткая память вы забыли, чем занимались в Бруклине пять лет назад…, могу напомнить. Тринадцать человек, среди них две женщины и ребенок шести лет. Дело ведь до сих пор не закрыто. Может вам назвать имена…, чтобы легче было вспомнить?

— Не надо…. Откуда вы…, кто вам сказал? – помощника управляющего трясло как в лихорадке, и он без конца вытирал проступающие на лбу капли пота, трясущимися руками.

— Успокойтесь…, никто ничего мне не сказал, иногда я просто знаю. И потом надо признаться, мне даже понравилось, как вы это делали. Немного картинно…, но в целом довольно симпатично.

Слово за вами мистер Коул…, мы будем сотрудничать? – господин в черном, откровенно брезгливо разглядывал Джорджа.

— Да…, похоже, у меня не так много вариантов…. Но прежде чем принять решение, я должен знать, что мне предстоит сделать?

— Вы плохо меня слушаете. Советую вам быть повнимательнее. Первым делом вы должны под каким-либо предлогом перекрыть вход на этаж, примерно на час, сделать так, чтобы в коридоре не было не одной живой души, это я надеюсь в ваших силах.

— Да, да, конечно…, это я могу.

— Затем…, как только он войдет в номер, и направиться в спальню, вы должны будете нанести удар в спину, не важно в какое место. Главное…, запомните…, кинжал должен остаться в теле. Это важно. Кейс можете забрать прямо сейчас.

Джордж исподлобья воровато взглянул на собеседника. Тот, перехватив его взгляд, недобро усмехнулся, покрутил у него перед носом пальцем и назидательно произнес:

— Даже не думайте…, уверяю вас мистер Коул если вы попытаетесь меня надуть…, я придумаю вам такую медленную смерть что вы будете мечтать о том чтобы я вас просто убил. А найду я вас где угодно, можете мне поверить.

— Нет…, нет…, нет, вы неправильно меня поняли, я все сделаю. Тем более, что вы не оставили мне выбора, — взгляд его стал жестким, но это длилось все мгновенье, затем он вновь покорно опустил глаза.

Однако от его собеседника не ускользнула эта мимолетная вспышка ярости.

Господин в черном, улыбнулся и, погладив рукой бороду как бы невзначай обнажил на груди странный амулет, сплошь усыпанный крупными бриллиантами. В центре амулета виднелась голова с рогами сделанная из крупного рубина, который временами светился.

Коул словно завороженный уставился на амулет. Сквозь возникшую вдруг головную боль, он уже прикинул, что стоит тот раза в два больше, чем содержимое кейса, что в это время покоился под кроватью.

— Надо пришить это козла и прихватив и деньги и его побрякушки, слинять в Мексику…, — подумал Джордж, скромно потупив глаза и сложив руки на коленях, словно прилежный ученик перед мудрым учителем.

— До Мексики вы не доедете…, вернее не доживете, если не измените отношение к делу. Считайте это последним предостережением, — он задумчиво дважды крутанул перстень на руке.

— Откуда вы…, — начал, было, он, но тут же осекся под суровым взглядом собеседника, — я же согласился…, я все сделаю.

— Так то лучше, и запомните, я не люблю и не понимаю шуток. Возьмите, и пусть ваш человек продолжает наблюдать за входом, как только он поднимется к себе, перекройте этаж, что делать дальше вы знаете, — господин в черном легко и небрежно подтолкнул к нему ногой тяжелый кейс, — заберите он ваш.

Коул дрожащими руками схватил чемодан и пулей вылетел из номера. Что за чертовщина, кто эти люди, ему еще не приходилось иметь дело с такими странными типами, и он не знал, как ему поступить. Может обратиться в полицию. Но что он скажет:

— Господин офицер я пытался обчистить клиента, но мне помешали и заставляют его убить. Бред. А если они проболтаются про мои дела в Бруклине, что тогда. Как минимум, — пожизненное. Надо что-нибудь придумать, — он вошел в свой кабинет налил полный стакан виски и залпом осушил его.

Джордж, впервые оказался в подобной ситуации он часто шантажом и угрозами держал других на коротком поводке. Но впервые кто-то так крепко взял его за яйца, зажав со всех сторон, и он чувствовал себя неуютно. Коул почти физически ощущал, как в шею впиваются шипы строгого ошейника, когда этот ублюдок, непонятно как оказавшийся в закрытом номере, дергает за поводок.

Однако были во всем этом и очевидные плюсы, главным из них был кейс, набитый деньгами.

Он открыл кейс, полюбовался содержимым, — цель достигнута, только вот дадут ли мне уйти с деньгами, с какой стати он так легко отдал мне кругленькую сумму. А может…, мне смотаться прямо сейчас, — он подумал о побеге мимолетно как о чем-то далеком и недостижимом.

— Даже не думай…, — тут же прозвучал в голове чужой голос.

Джордж вздрогнул, — черт, что это за дерьмо, — подумал он, но на всякий случай вслух произнес, — эээ…, шучу я…, шучу, все будет, как обещал, не сомневайтесь. Прислушался …, но голос молчал, вздохнув, он почесал затылок и отправился вниз.

  • Коммический бред / Всякоразные миньки. / Раин Макс
  • За что...? / Фотинья Светлана
  • Волшебство праздника (Немирович&Данченко) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Чувство страха не обманывает / Якин
  • Встречи по пятницам / Миры / Beloshevich Avraam
  • Крепость / 2014 / Law Alice
  • Человолк / Теремок / Армант, Илинар
  • Дождь / Хрипков Николай Иванович
  • Вспомнить всё / "День Футурантропа" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Фомальгаут Мария
  • Навья сила / «Огни Самайна» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Сцена с кремом / Птицелов

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль