ГЛАВА 11. Правление и тайны молодого монарха. Герцог Алансонский.

0.00
 
ГЛАВА 11. Правление и тайны молодого монарха. Герцог Алансонский.
Книга 1. Главы 11-12-13

 

ГЛАВА 11. Правление и тайны молодого монарха. Герцог Алансонский.

За прошедшие восемь лет, с того момента когда, Серж Николас и его родные братья прошли официальную коронацию, изменилось очень многое.

Каждый из братьев стал властителем третьей части своего родного Королевства, а также властителем части земель от королевств, переданных под их власть, вместе с нареченными супругами, по брачному договору. Сержу Николасу минуло уж 35 годков, и он, из любвеобильного, ветреного юноши, превратился в державного правителя одного из королевств-государств.

Отношения с супругой, с одной стороны, были прекрасными и высокоуважительными, монастырское образование Джеммы, не давало поводов для скандалов и сплетен, ни в стенах дворца, ни за его пределами, с другой же стороны, Джемма не удосуживалась расширять своё воспитание в лично-интимной жизни с супругом, и после долгих, упорных попыток «взятия этой крепости», молодой Монарх мало-помалу стал чувствовать охлаждение влечения к своей прекрасной супруге — красивой и утончённой женщине.

Поэтому, интимная сторона жизни монарших супругов, свелась к воспроизводству королевского потомства.

Во все остальные времена, Серж Николас, занимался королевскими делами, политическими и деловыми поездками, а также развлечениями.

За то время, пока Серж Николас управлял страной, он многое стал понимать в поведении своего отца, относительно внешней и внутренней политики, и почему на очень многое Король-батюшка закрывал глаза.

Как оказалось, не всё так безоблачно и радостно бывает в жизни Королевских особ, за которыми закреплена власть над людскими массами.

Выражалось это в том, что в пределах своей страны короли вправе были издавать «любые» законы и указы, не противоречащие королевским Уставам, которые заверялись и узаконивались, какой-то неизвестной внешней силой; что это за сила, Серж Николас узнал только через несколько лет после своего собственного правления государством.

Как оказалось, большинство монархов, в том числе некоторые короли и цари, входящие в Ложу (Комитет Правящих элит), вовсе не обладают, той вожделенной свободой и полнотой властных полномочий, как в политическом, так и в личностном устройстве монархической власти.

Монархам, входящим в Комитет Правящих элит — Ложу, давались широкие возможности накапливать личные богатства и блага, при этом, часть благ резервировалась на внешнеполитические нужды и собственностью монархов уже не являлась. Монархи лишь до определённого времени, являлись «со-хранителями этих резервов».

Очень многими личными принципами приходилось поступаться, взамен на благоприятные условия, создаваемые внешней силой Ложи (Комитета Правящих элит), для развития торговли и повышения качественности жизни, в собственной стране.

Узнал Серж Николас и часть «страшной тайны» — неотвратимой гибели соседнего Царства-государства, которую пытался разгадать много лет; не оставившую возможность даже потомкам этого чудесного Рода, жить и радоваться жизни.

Монарх Тридесятого королевства, был одним из тех правителей, которые выстраивали своё правление и власть, в соответствии с Древними поконами Предков, на основе человеческой совести и справедливости; он отказался присоединиться к Комитету Правящих элит, тем самым, поставив своё государство и семью, в разряд монархов на «полное уничтожение», вплоть до последнего потомка.

Не он один попал в этот чёрный список, составленный Комитетом, для избавления от строптивых и неугодных правителей.

Трёх тайн не узнал наш высокочтимый монарх Серж Николас. Одна из них — тайна его отца, непосредственно связанная с гибелью соседнего царства-государства, о которой он узнает гораздо позже.

Что касается двух других тайн, то, монархам дозволялось узнавать лишь тот объём информации, который был позволен Комитетом Правящих элит.

Ложа, очень ревностно хранила и защищала свои секреты, в особенности от вассалов, которыми, по сути, и являлись монархи государств, входящих в Комитет.

Дни и месяцы правления, монарх отсчитывал из года в год, ничего в жизни не менялось, кроме того, что дражайшая супруга — королева Джемма, родила Сержу Николасу, пятерых чудесных дочерей, двое из которых были двойняшками и трое девочки-близнецы.

Серж хоть и любил своих ненаглядных дочерей, но был недоволен тем, что супруга не может родить ему наследника мужского пола.

 

Что же касается любовных утех и приятных моментов интимных встреч, то монарх всегда находил утешение в объятиях прекрасной фрейлины. Несмотря на возраст, ведь Адель уже разменяла четвёртый десяток, она продолжала оставаться, такой же привлекательной, манящей и молодой, а возраст, лишь добавил ей шарм и очарование, которого она не могла иметь в молодости.

Замуж, Адель так и не смогла выйти, по причине «принадлежности» к фрейлине особого назначения, и в течение всех лет, если и появлялся у неё претендент на руку и сердце, монарх очень быстро разрешал эту проблему.

Адель чувствовала, что она не принадлежит сама себе и долгое время, это очень огорчало её. Но король, чувствуя настроение любовницы, задабривал её титулами и одаривал замками. Однажды, когда молодой монарх, в очередной раз пришёл к ней за очередным утешением, Адель сообщила ему, что ждёт ребёнка.

Серж Николас был озадачен и зол. Нельзя было давать повод, распускать слухи о нём по дворцу и тем более среди придворных. Он всячески уговаривал свою страстную любовницу, прервать эту беременность.

Но Адель, до определённого момента, не выказывая королю своего характера, вдруг стала похожа на настоящую тигрицу. На повелительно-дерзкое предложение Короля ответила отказом. Заявив, что если достопочтимый монарх так боится за свою репутацию, она выйдет замуж. Но ребёнок останется и будет при ней, она никогда и никому его не отдаст.

Монарх, долго не думая, решил выдать любовницу замуж, но поставил одно жёсткое условие. Она оставляет ребёнка, он находит для неё мужа.

Адель сопротивлялась, обвинила короля в эгоизме и предательстве, прекрасно понимая, почему и для чего Серж Николас, поставил её в такие условия.

Он не хотел терять власть над телом и душой этой женщины, за многолетнюю связь, она стала для него больше чем женой и другом, она стала неотъемлемой частью его жизни. Многие свои тревоги, опасения и печали, Серж делил именно с ней, а не со своей законной супругой. Во многих политических вопросах, Адель оказалась настоящим и незаменимым, тайным советником монарха.

Как он мог потерять эту женщину? Она принадлежала ему целиком и полностью, и теперь, ему необходимо было выдать её замуж за того, кто не сможет покушаться ни на её тело, ни на её душу. Серж Николас, не мог допустить конкурентов, в жизнь своей любовницы.

Вечер и интимные приятности, были испорчены, новостью о беременности Адель. Теперь в голове короля постоянно крутилась одна лишь мысль, за кого выгодно выдать замуж, свою любовницу. Через пару месяцев, такая кандидатура появилась, как нельзя кстати.

Герцог Алансонский Жан I, титульный герцог, потомок династии Валуа, после смерти своего отца Пьера Доброго 19-летний Жан унаследовал графства Алансон и Перш.

Конечно, граф был молод, но Серж Николас, чётко просчитал все выгодные стороны от этого брака. В военной карьере молодого герцога множество боевых сражений — Граф Жан Алансонский выступал на стороне Арманьяков, сражался против Бургиньонов, опустошил Вермандуа, захватил города Сен-Дени и Сен-Клу, Компьен, Нойон и Суассон, осаждал Аррас. Пытался, тем не менее, примирить обе враждующие партии. Граф Жан Алансонский был пожалован в герцоги и стал пэром Франции.

Это был, несомненный патриот своей страны и всегда готов ринуться в бой по приказу монарха.

***

Жан Алансонский, был не только молод и хорош собой, он оказался очень мудрым и проницательным. До знаменательного знакомства с Адель, Жан и предполагать не мог, что в его жизнь, так неожиданно войдёт истинное чувство любви к женщине.

Нет, далеко не к телу, а именно к душе, прекрасной дамы.

На одном из приёмов у монарших особ, куда пригласили молодого графа, к нему подошла Первая Фрейлина королевы — она же Первая Дама королевского двора — высокая, красивая, статная, в ней чувствовалась манерность и горделивость, уважаемой дворцовой публики. Мило улыбаясь Жану, поинтересовалась его настроением, и выразила беспокойство о «его одиночестве» среди столь прекрасных особ, присутствующих на балу.

Несмотря на молодость, Жан уже прославился своими военными подвигами и победами, и хотя он никогда не страдал отсутствием повышенного к нему внимания от дам высшего общества, знакомства заводил самостоятельно, по душевному настрою, и в соответствии со своим безупречным вкусом.

Поэтому, на столь навязчиво-услужливое поведение первой дамы царского двора, «обеспокоенной его одиночеством», он вежливо улыбнулся, поблагодарил за оказанную честь и проявленное к нему внимание. Затем, поцеловав руку дамы, извинился и спешно проследовал в королевский сад, избегая навязчивости светских особ.

Медленно прогуливаясь по широким аллеям, вдыхая аромат цветов, он всё дальше удалялся от королевской цитадели.

Свернув на одну из очередных аллей, Жан остановился, напротив красивой резной беседки и замер от нахлынувшего восторга и изумления. Среди окутавших беседку белых и бледно-розовых роз, за столом сидела молодая женщина с книгой в руках и была похожа на прекрасную богиню из древнегреческих мифов.

Утончённые черты лица, пухленькие губки и столь же восхитительные каштановые волосы, спадающие на нежные белые плечи, струящимися волнами. Она читала и улыбалась, а длинные чёрные ресницы, отбрасывали тень на её милое личико.

Жан любовался природной красотой прекрасной богини из его детской мечты, не шевелясь, он стоял на одном месте, боясь нарушить прекрасную и живописную картину.

Почти бесшумно он подошел к входу беседки.

Молодая женщина заметила красавца, подняла голову и, повернувшись к молодому мужчине, негромко спросила:

— Милорд, Вы, вероятно заблудились? Королевский дворец находится чуть дальше — голос восхитительной женщины, нежно и мелодично коснулся души Жана. Впервые в жизни, граф был растерян и не знал, что ответить. Язык, ноги и руки отказывались подчиняться его воле.

Женщина улыбнулась, Жан, наконец-то, освободился от оцепенения. Он собрал в себе всю смелость, которую потерял на некоторое время, и учтиво, стараясь как можно тише и нежнее разговаривать с этим прекрасным созданием, произнёс:

— О, нет, мадмуазель, я вовсе не заблудился. Мне скучны светские приёмы и балы, потому отправился в сад; прогуливаясь и созерцая красоту природы, хорошо думать в одиночестве… — Жан сделал многозначительную паузу — и увидел Вас.

Позвольте поприветствовать, самую прекрасную Даму на земле, и поцеловать Вашу ручку?

Красавица улыбнулась, протянула Жану руку. Мужчина пристально и зачарованно, продолжал смотреть на прекрасное создание, а его душу, наполняла завораживающая мелодия, которую слышал только он. Ноги почему-то дрожали.

Он нежно поцеловал руку женщины, назвал свой родовой титул, имя, а затем попросил, составить ему компанию и прогуляться по саду. Прекрасная Дама согласилась. Эта неожиданная встреча, принесла графу, истинное наслаждение и удовольствие, а после того, как красавица сообщила галантному кавалеру, что ей пора покинуть его, Жан попросил её о новой встрече.

С этого момента, граф не упускал ни одной возможности, чтобы присутствовать на монарших встречах и приёмах, ведь это был единственный способ увидеть прекрасную незнакомку. Как не пытался молодой граф узнать имя своей прекрасной дамы, она оставила за собой право его скрыть.

***

Адель вернулась в свои покои. Глядя из открытого окна на расстилающиеся внизу сады цитадели, вспоминала о неожиданном приключении. Сегодня, впервые за много лет, она снова почувствовала себя молодой, свободной и искренне радостной, как тогда, в далёкой юности, когда она впервые познакомилась с юным дофином.

Однако свободной, она могла называть себя с огромным трудом: под сердцем она носила дитя от своего монарха, полностью была зависима от его воли и желаний.

Молодой граф очень понравился Адель, но в сегодняшнем её положении, она и мечтать не могла о счастливом замужестве.

***

Продолжая посещать королевские приёмы и балы, которые проходили довольно часто, Жан постепенно стал собирать сведения о статусе и имени его таинственной незнакомки, от придворных. Наконец, собрав необходимую информацию, он вполне остался доволен результатом.

Его дама сердца оказалась одной из светских дам и придворных фрейлин Королевы-матери, к тому же совершенно свободной от семейных уз. Несмотря на разницу в возрасте, граф, уверенно и серьёзно, был настроен просить руки прекрасной дамы, у её отца — главы уважаемого семейства.

За то время, пока у молодого графа, в связи с его героическими подвигами, был заслуженный отдых, он успел посетить семейство Адель, познакомиться с её родителями и выказать огромное желание, взять её в законные жёны.

Родители Адель были несказанно рады и горды тем, что такой истинный герой, уважаемый в высоких и элитных кругах общества, человек, сватается к их дочери. Они уже не надеялись, когда-нибудь выдать её замуж.

Подозрения в излишнем влиянии на жизнь их дочери, со стороны монарха, много раз давали повод родителям задуматься, чтобы уехать из этой страны и поскорее выдать замуж неразумное дитя.

***

Адель не знала, как вести себя с графом. Молодой человек ей очень нравился, но она боялась реакции монарха, ведь он поставил ей условие о выборе для неё мужа.

Всё разрешилось, как нельзя лучше, во время очередного светского приёма. Жан, в сопровождении двух кавалеров — свидетелей, и в присутствии родителей Адель, официально попросил руки прекрасной Адель у Королевы-матери.

Королева-мать, ратуя за судьбу и благополучие своей любимой фрейлины, согласилась, и объявила о помолвке, в честь которой был назначен королевский бал.

Серж Николас, наблюдая со стороны за происходящими событиями, не вмешивался. Всё шло так, как было им просчитано и запланировано. Кроме одного…

***

С момента объявленной помолвки, прошло несколько дней. Жан продолжал навещать семейство и галантно ухаживать за своей невестой. С каждым новым днём, он всё больше влюблялся в эту красивую и умную женщину, она же проявляла к нему благосклонность, уважение и учтивость.

Молодой человек нравился Адель, но, то положение, в котором она находилась сейчас, не раз заставляло молодую женщину, задумываться о правильности своего поступка и об обмане, по отношению к своему будущему мужу. С приближением свадьбы, совесть терзала её всё больше и больше.

Влюблённый Жан, чувствовал, что на душе его отрады, происходит что-то неладное и однажды, при очередной встрече с Адель, спросил у неё прямо.

— Душа моя, я давно заметил Вашу озабоченность чем-то. Что мучает Вас, поделитесь со мной своими печалями — удерживая женщину одной рукой за талию, второй рукой поправил выбившийся из причёски локон.

Она подняла голову, посмотрела в глаза Жана, своими сказочно красивыми, карими глазами, и ничего не могла поделать с собой, в глазах блестели слёзы.

Граф, заметил, что женщина расстроена, взял её за руку и медленно повел к беседке располагавшейся во дворе поместья, где обитало семейство Адель.

С некоторых пор, красавица фрейлина перестала пользоваться дворцовой опочивальней и старалась всё время проводить в родительском поместье, куда постоянно приезжал молодой граф.

Адель, после продолжительного молчания, вдруг тихо сказала:

— Милый, Жан… Я не смогу жить с Вами и лгать вам. Я должна рассказать вам кое-что. И положившись на милость судьбы, Вы сами решите, что дальше делать...

Потому, что после моих признаний, Вы вправе отказаться жениться на мне.

Жан почувствовал, как холодок пробегает у него по спине, но то, что он чувствовал к этой прекрасной женщине, не могло разрушить уже, ни одно страшное известие.

Адель присела на скамью беседки, вытерла платком слёзы и стала рассказывать графу, историю своей бурной молодости, и её последствия. Так они проговорили, сидя в беседке, до самого позднего вечера.

— Теперь, милый граф, Вы знаете обо мне всё, и сейчас, несмотря на такую ситуацию, у меня на душе легко и спокойно. Ведь мне не придётся обременять вас своими проблемами и тем более ложью, я не смогла бы жить с такими угрызениями совести.

Завтра, Вы можете объявить об аннулировании помолвки, а родителей своих я подготовлю уже сегодня.

Молодой граф, за всё время, пока Адель рассказывала ему свою историю молодости и связи с монархом, Жан не вымолвил ни слова. Он сидел рядом, слушал и молчал. Потом, взял Адель за руку, и сказал:

— Душа моя… То, что Вы сейчас поведали, конечно неприятно для меня. Но моё уважение к Вам возросло с ещё большей силой. Потому, что Вы не стали лгать мне и превращать нашу будущую семейную жизнь в театр абсурда.

Не каждая женщина, способна на такой подвиг. А по сему, я не собираюсь отказываться от Вас и «нашего» ребёнка.

Слёзы текли по глазам Адель, она начала всхлипывать, как маленькая девочка. Жан прижал её к себе и поцеловал в мокрые ресницы.

— Мы уедем отсюда, сразу после свадьбы — улыбнулся граф — до нашего бракосочетания Вы смените имя, и спокойно будете ожидать появления младенца.

Не волнуйтесь, моя милая, я люблю вас и готов разделить ответственность за человека, которого Вы носите под сердцем.

— Пойдёмте, душа моя, уже прохладно и Вам пора отдыхать. Завтра я распоряжусь о назначении бракосочетания на ближайшие дни, без пышных торжеств и долгих процедур подготовки. Они нам ни к чему. А Вы, дорогая, соберите необходимые вещи, но только для путешествия, всё остальное приобретём, по приезду в наше графство.

ГЛАВА 12. АЛЕКСАНДР.

С той самой прогулки по школьному саду, и знакомства с волшебным говорящим деревом, Александр стал частым гостем, не только на факультетах где училась Рада. Юноша и сам, пока ещё не осознавал, почему его ноги, отказываются слушать его мозг. И как только заканчиваются занятия на факультетах, его как магнитом притягивает эта «загадочная" девушка.

Мало того, что она ещё несовершеннолетняя, и ни о каких юношеских симпатиях, которыми он частенько увлекался с однокурсницами, здесь не может быть и речи.

Что же такое с ним происходит? Как ни старался юноша переключать своё внимание на другие занятия и других людей, у него ничего не получалось.

Друг злился и обижался из-за недостатка внимания к его персоне, девушки-однокурсницы, настойчиво встречали его у входа в аудиторию.

Однажды, Алекс, так называли Александра его близкие приятели, решил покончить с этой могущественной, притягательной силой.

С каждым новым днём, неподдающееся разуму «притяжение» становилась всё сильнее, и он решил больше не встречаться с девушкой после занятий, так прошла неделя.

Однажды, придя на занятия к жрецу Меземиру, он занял бывшее учебное место Рады, чтобы не привлекая внимания учителя и друга, издалека наблюдать за ней. Но Рада не появилась на занятиях, ни в этот день, ни в следующий.

Вещания жреца больше не укладывались в голове, юноша не мог дождаться, когда же, наконец закончатся университетские лекции, и он сможет, хоть что-то узнать о своей однокурснице. Не выдержав, до окончания занятий, Александр подошёл к мастеру и поинтересовался, почему они занимаются не в полном составе?

Жрец Меземир, протянул Александру, исписанный лист бумаги и тихо пробормотал: «Если Вас не затруднит передать этот список, вашей однокурснице, Я буду вам очень признателен. Рада приболела, находится в школьном госпитале. Она попросила передать ей темы занятий».

Александр, взял лист из рук жреца, и, не дожидаясь, когда соберётся его друг, похлопав его по плечу, быстро вышел из класса.

— Совсем обезумел от этой девчонки! — нарочито громко произнёс Огневед — наблюдая боковым зрением, за реакцией жреца.

— Меземир строго посмотрел на Огневеда из под седых бровей, но ничего не ответил.

Александр, прямиком из классной аудитории, направился в госпиталь к Раде. Ему пришлось ждать, когда сестра позволит ему пообщаться с ней. Наконец, ему позволили войти.

Девушку он застал, лежащую в постели полусидя, подложив под спину одну подушку, другая подушка лежала у неё на коленях; на подушке учебники. Щёки пунцово-красные, в глазах нездоровый блеск, вероятно из-за повышенной температуры.

Она пыталась что-то читать, но, сил не хватало различать даже буквы, не то, чтобы улавливать какой-то смысл.

— Здравствуй, — тихо вымолвил Александр — ты заставила меня волноваться. Меземир попросил передать тебе то, что ты просила, а я принёс лекции. Но вижу, тебе сейчас не до учебных тем..

Пожалуй, еще раз перепишу лекции для тебя, а ты сама потом будешь разбираться с моими «каракулями». Александр, сел за стол, достал конспекты и стал переписывать их ещё раз в тетрадь Рады.

— Благодарю, Алекс — прошептала девушка — сейчас я не самый лучший компаньон в общении, у меня даже глаза и язык мой, плохо меня слушаются. Алекс, протянул руку ко лбу Рады и почувствовал жар от её кожи.

— Где же ты так простудилась? — нахмурившись, спросил Алекс.

— Не знаю. Всё случилось внезапно. Я в обморок упала, потом, у меня стала подниматься температура.

В комнату, вошёл доктор и попросил юношу покинуть помещение, в связи с нестабильным состоянием пациентки.

Александр, неторопливо собирал конспекты, при этом не спускал глаз с девушки.

— Не переживай, Рада — юноша взял её ладонь и легонько пожал своей рукой — я буду приходить к тебе и перепишу лекции, которые ты пропустила. Рада благодарно посмотрела на Александра и улыбнулась.

Алекс уже сделал несколько шагов в сторону двери, как вдруг, резко повернул обратно. Сделав два широких шага, оказался у постели девушки; наклонился, поцеловал Раду в раскрасневшуюся щёку, прошептал:

— Выздоравливай побыстрее, мне без тебя очень тоскливо и учёба не идёт на ум. Также быстро, не поднимая от смущения глаз он быстрым шагом вышел из комнаты и направился к выходу.

Юноша, шёл по аллее к зданию, где обитают старшие ученики школы, сам того не замечая улыбался. Поднявшись по лестнице в комнату, которую они занимали с Огневедом, он бросил сумку с учебниками на кровать.

— Алекс! Дружище! Наконец-то ты вернулся. — Огневед вошёл в комнату, а тишина и покой, царившие до прибытия друга, испарились.

— Сегодня наши однокурсницы организуют небольшую вечеринку, я сказал им, что мы обязательно придём! Огневед широко улыбнулся.

— Послушай, Андрей — Александр пристально взглянул на друга, — сегодня не до вечеринки, надо успеть подготовиться к завтрашним лекциям.

— Я хорошо тебя знаю, твои подготовки занимают не так много времени, даже если это серьёзный экзамен — озадаченно буркнул раздосадованный Огневед.

— Сходи на вечеринку за нас обоих, чтобы девчонки не обижались — Алекс, подмигнул, хлопнул друга по плечу — пойдём обедать и будем заниматься делами.

Последние два года в школе, тянулись для Александра, как два столетия. Не то, чтобы юноша устал от учёбы, нет, скорее он просто соскучился по родным местам. Проходящие в школе мероприятия, были удивительными и запоминающимися, о скуке ребята никогда не вспоминали. Курс, на котором учился Алекс и Огневед, самый старший в школе, и это был их последний год обучения, по университетской программе в школе Раведа. Далее выпускники школы, определяют местности, куда хотят направиться для совершенствования «одарённых навыков» и подают соответствующие письменные просьбы главному Жрецу школы.

Ещё в начале года, Александр чётко знал о своих планах на будущее, был уверен, что будет делать дальше. Подходило время подачи письменных просьб на распределение.

Поскольку с самого первого курса школы Алекс и Огневед крепко сдружились, они уже тогда решили, что в будущем постараются не потерять друг друга из виду, и постараются идти по жизни, если не вместе, то рядом.

Огневед предложил другу написать одинаковые просьбы о распределении, либо в его родную местность, либо в родные места Алекса. На том они и остановились.

Но то, что стало происходить с Александром в последнее время, совершенно не укладывалось в голове Огневеда. Он просто не узнавал своего верного соратника. Алекс всё время исчезал из поля зрения, перестал ходить на вечеринки, которые им обоим очень нравились. Хуже всего, стало другое. Если раньше друзья охотно делились друг с другом своими секретами и победами, подолгу могли беседовать и обсуждать предстоящее будущее, то теперь, его лучший друг стал просто неуловим.

Оба юноши имели одинаковый духовный статус, оба были талантливы и честолюбивы. Однако, среди всей прочей «одинаковости и похожести», характером они отличались друг от друга разительно.

Алекс, не по годам взрослый и очень серьёзно относится к жизни. Хоть и не чужды ему развлечения, в отличие от друга, юноша всегда держит любую ситуацию под контролем, в том числе, поступки Огневеда.

Огневед, полная противоположность, своему другу. Иногда, Алекс искренне желал быть похожим на этого весёлого, взбалмошного и эмоционально раскованного юношу. Серьёзности и ответственности ему не хватало, но судя по тому, что Огневед всегда прислушивался к советам друга, можно было с уверенностью сказать, что эти два качества, ему с лихвой восполнял, его старший товарищ.

Появление на факультете новой однокурсницы, расстроило всю идиллию. Огневед не мог спокойно наблюдать, как из-за какой-то малявки, рушится закалённый годами дружественный союз.

Он даже не скрывал от Алекса, своего презрения к этой девчонке, но высказываться о ней грубо в присутствии друга, никогда не решался.

По какому-то непонятному, внутреннему чутью, Огневед понимал, что лучше не искать на свою голову неприятностей.

Вот и сейчас, когда девчонка заболела, Алекс часами пропадает в госпитале, и тратит своё свободное время, на переписывание для неё лекций. Огневеду всё это жутко не нравилось, и в один прекрасный момент, он спросил прямо:

— Тебе так нравится нянчиться с этой малявкой? — ехидно усмехнулся Огневед — ты вечно пропадаешь куда-то, мы перестали общаться, как бывало раньше.

— Что происходит? Объясни своему верному другу. Если бы я не знал тебя и твоих побед на «любовном фронте», со стороны, всё происходящее с тобой, выглядит очень подозрительно. А тебе ведомо, что ей нет ещё и 18?

Алекс, молча, посмотрел на друга, перевёл взгляд на речку, в которой плескалась детвора младшего и среднего школьного возраста и спокойно сказал:

— Всё я знаю, Андрей. Только сделать с собой, уже ничего не могу. Мне дышать без неё трудно.

 

Глаза Огневеда округлились, он стал похож на огромного взъерошенного филина. От такого откровенного признания друга, у юноши перехватило дыхание.

— Ты в своём уме?! — почти выкрикнул Огневед — ей ещё учиться и учиться здесь, а мы через полгода покинем школу и разъедемся по распределениям!

Ты что, не нашёл больше в кого влюбиться? За тобой стадами ходят школьные дамочки, и не только с нашего факультета! У Огневеда, от возмущения покраснели уши.

— Ничего… ничего… Мы скоро уедем, и это твоё болезненное наваждение закончится — успокаивающе и ободряюще проговорил Огневед.

— Эта малявка, всегда вызывала у меня недоверие… Как пить дать она ведьма, и тебя приворожила! — остановить Огневеда уже было невозможно.

Предположения и уличения в колдовстве, и подлом коварстве девушки, так и лились потоком из его уст. Пока Огневед распинался перед другом в доказательствах и обвинениях в адрес Рады, Алекс уже был далеко своими мыслями.

Он сосредоточенно, что-то обдумывал, а мимолётная возмущённая болтовня друга, проносилась мимо ушей, как ветер.

***

После непродолжительной болезни, Рада наконец-то вернулась к занятиям. Благодаря поддержке старшего товарища, девушка прекрасно сдала семестровые экзамены, с лёгкостью преодолела неуверенность и робость, перед старшими сокурсниками.

Теперь она чувствовала себя уверенно, и даже пренебрежительное отношение Огневеда, не вызывало у Рады отрицательных эмоций. Совсем наоборот… С некоторых пор, чувствуя заботу Алекса, Рада изменила своё отношение к Огневеду; переводя все его колкости и грубости, в сферу юмора.

Прошло полгода...

У Алекса и Огневеда, началась подготовка к выпускным экзаменам. Огневед несказанно радовался, тому обстоятельству, что друг стал проводить больше времени за письменными работами и почти не виделся с Радой.

— Послушай, Андрей — очень тихо и спокойно заговорил Алекс, когда друзья сидели в местном пабе, расположенном на территории школы. Огневед насторожился, но продолжал, молча слушать друга.

— Я решил остаться здесь еще на несколько лет, буду преподавать нашим школярам дисциплины древней арианской культуры и еще, мастер Меземир предложил мне вести параллельно с его курсом, еще один курс боевых искусств. Раведа расширяется с каждым годом, открылось еще несколько филиалов, в которые подбирают молодой преподавательский состав. Оставайся вместе со мной. Будем учить подрастающее поколение в одном из новых филиалов школы.

— А как же наша с тобой мечта, уехать в родные края и совершенствовать свои навыки и умения? — Ехидно спросил Огневед, чувствуя, как внутри у него закипает злость.

— Мы будем совершенствовать наши навыки, обучая молодёжь, разрабатывая новые, никому не известные методы. А когда наберёмся опыта в воспитании подрастающего поколения, вернёмся в родные края, начнём обучать местную молодёжь.

— И давно ты это придумал? — Огневед, не унимался, продолжая ехидничать и огрызаться.

— Давно! — Алекс широко улыбнулся и посмотрел на друга, надувшего раскрасневшиеся щёки.

— С того самого момента, когда ты убедил меня в том, что меня приворожила ведьма! — довольный своей остроумной шуткой, Алекс от души расхохотался.

— Думай, Андрей… Ещё есть немного времени, чтобы воплотить твоё желание в жизнь.

***

Попытки Александра, как можно реже общаться с Радой, не дали положительного результата. За то время, пока они с другом готовились к выпускным экзаменам, он ни разу не виделся с девушкой. В конечном итоге, сознательно уходя от встреч в реальности, Алекс стал видеть её во сне.

Приходя на занятия к Меземиру, юноша располагался на том учебном месте, где раньше сидела Рада, чтобы время от времени можно было наблюдать за ней.

Огневед злился, но ничего не мог изменить; промаявшись в одиночестве первую половину лекции, он пересел к Алексу.

— Ты в курсе, что в следующем месяце у «нашей малявки» грядёт посвящение? — прошептал Огневед, придавая своему вопросу таинственный тон.

Алекс, улыбнулся, ему смешно было услышать из уст друга, словосочетание «нашей малявки».

— Интересно…— тоном отъявленного заговорщика, комментировал Огневед, — …за всё время, сколько мы её знаем, она ни разу не проявляла своих способностей и талантов, может у неё их вообще нет?! И ей не место на этом факультете. Алекс искоса посмотрел на друга, но благоразумно промолчал.

Перед следующей лекцией, пока жрец, надвинув на нос очки, разглядывал какой-то папирус, Рада сама подошла к Александру и села на округлый стул, стоящий напротив.

— Здравия тебе, добрый друг мой, — хитро прищурив глаза, однокурсница улыбнулась и пристально посмотрела на юношу.

— Я чем-то обидела тебя? — тихо спросила Рада.

От мелодичного голоса и пристального взгляда девушки, Александр ощутил, как через его тело словно пропустили электрический ток, уши и щёки «загорелись жаром»; страшнее всего, было слышать бешеный ритм собственного сердца.

— Нет, что ты…— впервые Алекс ощутил себя беспомощным и обезоруженным одним только голосом совершенно ещё «маленькой» женщины. То, что происходило с ним, когда рядом оказывалась Рада, совершенно выбивало молодого человека из равновесия, и даже пугало.

— Выпускные экзамены… свободное время… заниматься…. подготовкой — после выдавленного из себя «заикающегося объяснения», Алекс мысленно обозвал себя «идиотом».

— И даже не найдётся свободного получаса для меня, в перерывах между трудовыми буднями? — Рада перевела взгляд со смущённого юноши, на окно учебной аудитории.

Александру, наконец-то удалось справиться со своими эмоциями, и уже спокойно, без заиканий и дрожи в голосе, предложил:

— А давай сегодня, устроим выходной? — глаза юноши заискрились радостными огоньками — есть у маленькой леди пожелания, как провести с пользой отдых?

— Да! Давно хотела познакомить тебя с одним человеком, и сегодня, очень благоприятный для знакомства день. Рада не стала дожидаться возвращения Огневеда, к пустующему рядом учебному месту. Встала со стула и направилась к своему столу. Александр, почувствовал некоторое облегчение, когда девушка отдалилась от него на приличное расстояние. Потому что, ещё несколько минут проведённых рядом с ней, запросто привели бы в действие все механизмы, отвечающие за основной инстинкт.

— Так и просидел здесь весь перерыв? — недовольно буркнул, Огневед. Одного взгляда на Александра, было достаточно, чтобы понять происходящее вокруг.

Лекции жреца Меземира были последними в этом семестре, школьники младших и средних классов ушли на каникулы раньше на целую неделю, а с этого дня, наступили каникулы у старших школьных групп. Рада была несказанно счастлива, у неё появилась долгожданная возможность навестить Святослава и познакомить его со своим другом.

Пока оба старших товарища, что-то обсуждали друг с другом, Рада быстро собрала в сумку свои учебники, попрощалась с Меземиром до следующих занятий. Пожелала жрецу хорошего отдыха! Незаметно встав за спинами Огневеда и Алекса, она звонко скомандовала:

— Следуйте за мной, господа однокурсники! Сейчас я устрою для вас экскурсию!

От неожиданности, Огневед выронил из рук сумку.

— И что у тебя за привычка, малявка, бесшумно подходить к мужчинам и пугать своими выкриками!

Алекс, подмигнув другу, объявил:

— Экскурсия, так экскурсия!

Ребята вышли из помещения школы, и договорились встретиться после обеда в школьном парке.

Рада пригласила на экскурсию обоих сокурсников, не случайно. Она прекрасно знала о дружбе молодых людей, и понимала, почему Огневед относится к ней пренебрежительно. Чтобы хоть немного разрядить неприятную обстановку, девушка пригласила ребят вместе, чтобы Огневед не чувствовал себя одиноким и обделённым.

Алекс и Огневед, как всегда что-то обсуждая, подходили к школьному парку. Огневед, в своей обычной манере, отпустил пару колкостей относительно дамочек, и с определённым намёком на свою странную однокурсницу. Даже доброжелательное отношение Рады, не могло исправить ворчливого характера Огневеда.

Друзья не успели даже присесть на резную скамью, как из глубины сада показалась тоненькая, точёная фигурка Рады. Одета она была так, как будто собралась на конную прогулку. Впервые за всё время знакомства, они увидели «малявку» с распущенными волосами; чувство восторга и изумления застало юношей врасплох. За время пребывания в Раведе, волосы Рады приобрели ещё большую красоту и магнетизм, по сравнению с тем, какими они были в детском возрасте. Густые, рыжевато-русые волосы девы, спадавшие на плечи, словно вплетали в себя солнце, впитывая волнистыми локонами каждый лучик.

Заметив некоторую озадаченность, на лицах молодых людей, Рада взяла инициативу в свои руки; скомандовала звонким голосом: — В путь!

Все трое, направилась к резным воротам школы.

— Рада, ты не предупредила, что мы отправляемся за пределы школы. А как же нарушение Устава и наказание за произвол? — Алекс, глядя, на надувшего щёки Огневеда, развеселился не на шутку.

— Не волнуйтесь, — девушка улыбалась — пришлось позаботиться об этой экскурсии, еще месяц назад — расстегнув сумку, достала из неё сложенный треугольником лист.

Согласно Уставу Раведы, ученикам, достигшим возраста 18 лет, разрешалось покидать пределы школы во время каникул, только в определённые дни и часы, по специальному разрешению Главного жреца Агнехрона.

И только выпускники школы обучающиеся по университетской программе, достигшие возраста 25 лет, имели право свободного перемещения за пределами Раведы; при условии обязательного, письменного уведомления своих непосредственных кураторов — жрецов, за которыми закреплён тот или иной факультет.

Предупредил Раду, об этих строгих правилах, её верный друг и наставник Белогор. И как всегда, не имея сил отказать в просьбе любимице, посодействовал ей, обеспечив девушке и её спутникам, разрешение Агнехрона.

***

Молодые люди вышли из ворот школы и направились к стоянке дилижансов. Один из них уже приготовился, отправиться в путь. Рада подошла к извозчику, спросила по какому маршруту проследует дилижанс, и, получив нужную информацию, жестом руки подозвала ребят. Девушка и её спутники, поднялись по лестнице внутрь транспорта, заняли свободные места и стали ждать отправления. Через несколько минут дилижанс тронулся в путь.

За всё время, пока ученики Раведы пребывали в пути, ребята бурно обсуждали между собой события последних экзаменационных будней. Рада сидела напротив Алекса и молчаливо смотрела в окно, на пробегающий мимо летний пейзаж. В памяти всплывали картинки прошлого, начиная с момента, когда матушка обрезала ей косы и прощалась с ней ночью на дворцовой площади. Глаза девушки из серо-голубых, за несколько мгновений приобрели тёмно серый оттенок с поволокой, лицо стало сосредоточенным и печальным. Рада погрузилась в свой внутренний мир и уже больше не слышала и не видела, что происходит вокруг неё.

Ребята продолжали веселиться и Огневед, как всегда отпустил очередную колкую шутку в адрес Рады, искоса посмотрел на неё; но увидев выражение лица девушки, резко толкнул в бок Александра.

Алекс тихонько позвал её по имени, чтобы не испугать, неожиданным вниманием с их стороны. Рада не отреагировала. Ребята переглянулись, улыбки моментально исчезли с их лиц.

Алекс осторожно протянул свою руку к руке Рады, прикоснулся и мгновенно ощутил леденящий холод. Несмотря на июльскую жару, руки однокурсницы были холодны, как лёд. Огневед, беспокойно посмотрел на друга:

— Что это с ней? — он перевёл взгляд на Раду, — я никогда раньше не замечал, чтобы её глаза приобретали такой цвет, даже когда она злится на меня.

— Андрей, — тихо прошептал Александр, — с ней происходит сейчас, что-то не очень хорошее. Её руки совершенно ледяные, — юноша аккуратно взял ладони девушки в свои, и пытался согреть их своим теплом.

Понемногу, тепло стало возвращаться; Рада прикрыла глаза, чтобы ребята не заметили, как они наполняются слезами.

— Со мной всё в порядке, — прошептала девушка и улыбнулась. Она старалась не смотреть на ребят, пока не просохнет в глазах вода. Длинные ресницы, больших серых глаз, старательно скрывали состояние души.

Алекс не выпускал её ладошки из своих рук, пока они не стали тёплыми. Тревога закралась в сердце юноши. Ему непременно хотелось знать и понимать, что происходит с любимым человечком. Почему любимая девочка, так печально и глубоко погружается в мир, в который никого не пускает.

— Китеж-Град! — объявил извозчик — конечная остановка!

Дилижанс остановился, пассажиры по очереди стали выходить из транспорта.

Огневед уже встал ногами на мостовую, и, нарушая собственный обычай, подал руку Раде, помогая спуститься с крутой лестницы. От такой неожиданной галантности своего «вредного» сокурсника, девушка заулыбалась, в глазах снова засветились радостные искорки.

— Благодарю тебя, Андрей — ласково произнесла Рада, — ты настоящий джентльмен.

Огневед улыбнулся, но на этот раз оставил свои колкости при себе.

Пройдя немного от остановки дилижансов в город, ребята пересекли городскую площадь и свернули в узкий переулок. Дорога привела путников к широкому подворью, на котором располагалась уютная Усадьба. Прямо перед их взором предстало белоснежное здание с широким крыльцом, от которого в разные стороны устремлялись мощёные дорожки, по краям усаженные клумбами с цветами и смешными кустарниками.

— Где это мы? — удивлённо спросил Огневед — поглядывая искоса на Раду.

— Ещё одна школа Раведы — спокойно объяснила девушка, — пока здесь занимаются только ученики младшего и среднего возраста, но скоро откроются и факультеты университетского уровня.

— Я думал, ты поведёшь нас на интересную экскурсию, а попали снова в школу — съехидничал Огневед.

— Наберись терпения, — улыбаясь, промолвила Рада.

Минуя здание Школы-Усадьбы, и прилежащих к ней строений, спутники по тропинке поднялись на крутой холм. Поднявшись на вершину холма, ребята увидели в низине, обширную, широкую площадку, на которой реконструирован деревянный древний город.

Живописная картина древнего славянского поселения, с военными укреплениями и деревянными теремами, оружейными площадками и конюшней.

На широкой площадке, одна группа детей, занималась стрельбой из луков и арбалетов, другая, ловко управляясь с деревянными мечами и щитами, оттачивая военное мастерство витязей, третья группа — обучалась верховой езде. Каждую группу учеников, курировал старший Мастер, контролирующий процесс обучения, тут же, отдавали команды и обучали приёмам два воспитателя.

От удивления, Огневед издал долгий и пронзительный свист.

Алекс заворожено смотрел на развернувшийся перед ним пейзаж древности, и от неподдельного восторга, не мог вымолвить слов.

— Давайте спустимся вниз, — предложила девушка, и, не дожидаясь ответа, пошла по вытоптанной дорожке к деревянному древнему городу. Ребята последовали за ней.

Рада неторопливо шла по брусчатке, искала глазами брата.

Наконец, она увидела его рядом с лучниками.

Святослав показывал мальчику, как правильно держать лук и целиться в цель. Девушка подошла к площадке, остановилась и с интересом стала наблюдать, за педагогическими способностями брата. Ребята догнали её и встали рядом.

Святослав отошёл от ученика в сторону и позволил ему тренироваться самостоятельно. Обернувшись, увидел сестрёнку и двух молодых людей, стоящих рядом с ней. Улыбаясь, он быстрым шагом направился к ним.

Святослав подошёл к сестре, взял ладонями её лицо и расцеловал в обе щёки, в нос, и в лоб. Рада рассмеялась и смущённо проворчала:

— Ну, перестань, обращаться со мной, как с маленькой! Я уже давно выросла!

Святослав, не обращая внимание, на ворчание сестры, обнял её.

— Для меня ты останешься маленькой, даже когда станешь бабушкой, — брат весело рассмеялся.

Рада высвободилась из крепких объятий брата и представила его своим друзьям.

— Знакомьтесь, это Святослав! Мой родной брат!

— А это, мои сокурсники Огневед и Александр, мы вместе учимся на факультете жреца Меземира.

Святослав пожал руку сначала одному юноше, потом другому, пробормотав себе под нос:

— Какое интересное у тебя имя, Огневед…

Огневед улыбнулся, и охотно пояснил:

— Вообще-то, меня Андрей зовут. Огневед это имянаречение, характеризующее мой особый дар. Просто у Алекса, очень удачно совпало мирское имя, и имянаречение.

У Рады, тоже скоро появится особое имя.

— У вас здесь очень интересно, — в беседу вступил Александр, — а можно мы осмотрим достопримечательности города? Вам, вероятно, хочется пообщаться с Радой, а мы её только смущаем.

 

— Конечно можно! И не только осмотреть, нужно обязательно поучаствовать! —

Святослав посоветовал ребятам, с чего лучше начинать знакомство с городом, и показал, где они потом смогут найти Раду.

Молодые люди, отправились осматривать древний город, а Святослав, повёл сестру в ближайший паб, чтобы спокойно насладиться общением, и угостить её разными вкусностями. Он всегда баловал её, и когда она была совсем малышкой, и сейчас; ему доставляло искреннее, неописуемое удовольствие, наблюдать за любимой маленькой девочкой, когда она есть пирожные. Рада рассказывала брату о своих успехах в школе, делилась впечатлениями о новых предметах, и науках; непринуждённо болтая, поглощала мороженое, клюквенный морс и вкуснейшие пирожные, которых брат заказал на целую команду, предусмотрительно обеспечив пирожными стол, ожидая возвращения спутников сестры.

Святослав поинтересовался, как у сестрёнки обстоят дела на «личном фронте»; и ему понравился молодой человек, по имени Александр.

Святослав отметил, что он очень напоминает ему самого себя. Серьёзность, сдержанность, предусмотрительность и культура речи, расположили Святослава к этому юноше с первых мгновений встречи.

 

Рада рассказала брату, как Алекс помогал ей учиться, когда она лежала в госпитале. Потом рассказала про Огневеда, про первые неудачные моменты в общении с ним; и о том, что сейчас отношения наладились и она очень этому рада.

— Милая, приезжай ко мне почаще, со своими друзьями! Я найду для них интересные занятия, заодно и познакомлюсь поближе с обоими.

Дверь паба отворилась, в помещение вошли симпатичный молодой человек с девушкой блондинкой. Выбрали столик поодаль от входа, сделали заказ.

Глаза Рады, почему-то, то и дело цеплялись взглядом за молодого мужчину, и чтобы не выдать свой интерес к нему, она старалась рассматривать разноцветные пирожные. Но предательский интерес, все же выдал её. Брат мгновенно уловил куда посматривает Рада, и повернул голову в сторону парочки.

Он, конечно же, сразу узнал и молодого человека, и девушку блондинку.

— Рада, посмотри мне в глаза, — настойчиво попросил Святослав.

— Зачем? — растерялась девушка, и снова стала рассматривать узоры на пирожных.

— Пытаешься, скрыть от меня интерес к этому субъекту, который угощает блондинку, — Святослав, не улыбался в этот раз, нахмурил брови и пристально смотрел на сестру.

— Разве мне не может понравиться молодой человек? — тихо вымолвила девушка.

— Может! И обязательно понравиться, но только не этот, — Святослав сердито, посмотрел в сторону парочки, и снова перевёл взгляд на сестру.

— Почему не этот? — она, наконец, осмелилась и посмотрела на Святослава, полным недоумения взглядом.

Святослав, продолжая хмуриться и сердиться, резко и грубо прокомментировал:

— Потому, что этот, не пропускает ни одной юбки! И если у тебя, есть хоть капля уважения к себе и собственное достоинство; тебе не может понравиться человек, меняющий женщин, как перчатки.

Рада опустила глаза, личико стало совершенно грустным.

Отворилась дверь, и в паб вошла красивая женщина. На мгновение она остановилась посреди зала, выбирала себе столик. Совершенно неожиданно для Святослава, Рада вдруг резко вскочила с места, с грохотом опрокинула ногой стул, и как реактивный самолёт побежала женщине навстречу.

Из-за шума, созданного Радой, та сразу заметила бегущую к ней девушку. Женщина уже была готова к тому, что девчонка сейчас повиснет у неё на шее.

Изумлённый Святослав, поднявшись из-за стола, стоя наблюдал трогательную картину.

Сестра, со всего разбега прыгнула и повисла на шее, смеющейся женщины, выкрикнув:

— Ааааагнес!

Публика паба умолкла на продолжительное время, внимательно наблюдая за сценой встречи двух женщин.

Агнес крепко прижимала к себе девушку, кружилась вместе с ней вокруг своей оси, не переставая смеяться.

— Девочка моя, как же ты выросла! — переводя дух, и переходя на шёпот от захлестнувших эмоций радости, выговорила Агнес.

Она опустила Раду на пол, и уже вместе, они подошли к Святославу.

 

Святослав озадаченно смотрел на женщину, потом серьёзно спросил:

— Агнес, и ты всё это время знала про Раду?

Женщина продолжала улыбаться, гладила девушку по голове, и звонко несколько раз поцеловала в лоб.

— Конечно знала… — глядя на Святослава, комментировала Агнес — Аргус и я, стали последними из тех, кто сопровождал твою сестру в Раведу.

— А давайте лучше прогуляемся! — предложила Агнес —… постараюсь ответить на все твои вопросы, Святослав.

— Только сначала, нужно забрать пирожные для моих друзей, — Рада развернулась к столику, собрала пирожные в коробку. Все трое вышли из паба на улицу.

Прогуливаясь по городу с Агнес и Святославом, Рада нашла своих друзей, вручила им коробку с пирожными. Пока Агнес беседовала со Святославом, ребята сидели на широкой резной скамье и «уплетали за обе щёки» сладости.

Рада улыбалась и время от времени вытирала своим платком, испачканный кремом рот, то одному другу, то другому..

Время близилось к ужину, попрощавшись со Святославом и Агнес, ребята, двинулись в обратный путь.

На сей раз, они ехали в полупустом дилижансе, весь оставшийся путь до Раведы, бурно обсуждали достопримечательности деревянного города. Практически на всех каникулах, молодые люди посещали белоснежную усадьбу в Китеж-Граде; ребята с удовольствием принимали участие в занятиях, которые проводили мастера единоборств, а Рада занималась верховой ездой. Огневед постепенно перестал выказывать недоверие своей сокурснице, и через некоторое время, возникшее в душе юноши расположение, переросло в крепкую дружбу.

Через полгода…

После того, как, успешно были сданы выпускные экзамены, оба юноши попросили распределить их на кафедры в новые филиалы школы Раведа.

Рада, пользуясь безграничной любовью Белогора, просила о содействии в определении обоих ребят в филиал школы, расположенный в Китеж-Граде.

Но содействие так и не понадобилось. Поскольку оба юноши окончили факультет с отличием, их письменные просьбы о распределении в Китеж-Град, были удовлетворены директором школы Агнехроном.

Пока Рада продолжала обучение в Раведе, молодые люди стали с усердием работать в школе Китеж-Града, обучаясь навыкам от своих старших товарищей, под чутким руководством и контролем Святослава. Каникулы, оба ожидали с нетерпением, чтобы увидеться со своей маленькой подругой.

Александр, в процессе работы в школе, сблизился с братом Рады Святославом, и фактически заменил ему, отдалившегося от него друга Владимира.

Неуёмный темперамент Владимира и постоянные скандалы, возникающие между достопочтимыми молоденькими учительницами, из-за его донжуанских похождений, стали причиной размолвок между друзьями. И Владимир покинул Китеж-Град, на долгие пять лет.

Продолжение следует…

 

 

ГЛАВА 13. Анжелика.

 

Прошло полгода с того момента, как одна из первых фрейлин Королевы-матери — Адель, покинула страну, вместе со своим мужем Жаном. А вместе с ней, покинуло Сержа Николаса его беззаботное, счастливое прошлое, и ещё одна тайна Тридевятого Королевства-государства.

Тонкий расчёт короля, на этот раз дал осечку. Самоотверженная любовь Графа и вскрытая, правда, о слишком тесных отношениях между фрейлиной и монархом, поневоле заставили Сержа, отпустить от себя, столь привлекательную во всех отношениях любовницу.

Потеря Адель, не стала для монарха невосполнимой утратой. Беременность очень изменила её, и из покорной, на всё готовой «дворцовой дворняжки», она превратилась в настоящую тигрицу, непокорную и непредсказуемую. А потому, просчитав все положительные моменты от «скорейшего исчезновения» неприглядных обстоятельств, связанных с беременностью фрейлины, Серж облегчённо вздохнул, и постепенно стал бросать многозначительные взгляды, на обворожительных дам своего королевства, пылающих красотой молодых, стройных тел, обворожительными чертами лиц, а главное, страстными возможностями.

За прошедшие полгода, монарху приходилось делить ложе лишь со своей красавицей женой Джеммой. Король истосковался по истинной страсти, которую когда-то дарила ему прекрасная фрейлина, и чего не могла восполнить Джемма. Серж старался, как можно чаще выезжать из цитадели, посещать приёмы в соседних королевства-государствах.

Однажды, сетуя на скуку и депрессии, монарх принял приглашение одного из королевств, входящих в Комитет Правящей Элиты. Не раздумывая, Серж Николас принял приглашение и в сопровождении королевской стражи и свиты, отправился в путь. Обычно, монарх брал на такие приёмы и свою прекрасную супругу Джемму, но в этот раз, он пожелал, чтобы королева осталась дома.

Путь в королевство, не был утомительным и долгим, а потому, в гости монарх прибыл, совершенно бодрым и весёлым. Вечерний банкет удался на славу, а после развлекательно-увеселительных мероприятий, Королю предоставили гостевую спальню для монарших особ, где он мог отдохнуть с дороги и хорошо выспаться.

Как оказалось, утром в королевстве намечается восхитительный приём, в честь помолвки старшей дочери Короля, с сыном Испанского монарха. Официальная помолвка прошла в стране жениха, и по традиции, королевство невесты, давало повторный праздничный бал.

Дворец уже с вечера начали украшать живыми цветами, праздничными скатертями и ковровыми дорожками. На стенах красовались резные подсвечники с канделябрами, в воздухе витали запахи из королевской кухни. Гости начали съезжаться с вечера, занимали, предоставленные им во дворце гостевые комнаты и спальни. Постоянный цокот подков о брусчатку, стук, то и дело, подъезжающих к дворцу карет, не давал Сержу Николасу заснуть. Покрутившись с боку на бок, монарх встал с постели, накинул широкий халат, вышел из комнаты на лоджию, располагавшуюся над одной из гостевых спален. Серж не стал зажигать светильник в спальне, в темноте ему лучше думалось. Так сидя на лоджии в кресле, наш монарх задремал. Разбудил его, звонкий и мелодичный женский голос, раздававшийся прямо из спальни под его лоджией.

Серж привстал с кресла, тихонько подошёл к краю лоджии и заглянул в соседнюю нижнюю лоджию. Поскольку свет в нижней гостевой спальне освещал половину опочивальни, Монарх увидел сидящую перед зеркалом, ослепительной красоты молодую женщину. Служанка расчёсывала её золотые длинные волосы, а женщина, весело щебетала своим звонким, нежным голоском о предстоящем торжестве. Расчесав волосы дамы, служанка уложила их в нейлоновую сеточку, затем услужливо сняла с плеч молодой особы тонкий атласный халатик, подготовив для неё ночную рубашку, лежащую на кровати. Дама встала со стула и предстала перед взором короля, совершенно обнажённой. У монарха от такого зрелища зарябило в глазах, но оторвать взгляд от совершенной красоты, он был не в силах. Красоте этого тела, позавидовала бы любая королева и царица.

Серж Николас отлично помнил фигуру прекрасной супруги, когда впервые увидел её. Но с телом этой молодой особы, не могла сравниться даже Джемма.

Монарх заворожено смотрел на красавицу и чувствовал, как низ живота наполняется сладкой истомой, тело пронизывал то жар, то холод, и знакомая, тянущая боль позабытого сладострастия, вновь напомнили Сержу о пылкой юношеской страсти.

Дама одевалась в ночную рубашку неспешно, давая монарху возможность разглядеть свою шикарную фигуру не только сзади. Наконец, она забралась под атласное одеяло и погасила ночник.

Ночь для короля выдалась не из лёгких, перед глазами стояла обнажённая женщина с красивым упругим задом, высокой пышной грудью и тонкой талией; мозг предательски изображал в голове животрепещущие образы страстных постельных сцен, с его участием и молодой красотки.

Промаявшись, ночь, на утро, монарх поставил перед собой первоочередную задачу, любыми способами познакомиться с прекрасной дамой. Сложность заключалась лишь в том, что это была не обычная фрейлина, а дама благородного происхождения, и чтобы дотянуться до её тела, необходимо для начала, внушить глубокий интерес к собственной персоне.

Утром, монарх переоделся в праздничный фрак, придворный парикмахер уложил волосы в элегантную причёску. Дверь в покои открылась, явился слуга, чтобы проводить монарха в приёмный кабинет Короля. В банкетном зале королевского дворца, начали собираться гости.

Серж Николас давно водил дружбу с соседом Королем, не раз приезжал вместе с ним на приёмы, советы и собрания, которые устраивал Комитет правящих элит. Не единожды он бывал в этом королевстве, вместе со своей монаршей супругой Джеммой и дочерьми.

Отпустив слугу, Серж направился в кабинет короля, засвидетельствовать своё почтение и присутствие на столь важном для монарха торжестве. Дверь в кабинет, перед Сержем открыл слуга, и «надев на лицо дежурную улыбку», король Серж Николас вошёл внутрь.

— Моё почтение тебе, дорогой друг! — монарх с распростёртыми руками, направился навстречу Сержу.

— Август, и тебе моё глубокое уважение и почтение! — монархи, обменявшись церемониальными объятиями, расположились в удобных креслах, перед круглым столом, на котором стоял приготовленный для монархов завтрак.

— Ходят слухи, Серж, что Комитет хочет доверить тебе важную дипломатическую миссию, венчающую своим итогом поездку в Рим. Неспокойное время настало. Среди смердов проявляются лидеры, поднимающие народ на восстания. Что думаешь об этом, друг мой?

— Ты же знаешь, Август, я всегда держал нейтралитет, и стараюсь не впутывать свою страну и народ в политические интриги, и уж тем более в войны. Мой отец также проводил государственную политику, не вмешиваясь в междоусобные разборки даже своих родственников. Почему обязательно я, должен выполнять эту миссию и ехать в Рим? У меня есть старшие братья, которые понимают и разбираются в политике, уж куда лучше, чем я.

— Не всё так просто, друг мой. Насколько я знаю, на последней встрече с папой Римским, твой многоуважаемый отец, заручился крепкой поддержкой понтифика; с той поры, и твои братья, и ты, обладаете несомненным привилегированным положением, среди прочих монархов. К всеобщему удивлению Комитета, именно тебя, Папа Римский хочет наделить полномочиями. Откуда у понтифика такое страстное желание видеть тебя в Риме, для всех осталось тайной.

— Время, всё расставит по своим местам, я надеюсь. Уж очень мне не нравится такое пристальное внимание Папы, к нашему семейству.

— Это тебе пока, не нравится внимание Папы! — Монарх рассмеялся — Ты даже представить себе не можешь, какие возможности открываются тому, кто находится под его опекой. Ты молод и честолюбив, Серж, и возможно, твоя миротворческая политика очень нравится Риму. А уж если и Ты, сам, понравишься его святейшеству, любое твоё желание будет исполнено, как по волшебству.

Вижу, что ты совсем заскучал, друг мой! Пойдём, познакомлю тебя с обворожительной особой, дальней родственницей моей дражайшей супруги. На днях отпраздновали её 20-летие, и сегодня она впервые выходит в свет. Королева-мать ревностно выбирает своей двоюродной племяннице подходящего жениха.

Монархи, почти одновременно, встали с кресел и направились в банкетный зал. Приглашённые гости, расположились по периметру зала. На специальном пьедестале, где располагался трон монарших особ, занимали почётные места, приглашённые гости. Торжество началось с поздравлений и чествования молодой пары, продолжением которого стал музыкальный бал. Придворные дамы и кавалеры, в роскошных праздничных одеждах, развлекали высокочтимую монаршую публику танцами.

В перерыве, между поздравлениями и танцами, Серж Николас и Король Август отправились на прогулку в галерею. Пока монархи отдыхали от многочисленного общества и музыки, Королева, в сопровождении компаньонки, присоединилась к супругу. На несколько секунд наш монарх «остолбенел». монархиню сопровождала ослепительной красоты, молодая женщина, чьё обнажённое тело, усердно созерцал Монарх нынешней ночью.

— Ваше Величество, — весело и мелодично пропела Королева — хочу представить Вам свою племянницу, графиню Де Сеансе. Анжелика, дочь моей троюродной кузины. Серж Николас, не отрывая глаз от графини, подошёл к ней почти вплотную и поцеловал её руку.

— Анжелика, его Величество Серж Николас, монарх Тридевятого Королевства и наш давний, верный друг.

Молодая женщина смущённо опустила глаза, от долгого и пристального взгляда монарха, но больше всего её стесняло, слишком близкое его расположение к её телу. Сделав неглубокий реверанс, графиня, как бы невзначай, отступила шаг назад, отдалив себя от монарха на подобающее расстояние.

Король Август заметил неподдельный интерес Сержа к графине, и наставительно обратился к молодой женщине:

— Милая, Анжелика, будьте так любезны, составить компанию нашему дорогому другу. Нельзя, чтобы монарх скучал у нас в гостях.

— С огромным удовольствием, Ваше Величество — учтиво ответила графиня, переводя взгляд с Короля на Сержа Николаса.

Весь оставшийся вечер, Анжелика оставалась рядом с Сержем Николасом, как того пожелал Король Август.

Серж, танцуя с восхитительной дамой, нарочно, нарушая личное пространство, крепко прижимал к себе её тело. Наконец, графиня не выдержала столь напористых объятий монарха, и, задыхаясь от стыда и смущения, тихо взмолилась:

— Ваше Величество, будьте снисходительны ко мне, я впервые одна, без родителей, посещаю такое торжество в чужом Королевстве. Мне право, очень неловко от ваших крепких объятий.

— Милая моя, Анжелика — тяжело дыша, от нахлынувшей ночной истомы, голос Сержа перешёл в страстный шёпот, — я, сражён Вашей красотой и безумно влюблён. Позвольте, проводить Вас, прямо сейчас, до вашей спальни.

Графиня попыталась оттолкнуть от себя мужчину, но у неё не хватало сил, справиться с его сильными руками. К её счастью, танец закончился, и Королю пришлось выпустить красотку из своих объятий.

Недолго думая, молодая женщина, спешно поблагодарила монарха за прекрасно проведённый вечер, и попросила позволить ей удалиться, по причине плохого самочувствия. Серж Николас, уже собрался проводить даму к её покоям, как вдруг, его окликнул Монарх.

Раздосадованный монарх, оставил графиню в покое и неспешно побрёл к застолью, где его ждал Король.

— Ах, Серж, друг мой. Вижу, тебе очень понравилась компания нашей прекрасной Анжелики.

— Скажи, Август, как ты отнесёшься к тому обстоятельству, если я стану ухаживать за твоей родственницей?

— Видишь-ли, Серж… Анжелика происходит из благородного рода, и попользоваться ею, как фрейлиной, тебе никто не позволит. К тому же, не забывай, она племянница моей супруги. Если уж ты, так страстно возжелал Анжелику, тебе придётся взять её в жёны. Да…да… Любезный друг. Доступ к этому прекрасному телу, возможен только через брачный союз.

— Разве это возможно? У меня ведь уже есть супруга? — Серж Николас озадаченно смотрел на Короля Августа.

— Вполне возможно — улыбался Август — нужно лишь получить протекцию понтифика.

Страстное желание обладать этой восхитительной красотой, и мысли о реакции Джеммы, на второй брачный союз, разрывали мозговую деятельность короля на две части. В ситуации со вторым браком, Серж увидел ещё одно преимущество. Графиня молода и может родить ему наследника мужского пола. Этим аргументом, он решил воспользоваться, для объяснений с Джеммой.

 

***

Утром следующего дня, у Сержа Николаса и Короля Августа, состоялся ещё один серьёзный разговор.

— И так, дорогой друг мой, Серж… Каким решением порадуешь своего верного друга? Через четыре дня, нам придётся вернуть Анжелику домой, к родителям, удерживать её здесь без серьёзных причин, я не имею права. Если ты решил жениться на графине Де Сеансе, сообщить о твоём намерении Папе Римскому, необходимо уже сейчас. Когда она вернётся к родным, они вправе отклонить твоё предложение, если графиня не пожелает становиться твоей женой. И тогда, даже одобрение понтифика тебе не поможет. Территория страны, в которой живут родители Анжелики, пока не подконтрольна Риму.

— Что касается содействия с моей стороны, и доставления письменного прошения в Рим, на разрешение второго брачного союза, мы сможем уладить этот вопрос до отъезда Анжелики. А чтобы благородная дама не передумала выходить за тебя замуж, после официально объявленной помолвки на территории нашего Королевства-государства, ты сможешь посетить её спальню.

Серж Николас колебался в принятии столь поспешного решения. Больше всего, сейчас, его волновало отношение к замужеству самой графини. Ему очень не хотелось, чтобы у столь юной и прекрасной женщины, выработалось стойкое отвращение к интимной стороне семейной жизни, иначе, в итоге он получит вторую Джемму. Терзаясь угрызениями совести, Серж поделился своими опасениями с Королём.

— Не переживай, Серж… Мой придворный знахарь, сотворит такой чудодейственный эликсир, от которого Анжелика, сама возжелает твоих объятий.

Слова Августа, немного успокоили монарха, и, усевшись поудобнее за письменный стол, Серж Николас, под диктовку друга, стал составлять прошение в Рим, на совершение второго брачного союза с графиней Де Сеансе.

Когда прошение было составлено, Король Август, тот час снарядил в дорогу гонца. Уложив папирус в специальную почтовую колбу, для перевозки важной корреспонденции, Август снял со своего среднего пальца перстень с рубином, вложил его в колбу вместе с прошением и, как полагалось, опечатал королевской печатью. Ровно через двое суток, гонец доставил прошение в Рим и вручил понтифику. Ещё через двое суток гонец вернулся обратно в королевство Августа, с официальной грамотой от Римского Папы, в которой удостоверялось официальное разрешение на заключение второго брачного союза Сержа — Николая — Майкла III. Монарха Тридевятого государства, с графиней Анжеликой-Анной-Марией Де Сеансе; вместе с грамотой, монарх Август извлёк из колбы кольцо с сапфиром, надел его на безымянный палец.

В то время, когда гонец совершал срочную поездку в Рим, Серж Николас оставался гостить у Августа, ему очень хотелось, добиться благосклонного расположения к себе будущей супруги. Как и обещал ему Август, накануне объявления помолвки, графиню стали поить травяным отваром с запахом земляники, якобы для успокоения нервов и крепкого сна, который она пила каждый день, в течение трёх с половиной суток. В этот же период времени, Король Август поставил в известность супругу Королеву, о предстоящей помолвке её драгоценной подопечной графини Де Сеансе с монархом Тридевятого государства, и настоятельно рекомендовал подготовить будущую невесту к встрече с многоуважаемым Королём.

Возмущённая таким произволом со стороны супруга, монархиня пришла в бешенство и, уличив монарха в откровенном сговоре, впала в истерику. Пока королева успокаивалась, после истерического скандала, монархи расслаблялись охотой. Вернувшись во дворец, Август прошёл в королевскую опочивальню, и удобно расположившись в мягких подушках спального *бержер, неторопливо, но настойчиво, начал внушать супруге свою волю.

— Всё решено — строго и невозмутимо вымолвил Король — и если, Вы, моя многоуважаемая супруга, не хотите видеть свою племянницу несчастной в этом браке, советую Вам, позаботиться заранее о состоянии психики Анжелики, ради её же блага.

Королева нервно прохаживалась по спальне, теребя в руках шёлковый платок. Перечить супругу не имело смысла, а убеждать, было уже поздно. Если бы она узнала о намерениях Короля чуть раньше, вполне возможно, что она смогла бы убедить его, не совершать поспешных действий. Но время безвозвратно ушло, а намерение монарха уже реализовывается в полную силу.

***

Этим утром, Анжелика проснулась раньше обычного, накинула поверх рубашки шёлковый халат и босиком вышла в свою лоджию. Улыбаясь, подставила под солнечные лучи миловидное личико. Волосы графини, цвета спелой пшеницы, развивались от тёплого летнего ветерка и мягкими волнами спадали на полуобнажённую грудь. Настроение радостное и безмятежное… Завтра она едет домой.

Дверь отворилась, в спальню вошла любимая тётушка — её Королевское Величество. Анжелика подошла, поклонилась, поцеловала руку монархини, как это было положено по этикету. Взяла руку королевы в свою и радостно прощебетала, словно птичка:

— Ваше Величество! Я так соскучилась по своим родителям! Наконец-то, завтра отправляюсь домой!

— Нет, дорогая… Уехать домой завтра не получится, — монархиня ласково посмотрела на молодую женщину и тут же отвела взгляд, от удивлённых глаз племянницы.

— Что-то случилось?! — тревожно спросила Анжелика.

— У меня есть для тебя приятная новость, дорогая, — Королева медленно вынула свою руку из руки Анжелики, присела на край кровати.

— Наш высокочтимый друг, монарх Тридевятого Королевства Серж Николас, попросил твоей руки у самого Папы Римского; понтифик одобрил ваш союз.

Глаза Анжелики округлились, сделав глубокий вздох, она никак не могла выдохнуть; комната, мебель… медленно поплыли перед глазами, и графиня едва успела присесть на кровать рядом с тётушкой. Наконец она выдохнула.

Заикаясь от переполняющего волнения, спросила:

— Как же так? Я едва знаю этого человека, он намного старше меня! Помилуйте, Ваше Величество, я даже не знаю, что чувствовать к нему?

— Это невозможно! Я не готова к замужеству! — голос Анжелики сорвался на крик — Мои родители не одобрили бы брачного союза, без моего на то желания!

Королева, обняла племянницу одной рукой за талию и ласково вымолвила:

— Милая моя, тебе уже минуло 20, и для девушки твоего возраста, ты считаешься уже староватой для замужества. На что могут рассчитывать дамы, перешагнувшие 20 летний рубеж, так это только на брак с обедневшим или разорившимся престарелым графом.

Тебе предложил руку и сердце, молодой монарх, с завидной репутацией и огромным состоянием. Но самое важное то, что на ваш брак получено одобрение самого Римского Папы.

Это налагает на тебя большую ответственность, и сейчас, от твоего поведения, зависит только твоя репутация. Если ты, откажешься от такой удачной «брачной партии», от тебя отвернутся все женихи Европы.

 

— Хорошенько подумай над моими словами. От принятого тобой решения и поведения, зависит не только твоя репутация, но и твоё будущее.

Монархиня резко встала с кровати, погладила племянницу по голове и поспешно вышла из спальни, оставив Анжелику наедине со своими мыслями.

***

Пока графиня Де Сеансе, пребывала в состоянии оцепенения от неожиданной, «радостной» новости, Королева доложила супругу о выполненной задаче.

К вечеру, Анжелика почувствовала странные, но довольно приятные ощущения внизу живота. Раньше она не испытывала ничего подобного, а это необъяснимое, новое чувство, привело её в некоторое замешательство.

Монаршие особы собрались в банкетном зале на ужин, и Королева, настоятельно попросила графиню, присутствовать.

Преодолев некоторую заторможенность, Анжелика спустилась в банкетный зал; слуга отодвинул стул стоящий рядом со стулом Сержа Николаса, графиня села.

Монаршие супруги, мило переговаривались друг с другом, пока слуги разливали вино в бокалы.

— Друзья мои, родные и подданные! — торжественно объявил Король Август — сегодня, у нас есть ещё один прекрасный повод для великолепного праздника.

— Завтра во дворце, в присутствии Представителя Святейшего понтифика Римского, состоится официальная помолвка моей любимой племянницы графини Анжелики-Анны-Марии Де Сеансе и высокочтимого всеми нами монарха Тридевятого Королевства Сержа-Николая-Майкла III.

Пока король делал торжественное объявление, с Анжеликой стали происходить некоторые «странности»:

колкий холодок, пробегающий по телу, сменялся волнами теплых струек, пронизывающих живот. Тело начало испытывать позывы страстной истомы, переходящие в чувство жара, совершенно не знакомого молодой женщине.

От пронизывающего лёгкого озноба, так не вовремя возникшего в теле, графиня чувствовала стыдливую неловкость перед Сержем Николасом, щёки зарделись румянцем. Она совершенно не притронулась к еде и напиткам, женщине поскорее хотелось удалиться в свою спальню.

Серж Николас, заметил раскрасневшееся личико графини и предложил прогуляться в саду после ужина. Анжелика согласилась ненадолго составить компанию монарху, посетовав при этом на головную боль.

Вечернее застолье подошло к завершению, монаршие особы вставали из-за стола и расходились по своим спальням.

Серж подал графине руку, помог выйти из-за стола. Одел на плечи женщине свою накидку. Пройдя по длинному коридору, они вошли в дворцовую галерею, выход из которой вёл в королевский сад.

Прогуливаясь по мощёным дорожкам, Серж не проявлял прежних страстных порывов, чтобы не пугать будущую невесту и дать ей возможность, хоть немного привыкнуть к себе.

В отличие от Сержа, женщина чувствовала себя скованно, из-за чувственных странностей, происходящих в теле. Прогулка пошла на пользу, а свежий воздух принёс некоторое облегчение её состоянию.

За всё время прогулки, Серж развлекал свою будущую невесту рассказами о себе, своей семье и Королевстве, умолчав при этом о том, что у него уже есть жена и пять прекрасных дочерей. Вспомнив свои юные годы, монарх попытался развеселить графиню, дурашливым поведением «великовозрастного юнца» и прекрасным чувством юмора, который у монарха, несомненно, был.

Так прошло около двух часов, Анжелика чувствовала себя намного лучше и уже не стремилась спрятаться в своих покоях. Вечерний, летний воздух, благотворно действовал на прогуливающуюся пару и немного осмелев, молодая женщина взяла Сержа под руку.

Вернувшись во дворец, Серж Николас проводил графиню к спальне; пожелав спокойной ночи, поцеловал на прощанье руку.

Серж решил не торопить события с посещением спальни графини. Несмотря на страстно-жгучее желание, обладать прекрасным телом. Монарх осознавал всю серьёзность последствий, которые могут возникнуть в результате поспешности действий. А он хотел иного… Анжелика, должна стать не просто матерью наследника; больше всего жаждал, раскрыть в молодой женщине потенциал страстной любовницы.

***

Помолвка состоялась в торжественной обстановке, была засвидетельствована официальным Представителем Папы Римского. Венчание и заключение брачного договора, назначили следующим днём в Католическом Храме Святого Петра.

Поспешность заключения брачного союза, была вызвана незамедлительным отъездом Сержа Николаса в Рим — на следующий день, после церемонии бракосочетания. В связи со сложившимися обстоятельствами, свидетелями бракосочетания, станут монаршии супруги — Король Август и его Величество Королева. Праздничное торжество, решено отложить до приезда монарха из Рима.

В день венчания, графиня была спокойна, но немного грустила из-за отсутствия своих родителей на столь важном мероприятии.

Такой восхитительной невесты, невозможно было отыскать во всей Европе. Ослепительная красота графини Де Сеансе, затмевала большую часть царских и Королевственных особ. После подписания брачного договора и вручения брачного свидетельства, монарх преподнёс молодой супруге благодарственный подарок:

верительную грамоту, согласно которой, графиня Де Сеансе, приобрела статус Маркизы (Сеансе Де Бриссак), становилась законной владелицей одного из родовых замков рода Сержа Николаса Майкла III — замка Бриссак.

По окончании церемонии венчания и бракосочетания, Монарх Август устроил непродолжительный праздничный банкет, после которого Серж Николас и его молодая супруга, направились в Замок Бриссак.

Привозить молодую жену во дворец своего Королевства, без предварительной подготовки Джеммы, было бы сверхлегкомысленно. Тем более, что Королю предстояла поездка в Рим.

Серж довольно часто уединялся в живописном месте, где и располагался родовой замок; чтобы никто не мог побеспокоить монарха. Замок, всегда был готов радушно принять своего хозяина, в любое время дня и ночи. Там всегда его ждали слуги, и придворные.

Увидев в окна кареты, замок Бриссак, Анжелику захлестнул неописуемый восторг. Сооружение, созданное из бледно-голубого камня, обрамлённое лазурной-синей каймой, скорее походило на сказочный дворец.

Принадлежность к замку, выдавала архитектура военного укреплeния и несколько высоких башен, со смотровыми площадками. Въезд в замок, как и полагалось военно-укреплённому объекту, проходил через глубокий и широкий ров, наполненный водой, ворота состояли из двойных толстых решёток, закрывающихся с внешней стороны дубовыми откидными воротами.

 

С другой стороны, замка, размещалось широкое крыльцо с лестницей, из окон можно было любоваться на раскинувшийся перед замком сад, с большим количеством мраморных статуй и фонтанов.

Минуя стражу, открывшую входные ворота, царская карета въехала на широкое, вымощенное гладким, бело-серым булыжником, подворье. Через несколько мгновений, из замка, словно муравьи, высыпали суетливые слуги. Серж Николас вышел из кареты первым, помог жене спуститься на каменное подворье. Поддерживая Анжелику под руку, молодые супруги, проследовали в замок.

После ужина, служанка, проводила Анжелику в королевскую купель, где для неё уже была приготовлена ароматная вода для принятия ванны. Пока служанки суетились в спальне, подготавливая для супругов ложе, Серж Николас, отправился в баню.

Как ни парадоксально это прозвучит, но замечательная привычка посещать баню, нравилась государю куда больше, нежели скучное бултыхание в купели. Парясь со своим преданным мажордомом Луи, Серж мог разговаривать с ним о чём угодно, зная, что беседа никогда не покинет ни стен бани, ни тем более стен замка.

— Русская Королева Анна, знала толк в банной традиции славян, — улыбаясь бормотал монарх — ох уж эти славяне, неординарный, упрямый, неуправляемый народ…

Но как они интересны и загадочны с точки зрения духовности! Нет… Нам Европейцам, никогда не понять русскую душу и уж тем более русский дух…».

Вернувшись из бани, монарх отдал последние распоряжения Луи, о подготовке к длительной поездке, после чего направился в спальню. Несмотря на ранний отъезд, он ожидал чудесной ночи; отдохнувший, томимый страстным желанием, монарх отворил дверь и вошёл в спальню.

Анжелика сидела перед зеркалом на мягкой софе, в длинном, небесного цвета пеньюаре, и расчесывала удивительные золотые волосы. Когда вошёл монарх, она посмотрела в зеркало на его отражение, смущённо опустила глаза.

Серж улыбнулся, поприветствовал жену, прошёл в смежную комнату. Обратно вернулся, уже переодевшись в длинный, спальный халат, подошёл к Анжелике.

Взяв из её руки расчёску, стал аккуратно причесывать ей волосы, нежно поцеловал в макушку.

Потом присел рядом с супругой на корточки, просунул руку под пеньюар; поглаживая ногу и нежно касаясь шелковистой кожи, стал медленно продвигать свою руку вверх...

 

Наконец, тела супругов расслабились. Серж Николас, нежно целовал мокрое от слёз лицо жены, шепча ласковые слова. Анжелика прижалась к нему голым телом; улыбалась и целовала руки мужа.

Перед тем, как заснуть, Серж обнял жену и предупредил о своём раннем отъезде, пообещав вернуться к ней, как можно быстрее.

***

Едва забрезжил рассвет, карета монарха выехала из подворья замка и устремилась в Рим.

 

 

Продолжение следует…

 

  • "Нужный человек" . Циклон на "Гурмана" / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • Брин / felidae feli
  • ХОЛОДНЫЙ ОТЖИМ - небольшое хулиганство к празднику наших любимых женщин!!! / Малютин Виктор
  • Правило без исключений / Тебелева Наталия
  • 59 / Пробы кисти и карандашей / Магура Цукерман
  • Сон Макса / DES Диз
  • Упал и больше не поднялся / Заботнова Мирослава
  • Обитатели Малахитового леса - Романова Леона / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Ты называл меня  Дыханьем ветра / Волк Олег
  • Написано в 2013 году.... / Черная Кошка / Anastasia_Sokol
  • Серенада* / Чужие голоса / Курмакаева Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль