"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ" Глава 12 ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

0.00
 
"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ" Глава 12 ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
Часть 2.Глава 12

ГЛАВА 12. ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ.

После возвращения в Китеж-Град, жизнь друзей-путешественников, снова потекла в размеренном русле, а время старательно стирало острые сюжеты путешествия. Друзья и родственники, погрузились в собственные заботы, и подзабыли о неприятности, случившейся с Радой на плато. Подзабыли все. Кроме одного человека.

Пока подопечная Светодара продолжала наслаждаться летним отдыхом, хранитель договорился о встрече с главным жрецом Раведы. В назначенный день, мужчина предстал перед старцем в прекрасном расположении духа, чего нельзя было сказать о директоре. За окном кабинета, шумел разбушевавшийся ветер, и всё указывало на то, что скоро грянет гром. Старец хмурился и кряхтел, показывая всем видом, что у него плохое настроение. Гость же, напротив, загадочно улыбался, уютно расположившись в широком кресле напротив камина. Внутренним чутьём, жрец ощущал, что разговор с хранителем предстоит долгим и напряжённым; но определить причины собственной нервозности, Агнехрон не мог. Светодар, вежливо хранил молчание, почтительно ожидая, когда старец начнёт беседу первым. Отдав управляющему распоряжение, приготовить для него и гостя чайную церемонию, Агнехрон опустился в кресло. Пока рядом с камином сервировался стол, директор нарушил молчание.

— И так, уважаемый Светодар… — жрец говорил тихо, однако, речь звучала чётко и плавно. Паузы, между изречениями, позволяли гостю наслаждаться древней славянской речью, где каждое слово, воспроизводило в сознании яркие образы — судя, по вашей настойчивости, смею предположить, что у Вас ко мне, есть серьёзный разговор. Не будем терять драгоценное время и для начала, Аз хочу понять истинную причину, которая привела вас ко мне. Высказав последнюю фразу, Агнехрон поднял глаза на хранителя, и устремил взгляд в центр его лба — старец осматривал «подсознание». Подобной техникой считывания мыслей (сканирование), Светодар не владел. Жрец перехватил инициативу «поединка взора», и теперь все мысли хранителя, оказались на поверхности его биополя. В случае малейшей лжи, Агнехрон, прекрасно мог считать мыслеобразы, роившиеся в его голове.

Однако, просканировав биополе собеседника, жрец «отпустил контроль» над его мыслями.

— Рада… — коротко ответил гость, — только она, является этой истинной и серьёзной причиной. Не только для меня, многоуважаемый Агнехрон; она — важная причина, для всех нас. На фразе «для всех нас», Светодар сделал отчётливое ударение, повысив при этом голос.

Лицо старца, оставалось невозмутимо спокойным, и сложенные на «солнечном сплетении», замочком руки, даже не думали менять своего положения.

— Мы ведь уже обсудили с вами, все возможности и варианты дальнейшего обучения нашей подопечной? — спокойно осведомился старец.

— Верно, — продолжил вещать Светодар, — однако, разговор пойдёт, вовсе не об обучении, и даже не об охране…

— Вот, даже как? — в голосе директора, зазвучало удивление. Вслед за вопросом брови старца приподнялись вверх. Следующую фразу жрец высказал с заинтересованностью.

— Вы заинтриговали меня, Светодар! Много лет, не проявлял к беседам, такого нетерпеливого, по-детски, искреннего интереса.

Впервые за время встречи, старец оживился, от плохого настроения, не осталось и следа. Хранитель не стал прилагать усилия, чтобы рассказывать жрецу «причины-следствия», побудившие его к встрече с ним. Он, неторопливо поднял, лежащую рядом с креслом кожаную походную сумку, достал из неё деревянный футляр. Как только футляр оказался на чайном столике, Агнехрон, тут же надел себе на нос очки. Старца заинтриговала даже не ёмкость, а резная отделка ручной работы. Директор, являлся истинным ценителем древнего искусства, особенно, когда рисунок мастера выполнялся древними руническими скриптами и имел скрытый смысл.

Гость открутил крышку футляра, перевернул его; на ладонь, выпал бумажный сверток, скрученный в трубочку и перевязанный шёлковой, зелёной тесьмой. Мужчина аккуратно развязал незамысловатый узелок тесьмы, развернул бумажную трубочку. На глазах жреца, бумага превратилась в документ-грамоту. Вверху грамоты, прямо по центру, красовался позолоченный печатный вензель с печатью монархической династии ( Агнехрон сразу его узнал, поскольку видел много раз) — свидетельствующий о том, что документ подлинный.

Светодар протянул руку, передал документ директору, и пока жрец внимательно изучал содержание, мужчина налил в кружку чай из персонального чайничка, и, зачерпнув ложечкой из розетки малиновое варенье, с удовольствием смаковал знакомый с детства аромат. Время от времени, он всматривался в лицо старца, пытаясь понять эмоции испытываемые старцем. Считывать откровенно мысли директора, Светодар не решился. Во-первых, знал о могуществе Арианских жрецов, и нарываться на неприятности, из-за несанкционированного вторжения в биополе директора, ему было невыгодно. Во-вторых, подрывать доверие к себе, было бы совершенно глупо. Таким образом, оставалось только, вести себя уважительным образом, не проявляя излишнего любопытства.

Агнехрон ознакомился с текстом документа, аккуратно отложил его на краешек рабочего стола, молча показав собеседнику намерение, ещё раз перечитать грамоту. Жрец погрузился в глубокую задумчивость, снова сложив руки замочком, на области солнечного сплетения. Заметив нахмуренные брови старца, Светодар привстал, обошёл чайный столик с другой стороны, предупредительно налил чай в кружку директора, из его персонального чайничка, подвинул ближе поднос со сладостями и розеткой, наполненной вареньем. Так же молча, хранитель вернулся в своё кресло, снова взял в руки деревянный футляр, и начал отворачивать крышку, уже с другой стороны; перевернув его в точности, как в первый раз, на ладонь мужчины выпали три кольца. Два из них, по всей видимости, были обручальными, поскольку рисунок одного из колец, в точности повторял рисунок второго (единственным различием являлся размер оных). Третьим был перстень, и он, явно предназначался для женской руки. На поверхности перстня, красовался объемный узор, повторяющий форму снежинки.

Мужчина снова протянул руку в сторону директора, положил на стол кольца. Агнехрон, вышел из состояния задумчивости, взял в руки кружечку с чаем, молча, отпил из неё чай. Следуя примеру гостя, он принялся отведывать варенье, намазав его тоненьким слоем на крекер (таким образом, старец, видимо успокаивал роившиеся в голове мысли).

Небо затянулось густыми, хмурыми тучами, на улице потемнело. Кабинет погрузился во тьму; за окошком блеснула молния, мгновение спустя грянул гром. Ветер усиливался. Ветви росшей под окном акации под его напором, звонко хлестали по стеклу. Через какое-то время, послышалось постукивание капель по подоконнику, их сменил гулкий, продолжительный шум. Начался ливень.

Светодар блаженно расслабился в кресле и под звонкую музыку дождя, прикрыл веки. Дождь для него, был самым любимым природным явлением с детства, и каждому дождливому денёчку он радовался, словно ребёнок. Сквозь шумовую пелену дождя, хранитель, расслышал тихий голос жреца, комментировавшего вслух собственные мысли.

— …Так вот почему монарх, в завещательном распоряжении установил для дочери, такое жёсткое условие, для вступления в семейный союз … — директор отпил чай из кружки, потом взял со стола перстень, и, положив на ладонь второй руки, стал с интересом разглядывать его. Рассмотрев, вернул обратно на то место, откуда взял украшение.

— И как Вы, Светодар… — голос директора осёкся на полу фразе, ладонь он прижал к бороде, откашлялся и продолжил вещать, в ином тоне… — могу я узнать, что Ваше Величество, намерен предпринять в ближайшее время?

Пока директор вещал, Светодар проследовал к камину, подбросил в него чурочки и разворошил краснеющие угольки. Огонь вспыхнул с новой силой, осветив кабинет светом от разгоревшегося пламени. Мужчина улыбнулся, восхищаясь мудростью и прозорливостью старца. Даже при наличии такого малого количества документов, у жреца не осталось сомнений, что перед ним далеко «непростой» хранитель.

— Уважаемый, Агнехрон… — мужчина спокойно продолжал беседу — до определённого момента, мне, не хотелось бы обнародовать свой статус, также как и статус подопечной.

Согласно этой грамоте, Рада, уже является моей супругой, однако, я не знаю, как юная леди отреагирует на эту новость. Для меня важно, чтобы её реакция была радостной и счастливой.

Надеюсь, Вы понимаете, о чём я толкую?

Жрец понимающе кивнул головой в ответ. Гость продолжал излагать мысли.

— Сейчас, я обдумываю, как правильно и осторожно довести этот факт до семьи подопечной, в особенности, до самой леди. Вас, уважаемый директор, я известил в первую очередь, потому, что Вы являетесь официальным жрецом-хранителем её Сиятельства, до момента признания за ней статуса — монаршего Величества Ассии. Как только леди, официально пройдёт коронацию, все полномочия по защите, перейдут ко мне — её супругу. Согласно этому документу, — мужчина повернул голову в сторону грамоты, лежащей на рабочем столе жреца, — все эти годы, с момента гибели монаршей четы, законным опекуном Рады, являюсь только я. Её родной брат, вообще не имеет, никакого отношения к опекунским правам над сестрой.

Светодар сделал паузу, давая возможность жрецу оценить ситуацию. Агнехрон молчал.

— Сейчас, первое, что нужно сделать, не нанося девушке душевной травмы, вернуть её в дом брата. И именно с этой просьбой, я пришёл сегодня к Вам на встречу. Вы, как Верховный жрец и мудрый хранитель, сможете убедить Святослава, вернуть сестру домой.

Директор откашлялся, откинулся на высокую спинку кресла и уставился взором в потолок, где играли, извиваясь в причудливых узорах тени, от горевшего в камине огня.

— Ваше Величество, — речь старца, наконец, оживилась, — и как Вы себе представляете «моё убедительное вещание Святославу»? Что я должен представить ему в качестве доводов? А если он откажется прислушаться к моему совету и наставлениям?

Жрец заметно разнервничался, нервное покашливание участилось.

— Уважаемый, Агнехрон, в вашем распоряжении любые доводы, главное, чтобы результат осуществился в ближайшее время. Если, по каким-либо причинам, Святослав откажется вернуть сестру под крышу своего дома, неважно по каким… Мне придётся, «несвоевременно» обнародовать официальный «замужний статус» Рады, как впрочем, и свою законную опеку над ней.

Светодар, снова поворошил горящие угли и чурочки в камине, и вернулся в кресло. Жрец молчал. Гость терпеливо ожидал, когда директор снова возобновит беседу. Спустя некоторое время, он заговорил.

— Ваше Величество, Аз полагаю, Вы в курсе, что Рада помолвлена с молодым человеком… — фраза директора прозвучала вовсе не как вопрос, а скорее как утверждение. Старец поднял глаза на мужчину, не отводя пронзительного взора от собеседника, и снова заглянул в подсознание гостя.

— Конечно, в курсе… — Светодар улыбнулся.

— Поверьте, решение именно этой задачи, составляет для меня сейчас определённую трудность. Эмоционально, Рада крепко привязана к Александру, это видно невооруженным взглядом. И Алекс, питает к ней самые нежные и глубокие чувства.

Вот почему, я опасаюсь преждевременной огласки, нашего с Радой супружеского статуса.

Но, оставить её наедине с ним не могу. Поймите меня правильно, Агнехрон, это, вовсе не из-за документов. Леди, всегда может отказаться от монаршего статуса, и получить официальный развод, после того, как ей исполнится 25 лет.

Агнехрон поднял брови, и опустил взгляд на кольца, лежащие на чайном столике.

— Не могу, потому… — Светодар запнулся, — потому, что люблю эту женщину, и отказываться от неё не намерен. У меня есть в запасе три года, и я приложу все силы, чтобы Рада смогла полюбить меня, а главное, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию без ущерба для Александра. Он прекрасный человек, я долго наблюдал за ним, когда мы путешествовали.

Вот, наверное, и всё, о чём я хотел поговорить с Вами сегодня. Пожалуй, оставлю вам копии предоставленных документов. Ещё год назад, их сделал для меня главный префект Китеж-Града.

Договаривая последние фразы, Светодар снова поднял с пола кожаную сумку, достал из нее, большой, матерчатый конверт и протянул его жрецу.

Затем, взял оригинал грамоты, с рабочего стола директора, аккуратно скрутил трубкой, перевязал, всё той же шёлковой тесьмой и засунул в деревянный, резной футляр. Завернул на футляре крышку. То же самое, гость проделал с кольцами и перстнем.

После этого, Светодар поблагодарил директора за то, что жрец терпеливо выслушал его, и тема беседы плавно перетекла в более приятное русло. Молодой человек мастерски перевёл тему разговора на любимые для Агнехрона темы — сакральные места, которые они посетили в путешествии, удивительные способности, открывшиеся у Рады, и смешная история с волчонком. Директор и его гость просидели до глубокой ночи, наслаждаясь общением; уже далеко за полночь, Светодар покинул жреца и вернулся домой.

***

После проливного дождя, лившего «как из ведра» всю ночь, утренний воздух наполнился свежестью и восхитительным запахом скошенной травы. Почему-то сегодня, Святослав проснулся «ни свет, ни заря», до рассвета оставалось три часа. Арина, видимо замёрзла от прохлады предрассветного воздуха, и завернулась в одеяло, словно гусеница в кокон. Мирно посапывая во сне, она даже не пошевелилась, когда супруг встал с постели. Спать уже не хотелось, и он решил сварить себе кофе. Святослав спустился на первый этаж, прошёл на кухню, чтобы поставить нагревать воду в отличном «современном изобретении» местных мастеров, примусе*

(*Примус — устройство, предназначенное для нагревания чего-либо. Используется для приготовления пищи, кипячения воды и других хозяйственных/бытовых нужд).

Тут же, у его ног крутился «рыжий Дядюшка», почувствовав возвращение спасительницы из путешествия, кот сбежал от Белогора. Теперь, он с нетерпением ждал, когда же «любимая нянька» появиться перед рыжими очами. Домой к хозяину, Платон явно не собирался, хотя дом находится на соседней улице.

— Ах, ты рыжий прохвост, — укорял кота Святослав, — стыда у тебя нет, и совести тоже! Теперь Белогор переживает, куда мог подеваться вверенный под его контроль «шкодливый плут», не спит из-за тебя, всю ночь.

Так, разговаривая с котом, Святослав сварил кофе, налил в кофейник. Поставил кофейник с чашкой на поднос и вынес на веранду. Кушать пока не хотелось, но видя перед собой, цинично — прищуренные глаза Платона, нагло гипнотизирующего его, Святославу пришлось идти на кухню, делать бутерброды. Ну, не мог он спокойно наслаждаться кофейной церемонией, когда в упор на него смотрят два огромных рыжих глаза; откровенно показывая, что Платон «ооооооочень голоден».

В первую очередь, конечно же, пришлось накормить «дядюшку». И только после того, как кот улёгся в кресло, стоящее напротив, Святослав принялся наслаждаться горячим кофе. Мужчина жмурился от удовольствия, и вспоминал путешествие, смакуя каждый прожитый день в лоне природы. Пока хозяин витал в воспоминаниях, калитка ограды беЗ©шумно отворилась, на дорожку ведущую к дому, ступил высокорослый человек. В темноте, невозможно было разглядеть лицо незнакомца, но одежда, очень смахивала на длинный, волочащийся по земле плащ, а в руке «нежданного гостя», незримо для глаз, угадывался длинный, толстый посох… или жезл?

В предрассветные часы, ночные сверчки уже спят, сквозь прозрачную «пелену» утреннего воздуха, слышен каждый хруст сухой травы и шорок мышки; однако, незнакомец шествовал по дорожке беЗ©шумно, не издавая ни единого шороха. Даже одежда (по всем правилам земной физики, должна была издавать шуршащий звук), но она, не издавала, ни малейшего звукового эффекта, хотя шлейф плаща явно волочился по земле.

Незнакомец поднялся на веранду по ступенькам крыльца, и, не делая попыток постучаться кольцом в парадную дверь, прямиком шествовал по полукруглому коридору веранды, обходя дом по кругу; направился туда, где с закрытыми глазами блаженствовал хозяин дома, наедине с огромным рыжим котом.

Ранний гость, как будто знал, что найдёт хозяина именно здесь. Поравнявшись с креслом, в котором спал объевшийся Платон, незнакомец остановился и посмотрел на кота, невидимым взором. Кот поспешно спрыгнул с кресла, без выражения каких-либо протестов, прыжками достиг открытой двери в комнату, скрылся в темноте. Гость сделал пару шагов, потом плавно и, всё также беЗ© шумно, опустился в широкое, плетёное кресло. На расстоянии вытянутой руки, неподалёку от кресла, где сидел хозяин, стоял высокий торшер с лампадкой. В одно мгновение, огонёк в светильнике зажёгся сам по себе, и осветил веранду приятным, матовым светом. От неожиданности, хозяин повернул голову и удивлённо уставился на светильник; поначалу, он даже не заметил гостя, сидящего в кресле напротив.

Боковым зрением, Святослав, наконец, обнаружил, что на веранде он не один (кот, в расчет не брался).

К тому же, Платон куда-то испарился, а вместо него, в кресле, загадочным образом оказался — человек.

Как это бывает в моменты удивления, брови мужчины взлетели вверх и застыли в одном положении на несколько мгновений.

— Дирееееееееектор?! — протяжно вопрошал Святослав, глаза расширились от удивления, — Каааааак? Как, Вы оказались здесь, в столь ранний час? Я, мог ожидать увидеть сейчас кого угодно… Но, Ваше появление, по-настоящему, изумило меня! Брови опустились вниз, и мужчина нахмурился; он прекрасно осознавал, что Агнехрон, никогда не нанёс бы подобного визита, не будь на то веской причины.

— Случилось, что-то серьёзное? — тревожно осведомился Святослав. Уверен, что для гостеприимства, уважаемый директор, выбрал бы более комфортное время встречи, нежели предрассветные часы. Значит, это по вашей многоуважаемой милости, я не сплю в столь ранний час и ожидаю аудиенции с Верховным жрецом Раведы.

Старец многозначительно улыбнулся, но продолжал молчать. Отодвинув посох-жезл, подальше от стола, жрец поудобнее устроился в кресле, и устремив взор прямо по центру лба хозяина, расслабился.

Мужчина поспешно встал с кресла, прошествовал на кухню. Заварил земляничный чай в заварочный чайник, достал еще две кружки и две чайные ложечки (сам не понял, для чего он поставил на поднос две кружки, с двумя ложками), достал из «закромов Арины» яблочное и абрикосовое варенье. Составил розетки с вареньем на поднос, возвратился на веранду. Старец при виде варенья в розетках, умилительно потирал руки. Придвинувшись ближе к столику, нетерпеливо ожидал возможности приступить к чаепитию.

Святослав налил старцу чай в чашечку, заботливо осведомившись, не желает ли уважаемый директор позавтракать более плотно? Жрец отрицательно покачал головой и, набирая, ложечкой варенье морщился от удовольствия. Как, оказалось, Агнехрон, был тот ещё сластёна…

Святослав устроился с чашечкой недопитого кофе, в кресле напротив, ожидая начала беседы. Столь неожиданный визит жреца встревожил его. Небо на горизонте постепенно светлело, появилось зарево от первых лучей, поднимающегося солнца. Как только заря осветила небо, старец заговорил.

— Рада находится здесь? — вопрос был задан тихо, но чётко. Святослав вздрогнул от неожиданности.

— Нет. После путешествия, она и Алекс, погостили у нас пару дней и вернулись к себе домой. Рада, стала совсем взрослая, и я, не вправе удерживать её рядом с собой; так же, как не могу указывать, где ей жить и с кем. Закончив фразу, Святослав допил кофе, поставил чашку на поднос, поднял глаза на собеседника. Выражение лица старца, выглядело сосредоточенным. Складывалось впечатление, будто директор не знал, как продолжать разговор.

Агнехрон, действительно не знал, как преподнести Святославу «радостную весть». Мысленно, жрец тщательно выстраивал монолог в доводы, подбирая подходящие фразы; но, почему-то, доводы казались ему неубедительными, а фразы «глупыми».

Почувствовав, что Святослав пристально смотрит на него, старец поднял глаза на собеседника, и этот взгляд, хозяину дома, уже не понравился. Внутри Святослава, что-то предательски щемило, а ноги, била мелкая дрожь. Мыслей в голове не было вообще, их словно выветрили сквозняком изнутри.

— Рада должна вернуться под крышу твоего дома, — спокойно, но требовательно вымолвил директор, продолжая смотреть в глаза собеседника. Немой вопрос Святослава, повис в воздухе сам собой, и Агнехрон, без труда снял информацию с его биополя.

— До 25 лет, — продолжил вещать старец, — она обязана проживать, либо под крышей твоего дома, либо в пределах Раведы. Закончив фразу, директор добавил. Без Александра…

Мужчина не смог сдержаться, встал с кресла и стал нервно прохаживаться по коридору веранды взад-вперёд. Прекословить Верховному жрецу Раведы, Святослав не мог, слишком многим он был обязан, этому уважаемому, мудрому человеку. И сейчас, когда Агнехрон спокойно, но повелительно давал указания, относительно Рады, Святослав не мог его ослушаться. Не мог ослушаться, но хотел знать причину, резкого и настойчивого указания директора. С этими мыслями, Святослав вернулся за столик, снова сел, и уже хотел было раскрыть рот, чтобы праведно «потребовать объяснений», как тут же, услышал фразу, которая окончательно «прибила» его к креслу.

— У Рады, есть законный супруг. Она замужем.

Руки Святослава впились в плетёные подлокотники, побелев на косточках. Фигура старца, почему то, вдруг, стала расплываться в глазах. Ком подкатившийся к горлу, не давал Святославу дышать. Как выяснилось, говорить, он тоже был не в состоянии. Воспользовавшись «онемением» Святослава (пока хозяин был неспособен на «выяснение отношений»), директор вставил ещё одну фразу, после которой, решительно стал доедать варенье из второй розетки.

— Если, девочка не вернётся под крышу твоего дома в ближайшее время, мне придётся немедленно отозвать её в Раведу, без объяснения причин.

Не дожидаясь, когда Святослав «выйдет из ступора», Агнехрон поспешно допил земляничный чай. Поблагодарив хозяина за гостеприимство, старец взял в руки посох-жезл, приподнял полог плаща и беЗ©шумно встал с кресла. Так же беЗ©шумно, жрец направился по коридору полукруглой веранды к лестнице. Святославу только и оставалось, что проводить взглядом до калитки, «плывущего по дорожке» директора.

Как только фигура старца скрылась из виду, мужчина постепенно стал выходить из оцепенения. Он «гипнотизировал взглядом» пустую чашку, из которой, несколько мгновений назад, пил чай директор, и мысленно пытался осознать, что же такое сейчас произошло? Как ни старался хозяин дома, собрать в свою трезвую голову, разбежавшиеся, куда-то мысли, сосредоточиться ему не удавалось.

Пока Святослав пребывал в состоянии глубокой «прострации», солнышко поднялось высоко, старательно разбрызгивая солнечных зайчиков, по земной поверхности. Птички звонко щебетали на деревьях, а в небе, причудливыми бело-пушистыми фигурками, медленно проплывали облака. Ласковый юго-восточный ветерок, трепал кудри растерянного мужчины, словно пытался растормошить и призвать его, наконец-то к действиям в реальности.

Именно в состоянии глубокой задумчивости, обнаружили Святослава, счастливые молодые люди, входившие на дорожку, ведущую к дому.

***

— Миленькая, не хочет прогуляться в гости? — хитро-заискивающе промурлыкал Алекс, специально сопя в ухо Раде, чтобы отвлечь её от «ненавистной» генеральной уборки. Эта «жуткая уборка» продолжается вот уже два дня, и миленькая всё время находит углы с «очередными завалами», которые необходимо разбирать. Разбирает она, а выносить всё, приходится ему — «отпускному страдальцу». Второй день «разборов», окончательно расстроил нервы Александра, и он решил, перенаправить энергию любимой девушки, в более приятное для них русло.

— Да?! — не обращая внимания на «подхалимаж», Рада продолжала выгребать из антресолей старые вещи, — а кто будет заканчивать генеральную уборку? Предлагаешь пригласить к нам на помощь Владимира? А может Эмму?

— Родная моя, уборка никуда не сбежит, впереди ещё, целых два отпускных месяца. Мне надоело заниматься одним и тем же, второй день подряд. Пойдём лучше сходим в гости! Сначала к брату твоему, потом к Владимиру… Только если у него околачивается Эмма, сразу же пойдём в гости к Огневеду и Светлане! У них такой замечательный малыш!

Алекс осторожно стал щекотать любимую за бока, предупредительно памятуя о том, чтобы не сердить её; уж очень не хотелось ему, получить очередной электрический нокаут. Пока родной нудно канючил в ухо, девушка думала:

— Если быть честной сама с собой, мне тоже надоела эта уборка… Нет ей, ни конца, ни края. Алекс прав, надо бросить всё и душевно пообщаться с родными и друзьями. А ещё, надо зайти к Белогору, забрать Платона. Прошла почти неделя, как они вернулись из путешествия, а к старцу так и не заглянули. Стыдно.

— Хорошо! — пробормотала Рада, —… убираем то, что уже достали, остальное оставим на потом. Вместе они вытащили старьё, закрыли антресоли, и спешно приведя себя в порядок, отправились к Белогору за котом. По дороге, Рада купила у местной «тётушки-булочницы», горячую выпечку, дабы угодить старику и загладить перед ним свою «невнимательность». Белогор, так же как и Аргус, и Агнес, и еще с десяток Хранителей, проживали в небольшом, уютном поселке, прилегающем к школе-усадьбе. Многие хранители, из тех кто, когда-то приехал сюда из Франкии, давно обзавелись собственными семьями, невзирая на жёсткий кодекс Ордена. Рядом со школой, обустроились уютные деревянные домики, с приусадебными участками. Оград и заборов у домовладений не было, все жили одной дружной семьёй общиной. У некоторых хранителей, подрастали дети, а некоторые, уже готовились поступить в родную школу-усадьбу. Постепенно, жить в поселение, стали съезжаться и учителя, преподававшие в Раведе. Уж очень им нравилась жизнь на природе, подальше от цивилизации. Так, год от года, поселение разрасталось, пока не превратилось в пригородный посёлок.

Белогор соскучился по любимой воспитаннице, и был несказанно рад визиту молодых людей. Старик долго сетовал на Платона, его вредоносно-строптивый норов. Заодно, доложил, что кот сбежал от него неизвестно куда, и почти сутки не показывается на глаза. Рада успокоила наставника, заверив в том, что Платон вполне самостоятельный, и прекрасно ориентируется на местности, не пройдёт и дня, как он объявится в доме Святослава, либо у своего хозяина. Проведав Белогора, ребята отправились к Владимиру; потом по плану, решили заглянуть к брату, как раз к обеденному столу. Однако, на входной двери дома Владимира, они обнаружили записку; в ней сообщалось, что хозяин уехал за город, вернётся к вечеру. Судя по всему Эмма, серьёзно занялась «романтическим приключением», и решила не выпускать из цепких коготков, такого завидного холостяка. Вернувшись из путешествия, она, даже не подумала возвращаться к родителям, забрав у Арины все свои вещи, Эмма, в тот же вечер переместилась гостить к Владимиру в дом.

И так, не застав хозяина дома, ребята отправились прямиком в дом Святослава. К их удивлению калитка была полуоткрыта.

— Надо же, как нам сегодня «с гостями» не везёт, похоже, наши родные, тоже где-то путешествуют… Хорошо, что у меня свой ключ есть, и мы с Алексом, сможем хозяйничать здесь, хоть до вечера, — подумала Рада, и ступила на брусчатку, ведущую к крыльцу дома; следом шествовал Александр.

***

Когда молодые люди шли по дорожке, девушка, машинально отвела взор в сторону уютной веранды, там она любила отдыхать с книгой, или думать в одиночестве; глаза, мгновенно распознали родную фигуру, взгляд зацепился за выражение лица брата. Сердечко Рады, учащённо забилось.

— Алекс, — пробормотала девушка, — родной, пожалуйста, разузнай, чем занята Арина, а я подожду тебя на веранде. Александр, открыл входную дверь, и проследовал в холл. Рада, поднявшись по лестнице, отправилась по коридору, на веранду; туда, где сидел брат. Она заметила, что брат, даже не отреагировал на её появление, и только когда девушка подошла и поцеловала его в макушку, Святослав крепко обхватил её рукой за ноги, и прижал к себе.

— Здравствуй, милая… Прости, что не встретил тебя радушно, денёк выдался напряжённый — виновато оправдывался Святослав.

— Присядь, пожалуйста, нам нужно поговорить.

Рада послушно опустилась в кресло, стоящее рядом. Не успела она вымолвить и слова, как на колени к ней, запрыгнул Платон. Рыжий плут, почуял присутствие «любимой няньки», и не терял времени напрасно. Как только она опустилась в кресло, кот тут же занял законное место у неё на коленях. Платон соскучился, встав лапами на грудь, тёрся усатой мордой о щёки Рады. Вдоволь «наластившись», кот свернулся на коленях калачиком, и под ласковые поглаживания рук, завёл мурчащую мелодию.

— Рада, любимая моя девочка… — Святослав, замялся на полу фразе, девушка напряглась, — сегодня утром, у меня в гостях, был Агнехрон. Рада перестала гладить кота, и чтобы хоть чем-то унять нарастающее чувство тревоги, взяла Платона на руки, и аккуратно пересадила на широкий карниз веранды. Кот недовольно мявкнул, но уходить даже не подумал, улёгся рядом.

— Тебе и Александру, придётся переехать жить, под крышу нашего дома. Святослав старался не смотреть ей в глаза, чтобы напрасно не пугать «малышку». Знал, что проницательная сестрёнка, с самого детства, умеет определять по глазам, что творится в человеческой душе (а тут ещё, и внезапно открывшийся «семье», телепатический талант Рады).

Рада внимательно смотрела на брата, и интуитивно чувствовала, Святослав что-то недоговаривает.

— Родной, а можно поточнее узнать, почему ты принял такое «странное» решение? Предполагаю, что уважаемый директор, наведался к тебе, вовсе не потому, что соскучился; вероятно, есть важная причина, которая вынуждает тебя «вернуть меня» обратно домой?

Святослав поднял голову, и встретился взглядом с глазами сестры. Говорить правду, ему явно не хотелось. Во-первых, он не был уверен, что Рада воспримет новость с радостью, во-вторых, вспомнил её реакцию на завещание отца, и, печальные последствия для собственного кабинета; Святославу, очень даже невыгодно было «огорошивать» сестру, подобной вестью.

— Милая, — мужчина продолжал смотреть в глаза девушки, — это не я принял такое решение. Агнехрон дал мне ясно понять — «если ты не вернёшься домой, то, в ближайшее время, он отзовёт тебя обратно в Раведу».

Рада, глубоко вздохнула, надула щёки; точно так она делала в детстве, когда была возмущена и не понимала ситуации. Медленно выдыхая воздух, девушка собиралась с мыслями.

Из гостевой комнаты, на веранду вышел Александр, радостно сообщив, что Арина ждёт всех к столу. Святослав тут же поднялся с кресла, подал руку Алексу, в знак приветствия.

Без дальнейших разъяснений, поспешно удалился в гостевую. Оттуда прошёл в столовую, и первым занял место за обеденным столом.

— Рада! — повысил голос Алекс, — ну, что же ты сидишь? Неудобно заставлять хозяев ждать…

Девушка встала. Растирая пальцами виски, она «зашаркала» ногами, по деревянному полу веранды, рассеянно задев чайный столик, а потом и кресло, стоящее напротив. Александр, удивлённо посмотрев на любимую, подумал: «Интересно, и что я опять пропустил?»

Весь обед Святослав кушал молча. Алекс растерянно посматривал, то на друга, то на насупившуюся любимую. Не понимая, что произошло с прекрасным настроением Рады, за то время пока он был на кухне с Ариной, Александр озадаченно думал. Терпение лопнуло, и он спросил напрямую:

— Рада, ты поссорились с братом? Любимая, вилкой, круговыми движениями, возила по ободку тарелки кусочек хлеба; ложка сиротливо лежала в стороне, даже не искупавшись в супе. Девушка молчала, и от такого поведения миленькой, подозрительность у Алекса усилилась.

— Кто-нибудь, разъяснит мне, что происходит в этом доме? — настойчиво спросил Александр, и тут же взглянул на Арину. Молодая женщина, посмотрела на него, и пожала плечами, в знак полного неведения. Святослав, наконец-то, нарушил молчание:

— Успокойся, друг мой, мы не ссорились… — после небольшой паузы хозяин продолжил, — просто, тебе и моей сестрёнке, два летних месяца, придётся пожить здесь. Брови Александра, медленно поползли вверх; глаза расширились, и уставились в тарелку, словно он узрел в ней, что-то невообразимо чудесное.

— Могу я узнать причину, побудившую «необходимость проживания», под крышей твоего дома? — голос Алекса прозвучал вызывающе (что было крайне несвойственно для его характера). Задев вызывающей интонацией, вспыльчивую натуру Святослава, все присутствующие услышали ответ, который не должен был прозвучать во время застолья.

— Друг мой, причина тебе ооооооочень не понравится, а по сему, пока не буду оглашать её! Святослав смекнул, что брякнул лишнее. Когда три пары глаз, устремили на него взоры, ожидая разъяснений, хозяин мысленно искал повод, уйти от подробностей.

— Родные мои, дайте мне время разобраться в сложившейся ситуации. Позже, постараюсь доходчиво, всё вам объяснить. Требование о возвращении Рады домой, выдвинул наш уважаемый Агнехрон, и я, не могу ему перечить. Пока родные, продолжали недоумённо смотреть на Святослава, он доел трапезу, и, поцеловав жену в щёку, поспешно вышел из-за стола. Через некоторое время, семья увидела в окно, как приодевшийся Святослав, прошествовав по дорожке, вышел из калитки, за пределы домовладения.

— Ну, что милая… — промолвил Алекс, — раз Святослав, не может перечить директору, значит, на то есть серьёзная причина; придётся, временно переехать в дом твоего брата. Пойду собирать необходимые вещи, в любом случае, мы с тобой постоянно будем наведываться в нашу квартиру. Алекс поблагодарил Арину за обед, и тоже вышел из-за стола.

— Ты, совсем ничего не ела, — обеспокоенно, прокомментировала Арина, глядя на полную тарелку Рады.

— Покушаю, Аринушка… Потом. Что-то аппетита совсем нет. Девушка поднялась из-за стола, и стала машинально собирать пустые тарелки и чашки, чтобы помочь невестке убрать стол и перемыть посуду.

Платон всё время крутился у ног «любимой няньки», ожидая свою порцию внимания и нежностей. Рада принесла посуду на кухню, составила в мойку, и вдруг…

Мебель, стены, окна, всё помещение закружилось против часовой стрелки, Рада подумала, что теряет сознание. Мгновение, и кружащаяся вокруг обстановка, стала полупрозрачной, обрела двойную оболочку.

В кухню вошла Арина, лицо молодой женщины исказилось гримасой ужаса.

***

Александр собрал в походную сумку вещи, необходимые им с Радой на первое время, и вполне «смирившийся с новостью о проживании в доме друга», довольный возвращался обратно, в дом Святослава. Весело насвистывая, незамысловатый мотив он быстро преодолел расстояние от квартиры до частного сектора, где располагались домовладения, вошёл в калитку. Молодой человек не стал бросать сумку в холле. Пройдя по коридору на пустующую веранду, открыл дверь в гостевую комнату, зашёл внутрь. Располагая сумку с вещами, возле гардероба, мужчина прислушался к звукам, исходившим из глубины дома. К его удивлению, дом наполняла такая тишина, словно хозяева, ещё не возвратились из путешествия. Голосов любимых женщин, не было слышно вообще. Алекс, вышел из комнаты в холл, парадная дверь закрыта. Через боковую дверь дома, вышел в сад и прошёл по дорожке к беседке; пусто. Окинув взглядом садовый участок, понял, что женщин в саду нет. Он вернулся в дом, снова прислушался. Так и не услышав ни единого звука, мужчина пошёл туда, где не так давно он оставил женщин — в столовую. Но обнаружив в столовой, всё ещё не прибранный стол, Александр решительно прошёл через арку, на кухню. Заглянул в помещение, и увидел, сидящую на полу Арину.

Арина, почему-то, плакала, совершенно беззвучно.

— Ариша, что с тобой? — Александр тихонечко присел на одно колено рядом с женщиной, и погладил рукой по её волосам.

— Кто тебя обидел, дорогая? Вы что, с Радой поругались без меня?

Молодая женщина, медленно вытянула руку вперёд и указательным пальцем, показала на пустое место, рядом с мойкой. Ничего не понимая, Алекс всматривался то в пол, то на мойку, где стояла гора немытой посуды, и пытался понять логически, что произошло. Наконец, он привстал на ноги, и стал помогать Арине, подняться с пола. Подняв её, усадил на широкий, массивный топчан.

С Ариной случилась истерика. Сквозь плач и всхлипывания, невозможно было разобрать слов. Женщина плакала, уткнувшись лицом в кухонное полотенце, нервно вздрагивая, от каждого нового рыдания.

Всё что смог разобрать Алекс, при очередном всхлипе, это пугающая фраза:

«Она исчезла,… растворилась… прямо с этого места…»

Мужчина снова посмотрел на то место, куда пальцем указывала женщина; перевёл взгляд на Арину, и непонимающе спросил:

— В каком смысле «растворилась»?

***

Святослав возвращался домой хмурый и напряжённый. Поездка в Раведу, не увенчалась для него успехом. Не договорившись с Агнехроном, о встрече заранее, он, конечно же, не застал директора на месте. Со слов управляющего, директор отбыл в краткосрочную поездку, по важному делу. О дне и времени возвращения, никого не поставил в известность. На волнующие вопросы, мужчина, так и не получил ответы. Ему только и оставалось, — развернуться в обратный путь, домой.

После того, как Святослав оставил родных за обеденной трапезой, прошло около двух часов

Спрыгнув с подножки дилижанса, мужчина зашагал к своему домовладению. По дороге к частному сектору, его догнал Владимир. Настроение у друга было отменное. Видимо романтически настроенная Эмма, вновь зажгла в бывшем ловеласе, пылкий и страстный огонёк.

— Откуда путь держишь, друг мой любезный?! — весело поинтересовался Владимир, нагнав друга по пути домой.

— Да так, — неохотно вымолвил Святослав, — кое-какие дела, нужно было решить, в Раведе, но не удалось встретиться с директором; Агнехрон, отбыл в неизвестном направлении. Хмурое настроение Святослава, совсем не понравилось Владимиру.

— Хочешь, сыграем в шахматы…или нарды? — предложил он — Немного развеешь свою серьёзность…

— Пожалуй, ты прав. То, что мне сейчас нужно, так это просто расслабиться, спокойно поговорить на отвлечённые темы. — Пойдём ко мне? Или отправимся к твоей «новоиспеченной домохозяйке»? Последний вопрос прозвучал с ярко саркастической окраской, но Владимир даже и не подумал обижаться. Зная характер друга, он, всегда прощал ему колкости «от плохого расположения духа».

Обмениваясь новостями, мужчины подошли к дому. Святослав, на этот раз, решил играть в шахматы у соседа в гостях. Во-первых, уж очень было любопытно, как ведёт себя Эмма в роли «домохозяйки», во-вторых, ему очень не хотелось объясняться с родными, на тему, затронутую во время обеденной трапезы; понимал, что в гостях у Владимира, домочадцы, не станут задавать лишних вопросов.

Нужно было зайти домой, взять любимые нарды (Святослав, следуя какой-то понятной только ему логике и щепетильности, играл всегда только собственными нардами…шахмат, это касалось тоже).

Мужчины вошли в калитку, и через несколько мгновений уже стояли перед парадной дверью. Уже смеясь над очередной шуткой Владимира, друзья вошли в холл. Святослав искренне удивился, царящей тишине в доме.

— Интересно, и куда же подевались мои родные? — озвучил мысли Святослав.

Продолжая «тему шуток», Владимир высказал предположение:

— Вероятно, инопланетяне похитили, твоих родных. Он хотел добавить ещё какую-нибудь остроумную колкость, но не успел.

Навстречу мужчинам вышел Александр, и лицо его, без лишних слов «показывало», в доме произошло что-то, пострашнее «похищения инопланетянами».

— Рада исчезла… — только и смог вымолвить Алекс.

Святослав уставился на Александра, словно загипнотизированный.

— Что значит, исчезла?! — одной и той же фразой, в один голос спросили мужчины.

Алекс подробно пересказал события последних двух часов, с того момента, как Святослав покинул их, закончив рассказ — «рыдающей на полу» Ариной.

Забыв про «желание поиграть в нарды», Святослав прошёл в гостиную, опустился в любимое кресло. Обхватив руками голову, запустил пальцы обеих рук в свои густые, курчавые волосы.

Владимир, молча, проследовал за другом, и занял кресло поодаль от хозяина дома; предоставив Александру возможность, выбрать удобное для него месторасположение.

***

Лес… сумерки… Словно миллионы оживших звёздочек и искорок, на поляну слетаются светлячки.

Обычная июльская ночь, ничего странного. Опасливо приоткрыла глаза. Приподняла корпус тела, осмотрелась по сторонам; прислушалась к звукам, опускающейся на землю ночи.

В голове, мелькнула единственная мысль: — И куда же это меня занесло?

Не обнаружив ничего подозрительного, поднялась на ноги, и медленно зашагала по поляне, разгоняя светлячков в сторону, туда, где сквозь густые лесные заросли, мелькал и подёргивался огонёк. Возможно, это сторожка лесника и ей не придётся ночевать одной, в ночном лесу.

Пробираясь сквозь кустарники, почувствовала, как чем-то оцарапала ногу; подсказывало естественное жжение кожи от образовавшейся ранки. Ожидая с нетерпением, когда же, наконец, начнёт приближаться заветный огонёк, она упорно продолжала путь, навстречу неизвестности.

Сколько времени продолжался путь, и как далеко зашла вглубь леса, известно было только творцу; но останавливаться нельзя, уж это она знала точно.

Лес поредел, перед глазами раскинулась поляна. К неописуемой радости, на поляне горел костёр, вокруг сидели люди. На душе совершенно спокойно, безмятежно, и потому, она уверенно вышла из-за деревьев; даже не раздумывая о собственной безопасности, прямиком направилась к ним.

Остановившись шагах в десяти, почувствовала мощную энергетическую волну; сообразила — «защитное поле».

Мысленно прошла сквозь защитное поле одним из своих энергетических тел, и, не пытаясь более приближаться к сидящим у костра, так же мысленно поприветствовала их.

— Здравия, уважаемые! (постаралась вложить в мысли, как можно больше спокойствия) Прошу простить меня, за беЗ©церемонное вторжение в Вашу жизнь, но мне нужна помощь.

Сидящие вокруг костра люди, даже не обернулись; но она почувствовала, как по телу побежали тёплые вибрирующие волны; её сканировали на расстоянии.

Так, она продолжала стоять, на том месте, где остановилась, не предпринимая попыток приблизиться.

Наконец, в её голове послышался приятный мужской голос.

— И тебе здравия, дитя. Позволь узнать, как тебе удалось проникнуть сквозь защитное поле?

— Моё тело не проникало сквозь вашу защиту, оно осталось за пределами, в энергополе находится лишь мое ментальное тело (честно призналась девушка), но и оно вошло по необходимости, за помощью… Не успела она закончить мысль, как тот же голос уточнил.

— Заблудилась в междумирье, дитя? Зачем же пустилась в путешествие, не владея навыками перемещений в параллельных мирах?

Она немного смутилась, и пояснила.

— Дар открылся недавно. Не успела обучиться. Меня спонтанно перебросило, даже понять не успела, что произошло.

Пауза, мысленного диалога затянулась. Однако встревать в беседу без позволения, не решилась; продолжала терпеливо выжидать, когда возобновят беседу.

Одна из фигур, сидевших у костра, поднялась, выпрямилась во весь рост, и, отделившись от группы, направилась к ней на встречу. Чем ближе фигура приближалась, тем отчётливее ощущалась мощь энергии, исходившей от движущегося человека.

Человек поравнялся с ментальным дублем, и проследовал мимо; вышел за границы защитного поля, остановился. Мужчина средних лет, с длинными серебристыми волосами любопытно разглядывал незнакомку; потом провёл рукой в воздухе, начертав невидимый знак, заулыбался.

— Угу… Вот значит, какая ты есть — легендарная Тримира.

Девушка, решилась было переспросить, что означает эта «мысленная фраза», но потом передумала (ещё будет время поинтересоваться), не хотела показаться незнакомцу навязчивой, при первой встрече.

Мужчина, жестом пригласил следовать за ним. Пропуская спутницу вперёд, наблюдал, как гостья беЗ©препятственно прошла сквозь защитное поле; брови его, удивлённо приподнялись вверх.

Девушка, в сопровождении высокого седовласого мужчины, неспешно приблизились к костру. Не прерывая сакрального занятия присутствующих, мужчина порекомендовал (мысленно передав образы) присесть рядом с ним и дождаться, когда закончится медитация. Она послушно опустилась на землю, села в позу лотоса, благо, что одежда, в которой она переместилась, позволяла ей это сделать. Теперь, сидя у костра, она спокойно могла рассмотреть каждого присутствующего человека.

Не допуская, в голове, ни единой мысли (знала, что всё, о чём она думает, моментально считывается с её биополя), она позволила себе, просто сидеть и внимательно изучать новых людей, нежданно явившихся в её жизнь (или она, явилась в их жизнь, таким вот странным образом). Присутствующие, все как один, длинноволосые мужчины (с седыми и полуседыми волосами), в белых, свободных одеждах (штаны свободного кроя и туника), подпоясанных поясами золотистого цвета. На вид, абсолютно все, в возрастной категории от 45 до 55 лет. Её спутник, выглядит старше всех остальных, и пояс у него другого цвета, зелёно-алого; на груди, на крученой тесьме красно-зелёного цвета, висит латунная или бронзовая подвеска — круг с сакральным знаком внутри. Знак ей не знаком. Разглядывая сидящих вокруг костра людей, она даже не заметила, как саму её изучали, с не меньшим любопытством. Спутник, пригласивший к костру, наблюдал за ней из-под полуприкрытых век.

Спустя какое-то время, мужчины открыли глаза, поклонились в сторону костра и один за другим, начали подниматься на ноги; встал на ноги и спутник. Девушка последовала его примеру.

Так же молча, она стояла рядом и ожидала дальнейших указаний (будь то мысли, образы или слова). Все мужчины выстроились в строгую колонну, один за другим, и двинулись в сторону леса, замкнул колонну спутник.

Она не знала, что предпринять и продолжала стоять на том месте, откуда поднялась на ноги. В голове, прозвучал голос:

— Не отставай, дитя! Иначе вновь заблудишься.

Девушка уверенно зашагала вслед за процессией; теперь она знала, точно, — её пригласили идти вместе с ними. Пройдя с процессией, по узкой вытоптанной тропинке, сквозь густые заросли кустарников, перед девушкой развернулся «полусказочный» вид. В глубине лесной чащобы, располагалось поселение, с уютными деревянными домиками; никаких оград и заборов. Почти каждый домик оплели вьющие розы, от бардового до белого цвета. На тех домиках, где не было роз, обязательно красовались другие живые цветы — синие, розовые, оранжевые, жёлтые, пурпурно-лиловые.

В воздухе витал изумительный цветочно-ягодный аромат. Только она подумала, что всё это ей снится, как в голове снова прозвучал приятный голос спутника.

— Это не сон, дитя, но и не твоя реальность. Верховный жрец, поможет тебе вернуться домой. А пока, побудь нашей гостьей.

Она мысленно поблагодарила спутника за опеку, и уточнила, может ли, свободно перемещаться по поселению? Получив в ответ одобрительный кивок спутника, девушка занялась исследованием новой местности. По всему, было видно, что это было не обычное поселение «мужчин отшельников». Оно очень походило на «поселения друидов», но друиды, живут семьями и среди них много женщин, детей. Здесь же, все мужчины одной возрастной категории, ни женщин, ни детей она не заметила.

— Возможно, они находятся в отдельном поселении? — подумала гостья, медленно обходя домик за домиком; любопытно всматриваясь в резные узоры наличников и крыш.

Ещё одна странность местного населения, не давала девушке покоя. Она ни разу не слышала и даже не видела, чтобы мужчины разговаривали между собой. Они, все, как один, общались друг с другом мысленно (телепатически) и в основном, при крайней необходимости.

Сначала, она подумала, что все мужчины «глухонемые», но потом решила, что для такого сказочного места, это слишком простенькое объяснение; вероятно, есть нечто удивительное у этого народа, объясняющее их «молчаливость». И это нечто действительно было (в этом она убедилась позже).

Как успела отметить про себя гостья, абсолютно все жители поселения трудились не покладая рук. Закончив одно дело, любой житель тут же брался за другое. Она не нашла ни одного мужчины, который бы прохлаждался сидя под деревом, или просто стоял «отдыхая», перед очередным занятием. Несмотря на спустившиеся сумерки, трудовая деятельность поселян, даже не думала прекращаться.

Вдруг, раздался мелодичный звук, похожий на тихий звон колокольчика. После этого звукового сигнала (это, действительно оказался сигнал), поселяне одновременно прекратили трудовую деятельность, и выстроившись в колонну, дружно куда-то направились. Сгорая от любопытства, гостья пыталась было «увязаться» следом за ними, однако, голос спутника в её голове, пресёк все попытки «преследований».

— Тебе, дитя, нельзя следовать за ними. После трудового дня, жители отправляются к водопаду, для омовения тел. Негоже, юной деве, подсматривать за голыми мужчинами.

Покраснев от стыда, почесала рукой затылок, и мысленно поблагодарила «временного опекуна», за предостережение от ошибки. Она вернулась в центр поселения, чтобы найти «опекуна» и расспросить его, об этом удивительном поселении и его жителях. К её огромной радости, он не ушёл вместе с остальными к водопаду, а остался здесь. Девушка нашла его, возле загадочной деревянной доски, он вырисовывал средним пальцем правой руки, какие-то знаки. Знаки выписывались разными цветами и походили на древние Руны. Но это были, ещё более древние знаки-ключи, которых она не знала. Подождав, когда спутник закончит выписывание знаков, она осторожно, мысленно попросила:

«Расскажите, пожалуйста, об этом удивительном поселении и его жителях». И сделав паузу, добавила: «Если конечно, это можно рассказывать гостье-незнакомке».

«Временный опекун» повернулся, внимательно посмотрел на неё, и так же мысленно произнёс:

«Ты меня удивила, дитя. Я ждал от тебя другой вопрос. Тот, который, ты хотела задать при первой встрече».

Гостья улыбнулась и пояснила.

«Узнать, о себе лично, я всегда успею. А вот познакомиться с вашим прекрасным поселением и его жителями, мне очень хочется. Вдруг я, никогда больше Вас не увижу, и не встречу?»

Мужчина подошёл к ней поближе, и предложил присесть на мягкий коврик под деревом, который тут же материализовался из «ниоткуда», вызвав у гостьи неподдельный, радостный восторг.

Уселась на коврик в позу лотоса, мужчина присел на траву неподалёку. Прежде чем мысленно вещать, он материализовал у себя на шее чётки, прочитал молитву.

— Не переживай, дитя… Мы встретимся и не раз. И сюда, ты тоже вернёшься, когда овладеешь навыками перемещений в пространствах междумирья. Кто мы, и почему ведём подобный образ жизни, тебе расскажет Верховный жрец; но это будет чуть позже.

Сделав паузу, он добавил.

— Для нас, ты вовсе не «незнакомка». Тебя очень хорошо знают, как в нашем мире, так и в других мирах междумирья.

От этой фразы, брови девушки взлетели вверх, глаза округлились.

Глядя на гостью, мужчина снова заулыбался. Лицо её, выражало искреннее, неподдельное удивление, и она больше походила на ребёнка, чем на взрослую девушку.

Прояснить всё, что она хотела узнать и понять, мужчина не успел. Откуда-то послышались, звуки, похожие на игру «невидимых» музыкальных инструментов, одновременное их звучание создавало в пространстве удивительные мелодии. Сквозь музыку в пространстве, она уловила мысли опекуна.

— Верховный жрец ждёт… Пора возвращать тебя домой, дитя. Буду, с нетерпением ждать, новой встречи, восхитительная Тримира, мне есть чему тебя обучить.

Мужчина поднялся, подождал, когда девушка будет готова следовать за ним; затем плавно развернулся и, не спеша направился в сторону леса. Её смутило направление, в котором они двигались; она не планировала так скоро покидать поселение и удивительных жителей.

Но спутник продолжал продвигаться вглубь лесной чащобы, без разъяснений причин.

Поселение скрылось из виду, спрятавшись от путников за густой стеной зарослей и деревьев. Впереди появилась поляна, на которой она очнулась после перемещения; в том месте, трава была всё еще примята, и очерчена чуть заметным «силуэтом человеческого тела».

Путники остановились. Опекун склонился над «рисунком силуэта», положил правую руку в центр, и прикрыл глаза.

Прямо перед гостьей, вдруг засветилось пространство. От неожиданности, она отшатнулась назад.

Воздух заискрился разными цветовыми свечениями, и прямо напротив неё, стала проявляться высокая фигура. Сначала она увидела прозрачные очертания, потом, внутри очертаний пространство заполнилось миллиардами искорок. Наконец, фантом материализовался в плотное тело, и девушка увидела перед собой…

Изумлению не было предела. Девушка ожидала увидеть перед собой кого-то чужого, незнакомого ей жреца, но никак не своего учителя. От радости, она хотела было вскрикнуть, но её горло и рот, словно заклеили клеем.

Материализовавшийся «из ниоткуда» высокий, худощавый старец, продолжал отбрасывать во все стороны свечение от своей фигуры. Поляна, на которой они стояли вот уже несколько минут, осветилась ярким светом. Несмотря на опустившуюся тьму, на земле можно было разглядеть каждую травинку, листик, даже ползающих и прыгающих, ночных жителей флоры и фауны.

Не произнося ни единого слова, даже мыслей, Старец протянул руки, надел на шею девушки, кручёную зелёно-красную тесьму с солярным знаком, заключённым в круг, и жестом руки указал место, куда она должна встать. Гостья, послушно встала в центр «рисунка силуэта» (отпечаток собственного тела на траве), именно туда, где еще мгновение назад, лежала рука её спутника.

— Зовут меня Белозёр, — произнёс мысленно мужчина, — помни, что я говорил тебе Тримира, скоро мы снова встретимся.

Пространство вновь засветилось разноцветными огоньками, и еще больше осветило поляну; только теперь, это свечение исходило от девушки. Потом почувствовала, как тело наполнилось волнами тёплых вибраций, и она перестала ощущать собственные ноги, руки, и тело (как будто оно распалось на миллиарды атомов). Страха не было. Наверное, потому, что она полностью доверяла людям, стоящим, напротив. Закрывать глаза, даже не думала, уж очень любопытно было узнать, что же происходит снаружи, при перемещении в пространстве междумирья.

В голове прозвучал строгий голос учителя.

— Глаза закрой! — строго скомандовал учитель, — И не вздумай открывать, до тех пор, пока снова, полностью не почувствуешь всё своё тело.

Если ослушаешься, не сможешь собрать себя полностью, в своём мире. Останешься приведением!

После последней фразы учителя, девушка тут же закрыла глаза и стала прислушиваться к ощущениям собственного тела. Становиться приведением, ей вовсе не хотелось.

***

Святослав продолжал сидеть в кресле, обхватив голову руками. Владимир, откинув голову на спинку, уставился на потолок и почти не моргая, смотрел в одну точку — угол комнаты. Алекс, молча, растирал ладони, совершая поочерёдные движения обеими ладонями, чтобы заполнить невыносимую тишину пространства, хоть какими-то звуками. Арина немного пришла в себя, и после истерики, присоединилась к сидящим в гостиной мужчинам. Поджав под себя ноги, и закутавшись зачем-то в плед (летняя жара, проникала даже в открытые окна дома), женщина молчала, остановив взор на одном из рисунков паркета, подобно Владимиру, впала в безмолвный «столбняк».

Время, никто из них не контролировал.

Наконец, Алекс прервал молчание, негромко вопрошая «в никуда», без конкретного обращения к кому-либо из присутствующих.

— И, что же делать теперь? — осторожно спросил он, но, вопрос повис в воздухе.

Он, хотел было, озвучить своё видение сложившейся ситуации, и предложить план действий, как вдруг, послышался «душераздирающий» мявк Платона, сопровождающийся шипением и грохотом падающей посуды.

Все присутствующие, одновременно вскочили на ноги «с насиженных» мест, и, толкая друг друга, бросились на кухню.

Вбежав в помещение, перед ними развернулась изысканная сцена.

Под потолком кухни, на деревянной арке, впившись когтями в резной наличник, с взъерошенной шерстью и торчащими в разные стороны усами, висел огромный рыжий кот, издавая шипяще-урчащие звуки. Среди осколков битой, вывалившейся из мойки посуды, на полу сидела Рада; растирая одной рукой, ушибленный локоть, озадаченно озиралась по сторонам.

Потом, заметив перед собой удручённых, чем-то родственников, вместе с соседом, она выпалила первое, что пришло ей в голову:

— Ну, извините! Я ещё не научилась «ровно стоять на ногах», в этих случаях.

Владимир смотрел то на Раду, то на Святослава. Изумлению родственников, предела не было.

Александр, первым оправился от увиденного, и, протиснувшись сквозь соседа и Святослава, шагнул к любименькой; подсунув руки ей под мышки, помог подняться. Потом стал осматривать девушку с ног до головы, бормоча себе под нос, неистовые «ругательства».

— Наверное, ты хочешь, чтобы мы все разом сошли с ума, — брюзжал Алекс, хуже дряхлого старика, — или, чтобы у меня случился «разрыв сердца», а ты будешь веселиться на моей могилке, бесстыжая девчонка!

Девушка не стала возражать против «ругательств» родного ей человека, потому, как вид у него был не самый цветущий. Если щеки брата и его супруги, раскраснелись от напряжения и озабоченности; лицо Александра выглядело бледным, и совершенно потерянным. Недолго думая, она обняла его и крепко прижалась к груди мужчины. Молодой человек перестал «брюзжать ругательствами», и только от волнения сглотнул слюну в пересохшем горле.

Постояв немного в молчаливом недоумении, Владимир радостно изрёк:

— Ну вот, всё и наладилось! — заявил он, — девочка наигралась в прятки, и снова объявилась в кругу семьи!

— Угу, — Алекс, нервно буркнул, сопроводив фразу Владимира, подозрительным комментарием — а, по-моему, весь этот кошмар только начинается…

Святослав молчал, пристально вглядываясь в сестру, но взгляд его был устремлён сквозь неё; в голове роились мысли, которые он не хотел сейчас озвучивать. Арина, подошла к молодым людям, и обняла обоих.

— Как же ты нас напугала, милая, — прошептала Арина, и прислонила голову к голове девушки.

После непродолжительных объятий, семейство оживилось. От нервного перенапряжения, Святослав извинился перед Владимиром за испорченный вечер, и ушёл «думать на веранду». Общаться с другом, да и с родственниками тоже, ему было сейчас тяжело.

Родные люди, всё ещё пребывали в состоянии «транса» после происшествия; чего нельзя было сказать о Раде. В сравнении с родственниками, она выглядела довольно бодро, особенно, это отражалось в её хитром взгляде.

Алекс и Арина, решили, что задавать вопросы, они смогут за ужином, не хотели лишний раз заострять внимание соседа на «семейной тайне». А отпускать гостя, не накормив (или просто не напоив чаем), противоречило традиции гостеприимства в этом доме.

Поскольку, Святослав ушёл «думать», даже не отметив сестру своим вниманием, Рада поняла, что он очень расстроен. Чтобы не нагнетать обстановку, она весело спросила Арину, когда они пойдут заниматься подготовкой «обеденного стола», потому, как она, уже успела проголодаться (битая посуда, оставшаяся немытой после завтрака, только напомнила ей о голодном желудке).

Рада сняла с кухонной арки, шипяще-урчащего кота, извинившись за то, что напугала, опустила на пол (после чего, Платон с рёвом бросился из кухни, куда-то вглубь дома). Потом взяла веник, совок. С деловым видом, как будто ничего не произошло, начала сметать осколки битой посуды и ссыпать их в мусорное ведро. Арина собрала крупные битые куски, отправила их туда же. Мужчинам наскучило наблюдать картину уборки, и они отправились на веранду навестить Святослава; уж «больно долго» он оставался в «гордом одиночестве». Запоздалый обед, плавно перетекал в ранний ужин. По окончании уборки, молодые женщины принялись за приготовление трапезы. Пока готовили, Арина с интересом слушала историю путешествия в междумирье; глаза её округлялись от повествования, и из-за глубокого, восторженного удивления, она периодически путала приборы, с помощью которых готовила пищу.

Владимир и Александр, вышли на веранду. Святослав, молча, сидел в плетёном кресле, устремив взор куда-то вдаль. Пока мужчины беседовали между собой на отвлечённые темы (не затрагивая сегодняшнего происшествия), Арина позвала всех к столу. Друзья дружно встали, и отправились в столовую, где их поджидал красиво сервированный стол под уютный «семейный ужин».

Ужин прошёл в спокойной обстановке. Святослав больше отмалчивался, а инициативу в разговорах, поддерживали в основном, Владимир и Александр. Несмотря на то, что дома Владимира ждала его молодая «хозяйка» — Эмма, домой он вовсе не спешил (так же как и его кот). Правду говорят, что животные со временем, становятся очень похожими на своего хозяина или хозяйку (и Платон не был исключением). По всей видимости, наличие женщины в доме, уюта дому Владимира не прибавило (поэтому, он с огромным удовольствием, остался ужинать в «семейном кругу» друга).

Продолжение следует…

 

  • Когда твой гений слаб / Песни снега / Лешуков Александр
  • Многогранность / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • Стервец / Катя Море
  • Время / Рассказки-3 / Армант, Илинар
  • Глава 7. Кто старое помянет / Орёл или решка / Meas Kassandra
  • Память / Чёрно-белое / Жабкина Жанна
  • Взрывоопасная ситуация / Фри Иди
  • Он приходит ночью / Капитан Фог
  • 2 step / Лисовская Виктория
  • Я в это верю / Миниатюры / Law Alice
  • Если я виновата / Если я виновата... / Сухова Екатерина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль