Рада вышла на террасу. Сердце неприятно щемило.

0.00
 
Рада вышла на террасу. Сердце неприятно щемило.

***

Рада вышла на террасу. Сердце неприятно щемило. Впервые за всё, то время, пока пребывала в школе, она вдруг, увидела образы своего Алекса, пугающие её. Перед глазами то и дело, всплывали «любовно-эротические сцены» с участием любимого друга и какой-то женщины. Не ожидая от своего воображения «таких гадостей», она вдруг расплакалась. Понимая, что нужно поскорее убраться подальше от гостей, девушка, развернулась в обратную сторону и бросилась бежать. Не видя перед собой ничего, кроме расплывающейся обстановки, она вбежала в гостиную. Зацепившись каблуком туфли за длинный подол платья, споткнулась. Всё, что успела понять, перед падением, приближающийся к глазам пол и чьи-то руки, подхватившие её. Предательские слёзы, не останавливаясь, текли из глаз. Она даже «всхлипывающих» звуков не издавала, просто прикрыла глаза и позволила «солёной воде» вытекать наружу, сквозь прикрытые веки. Голова, точно распухла, болезненные ощущения в висках, не позволяли думать. Единственное, что сейчас чувствовала, как кто-то несёт её на руках, поднимаясь по лестнице. Сквозь шуршание одежды, и суетливую беготню слуг, она услышала тихий голос учителя, почти шёпот.

 

— Эскулапа ко мне! Немедленно! — на ходу, шёпотом отдав приказание слуге, хозяин шествовал по коридору.

 

— Дверь, Анна! Открывайте быстрее! — вполголоса, строго приказывал хозяин. Закройте за мной. Рада почувствовала, как её опустили на кровать, прямо в платье и туфлях, прикрыв сверху покрывалом. Открывать глаза она не желала. Сколько времени прошло, сложно предположить. Раздался стук в дверь. Вошли люди. Послышался шёпот, но разобрать содержание разговора было невозможно.

 

— Милорд, мне нужно осмотреть девушку. Без осмотра, я не смогу ничего сказать о её состоянии, и что послужило причиной, столь печальному происшествию. Вам князь, придётся выйти наружу. И будьте добры, пригласите сюда служанку, прислуживающую молодой леди. Светодар вышел из комнаты. Мария и Анна, уже стояли за дверью. Мужчина наказал женщинам, помочь доктору, и ни при каких обстоятельствах не оставлять подопечную одну. Отдав приказ, он пообещал вернуться в скором времени. Оставив Раду на попечение, прислуги и доктора, Светодар вернулся туда, где он фантастическим образом, вовремя, поймал падающую супругу. На террасе, кроме Владимира и Эммы, никого больше не было. Гости разошлись, кто по комнатам, кто прогуливался по территории замка. Князь подошёл к парочке, и, настроившись на «разговор», спросил:

 

— Друзья мои, Вы давно здесь стоите? Уходили с террасы, хоть на какое-то время? Меня сейчас интересует, кто из гостей, последним видел Раду.

 

— Думаю, что я видела последней — задорно пролепетала Эмма, — сначала мы разговаривали в гостиной, сидели за столом, а потом решили подышать воздухом на террасе. Я увидела своего молодого человека и ушла вперёд, Рада шла за мной. Светодар по привычке скрестил руки на груди, продолжал слушать, время от времени, задавая наводящие вопросы.

 

— Что дальше было? — серьёзно спросил князь.

 

— Да ничего особенного не было! Я уже разговаривала с Володей, мы ждали, когда Рада подойдёт к нам.

Она, почему то вдруг остановилась, и застыла на месте. Владимир, не дав договорить, Эмме, вставил фразу.

 

— Я очень удивился, когда «принцесса Алекса» остановилась. Странное выражение лица у неё было в этот момент. Потом резко развернулась, и словно «ужаленная», побежала обратно в гостиную. Мы даже понять ничего не успели, как она исчезла в дверном проёме. Светодар молчал и что-то обдумывал. Склонив голову, он разглядывал запонку на рукаве рубашки, или делал вид что разглядывает.

 

— Скажите, дорогие мои, — после некоторого молчания уточнил Светодар, — Рада, точно не прогуливалась по террасе вокруг замка?

 

— Если бы, она и прогуливалась, то только с нами вместе! — нарочито с издёвкой, выдала Эмма. — Она даже дойти до нас не успела, развернулась и побежала обратно.

 

Князь поблагодарил молодых людей за информацию, и направился обратно, в просторный холл гостиной. По дороге к лестнице, ведущей в левое крыло замка, его остановил Джон.

— Милорд, есть срочный разговор.

— Джон, дружище, давай поговорим позже. С моей супругой, что-то неладное произошло, и я волнуюсь за неё.

— Дорогой, князь! Хочу предупредить Вас, что «план, который мы составили», уже сработал, наполовину. Осталась вторая часть. Схватив управляющего за плечи, Светодар втолкнул его в свой кабинет, закрыв за собой дверь.

— В каком смысле сработал?! — понижая тембр голоса, чтобы не кричать, князь перешёл на шёпот. Какая ещё вторая часть?! Что происходит в моём доме, Джон? Управляющий, отряхнулся от крепкой хватки молодого князя, прошёл к чайному столику, сел в кресло. Пока сиятельство размышлял, «остаться ему стоять, и слушать, либо сесть в кресло тоже», управляющий медленно начал вещать:

— Вы ещё молоды, Ваше Сиятельство, мало разбираетесь «в дворцовых интригах». Я достаточно долго служил вашему отцу, и с успехом защищал его от «подковёрной возни злопыхателей», и от врагов, жаждущих скорейшей его кончины. Я уже стар, милорд. Кто знает, сколько времени мне отпущено, чтобы помогать Вам. Если у молодых людей, времени достаточно, у меня его почти не осталось. Управляющий, налил из графина воды, выпил.

 

— У нас нет времени и не будет, чтобы ждать, когда друг вашей супруги, заинтересуется Еленой, и влюбится в неё. Я уже говорил Вам, на кону — благополучие страны, народа и ваша власть, которая ещё не окрепла, и даже не узаконена коронацией. Делайте со мной что хотите, милорд, но я позволил себе «форсировать события» и устроить так, чтобы ваша кузина, побыстрее «увлекла молодого рыцаря» в свою постель.

 

Князь обхватил голову руками, и, запрокинув голову назад, остался стоять посреди комнаты.

 

— Что ты сделал, Джон? — негромко спросил князь, оставаясь в той же позе.

 

— Ничего такого, что может глубоко шокировать Ваше Сиятельство, — старик откашлялся, — подлил в вино молодым людям, травяной настой, стимулирующий страстное «сексуальное желание». Вы ведь заметили, что за каждой парой гостей, ухаживал персональный слуга; сделать это было несложно. Светодар опустил руки, прошёл в кресло, сел.

 

— Это бесчестно, Джон! — сердито выдавил из себя Светодар, — Подло. Я не так представлял себе их сближение. Как мне теперь смотреть Раде в глаза?

 

Управляющий, прищурившись, посмотрел на князя, спокойно пояснил.

 

— Её Сиятельство, Ваша законная супруга! Не всё ли равно, каким способом завоёвывать её расположение? Учитывая сегодняшнюю политическую обстановку, нам не приходится выбирать средства! Дорогой князь, Вы в первую очередь — монарх, и только во вторую — любящий мужчина и муж.

 

— Ты ошибаешься, Джон… Глубоко заблуждаешься, на счет средств, — вздохнув, вымолвил князь,

 

— Если Рада узнает, о «нечистоплотности», которую мы допустили, она возненавидит меня. И тогда, рухнут не только «политические планы», разрушатся все мои надежды, на счастливый союз с этой женщиной. А другой женщины мне не надо… Уже не надо. Князь поднялся с кресла, и, медленно направился к выходу.

Провожая его взглядом, управляющий прокомментировал вслух:

 

— Значит надо сделать так, чтобы не узнала.

 

Светодар, приоткрыл дверь и прежде чем выйти в холл, строго взглянув на Джона, приказал:

 

— Больше, не смей без моего ведома принимать таких решений, тем более действий! И никаких вторых частей! Это приказ! — князь вышел из кабинета, гулко хлопнув дверью.

Взбежав по лестнице, Светодар вернулся в комнату супруги. Не заперто.

Он надавил на ручку, чуть приоткрыл дверь, заглянул внутрь. Доктор уже собрал свой чемоданчик и, отдав какие-то распоряжения помощницам, вышел за дверь. Лекарь заговорил с князем, только когда отошёл от покоев пациентки, на приличное расстояние.

 

— Девушка перенесла серьёзный, эмоциональный стресс. Сейчас ей нужен полный покой и спокойствие. Лучше будет, если пару дней, она проведёт в постели. Сонные порошки, оставил на туалетном столике, расписал, как принимать. Проконтролируйте, чтобы юную леди ничто не волновало, иначе, психическое состояние может ухудшиться, и я заберу её в наш школьный госпиталь. Завтра утром приеду снова, чтобы осмотреть и оценить стабильность её состояния.

 

Доктор спустился по лестнице, и, миновав гостиную, покинул замок; экипаж увозил его в Раведу.

Светодар, возвратился обратно, вошёл в комнату. Шёпотом попросил ненадолго оставить его одного, наедине с подопечной. Служанки вышли за дверь. Князь подвинул к кровати кресло, сел в него; подперев голову одной рукой, внимательно всматривался в каждую чёрточку лица спящей супруги. То, что произошло так «скоро и неожиданно», мало ему нравилось; он не ожидал столь грустных последствий, для любимой женщины. Теперь, чтобы восстановить равновесие, нужно продумывать каждый шаг, и его вероятный исход. Мужчина попытался проникнуть в «сонное сознание» жены, однако, порошки сделали своё дело. Фаза сна слишком глубока, считать информацию невозможно. Немного посидев над ней, князь, вышел из комнаты, позволив помощницам занять свой пост, рядом с миледи. Светодар вернулся к гостям, сопроводил их на феерическое шоу. Праздничное настроение князя испарилось, но показывать этого было нельзя. Он огляделся по сторонам, зафиксировал внимание на каждом госте, прибывшем на торжество. Пока сумерки не спустились на землю, гостей веселили циркачи и актёры, тут же показывали своё искусство фокусники. Праздник начался. С наступлением темноты, захмелевшие гости, отрезвились от свежего осеннего воздуха. В ночном небе, один за другим, начали расцветать красочные огни салютов, оставляя во тьме невообразимые рисунки.

 

Уже далеко за полночь, гости разошлись по своим спальням. Кто-то заказал в комнаты лёгкий ужин, кто-то чайную церемонию.

Хозяину не спалось, он не стал подниматься в свои покои, расположенные в правом крыле замка; в его кабине существовала ещё одна комната-спальня — «потайная», где он частенько проводил ночи, задерживаясь за серьёзной работой. Комната располагалась прямо под его «детской», и занимала, то же пространство. Видимо была ещё одна причина, остаться сегодня здесь. Так он чувствовал, что находится рядом с любимой женщиной, и в критический момент, может оказаться на втором этаже, прямо в её покоях (поднявшись по «запасному ходу», о котором знает только он, и возможно, управляющий). Раздеваться полностью не стал. Скинув праздничный фрак, брюки и пояс, переоделся в домашние штаны и рубаху. Расположившись на постели, прямо поверх покрывала, князь закрыл глаза. В сон провалиться не успел, послышался стук в дверь. Князь вскочил с постели, молниеносно достиг двери, замаскированной под стену-мозаику, вышел в кабинет. Открыв дверь, увидел стоящего за ней Святослава.

 

— Можно войти, уважаемый хранитель? — тихим голосом вымолвил гость. Мужчина отошел в сторону, пропуская брата жены, внутрь.

 

— Извините, Светодар за беспокойство, не хотел тревожить Вас среди ночи. Но я волнуюсь за сестру, не видел её на празднике, не знаю, что с ней. Светодар предложил гостю присесть, жестом руки указав на кресло. Тот повиновался. Хозяин опустился в другое кресло, рядом с ним.

 

— У Рады поднялась температура, Святослав… Я вызвал доктора из Раведы. Он дал ей лекарства и приказал оставить в постели, на пару дней; за неисполнение рекомендаций, пригрозил, забрать пациентку в школьный госпиталь. Завтра утром, врач приедет осуществлять осмотр, и Вы сами сможете обо всём его расспросить. Видимо милая леди, подхватила какой-то вирус, или простыла от свежей осенней погоды. Не волнуйтесь, здесь Раде обеспечен достойный медицинский и домашний уход. Через пару дней она поправиться, и станет снова посещать школу и собственный дом.

 

Святослав, молча, посмотрел на Хранителя, потом, откашлявшись, спросил:

 

— И как Вы, себе это представляете, Светодар? Чтобы я оставил родную сестру в замке, наедине с посторонним мужчиной? Вы, конечно, благородный человек и недавними поступками, показали, что Вам можно доверять; но я родной брат Рады, и оставлять её здесь не намерен.

Если доктор рекомендовал ей, постельный режим, то осуществлять его она будет дома. Молча, Хранитель что-то обдумывал. Перечить гостю он не стал. Поднялся, пересёк кабинет, подошёл к секретеру, достал оттуда ключ. Развернувшись к рабочему столу, мужчина открыл ключом внутренний ящик, достал резной, деревянный футляр, вернулся к креслу. Пока Святослав наблюдал за молчаливыми действиями собеседника, тот демонстративно откручивал у футляра крышку. Сняв крышку, достал скрученные в трубочку бумаги. Аккуратно, разворачивая документы, Светодар, негромко комментировал действия.

 

— Всё верно говорите, Ваше Сиятельство. Осуществлять постельный режим, вместе с лечением, Рада будет дома! Под присмотром врача и законного супруга. Договорив последнюю фразу, мужчина протянул «Сиятельству» грамоты, для обозрения. Взяв их в руки, Святослав выпрямился в кресле, увидев по центру документа, семейную гербовую печать. Потом встал на ноги, подошёл поближе к торшеру, внимательно начал читать документ.

Дочитав грамоту до конца, мужчина вернулся в кресло, протянув пергамент Светодару. Тот скрутил документ трубкой, уложил в футляр и закрыл крышку.

Святослав молчал. Поддерживая подбородок рукой, он смотрел прямо перед собой, взгляд застыл на одной точке.

 

— Я князь, дорогой Святослав, и будущий монарх этой страны, а Рада, моя законная супруга. Я же, являюсь единственным её опекуном. Светодар наблюдал, как удивлённое лицо собеседника, принимает озабоченное выражение. Недолго думая, хранитель проник в его информационное поле, и все мысли «стройной мелодией» потекли в сознание мужчины.

 

«Вот и «таинственный муж» объявился, с «опекуном» в одном лице. Кто бы мог подумать?! — досадно размышлял Святослав, — и предположить было невозможно, что обычный Хранитель окажется князем, да ещё и будущим монархом. Интересно мне знать, как Рада отреагирует на подобные известия?» Сняв информацию с биополя мужчины, Светодар начал разговор первым:

 

— Если Ваше Сиятельство, желает счастья и благополучия своей сестре, не советую Вам, дорогой Святослав, обнародовать это известие самостоятельно.

Согласно брачному договору, заключённому нашими отцами, Рада — является наследницей и будущей монархиней, южной территории Ассии, я, как её супруг, наследую северную часть — Гиперборею. От благополучия нашего семейного союза, зависит судьба этой страны и народа. Любое неосторожное слово или действие, способное повлечь разрыв брачного договора и семейных уз, плачевно отразится на политическом климате, и БыстьТворь (истории) Расы Великой. Подумайте об этом, прежде чем предпринимать поспешные решения. Я знаю, что Вы — разумный человек и очень надеюсь на Ваше благоразумие! Прежде чем моя подопечная узнает о своём статусе и политическом положении, она должна быть готова принять свою судьбу.

 

Слушая монолог князя, Святослав перевёл на него взор; теперь он не отрываясь, всматривался в лицо, сидящего перед ним человека, такого знакомого, и одновременно «неизвестного».

 

— Я понял Вас, князь, — преодолев долгое молчание, произнёс Святослав, впервые обратившись к Светодару, согласно его титулу. Даю честное слово, что не стану информировать сестру о том, что узнал от Вас сегодня. Полностью полагаюсь на Ваше здравомыслие в этом вопросе. За собой же, оставляю право «переживать и контролировать» благополучие Рады. Однако, есть неразрешённая проблема — моя сестра помолвлена. Сказал Святослав, продолжая смотреть на хранителя.

 

— Не волнуйтесь, теперь это моя «неразрешённая задача», и я буду решать её так, чтобы молодые люди, не пострадали. Поверьте, я осведомлён о чувствах и привязанностях Рады. Сейчас, для меня нет ничего важнее, чем разрешить эту ситуацию, как можно деликатнее, а главное — осторожнее. Просто для этого, необходимо время.

 

— Доктор приедет через час или два, можете побеседовать с ним, а потом я провожу Вас в комнату Рады. Я сознательно не стал размещать мою подопечную в правом крыле замка, где обычно располагаются гости, — отпивая из чашки горячий чай, князь улыбался, — её Сиятельство, должна привыкать к собственным апартаментам и личному пространству в своём замке, куда даже я не могу заходить без её приглашения и особого на то случая.

 

— Я вас шокировал, Ваше Сиятельство? — с сарказмом в интонации, спросил Светодар. Сиятельство, нервно закашлял, прикрыв рот кулаком. Заставляя себя успокоиться, Святослав «поёрзал» в кресле.

 

— Смею признать, Светодар, Ваше появление в качестве супруга моей сестры, стало для меня более чем неожиданным.

 

Оба сиятельства, оставались в кабинете и проговорили до утра. Рассвет за окном, окрасил небо в нежно-розовый цвет, утренняя заря, не заставила ждать себя долго. Не дожидаясь пробуждения слуг, Светодар сходил на кухню, принёс горячий чайник. На чайном столике (в кабинете), всегда стояли баночки с чаем, кофе, а также, хрустальные вазочки со сладостями. Через два часа в замок прибыл доктор, поднявшись по лестнице в холл гостиной, он заглянул в кабинет князя, чтобы уведомить о своём появлении. Светодар пригласил врача испить с ними чай и познакомиться с родным братом, пациентки.

Доктор подтвердил свои рекомендации, и посоветовал Святославу, оставить девушку на пару дней в замке, заверив в том, что приезжать, намерен ежедневно, пока не удостоверится в полном ее здравии. Допив чай, доктор извинился за столь быстрое «чаепитие», пояснив, что его ожидает пациентка; а после приёма, он отправляется в Раведу, к другим пациентам, находящимся в его госпитале на лечении.

 

— Прошу Вас, господа, сопровождать меня в покои пациентки, не нужно. Не терплю, когда мне мешают осуществлять профессиональные обязанности. После осмотра и врачебных рекомендаций, сразу покину замок. Следующий осмотр — завтра утром. Врач поблагодарил хозяина за чай и сладости, взял в руки чемоданчик, поспешно вышел из кабинета. Следом за ним вошла Анна.

 

— Доброе утро, милорды, — поздоровалась помощница, — леди уже проснулась, и к ней приехал доктор. Сообщить когда он покинет покои миледи?

 

— Да, Анна… Когда врач уедет, сообщи нам, пожалуйста. Его Сиятельство, желает проведать сестру и убедиться, что с ней всё в порядке.

 

Через полчаса, доктор покинул замок, и князь отвёл Святослава в комнату Рады. Предупредив, что будет ожидать его в кабинете, хозяин впустил мужчину внутрь, закрыл за ним дверь. В замке «началось пробуждение гостей», слышался заливистый смех Эммы, и балагурные вещания Владимира и Александра. После проведённого досуга в покоях княгини Елены, молодой человек чувствовал себя неловко перед семейством. Сейчас ему очень не хотелось сталкиваться «нос к носу» со Святославом, а ещё больше, опасался «проницательных глаз Рады»; было стыдно перед ней. Княгиня, встретив Алекса в коридоре, мило улыбнулась ему и тайком подала знак, приглашая зайти к ней в комнату. Однако, молодой человек поспешил, удалиться из «поля зрения» княгини (дабы не навлекать на себя «подозрительные взоры» друзей и родственников).

 

— Как ты, милая? — приближаясь к постели, вымолвил Святослав. Присев на кровать, продолжил расспрос.

 

— Уверена, что хочешь остаться здесь? Может, поедем домой? А то Алекс будет переживать за тебя. Заметив, как при упоминании имени друга у Рады сдвинулись брови, мужчина удивлённо посмотрел на сестру. Девушка, перевела взгляд на открытое окно, несколько мгновений молчала, потом тихо прокомментировала ответ брату.

 

— Я больше не уверена, что Алексу интересно присутствие в его жизни, «маленькой подружки». Да и доктор, запретил покидать эту комнату пару дней. Ослушаться школьного врача, я не могу, он лечил меня с момента моего появления в Раведе. Выслушав столь странный комментарий, мужчина забеспокоился.

 

— Произошло что-то, чего я не знаю, родная моя? Поделишься? В детстве мы всегда делились друг с другом своими секретами и тайнами, помнишь?

Брат взял руку Рады в свою, поднёс к своим губам и нежно поцеловал тыльную сторону ладошки. Рада повернулась, выбравшись из-под одеяла, подползла к нему поближе, положила голову на колено. Обхватив его руку, обеими ладошками, крепко прижала их к своему лицу.

 

— Дай мне время, родной. Как только разберусь во всём, обязательно расскажу. Не волнуйся за меня.

 

Святослав погладил девушку по голове, поцеловал в макушку.

 

— Ты собираешься спуститься в гостиную? Или будешь ждать, когда Арина, Алекс и Эмма навестят тебя здесь?

 

— Пожалуй, лучше спущусь… Подожди меня, я сейчас… Рада спрыгнула с постели, босяком пересекла комнату и скрылась в гардеробной. Пока Святослав рассматривал «убранство покоев принцессы», девушка успела умыться, причесаться, переодеться в подходящую «для выхода к столу» одежду. Когда вернулась в комнату, обнаружила брата, стоящим в лоджии. Она тоже любит выходить туда, чтобы полюбоваться живописным видом при замковой территории, и клумбами с цветами, расположившимися, как раз под лоджией. А когда в пространстве, господствует летний Юго-Восточный ветер, он приносит в спальню, невообразимый яблочно-цветочный аромат. Но на дворе, уже глубокая осень. На клумбах еще оставались кое-какие осенние цветы, но они уже не источают летних ароматов. Рада взяла с туалетного столика резной ключ, и позвала брата. Мужчина вернулся в помещение, улыбнулся своей «малышке»; при обняв её за плечи, они вместе вышли в коридор. Дверь заперла, своим ключом. Когда брат и сестра спускались по лестнице, внизу, в гостиной, уже вовсю «развернулась утренняя трапеза». Все гости замка, включая хозяина и управляющего, сидели по своим местам (так же, как за праздничным столом), мило беседовали и делились впечатлениями, полученными от праздничного шоу. Поздоровавшись со всеми, и извинившись за опоздание, Святослав занял место рядом с супругой, Рада — между хозяином и другом детства. Лицо Рады, выглядело всё ещё бледным, а веки припухшими.

 

— Привет, милая, — негромко поприветствовал подругу Александр. Светодар сказал, что ты неважно себя чувствуешь, что случилось?

 

Миленькая собрала в себе всю имеющуюся в наличии силу воли, и настроилась «играть роль», ничего не подозревающей Рады.

Смотреть Алексу в глаза, ей было сложно. Не потому, что было совестно за «подсмотренный эротический сюжет» из его жизни, а потому, что боялась вновь «снять эти видения» через взгляд, с его информационного поля. За завтраком, это было «как нельзя некстати». К тому же, рядом с ней сидит человек, не хуже чем она, умеющий считывать чужие мыслеобразы. Допустить, чтобы Светодар увидел «эротические сцены» с участием друга детства, она не могла.

 

— Ничего особенного, — стараясь говорить, как можно естественнее, Рада отпила из фужера клюквенный морс, — небольшая температура, немного простыла. Школьный доктор, уже лечит меня. Надеюсь, завтра, полностью буду готова вернуться в школу. Чтобы хоть немного заглушить внутри себя «чувство злости» на друга, Рада взяла вилку и принялась за завтрак (эта деятельность, хоть как-то отвлекала её от навязчивых мыслей). Если бы ещё Алекс помалкивал, но как назло, из молодого человека, так и лились «подхалимажные речи». Из-за этого, у неё возникло непреодолимое желание, опрокинуть на друга, стоящий на столе графин с морсом. Нужно было «держаться», чтобы не наделать глупостей.

Пережевывая небольшую порцию салата, Рада, словно заклинание, мысленно про себя твердила:

— «Лучше заткнись, дорогой! Иначе я за себя не ручаюсь».

 

Доев салат, она попросила принести ещё одну порцию, и дополнить завтрак «лукумом Джона».

 

— Как здорово, что у тебя проснулся аппетит, милая! — не переставал радоваться друг, — значит, ты идёшь на поправку! Неожиданно, перед глазами Рады, проплыла «сцена», которая «подлила масло» в бушующий внутри неё огонь обиды и ревности. Не ведающая о способностях «подопечной кузена», Елена, положила свою руку на «филейную часть бедра» молодого любовника, и, заигрывая с ним под «прикрытием скатерти», просунула руку глубже. Алекс, едва успел договорить речь. От неожиданности, ощутив руку любовницы, он тут же «впал в столбняк».

Бушевавшая внутри Рады «ревность», вырвалась наружу. Если до сего момента, она не верила в то, что увидела на террасе, «сцена, проплывшая» за столом, подтвердила её догадку. Мало того, Елена сама навлекла на себя «гнев Богини». Осознав, что перед ней сидит любовница, «друга детства», Рада проявила талант во всей красе. Стоявшая перед Еленой тарелка с завтраком, каким-то невероятным образом, вдруг подпрыгнула, и со всем, что есть в ней содержимым, плюхнулась в глубокое декольте княгини. Бекон, прилип к полуоткрытой груди, большая часть пищи провалилась внутрь платья. Хлопающая, округлившимися глазами женщина не понимала, что произошло. Прекрасный «дамский туалет», был безвозвратно испорчен. Резко поднявшись из-за стола, Елена, нечаянно потянула за собой скатерть; стоявший на краю бокал с красным вином, опрокинулся на подол, следом за тарелкой. Разволновавшиеся гости, вставали из-за стола и успокаивали женщину. Слуги суетились вокруг, поочерёдно пытались снять с её груди бекон, и вытащить из глубокого декольте нетронутый завтрак, чтобы тот не рассеивался по «мраморному паркету» замка.

На фоне «суетившейся толпы», Рада, подтянув к себе круглую чашу с заливной рыбой, продолжала завтракать. Светодар поднялся из-за стола, подошёл к кузине. Предложив проводить княгиню к её покоям, чтобы та смогла переодеться, князь шествовал за ней по лестнице. На площадке второго этажа, он обернулся. Взглянув «на толпящихся внизу людей», про себя отметил яркий контраст их поведения. И гости, и слуги, после случившегося с Еленой, все как один, стояли на ногах, включая Джона.

Единственным «представителем застолья» была Рада, уплетающая «за обе щеки» заливную стерлядь, не проявляя никакого интереса к происходящему. Княгиня не появлялась в гостиной около получаса. Немного успокоив её, Светодар вернулся к гостям, и предложил снова занять свои места за столом и продолжить утреннюю трапезу. После благополучно завершенной трапезы, стол наполовину был убран, слуги подготовили его к чаепитию. В зал внесли сладости и фрукты. Рады за столом не было.

 

— Джон, дружище — спросил Светодар, кивком головы, указав на пустующий рядом с ним стул, — ты в курсе, где сейчас пребывает наша милая леди? Она поднялась в свою комнату? — с надеждой осведомился князь. Управляющий отпил чай из чашечки, и спокойно доложил.

 

— Нет, милорд, миледи вышла погулять по террасе!

 

Мышцы Светодара, от чего-то инстинктивно напряглись. Он взглянул на Алекса, тот, уставившись в одну точку, медленно отпивал чай из чашки, и был погружён в собственные мысли. Эмма и Владимир, мирно беседовали между собой. Святослав рассказывал супруге, о потолке в комнате Рады. Атмосфера застолья — самая обычная, даже уютная, несмотря на происшествие.

Однако князь, почему-то не чувствовал себя спокойно, что-то предательски подсказывало ему, что тарелка с завтраком, «прыгнула на грудь Елены» не случайно. Извинившись перед гостями, мужчина встал из-за стола и вышел на террасу. Направляясь к комнате кузины, он прибавил шаг. Ещё немного, несколько шагов и он достигнет заветной двери. Истошный крик княгини, заставил Светодара бежать. Вбежав в её комнату, со стороны террасы, князь застыл в изумлении. На полу, посреди комнаты, отчаянно размахивая руками и ногами во все стороны, с накрывшими её с головой тяжёлыми занавесками, боролась Елена. Рядом, валялись гардины, на которых ещё не так давно висели шторы. На отчаянный крик женщины, у дверей опочивальни, снова собиралась толпа. Рады нигде не было. Пока Светодар «освобождал кузину из плена», на помощь подоспел Александр. Вдвоём они, кое-как, выпутали из-под штор пленённую даму. Вид у княгини, был весьма потрёпанный. После принятой ванны, новое платье, надеть она не успела. Ожидала прислугу, которая ухаживала за ней, чтобы та, помогла завязать шнуровку на корсете. Пока ждала, оставалась стоять в одних панталонах, и коротенькой хлопковой накидке (которую скидывают дамы, непосредственно перед одеванием платья). После освобождения «из плена», женщина предстала перед толпой гостей и слуг, в весьма «неприглядном виде». Подоспевший к «злополучной местности» Джон, аккуратно выталкивал зевак в направлении гостиной, убедительно требуя покинуть покои дамы. Закончив «спасательные мероприятия», оба «рыцаря» покинули спальню Елены, оставив её на попечение двух служанок. Возвращаясь к гостям, Светодар попросил молодого человека об одолжении.

 

— Алекс, друг мой, сделай милость, обойди по террасе вокруг замка, надо найти Раду. А я пока осведомлюсь у прислуги, о её месторасположении в другом крыле замка. Кивнув головой в знак согласия, Александр последовал маршрутом предложенным князем. Сам же хозяин, вернулся в гостиную.

Пройдя мимо стола с гостями, прямиком отправился к лестнице, ведущей в левое крыло. Поднялся на второй этаж и постучал в покои прислуги. Дверь открыла Мария.

 

— Что-то случилось, милорд? — осведомилась помощница.

 

— Мария, будь добра, посети комнату миледи. Прямо сейчас. Хочу убедиться, что с ней всё в порядке.

 

Помощница вышла за дверь, подошла к апартаментам «её сиятельства», постучалась. Светодар продолжал стоять возле комнаты прислуги, внимательно наблюдая за происходящими событиями. Мария стучала в дверь ещё и ещё раз. Наконец послышались щелчки дверного замка, дверь отворилась, давая возможность помощнице войти внутрь.

 

— Прости, Машенька, — ласково проговорила Рада, — стояла в лоджии и не сразу услышала стук.

 

— Ничего, миледи, — радостно засмеявшись, ответила Мария, — просто милорд попросил, узнать о вашем благополучии, он и сейчас стоит возле моей комнаты, ждет, когда я доложу ему о Вас.

 

— Скажи милорду, что я чувствую себя великолепно! — нарочито громко сказала, Рада, чтобы Светодар мог услышать её, через приоткрытую дверь.

Про себя же подумала: «Как же, справиться он решил о моём благополучии. Переживает за свою кузину, чтобы с ней чего-нибудь ещё, не приключилось».

Услышав голос Рады, Светодар, развернулся и пошёл в обратную сторону, к лестнице. Спускаясь, позволил себе поразмышлять над «происшествиями».

«Дааа, ну и кашу мы заварили, дружище Джон. Главное, теперь, не терять контроль, и ни в коем случае, не оставлять Елену, наедине с «Сиятельством».

После завтрака, Светодар проводил гостей к восьмиместному экипажу. Алекс выглядел расстроенным; Рада, так и не вышла из комнаты, чтобы попрощаться с ним и родственниками. Настаивать на разговоре с «миленькой», молодой человек не стал; всё ещё свежо было воспоминание «о досуге, проведённом с княгиней». Экипаж тронулся с места, покидая территорию замка через открытые ворота; придворный лакей, запер их на засовы.

Князь медленно возвращался домой. Сейчас перед ним стояла «особо важная задача» — не допустить, чтобы «ревнивая супруга», довела кузину до сумасшествия. Он, хорошо понимал, что угрозами и строгостью, от Рады ничего не добьётся, лишь настроит девушку против себя. Нужно суметь договориться с подопечной, так, чтобы она поняла нелепость, сложившейся ситуации и сама отказалась от ненужной мести княгине. Мужчина взошел по лестнице на овальное крыльцо замка, отворил парадную дверь, вошёл в холл гостиной. Круглый стол уже был собран, слуги заканчивали уборку. Прежде чем позвать Раду в кабинет, для серьёзного разговора, хозяин прошёл в правое крыло замка, постучался в покои кузины. Необходимо было морально поддержать напуганную женщину, и убедиться, что с её психическим состоянием все в полном порядке. Дверь открыла помощники, впустила его внутрь. После перенесённого стресса, княгиня лежала на кровати, с холодным полотенцем на лбу.

 

— Как чувствуешь себя, дорогая? — с искренним беспокойством спросил князь. Елена, молча, махнула рукой, показывая троюродному брату, что состояние «бывало и лучше».

 

— Тебе, что-нибудь, нужно сейчас? Может попросить повара, приготовить успокоительный травяной чай? Или давай, прикажу принести тебе сладости. Заботливо укрыв женщину одеялом, Светодар, уведомил, что будет в своём кабинете; и если ей что-нибудь понадобиться, он сразу же, для неё организует. Посоветовав женщине немного поспать, князь дал указание помощницам, и вышел из покоев. По дороге к кабинету, подозвал к себе мальчика-слугу, попросил подняться в левое крыло замка и передать помощницам «её Сиятельства» просьбу:

«Князь желает видеть молодую леди, у себя в кабинете».

Пока Светодар размышлял, сидя за рабочим столом, в дверь постучали. В кабинет вошёл Джон.

 

— Милорд, можно поговорить с Вами?

 

Князь кивнул головой, но тут, же предупредил управляющего:

 

— Джон, сейчас у меня предстоит серьёзный разговор с Радой, и если наша с тобой беседа займёт длительное время, то лучше отложить её ненадолго. Если честно, сейчас меня больше волнует моя подопечная, в её «обиде». Тебе ли не знать, уважаемый советник, что может натворить моя ученица, в подобном настроении.

 

Управляющий согласился с доводами князя, и чтобы дать князю подумать, вышел из кабинета вон.

Рада появилась, спустя несколько минут. Вошла в приоткрытую дверь, поздоровалась. «Нашкодившей ученицей», она себя вовсе не чувствовала. И потому, стоять на пороге и ждать когда хозяин любезно пригласит её присесть, девушка не стала. Войдя, тут же спросила:

 

— Хотели о чём-то поговорить со мной, дорогой учитель? Где я могу присесть?

Светодар развёл руками, и чтобы хоть немного расположить «шкодницу» к откровенному разговору, ласково предложил:

 

— Располагайся там, где тебе будет удобно общаться со мной! Разговор предстоит долгий, и я, очень надеюсь на твою искренность. Рада обвела взглядом местность. Заметив на чайном столике сладости, прямиком направилась к креслу, стоящему рядом с вазой. Мужчина улыбнулся, отметив про себя, что возможно, расположить подопечную к разговору будет не так сложно, как ему казалось. Он встал из-за стола, прошёл вглубь комнаты.

Подвинув второе кресло поближе к собеседнице, расположил его напротив. Удобно разместившись в нём, открыл крышечку вазы, подвинул её к ученице. Уговаривать Раду отведать «лукум Джона», не пришлось. Девушка гипнотизировала его взглядом, с того момента, как только увидела на столе. Дождавшись, когда «сиятельство» начнёт лакомиться сладостью, а заодно и расслабиться, учитель начал беседу:

 

— Расскажи, пожалуйста, что тебя так расстроило. Из-за чего, нарушился твой душевный покой, а мне пришлось вызвать доктора? Это не праздное любопытство, милая. Если возникает какая-то неприятная ситуация, то её нужно решать, незамедлительно. Иначе, небольшая неприятность, может превратиться в проблему, а проблема перерастёт в трагедию. Надеюсь, ты это понимаешь, дорогая?

Объясняя подопечной свой взгляд на мир, Светодар, сложил пальцы обеих рук, ромбиком, показывая жестом «концентрацию внимания». Сейчас было важно, правильно расставить вопросы в диалоге, чтобы случайно не спугнуть «обиженную миледи», и тем более, не настроить её на негативный лад.

Учитель ждал, когда девушка, хоть что-нибудь ответит ему. Это послужит сигналом, что он может продолжать беседу, а собеседница готова слушать и внимать его речам.

 

Не дождавшись ответа вслух, мужчина, передал ей сообщение мысленно:

«Рада, если ты не будешь поддерживать беседу, я вынужден буду задавать очень неудобные и сугубо интимные вопросы, а заодно делать собственные предположения, из информации, которой владею. Полагаю, это не самая приятная форма общения для нас обоих. Поэтому, чтобы не допускать неприятной беседы, предлагаю дипломатично высказывать мнение. Ты не ответила на мой вопрос…»

 

Уловив, явную угрозу в затрагивании вопросов «интимности», девушка решила, что лучше не вредничать, и разговаривать с учителем вслух.

 

— Понимаю… — сухо отозвалась подопечная.

 

— Уже хорошо! — произнёс Светодар вслух, — что понимаешь, важность возникшей «проблемы». Сделав паузу, учитель продолжил:

 

— Теперь, мне важно понять «суть неприятности». Чтобы найти путь, к устранению дисгармонии в твоей душе. Девушка перестала жевать лукум, брови её сдвинулись к переносице, между ними появилась складочка. Говорить о сути, «этой самой неприятности», ей явно не хотелось.

 

— Это личное! — сердито сказала Рада, — а Вы, дорогой Светодар, не священник, чтобы перед вами исповедовались. Голос подопечной, не оставлял никаких сомнений, — ученица злилась!

 

— Добро. Раз моя подопечная, не желает откровенно поговорить со мной, о своих переживаниях, поступим следующим образом. Я начну излагать свою версию «происшествий», случившихся в замке во время праздничных мероприятий; исходя из сведений, которые мне удалось собрать. А ты, милая, поправишь меня в «сценарии», где я ошибся. «Не слышу твоего одобрения, дорогая», — снова, мысленно, «подстегнул» ученицу к беседе, князь.

 

— Хорошо… — сердито, буркнула Рада.

 

Мужчина встал с кресла, и, расхаживая по кабинету взад-вперёд, начал излагать «версию неприятности»:

«И так…» — сделал паузу князь — «… на праздничном мероприятии, по случаю дня рождения «друга Светодара», собрались самые близкие друзья и родственники. Намечалось отличное феерическое шоу», — мужчина покосился взглядом на ученицу, наблюдая за её реакциями. Та, всё ещё мимикой выражала недовольство и сердитость, но «превратилась в абсолютный слух».

«Именинник» Светодар, познакомил лучшего друга Александра, со своей троюродной сестрой Еленой, и молодые люди понравились друг другу.

После очередной «фразы-версии», князь снова искоса бросил взгляд на Раду, удовлетворённо отметив, что мимика ученицы, говорит красноречивее её слов.

Одна бровь Рады, поднялась вверх, показав, что девушка заинтересовалась и больше не сердится.

— Однако, премилая «подружка Александра», Рада, приревновала своего друга детства, к княгине, и устроила ей «весёлый приём…». Светодар не договорил предложение, как Рада вдруг вскочила с кресла, подошла к учителю вплотную, и сердито выкрикнула:

 

— Враньё! Наглая, беспринципная ложь! — глаза девушки, метали сердитые молнии, — Алексу не могла понравиться Ваша кузина, потому что она «акула— хищница», самая настоящая! Докажите, что это я «устроила ей весёлый приём»! Без доказательств, это только ваши фантазии! Мне, вообще, начинает казаться, что я напрасно осталась здесь, завтра же поеду в школу. Рада уже развернулась, чтобы выбежать из кабинета, как вдруг почувствовала, что учитель схватил её за руку, и с силой притянул к себе. Светодар искренне смеялся, крепко обняв подопечную обеими руками.

 

— Раааааада… — тихонько, на распев, позвал её по имени, князь, — девочка моя, ты жуткая эгоистка!

Я столько времени наблюдаю за тобой и Александром, и прекрасно вижу ваши «сестринско-братские» взаимоотношения. Ну, скажи, что я не прав! Посмотри мне в глаза и скажи, что я ошибаюсь. Ты же любишь его, как родного брата! Заботишься о нём, как настоящая «мамаша»! Алекс, между прочим, взрослый и состоявшийся мужчина! Он не подросток, и далеко не твой «сынок»! И если уж говорить начистоту — имеет полное право, на обыкновенно «плотские» отношения с женщиной.

Светодар, отпустил «хватку» объятий; и всё еще удерживая супругу за плечи, заглянул ей в глаза:

 

— А моей милой леди, пора взрослеть! Ты, больше не можешь, удерживать рядом с собой мужчину, который тебе не принадлежит. Высказав наказ, он снова прижал супругу к себе.

Светодар хотел сказать ещё что-то, но дверь кабинета отворилась, внутрь заглянул Джон. Увидев «умилительную картинку» обнимающихся супругов, старик улыбнулся, и тут же прикрыл дверь с обратной стороны. Князь погладил девушку по голове, и поцеловал в макушку, точно так, как это проделывает Святослав. Он не хотел отпускать жену от себя, именно сейчас. Во-первых, потому что она перестала сопротивляться его объятиям, а это означало только одно, — начало к зарождению более близких отношений; во-вторых, ему нужно было убедиться в добром намерении супруги, относительно Елены. Однако, повторное появление в кабинете Джона, подсказывало, что разговор с советником, откладывать больше нельзя. В мужчине боролись два чувства, одно из которых — любовь, второе — долг. И первое, и второе, для князя было жизненно важным. Поэтому он принял решение, попробовать соединить важные элементы, воедино.

 

— Мне нужно сообщить тебе, ещё кое-что, важное — тихо сказал Светодар, продолжая объятиями удерживать супругу, — твой наставник Светодар, не простой Хранитель и даже не обычный учитель Раведы.

Я будущий монарх этой страны и сейчас для меня наступили, не самые лёгкие времена. После смерти отца прошёл год, уже должна была состояться моя коронация; однако, из-за предательства «бывших сторонников», за моей спиной плетутся интриги и заговоры. По этим причинам, мне часто приходится уезжать на северные рубежи нашей страны, время от времени наводить там порядок, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.

Спокойно выслушав учителя, Рада подняла голову и посмотрела ему в глаза. Потом немного помолчав, сказала:

 

— Мой «внутренний голос», всегда убеждал меня в том, что с «хранителем Светодаром», что-то не так. Только я понять не могла, что именно. Обещаю, что не буду создавать Вам лишние проблемы… Очень буду стараться. Девушка положила голову на грудь учителя, улыбнулась. Потом, высвободив свои руки от его крепкой хватки, обняла его за пояс. Последнее действие супруги, окончательно убедило князя в том, что нельзя «упускать такую возможность» сблизиться с дорогим ему человечком.

 

— Ты нужна мне, родная моя! Всегда была нужна, а сейчас особенно. Помощь твоя необходима, и поддержка. Даже твои реакции, на определённые мои «шаги и действия»; как показатель того, что я могу «где-то ошибаться».

 

— А как же Джон? — Рада подняла голову и посмотрела на учителя, — По моим наблюдениям, этот «хитрый управляющий», играет огромную политическую роль, и даже влияет на решения, Вашего Сиятельства, — девушка тихо рассмеялась.

Радуясь столь нежданной, но очень «желанной искренности» воспитанницы, Светодар, постарался отвечать ей тем же. Иначе нельзя. Нельзя сеять сомнения в душе супруги, и ни в коем случае, нельзя разрушать её доверие.

 

— Дорогой, Светодар, а Вас не смущает ваше семейное положение? Вы признаётесь в любви «малознакомой женщине», помощь просите у совершенно постороннего человека? Как-то, не соответствует ситуация, политической обстановке и Вашим морально-нравственным качествам. Кроме того, чем же сможет помочь Вам, будущему монарху, обыкновенная «ученица Раведы»?

Девушка внимательно следила за каждой чёрточкой его лица, пытаясь обнаружить хоть «тень неискренности и поддельной благонадёжности», ни того, ни другого, она так и не нашла. Светодар, не отводя взора от глаз любимой женщины, хитро сощурился:

 

— А кто сказал, что ты — посторонний для меня человек? Это только «твои фантазии», дорогая — поддев супругу «её же фразой», промолвил князь, — и ты, вовсе не «малознакомая женщина». Я наблюдаю за тобой, с самого первого твоего появления в Раведе. Все эти годы, знаю о каждом шаге, поступках, и даже о взаимоотношениях с однокурсниками. Просто не было подходящего повода и случая, обнародовать моё присутствие в твоей жизни. Всё было под полным моим контролем, до тех пор, пока твой брат не отпустил тебя «на совместное проживание» с господином учителем. Что, естественным образом, вызвало негативные последствия, как для Алекса, так и для тебя, родная. Глаза Рады округлились, она стала похожа на « удивлённого совёнка», совсем как в детстве; и возмущённо спросила:

 

— Вы, что следили за мной с детства?!

 

Светодар рассмеялся, и чтобы успокоить праведное негодование, прояснил:

 

— Не следил, а наблюдал! Интересовался твоими успехами и неудачами, знакомился с характером. Я ведь не зря сказал тебе, однажды, что знаю тебя «лучше, чем ты сама себя знаешь».

 

— Но для чего всё это?! Зачем? — взволнованно осведомилась подопечная.

 

Светодар, помолчав немного, мысленно спросил супругу: — Милая моя, а ты уверена, что готова услышать правду о себе?

 

— Какую ещё правду?! — Рада запнулась, озвучив вопрос вслух, и князь уловил растерянность в её голосе.

 

— Правду, которую знают о тебе, лишь пятеро посвящённых людей, включая меня и твоего родного брата. Девушка занервничала, попыталась высвободиться из объятий учителя. Светодар сцепил ладошки замком у неё за спиной, и Рада оказалась, «заключённой в круг его рук». Мужчина позволил супруге, отстраниться от себя на небольшое расстояние, но из личного пространства не выпустил; показав, что разговор не окончен.

 

— Пойдём к моему столу, покажу кое-что интересное. Твоему брату понравилось. Князь, расцепил ладошки, но тут, же взял подопечную за руку, чтобы та не вздумала от него сбежать. Увлекая за собой, он подвёл ученицу к своему рабочему столу, отодвинул перед ней стул. Одной рукой, подталкивая сзади, ладонью упираясь ей в поясницу, предложил присесть. Рада подчинилась, села за широкий, дубовый стол; повернув голову, устремила взор на учителя. Мужчина приоткрыл ящик стола, извлёк деревянный, резной футляр, открутил крышку и на поверхность стола выпали бумаги, скрученные трубочкой. Девушка переводила взгляд то на бумаги, то на учителя; сама раскрыть их, она не решилась. Нервничала. Князь сам развернул перед ней грамоты, придавил сверху и снизу двумя книжками; жестом руки, молча, предложил прочесть документ. Первое, что бросилось в глаза ученице, — «Родовая гербовая печать её семьи». В солярном символе — восьмиконечной «Звезды Инглии», заключён трилистник, символ Древнего Славяно-Арийского воинского Духа, (ныне этот символ стал считаться «цветком лилии» на королевских коронах и печатях). Внутри трилистника, красовалась снежинка — древняя руна Равновесия. Рада видела этот древний знак не только на перстнях, принадлежащих её семье, он красовался и на монарших гербах; а так же всей имеющейся геральдической символике древнего монаршего Рода, которому принадлежала, её благородная семья. Скрыть волнение не удалось, на глаза навернулись слёзы. Ладошкой Рада, стёрла стекающую по щеке слезинку, и сквозь пелену застилающую взор, начала читать документ. Текст грамоты, скопирован в написанном, двумя языками — Древнеславянским и Франкским. Под каждым из текстов красуются печати двух монархических династий, скреплённые подписями монархов-отцов. Из смысла документа следует:

«… в такой— то день, месяц и год, представитель монархической династии, мужского пола, потомок Славянского Рода, — далее следует длинное имя «юного монарха» — Светодар-Владислав-Владимир-Ярослав-Радимир-Радислав, сочетается обрядом венчания по древнему Арийскому ритуалу, с представителем монархической династии, женского пола, потомком Древней славяно-арийской монархической династии Франкии, — далее следует длинное имя «юной монархини» — Радамира — Анна — Веста — Мария — Арианна — Тарусса».

С правой стороны, грамота удостоверена Великим Князем Ассии и Гипербореи, с левой стороны красуется оригинальная подпись Франкского монарха — отца Рады. Её то, она никогда не забудет. Знает каждый крючок, петли и их количество, и даже особенность, по которой можно отличить подделку от подписи истинного исполнителя (в детстве, учитель Белогор много интересного рассказывал о геральдической символике и её влиянии на политику, и управление людскими массами. Как пример, показывал

маленькой монархине зашифрованную информацию, в подписи её отца-монарха). Дочи

тав бумагу до конца, Рада оперлась локтями об стол, закрыла лицо руками. Пока она так сидела, Светодар положил ладонь на её голову, тихонько погладил.

Потом, аккуратно вытащил из под книг грамоту, свернул трубкой, убрал в футляр. Возвращать футляр в ящик стола, он не стал. Взял лежащий на краю ключ, отошёл к секретеру, стоящему за спиной супруги, открыл дверцу и поместил футляр внутрь. Дверцу дубового секретера, закрыл на замок, ключ убрал в нагрудный карман жакета.

— Почему… — прошептала подопечная, — почему мой отец так поступил со мной? Разочарование в голосе супруги, заставило Светодара, нервничать. Осторожно подбирая слова и фразы, он опасался, сказать что-то не так. Что могло вызвать негативную реакцию Рады.

— Потому, что любил тебя, милая. Заботился, прежде всего, о твоём благополучии и безопасности. Монарх прекрасно знал о «твоих природных дарованиях», и позаботился, чтобы рядом с тобой был человек, который сможет защищать тебя «в твоих путешествиях»; кто сможет отыскать тебя везде, куда бы тебя ни занесло. Всё это было сделано, ради твоей безопасности. Ну, а кто лучше защитит любимую дочь, если не её законный супруг? Поэтому я и стал единственным твоим опекуном и хранителем. Рада сняла с лица ладошки, сцепив замочком руки, положила их на стол. Сейчас она была похожа, на «застывшее изваяние». Провалившись куда-то в раздумья, она смотрела в одну точку на столе, не замечая происходящего вокруг. Дверь снова приоткрылась, в кабинет вошёл Джон. Наблюдая за юной девой, застывшей за столом хозяина, управляющий подозвал князя жестом руки. Светодар подошёл к нему, мужчины о чём-то тихо разговорились.

 

— Что-то случилось, Джон? Разговор не терпит отлагательств? — шепотом спросил князь, — Если так, то проходи, присаживайся в кресло, я сейчас подойду. Управляющий проследовал в кресло. Князь не стал беспокоить супругу разговорами, ждал, когда она сама начнёт беседу, преодолев «оцепенение». Но выпускать из виду, любимую женщину, он даже не собирался. Попросив Джона пересесть в другое кресло, Светодар разместился в том, из которого открывался свободный вид на его рабочий стол. Джон начал беседу, докладывая об обстановке в стране и новостях, доставленных курьерской депешей из-за рубежей. Внимательно слушая доклад управляющего, князь, время от времени бросал взгляд на супругу. Она вышла из «оцепенения. Откинувшись на спинку стула, повернула голову к окну. За окном, кружился запоздалый листопад. В этом году, погода проявила «оригинальные качества», в ноябре, днём погода стояла ещё тёплая, не для этого времени года, к ночи проявлялись первые заморозки.

На душе «подозрительное спокойствие», и она не знала, как ей реагировать на статус «замужней женщины». Где-то подсознательно, девушка чувствовала к учителю не просто симпатию, он не был для неё «чужим». А после «отменённых уроков», осознала, что даже скучает по нему. Однако, всё произошло, так быстро и неожиданно: эмоциональный разрыв с другом детства, молниеносное сближение с наставником, да ещё новость о её замужестве. В голове «смешались мысли», «смешались чувства», пустота заполнила сознание. Она и хотела бы поразмышлять, не получалось. Время от времени сглатывая слюну в пересохшем горле, пыталась любыми способами заставить себя «мыслить, думать, рассуждать».

Доложив обстановку и взгляды на некоторые «политические ходы», управляющий собрался уходить, заметив, что князь озабочен состоянием «её Сиятельства».

 

— Джон, — шёпотом попросил князь, — распорядись принести в мой кабинет, тёплую обувь и одежду для миледи. Нам, необходимо, прогуляться. И предупреди возничего, что завтра в Раведу, мы едем вдвоём с супругой. Управляющий вышел из кабинета, отправился исполнять распоряжения князя. Светодар поднялся с кресла, подошёл к подопечной.

 

— Пойдем немного погуляем, милая? Обсудим «новости», подумаем, как нам дальше сосуществовать. Сейчас принесут твою одежду и тёплую обувь. А у меня здесь, есть ещё одна гардеробная и тёплая одежда, для «таких вот неожиданных» случаев. Девушка не стала возражать против прогулки, развеяться было необходимо. Анна и Мария, принесли одежду, аккуратно положили на мягкую софу тёплые брюки, пальто, вязаную шапочку и тонкие перчатки. Рядом с софой оставили сапожки. Князь вышел из кабинета, чтобы леди смогла переодеться в брюки. Когда он вернулся, супруга была полностью одета и готова выйти на улицу.

 

— Я подожду Вас на улице, Ваше Сиятельство, — уведомила Рада и, как то, грустно улыбнулась. Светодар заверил, что ей не придётся долго ожидать его появления. Дождавшись, когда ученица выйдет за дверь, князь вошёл в потайную комнату. Ей, действительно, не пришлось ждать его долго. Она успела лишь спуститься по парадной лестнице, и чуть отойти от замка; князь уже следовал к ней навстречу.

 

— Давай погуляем в лесу, по дороге, которая ведёт в Раведу, — предложил Светодар. Сейчас там очень красиво. Девушка согласилась, и они отправились через поле, к воротам, в которые она впервые вошла, вместе с Алексом. В лесу, во всём своём великолепии, красовалась осень. Здесь она почувствовала себя намного увереннее и спокойнее. Пока гуляли, учитель не «заводил разговоров» на сердечные темы, решил оставить их на обратный путь, или до возвращения в замок… На прогулку ушло около трёх часов. Они дошли до самой Раведы, обогнули её кругом, побывали в сосновом лесу, (в том, куда выходят окна «спального корпуса для девушек»). Рада никогда не бывала здесь. В учебные дни, за территорию школы, выходить запрещено, а на выходные она уезжала в город. Возвращаясь в замок, Светодар, начал беседу сам.

 

— Рада… Понимаю, милая, сейчас тебе трудно «смириться с ситуацией», которая не зависит от нас обоих. Понимаю и не настаиваю, чтобы ты относилась ко мне, как к супругу. В данный момент я твой учитель, наставник и просто друг семьи. Как сложатся наши отношения дальше,

время покажет. Тем более, что ты всегда можешь «потребовать развод»; правда, по достижении тобой двадцатипятилетнего возраста. Это условие брачного контракта, а не мои прихоти.

 

Поверь, мне неприятно думать, что решение наших отцов, заставляет тебя делать что-то против твоей воли. Я, за то, чтобы всё складывалось естественно и непринуждённо. Возможно, ты не захочешь устраивать со мной семейное счастье, и вернёшь «своё расположение» другу Александру. Это только твой выбор, родная. Просто хочу, чтобы ты помнила, я люблю тебя. Буду ждать столько, сколько понадобится. Мне не привыкать, ждать тебя, с самого детства.

 

Рада, взяла князя под руку, потом хитро сощурившись, спросила:

 

— А если я разведусь с Вами, Вы всё равно останетесь моим учителем и другом?

 

— Конееееееечно! — мгновенно, развеселившись, протяжно ответил князь, — но с одной поправкой. Я не буду обязан «хранить тебе верность», а ты, милая, лишишься «морального права» мстить моим многочисленным любовницам!

После этой фразы, Рада звонко рассмеялась на весь лес, спугнув хохотом засидевшихся на деревьях птиц. Мгновенно улетучились и грусть, и обида, и разочарование. С восхищением взглянув на учителя, она понемногу начала осознавать, что безнадёжно влюбляется в «собственного супруга». В замок супруги вернулись, в прекрасном расположении духа. Впереди ещё целый выходной день, завтра, для Рады, снова начинаются занятия в школе. Переодевшись после прогулки, она спустилась в гостиную, надеясь застать Светодара, сидящим в любимом кресле у камина. Однако вместо «названного супруга» обнаружила княгиню. Елена сидела в кресле и отпивала горячий кофе из чашечки. На чайном столике, перед ней, стояли вазочки со сладостями.

 

Сначала, девушка хотела вернуться обратно в комнату, но вспомнив, что обещала учителю «не доставлять неприятности и лишние проблемы», понимала, что с сестрой Светодара, необходимо «как-то общаться», и желательно «дружески». Она медленно спустилась, молча, подошла к креслу стоящему рядом, опустилась в него, поджав ноги под себя.

 

— Как чувствуете себя, уважаемая Елена, — без тени иронии, поинтересовалась Рада, — похоже, нам обоим не повезло, отметить день рождение Светодара, без последствий для здоровья. Княгиня подняла глаза на девушку, удивлённо приподняв бровь. Поставив чашечку на столик, женщина продолжала внимательно разглядывать воспитанницу кузена. Потом, иронично, прокомментировала:

 

— Что-то не припоминаю случаев, чтобы мой кузен привозил домой учениц, и тем более оставлял их в своём замке на ночь… У моего брата изменились привычки и взгляды на жизнь? Или здесь кроется, что-то большее, чем наставничество? Княгиня внимательно наблюдала за мимикой собеседницы.

 

— Ну, что Вы, уважаемая Елена, Ваш кузен не изменяет своим принципам и моральным качествам. А моё присутствие, объяснить просто. Во-первых, Светодар, друг моей семьи, и мой брат Святослав полностью ему доверяет; потому и позволил мне остаться на один день, в замке. Завтра я возвращаюсь в школу. Во-вторых, мои занятия с учителем, это не что иное, как «ответственная мера воспитания» самой нерадивой ученицы Раведы. Светодара очень уважают и ценят в школе, и если бы не «наставник», меня, скорее всего, давно «из школы выгнали». У директора Агнехрона, лопнуло терпение. Так что, не ищите в «моём присутствии здесь», тайных смыслов и скрытых «чувственно-плотских причин». Когда они появятся, обязательно поделюсь с Вами «новостями». Рада подтянула к себе вазочку с печеньем, вытащила несколько штук, и демонстративно откусив кусочек, пережевывая, смотрела на Елену. Та немного помолчав, снова завела разговор, но на этот раз «довольно опасный». Дамы беседовали, сидя в креслах, а за их беседой, вот уж как несколько минут наблюдали… Дверь в кабинет князя, была приоткрыта (скорее всего, когда управляющий выходил из помещения, он сознательно оставил дверь незапертой).

 

— И что же, Ваш друг Александр, не вступился за «нерадивую ученицу», перед Директором? — поддев девушку «напоминанием о друге», спросила Елена.

 

— Видимо заступаться устал! — добравшись до лукума, промямлила Рада, — а может, просто опасался увольнения из школы-усадьбы? Его можно понять, он простой учитель, из «молодого преподавательского состава». Мы учились на одном факультете в Раведе. Потом Алекс остался преподавать в школе, юным отрокам.

 

Княгиня помолчала немного, потом поинтересовалась снова:

 

— Расскажи мне про Александра. Раз вы учились вместе, вероятно, ты хорошо знаешь его?

От последнего вопроса княгини, Рада поперхнулась пудрой от лукума и закашлялась, потом, кое-как запив водой «пудру и кашель», на ходу стала пересказывать истинную «историю великого Алекса».

— Мы дружим с детства. Алекса любят и уважают школьники и старшие курсанты. Он многого добился за последние годы работы в Раведе. Помогал «открывать и обустраивать» новые школы по всем регионам страны. Сейчас внедряет какие-то свои, новые учебные программы. Я восхищаюсь и горжусь им. Очень перспективный, умный, молодой человек! Про себя же, Рада мысленно подумала: «Жаль только, совершенно безвольный, перед такими «хищницами», как Вы — княгиня».

— А я думала, что Александр для тебя, больше чем друг… — снова поддела Елена.

— Верно, думали! Алекс мне, как родной брат! Про себя, Рада снова отметилась: «И обижать его, никому не позволю, особенно «акулам».

Инстинктивно почуяв, что разговор женщин, принимает опасный оборот, Светодар открыл дверь и вышел из кабинета.

— Как приятно видеть дружелюбно беседующих дам! А можно мне к Вам присоединиться?

Пока Елена «рассыпалась в любезностях» перед кузеном, князь, улучил момент и передал супруге сообщение мысленно:

«Значит, моя прекрасная леди, не только «ревнивица», а ещё и неисправимая выдумщица?!». Усевшись в кресло рядом с Радой, Светодар улыбался, оперевшись подбородком на свой кулак. На что, девушка ответила, тем же способом: «Не вижу причин, «трезвонить» о нашем «семейном статусе», до тех пор, пока время не предложит для этого, более серьёзные обстоятельства. Вы не согласны со мной, дорогой учитель?».

«Конечно согласен, милая. Ты абсолютно верно, расставляешь приоритеты! И это одно из достоинств, за которое люблю тебя…». День постепенно превратился в довольно «уютный вечер». Рада сделала вывод для себя: княгиня, очень хитроумная женщина, и с ней нужно быть всегда «начеку». Не болтать лишнего, больше её слушать и слышать, анализировать разговоры, а главное мысли. Елена скорее походила на «засланного шпиона», чем на сестру «дорогого учителя». Вечером Светодар предложил «семейству» сыграть в покер. Кузина тут же согласилась. Джон не смог отказать, молодому хозяину. Рада должна была выбрать себе пару, однако, к глубокому разочарованию присутствующих, заявила, что не играет в карточные игры; и что для этих целей им больше подошёл бы Александр или Владимир. Отложив карты, Светодар, сходил за шахматами и они с Джоном, организовали себе «вечерний досуг». Раздосадованная княгиня, нашла утешение в том, что ей отвели роль арбитра, и теперь она стала частью время препровождения мужчин.

— Джон, — подыскивая себе книгу в библиотеке учителя, спросила Рада, игнорируя прямой вопрос к Светодару — Вы не в курсе, у «его Сиятельства», есть книги о тамплиерах? Управляющий, промурлыкав себе что-то под нос, передвинул фигуру на доске, и уверенно объявил:

— Полагаю, что есть, миледи! Однако, нужно подумать, где искать. Эта библиотека, лишь малая часть огромной библиотеки, расположенной на нижнем этаже замка. Завтра займусь поиском, интересующей Вас литературы.

Ожидая, когда советник сделает следующий ход, князь устремил взор на супругу, сидящую на ступеньке передвижной лестницы. Рада подыскивала книгу, перемещаясь на лестнице вдоль встроенного в стену книжного стеллажа.

«Милая, а почему тебя заинтересовал этот древний орден монахов-воинов?» — спросил князь, способом известным только ему и ученице. Подопечная молчала некоторое время, потом вернула ответное «послание» учителю.

«Потому что с подросткового возраста, меня интересует лишь небольшая часть этого монашеского ордена — самые первые тамплиеры; и именно, те, которые имеют прямое отношение к Христу и Магдалине». От удивления князь приподнял брови и наклонил голову, осмысливая ответ супруги. Пока Светодар думал, девушка мысленно отправила ему, ещё одно сообщение: «История тамплиеров, образовавшихся в более поздний период, мне малоинтересна. Потому, что это уже другие «тамплиеры», с иной идеологией и целями».

— Вам шах, Ваше Сиятельство, — победоносно сообщил советник, слегка, улыбнувшись уголками губ, —

…я бы посоветовал Вам, дорогой князь, внимательнее смотреть на «поле боя». Иначе… Можете проиграть эту битву.

Светодар иронично хмыкнул и на дерзкое замечание управляющего, спокойно ответил:

— А я, Джон, не боюсь, проиграть эту битву; для меня важно выиграть сражение, одержав победу, — князь сощурил глаза, посмотрел на Джона. Потом, словно невзначай, перевёл взгляд на подопечную, и вернул взор на советника.

Тот широко улыбался, прекрасно понимая, о ком, и о чём, ведётся сейчас речь. По взгляду Елены, можно было чётко понять, она очень переживает за «положение кузена»; и если ему безразличен исход данной партии, ей явно хотелось, чтобы брат выиграл.

Наконец, подопечная отыскала книгу, чтобы скоротать вечерний досуг, и спустилась с лестницы. Забравшись с ногами в широкое кресло, погрузилась в

очередную историческую эпоху, полностью отгородившись от реального мира.

 

  • "Нужный человек" . Циклон на "Гурмана" / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • Брин / felidae feli
  • ХОЛОДНЫЙ ОТЖИМ - небольшое хулиганство к празднику наших любимых женщин!!! / Малютин Виктор
  • Правило без исключений / Тебелева Наталия
  • 59 / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Сон Макса / DES Диз
  • Упал и больше не поднялся / Заботнова Мирослава
  • Обитатели Малахитового леса - Романова Леона / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Ты называл меня  Дыханьем ветра / Волк Олег
  • Написано в 2013 году.... / Черная Кошка / Anastasia_Sokol
  • Серенада* / Чужие голоса / Курмакаева Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль