*Окончились летние каникулы. Две последние недели, пролетели словно два дня....

0.00
 
*Окончились летние каникулы. Две последние недели, пролетели словно два дня....

***

Окончились летние каникулы. Две последние недели, пролетели словно два дня. В заботах и подготовке к новому учебному году, Рада не заметила, как пришла пора возвращаться в школу. В оставшиеся дни каникул, она не посещала занятий в замке учителя. Через посыльного, Светодар предупредил о срочном отъезде, и уехал по делам куда-то на север.

В новом учебном году её ждала ещё одна новость. После долгих переговоров, профессорский состав школы принял решение о слиянии двух старших факультетов: один из которых состоял из «выпускников», второй — факультет Рады, где она училась с момента появления в Раведе. Таким образом, ей снова предстояло влиться в новый коллектив, познакомиться ближе с ребятами, которые уже в следующем году, станут выпускниками школы. Учебный год начался с конфликта между двумя ученицами. Провокатором оказалась высокая блондинка со старшего факультета — довольно миловидная девушка, со скверным характером.

Обладая, очень хорошей техникой боевого мастерства «тхэквондо» (* совр. корейское боевое искусство), она чувствовала своё превосходство над остальными ученицами, особенно теми, кто был младше. Чуть позже Рада узнала, что Ярослава (так звали задиру), была и остаётся «неформальным лидером» среди девушек выпускного факультета; лидером среди юношей выпускников являлся молодой человек по имени *Дарьян (*дариец идущий по пути духовного совершенствования, так имя переводится с санскрита). Ученики выпускного факультета, составляли меньшинство от ребят, младшего факультета. Однако, намерение двух лидеров-выпускников, установить приоритетную власть над всеми сокурсниками, не оставляла никаких сомнений. Однажды, в раздевалке, Рада услышала разговор «скверной блондинки» с её ближайшей подругой.

 

— Ты видела этих «недотёп» девчонок и их хлюпиков парней, Тесс! — громко, на всю раздевалку (чтобы её хорошо слышали) скандировала Ярослава.

 

— Ага! Дунь и развалятся! — весело вторила подруге Тесса.

Рада почувствовала, как «заскребло в душе» от обиды за однокурсников. Но ощущение нарастающего гнева, заставили взять эмоции под контроль.

В мыслях, она отдавала себе самой строгие приказы: «Не сметь злиться! Не хватало только в школе устроить погром… Смотри, Рада, выпрут тебя из Раведы за «твои дары природные». Лучше подумай, как проучить вертихвостку, без применения силы".

Разговаривая сама с собой мысленно, Рада переоделась в кимоно и отправилась в зал, где собрались все ученики нового факультета. С этого года, ей предстояло выбрать одно из боевых искусств, которым она будет заниматься на протяжении последних трёх лет. Задача для Рады, выдалась сложной. Учитывая тот факт, что у жреца Меземира она училась «особому боевому искусству», которое не преподают большинству учеников школы.

Но, как и всем учащимся, пришло время и ей, осваивать «земное боевое мастерство». Особого рвения к занятиям, она не испытывала. Но и отстраниться от них, возможности не было. Рада предприняла попытку. Поговорила с мастером Меземиром, чтобы тот ходатайствовал перед Директором, об отстранении её от занятий «боевыми искусствами»; однако жрец категорически отказался это делать, пристыдив за безответственный подход к важному предмету.

Около двух недель, занятия по боевому мастерству, проводил Второй Главный Жрец факультета боевой магии — ВЛАДДУХ (с санскрита, его имя обозначает — дваждырождённый — в теле и духе, т. е. владеющий деваконическим (духовным) телом; предупредив учеников о том, что он временно замещает, преподавателя, назначенного Главным Жрецом Агнехроном. Боевое искусство, не вдохновляло Раду изначально, и продолжало «не вдохновлять». Девушка сама не понимала, почему, ей так не нравятся «эти боевые искусства», когда абсолютно все ученики школы, были от них в восторге. Единственное оправдание, которое она находила для усердных занятий, только чтобы не выглядеть «недотёпой и хлюпиком», на радость зловредной блондинке. Её боевая техника, действительно превосходила все ожидания, было чему поучиться. На одном из занятий, Ярослава подошла к одной из учениц с факультета Рады; надменно разговаривая, ухватила сокурсницу за отворот кимоно, резко швырнула на пол. Рада вошла в зал последней, именно в тот момент, когда Ярослава совершала свой показной бросок. Не медля, она подошла к однокурснице, помогла подняться; та расплакалась от обиды, и поспешила удалиться в раздевалку. Рада, с трудом подавляя гнев, развернулась к обидчице лицом, процедив сквозь зубы:

 

— Посмеешь ещё раз тронуть, хоть кого-то из нашего факультета, пожалеешь, что родилась на свет… — взгляд Рады сконцентрировался между бровей Ярославы, поблёскивая недобрым огоньком.

Если до момента «подленького поступка», в пространстве слышались хихиканье и балагурная возня учеников; после произнесённой Радой «гневной тирады», зал наполнился «оглушающей тишиной». Брошенная в лицо «лидерши» фраза, вероятно, не возымела на неё воздействия; в полной боевой готовности Ярослава двинулась навстречу, осталось всего пара шагов. Блондинка раскрутилась на одном месте, словно юла, выбросив правую ногу вперёд. Мгновение… её ступня подлетела к груди Рады. Ещё мгновение, и Ярослава упала на спину, издав громкий, пронзительный крик. Рада продолжала стоять со скрещенными на груди руками, на том же месте, откуда произносила «речь», не сдвинувшись даже на дюйм. Блондинка, больно ударившись спиной об пол, лежала в том же положении, подвывая от боли.

 

Эту картину и застал мастер Светодар, когда вошёл в зал. Взглянув на девушек, он отдал команду ученикам факультета:

 

— Всем встать в строй! За нарушение дисциплины от занятий освобождены…— учитель пальцем указал на, лежащую на полу Ярославу, и тут же перевёл палец на Раду.

 

— До конца занятий, — вещал рассерженный учитель, — ваше место леди, на штрафной скамье! После, буду выяснять обстоятельства правонарушения!

 

Чтобы Светодар не заподозрил подопечную в «природных дарах», Рада мгновенно сориентировалась на местности. Подошла к лежащей на полу блондинке, подхватила её под мышки, чтобы помочь подняться на ноги. Свыкнувшись с болью в спине, Ярослава, сначала села, потом с помощью Рады поднялась на ноги. Обе девушки отправились в конец зала, туда, где стояла длинная, деревянная скамья. Расселись подальше друг от друга. Пока мастер знакомился с учениками, Ярослава с опаской поглядывала на Раду.

 

— И так, уважаемые ученики и ученицы! — потирая ладони, говорил Светодар, обращаясь к ученикам в зале.

 

— Зовут меня, Светодар… Я, ваш новый учитель! С этого дня, и на протяжении длительного учебного периода, буду обучать вас боевому мастерству! Две учебные недели, выпали из-под моего контроля, к сожалению, поскольку мне пришлось пребывать очень далеко от этих мест. Надеюсь, в ближайшее время, замен на моих занятиях не будет. Начнём с разминки!

 

С появлением «на учебном горизонте» Светодара, у Рады, с одной стороны проснулась «ответственность к предмету», с другой же стороны, теперь ей трудно будет скрывать проявление «природных талантов»; уж кто-кто, а мастер-хранитель, отлично знал о её дарованиях и на что способна подопечная. Занятия проходили интересно.

В отличие от других преподавателей, Светодар вёл уроки иначе; давал возможность своим ученикам проявить способности и таланты на полную мощь. Те у кого, что-то не получалось, занимали особое место и внимание учителя. Через пару тренировок, «неумехи» — становились в один ряд, с более успешными учениками. Как позже отметила Рада, на уроки «боевого мастерства» ученики Светодара не просто шли, а радостно бежали. Спустя один семестр, занятия Светодара, станут самыми любимыми у учеников Раведы.

Через два часа, учитель распрощался с подопечными до следующего занятия. Будто не замечая двух девушек на «штрафной скамье», он прошёл в собственную раздевалку, принял душ, переоделся и вернулся в зал. Штрафницы сидели, молча, ожидая учителя.

 

Светодар подошёл к девушкам, скрестил руки на груди, произнёс:

 

— Слушаю Вас внимательно, леди! Извольте изложить, версии происшествия!

По очереди!

 

Голос учителя звучал тихо, но металлические нотки в интонации, скрыть было невозможно. Ученицы молчали. Ярослава, подозрительно косилась на Раду; та же, обхватив коленки руками, уставилась в пол, и рассматривала на нём, что-то невидимое.

 

— Значит так… — не услышав ответы на свой вопрос, Светодар объявил, — до тех пор, пока я не узнаю причин происшествия и не устраню конфликт, Вы обе, лишаетесь права заниматься на моих уроках!

Сегодня же, доложу Директору о происшествии, и о моём решении. Девушки тут же переглянулись друг с другом. Ярославе, явно не хотелось, лишаться возможности посещать занятия мастера Светодара. Наблюдая за первыми уроками, которые провёл учитель, она уже пожалела о своём поведении. Девушка медленно встала со скамьи, подняла глаза на преподавателя; потом запинаясь, ответила:

 

— Нет никакого конфликта, учитель… Я хотела показать однокурснице приём боевого «тхэквондо», поскользнулась и упала. Мы с Радой не выясняли отношений. Ярослава перевела взгляд на Раду, приподняв бровь, в знак поддержки с её стороны. Рада поймала условный знак и миролюбиво подтвердила версию Ярославы, кивком головы.

Светодар недоверчиво смотрел на «нарушительниц», переводя взгляд то на одну, то на другую; понимал, что выудить истину из них не получится. Значит нужно собирать информацию иным способом.

 

— Добро, если это так… — интонацией голоса, показывая недоверие к ответу, сказал Светодар, — однако прошу учесть, дорогие леди!

Если всплывёт ложь, которую я «не потерплю» от своих учеников, Вас ждёт суровое наказание! Обеих переведу из своей группы обучения, в группу мастера ВЛАДДУХА. Моя позиция ясна?!

— Да, учитель! — тут же ответила Ярослава. Рада продолжала молча рассматривать рисунок на полу, потом буркнула, что-то невнятное:

— Куда уж яснее…

 

— Ученица, Рада…— громко скомандовал Светодар, — когда говорите с учителем, будьте любезны подняться со скамьи, посмотреть мне в глаза и чётко сформулировать ответ!

Медленно, с усилием подавляя непокорность, девушка поднялась со скамейки. Взглянув сначала на Ярославу, Рада медленно перевела взгляд на учителя. Четко вглядываясь в середину его лба, неожиданно выкрикнула:

 

— Яснее не бывает, учитель!

 

От пронзительного крика Рады, висевшая на стене пустая вешалка, упала на пол; оконные витражи задребезжали в унисон грохоту, раздавшемуся от её падения. Ярослава заткнула уши пальцами обеих рук. Светодар сморщился от неприятного ощущения в голове и желудке. Немного помолчав, он спокойно добавил.

 

— Не стоит так громко выкрикивать ответ, со слухом у меня всё в порядке.

Идите переодеваться и отправляйтесь в столовую, для Вас двоих оставили персональные обеды.

 

Девушки отправились в раздевалку. Мастер обернулся на стену, где висела когда-то вешалка, окинул взглядом оконные витражи; и, улыбнувшись «сам себе», направился к выходу из зала.

«Штрафницы» молча, переодевались в раздевалке. Обескураженная неожиданным падением, Ярослава не выдержала, и спросила:

 

— А что это такое со мной было? — миролюбиво поинтересовалась девушка, завязывая шнурки на ботинках, искоса поглядывая на сокурсницу. Рада хитро сощурила глаза, ответив таким же хитрым тоном:

— Ты же сама доложила мастеру, что поскользнулась, упала. Разве не так? Я и пальцем до тебя не дотронулась. Рада переоделась быстрее блондинки, видимо у той, всё ещё болела спина; сложила кимоно в сумку, перекинула её через плечо. Ждала, когда девушка будет готова, чтобы вместе покинуть тренировочный зал.

 

Они вышли из раздевалки, с другой стороны здания, и направились в столовую. В пустой столовой (так как обеденное время давно прошло), на одном из столиков, действительно стояли два подноса с их «персональными обедами». Проголодавшиеся «штрафницы», потирая ладошки и выплёскивая радостные эмоции, уселись за одним столиком.

 

Подвинув поднос с порцией обеда, Рада примирительно обратилась к Ярославе:

 

— Послушай, давай договоримся раз и навсегда. Ты перестаёшь терроризировать моих однокурсников и всех тех, кто младше тебя, я перестаю подрывать твой авторитет — отпив из кружки компот, Рада продолжила, — …не только на нашем факультете, но и в школе вообще.

 

Ярослава внимательно посмотрела на жующую Раду. Потом приподняв брови, пробормотала:

 

— А то что? Будешь отрабатывать на мне, свои «штучки», подобные сегодняшней? — уточнила жующая блондинка.

 

Рада, отложив в сторону вилку, и отодвинув поднос, продолжила вести переговоры:

 

— Нет, Ярослава… отрабатывать на тебе «штучки», слишком дорого обходится. Не тешь себя надеждой, что Светодар оставит всё без контроля. Теперь у него, особое отношение к нам. Малейший промах и мы «вылетим» с его «занятий», в группу ВЛАДДУХА, обе. Тебе это надо?

Ярослава молча, доела обед, вытерла руки салфеткой. Отпив из чашки, она снова внимательно посмотрела на собеседницу.

 

— Не хочу я уходить из группы Светодара, — ответила Ярослава, — мне нравится этот мастер и стиль его преподавания. Пожалуй, ты права. Нам «двоим», необходимо найти общий язык, чтобы больше не случалось таких ситуаций. Конфликт был исчерпан. Однако, если девушки подзабыли через несколько дней о происшествии, учитель всё ещё помнил об инциденте; спустя три недели после происшествия он начал собирать информацию, как истинный сыщик.

 

Благодаря дипломатическим способностям Рады, «террор блондинки» прекратился. К удивлению учеников, Ярославу, будто подменили. Девушка перестала вести себя вызывающе не только на занятиях, но и в жилом корпусе для девушек. Блондинка нашла себе новое развлечение — флиртовала с молодыми людьми, сталкивая друг с другом, на фоне ревности. Поскольку особой она была, очень обаятельной и сексуальной, это не составило для неё большого труда. Зато на факультетах, где учились молодые люди, то на одном, то на другом, происходили периодические стычки между парнями; а у старших воспитателей прибавилось «головной боли», от неусыпного контроля в предотвращении драк. На ежедневных, утренних совещаниях преподавателей, звучали доклады воспитателей о конфликтах между ребятами. По этой причине, Агнехрон, приказал всему преподавательскому составу и воспитателям, провести внутренние расследования и доложить обстановку. Как только не пытались изловчиться учителя Раведы, чтобы установить «источник дестабилизации порядка» в школе, ничего не получалось. Конфликты между старшими учениками, продолжали вспыхивать с завидной периодичностью. И лишь через полгода тщетных попыток установить «нарушителя спокойствия», всё встало на свои места. Ярослава допустила непростительную ошибку. Всё бы оставалось скрытым и неподдельно наивным в конфликтах между юношами, однако, девушка решила «поднять планку», переключилась на мужской преподавательский состав Раведы.

 

Раду вовсе не занимали «задушевные разговоры» Ярославы на её «амурные темы»; где-то внутри, она подсознательно сравнивала блондинку, со своей подругой Эммой. Но если Эмма, всегда была предельно откровенной и честной в своих «проделках», Ярослава имела нехорошую черту — стравливать потенциальных ухажеров, и что еще хуже — плести интриги.

 

— Для чего тебе нужны все эти «грязные игрища», — слушая очередную пакостную историю Ярославы, спросила Рада, — неужели тебе самой не противно от собственных действий?

 

— Даже не знаю, что сказать тебе… Наверное, я просто хочу, обратить на себя внимание нашего мастера, — задумчиво, ответила Ярослава. Рада подняла брови от удивления, пристально посмотрела на блондинку.

 

— Ты говоришь про Светодара? — тихо спросила Рада, — а как же твой парень Дарьян? Мне казалось, что у вас серьёзные отношения.

 

После первого «неприятного знакомства», Ярослава преследовала Раду везде, где только могла ее найти. То ли ей хотелось покрепче привязать к себе сокурсницу, чтобы понять, что же она за «фрукт», то ли Ярославе действительно нужна была ответственная и разумная подруга; Рада и сама не понимала эту девушку «до конца». Прознав о том, что в комнате, где проживает Рада, освободилось спальное место, Ярослава тут же «перебазировалась» к ней; даже не удосужившись спросить, «а хочет ли этого Рада».

Ярослава раскладывала по полочкам личные вещи и задорно болтала. Завтра пятница, последний учебный день недели, потом два выходных.

 

— Понимаешь, — продолжала вести беседу блондинка, — все эти юнцы с факультетов, не для меня. Когда я, впервые увидела нашего учителя, поняла что влюбилась «по уши». Смеясь, Ярослава укладывала вещи в шкаф. Рада, слушала её болтовню, и чувствовала, как загорелись жаром щёки и уши.

 

— А ты в курсе, дорогая Ярослава, что наш мастер Светодар, человек семейный. У него супруга есть, — Рада старалась говорить, как можно спокойнее и тише, чтобы не выдать волнение. В душе, кипела «буря негодования» на Ярославу, но показывать этого было нельзя.

 

— Дааааааа?! А почему же он не носит обручальное кольцо? — ехидно спросила Ярослава, нахально уставившись на сокурсницу — … наверное, потому, что оно слишком бросается в глаза, когда он обнимает тебя во время занятий, показывая, как правильно делается захват!

Ярослава громко расхохоталась, заметив, как брови Рады сурово сдвинулись. Подобного обвинения в свой адрес, Рада никак не ожидала. Не совладав с эмоциями, девушка схватила со стола стопку тетрадей, и что есть силы, швырнула в «зловредную блондинку». Не успела та увернуться от тетрадей, как в неё полетели обе школьные сумки.

 

— Раааааааааааада! — хохоча, взмолилась Ярослава, — прекрати швыряться вещами!

Я же пошутила!

Переводя дыхание, Рада поймала себя на мысли, что она слишком бурно отреагировала на «колкость», пожалев о своей несдержанности. Блондинка отыскала уязвимое место в её душе, и теперь, при удобном случае воспользуется этим «оружием».

 

— Как ты смеешь говорить об учителе такие гадости! — негодуя, процедила Рада сквозь зубы, — стыда у тебя нет, и совести тоже!

Яростно высказывая комментарии в защиту преподавателя, Рада не заметила, как перешла на крик.

Светодар — друг моей семьи! И ещё, он лучший друг моего молодого человека! Ты совсем не знаешь его! Делаешь выводы, исходя их собственных «низкопробных», бессовестных предположений!

 

Заметив, столь яростную защиту со стороны сокурсницы, блондинка «сбавила обороты»:

 

— Ну, хорошо, хорошо… — сложив руки в молитвенную мудру, Ярослава изобразила наивную покорность, — не буду больше обвинять мастера, в подобных непристойностях; раз ты так бурно реагируешь на мои шутки.

Давай не будем ссориться! Что же касается моральных качеств нашего учителя, это мы ещё проверим!

Ярослава поджала губы и хитро сощурила глаза. После неприятного диалога с Ярославой, Раду переполняла «подозрительная нервозность»; нужно было срочно найти уединение, чтобы успокоиться.

У противной блондинки, просто удивительная способность расшатывать нервную систему. Рада понимала, что ещё несколько минут проведённых с Ярославой, могут обернуться для обеих «трагическими последствиями».

Она схватила со стола учебник, и, перешагнув через разбросанные по полу тетради и сумки, стремительно двинулась на выход.

Покинув «спальный корпус» для девушек, направилась в школьный сад, успокаивать расшалившиеся нервы. Вернулась обратно, когда стало темнеть. Ярославы в комнате не было. Тетрадки и сумки, всё ещё валялись на полу. Рада собрала разбросанные вещи, включила свет в комнате; нужно было доделать уроки на завтра. Настроение отвратительное.

 

В дверь постучали. Не успела она подойти, как дверь приоткрылась и в проёме показалась рыжая головка школьницы с младшего факультета; в прошлом году Рада вела в её классе уроки по внеклассному занятию.

 

— Здравствуй, Рада! — весело поприветствовала девчушка, — меня попросили передать, что тебя ждут в библиотеке нашего корпуса. И ещё попросили сказать, чтобы ты поторопилась. Только Рада раскрыла рот чтобы уточнить, кто и зачем её ожидает, как рыжая голова скрылась, дверь захлопнулась.

Ничего не оставалось делать, как подняться, выключить свет и отправиться в библиотеку.

Приоткрыв дверь, Рада вошла внутрь помещения, окинув взглядом читальный зал, никого не обнаружила. Зал пуст. Только она собралась вернуться к себе в комнату, восприняв происходящее за шутку, приоткрыла дверь, чтобы выйти.

 

— И куда же собралась, моя подопечная? — услышала за спиной голос Светодара, — между прочим, я жду тебя здесь уже два часа.

Твои однокурсники знать не знают, где ты пребываешь, всё это время.

Может, объяснишь, что происходит?

Светодар вышел из-за стеллажа с книгой в руке, прошел к столику, сел в кресло. Включив настольный торшер, откинулся на спинку; одной рукой подперев щёку, внимательно смотрел на Раду.

Подопечная развернулась к нему, прошла к столу и опустилась в кресло, стоящее напротив. Хранитель мгновенно уловил её состояние, ученица явно была не в настроении, если не сказать хуже — «не в духе».

 

— У меня уроков много на завтра, — не поднимая глаз на учителя, «пробурчала» негромко Рада. Вцепившись в поручни кресла руками, так что костяшки побелели на пальцах, девушка «выдала себя с головой» — она нервничала.

 

Светодар попытался снять информацию с биополя, но не смог. Нервное напряжение подопечной было настолько сильным, что биополе полностью оказалось под контролем её разума. Вероятно, Рада, осознанно заблокировала любое «шпионское проникновение» в её информационное поле.

 

— Хорошо. Сегодня не буду докучать тебе с расспросами, просто сообщу о планах на завтра. После обеда, пришлю за тобой экипаж. Завтра проведём занятия у меня в замке. Поговорим спокойно, в домашней обстановке.

Учитель смотрел на подопечную в упор. Ему приходилось тщательно подбирать слова, дабы не нагнетать напряжение, и без того, «натянутого общения».

Он понимал, что с девушкой происходит, что-то неладное; однако весь её вид, откровенно говорил о том, что сейчас её лучше «не трогать» расспросами. Чтобы хоть немного снять напряжённость, хранитель резко переменил тему.

 

— Послезавтра, ко мне в гости приезжает моя кузина Елена, очень хочу познакомить тебя с ней. И вообще, хочу устроить день приёма для всей семьи, включая твоего брата. Святослав давно «грозится» приехать ко мне в замок, вот и представился прекрасный случай! Как тебе моя идея?

Светодар осторожно наблюдал за реакциями Рады, всем видом показывая, что не заметил её взволнованно-нервозного состояния. После упоминания о приезде кузины, и предложения собраться всем вместе в замке, кисти рук девушки медленно «разжали хватку» поручней.

Хранитель удовлетворённо отметил про себя, правильность манёвра. Теперь осталось дело за малым, вывести воспитанницу, на гармоничный, дружеский диалог.

 

— Завтра после занятий, поеду с тобой в дом твоего брата и приглашу всё семейство в гости! Надеюсь, Алекс не запланировал на эти выходные важных дел? Потому что, гостить Вы будете у меня до воскресного вечера!

Светодар придал своему голосу задорный оттенок, дополнив «маскарад» обаятельной улыбкой. Рада подняла глаза на учителя и посмотрела на него исподлобья. Складочка на лбу, между бровями, разгладилась и взгляд девушки, приобрёл искорку любопытства. Учитель снова, удовлетворённо отметил маленькую победу. «Вуаль» волнения и нервозности растворилась, Рада спросила:

 

— А почему Вы решили устроить такой массовый приём? Есть повод?

 

Мужчина, мысленно успел подумать: «Наконец-то, лёд тронулся…».

 

— Ну, какой нужен повод, чтобы собрать в уютном месте, всех своих друзей?

Я давно мечтал это сделать. С приездом Елены, решил приурочить маленькое домашнее торжество, к большой дружной компании, — Светодар тихо рассмеялся.

На лице Рады появилась слабая улыбка; и чтобы не дать ей снова закрыться, учитель спросил:

— Так, тебе нравится моя идея?

Рада кивнула головой. Нервозности простыл и след.

— Вот и отлично! Значит завтра, начнём воплощать мою мечту, в жизнь! А сейчас, отпускаю тебя делать уроки. Постарайся отдохнуть хорошенько, тебе понадобятся силы и энергия, для наших занятий.

Учитель встал, подошел к девушке. Протянул руку, ладошкой вверх, жестом выказав желание «помочь ей подняться» с кресла.

 

— Уважаемый, Светодар — в голосе Рады прозвучал сарказм, — считаете, что я настолько «стара и немощна», что не могу сама подняться с кресла?

 

— Ну, что Вы миледи! Просто не хочу, чтобы Вы забывали о своём благородном происхождении! — подражая саркастическому тону подопечной, рассмеявшись ответил Светодар.

Хранитель покинул «спальный корпус для девушек», Рада вернулась в свою комнату доделывать уроки. Поблагодарив Мироздание за «отсутствие провокатора» (в смысле противной блондинки Ярославы), она спокойно приступила к занятиям.

Последний учебный день недели пролетел довольно быстро, без неприятных сюрпризов. После вчерашнего разговора с учителем, Рада успокоилась и восстановила в душе баланс равновесия. На колкости Ярославы, старалась не обращать внимания; понимала, что характер и наклонности сокурсницы не переделать. После обеда, как и обещал Светодар, за ней пришёл экипаж. Дорожная сумка собрана с вечера, поэтому оставалось только дождаться транспорт. В замок, она приехала вовремя. Светодар отсутствовал дома, пришлось уехать по какому-то срочному делу. По его распоряжению, ученицу сначала накормили. В компании Джона, Рада с удовольствием провела полдничную трапезу. В этого старика, она «просто влюбилась». К вечеру Рада занервничала, ведь она собиралась позаниматься и вернуться домой к ужину; но учитель, всё не появлялся в замке. Девушка ходила взад-вперёд по гостиной, от волнения не смогла даже почитать книгу. Через раскрытое окно, она услышала лязганье запоров на воротах, стук колёс прибывшего экипажа, во двор замка. На улице стемнело. Через некоторое время, дверь отворилась, в помещение вошёл, чем-то озабоченный, Светодар. Уходя из гостиной, Джон услужливо, принял из его рук походную сумку, и осведомился, можно ли подавать ужин. Мужчина отрицательно покачал головой, отказавшись от еды наотрез. Не обращая внимания на гостью, быстро прошёл в кабинет, закрыл за собой дверь.

Из-за столь холодного приёма, Рада расстроилась ещё больше. Она собралась вернуться домой. Нужно было предупредить управляющего. Учитель из кабинета не выходил. Девушка прошла на террасу, обошла вокруг замка. В одной из комнат обнаружила Джона, постучала в стеклянную дверь. Управляющий пригласил её в свой кабинет. Рада хотела возразить, уведомив о том, что собирается покинуть замок; но он попросил её присесть в кресло и, чтобы не огорчать старика, она послушалась.

— Миледи, от лица Вашего учителя, я приношу извинения за испорченный вечер и несостоявшиеся занятия. У хозяина, выдался, не самый удачный день. Он очень расстроен и удручён. Простите за невнимательность к Вам, это не его вина. Могу я попросить Вас об одолжении? Джон выглядел растерянным. Рада протянула руку, к руке управляющего, положила свою ладошку на его ладонь.

 

— Конечно, Джон… — глядя в глаза старика, тихо произнесла гостья, — чем я могу помочь?

 

— Будьте так добры, миледи, не примите мою просьбу, за оскорбление… — Джон запнулся, потом немного замялся на фразе, продолжил, — могли бы Вы сегодня, не покидать замок?

После произнесённой просьбы, глаза Рады расширились, а брови взлетели вверх. Она сглотнула слюну, откинулась на спинку кресла, и, глядя на управляющего, тихо промолвила.

 

— Дорогой, Джон…— запинаясь, говорила Рада, — при всём моём уважении к Вам и Светодару, я не могу остаться в замке. Как я объясню брату свой поступок? Да и неприлично, ученице, оставаться в доме учителя на ночь. Посудите сами, как это выглядит со стороны? Рада внимательно следила за мимикой собеседника, «расстроенность» на лице, не исчезала.

Девушка немного помолчала, потом добавила.

 

— Джон… Пожалуйста, доложите Светодару, что я собираюсь отбыть домой. И ещё скажите учителю, что я не обижаюсь на него, и приеду на занятия в другой раз. Она поднялась с кресла. Тем же путём, что вошла в кабинет управляющего, вышла на террасу, направилась за сумкой. Войдя в гостиную, обнаружила сидящего в кресле напротив камина, хозяина.

Светодар ворошил угли, железной кочергой. Рада подошла поближе.

 

— Мне пора возвращаться домой, Светодар. Уже поздно. Полагаю Ваши планы на счёт «приглашения гостей» изменились, в связи с непредвиденными обстоятельствами? Светодар обернулся. Глаза его были грустны, но услышав голос ученицы, улыбнулся.

 

— Прости, милая, что подвёл тебя сегодня. Ни занятий не провёл, ни должного внимания не уделил. Если честно, когда я вышел из кабинета, думал, что ты уже уехала домой; сумку твою не заметил. Светодар отставил кочергу в сторону. Потом встал с кресла, подошёл к девушке вплотную, взял за плечи:

 

— Планы по «приглашению гостей» не изменились, просто изменится «момент приглашения». Из-за моего незапланированного отъезда, придётся посетить дом твоего брата, завтра утром. Поскольку время позднее, и Святослав ждёт тебя дома только в субботу, предлагаю погостить у меня до утра. Утром, после завтрака, отправимся приглашать дорогих гостей, вместе.

 

— Вы хоть понимаете, уважаемый Светодар, в какое положение ставите меня? — глаза подопечной гневно сверкнули, — по-вашему, я должна врать брату, да ещё и остаться в вашем замке на ночь! Рада взялась своими руками за запястья учителя, и уверенно сняла его руки со своих плеч. Потом развернулась к сумке стоящей за креслом, двинулась прямиком к ней. Однако, подойти не успела, хозяин опередил её. Встав между ней и сумкой, он быстро заговорил:

 

— Рада, подожди… Ты ведь всегда приезжаешь домой в субботу утром. Ну, что подумает Святослав, когда ты заявишься среди ночи, со мной. Я не отпущу тебя одну, в такой час. Если возникнет необходимость объяснять, почему ты осталась сегодня в моём замке, я готов объясниться, и с твоим братом, и с твоим дорогим другом. Пожалуйста, не сердись.

Поверь, у тебя есть полное право гостить в моём замке, даже ночью!

Ни твой брат, ни даже Алекс, не могут этому препятствовать.

 

Рада ощутила всем телом, как внутри неё «поднимается волна сердитости», она ничего не могла с собой сделать.

 

— Вот что, дорогой учитель! — гневно проговорила девушка, — потрудитесь объяснить свои таинственные изречения, или прошу освободить путь к моей сумке!

 

— Я всё объясню тебе, когда придёт время! — спокойно вымолвил хранитель, продолжая стоять между сумкой и ученицей, сложив руки замком на груди. Надеюсь, дорогая, ты помнишь о методе «усмирения», если по нашему замку начнут летать картины, и прочие тяжелые вещи? — глаза Светодара сузились, засверкали хитрющими огоньками, грусть из них, испарилась напрочь.

Улыбаясь, он развернулся, поднял сумку. Взяв гостью за руку, повлёк её за собой. Не в силах противиться учителю, Рада, поднималась за ним по лестнице на второй этаж. Пройдя по широкому коридору, они вошли в просторный вестибюль, миновали резную арку. Светодар продолжал крепко удерживать подопечную за руку, увлекая в другое крыло здания.

В конце ярко освещённого коридора, учитель остановился напротив двустворчатой двери, поставил сумку на пол. Засунув руку в боковой карман брюк, извлёк длинный резной ключ. Вставил ключ в замочную скважину, несколько раз повернул против часовой стрелки, надавил на дверь, и она распахнулась внутрь. Перед девушкой, предстала уютная комната в нежных, салатово-голубых тонах. Широкая постель под балдахином. Мебель цветами гармонировала, с занавесками, покрывалом и паркетным полом. На потолке комнаты, красовалась живописная картина, выложенная мозаикой — семейство белых единорогов, пасущееся на берегу лесного озера. Пока подопечная разглядывала потолок, Светодар тихонько втолкнул её в комнату, и прикрыл дверь.

— Это моя детская комната! — с гордостью объявил хозяин. В ней уже много лет никто не живёт. А с сегодняшнего дня… Точнее ночи, — исправился Светодар, — это твоя личная резиденция! Даже я не посмею войти сюда, без приглашения и твоего разрешения! Моему слову можно верить! Светодар смотрел на подопечную, продолжая вещать:

— Дверь закрывается на ключ изнутри; если он находится в дверной скважине, открыть дверь с внешней стороны невозможно.

Так что, можешь не волноваться за свою безопасность… и непорочность! Смеясь, Светодар взял сумку, прошёл через всю комнату, открыл ещё одну дверь. За ней располагалась гардеробная со встроенными шкафами, а чуть дальше по короткому коридору — ванная с купелью и туалетом. Хозяин аккуратно поставил сумку на нижнюю ступеньку шкафа и снова вышел к гостье. Опустив голову, Рада стояла посреди комнаты, смотрела перед собой. Потом повернулась к учителю, с издёвкой спросила:

— Вы, специально спланировали день, так, чтобы я осталась гостить в вашем в замке? — девушка медленно подошла, внимательно посмотрела на него. Светодар храбро встретил взгляд подопечной и, не отрываясь от её глаз, ответил:

— Нет, дорогая, ничего не планировал. Так сложилось само собой. Мне, правда, совестно, что подвёл тебя с занятиями. Но я искренне рад, что ты сейчас со мной. Пойду, распоряжусь об ужине.

А ты переодевайся и спускайся в гостиную.

Выходя из комнаты, и направляясь в коридор, Светодар на ходу сообщил:

— Если у тебя нет с собой подходящей одежды, загляни в гардеробную, вся одежда, что там висит, приготовлена персонально для тебя и сшита по твоим меркам.

 

«Как интересно, — подумала Рада про себя — … и когда только успел, и мерки с меня снять и одежду приготовить. Подозрительно всё это… Очень подозрительно».

 

Постояв немного, она направилась в гардеробную к шкафам. В её сумке, действительно не было подходящей домашней одежды; только то, что она везла домой для стирки. Открыла дверь шкафа, сняла с вешалки тунику; под туникой висели свободные, лёгкие штаны. Тут же, на нижней полке, стоял ряд домашних тапочек и туфель. Она прошла в ванную, умылась, взяла с полочки расческу, причесала распущенные волосы; собрала их мягкой лентой в хвост. Удовлетворённо оценив своё отражение в зеркале, вышла в комнату.

Закрыв дверь на ключ, отправилась в гостиную, где её поджидал хозяин.

Светодар сидел в кресле, подперев голову одной рукой, задумчиво глядел в пляшущие огненные языки; на лице сияла улыбка. Как только гостья появилась на лестнице, мужчина повернул голову в её сторону.

— Тебе очень идёт индийская национальная одежда, — негромко сказал Светодар, бросив нежный взгляд на подопечную, — пойдём в мой кабинет, я попросил организовать ужин там.

Учитель поднялся, подошел к лестнице, подождал, когда ученица спустится вниз. Пропуская её вперёд, жестом руки указывал направление к приоткрытой двери, молчаливо предлагая следовать туда.

— Надеюсь, дорогой учитель, Вы попросили Джона присоединиться к нашей компании? — прокомментировала Рада, свой вход в кабинет хранителя.

— А как же! В первую очередь известил Джона, что сегодня он ужинает с нами! — высказав ответ вслух, Светодар не удержался и мысленно съязвил: — "… потому, что Сиятельство, боится оставаться со мной наедине!"

Рада, тут же, считала его мысли, потому что пребывала в спокойном эмоциональном состоянии. Бросив на него, презрительный взгляд, ответила тем же шпионским способом:

«Кто бы говорил! Джон, будет свидетелем, что я Вас случайно «не съела», если вдруг Вы испаритесь в пространстве!»

Получив «шпионский ответ» на свою «язвительную шутку», Светодар рассмеялся. Отодвинув перед гостьей тяжелый стул, пригласил её к столу. Усаживаясь рядом, ласково отметил вслух:

— Ваше Сиятельство, Вы, точно бальзам для души! От моего плохого настроения, не осталось и следа.

В кабинет вошел Джон, обошел стол с другой стороны, и занял стул, стоящий напротив. Он уже отметил про себя, что настроение хозяина «несказанно улучшилось». Пожелав друг другу, приятного аппетита, принялись за вечернюю трапезу.

Молчаливая пауза продлилась недолго.

— О визите, поговорим после ужина, милорд? — отправляя в рот кусочек антрекота, осведомился управляющий. Светодар немного помолчал, потом прожевав еду, вымолвил.

— Почему же, можем поговорить сейчас, — хитро взглянув на старика, известил о своём решении хозяин.

— У меня нет секретов от… — Светодар, едва успел «прикусить свой язык», чуть было, ни сказав слово «супруги». И тут же спохватившись, вставил в ответ недостающую фразу, — …любимой ученицы.

— Плохи наши дела, дружище Джон! Гиперборейские князья разделились на два лагеря. Оба, преследуют собственные меркантильные цели. Ни о каком единении и преданности, речи не ведётся. Всюду витает «запах предательства». Брови Светодара нахмурились. Рада искоса посмотрела на его лицо, перевела взгляд на Джона. Продолжая, молча трапезничать, она вся превратилась в «слух». Светодар продолжал монолог.

— Если и дальше так пойдёт, ситуация будет только ухудшаться. Даже думать не хочу, что ждёт нас в будущем. Учитывая, накалившуюся обстановку в Европе, полную раздробленность и обескровленность сторонников, ждать помощи нам неоткуда.

Джон, молча, выслушал хозяина. Отпив из бокала красное вино, промокнул губы салфеткой.

— Может попробовать провести партию «с замужеством Елены»? Насколько я знаю, в обоих лагерях Гипербореи, есть «холостые лидеры».

По крайней мере, так мы сможем заполучить один лагерь в сторонники. Елена довольно соблазнительная особа, а Вы, обладаете «волшебным влиянием» на неё. Другого выхода я не вижу, милорд.

Когда случится коронация, и случится ли она вообще, одному Богу известно. Нам важно укрепить политические рубежи уже сейчас, немедленно. Как только Джон заговорил о «замужестве Елены» и коронации, Рада натянулась изнутри словно струна. Сжав в ладони вилку, она неподвижно застыла, глядя куда-то сквозь тарелку. Трапезничать больше не хотелось, пропал аппетит. Неведомым чутьём, Светодар ощутил, что за столом происходит, что-то «неладное»; моментально перевёл взгляд на гостью.

— Прости, милая, мы испортили тебе аппетит своими разговорами. Больше не будем обсуждать политические темы за столом. Мужчина медленно положил ладонь на руку Рады, поглаживая, чтобы успокоить.

— Ты прав, Джон, надо было отложить обсуждение на потом. Взволнованно поглядывая на подопечную, и время от времени, переводя взгляд на управляющего, подвёл итог хозяин.

Рада выпустила вилку, рука Светодара, всё еще лежала на тыльной стороне ладони. Постепенно высвобождая ладонь из-под его руки, и стиснув зубы, чтобы не выкрикивать своё мнение, гостья высказала «неудовольствие»:

— Вы, мужчины-политики, ничем не отличаетесь от уличных торговцев! — в глазах Рады загорелся недобрый огонёк. Продолжая выражать неудовольствие, она высвободила руку; и чтобы унять негодование, взяла матерчатую салфетку, смяла её обеими руками.

— Политические темы, уважаемый Светодар, не имеют никакого отношения к «сводничеству»! — памятуя, что сидит на довольно тяжелом стуле, Рада резко повернулась вполоборота, спиной к хозяину и поднялась из-за стола.

— Благодарю за прекрасный ужин! — сквозь зубы, проговорила она, — позвольте удалиться в «свою резиденцию». Доброй ночи, господа-политики! Последнюю фразу, Рада высказала с неподдельным сарказмом. Демонстративно швырнув салфетку на стул, девушка поспешно удалилась из кабинета. Взбежав по лестнице на второй этаж, она открыла дверь спальни своим ключом, вошла внутрь, закрыла дверь изнутри.

Включила торшеры, чтобы в темноте не натыкаться на мебель. Приняв ванну, натянула на себя ночную рубашку, лежавшую тут же на полке, и, выключив оба светильника, забралась под одеяло. Пока девушка, раз за разом, прокручивала в голове весь диалог Светодара с управляющим, в дверь постучали. Нежный, мелодичный голос за дверью, представился.

— Дорогая, миледи, меня зовут Мария, я ваша персональная помощница! Можно мне войти к Вам и удостовериться, что с вами всё в порядке? Рада тихо лежала и упорно игнорировала просьбы.

— Простите меня, миледи, но если я плохо буду справляться со своими обязанностями, милорд уволит меня с этой работы. Если, изначально, миленький голосок Марии, оставлял гостью безучастной к её просьбе, то последняя «фраза» про увольнение, возымели магическое действие. Рада, скинув одеяло, спрыгнула с постели, и открыла дверь. Мария вошла в комнату. Молодая, красивая девушка, лет двадцати, с огромными карими глазами и тёмно-русыми, длинными волосами, собранными на затылке в миловидный пучок-рогалик. Помощница включила торшер, стоящий рядом с дверью, прошла к окну и опустила шторы. Потом взяла стоящие возле кровати тапочки, подошла и опустила их на пол, перед Радой.

— Наденьте тапочки, миледи! У нас хоть и тёплый замок, но полы под паркетом каменные. Вы можете простудиться. Хозяин не простит, если Вы заболеете. Озадаченная Рада, надев предложенные служанкой тапки, стояла несколько минут молча. Потом взяла Марию за руку, и, успокоив, разволновавшуюся служанку, сказала:

— Машенька, не беспокойся так. Я хоть и благородного происхождения, но давно отвыкла от аристократических почестей. И дома, и в школе у меня нет слуг, я привыкла всё делать сама. К тому же, неприхотлива. Только не обижайся. Мария смущенно посмотрела на гостью, и, сложив руки молитвенной мудрой, пролепетала:

— Прошу Вас, миледи! Не отказывайте мне в удовольствии, ухаживать за Вами. Если Вы скажете хозяину, что я Вам не нужна, мне придётся ухаживать за княгиней Еленой, а Вы нравитесь мне больше. Пожалуйста, оставьте меня прислуживать Вам, ведь это моя работа, и другой у меня нет.

— Хорошо! — растаяв от обаяния Марии, согласилась Рада. Машенька, как я смогу найти тебя в этом огромном замке? Наверняка у твоего господина, есть и другие помощники. Мария радостно заулыбалась и звонко прощебетала:

— Моя комната рядом с вашей, миледи! Вот она, — девушка взяла Раду за руку, вывела в коридор, увлекая за собой. Подвела гостью к соседней комнате, открыла дверь, завела внутрь. Аналогичное помещение, состоящее из двух комнат. Как пояснила помощница, она переехала сюда из правого крыла замка. С того момента, как хозяин поселил миледи в «свою детскую», она и её матушка, проживают на этом этаже, чтобы гостье было удобно выражать просьбы, желания, а женщинам сподручнее, удовлетворять их и исполнять служебные обязанности. Как оказалось, в левом крыле замка, кроме Рады и двух её служанок, больше никого нет.

— Машенька, — спросила Рада, выходя из комнаты прислуги, — а почему, кроме нас троих, здесь больше никто не живёт? Мария пожала плечами, провожая гостью в её покои.

— Не знаю, миледи…— ответила, Мария, — так распорядился милорд. Вероятно, он хочет, чтобы Вы чувствовали себя в замке комфортно, а лишние, незнакомые люди, будут Вас смущать. Мария дождалась, когда Рада заберётся в постель, подошла, укрыла её одеялом. Пока укрывала, сообщила, что второй ключ от её комнаты, находится только у неё, и что хозяин сюда не приходит, без особого на то случая. Поэтому молодая леди, может не волноваться, что милорд застанет её «разгуливающей по этажу» в ночнушке.

К удивлению Рады, спалось ей на новом месте, великолепно; не просыпаясь всю ночь. Под утро приснились белые единороги, река и лес. Проснулась от солнечных лучей, «щекотавших нос». Девушка открыла глаза, потянулась, внимательно огляделась по сторонам. В детской комнате Светодара, она чувствовала себя по-детски уютно и спокойно. Рада откинула одеяло, спустилась с постели и «прошлёпала» босыми ногами в ванную. Оттуда она вышла полностью готовая, к встрече со всеми обитателями замка. Пока девушка пыталась застелить «огромную», по её меркам постель, раздался негромкий стук. Она не стала дожидаться второго раза, подошла, отворила дверь. На пороге стояла, среднего роста, худощавая женщина, лет пятидесяти «с хвостиком», на одной руке у неё висели чистые полотенца.

— Доброе утро, миледи! Сегодня моя дочь «в свою очередь», делает уборку в гостиной, поэтому я принесла Вам чистые полотенца и помогу сделать причёску. Зовут меня Анна. Рада улыбнулась, отошла в сторону, пропуская служанку внутрь комнаты. Анна заметила, что девушка уже пытается самостоятельно застелить постель. Взглянув на озадаченную Раду, Анна заулыбалась.

— Простите за откровенность, миледи, я впервые вижу в этом замке гостью, которая пытается сама застелить постель. Это настоящее искусство, — Анна посмотрела на девушку, та, смущенно опустила глаза в пол.

Поверьте, милая леди, даже не все молодые служанки, умеют правильно убирать, и застилась, подобные ложа. Для меня Вы — настоящая героиня! Рада заулыбалась и предложила Анне помощь, пока никто не видит. Однако, помощница, взяла девушку за руку, подвела к столику с зеркалом, предложила присесть на мягкий топчан. Расчесав длинные волосы гостьи, она уложила их в премилую, женственную причёску. Посмотрев на отражение в зеркале, женщина с восхищением отметила:

— Ну вот. Теперь миледи, выглядит, совсем как настоящая королева. Вставив в волосы Рады, бусины на длинных, тонких проволочках, Анна уведомила девушку об окончании «ювелирной работы».

Рада поблагодарила её за помощь и заботу; удостоверила, что чувствует себя в замке уютно и спокойно. Помощница занялась уборкой постели. Рада вышла из комнаты, направилась по коридору, чтобы спуститься в гостиную. Уже на лестнице, она обнаружила Марию, вытирающую пыль. Тут же, «крутилась» другая помощники, накрывался стол к завтраку. Ни хозяина, ни управляющего в помещении не было. Рада поздоровалась со всей прислугой, и спросила, чем она может помочь (по привычке памятуя домашние сборы к трапезам и приготовление пищи, вместе с Ариной). Мария тут же подбежала к ней, и, взяв за руку, защебетала.

— Что Вы, миледи! В нашем замке, запрещено привлекать гостей к «обязанностям прислуги». А Вы, не просто гостья! За то время, пока Вы приезжали на занятия, все заметили, что милорд относится к Вам очень трепетно. Поверьте, в замке бывало и раньше много приезжих, особенно при покойном князе! Но, ни для кого из них, никогда не создавались особые условия пребывания, здесь. Только для Вас.

Гостья слушала милую болтовню Марии, и зацепилась вниманием за «какое-то слово», произнесённое служанкой. Но, поскольку, девушка продолжала быстро и беспрерывно тараторить, внимание тут, же переключилось на общий смысл монолога. Как ни пыталась она, сосредоточится, что же так взволновало её в рассказе Марии, однако, никак не могла вспомнить что именно.

Только успела помощница договорить последнюю фразу, как парадная дверь распахнулась, вошёл Светодар, одетый в кимоно, с шестом в руке. Взглянув на Раду, улыбнулся.

 

— Как спалось, милой леди?

 

Рада перевела на него взгляд, миролюбиво ответила:

 

— Как дома! Только дома я сплю, как младенец! Спокойно и безмятежно!

Не дожидаясь когда хранитель ответит, Рада мысленно передала «шпионское сообщение»:

— Начинает складываться впечатление, дорогой учитель, что Вы специально создаёте для меня «комфортные условия», чтобы я не захотела возвращаться домой.

Мужчина отставил шест, взглянул исподлобья на подопечную. Не произнося ни слова вслух, ответил ей тем же способом.

— Так и есть, дорогая. Хочу, чтобы ты чувствовала себя здесь, не просто «как дома», а намного лучше!

Передав мысленное послание, хранитель, вслух объявил:

— Сейчас переоденусь и будем завтракать! Мужчина поднялся по лестнице на второй этаж и свернул в правое крыло замка.

 

  • Граница тленности / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Первые с конца (немецкая серия, общий файл) / Zarubin Alex
  • Темные лица / Шатаев Аслан
  • Глава 18 / Хроника Демона / Deks
  • Игры богов. Игры королей / По следам скрипичной утки / Светлана Гольшанская
  • Белый танец / Лешуков Александр
  • Сломанное ребро / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Из школьной газеты / Буриме / Хрипков Николай Иванович
  • Сокрытое / Немножко улыбки / Армант, Илинар
  • Слёзы орхидей / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Корпорация Удобный мир. Zero-dimensional space / Born Mike

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль