Глава 55. Шур, шур, шур... Здорово, братец!

0.00
 
Глава 55. Шур, шур, шур... Здорово, братец!

 

Да здравствуют трущобы! А что? Где, по-вашему, искать убежище попавшим в затруднительное положение гангстерам? Ах, вы считаете, что самих гангстеров не должно быть! Тогда извольте выложить на бочку рецепт того, как никому, никогда и ни при каких обстоятельствах не попадать в гангстеры. Ни по-хорошему, ни по-плохому. Что, нету у вас такого рецепта? Правильно — нет и быть не может. По крайней мере, действующего, такого чтоб работал. По крайней мере, сейчас. А потому — да здравствуют трущобы!

Остановиться в заброшенном отеле, где когда-то было их убежище, предложил Бык. Это казалось безумием, но с другой стороны именно поэтому никто не будет их там искать. Полиция сейчас тщательно прочёсывает вокзалы, порт и держит под контролем все выезды из города. Наверное, «злачные» места тоже будут проверены. Ну и флаг им в руки, пусть работают!

Друзья никуда не собирались бежать, а контакта с современным криминальным миром города у них просто не было. Не всем же быть такими, как Дульери, который, похоже, сумел-таки восстановить свою мафию, несмотря на собственные заверения, да ещё и в кратчайшие сроки. И как только он это сделал? Но банде Фигольчика/Драговски сейчас было не до размышлений над этим вопросом. Требовалось, прежде всего, решить свои проблемы.

Теперь у них не было паспортов, даже поддельных, зато были пистолеты, взятые у охраны ворот, когда Драговски и Фигольчик «конвоировавшие» Быка, разоружили караульную команду. Там же они добыли два дробовика.

Ворота не очень тщательно охранялись — видимо тюремщики слишком надеялись на решётки, вертухаев и снайперов внутри самой тюрьмы. Что ж, пускай кумекают, в чём была их ошибка.

Побег можно было считать удачным ещё и потому, что никто не погиб. Да, они были гангстерами, но никак не бездушными убийцами. Банда Фигольчика/Драговски никогда не была кровожадной, как бы ни пытались её обвинить в этом дульеристы прошлого и настоящего. (К чести дона Дульери он был об этих своих «последователях» самого нелицеприятного мнения.)

— Надо же, здесь совсем ничего не изменилось! — Сказал Фигольчик, поставив на стол тяжёлую корзину с провизией. — Только пыли прибавилось.

— Пыли здесь и тогда хватало! — Возразил Бык и чихнул.

— Главное, что внутри сухо. — Сказал Драгис. — Смотрите — наши тюфяки целы!

Похоже, что в комнату, облюбованную ими тогда, с тех пор никто не входил. Впрочем, этого просто быть не могло, ведь кто-то убрал павших бойцов Дульери, которых они здесь наколотили во время последней схватки?

Но их «гнездо» осталось не разорённым, если не считать двери вышибленной в самом начале той драки.

— Что тюфяки! Взгляни вот на это!

Фигольчик сдвинул в сторону тяжёлый комод, за которым оказался грубый пролом в стене, в котором стоял ящик.

— Наш тайник не тронут, хоть обнаружить его было бы проще простого!

Внутри ящика нашлось несколько банок давно испортившихся консервов, сетка с яблоками, превратившимися в сморщенные коричневые комочки, (Бык печально вздохнул при виде этого зрелища), и две большие бутылки виски великолепной выдержки.

— Только не увлекаться! — Сказал Драгис, оценив эту находку.

— А мы не будем! — Заверил его Фигольчик, который уже полез за стаканами. — В смысле — увлекаться не будем.

— Давайте-ка сначала починим дверь, а то как-то не уютно! — Сказал Бык и вытащил из-под кровати ящик с инструментами.

Ремонт двери был осуществлён успешно. В тот раз она слетела с петель, но не развалилась — видимо была сделана на совесть. А потом они неплохо поужинали, отметив своё освобождение и возврат к «старым добрым временам», которые, несмотря ни на что, имели свой неповторимый шарм и романтический ареол, бесспорно привлекательный для создателей приключенческих книг и фильмов.

Теперь друзья, правда, изо всех сил постарались не выглядеть, как банда Фигольчика/Драговски. Первое, что они сделали, выйдя из ворот тюряги, это избавились от тюремной одежды и формы охранников. Оставили только ботинки, удобные, крепкие, не отличимые от тех, которые носят работяги. Собственно «работягами» они и решили прикинуться. Для этой цели были ограблены две бельевые верёвки в ночных дворах, и в обоих случаях списаны адреса, чтобы возместить ущерб хозяевам, так-как это было всё в том же бедняцком рабочем районе не меняющимся в течение десятилетий.

Затем они нашли и извлекли на свет свою заначку, оставленную на случай, вроде нынешнего, когда нельзя обращаться в банк. Тем временем рассвело и они навестили магазин дешёвой одежды, где докупили всё, что не хватало для создания образа.

Теперь гангстеры напоминали бригаду то ли электриков, то ли сантехников, направляющихся по вызову для ремонта. Чтобы сходство было полнее, они приобрели два кейса, в которых обычно носят инструменты и уложили в них дробовики, благо те были короткими и без прикладов.

Визит к Дульери тоже можно было назвать удачным. Конечно, никто не собирался его убивать, а вот заставить поработать на себя стоило. Мафиозный дон, хоть и не подавал виду, но был основательно напуган и даже не послал никого за ними шпионить. В последнем они были уверены, хоть это было и удивительно, но факт оставался фактом — слежки за ними не было.

Старый отель они увидели ещё утром и весьма порадовались, найдя его в том же самом виде и состоянии, в котором оставили это здание когда-то.

— Странно, почему его не снесли? — Спросил Фигольчик с набитым ртом.

— На рынке, где мы закупились продуктами, сказали, что это место проклято. — Ответил Драгис. — Вроде как, здесь привидения водятся.

Быка от его слов передёрнуло.

— Не люблю я этого! — Сказал он нахмурившись. — Они, конечно, разные бывают, эти самые привидения, но случаются такие от которых мороз по шкуре, и кровь стынет в жилах.

— Точно! — Вставил Фиг. — Один Рогелло Бодакула чего стоит.

— Согласен. — Подтвердил Драгис и потрогал шрам у себя на груди. — Но нам только на руку, что от этого места все шарахаются. Даже под застройку землю не покупают.

— Только бы самим шарахаться не пришлось! — Проворчал Бык.

 

Почему ночью в огромном пустом здании никогда не бывает тихо? Особенно если это здание старое и заброшенное. И почему по тёмным коридорам, пыльным залам, роскошным номерам засыпанным мусором и гулким холлам с затянутыми паутиной углами, гуляет ветер, хоть на улице так тихо, что даже листья не шелохнутся на немногочисленных деревьях?

Шур, шур, шур!

Острый слух Быковича никогда не подводил его ни в беде, ни в радости. Не подвёл и сейчас.

Шур, шур! Шур, шур, шур, шур!

Это были шаги. Мягкие, шаркающие и одновременно тяжёлые. Кто может так ходить? Какой-нибудь старик с порядочным превышением веса, вышедший на прогулку в домашних тапочках.

Шур, шур, шур, шур, шур!

Шур, шур, шур!

Э, да кажется этот «старик» не один! Их, по крайней мере, трое или четверо, если не больше. Да и откуда здесь старики какие-то возьмутся? Может бомжи? Это возможно. Правда, гангстерская троица проверила накануне все углы, благо они знали это место, как свои пять пальцев. Но кто мешал забраться в здание, кому бы то ни было после того, как они устроились на ночлег в своём излюбленном «логове»?

Нет, быть того не может! Войти, точнее, влезть в здание, конечно, можно, но в каждом таком месте поставлена «сигнализация» из невидимых проволочек и лесок, которые, стоит их задеть, обрушивают пирамиды из консервных банок или кастрюль, взятых с кухни, в которой уже три четверти века никто ничего не готовил. Так что внутрь незаметно пробраться не смог бы никто крупнее кошки.

Шур, шур!

Но ведь это уже в коридоре за дверью! Быкович приподнялся на локте и взглянул на спящих друзей. Нет, спал только один Фигольчик, по своему обыкновению «пуская пузыри», с блаженно-комичной физиономией. Драговски не спал. Он даже не лежал, а уже сидел на своей постели, сжимая в руках пару здоровенных старомодных «кольтов-11».

При побеге из тюрьмы они неплохо вооружились, хоть, увы, не смогли вернуть те автоматы, что были захвачены на китайском сухогрузе. У Быковича и Фигольчика теперь были мощные дробовики и девятимиллиметровые компактные пистолеты. Драгис предпочёл пистолетную пару сорок пятого калибра, так-как умел обращаться с этим оружием мастерски. Как впрочем, и с любым другим.

Они встретились взглядами и поняли друг друга без слов. За дверью были враги, в этом не было сомнений. Ситуация напоминала ту, что была здесь же в прошлый раз — кто-то шёл их убивать и надеялся при этом застать свою жертву врасплох.

О том, кто это мог быть, сейчас догадки строить было недосуг, хотя подозрение падало, прежде всего, на Дульери. Китайцы, после событий связанных с сухогрузом, от «воскресшей» банды Фигольчика/Драговски, шарахались, как от «гостьи с косой». Оставалось только удивляться их осведомлённости. Полиция же не стала бы подкрадываться вот так — с какими-то там «шур, шур». Копы окружили бы здание, осветили бы всё слепящими прожекторами и через громкоговоритель предложили бы сдаться. Нет, это были не копы.

Как ни странно, первым в нападающих врагов шарахнул из дробовика Фигольчик. Только что он спал и, как отметил про себя Бык — «пускал пузыри», но вот их наспех починенная дверь, подпёртая древней шваброй, упала, но раньше, чем Быкович и Драговски успели что-либо увидеть в открывшемся чёрном проёме, и взять оружие наизготовку, их низенький, кругленький и безобидный на вид товарищ вдруг выпрямился на постели, как неваляшка, которую сначала прижали, а потом отпустили, и в тот же момент в его руках оглушительно бабахнул дробовик.

По ту сторону двери что-то грузно обрушилось, но не раздалось ни вскрика, ни возгласа, ни даже приглушённого ругательства, как это бывает в таких случаях. Не было и ответной пальбы. При этом уже знакомое — «шур, шур!», не прекращалось ни на секунду.

И тут они увидели тех, кто ломился в дверь их «логова» с тупой бездушной настойчивостью. И тогда не только у Фигольчика с Быковичем, но и у вечно невозмутимого Драговски волосы встали дыбом!..

Высохшая сморщенная плоть туго обтягивала кости существ, сохранивших отвратительное человекоподобие. Местами кости прорывали хрупкую кожу и торчали наружу. Гнилая дрань покрывала их тела, и только приглядевшись, можно было узнать в этих тряпках изящные костюмы, столь любимые гангстерами прошлых лет.

Некоторые из них держали руки так, будто в них и сейчас было зажато оружие. Но оружия ни у кого не было, его, конечно же, собрали, когда убирали тела. И судя по тому, что сами тела не были вывезены из здания, это сделали не полицейские, а те, кто работал тогда на Дульери.

Да, трое друзей узнали тех, кто снова пришёл их убивать — это были павшие бойцы клана Дульери попытавшиеся уничтожить банду Фигольчика/ Драговски в тот памятный день, когда рухнул небоскрёб «Пирамида», и обе банды перестали существовать.

Выстрел Фигольчика пробил брешь в рядах, теснившихся в проёме двери зомбаков. По крайней мере, два ходячих трупа отлетели в коридор и рухнули, рассыпавшись бесформенными грудами. Мёртвое невозможно убить, но вот разрушить...

Лезущие в номер мертвяки не обратили на выбывших никакого внимания. Они тут же сомкнули ряды и двинулись вперёд, протягивая к людям руки со скрюченными сухими пальцами.

И тут пушки в руках гангстеров заработали, как сумасшедшие, выплёвывая раскалённый свинец! Воздух наполнился запахом гари и пылью, словно здесь выбивали ковер, не чищенный годами. Вся троица била из калибров эффективных как раз в таком вот ближнем бою. Выстрелы Драговски напрочь сносили безглазые головы. Выстрелы Фигольчика и Быковича ломали тела нападавших пополам.

Через несколько секунд отчаянной пальбы всё было кончено. Порог «логова» и коридор за ним были завалены грудами костей, вперемешку с обрывками плоти и тряпок. Пока атакующие зомби были на ногах, они светились слабым зеленоватым светом, когда же падали, этот свет некоторое время «ползал» по их останкам, пока не угасал, исчезая отдельными островками. Теперь коридор перед «логовом» погрузился в прежний мрак и тишину, но где-то внизу ещё слышалось омерзительное — «шур, шур, шур!»

Друзья переглянулись. Их руки автоматически перезарядили оружие, в то время как сами они ещё не отошли от шока из-за испытанного потрясения.

— Уходим? — Неуверенно спросил Фигольчик, и этот вопрос вывел всех из ступора.

— Собираемся быстро! — Скомандовал Драгис.

Они поспешно оделись, подхватили свои вещи, но бросили остатки ужина на столе — всё уже было присыпано прахом. Драгис лишь сунул оставшуюся бутылку виски в карман своей куртки. Не пропадать же добру!

Первого из «второй волны» зомбаков они встретили на лестнице. Он лежал на ступенях и «целился» в друзей из несуществующего оружия. Они вдруг узнали его по отсутствующей верхней крышке черепа. Это был тот, кто обстрелял их во время той памятной атаки и чуть не задел голову Фигольчика из дробовика. Дуплет Драгиса тогда снёс ему пол головы. Видимо этому бойцу дона Дульери до сих пор казалось, что он палит во врагов из своего ружья. Испытывая странное чувство жалости к несчастному, Фиг избавил его от позорного существования, разметав одним выстрелом по мрамору его жалкие останки.

Теперь неупокоенные мертвецы встречались им по одиночке или группами подвое — по потрое. Справиться с ними было легко, но запас патронов, которыми располагали гангстеры, тоже был не бесконечен.

Больше всего зомбаков ждало их внизу — там, где на широкой площадке, которой заканчивался пролёт, некогда шикарной мраморной лестницы, до сих пор лежали покрытые толстым слоем пыли обломки великолепной хрустальной люстры, которую Быкович обрушил на головы врагов.

Тогда им некогда было оценивать, насколько многочисленной была засада ожидавшая их здесь. Теперь же, погибшие гангстеры предстали перед ними «во всей красе», и было их около двадцати. (Уважали видать в клане Дульери банду Фигольчика/Драговски!)

Первым без патронов остался Быкович. Из всех троих он испытывал больше всего напряжение от встречи с нежитью. Неудивительно, что он стрелял чаще других, тратя по два-три выстрела там, где хватило бы одного. Когда его карманы опустели и последний заряд картечи вылетел из раскалённого ствола, Бык выхватил пистолет, но девятимиллиметровые пули, хоть и пробивали в телах ходячих покойников дыры, но не останавливали их не на секунду. И тогда он перехватил дробовик за ствол и пошёл врукопашную! Через пяток выстрелов к нему присоединился Фигольчик, а за ним и Драгис, сэкономивший, впрочем, пару полных магазинов.

Но вот кончились и эти зомби.

— Что дальше? — Спросил Быкович, когда стало ясно, что на них больше никто не идёт, протягивая костлявые руки.

— Так, — рассудительно начал Фигольчик, — в прошлый раз мы вышли туда!

И он указал на двери, ведущие в холл отеля.

— Точно, — подтвердил Драгис, — и там ведьмы положили нас на ковёр, как сосиски в упаковку. Что-то мне туда не хочется.

— Тогда давайте в другую сторону. — Предложил Бык и мотнул головой в направлении двери ведущей в служебные помещения отеля.

Они знали, куда ведёт эта дверь — за ней был длинный коридор имевший выходы на кухню, склад прибывающего багажа и в подвал закрытый наглухо непробиваемой железной дверью со здоровенными висячими замками. Накануне вечером друзья навестили все эти места и нашли их в том же состоянии, что и во время их прошлого пребывания в отеле — подвал закрыт, склад чемоданов забит крепкими досками, зато кухня имела свой отдельный выход на хозяйственный двор. Он, правда, тоже был закрыт, но если приложить усилие, то дверь, не рассчитанная на большие нагрузки, врядли стала бы серьёзным препятствием.

До кухни оставалось всего полтора десятка шагов, когда луч фонаря, который держал Фигольчик, выхватил из темноты чёрный провал открытой двери.

— Подвал открыт! — Почему-то шёпотом воскликнул Фиг и даже отступил на шаг, словно ожидал, что сейчас из темноты выскочит что-то чрезвычайно ужасное.

Драгис забрал у него фонарь и посветил вокруг распахнутого входа в подвал.

— Вот откуда они появились! — Сказал он, указывая на следы, оставленные в пыли множеством ног. — Значит работники Дульери «подчистили» здесь, забрали пушки, уничтожили наиболее бросающиеся в глаза следы побоища, а своих убитых сложили в подвале. Нечего сказать, хорошо же у них чтят память усопших членов «семьи»!

— Но кто же их выпустил? — Спросил Фигольчик.

— И почему они вообще, это… встали? — Поинтересовался Бык, поёжившись.

— На первый вопрос я могу ответить. — Раздался вдруг голос откуда-то сзади. — Этих зомби выпустил я. Что же касается второго вопроса...

Говоривший умолк, потому что вся банда лихих гангстеров обернулась к нему, как по команде — «кругом!», изготовившись к новому бою. Но ни выстрелов, ни ударов не последовало. Трое друзей ошеломлённо смотрели на невысокую кругленькую фигуру в огромных, похожих на колёса от детского велика, очках.

— Ты?! — Воскликнул Фиг в крайней степени удивления.

— Я. — Вздохнув, ответил незнакомец со знакомым лицом. — Вижу ты рад меня видеть. Здорово, братец!

 

 

* * *

  • Мечтательный остров / Нор Мэри
  • Армант, Илинар -КЛЯТВА / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • ПОЭЗИЯ. Юханан Магрибский, судейские отзывы / Ночь на Ивана Купалу -2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • Любимому комментатору / Шерше ля фам / Сатин Георгий
  • Мессия / Ночи сыновья / Кейтэлайн
  • Водяной / Юдин Иван
  • Улыбнуться солнцу / Mari-ka
  • Те же яйца,только всмятку / Vivili О
  • Афоризм 146. О личности. / Фурсин Олег
  • Клубнично-ванильное / Паллантовна Ника
  • Фрашка№ 5, кармическая / Ира Григ

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль