Рада сидела на кровати, и изрядно нервничала. Аграфена обещала принести ей платье

0.00
 
Рада сидела на кровати, и изрядно нервничала. Аграфена обещала принести ей платье

 

Рада сидела на кровати, и изрядно нервничала. Аграфена обещала принести ей платье, в которое она могла бы переодеться; но вот уже как полчаса, от неё «ни слуху, ни духу».

«Бооооооже… канючила, про себя Рада. Сейчас вернётся мастер, а я голая! У меня даже трусов нет. Что же мне делать?»

В коридоре послышались шаги. Девушка подумала, что это Аграфена, спрыгнула с постели и подбежала к двери. Дверь распахнулась, на пороге стоял мастер. Раду бросило в жар. Она стояла в его халате (под которым и вовсе отсутствовало нижнее бельё), запинаясь, пыталась бессвязно объяснить учителю, что «ждёт служанку», которая обещала принести для неё платье. Светодар взял супругу за плечи, отодвинул чуть в сторону, чтобы пройти внутрь комнаты. Вошёл. Запер дверь на внутренний засов.

— Что… что, Вы делаете? — испуганно пробормотала Рада, — делая, медленные шаги и отступая назад.

Светодар, так же медленно подходил к супруге, на ходу поясняя ей, сложившуюся ситуацию.

— Рада, девочка моя… — как можно спокойнее, старался вещать мастер, усилием сдерживая дрожь в голосе, — платье тебе сейчас, ни к чему. Это я попросил Аграфену, помочь мне, тебя раздеть. Пришло время, познакомиться нашим телам, мы же супруги?

Но, если ты боишься, или не желаешь этого сейчас, я не буду настаивать и делать, что-то против твоей воли.

Но… Одно деяние, я совершить обязан. Это нужно, для практики, наших с тобой совместных перемещений. «Я должен разбудить в тебе женщину». Светодар, сделал два широких шага навстречу, вмиг настиг пятящуюся к стене супругу, и, подхватив её на руки, понёс на кровать.

Рада пыталась высвободиться из рук князя, с силой болтая ногами и гневно выкрикивая, сердитые ругательства:

— Да, как ты смеешь! Отпусти меня сейчас же! Я кусаться буду! — выкрикивала угрозы, рассерженная леди.

Светодар больше опасался, что по комнате начнут летать тяжёлые предметы, вещи, и потому, нельзя было дать супруге возможность сконцентрироваться.

Он донёс её до кровати, и с высоты своего роста резко бросил на постель. Отпружинив от постели, тело девушки «машинально расслабилось», чтобы принять повторно упругую форму, но не успело. Светодар уже подсунул свои крепкие руки под её колени и резко развёл ноги в стороны, полы халата раскрылись.

Если до этого момента Рада отчаянно вопила, ругалась и дрыгала ногами; почувствовав беспомощность перед сильными руками мужа, она взмолилась.

— Бооооооже… Неееееееееет! Светодар, что ты делаешь… Пожааалуйста, не наааадо! — голосила Рада во весь голос,

— Я не смогу тебе в глаза смотреть… Умоляяяяяяяю не делай этого. Она застонала, прокричав от отчаяния последнюю фразу мысленно: «Мне стыыыыыдно, Свеееетлый!»

Чтобы не кричать от нарастающего удовольствия, Рада пыталась взять в рот уголок подушки… Но дотянуться до неё, так и не смогла; впрочем, она, также не смогла, зафиксировать и своё положение в пространстве.

Как ни пыталась Рада поднять корпус своего тела, у неё ничего не получалось. Хватаясь руками за одеяло, она лишь стаскивала его под себя, а в нижней части живота, разгорелся жар такой силы, что Рада испугалась.

— Светлый мой, умоляяяяяяяяяяяяю… не нааааааааааадо, — молила Рада, периодически издавая протяжные стоны, вырывающиеся у неё из груди — …перестааааань пожааааалуйста… доооольно…

Сладостное напряжение тел супругов, достигло апогея. Рада, не в силах была больше сдерживать нахлынувшее волшебное ощущение, издала протяжный, громкий стон, с силой сжав обеими ладонями, ладони мужа.

Чтобы не пугать её собственным криком, Светодар накрыл губы жены ртом, и глубокий, пронизывающий стон утонул в нежном поцелуе.

Внутри неё, пульсировала и сокращалась сокровенная часть, любимого ею мужчины; этот удивительный, загадочный орган, который, так страшил и смущал её раньше (в мгновение ока, всплыл из прошлого, образ Алекса, лежащего на ней, после неудачной шутки).

Наконец, у Светодара прекратились телесные вздрагивания, и он продолжил покрывать поцелуями лицо Рады, ласково шепча ей на ушко слова утешения:

— Родненькая моя… Милая моя девочка… Между супругами, не может быть ничего постыдного во время интимных ласк. Всё хорошо, малышка. Тебе нечего стыдиться и тем более бояться. Скоро ты сама поймёшь, какой ты была наивной и маленькой. А сейчас ты стала, по-настоящему, «женственной» и неповторимой.

Светодар приподнялся над женой, одной рукой развязал узел на халате и ослабил пояс.

Тихонько распахнув отворот халата, супруг обнажил девичью грудь Рады, и прильнул губами к соску. Рада почувствовала, как от нежных мужских ласк, внизу её живота снова нарастает напряжение.

«Ого… — отметил про себя Светодар, — …да ты моя милая, не разряжена до конца. Вот так сила, у тебя внутри. Мне немного не по себе, от мощи твоей энергии».

Светодар аккуратно начал приподниматься на руках, однако, Рада, пресекла его попытку освободиться.

— Вот так, значит? Моей «вредине» понравилась интимная игра супругов… — мужчина тихо рассмеялся, и снова прильнув губами, к обнажённой груди Рады, начал нежно её ласкать.

Супруги «нежились» в постели, ещё около часа. Рада улеглась головой на грудь мужа и занялась излюбленным занятием: рисовала пальчиком на его животе, немыслимые рисунки… Светодару было щекотно, но он героически терпел.

Не мог же он прервать, из-за «щекотки», столь важный и ответственный момент в интимной жизни с женой.

— Послушай, Светлый мой… — негромко проговорила Рада, продолжая «щекотать» его рисунками — …и как же мне теперь, из этой комнаты выходить, после моих «эксцентрических воплей»?

Светодар расхохотался. Потом перевернул жену на подушку, и, расцеловывая её лицо успокоил «зазнобу»:

— В этом крыле замка, сегодня, мы с тобой «одни одинёшеньки», всю прислугу и охрану, я отправил в другое крыло; строго-настрого, запретив появляться здесь, до завтрашнего утра. Неужели, ты до сих пор не изучила меня, милая? Разве мог я «наслаждаться нашим общением», зная, что кто-то может подслушивать или подглядывать за нами. Таких ошибок, я не допускаю никогда!

 

Рада заулыбалась, глядя в глаза супруга. Потом поцеловала его в губы, прошептав:

 

— Люблю тебя, Светлый… Всей душой люблю… Ты удивительный.

Князь крепко обнял жену и мысленно сказал:

«Представить себе не можешь, родная моя, как долго я ждал от тебя этого признания…»

После, супруг спросил, у Рады:

— Скажи, милая… — обхватив лицо любимой, обеими ладошками, князь счастливо улыбался, — …чем же, ты так поразила моего начальника охраны Ратмира? Он сказал мне такую «любопытную фразу», когда мы встретились у входа в замок, после моего возвращения, что я до сих пор пребываю в недоумении.

Рада смущённо опустила глаза, и чтобы не отвечать на вопрос супруга, пошутила:

— Да, ничем особым не «поражала», просто твоего Ратмира, легко удивить… — и тут же, получила от Светодара, мысленное сообщение: «Не скажииииии… Ратмир опытный воин и очень проницательный человек. Доверив твою и свою безопасность, лично ему, я уверен в нём, как в самом себе… Удивить его не так то просто». Светодар не стал больше «допрашивать жену с пристрастием», понял, что она не желает рассказывать «о чём-то, что происходило в его отсутствие»; решил выяснить всё у Ратмира или Антипа.

— Я жутко проголодалась, — призналась Рада «сдвинув брови», вид у неё от этого, получился скорее комичный, нежели серьёзный. Князь улыбнулся, откинул в сторону одеяло и соскочил с постели в абсолютном неглиже. Супруга «выросла», познав его тело, и теперь, скрывать от неё свой «первозданный вид», он считал «преступной деятельностью» (хотя, Рада при этом, опустила взгляд на поверхность кровати). Князь поднял с пола штаны, натянул их на себя.

— Пойду, принесу твою одежду… — рассмеялся Светодар, и поспешно вышел из комнаты. Через несколько минут, супруг вернулся, со стопкой новых, глаженых вещей.

— Аграфена, приготовила «одёжку» для тебя и оставила в моём кабинете. Туда же, Антип принёс для нас с тобой, горячую «провизию»! Но… управляться со всем этим, мы с тобой, будем самостоятельно. Как я и говорил, до завтрашнего утра, ни прислуги, ни охраны здесь нет, и не будет. Давай, одевайся скорее… Я тоже «жутко голодный»! И если сейчас же не «утолю инстинкт голода», то съем тебя, моя милая! Высказав последнюю фразу, Светодар, положил стопку одежды на край топчана, стоящего рядом. Запрыгнув «игриво» на кровать, шутливо укусил жену, за выглядывающую из-под одеяла коленку. Рада рассмеялась. Князь подал супруге нижнее бельё, тунику и домашние брюки; первичный гардероб для Рады, действительно привезли сегодня. Просто, «знакомить» его (гардероб) с ней, пришлось только сейчас.

«Новоиспеченная любовница», запахнула халат, вылезла из-под одеяла; слезла с постели на пол, поспешно оделась (всё ещё пребывая в халате мужа, Рада натянула на себя нижнее бельё, домашние штаны; отвернувшись от супруга, скинула его халат на кровать, надела на голое тело тунику).

Наблюдая за ней, Светодар подумал: «Должно пройти время, пока любовь моя, перестанет меня стесняться».

Молодые люди направились в кабинет. Пока шествовали туда в обнимку, Рада успела отметить, что во всём крыле замка, царит полное безмолвие; на втором этаже, так же, как и на первом, не наблюдается присутствие людей. Супруги вошли в кабинет и князь, пошёл разводить огонь в камине. Рада принялась накрывать чайный столик (он, конечно, не походил на «тот столик, что стоял в кабинете мужа в Китеж-Граде», был гораздо меньше), стоящий в другой стороне от рабочего стола. Антип и Аграфена, «постарались на славу», возле чайного столика располагался «своеобразный» столик на колёсах, состоящий из нескольких составных частей-этажей. Каждый этаж-стеллаж заполнен отверстиями, куда бережно вставлены горшочки, кувшины, тарелки, чашки, столовые приборы; второй этаж «раздаточного столика» заполняли хлебо-продукты и сыро-продукты; на самом верхнем — красуются фрукты, сладости, разложенные в красивые берестяные корзиночки и вазы. В уголке, в фигурной форме стоят салфетки. «Молодая княгиня» расставила на стол тарелки, разложила столовые приборы и вытащила из отверстия в столе, кувшин. Потом выдвинула в сторону полку стеллаж, с встроенными туда глиняными горшочками, которые были, всё ещё горячими на ощупь. Огонь в камине затрещал и взвился пламенем, «облизывая» каждую деревянную чурочку и берестяную корочку. Супруг обтёр руки, влажной матерчатой салфеткой, подвинул кресло поближе к столику, и удовлетворённо взглянув на красующийся пищей стол, сел. Рада открыла по очереди крышки с глиняных горшочков, и потянула носиком ароматные запахи. Несколько мгновений спустя, на тарелках молодых супругов красовался «торжественный» обед, в «их супружескую честь».

— Дорогой, — Рада начала беседу первой, подвинув к тарелке мужа хлебную лепёшку, — …как долго мы будем пребывать здесь? Я волнуюсь, прежде всего, за Джона. Он так и не понял бедолага, куда я испарилась «прямо на его глазах». Пожилому человеку, нельзя долго пребывать в стрессе. И завтра я должна присутствовать в школе, иначе, разразится неслыханный скандал; в связи с моим бесследным исчезновением.

Светодар молча жевал… Потом поднял вверх указательный палец (показывая жестом фразу «одну минуточку, я сейчас занят»), налил себе из кувшина домашний, медовый квас, запил пережёвываемую еду; когда пища была пережёвана, супруг заговорил.

— Я планировал отправиться в путь завтра утром. Но, ввиду «благоприятно сложившихся обстоятельств», теперь мы можем вернуться домой вместе, нашим с тобой «оригинальным способом», — после этой фразы Светодар «лучезарно заулыбался», влюблено взглянув на жену.

— Можем вернуться сегодня, да хоть сейчас, — рассмеялся Светодар, — однако, мне надо отдать распоряжения своим «начальникам», дружине. Ратников, к огромному моему сожалению, я не могу «телепортировать» вместе с нами; им придётся добираться до дома, обычным способом. И ещёёёёё… — задумчиво протянул князь, — … необходимо принять некоторые меры предосторожности, в связи с разрешившимся так удачно конфликтом.

Нет гарантий, что нечто подобное, может быть использовано «против меня» и в других регионах страны. Это политика, родная… Здесь, либо ты «умнее», либо твои «враги».

Рада, понимающе закивала головой.

— Давай попробуем, сегодня до вечера уладить все дела… — продолжала юная княгиня, — … ну, или до ночи. А к утру, нам необходимо быть дома. Рада замолчала… Потом начала «возить по тарелке» кусочек хлеба (к жесту этому, Светодар уже привык. Означало сие, что жена, чем-то озабочена).

 

Мужчина дал ей время соизволить объясниться, но, так и не дождавшись «вопросов», спросил сам:

— Тебя беспокоит что-то, родная моя? Поделись со мной. Вдвоём всегда проще «смотреть на ситуацию» объективно; и главное, с разных точек зрения.

Рада подняла глаза на мужа. Выражение её лица, выглядело озабоченным; между бровей образовалась «хмурая складочка».

 

— Мне очень не нравится положение, с затягиванием твоей коронации; это и является причиной, всех «возникающих конфликтов» и неприятностей. Нестабильность власти, приводит к «провокациям» со стороны тех, кто хочет её узурпировать.

Глаза Светодара расширились от удивления.

— Девочка моя… — князь «довольно хмыкнул», — … я и не знал, что в твоей «юной головке», рождаются столь мудрые и проницательные мысли.

Ты абсолютно права, милая. Только я и сам, пока не знаю, как поступить в этой ситуации. Думаю и ничего придумать не могу.

Молодая супруга, улыбнулась, доела обед. И подытожила совместный диалог:

— Тогда подумаю я… — уверенно сказала Рада, — …люблю решать сложные задачки, шарады и ребусы… Княгиня отпила из кружечки морс, поднялась из-за стола и сложила, использованную посуду в контейнер, предназначенный специально «для грязной посуды».

После высказанной ею фразы про «сложные задачки, шарады и ребусы», Светодар напрягся, но вдаваться в полемику не стал. Даже после интимной близости, жена оставалась для него «непостижимой тайной».

После торжественной трапезы, молодые люди совместно прибрали стол, сложили использованную посуду в отдельно приготовленный контейнер; и вывезли раздаточный столик с оставшейся пищей в коридор вестибюля. Так было условлено с прислугой. После, супруги вернулись в спальню. Светодар переоделся в подходящую для «решения насущных вопросов» одежду, Рада последовала его примеру. Ей необходимо было побеседовать с Антипом. Пока супруг отправился «улаживать важные дела», княгиня, вышла в вестибюль, и отправилась искать управляющего.

Антипа она обнаружила на втором этаже, «другого крыла замка». Управляющий, закончил «утренний контрольный променаж» по служебным делам, и готовился отобедать. Рада вошла в светлую гостиную, и хотела было позвать кого-нибудь из слуг; однако сам Антип вышел к ней навстречу из соседней комнаты.

— День добрый, Антип Всеславович! — радостно поприветствовала княгиня, — … прошу прощение за то, что пришла в Ваш обеденный час, но у меня есть важный разговор. Мы с мужем, собираемся в скором времени покинуть имение и вернуться в Китеж-Град, но здесь остаются «неулаженными», некоторые серьёзные дела; оставлять их на потом нельзя, могут вновь возникнуть проблемы из-за этого. Как только пообедаете, поговорим о том, что меня «очень тревожит» в политической обстановке, а заодно, попробуем выстроить план разрешения важной «политической задачи».

Завидев молодую хозяйку в «своей резиденции», Антип несказанно обрадовался (обычно, в имении находится не так много людей-слу; приём устраиваются крайне редко. Поэтому, большая часть помещений замка, в основном пустует. Антип выбрал для себя три комнаты на втором этаже, связанные между собой проходными «входами-выходами» и поселился в них, на правах хозяина. Тут был, и рабочий кабинет управляющего, и спальня, и отдельная столовая), после произнесённой княгиней речи, он пригласил её присоединиться к «трапезе», а заодно, и поговорить. Рада приняла предложение присоединиться к чаепитию, но кушать отказалась; объяснив, что они со Светодаром, пообедали несколько минут назад. Антип поставил на стол чайничек с «ароматно пахнущим чаем» и чашку для княгини. Рада поспешила сама поухаживать и за собой, и за Антипом, разливая чай по чашкам; чтобы дать мужчине возможность, спокойно покушать.

Пока Антип Всеславович трапезничал, Рада излагала ему свой взгляд на происходящее в стране и в регионах; потом мягко перевела тему на возникшую необходимость «ускорить коронацию» князя-регента. И чтобы это сделать, Антипу, придётся снова обратиться за помощью к брату, и к лидерам «крестьянского противостояния». Управляющий кушал, но внимательно слушал княгиню; с некоторых пор, он перестал относиться скептически к её «идеям». После «виртуозного разрешения политической ситуации», совершенной леди, не выходя за пределы имения, Антип понял: их «молодой хозяйке», от природы дарованы не дюжие политические таланты, о которых её супруг даже не подозревает.

— Ваше Сиятельство, — Антип закряхтел, — но для воплощения в жизнь «ускоренной коронации» нашего светлого князя, необходимо обрести поддержку, как минимум с перевесом в семьдесят процентов в половине регионов нашей страны. Одними «нашими ополченцами» здесь не обойтись.

— Верно, Антип Всеславович! — Рада улыбнулась, — … мы и не собираемся выстраивать поддержку Светодара, опираясь лишь на этот регион. Просто сейчас, нам нужны, один или два региона, в которых мы начнём продвигать политику «ускоренной коронации», а потом, по цепной реакции, будем «проталкивать эту идею» в «близлежайшие» к ним регионы страны, и так далее.

Но! Чтобы удельные князья не смогли «задушить» и разрушить наш план, необходимо выявить в регионах (как минимум в пяти-шести, для начала), активные группы крестьянских общин и их лидеров; всё это необходимо делать тайно, дабы, не навлечь на людей опасность их жизням.

Ещё один важный элемент «плана» — выявление и подтверждение «слабых, уязвимых мест» в политике князей-вассалов.

Это «первичные болевые точки», на которые смогут «давить» народные лидеры, собирая в большие, протестующие массы людей, недовольных политикой удельных князей. Тем самым, настраивая народ на требовательное ускорение коронации будущего монарха, чтобы обрести политическую стабильность и порядок, по стране в целом.

— Не волнуйтесь, Антип Всеславович, когда мы вернёмся в Китеж-Град, я смогу заручиться поддержкой мужа и ещё одного опытного политика; мы начнём тот же процесс в наших регионах. Таким образом, осуществление плана начнётся с двух сторон. Пока Вы с братом, собираете сведения и ведёте переговоры в этом регионе, без осуществления «кардинальных действий», мой супруг, подготовит почву в нашем регионе. Заручившись поддержкой влиятельных князей вассалов, лояльных и симпатизирующих Светодару элитарных масс, мы сможем создать противовес удельным князьям, желающим узурпировать власть князя-регента.

 

— Единственной «неразрешённой» пока задачей, является постоянная «закодированная связь» между регионами; открыто писать в депешах о наших действиях, нельзя. Необходимо будет разработать «условные фразы», которые не вызовут подозрений у «наших противников». Гонцов часто засылать, тоже нельзя, это также может вызвать подозрение. Придётся комбинировать отправку сообщений: часть отправлять «с оказией» почтовыми дилижансами, а часть переправлять с курьером. Первичную депешу о начатых переговорах, можете переправить с почтовым дилижансом, а о результатах доложить через курьера. Пока первичная почта дойдёт из вашего региона к нам, к этому времени, уже созреет и «депеша для гонца».

Управляющий, молча, попивал чай из кружечки, потом, переварив информацию изложенную княгиней, заговорил сам:

— Ваше Сиятельство, план действий выглядит очень заманчиво, но, со всем моим уважением к Вам, я не могу начать действовать без распоряжения Вашего супруга.

Во-первых, я много лет служил его отцу и сейчас для меня, князь, является и первой, и последней инстанцией «для всех моих действий». Прошу, не обижайтесь на меня. К тому же… Если что-то пойдёт не так, за «своеволие» и излишнюю «резвость», Ваш муж может меня разжаловать и уволить. Я не вправе, без его ведома совершать каких либо самостоятельных действий, тем более такого политического масштаба.

 

Рада кивнула головой, в знак согласия с управляющим:

— Вы, абсолютно правы Антип Всеславович, я еще не привыкла к «дворцовым регламентам», хотя в детстве учитель Белогор, преподавал их мне.

Простите, за мою неосмотрительность. Я сейчас же поставлю мужа в известность и предложу ему подумать над моей идеей. Рада допила чай, поблагодарила Антипа за гостеприимство и отправилась обратно в «крыло замка», где князь ввёл «комендантский режим посещения». Когда она вернулась, супруг пребывал в своём кабинете, беседовал с Ратмиром. Дверь в кабинет была приоткрыта, видимо князь обеспокоился отсутствием молодой жены и ждал, её появления. Рада подошла, постучала в открытую дверь и вошла внутрь (ей очень не терпелось изложить Светодару, свои идеи).

— Ваше Сиятельство, — официально обратилась Рада к мужу, — … когда закончите беседовать с начальником Вашей личной охраны, прошу, не отпускайте Ратмира. Нужно обсудить ещё одну важную тему: желательно, чтобы при этом присутствовал и Ратмир и Антип Всеславович. А я поднимусь пока в комнату и подожду.

Светодар искренне удивился, столь официальному к нему обращению, но, выяснять причины не стал. Решил, что спросит об этом жену наедине. Князь кивнул головой. Рада вышла из кабинета мужа и отправилась на второй этаж, дожидаться «аудиенции супруга».

Долго ждать ей не пришлось. Некоторое время спустя, Светодар пришёл в комнату, и, прикрыв за собой дверь, направился прямиком к лежащей на постели княгине. Хотел было начать раздеваться, но Рада его остановила.

— Дорогой, — глядя на Светодара в упор, серьезно заявила Рада, — разве я не просила тебя оставить Ратмира в кабинете и призвать Антипа Всеславовича для «нашей беседы»?

— Рааааада… — взмолился князь, — ну, что за «капризы», девочка моя! Тем более, накануне нашего с тобой отъезда домой! Ну, зачем тебе понадобился мой «начальник охраны» и Антип? Давай лучше «поиграем», а то завтра у тебя занятия в школе начнутся, и мне всю неделю придётся «страдать в одиночестве».

Княгиня спрыгнула с постели и сердито выкрикнула:

— «Игры» будут, когда проблемы решим! Не надо относиться ко мне, как к маленькой! Тем боооолее… — Рада сделала шаг навстречу Светодару, воинственно наступая на мужа, —… не советую пренебрегать моими идеями! — глаза Рады на этот раз сверкали, «метая гневные молнии», а в голосе проявились «злые, металлические нотки».

Светодар почувствовал, как воздух в помещении начал уплотняться, послышалось мерное потрескивание. Стоящий на столике графинчик с водой, вдруг подпрыгнул, завис в воздухе, потом молниеносно совершив полёт «по траектории» и врезался в противоположную стену. Осколки от посуды и остатки жидкости, разлетелись во все стороны.

 

— Понял! Всё понял! — Светодар, примиряющее, расставил ладони на уровне грудной клетки, призывая Раду к спокойствию и благоразумию.

Родная моя, я прекрасно тебя понял! Успокойся….

И, пожалуйста, прекрати наносить ущерб «нашему с тобой» имуществу! С точки зрения «семейного бюджета», это не экономично и очень расточительно. Озадаченный, столь доходчивым «разъяснением» супруги, князь, медленно попятился от кровати к входной двери, продолжая «изливать успокоительные комментарии» для Рады, —… сейчас же вызову Антипа и Ратмира в кабинет, ты только не нервничай! Успокаивайся и спускайся вниз. Мы готовы тебя слушать.

Светодар вышел из спальни, спустился на первый этаж и направился в вестибюль. Поймав за рукав, пробегавшего мимо него мальчика-слугу, князь приказал позвать Ратмира и Антипа Всеславовича. После этого, вернулся в свой кабинет.

Расставив у чайного стола кресла, чтобы слушателям удобно было воспринимать информацию, князь предусмотрительно убрал глиняный кувшин с квасом на окно. Раздвинул тяжёлые занавески на окнах, чтобы в кабинете стало светло. За этим занятием Рада и застала мужа. Княгиня вошла, молча, пересекла пространство помещения, уселась в кресло; то, что стояло ближе всего к камину. Светодар взглянул на неё, и отметил про себя, что Рада, всё ещё сердится на него. Князь подошел, придвинул к креслу жены ещё одно кресло и сел рядом. Протянул руку и положил её сверху ладони супруги. Княгиня сжала ладошку в кулак, выказав тем самым «недовольство».

— Раааааада..., — примирительно обратился к ней князь, — …ну прости, что я проигнорировал твою просьбу.

Меня «подвели мои низменные инстинкты», хотел поскорее остаться с тобой наедине. Даю слово, что больше подобного не повторится. Хоть намекни мне на тему нашей нынешней беседы, а то я теряюсь в догадках.

Супруга помолчала какое-то время, потом Светодар ощутил, как под его ладонью расслабился кулачок жены и она, перевернув свою ладошку, просунула между его пальцев, свои пальчики; теперь ладони супругов были сцеплены замочком. Князь улыбнулся.

— Тема беседы, касается твоей коронации! — серьёзно объявила супруга, — У меня появились кое какие идеи.

Светодар повернул голову, посмотрел на жену.

— А я думал, ты пошутила, на счёт «влюблённости» в сложные задачи, ребусы и шарады…» — князь внимательно вглядывался в лицо любимой женщины. Рада ничего не ответила ему на это. В кабинет вошёл Ратмир, следом шествовал управляющий.

Рассевшись в пустующие кресла, мужчины, выглядели очень серьёзными и сосредоточенными; Светодар ожидал от них совершенно другой реакции. Ещё минуту назад, он «готов был биться об заклад», что беседа, на которой настаивала Рада, будет носить: либо формальный характер, либо полу шуточный. Однако, князь «глубоко ошибся».

Не дожидаясь, пока супруг «пустится в диалог», Рада сразу перехватила инициативу в свои руки:

— И так, уважаемые наши соратники! Проясню, кое-что, относительно «возникших идей», на тему «коронации князя-регента». Политическая ситуация и в стране, и в регионах, осложняется, власть регента, с каждым днём становится всё более нестабильной и слабой; теряется влияние на народные массы и князей-вассалов. Всё это, способствует, разжиганию мелких и крупных конфликтов в регионах, и в конечном итоге, может привести к узурпации власти и войне.

Времени на раздумья и «попытки договориться с удельными князьями» больше нет. Пришло время действовать.

Светодар снова ожидал некой «неадекватной реакции», от присутствующих в комнате оппонентов; однако, к его искреннему удивлению, мужчины по-прежнему оставались серьёзными и невозмутимыми. В одно мгновение, у князя, даже закралась мысль, что супруга их «загипнотизировала».

«И так…» — после произнесённой фразы «и так», Рада поведала сидящим в креслах мужчинам, всю стратегию «от начала и до конца», которую ещё час назад, изложила Антипу Всеславовичу. По мере того, как жена «фразу за фразой», раскладывала «по полочкам» действующий механизм, воплощения в жизнь «своей идеи», у Светодара, изумлённо расширялись глаза.

Но, что ещё более приводило его в «нескрываемое недоумение», так это реакция верных ему «служак». Мужчины, а «этих он знал оооооочень давно», сидели смирно и спокойно слушали «ЖЕНЩИНУ».

Князь «ровным счётом» не понимал, что происходит. Светодар «обиженно помалкивал», раздосадованный тем фактом, что жена перехватила инициативу лидера. Однако, к удивлению князя, Ратмир с огромным удовольствием, тут же вступил в полемику с княгиней.

— Ваше Сиятельство, — «начальник охраны», был серьёзен, как никогда, — …Ваши идеи, достойны «светлейшего разума монарха». Простите за откровенную дерзость, но Ваша светлость, не перестаёт меня удивлять. На счёт «зашифрованных депеш», полностью с Вами согласен; но на придумывание кодовых фраз нужно время.

— А зачем придумывать «сложности»? — тут же отозвалась княгиня, — …мы, прямо сейчас, сядем все вместе, и придумаем «простые кодовые фразы» из обычной бытовой жизни, что не вызовет подозрений, относительно наших действий.

— А меня, хоть кто-нибудь здесь замечает? — с обидой в голосе, отозвался Светодар, — …вообще-то, князь-регент это я!

Рада повернулась к мужу и успокаивающе пояснила, обратившись к нему с подобающим уважением:

— Ваша Светлость, Вы не просто регент. Вы истинный, самый благородный монарх этой страны! И поскольку «враги и недруги», всеми способами стараются вредить Вам и лишить Вас законной власти, мы все, здесь присутствующие, будем помогать и оберегать Ваше Сиятельство.

Несколько «разумно мыслящих», гораздо эффективнее справятся с «проблемой», нежели всё ляжет на одни плечи. Вы не должны обижаться. Потому что, и я, и все люди, которые будут помогать нам справиться с трудной задачей, мы все, действуем только в Ваших интересах.

Светодар поднял глаза на «верных служак»: Антип утвердительно кивал головой, Ратмир улыбался. После недолгой паузы, Ратмира «понесло в откровенность»; и как ни пыталась Рада, жестами и мимикой «заткнуть ему рот», у неё это плохо получалось.

— Ну, право же, Ваше Сиятельство, — обратился Ратмир к Светодару, — давайте попробуем поработать с этой идеей, другого плана «как ускорить вашу коронацию», у нас всё равно пока нет. Ситуация в стране, действительно неспокойная и нестабильная. Пока будем «готовить почву» и вести переговоры, любые планы всегда можно поменять. А заручиться поддержкой народа и части элиты, это всегда «достойный противовес», вашим врагам! Тем более, что «подобный план» уже сработал и показал себя в действии, на небольшой территории нашего региона! И задача выполнена блестяще!

Осознав, что Ратмир, «прямо сейчас» начнёт излагать «все те манипуляции, которые она вершила в последние двое суток», Рада занервничала:

— Дорогой, — Рада обратилась к мужу, — …я покину вас ненадолго, скоро вернусь. Не объясняясь, княгиня резко поднялась с кресла и поспешно удалилась из кабинета. Пока Ратмир, энергично и восхищённо, рассказывал Светодару, как им: Ратмиру, Антипу, и его «Светлейшей супруге», удалось заставить удельного князя-вассала «изменить политику в регионе» и привести противоборствующие стороны к мирному урегулированию конфликта; Рада, отправилась в другое крыло замка, чтобы разыскать перо и бумагу.

Светодар внимательно слушал «откровения» верных ему «служак» и про себя думал: «если бы не Рада, «противостояние» между крестьянами и князем-вассалом, вряд ли, закончилось благополучно; если бы не его жена, возможно, и он, уже никогда бы не вернулся домой». С каждой минутой, князь осознавал, что женат «не просто» на красивой, обворожительной женщине; он женат — на истинной монархине — мудрой, властной, проницательной! И теми качествами, которым он — Светодар, учился всю свою сознательную жизнь, природа одарила Раду с рождения. Генетика самой древней монархической династии, нашла своё полное отражение, в этой хрупкой, нежной женщине.

Рада отсутствовала в кабинете мужа, около получаса; вернулась с листом пергамента, исписанным красивым, крупным почерком. Прошла мимо беседующих мужчин, села в кресло. Протянула лист мужу, прокомментировав:

— Это примерный вариант фраз, которые можно использовать для «шифрования» наших посланий. Связь с регионами, должна быть постоянной, желательно — хаотичной. Чтобы не вызывать подозрений у приграничных «патрулей», постоянно досматривающих «пересекающих границу»: людей, экипажи, почтовые дилижансы, и, конечно же, всадников. Для каждого региона, необходимо выбрать одну «неизменяемую фразу», или лучше использовать название местности — например, наименование существующего города в этом регионе или крупного населённого пункта, чтобы сразу понимать, откуда пришла «депеша». Гонец с депешей, каждый раз должен быть новым, непосвящённым в наши дела, тот же принцип работы, с курьером! До передачи «почты»: курьер получает «разовые инструкции» от нашего доверенного лица и передаёт «донесение» гонцу. Обратная связь от принимающего «послание» региона, должна работать чётко и вовремя, по той же схеме. Всё это делается, на тот случай, если «гонец с депешей» не прибыл в пункт назначения (важное послание не дошло, до адресата). «Сторона, ожидающая ответа на депешу», направляет следующего гонца, но уже с другим текстом. Под каждое важное «послание»: три определённые фразы-текста, разного содержания, но смысл послания должен быть понятен всем. Один текст — первичное послание; второй текст — повторное; третий текст — «для ситуации, вышедшей из-под контроля».

 

Светодар прочитал «фразы», подумал немного и объявил:

— Почерк моей супруги, не должен всплыть нигде и ни при каких обстоятельствах! Надеюсь Вам это понятно, верные мои други?! Ратмир, Антип Всеславович?! Потом, ещё немного «по-соображав», Светодар отдал приказ Ратмиру: «сесть за его стол и переписать на чистый лист бумаги, «написанные супругой фразы»». После того, как начальник охраны, исполнил распоряжение князя, Светодар бросил исписанный Радой лист, в догорающий огонь камина.

— Антип Всеславович… — Рада обратилась к управляющему, — … первое послание о результатах «переговоров с вашим братом», мы будем ждать через три недели, после нашего отъезда. Полторы недели на переговоры, полторы на доставку «донесения». Это максимальный срок для обмена информацией. Учитывайте тот факт, что в «критических условиях», этот срок доставки сообщений, должен быть сокращён вдвое. Иногда, промедление в «оповещении о важных событиях или фактах», может привести к полному краху задуманного плана. Поэтому… Старайтесь не затягивать с «отправкой посланий». Если, по каким-то причинам, обстоятельства будут складываться не так «гладко», как нам хотелось бы, лучше сообщите об этом факторе; мы подумает, над другим ходом, или стратегией. И ещё, важный момент… Никакой самодеятельности! Вы нам нужны живыми, здоровыми, невредимыми! Если у вас возникли идеи или непредвиденные ситуации, например, люди, не зависящие от вас, стали действовать по «своим собственным принципам и желаниям», срочно, сообщайте нам. Мы сможем, скорректировать ситуацию, подсказав, как вести себя, в тех или иных обстоятельствах. Так Вы останетесь в безопасности и вне подозрений. На лидеров «народного ополчения», должен выходить человек, постоянно контактирующий с ними, а между Вами и «контактным лицом», так же, должен быть «посредник». В крайних случаях, если наше присутствие здесь станет необходимым, мы с его Светлостью, прибудем к Вам незамедлительно.

Княгиня закончила излагать «важные моменты», и отпросилась у «соратников» покинуть их (передав важные этапы плана, нужно было дать мужчинам «переварить информацию» и подумать над «этапами» его выполнения). Рада оставила мужчин «наедине со своей идеей» и отправилась в спальню, чтобы немного отдохнуть; от небольшого «нервного перенапряжения», у её Сиятельства разболелась голова. Вот и обеденный час прошёл, супруг так и не появился. Желудок у Рады подвело. Не в силах больше терпеть «разыгравшийся аппетит», княгиня спустилась на первый этаж, прошла в вестибюль, открыла дверь. К её огромной радости, «раздаточный столик» уже поджидал «хозяйку имения»; она вкатила его в холл, подвинула к креслу, и, открыв горячие горшочки, наложила еду в чистенькую посудину. Отобедав, Рада убрала тарелку в контейнер «для использованной посуды», закрыла крышку. Отлила в чашку, из кувшина морс. Насладившись в одиночку «обеденной трапезой», взяла раздаточный столик за ручку и покатила его в кабинет мужа. И Светодар, и его соратники, давно пропустили обед, трудились над «её идеей» голодные; приоткрыв дверь, она вкатила столик. Мужчины в этот момент, наклонились над рабочим столом Светодара. Присмотревшись повнимательнее, Рада заметила на поверхности, развёрнутую карту местности. Красным карандашом, Ратмир наносил на карту, какие-то знаки. Княгиня не стала отвлекать мужчин «своим присутствием», подкатила раздаточный-столик, к столу чайному, и тихонько вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь. Весь оставшийся день, и даже вечер, Рада провела в комнате одна-одинёшенька; на супруга не обижалась, понимала, что если он, не решит важные вопросы за сегодняшний вечер или даже ночь, ему придётся остаться здесь, ещё на какое-то время. Рада же, не мыслила «вернуться домой без него», поэтому терпеливо ждала возвращения князя.

Светодар вернулся в комнату глубокой ночью. К его удивлению, Рада не спала.

— Почему не спишь, милая? Скоро уж рассвет… — супруг устало улыбнулся, — спасибо за заботу, солнышко моё. Так увлеклись «воплощением плана», что совсем забыли про пищу. Благодаря тебе, пообедали.

Девушка слезла с постели, подошла к мужу и обняла за талию. Уткнувшись лицом в его грудь, прошептала:

— Прости, что заставила трудиться так долго… Рада поцеловала мужа в оголённый участок тела груди, что выглядывал из-под расстегнутой рубахи, — …но, если мы не решим эту задачу, ты так и будешь пропадать, то в одном проблемном регионе, то в другом; а я, буду «сходить с ума», от осознания, что твоя жизнь постоянно подвергается опасности.

Не хочу такой судьбы для нас, Светлый… Боюсь потерять тебя, понимаешь? Князь крепко обнял жену, расцеловал ей лицо. Порывов к «играм» у него уже не было, Светодар, действительно устал. Раздевшись, мужчина сложил вещи на топчан, стоящий рядом с кроватью, и забрался в постель. У него оставалось два часа на сон и отдых, рано утром, предстояло «перемещение» в замок Китеж-Града. Супруга, при любых обстоятельствах, должна быть возвращена в школу. В том состоянии, в котором он сейчас находился, сделать это было невозможно (энергетический запас слишком мал). Мужчина крепко заснул. Рада ещё какое-то время, разглядывала спящего мужа, потом прильнула губами, к его лицу и тоже уснула.

С рассветом, Светодар разбудил супругу, нежно поцеловав её в нос. Рада открыла глаза, улыбнулась, и, потягиваясь «точно кошка», спросила:

— Пора вставать?

— Да, милая, пора… Надо успеть вернуться в Китеж, за три с половиной часа до начала занятий в школе.

Все распоряжения, касающиеся моей дружины, а так же исполнения «твоей идеи», я отдал вчера вечером. Антипа Всеславовича, предупредил, что мы с тобой покинем наше «здешнее имение» на рассвете. Ратники уедут позже. В замке останутся лишь воины, которые серьёзно пострадали в «противостоянии», до полного их выздоровления».

 

— Да, но… как же я уеду отсюда, не попрощавшись с Антипом и Аграфеной? — канючила Рада.

 

— Ничего страшного, попрощаешься в другой раз, — спокойно ответил Светодар, — …а сейчас, поднимайся скорее, одевайся, и начнём «процесс перемещения».

Откинув в сторону одеяло, молодая женщина неохотно «сползла» с постели (наблюдая всё это время за женой, Светодар улыбался; вспомнил, как ещё вчера днём, его жена «спрыгнула с постели, метая молнии в глазах, ярко проявляя «хищные черты пантеры». Сейчас она была похожа на домашнюю, ленивую кошку) на пол; шлёпая босыми ногами, прошла к гардеробу (там висела чистая, наглаженная одежда, в которой она переместилась к мужу). Супруга переоделась довольно быстро, надела новые носочки, привезённые для неё с ярмарки; причесалась. Потом озадаченно взглянув на мужа, спросила:

 

— Что… и умываться тоже не надо?

 

Светодар рассмеялся, —… умоешься дома! — потом вышел на середину комнаты, подозвал жену жестом руки. Рада послушно подошла. Князь притянул супругу к себе, прижался торсом к её спине и строго сделал наказ:

 

— А теперь, закрой глаза, и ни при каких обстоятельствах, не смей их открывать! Тем более, из любопытства! Сконцентрируйся! Представь, что «ты и я, уже находимся в нашем замке в Китеж-Граде; стоим в моём кабинете, в середине ковра. Через некоторое время, почувствуешь вибрации во всём теле и покалывание; не пугайся. Так и должно быть. Глаза не открывай, до тех пор, пока я не разрешу тебе, их открыть! Всё ясно?! Рада ничего не ответила, закрыла глаза, сконцентрировалась и представила, что они уже дома. Через некоторое время, почувствовала, как по всему её телу, «прокатываются» волновые вибрации, началось интенсивное покалывание. Однако, молодой женщине не было страшно; рядом с ней находился человек, которому она, безоговорочно доверяет свою жизнь. И так же безоговорочно отдаст свою жизнь, за него. В сознании Рады, «поплыли живые, красочные картинки» Китеж-Града, замок Светодара снаружи, потом, чётко увидела его кабинет: они стоят в том самом месте, откуда девушка переместилась, двое с половиной суток назад. Покалывание в теле прошло, вот и вибрации стали «малоощутимыми»; в теле снова спокойствие и комфорт. Рада стояла смирно. Ждала когда супруг, разрешит ей открыть глаза. Светодар молчал. Продолжая удерживать девушку, руками за талию, он нежно поцеловал её в ухо. Потом ещё раз…и ещё раз… пока Рада не почувствовала, что в её теле снова нарастает «волшебное напряжение», которое она испытала впервые, от ласк мужа.

— Дорогой… — капризно спросила супруга, — … уже можно глаза открывать? Светодар, продолжал, молча «проявлять нежности», и девушка почувствовала, как его руки, расстёгивают на ней штаны. Не дожидаясь больше «разрешения на открытие глаз», Рада открыла их сама. Они оба, находились в кабинете князя, стояли в серединке ковра. Светодар, настойчиво её раздевал.

— Светлый… — сердито заговорила Рада, — … что ты делаешь? Мы только «домой переместились», а ты снова принялся «за свои игры»? Я ещё, «даже не умытая»! Мне зубы почистить надо! Светодар отпустил хватку и супруга принялась застёгивать штаны обратно.

— Раааааада… — умильно, нараспев, позвал её Светодар, — … все в замке, спят! Посмотри в окно, рассвет только занялся. Ты же не хочешь перепугать весь обслуживающий персонал, помощников и Джона, своим «необычным появлением»?

К тому же, мы с тобой прибыли домой заранее… У тебя до занятий, ещё целых четыре с половиной часа:

есть время помыться, «поиграть», поспать и позавтракать. Пойдём в мою «тайную» спальню? Когда Светодар, сказал слово «тайную», Рада, любопытно посмотрела на него и спросила:

— Ну, надо же… У тебя есть даже «тайная спальня»! Почему я не знаю о ней?

Князь взял супругу за руку, пробормотав себе под нос:

— Потому, что, только сейчаааааас, пришло время «с ней познакомиться», — повёл в сторону своего рабочего стола. Остановившись, напротив стены с картиной-мозаикой, мужчина положил руку на стену и легонько надавил на неё ладонью. Часть мозаики, продавилась внутрь, оставив в стене выемку, похожую на дверь.

Светодар, сдвинул выемку в сторону, за ней появилась обычная дверь. Он взялся за ручку, толкнул её, и дверь отворилась внутрь другого помещения. Мужчина подтолкнул девушку сзади, уперевшись ладонью в «пятую точку Рады», и жена оказалась внутри ещё одной комнаты.

Это была ещё одна спальня, оформленная, в «чисто мужском стиле и цвете»: широкая кровать цвета «бордо», со стоящими к ней вплотную тумбочками, по обе стороны; встроенный во всю стену гардероб, с зеркальным покрытием дверей. На противоположной стороне, ещё одна дверь.

— А там что? — любопытничая, спросила Рада. Прикрыв за собой дверь спальни, Светодар ответил весёлым, беззаботным тоном:

— Там, как раз те, «два важных» помещения, на которые ты только что намекала! Мужчина прошёл через ванную в «сортир», потом вернулся снова в ванную, помыл руки. Пока супруг, расхаживал по «родным пенатам», Рада подумала:

«Агааааа… вот значит, что скрывал от меня Джон, когда мы искали ключ…».

Светодар снова появился в комнате. Он уже успел, скинуть с себя штаны, рубаху, и надеть, домашний махровый халат. Второй «его личный» халат, для жены, висел на вешалке в раздевалке. Держа в руках, полотенце, супруг подошёл вплотную к любимой женщине; игриво смеясь, накинул полотенце ей на шею.

— Пойдём со мной, моё солнышко… — загадочным тоном, вещал Светодар, — … наступили времена, когда мы с тобой, имеем полное право «поплавать в купели» вместе! Заметив, что супруга смутилась и подозрительно поглядывает на него, Светодар, решил «надавить на жалость», в крайнем случае «на совесть»:

— Ну, пожааалуйста, Рааааада… Я трудился весь прошлый день, даже ночь… Могу я рассчитывать на «вознаграждение» за труды праведные? По-моему, это очень даже справедливо.

Стоило князю упомянуть «о трудах праведных», как в супруге «взыграла совестливость». Памятуя, что это она стала причиной «этих самых праведных трудов», Рада сдалась «на милость победителю»: позволила, «увести себя полотенцем» в раздевалку ванной комнаты.

— Хорошо… — сговорчиво произнесла девушка, — … но, ты иди в «купель» первым, я присоединюсь к тебе.

— Только, дай честное слово, что не сбежишь! — хитро прищурившись, попросил Светодар.

— Не сбегу! Честное слово! — смеясь, удостоверила она мужа. Светодар ушёл в ванную, девушка разделась в раздевалке, накинула халат на голое тело, и отправилась к мужу «дарить справедливое вознаграждение», за его «праведные труды».

Рада вошла в ванную. Светодар нежился в пушистой пене, заполнившей всё пространство купели. Раздеваться перед супругом «до наготы», было, конечно совестно; но и мужа созерцать, в полностью обнажённом виде, она была пока не готова. Девушка развязала пояс и опустилась по мраморной лестнице купели в воду, прямо в халате. Светодар подплыл к жене, спустил с неё халат; тот, так и остался «самостоятельно плавать» на поверхности, пока не намок и не опустился на дно. Рада же, предстала перед очами супруга, в «образе Венеры, возрождённой из пены». Лаская руками и губами нежное, обворожительное тело супруги, Светодар и предполагать, не мог, насколько станет «зависим» от этой «юной Богини».

 

У него были женщины и раньше… Даже до первой встречи «в путешествии» со своей женой, Светодара навещала молодая вдовушка, благородных кровей. Уж очень «лакомым кусочком» представлялся ей, молодой князь.

«Вдовушка», замуж вышла по расчёту, ответственно подарив свою девственность, шестидесятипятилетнему старику-барону, который много лет назад «схоронил супругу» и вот уже, около пяти лет, как подыскивал себе «молоденькую утешительницу», чтобы скрасить старческое одиночество. Как только «расчетливая особа», получила статус «баронессы», поняла, что старый барон, не может удовлетворить «потребности страстной натуры». Баронесса стала приглядывать, для себя в благородном обществе, молодого любовника.

Светодара она заметила сразу, на одном из светских приёмов, куда молодой князь, прибыл вместе со своим отцом (их знакомство, состоялось за три года, до кончины князя-отца). И как только «баронесса» не обхаживала молодого князя: в ход применялись и «коварные женские чары», и любовные послания, и даже «тайные визиты».

*«Интимная связь с баронессой», случится четырьмя годами позже, после скоропостижной кончины князя-монарха. И вовсе, не от «похотливой натуры» молодого князя. После разговора с отцом и «обновлённым знакомством» с женой, Светодар сам отказался от «навязываемых ему баронессой встреч», просто, сказал ей правду о своём семейном статусе. Весёлая «вдовушка», заявилась к «будущему монарху», сразу после смерти его отца (к этому времени, законный супруг баронессы «благополучно почил в мир иной» около года назад, а она обрела статус «безутешной вдовы»). Под предлогом «траурного мероприятия», молодая аристократка прибыла с соболезнованиями в замок князя, и, протянув время до позднего вечера, попросилась остаться ночевать (дабы «не отправляться в Путь» поздней ночью).

Прогуливаясь поздним вечером по замку, баронесса, застала «безутешного сына» в рабочем кабинете отца, с бутылочкой английского рома. Женщина заглянула в приоткрытую дверь кабинета, на первом этаже: хмельной Светодар сидел в кресле, в одиночестве, допивал прямо из бутылки алкоголь, стараясь унять скорбь в душе.

Оглянувшись по сторонам, «предприимчивая барышня» вошла в кабинет, закрыла за собой дверь и повернула ключ, торчащий в замке.

 

Приблизившись к сидящему в кресле, изрядно захмелевшему молодому князю; женщина встала перед ним на колени, взяла из рук почти допитую бутылку, поставила на пол. Связно и чётко говорить, князь уже не мог.

А потому, вдовушка принялась утешать будущего монарха собственным, оригинальным способом: проворно расстегнула ему штаны и спустила на пол. В последующий час, она показывала Светодару, как «мастерски умеет заглушать душевную боль».

И, действительно, мастерство баронессы, оценил не только молодой князь, но и вся «замковая прислуга», включая Джона. На протяжении часа, из закрытого «кабинета князя-отца», доносились громкие, протяжные стоны Светодара, время от времени сопровождающиеся его громогласными вскрикиваниями.

Джону, поневоле, пришлось приказать всему «обслуживающему персоналу» замка, запереться в своих комнатах и не выходить оттуда, пока не закончится «утешительная оргия».

Однако, истошные крики молодого князя были слышны даже в закрытых комнатах прислуги. Утром, чуть только забрезжил рассвет, Джон, вошёл в кабинет (дверь оказалась незапертой), и увидел «печально-комичную» картину. Полулёжа в кресле, со спущенными до щиколоток штанами сидел «спящий воин». Возле стола, сиротливо валялась пустая бутылка из-под «качественного английского рома».

Несмотря на глубокую ночь, баронесса, исчезла из замка, сразу после проведённого «утешительного мероприятия». Навестив покои управляющего, она настояла, чтобы для неё заложили экипаж и отвезли домой.

Джон, не стал препятствовать её отъезду. Мудро рассудив, что молодому князю, незачем созерцать утром, «развратную утешительницу». С того времени, вдова, больше не появлялась, ни на горизонте «княжеских приёмов», ни в пределах видимости молодого князя. А Светодар, после случившегося постыдного случая, ещё целый год не мог открыто смотреть в глаза Джону. Ситуация изменилась лишь после того, как в его замке, впервые появилась Рада.

 

 

  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • На той стороне любви / Четвертая треть / Анна
  • О чём плачет дождь / Так устроена жизнь / Валевский Анатолий
  • Секрет теней / Vasilisa1 Дарья
  • Вернуть весну  / Kartusha / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Цари и Боги / Семушкин Олег
  • Воспоминание / Письма Фениксу / Гарманова Мария
  • Незаметный / В ста словах / StranniK9000
  • Зной / Олешко Полина
  • 9 / Песня осени / Лисовская Виктория
  • Предыстория. / Выстрел в душу / Maligina Polina

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль