"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ" ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ВОЗРОЖДЕНИЕ СЕМЬИ.

0.00
 
"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ" ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ВОЗРОЖДЕНИЕ СЕМЬИ.
ГЛАВЫ 1-2-3

ГЛАВА 1. ВОЗРОЖДЕНИЕ СЕМЬИ.

 

 

Прошло пять лет…

 

Ещё долгие четыре года, Раде предстояло провести в Раведе в качестве ученицы. Три года назад, девушка прошла своё первое посвящение и получила имянаречение; теперь год от года она совершенствовала природный дар, доставшийся ей по наследству от далёких предков, и училась жить по законам взрослой жизни. Раде исполнился 21 год.

 

За прошедшие годы, многое изменилось и в жизни родных, любимых людей, окружавших девушку, и в жизни огромного мира в целом. Самым радостным и счастливым событием, стала долгожданная любовь обретённая Святославом, любимым братом Рады. В Китеж-Граде, он встретил любимую девушку, по имени Арина и в скором времени, она стала его супругой.

 

Познакомились они на выставке, где талантливая, молодая художница, впервые выставляла свои работы. Святослав обожал живопись с детства, много рисовал до отъезда в военную академию. Был он частым гостем и в картинной галерее Китеж-Града; старался не пропускать ни одной выставки, как местных художников, так тех, кто заезжал проездом. Вот так, однажды, заглянув в галерею на новую выставку картин, он увидел высокую, стройную девушку, с огромными зелёными глазами, взглянув в которые, Святослав потерял покой навсегда.

Арина — девушка, из простой рабочей семьи. Кроме неё у родителей, есть ещё одна дочь — Эмма — младшая сестра, постоянно дающая родителям поводы для беспокойств и конфликтов.

Святослав влюбился, как мальчишка с первого взгляда и уже не выпускал девушку из виду, беспокоясь о конкурентах. Они стали встречаться, а через две недели, молодой мужчина попросил руки старшей дочери, у родителей Арины. Поженились они, ровно через месяц. Молодые супруги поселились в доме, который за последние пять лет отстроил Святослав, для себя и сестры. Таким образом, семья пополнилась красивой, очень доброй женщиной, ставшей для Рады не просто невесткой, а замечательной подругой.

Бывшие сокурсники Рады, Александр и Огневед, продолжали работать в школе Китеж-Града, оба получили профессорские степени, несмотря на молодой возраст. Ребята давно позабыли о своей юношеской мечте вернуться в родные края, и обрели свои собственные уютные гнёзда, рядом со школой-усадьбой. Огневед женился на молодой учительнице школы Раведа, и у него уже подрастает сынишка. Следуя примеру друга, он взялся за написание диссертации, и усердно готовится к её защите.

Александр, продолжал упрямо игнорировать окружающих его девушек и молодых женщин, ожидая одну единственную, которую любил с самой первой их встречи.

 

Рада приезжала в Китеж-Град, не только на каникулы, но и в выходные дни. Когда ей наскучивало сидеть дома, она навещала Александра в его огромной городской квартире, которую он получил совсем недавно, за особые преподавательские заслуги перед школой. Имея профессорский статус, Алекс не только преподавал в школе-усадьбе, но также, принимал активное участие во всех мероприятиях, открывающихся новых школ (филиалах) Раведы. Почти за три с половиной года, он объездил всю страну, помогая организовывать новые филиалы и подбирать преподавательский состав школ.

 

В этом году, Алекс защитил диссертацию, получил звание «доктора наук». В свои тридцать полных лет, молодой мужчина, стал настоящей гордостью Раведы.

Дружба со Святославом окрепла на столько, что молодой доктор наук, давно уже считался самым близким и любимым родственником; брат Рады, даже в мыслях не допускал, чтобы у него был иной зять.

Несмотря на свой зрелый возраст, Алекс, мучительно глушил в себе мужские желания, стараясь то и дело занять свой досуг полезными делами. Когда Рада заглядывала к нему в гости на огонёк, молодой мужчина приходил в совершенно эйфорический восторг, и светился от счастья. Он страстно желал эту молодую, красивую, повзрослевшую девушку, но притрагиваться к её телу до свадьбы, считал бесчестным. Рада продолжала относиться к нему, как к любимому другу, и совершенно не проявляла романтического настроя в отношениях.

Не разбуженный интимной страстью темперамент Рады, находил реализацию, в чём угодно, но только не в романтических отношениях с Александром.

Агнес, наблюдая со стороны за развитием отношений молодых людей, глубоко сочувствовала Александру, и поражалась терпению и безраздельному чувству ответственности, по отношению к Раде. Однажды, не сдержав накопившихся эмоций, она прямо высказала девушке недовольство её поведением, по отношению к Алексу. Убедившись, что, слова не возымели никакого воздействия на девчонку, Агнес призвала на помощь Святослава.

— Агнес, неужели ты думаешь, что я не беседовал с ней на эту тему? — Святослав хмурил брови и нервно накручивал шпагат, то на один палец, то на другой.

— Поверь, я, как никто другой хочу, чтобы эта пара, наконец, создала семью. Рада и в детстве была своевольной, упрямой и совершенно неуправляемой. Только отец умел договариваться с ней. Самым невыносимым свойством характера Рады, был жутко упрямый «Дух противоречия». И если, на неё пытались давить, или насильно заставлять делать то, чего она не желает; она обязательно, всё сделает так, чтобы результат «противного действа» носил разрушительный характер. Раньше, я мог, «надавить ей на жалость», призвать к благоразумию. Сейчас всё иначе. Девочка вышла из под моего влияния. Заявила о своей взрослости и самостоятельности. Даже не знаю, что делать.

Святослав грустно посмотрел на Агнес, и замолчал.

— Зато я, кажется, знаю, — таинственным тоном пробормотала Агнес, пожелала удачи и вышла из паба.

Закончилась трудовая неделя. Преподаватели и профессорский состав, разъезжался по домам. Ученики, проживающие в городе, и ближайшей местности, также разъезжались по семейным гнёздам.

Пока Рада не приехала из школы на выходные, Агнес, решила навестить Александра у него дома, чтобы беседа осталась приватной. Молодой человек, вернулся после лекций в школе-Усадьбе, домой. Поджидая любимую, готовил романтический ужин.

Визиту Агнес он несказанно обрадовался. Проявив истинное благородство, вместе с хозяйским гостеприимством, усадил женщину за стол и предложил вместе пообедать. Агнес согласилась, оценив кулинарное искусство молодого профессора по достоинству.

— Пришлось научиться, — задорно смеясь, сказал Алекс, — Рада не любительница кулинарного мастерства, хотя прекрасно готовит…

— Я проверял! — Алекс, поднял указательный палец вверх, сделал серьёзное лицо, которое почему-то выглядело комично.

— Послушай, друг мой, — немного помедлив, продолжала Агнес, — …у меня к тебе серьёзный разговор. Алекс попытался отшутиться, и выдал колкую шутку на свой счёт, в духе Огневеда.

Агнес, юмора не оценила…

Серьёзно посмотрела на Александра. Молодой человек, от пристального взора женщины, потупил взгляд.

 

— Прости за откровенность, — медленно проговаривая каждую фразу, озвучивала мысли Агнес, — я наблюдаю за вашими с Радой отношениями, с момента, когда ты пришёл работать в Раведу, совсем юным мальчиком.

Поверь, эта девочка, дорога мне так же, как она дорога тебе и Святославу! И я очень хочу видеть её счастливой! Рядом с надёжным и верным человеком. Ты давно уже доказал, на что способна твоя любовь к ней… Очень жаль, что она этого не замечает.

— Скажи честно, ты готов потерять её? Отпустить из своей жизни? — Агнес, снова внимательно смотрела на молодого мужчину, пытаясь уловить его эмоциональное состояние.

От столь неожиданного, провокационного вопроса, Алекс напрягся, между бровями появилась складка. Помолчав немного, он с трудом выговорил:

— Если она исчезнет из моей жизни, жизнь для меня потеряет смысл…

И тогда, мне незачем существовать в этом мире. Я люблю её со школьной скамьи, живу для неё. Добился всего в жизни, только благодаря любви к этой женщине. Чтобы она увидела, на что я способен ради неё.

Агнес, не совладав с эмоцией, выкрикнула, заставив Алекса вздрогнуть:

 

— Так чего же ты ждёшь?! Почему бездействуешь! Позволяешь манипулировать твоими чувствами, не получая взамен внимание, которое ты заслужил! Ты, прежде всего, любящий мужчина! Ваши отношения, давно должны были перейти из категории юношеской дружбы, в другое русло — «русло взрослых взаимоотношений»! Что с тобой происходит, Алекс?! Что не так?

— Агнес…, — мужчина опустил глаза, его уши покраснели от смущения, — у нас с Радой, до сих пор не было близости.

— Почему?! — широко раскрыв глаза от изумления, удивлённо спросила женщина.

— Я, не хочу трогать её до свадьбы, — краснея, всем лицом, почти шёпотом произнёс он.

Агнес, услышав такой искренний и наивный ответ из уст взрослого мужчины, присела перед ним на корточки.

 

— Благородство и моральные принципы, это конечно, хорошо! Но запомни хорошенько мои слова. Только первый мужчина, овладевший женщиной, может влиять на её жизнь! И если сейчас, ты не станешь таковым, благодаря «своим благородным принципам», очень скоро потеряешь любимую женщину навсегда! А тот, кого захочет её тело, заполнит не только её мысли… Чтобы научиться управлять любимой женщиной, нужно научиться управлять её инстинктами.

— А как же любовь? — подняв глаза на Агнес, растерянно спросил Алекс.

 

— Любовь разная бывает … Например, ты любишь Раду, как свою будущую жену и любовницу.

Она же любит тебя, как друга… И даже мысли не допускает о близости с тобой. У вас иная ситуация, милый, — «ты любишь, она позволяет себя любить». А это, далеко не взаимность.

— Внушай Раде любовь к себе, мужскими качествами — «желаниями и действиями», а не только кулинарными способностями. Агнес, рассмеялась, погладила молодого человека по голове:

— И не давай возможности другому мужчине, штурмовать первым непреступную крепость.

Агнес поблагодарила Александра за вкусный обед. Выходя за дверь, улыбнулась ему, и пожелала победного завоевания прекрасной цитадели.

***

Рада приехала из школы на выходные. Пообщавшись за семейным обедом с братом и невесткой, она поспешила, в гости к Александру.

Алекс открыл дверь и впустил Раду в квартиру, опустив при этом, глаза в пол. Девушка, звонко «чмокнула» мужчину в щёку и заметила его раскрасневшиеся уши.

— Алекс, что с тобой? Ты заболел? — она, крутилась перед ним, стараясь заглянуть в глаза.

Давай покатаемся на лошадях, сегодня? — капризно упрашивала Рада, — или на катере, по нашей речушке, — девушка отбросила со лба мужчины прядку волос.

— Родная моя, переезжай ко мне… насовсем, — продолжая, отводить взгляд от глаз любимой, смущённо сказал Алекс.

— Да я, в общем-то, и так, фактически проживаю у тебя, хожу домой только ночевать, — девушка рассмеялась, игриво наклонив голову на бок.

— Я скучаю по тебе, милая… Хочу просыпаться и засыпать вместе с тобой, хотя бы во время твоих каникул и выходных.

— Ааааааалекс, — …скорчив смешную рожицу, разъясняла другу Рада, — я шумная и неугомонная!

Буду мешать тебе, работать. Требовать повышенного к себе внимания. Ты рано встаёшь на лекции, а я люблю поспать.

Алекс, набрался смелости, притянул девушку к себе, сцепил руки замком у неё за спиной.

 

— Ничего! Все неудобства «связанные с тобой», радость моя, я переживу. И если сегодня, ты переедешь ко мне жить, я выполню любой твой каприз!

Рада озадаченно посмотрела на Алекса:

 

— И где же я буду спать?

 

— Где пожелаешь! — мужчина улыбался, продолжая удерживать ненаглядную в объятиях.

— Хочешь, занимай мою комнату. Там широкая и удобная кровать. Свой гардероб я перенесу завтра в комнату для гостей.

А хочешь, занимай, любую из двух спален. У меня ведь дворец, а не квартира!

Рада задумалась. Конечно, её прельстила возможность пожить без опеки и контроля, со стороны брата.

Тем более у Алекса. Александру она доверяла, как самой себе и искренне любила. Да, любила всей душой, как друга или брата, как неотъемлемую часть самой себя!

— Тогда нужно уведомить Святослава, и взять кое какие вещи из дома.

— Вот сейчас, мы с тобой и займёмся выполнением этой задачи. Пойдём к тебе домой, пообщаемся с братом и возьмём вещи.

Вторую половину дня молодые люди посвятили посещению дома Рады. Арина радушно поприветствовала Александра; молодой человек ей очень нравился. Святослав, тут же предложил другу сыграть партию в шахматы, не принимая от него отказ.

Алекс виновато посмотрел на Раду, стыдясь, что не может отказать другу в просьбе, сыграть с ним в шахматы.

Девушка нисколько не обиделась. Она была даже рада, что разговор о переезде к Алексу состоится не сразу. Ей совестно было перед братом, заявлять о таком решении. Аристократическое воспитание, не позволяло молодой девушке, даже уединяться наедине с мужчиной; а уж о том, чтобы переехать к нему жить, до свадьбы, вообще не было даже мыслей.

Рада достала с полки школьную вещевую сумку и стала укладывать вещи.

 

«Но ведь это же, Алекс! А не какой-то там чужой, посторонний мужчина! Святослав обязательно должен понять её», — размышляла Рада, перебирая в памяти список всех «нужностей и необходимостей».

Арина, удивлённо посматривала на действия девушки, но решила не вмешиваться в процесс, оставив эту обязанность Святославу.

Мужчины, забрав с собой шахматы, ушли в сад.

— У меня была Агнес, — расставляя фигуры на доске, спокойно сказал Алекс, — мы серьёзно поговорили.

Святослав продолжал сохранять молчание, предоставив другу возможность выговориться.

— Она считает, что Раде пора отвыкать от твоей опеки; пытаться самостоятельно приспосабливаться к взрослой жизни.

Сегодня, я предложил твоей сестре переехать жить ко мне.

Ты только не подумай ничего плохого в моём намерении. Я люблю Раду больше жизни, и никогда не причиню ей вреда или душевных ран. Просто, откладывая привыкание ко мне на потом, я всё больше укрепляю в ней «дружеское» отношение к себе, а я люблю её, как женщину и хочу стать ей мужем. Если пожелаешь, могу прямо сейчас просить Раду стать моей женой. Правда, не знаю, как она отреагирует на подобное предложение.

Я, жду твою сестру более пяти лет. Ради неё остался на кафедре Раведы, добился всего, что сейчас имею. Все эти годы ответственно соблюдаю моральные и нравственные нормы по отношению к ней. Но я, ни на шаг не приблизился к тому, чтобы Рада воспринимала меня, как любимого мужчину, в смысле — «любовника». Пойми меня правильно. Мне очень страшно от мысли, что однажды, я могу потерять её навсегда; если кто-то другой, разбудит в ней женщину.

Святослав откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза и задумался. Он давно знал Агнес, её светлый, мудрый разум. Как она и Аргус, рисковали жизнями, чтобы сберечь жизнь Рады, и понимал, что она значит для неё. Подумав немного, рассмотрев варианты и возможности, он принял решение.

— Ты прав, друг мой. Так же, как и Агнес. Если я не дам моей любимой девочке самостоятельно осваиваться во взрослой жизни, и буду оберегать её от тебя, в итоге, мы потеряем её оба.

Поэтому, я не буду препятствовать её уходу из дома, и закрою глаза на ваше совместное проживание. НО, при одном условии… — Святослав сделал паузу, отпил из бокала воду, продолжил, — с той поры, как Рада выйдет за порог нашего дома, и переступит порог твоего дома, ТЫ, отвечаешь за её жизнь и благополучие! Отвечаешь своей головой! А я, буду относиться к тебе, как, к её законному мужу, и спрашивать стану так, как спросил бы с её мужа.

— И если ты, не готов взять на себя ответственность за её жизнь и безопасность, лучше откажись от своей затеи… Прямо сейчас, — произнося последнюю реплику, Святослав пристально смотрел в глаза Александра, подсознательно ожидая, что тот отведёт взгляд в сторону.

Молодой мужчина, кожей ощутил на себе тяжёлый взор Святослава, придавливающий его своим энергетическим полем.

Усилием воли, Алекс продолжал удерживать зрительный контакт, с глазами друга. Он отлично понимал: если сейчас отведёт взгляд в сторону и покажет слабость, то позволит, этому сильному и волевому мужу, энергетически сломать его волю.

В этом случае, Раду, в качестве жены он не получит никогда.

Силовой энергетический поединок взглядов двух мужчин, длился до тех пор, пока Святослав, сам не опустил глаза на шахматную доску. После чего, улыбнулся, досадно пробормотав себе под нос:

— Мда… Старею…

Накалённая обстановка разрядилась, мужчины занялись игрой в шахматы. Через некоторое время, Арина позвала всех на ужин. Рада помогла любимой невестке накрыть стол.

Рада села за стол самой последней, ей не давал покоя вопрос: «Как сообщить брату о своём намерении переехать жить к Алексу…». Семья приступила к ужину. Святослав расхваливал Арину за утончённый вкус и кулинарные способности; поцеловал жену в щёку. Александр, тоже не упустил случая отметить таланты Арины не только в живописи, но и мастерстве «колодавства». Арина рассмеялась и попросила уточнить последнее слово, которое показалось ей смешным. Алекс охотно пояснил, что в древности, наши Предки так называли искусство приготовления жреческой пищи, а позже, его преобразовали в новомодное слово «колдовство»; за которое стали сжигать на кострах инквизиции. Пока Алекс упражнялся в красноречии, Арина тихонько толкнула локтем мужа, и кивком указала на Раду. Девушка сидела над фруктовым салатом, подперши рукой щёку, и размазывала его круговыми движениями по тарелке; выражение её лица, было хмурым и недовольным. Ответ на свой вопрос она так и не нашла, а причины, обосновывающие намерение, казались совершенно глупыми.

Святослав, посмотрел на сестру и ехидно заулыбался, чем вызвал искреннее удивление Арины, непонимающей, что происходит в доме. Негромко откашлявшись, Святослав отпил из чашки чай и озвучил реплику:

— Если кто-то, оставит без внимания наивкуснейший ужин, останется дома… До самой глубокой старости! — при этом он продолжал улыбаться, уплетая булочку с повидлом. Рада скосила на брата глаза, и поняла, что он уже принял положительное решение; а ей, больше не нужно придумывать глупые объяснения, краснея от стыда.

От нежданно разрешившейся проблемы, девушка с аппетитом съела салат; отказавшись плотно ужинать, допила земляничный чай. После ужина помогла Арине прибрать посуду. Закончив уборку, подошла к невестке, взяла обеими руками её лицо и расцеловала в обе щеки. Арина покраснела от удовольствия, как маленькая девочка.

Рада поднялась по лестнице в свою комнату, окинула её взглядом. Заметив на столе своего любимого плюшевого медведя, тут же отправила его в сумку к остальным вещам. Удовлетворённо вздохнув, взяла сумку и спустилась к семейству. Трое родных людей, непринуждённо беседовали, ждали, когда же, наконец, она к ним присоединится.

Оставив сумку в просторной прихожей, Рада вошла в гостиную, села в кресло рядом с камином.

Святослав прервал приятную беседу, посмотрел на сестру.

— Родная моя, надеюсь, я буду созерцать тебя дома, минимум два раза в неделю; но очень хотелось бы, видеть тебя чаще. Восьми лет разлуки, мне хватило на всю оставшуюся жизнь и я не готов расставаться с тобой надолго.

Рада улыбнулась, кивнула в знак согласия. Александр встал с кресла, подал руку любимой девушке, приглашая отправиться в путь; Святослав и Арина, вышли проводить молодых людей.

Алекс взял сумку, спустился с крыльца, давая возможность Святославу и Арине, внушить их любимице ценные указания. Брат прижал Раду к себе, обнял её голову и прошептал:

— Люблю тебя, маленькая моя девочка. Даже не заметил, как ты выросла. Будь умницей, — расцеловал сестру в лоб и щёки, — …не забывай про наш уговор. Иначе, я буду вынужден вернуть тебя обратно.

— А я тебя, просто обожаю, промолвила Арина и крепко обняла девушку.

Молодые люди отправились в путь.

 

 

***

Музыкальное сопровождение «Золотая коллекция» —

 

У Рады началась новая, самостоятельная жизнь. Жизнь, в которой, нужно было учиться не хуже чем в Раведе. Совместное проживание с Алексом, не доставляло девушке никаких хлопот. Единственным недостатком, была «излишняя заботливость и опека» её любимого друга, от которой, так страстно она желала сбежать. Алекс же, просто пугающе, походил на брата. Вёл себя, как отец родной: контролировал местонахождение, и назойливо пытался, то обнять, то поцеловать.

Постепенно, не находя себе занятий, от скуки, Рада стала готовить обеды и ужины другу. В последнее время он возвращался домой уставший и хмурый. Желая, хоть немного порадовать его, девушка заботливо выполняла обязанности домохозяйки. От проявления заботы, Алекс, действительно, стал «светиться от счастья»! Однако к её неудовольствию, счастье друга перерастало в «телячьи нежности», от которых она начинала злиться.

Два раза в неделю, она навещала брата и невестку, ответственно исполняя уговор. По выходным, они с Алексом посещали дом Святослава в качестве долгожданных гостей. Каникулы только начались, и Рада решила составить план мероприятий, чтобы не «закиснуть от скуки». Одним из самых увлекательных занятий, было посещение белоснежной школы-усадьбы, ради её любимых лошадей. Выполнив домашние обязанности, она отправлялась кататься верхом.

Однажды, стирая рубашку Алекса, Рада заметила на воротничке, следы губной помады. По началу она впала в ступор и разозлилась. Но, обдумав и взвесив аргументы, девушка рассмеялась «сама над собой». Осознание собственной неадекватной реакции, привело её в весёлое расположение духа; и она продолжила, как, ни в чём не бывало, приводить в порядок его одежду.

Алекс вернулся домой поздно. Рада вышла к нему в пижаме. Собралась было разогревать ужин для друга, но обнаружила, что он пьян. От удивления глаза девушки расширились, стали «совершенно совиными», рот приоткрылся …

— Аааааааалекс! — громко, на распев, вопрошала Рада, — …что всё это значит?! Ты, что, начал пить алкоголь?!

Александр, приставил к своим губам палец и с серьёзным выражением лица, произнёс,

— …Тссссс…, — потом шатаясь, от потери координации, прошлёпал в свою комнату и упал на кровать лицом вниз.

Нахмурив брови, Рада проследовала за ним. За всё, то время, сколько она живёт у Алекса, она никогда не заходила в его комнату. Уборку квартиры, они всегда осуществляли вместе, и, девушка, никогда не проявляла назойливости и вмешательств в его мужской быт. В этот раз ситуация складывалась неординарно. Нужно было помочь другу раздеться и лечь в постель. Она тихонько прошла в его спальню, осторожно залезла на кровать и попыталась перевернуть друга на спину. Не тут-то было…

Оказывается, чтобы сдвинуть с места пьяного мужчину, надо иметь ТАЛАНТ и «не дюжую» силу.

 

Недолго думая, девушка перелезла через него на другую сторону кровати. Уперлась руками в его бок и бёдра, сделала упор на свои колени, и с силой толкнула «тело» от себя. Победно, выдохнув воздух из лёгких, стала расстёгивать его рубашку.

Майки под рубахой не оказалось, и взгляду юной девы, открылось мускулистое, стройное тело. Когда дело дошло до снятия с друга штанов, Рада, снова впала в ступор; не решаясь продолжать процесс раздевания. Посидев некоторое время над сопящим Алексом, она всё же набралась смелости и расстегнула штаны; схватившись за низ брюк, стащила их с него. Обтягивающие трусы мужчины, чётко вырисовывали силуэт его мужского достоинства. Девушка, краснея от стыда, то и дело бросала на него взгляд. Уши и щёки Рады, загорелись жаром.

Решив для себя, что видела уже достаточно, Рада, принесла из своей спальни покрывало, заботливо укрыла полуголое тело. Половину ночи девушка не могла уснуть, потому что из комнаты Александра раздавались стонущие звуки. Переживая, за состояние его здоровья, она не переставала заглядывать в «мужской будуар» и прислушиваться к его дыханию. Как ни странно, но смердящего запаха алкоголя от его дыхания, она не почувствовала. Наконец, она не выдержала и разозлилась. Принесла из кухни стакан воды, набрала воду в рот и со всей силы обрызгала друга. Алекс, не открывая глаз, что-то промямлил в ответ на «сие действо», и продолжил сопеть и издавать стоны. Словно издеваясь над терпением Рады, он сдёрнул с себя покрывало, бесстыдно обнажив перед взором ненаглядной, бесценное мужское достоинство в обтягивающих трусах. Впервые, за всю жизнь, терпение у Рады лопнуло!

Градус «рассерженности» на пьяного друга достиг апогея, и вырвался наружу — культурными, бранными ругательствами. Не получив должного результата, она перешла к решительным «боевым действиям». Раздосадованная, кипящая от гнева девушка, уселась верхом к нему на живот, и стала с силой тормошить его лицо и дёргать за нос.

Мгновенно открыв глаза и заразительно хохоча от удовольствия, Алекс, обхватил руками талию любимой, перевернул её на спину и лёг сверху, оказавшись между её ног. Рада задыхалась от злости и негодования. Колотила, что есть силы кулаками по его голой спине, вопила и ругалась, как извозчик.

Не обращая внимания, на эксцентричное поведение подруги, Алекс нежно целовал её в шею, поднимаясь губами к уху.

Рада перестала колотить друга по спине, застыла. Алекс заметил испуганное состояние подруги, поспешил исправить ситуацию. Обездвиженное от страха тело девушки, позволило воспользоваться моментом и сменить положение тела, чтобы больше не пугать её.

Александр гладил любимую по волосам, и тихонько шептал:

— Прости, милая, за неудачную шутку. Не хотел напугать тебя.

— Сейчас же слезь с меня! — гневно и повелительно выкрикнула Рада. Ты… Ты… бессовестный развратник и форменный лгун!

Молодой человек улыбался, продолжая удерживать подругу своим телом.

— Эх, Рада… Рада… — с взывающим к сочувствию тоном, произнёс мужчина. Неужели ты так и не поняла, что происходит со мной, с тех пор, как мы впервые с тобой познакомились?

Он нежно коснулся краешком своих губ, пухленьких губ подруги, и, обхватив ладонями её голову, накрыл поцелуем рот.

Рада терпеливо ждала, когда друг прекратит чувственные излияния, и слезет с неё. Придавив своим телом, он лишил её возможности проводить боевые манёвры. Мужчина, продолжал целовать любимую в губы, время от времени покрывая поцелуями лицо.

— Алекс… — стараясь, как можно натуральнее представлять из себя «саму покорность», Рада вежливо попросила — …отпусти меня, пожалуйста. Героически сохранять внешнее спокойствие, ей удавалось с трудом.

Мужчина посмотрел подруге в глаза и примирительно заулыбался, обнажив белоснежный ряд зубов.

— Отпущу, если дашь честное слово: не отрабатывать на мне знания, полученные в Раведе, и не устроишь побег, обратно домой к брату.

— Ну, давай, Рада… По данному тобой слову, можно доверить тебе свою жизнь, — …Алекс снова накрыл ртом её губы, испытывая от наслаждения, лёгкий озноб во всём теле и сладострастную истому.

— Я жду…— делая, перерыв в поцелуях, настойчиво проговаривал он.

— Не буду…, — теряя терпение, «сквозь зубы процедила» Рада.

Александр не унимался, его совершенно не устраивал её ответ.

— Дай обещание в развёрнутом виде, — приподняв верхнюю часть тела, он сосредоточенно наблюдал за выражением лица девушки. Нахмуренные брови и напряжённо сжимающиеся скулы ненаглядной, не вызывали у него уверенности в собственной безопасности.

— Обещаю, что не буду отрабатывать на тебе приёмы боевого мастерства жреца Меземира; и не сбегу обратно домой, к брату… — в комнате воцарилось молчание. Алекс продолжал пристально смотреть на любимую девушку, не делая попыток освободить её. После повисшей в воздухе паузы, Рада добавила, — «Даю честное слово».

Скреплённое честным словом обещание, придало мужчине уверенность в собственной безнаказанности. Аккуратно, опираясь на выпрямленные руки, он приподнял своё тело и резко оттолкнувшись, скатился на край кровати. Не дожидаясь, пока рассерженная подруга, запустит в него первым попавшимся под «горячую руку» предметом, Алекс проявил качества «арабского скакуна» и через мгновение оказался в ванной комнате, плотно закрыв за собой дверь.

Утром, Рада пребывала в состоянии «вне себя от ярости». Но данное вчера вечером честное слово, надёжно оберегало друга от заслуженного наказания. Пока он приводил себя в порядок, ненаглядная разогрела завтрак, красиво украсила кулинарный шедевр, в ожидании его появления. Александр оделся и уже собрался проследовать к столу, как вдруг, задумчиво остановился.

Расстегнул рубашку, демонстративно обнажив мускулистый торс. Вошёл в кухню. Рада, облокотившись на подоконник, отпивала земляничный чай из ЕГО любимой кружки (в эту кружку, всегда наливался чай или кофе, только для него).

 

— Доброе утро, милая! Да пребудет с тобой радость весь день! — задорно поприветствовав подругу, он уселся за стол, взял в руки столовые приборы, и с удовольствием стал уплетать, изумительно пахнущий завтрак.

 

Через несколько мгновений, рот у Александра открылся, из глаз «ручьём» побежали слёзы.

Он схватил стоящий на подносе стакан, налил воды из графина. Залпом выпил. Потом налил ещё воды, и тоже выпил…

Глаза продолжали слезиться, рот горел от нестерпимого жара.

— Рааааааада! Ты же слово дала! — взвыл Алекс, пытаясь чем-нибудь охладить «нестерпимо горящий» рот.

— Ну, прости дорогой, — Рада ехидно улыбнулась, — …немного переперчила завтрак, так бывает…

Причём тут, моё «честное слово»?

И кроме того… Совершая сделки, очень важно обговаривать все возможные условия! А также, предусматривать «непреодолимую силу обстоятельств».

Рада взяла тарелку друга, опрокинула содержимое в мусорное ведро. Поставила перед ним, другую тарелку с едой, примирительно комментируя:

— Приятного аппетита, родной. Кушай, на здоровье! Эта пища, съедобная.

Первая попытка приручить любимую женщину, потерпела поражение. Но начало завоеванию «прекрасной цитадели» положено, теперь нужно творчески обдумать «второй сценарий» штурма.

Музыкальное сопровождение — ЭМИН СТИЛЛ

 

Продолжение следует…

ГЛАВА 2. Возвращение «БЛУДНОГО СЫНА».

Музыкальное сопровождение «Золотая коллекция»

 

Чем ближе дорога вела к Китеж-Граду, на лице всё чаще появлялась улыбка от узнавания ставших родными, за прожитые здесь годы, мест.

Перед глазами, живым фильмом пронеслась прошлая жизнь, в которой навсегда отпечаталась юность.

Самые яркие моменты: от юношеского бестолкового донжуанства, сыгравшего с ним «злую шутку», и посеявшего многочисленные скандалы и раздоры. В результате которых, печальным результатом и невосполнимой утратой для души, стала потеря настоящего друга; ставшего для него старшим братом и заменившего погибшего отца. Он с грустью вспоминал счастливый момент встречи, и крепнущие день за днём узы; приключения и опасности, выпавшие на их долю, за долгие годы.

Ярко вспомнился момент «мгновенного взросления», от урока, который ему преподала красивая, мудрая женщина. От одного воспоминания о котором, у него жаром загорелись уши. В своей, уже взрослой жизни, он больше никогда не испытывал столь яркого и чувственного восторга от близости с женщиной.

После расставания с этой страной, заграничная жизнь, казалась ему сейчас «пресной и гнилой»; в сравнении с жизнью, прожитой здесь.

Дилижанс остановился, конечная остановка Китеж-Граж.

Медленно шагая по городской мостовой из гладкого булыжника, он с восторгом вдыхал родной воздух. Единственное, что тревожило ум, — то, как его встретят, ставшие когда-то родными, люди, которых он потерял много лет назад из-за своей глупости.

Из центральных ворот усадьбы выехал длинный, крытый дилижанс. Пока ворота не успели закрыться, он прошёл внутрь и неторопливо двинулся в сторону административного здания школы.

Навстречу, всё той же молодецкой походкой, с гордой осанкой воина-хранителя, подтянутый и чуть постаревший, шёл Аргус. Возраст только прибавил ему солидности и мужественности. Обладая отменным здоровьем, и здоровыми жизненными привычками, он не выглядел на свои годы; просто, лицо украсили мелкие и глубокие морщинки, а голову, полностью посеребрила седина.

Мужчина остановился на брусчатке, стал ждать, когда его заметят. Подняв глаза на незнакомца, воин-хранитель остановился, и застыл на месте, точно мраморная статуя. Глубоко вдохнув легкими воздух, Аргус сдвинулся с места и торопливо поспешил навстречу.

— Ну, здравствуй, блудный сын! — Аргус обнял его и прослезился, что совсем было ему несвойственно, потом прошептал:

— С возвращением, сынок! Нам тебя очень не хватало! Пойдём, все будут рады твоему возвращению. Мужчины возобновили движение.

Из здания вышла высокая, красивая женщина. Вот уж кого не берёт ни возраст, ни время! Та же стройная, подтянутая, физически крепкая фигура! То же, красивое славянское лицо, без единой морщинки, густые русые волосы, спадающие на плечи.

Заметив, обнявшихся мужчин шествующих по дороге, она остановилась в ожидании их приближения. Женщина подошла, к чуть поседевшему красавцу, взяла его лицо в свои ладони, и рассмеявшись сказала:

— Ох, и хорош же, «сукин сын»! Потом прижала его голову к себе, взъерошила волнистые, густые волосы.

— Сегодня, твоя «прошлая жизнь» должна завершиться примирением, а настоящая, пусть складывается счастливо и радостно! — Агнес, встала с другой стороны, обняла мужчину за пояс, и втроём, они направились к деревянному городу, расположившемуся в низине.

Спустившись по вымощенной лестнице вниз, они приближались к тренировочной площадке, на которой мастера обучали боевому «мастерству арианских витязей», молодых юношей и девушек. За процессом тренировки следил, статный, средних лет мужчина, с тёмно-русыми волосами. Крепкое, загорелое тело мужчины, отмеченное физической подготовкой и аристократической выправкой, красовалось из под белого *кимоно.

Женщина и двое мужчин, присели на длинную, деревянную скамью, ожидая конца занятий. Протрубил сигнальный рог, сообщив, участникам о завершении занятий. Ученики подходили к скамье, бурно обсуждали техники и собирали свои вещи. Мужчина в кимоно, что-то отметил в записной книжке, и, не поднимая головы, направился в раздевалку мимо сидящих на скамье зрителей.

Сосредоточенный на записях, продолжал двигаться по дорожке. Сидящих людей, он не замечал.

Вдруг, женщина резко выставила перед ним, свою красивую, стройную ногу, и мужчина, чуть было не споткнулся об неё.

— Агнес! Ну, что ты творишь?! — возмущённо вскрикнул Святослав, испугавшись от неожиданности. Агнес, рассмеялась. Святослав поднял голову и выронил записную книжку. Между Аргусом и Агнес, сидел возмужавший Владимир. Глаза мужчин встретились, пронизывая друг друга долгим, изучающим взором. Не отрывая взгляд от глаз друга, Владимир встал, и застыл в ожидании его реакции. Трудно было понять по лицу Святослава, что он испытывает в настоящий момент. Ни улыбки, ни восторга, ни хмурости. Лишь глубокий взгляд зелёных глаз и двигающиеся от напряжения желваки на скулах. Пауза затянулась.

Агнес подобрала записную книжку с земли, вложила её в карман кимоно Святославу, и дёрнув за рукав Аргуса, жестом позвала за собой. Мужчина и женщина, молча, встали со скамьи и поспешили удалиться от двух мужчин — «побратимов», которыми, когда-то в юности, стали эти двое.

Время остановилось. Святослав, сжал, что есть мочи зубы, стараясь не выдавать душевной тоски от многолетней разлуки с лучшим другом. Усилием воли, давил в глазах предательские слёзы, так некстати, выступившие в уголках глаз.

Поддавшись, какой-то неведомой силе, они шагнули навстречу и сжали друг друга в удушающих объятиях. Через некоторое время, мужчины обменялись короткими репликами и двинулись в сторону школы.

Святослав пригласил друга, пожить у него дома, пока тот, не определится с дальнейшими планами относительно жилья и трудоустройства. Владимир согласился.

Вечером после ужина, сидя на веранде в саду, друзья вспоминали юные годы, делились событиями своих жизней, и старались не вспоминать о давней размолвке, разбросавшая родных друг другу людей, по разным континентам планеты.

— Хочу остаться здесь, в Китеж-Граде — спокойно и размеренно отпивая чай из чашки, говорил Владимир, — завтра, начну подыскивать для себя подходящее жильё, чтобы не стеснять вас с Ариной.

— Поможешь мне вернуться к моим обязанностям в Раведе? — Владимир, серьёзно посмотрел на Святослава.

Святослав, улыбнулся и утвердительно, кивнул головой:

— Обязательно помогу. Белогор, давно не преподаёт. Пожилой волхв, свел свой мудрый преподавательский опыт до консультаций профессоров и студентов. Однако, — Святослав поднял указательный палец вверх и рассмеялся, — … сила его воздействия на Верховного жреца Агнехрона, нисколько не ослабевает! В последнее время, Агнехрон, не принимает никаких важных решений без его одобрения.

— Даже если, свободные «преподавательские места» пока отсутствуют в нашей школе-усадьбе, тебе обязательно нужно соглашаться на закрепление в любой из новых школ Раведы; в пределах нашего региона. Со временем, мы сможем решить вопрос о твоём переводе, в школу Китеж-Града.

Владимир внимательно слушал друга и одобрительно кивал.

— А там глядишь, и женим тебя, на какой-нибудь местной красавице, — Святослав развеселился не на шутку, и уже от души хохотал, поддевая друга, — … чтобы к тебе снова не вернулась пагубная привычка.

Вернувшись в дом, друзья продолжили беседу в гостиной. Заметив, что Владимир засыпает в кресле, друг, показал ему его комнату.

Лёжа в постели на руке мужа, Арина вдруг спросила:

— Как думаешь, Рада забыла его?

С того дня, как Святослав и Арина стали супругами, он рассказывал ей много интересных моментов из своей жизни, не посвящая в серьёзные тайны которые хранила его биография (ради её же безопасности). В том числе, он упомянул и о детской симпатии сестры к его лучшему другу.

Святослав напрягся, некоторое время молчал, не зная, что ответить супруге.

— Это, меня волнует больше всего, — задумчиво промолвил Святослав, поглаживая жену по руке. Очень хотелось бы, чтобы её детское увлечение, осталось в детстве. И если «оно» там не осталось, жди беды. Зная характер Рады и её склонность к романтической любви, мы все, ещё намаемся с этой «детской симпатией».

— Может тебе поговорить с Владимиром? — не унималась Арина, — …чтобы он был готов, к сюрпризам.

— Да, вероятно, будет правильно, если он будет готов к неожиданным сюрпризам. Но, уж лучше бы их не было! — Святослав поцеловал жену, выключил светильник и постарался поскорее заснуть. Однако, внутреннее чувство беспокойства, глодало и подтачивало его сознание, неумолимым образом.

Ранним утром, мужчины позавтракали и отправились каждый по своим делам. Владимир, присматривал себе жильё в Китеж-Граде. Святослав посетил Белогора, и попросил содействия в трудоустройстве друга в Раведу.

По волшебному везению в этот день, Владимир нашёл шикарный особняк, в черте города, с молодым фруктовым садом. Терять время впустую он не стал, и занялся оформлением купчей. К вечеру, завершив оформление документов, внес денежные средства; после чего, стал абсолютным владельцем прекрасного домовладения, неподалёку от дома Святослава.

Владимир, вернулся поздно вечером. Показал купчую и верительную грамоту на законное домовладение. Пообещал, что в скором времени, пригласит счастливое семейство на новоселье.

Через пару дней Святослав сообщил другу о возможности начать преподавательскую деятельность — обучать молодых отроков, урокам боевого мастерства; и не в одной из школ Раведы, а в их школе-усадьбе. Благодаря счастливой случайности, один из мастеров, получил перевод в другой регион страны, в связи с переменой места жительства. Владимир занял его место. После краткосрочного прохождения вводного курса по обновлению навыков и знаний, он приступил к преподавательским обязанностям; чему был очень рад.

«Блудный сын», вернулся в родное гнездо, снова обрёл потерянную семью и душевный покой. После долголетних скитаний, он понял, что дороже семьи нет ничего на свете.

***

Рада, окрылённая обретённой свободой и прекрасным расположением духа, мчалась галопом на коне, с которым крепко сдружилась с первого знакомства. Балуя любимца яблоками и морковкой, дарила ему и себе радость от новых встреч. Сделав несколько заездов вокруг обширного поля, она спешилась. Чтобы дать коню отдых, пошла рядом, пешком. Пообщавшись на прощание с Гордым, отблагодарила животное за прекрасную прогулку, очередным яблочным подношением; и нежно похлопав коня по лоснящейся морде, передала узду конюху.

Пора было возвращаться домой, осталось не так много времени до возвращения Александра.

Проходя мимо тренировочной площадки, Рада улыбаясь, ей нравилось наблюдать за занятиями юношей и девушек. И вдруг… Почти миновав учебный «корт», она резко остановилась. Её глаза и мозг, подсознательно «вырвали» из толпы, до боли знакомое лицо; оно, на мгновенье мелькнуло и исчезло из поля зрения.

Девушка резко развернулась в обратную сторону. С колотящимся от волнения сердцем вернулась к учебной площадке.

Внимательно вглядываясь в лица, напряжённо искала лицо человека, только что привидевшееся ей.

Убедив себя в том, что ей показалось, она грустно опустила глаза. Однако, когда снова подняла их, то, наконец, зацепилась взглядом за высокого, красивого мужчину средних лет, с посеребрёнными сединой висками. От юноши, которого Рада впервые увидела много лет назад, остались, лишь тёмно-серые глаза. Черты лица давно обрели мужественную красоту зрелости, а неглубокие морщинки около губ, и на лбу, подчеркнули выразительность. У девушки перехватило дыхание. Нестерпимой болью отозвалось в груди бешено стучащее сердце. Словно заколдованная, она смотрела на кумира детской влюблённости. Увидев его снова через много лет, душу молодой девушки наполнило чувство всепоглощающего счастья.

Она не заметила, как сзади к ней подошёл Аргус и ласково взял за плечи. Глаза, ни на секунду не хотели отпускать из виду, объект обожания. Аргус внимательно посмотрел на неё и беспокойно затормошил за плечи. Рада пришла в себя, но не успела прикрыть глаза, полные слёз.

— Что с тобой, милая? — Аргус разволновался, заметив в её глазах слёзы; развернул к себе лицом. Нахмурившись, мужчина добивался от неё ответа с завидным упорством:

— Кто тебя расстроил?

Рада, вытерла ладошкой выступившие слёзы, и негромко ответила:

— Аргус, я не расстроена, это всё от счастья! Она, обернулась назад, снова посмотрела на обожаемого человека.

Потом, подхватила Аргуса под руку, и, увлекая мужчину за собой, направилась к выходу.

Музыкальное сопровождение «Золотая коллекция» — Чувства

 

Александр вернулся домой пораньше. С аппетитом уплетая, приготовленный подругой обед, он увлечённо стал рассказывать о событиях прошедшего дня. Поделившись новостями, спросил, как провела день любимая. В воздухе повисла «затянувшаяся пауза». Алекс озадаченно «уставился» на Раду. Застыв в одном положении тела, она неподвижно смотрела в одну точку и таинственно улыбалась. На последнюю реплику Александра, любимая, вообще никак не среагировала. Судя по «отсутствующим ответным реакциям» на его вопросы, — «Рады с ним, сейчас не было».

Мужчина помахал ладошкой перед её глазами. Девушка, непонимающе хлопая глазами, вернулась в реальность.

 

— Что? — переспросила Рада, — …ты, что-то спросил у меня?

Возмущённый Алекс, прискорбно проворчал:

 

— Да ты, меня вообще не слушала! Пока я распинался, рассказывал тебе о своих делах и успехах, ты, бессовестно меня игнорировала, всё это время. Друг глубоко обиделся. Бормоча под нос, сердитые комментарии, он поблагодарил подругу за обед, чмокнул в макушку и вышел из кухни вон.

Немного «остыв» от обиды и предательского невнимания к его персоне, Алекс вернулся на кухню.

Однако, то, что он наблюдал сейчас воочию, полностью выбило его из равновесия. Полчаса назад, обиженный, он оставил Раду на кухне. А когда вернулся, девушка продолжала сидеть в той же позе. В загипнотизированном состоянии, продолжала улыбаться «внутрь себя» и застывшим взглядом смотрела в одну точку. Алекс собрал посуду, перемыл; время от времени бросая взгляды на любимую. Любимая же, продолжала пребывать в состоянии анабиоза, с открытыми глазами.

— Рааааада…— тихонько, на распев, позвал Алекс — реакции не последовало.

— Рада! Громко выкрикнув имя, он, привёл её в чувство.

 

— Что с тобой? — тревожась за состояние девушки, взволнованно спросил друг. Но Рада, игнорируя вопросы, поднялась и вышла из кухни.

Не добившись от любимой, ни вразумительных ответов, ни вообще, каких-либо словесных реакций, Алекс погрузился в состояние, глубокого душевного дискомфорта.

К вечеру Рада немного пришла в себя. То и дело, автоматически совершая действия руками, ногами и телом, принималась за какие-то домашние дела. За весь вечер, она не вымолвила ни слова.

Лишь взошло солнце, обеспокоенный Алекс направился в дом Святослава.

— Сегодня выходной… — мысленно произносил про себя Александр, — все должны быть дома. Дверь открыла Арина, проснувшись от настойчивого гулкого стука в дверь.

Увидев трагичное лицо Александра, молодая женщина насторожилась и разволновалась; сон с её лица, сняло как рукой.

Она впустила его в дом, усадила в кресло в гостиной и приготовила кофе. Пока измученный тревогой Александр пил кофе, Арина разбудила мужа и дрожащим голосом сообщила:

— Любимый просыпайся! Что-то случилось с Радой — она, почему-то, сразу подумала о ней.

 

Святослав, соскочил с постели словно ошпаренный. Споткнувшись о коврик, он босиком прыгал с лестницы вниз, через каждые две ступеньки. Через несколько мгновений, влетел в гостиную с выпученными глазами и проорал во всё горло:

— Что с ней?! Что с моей сестрой, отвечай! — глаза Святослава метали молнии, а лицо, пугало неестественной бледнотой.

Александр, вяло посмотрел на взъерошенного Святослава, медленно поставил чашку на передвижной столик и тоскливо протянул:

— Не знааааю… Со вчерашнего дня, Рада не похожа сама на себя: её словно заморозили,…заколдовали,…зачаровали. Она не слышит меня, не видит… И вообще, не реагирует на моё присутствие, как будто «Я — пустое место» в пространстве.

За весь вчерашний вечер, она не обмолвилась со мной ни единым словом. Мы не ссорились, и утром, даже смеялись, подшучивая друг над другом.

Святослав, чувствуя, как дрожат ноги, опустился в кресло напротив. Облегчённо выдохнул, пересохшим горлом воздух, схватился рукой за грудь.

— Слава Богу! С ней всё в порядке… — тихо промямлил Святослав, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, пытаясь расслабиться.

— …Не уверен, — пробубнил Алекс, — … такой, я не видел её никогда. Алекс снова взял в руку чашку, задумчиво рассматривая золотисто-коричневую жидкость, и отхлебнул из неё кофе.

Святослав, расспросил Александра во всех подробностях, чем занималась сестра весь вчерашний день, и, как она проводит досуг, пока он на работе. Алекс подробно описал планы девушки, и добавил, что вчера она вернулась со своей обычной «конной прогулки» из школы-усадьбы.

Арина, подняла глаза на мужа, многозначительно на него посмотрела. Святослав пригласил друга позавтракать с ними, и спокойно обсудить происходящее. Пока Арина накрывала на стол, Святослав успокаивал «будущего зятя», объясняя эмоциональное состояние сестры, физиологическими и эмоциональными особенностями молодых женщин.

Догадываясь об истинной причине поведения Рады, он не мог «добить» своими выводами, и без того пребывающего в депрессии, Александра. После завтрака, Святослав окончательно оправился от эмоционального стресса, и, расхаживая по уличной веранде взад-вперёд, сосредоточенно о чём-то размышлял.

Алекс вернулся домой. К его изумлению, Рады дома не наблюдалось. Усевшись на диван, он, то и дело вставал с него, прохаживался из одной комнаты в другую, потом снова возвращался к дивану.

Любимая девушка вернулась домой после обеда. Переобувшись в прихожей в мягкие тапки, занесла сумку с продуктами на кухню.

Алекс продолжал сидеть на диване в отрешенном состоянии, и больше не предпринимал попыток заговорить с любимой. Прошло немного времени, и Рада зашла в комнату. Посмотрела на совершенно «разбитого» депрессией друга, залезла с ногами на диван. Свернувшись калачиком у него под боком, положила голову на грудь Алекса и стала теребить пальцами, пуговицу на его рубашке. Руки Александра были задраны вверх и сцеплены в замок. Сам он сидел в полулежащей позе, вытянув ноги.

— Прости меня, дорогой… — тихо прошептала Рада, — …знаю, что обидела тебя и заставила волноваться.

 

— Сама не знаю, что на меня нашло…

 

Алекс опустил одну руку на спину девушки, второй стал гладить её волосы. Сглотнув от обиды слюну, запинаясь, он стал говорить:

 

— Я живой, Рада. А ты, вчера, обращалась со мной, словно я шкаф. Я чуть с ума не сошёл из-за тебя.

— Прости меня, пожалуйста, — Рада подняла голову и заглянула в его глаза.

— Ты дорог мне, так же, как мой брат и я очень тебя люблю. Рада положила ладошку на его лицо, поцеловала в щёку.

От переполнивших душу эмоций и нервных встрясок, а ещё больше, от переполнявших физическое тело мужчины сладострастных желаний, он резко развернулся к любимой всем корпусом, и, упёршись ногами в пол, повалил её на диван.

Рада, чувствовала вину из-за вчерашнего поведения, и не могла злиться на друга, позволяя ему проявлять чувственную нежность. Но ощутив, как Алекс расстегивает пуговицу на её штанах, она поспешила сделать ему предложение:

— А давай, прямо сейчас, пойдём в гости к Огневеду! Мы давно не виделись, и у них такой прелестный малыш.

— Что же ты делаешь со мной, Рада… — раздосадовано шептал Александр, продолжая учащённо дышать от нахлынувшего сладострастия. С огромным трудом, он взял под контроль свою страсть и прекратил совершать «вожделенные поползновения». Поднялся с дивана и ушёл в ванную комнату.

День ото дня, Рада всё чаще стала приходить домой с некоторым опозданием. И приготовленный ею обед, Александр разогревал самостоятельно. В душу молодого человека закралась тревога, а в голову «полезли» гадкие мыслишки. После того жуткого дня, когда Рада «была сама не своя», сейчас она возвращалась домой в хорошем настроении. Единственное, что очень беспокоило Алекса, это участившиеся посещения конного клуба в школе-усадьбе. Раньше подруга занималась там от одного до двух дней в неделю, но с некоторых пор, это стало ежедневным событием.

Как-то в гости к Алексу и Раде, зашёл Святослав. День клонился к вечеру, и не застав сестру дома, он очень огорчился. Александр, уставший от поздних визитов подруги, пожаловался на неё брату.

— А я думал, что у вас полная идиллия, и поэтому Рада совершенно позабыла про наш уговор.

Рада не навещала брата с невесткой, вот уже третью неделю подряд, и обеспокоенный Святослав, решил навестить сестру.

— Правда?! — удивлённо, посмотрев на Святослава, спросил Алекс.

— А я думал, что она, соскучившись по тебе и дому, пропадает целыми днями у тебя и Арины. И эти подозрительные, вечерние опоздания? — Алекс, уставился глазами в пол, мысленно перебирая причины резкого изменения «графика досуга» в планах Рады.

Мужчины, молча, сидели за столом. Каждый из них, пребывая в аморфном состоянии, думал о своём.

— Слушай, друг мой — спокойно сказал Святослав, — напомни мне, чем занимается Рада в свой «свободный досуг»?

— Сейчас, всё своё свободное время, она проводит в школе-усадьбе, в конном клубе.

Раньше хоть навещала Огневеда, и устраивала себе развлечения походами на экскурсии. Несколько раз, даже выезжала с группой туристов, в другие регионы. Домой она возвращается в прекрасном настроении, и мы очень много времени, проводим за разговорами и настольными играми. Алекс, оторвал взгляд от пола, подозрительно посмотрел на Святослава и настойчиво спросил:

— Что происходит?! Я чувствую, что ты знаешь причину, таких изменчивых состояний твоей сестры! Но почему-то скрываешь от меня?

Святослав похлопал разволновавшегося парня по плечу, допил кофе, и поспешно засобираться уходить. На вопросы, которые стал задавать ему Алекс, он не готов был ответить.

Рада снова вернулась поздно. Недовольный её поведением, Александр, прочитал ей за вечер пять нравоучительных лекций и пригрозил вернуть девушку домой, под опеку брата. Надувши щёки словно хомяк, пока Алекс изливал на неё «сердитые тирады», Рада слушала не пререкаясь, и молчала; время от времени поднимая на друга бессовестные, виноватые глаза.

— Дорогой… — выслушав недовольные, гневные претензии Алекса, девушка тихо промолвила, — …ты ведь знаешь меня, я бы никогда не стала тебе лгать. Мне противна сама мысль о лжи. Понимаю, тебе не нравятся мои вечерние опоздания. Да, я виновата.

Если ты перестал доверять мне из-за этого, то можешь поговорить с Агнес, Аргусом или с ещё десятком человек из школы, которых я вижу ежедневно, и они меня тоже наблюдают. Я никуда, и ни от кого не прячусь, нахожусь всё время на виду. У меня сейчас каникулы, Алекс. Пойми, я устаю всё время сидеть дома, мне хочется быть среди людей.

— Странно… Что, из-за такой примитивной причины «вечерних опозданий», ты уже третью неделю не навещаешь брата? — Алекс, смотрел на Раду в упор и наблюдал за её эмоциональными реакциями. Щёки подруги загорелись красноватым оттенком; жар, нахлынувший на лицо от стыда, невозможно было ни унять, ни скрыть от глаз Александра.

— Кстати, он заходил к нам сегодня, и мы мило побеседовали. Алекс заметил, как девушка напряглась.

— Прости меня, пожалуйста… Больше, этого не повторится, даю тебе честное слово. Рада подошла к Александру сзади. Подсунув свои руки ему под локти, обняла, прижавшись головой к его спине. С этого вечера, поздние «вечерние опоздания» Рады и преждевременная «амнезия», прекратились.

 

Продолжение следует…

 

ЗВЕЗДА ИНГЛИИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ГЛАВА 3. ЭММА

 

В свои 25, Эмма выглядела намного моложе, и ей с лёгкостью можно было приписать возраст от 18 до 22.

Родительский контроль и постоянные допросы, выводили девушку из состояния равновесия, намного сильнее, чем собственные взбалмошные поступки и их последствия. С каждым новым днём, она мечтала поскорее уехать из отчего дома, хоть куда-нибудь. А пока цели не определились, единственным убежищем от родительской опеки, был дом её сестры. Вот и сегодня, в очередной раз, поскандалив с «предками», так она называла мать и отца, Эмма собрала вещи, хлопнув дверью, выкрикнула:

— Еду к Арине! Хоть отдохну от вас, пару недель.

Погрузив чемодан в вещевой отсек дилижанса, села на мягкое сидение и улыбнувшись, предстоящим приключениям, отправилась в путь. Родители Арины, проживали в небольшом рабочем посёлке, располагавшемся в пригороде Китеж-Града; поездка занимала всего полчаса.

В доме сестры, она не была ни разу, но, посчитала возможным навестить её без предупреждения, объяснив свой приезд «зовом родственной крови», одним словом, острой необходимостью обнять сестру.

Выйдя на остановке дилижансов, она тут же, заказала экипаж, до самого дома Арины.

Дотащив кое, как чемодан до двери, постучала кулаком в дверь. Дверь открыл красавец мужчина средних лет, высокий, стройный и мускулистый; у Эммы от созерцания красавца свело живот. Мужчина удивлённо смотрел на симпатичную девушку и не успел, открыть рот, как девушка сама протянула ему руку:

 

— Эмма! Сестра Арины! — улыбалась неотразимой, белозубой улыбкой гостья и продолжала говорить, — а вы вероятно Святослав, муж Арины?

Святослав улыбнулся, и, протянув руку, взял у Эммы тяжёлый чемодан.

— Приятно познакомиться, молодая леди, проходите скорее в дом, а то на улице уже прохладно; Арина не простит мне, если я заморожу её младшую сестру.

Арина услышала разговор в прихожей и подумала, что наконец-то, после трёхнедельного отсутствия, пришла её любимица Рада. Но спустившись вниз, и остолбенев от неожиданности, она увидела свою родную сестру.

Нельзя сказать, что Арина была равнодушна к сестрёнке, вовсе нет, она её любила и баловала, но, зная характер и наклонности Эммы, у Арины «заныло под ложечкой» от неприятного предчувствия.

— Что случилось? — взволнованно спросила Арина, — ты опять поссорилась с родителями?

Святослав уже отнёс вещи Эммы в комнату для гостей, располагавшуюся на первом этаже дома. Комната была просторной и светлой, и из неё, выходила ещё одна дверь на уличную веранду; чтобы гостящие у них в доме родственники, чувствовали себя комфортно.

— Арина! Ну, как тебе не совестно, до сих пор, держать сестру в прихожей! Святослав взял Эмму за руку и повёл в гостиную.

Арина, немного заторможенная от такого «приятного» сюрприза, прошла в комнату следом и поцеловала сестрёнку в щёку.

— Прости, родная! Просто от неожиданности, я совсем растерялась. Так рада тебя видеть! Ты к нам надолго? — Арина, улыбалась и «показывала на лице» искреннюю радость от встречи.

— Погощу у вас, пока не надоест! — мило улыбаясь Святославу, ответила Эмма.

Эмма, милая…— поймав взгляд сестры, нацеленный на Святослава, — пойдём, поможешь мне с ужином, заодно поделишься новостями.

Святослав, тут же, заступился за младшую сестрёнку, уличив любимую жену в излишней строгости; попросил оставить «малышку» в покое, хотя бы до ужина. Арина, закипая внутри от нарастающего негодования, на супруга, развернулась и спешно пошла, готовить ужин.

Пока Арина готовила, из гостиной раздавался звонкий, переливистый смех Эммы, и красивый густой хохот Святослава. Сердце молодой женщины сжималось от тоски и неприятных чувств.

— Боже милостивый…— мысленно молила Арина, — помоги мне, пришли Раду, иначе я сойду с ума!

Арина накрыла стол и позвала родных ужинать. Пока Святослав развлекал шутками Эмму, Арина, пребывала в состоянии глубокой задумчивости и озадаченности. Эмма — прекрасная «актриса», но что ещё страшнее, с раннего возраста, она не пропускала мимо своего внимания, ни одного красивого мужчину; считая своей обязанностью, любыми способами «затащить» в постель очередного красавца. Статус «холостяка» или «семейного человека», для Эммы, не имел никакого значения. Потому что, её личным «хобби» — являлось — коллекционирование «интимных связей», с «прекрасными самородками» мужской половины общества. По большей части, это были знатные и очень богатые, женатые субъекты; на холостяков Эмма не заглядывалась, опасаясь заразиться «подарками». Именно, из-за похождений младшей дочери, связанных с очередными скандалами в светском обществе, вылезающими то и дело в прессе, были связаны ссоры в отчем доме. Отец несколько раз пытался выдать «непутёвую» дочь замуж, но не тут-то было… Эмма, имея столь страстную и непокорную натуру, не желала выходить замуж без любви; а женатых кавалеров, обрабатывала для накопления сексуального опыта, и, конечно же, использовала на полную катушку финансовые возможности и общественные связи своих любовников. Самое смешное было в том, что абсолютно все любовники Эммы, знали о потребительских наклонностях «МАЛЫШКИ», но отказать ей были не в состоянии. Либо потому, что «малышка» была первоклассной «гетерой в постели», либо, использовала шантаж. Возможно, совмещала оба этих варианта с профессиональным успехом.

Появление «малышки» в семейном кругу, совершенно не обрадовало Арину, и, стараясь выглядеть, как можно более естественно, женщина с тоской и надеждой, поглядывала на дверь, ожидая появления Рады.

 

***

После разговора с Алексом, и упоминания о визите брата, Рада дала себе слово, больше не делать таких «глупых оплошностей», и в тот же вечер, решила исправить положение дел. Поставив в известность Александра, она отправилась к Арине и Святославу, предчувствуя неприятный разговор с братом. Взойдя на крыльцо своего дома, она вдруг услышала заразительный хохот Святослава и звонкий смех молодой женщины; но это был не Аринин смех, его-то она хорошо знала.

Рада открыла дверь своим ключом, вошла в прихожую и стала переобуваться. Первая странность, которая бросилась ей в глаза, никто не вышел её встречать. Рада, списала этот феномен, на тихо прикрытую ею, входную дверь; таким образом, её приход не могли услышать.

Из комнаты продолжал доноситься хохот Святослава. Рада тихонько, на цыпочках, пробралась к дверям гостиной, и заглянула внутрь, прячась за плотные шторы. Святослав сидел в кресле у камина, откинувшись на спинку, широко расставив ноги. Напротив него, в кресле сидела, незнакомая молодая девушка, лет 20, с тёмно-русыми волосами, и пышной высокой грудью, маняще выглядывающей из полурасстёгнутой блузы. Наблюдать за этой картиной, Раде было неприятно. Резко отдёрнув тяжёлые шторы, она вошла в комнату. Святослав, от неожиданного появления сестры, резко сдвинул ноги, и вскочил с кресла.

— Рада, милая! Заискивающим тоном пролепетал брат! Познакомься! Это Эмма, сестра Арины. — Рада, пристально вперив свой взгляд по центру лба молодой женщины, молча, продолжала сверлить её глазами.

Послышалось слабое «потрескивание», переходящее в щелчки, похожие на треск углей в костре.

В пространстве комнаты, от нарастающего напряжения и раздающихся звуков, напоминающих треск, воздух превращался в «нечто густое и вязкое», похожее на кисель. Лицо «незнакомки» побледнело, обретя синевато-беловатый оттенок кожи. Святослав испугался не на шутку…

— Рада! Прекрати сейчас же! — заорал мужчина, с нарастающим в глазах ужасом, — ты же убьешь её сейчас!

На пронзительные, ужасающие крики мужа, в комнату ворвалась Арина. Не обращая внимания на «смертельно» испуганную сестру, она, развернула Раду к себе лицом и стала целовать её в щёки, нос.

— Наконец-то! Я так ждала тебя… Переведя дыхание, Арина, взяла девушку за руку и потянула её за собой из гостиной, на кухню.

— Что всё это значит?! Сердито спросила Рада, кивком головы, указывая на гостиную.

— Рада… дрожащим голосом, прошептала Арина, — это моя родная сестра Эмма. Пожалуйста, Радушка, не сердись на неё; она хоть и взрослая, но ещё такая «глупенькая», — Арина всхлипнула и отвернулась к окну.

— Рада, подошла к ней, и обняла за пояс. Прости, милая, меня разозлило поведение брата, никогда не видела его таким…— девушка запнулась от сердитости, — … развязным!

Успокоившись, Рада вернулась в гостиную. Святослав, сидел в кресле, закрыв глаза и подперев рукой лоб. Гостьи в комнате, и «след простыл».

Девушка прошла в комнату, плюхнулась в остывающее после «гостьи» кресло, и, улыбаясь, уставилась на брата.

Святослав открыл глаза, посмотрел, из-под руки, на улыбающуюся сестру, и сердито сказал:

— Не смешно, Рада! Совсем не смешно! — раздражённо и растерянно, буркнул мужчина, — Ты могла, не задумываясь, убить человека… как муху.

— Ну, не убила же…— ехидно и вызывающе прокомментировала Рада.

— Немедленно, пойди и извинись, перед нашей гостьей, — наставительно потребовал Святослав.

— Хорошо! — покорно согласилась с братом Рада, — но если она до сих пор, не прикрыла свои сиськи, я поджарю их, ей на ужин! — резко поднявшись с кресла, девушка шагнула в сторону выхода из гостиной… Не успела она сделать второй шаг, как, мгновенно подскочивший брат схватил её за руку, и бормоча себе под нос «словно заклинание» на распев:

— Рааааада, девочка моя, не изволь так беспокоиться о гооостье! Я саааааам перед ней извинюсь и приглашу к столу.

Святослав, что есть силы, притянул к себе сестру, и, обняв её, рассмеялся.

— Если бы твой Александр, знал, какая ты есть в своей природной первозданности, он, никогда бы не рискнул пригласить тебя для совместного проживания, — брат продолжал смеяться, вздрагивая, от нахлынувшего «истерического веселья».

Вошедшая в комнату Арина, видя такую картину, победно улыбалась. Вернулась её любимая защитница-воспитательница, и теперь, молодая женщина точно знала, в её семье всё будет хорошо.

Успокоив брата обещанием, «не выкидывать» больше подобных фокусов, и постараться найти общий язык с Эммой, Рада отправилась в комнату для гостей. Постучалась несколько раз в дверь, но та, оставалась запертой.

Рада вышла на уличную веранду. Проследовала до двери, ведущей в «гостевую», повернула ручку рычаг и вошла к Эмме. Эмма лежала на кровати и тихонько всхлипывала, уткнувшись в подушку.

Тихонько, чтобы ещё больше не напугать молодую девушку, Рада, подошла к кровати, наклонилась и погладила Эмму по голове. Девушка перестала всхлипывать, застыла, словно её парализовало.

— Эмма, прошептала Рада…— прости меня, пожалуйста. Первое, что пришло мне в голову, когда я увидела тебя, сидящей наедине с братом, что ты его любовница! Вот и разозлилась. Обещаю, что больше подобного не случится. Давай помиримся и станем подругами.

Рада присела на кровать и продолжала гладить Эмму по голове и по спине.

Эмма повернула к ней, заплаканное и припухшее от слёз лицо, спросила:

— Как ты вошла сюда? Ты что, ещё и сквозь стены проходить умеешь?

Услышав от Эммы такой вопрос, Рада звонко расхохоталась, заражая гостью позитивом. Наконец, девушка перестала бояться, и тоже заулыбалась ей в ответ. Рада протянула руку: — Мир? — улыбнувшись Эмме, спросила Рада. Девушка подала ей свою руку. Пойдём ужинать, а потом, мы с тобой посидим на веранде и поболтаем о том, о сём. Девушки вышли из комнаты и отправились на кухню, держась за руки, в знак примирения.

Арина уже накрыла стол, и поджидала всех к столу. Потом она подошла к сестре, поцеловала её в обе щеки:

— Люблю тебя, сестрёнка! Я очень рада, что ты гостишь у меня! Эмма опустила голову и покраснела, от удовольствия.

— А у меня появилась ещё одна, замечательная подруга! — весело заявила Рада, подмигнув, взглянувшей на неё Эмме.

Святослав присоединился к женскому обществу, самым последним. Заметив, что обе девушки, весело и непринуждённо болтают между собой, посмотрел на Арину и тоже заулыбался. В доме воцарился мир и покой.

С этого вечера, Эмма, ни на минуту не расставалась с Радой, и, ни при каких обстоятельствах, больше не оставалась наедине со Святославом. У Рады появилась компаньонка, и каникулы, стали протекать намного интереснее и увлекательнее.

— Хочешь, я познакомлю тебя со своими лучшими друзьями? Потом, покажу, достопримечательности нашего города.

— Конечно, хочу! — обрадовалась Эмма.

— Только давай сразу договоримся, — хитро прищурившись, делая голос, как можно мягче, чтобы не вызвать страх у подруги, — ты, охмуряешь в нашем городе, лишь тех мужчин, которые свободны и сами тебя возжелают. Просто не хочется, чтобы из-за твоей «притягательной сексуальности», в твои сети, попал мой любимый мужчина, мой брат, и мои лучшие друзья. Да и неприятно будет, если из-за твоих «любовных похождений», пострадает репутация твоей родной сестры.

Эмма, посмотрела на Раду, и торжественно пообещала; в этом городе вести себя прилично и советоваться с подругой. Кивнула на Раду.

 

***

Рада, вернулась домой к Алексу, рассказала «о счастье», свалившемся на их семейство. О новой знакомой. Заметив радостно поблёскивающие глаза любимой девушки, и так, нежданно, вернувшийся к ней озорной позитив, Алекс, успокоился и вернулся к обдумыванию очередного плана, по взятию «прекрасной цитадели». Так как Рада, вернулась в прекрасном расположении духа, он решил, попытать удачу снова.

Пока подруга переодевалась, стоя, спиной к входной двери, он вошёл в комнату; услышав шаги, она повернула голову в его сторону, и строго спросила:

— Что ты делаешь, дорогой? Разве у нас не было уговора, относительно посещений спален друг друга?

Александр, не реагируя на её вопрос, подошёл сзади, обнял, и стал страстно целовать голую спину Рады, крепко прижав её тело к своему животу. Одной рукой нежно поглаживая живот девушки, пробирался рукой к обнажённой груди. Как только его рука, коснулась соска, грудь напряглась, и Алекс ощутил, появившиеся «мурашки» на теле любимой. Рада, закрываясь от него, пижамой, спокойно стала уговаривать, не делать глупостей. Но, изголодавшийся по женскому телу, мужчина, почувствовав под рукой обнажённую грудь, совершенно позабыл про собственный инстинкт самосохранения. Рада рассердилась.

 

Спальня наполнилась «густым, плотным — ничто», раздалось звуковое потрескивание, и пощёлкивание. Всё, что успел ощутить Алекс, в последний, запомнившийся ему момент, это удар «словно электрическим разрядом» в область солнечного сплетения. Мужчина упал и потерял сознание.

Очнулся он, лёжа на полу, в комнате Рады. Под головой лежала её подушка, сверху он был прикрыт, её же одеялом.

Алекс, привстал, и тут же упал на подушку головой, издав, сдавленный крик. Острая боль в области живота, передаваясь жаром и коликами в солнечное сплетение, заставили молодого человека, принять исходное положение.

Рада вошла в комнату, присела рядом с ним на колени, глядя, на скривившееся от боли лицо Александра.

— Алекс… ты же знаешь, что бывает, когда я сильно сержусь или пугаюсь? Я не специально это делаю. Всё получается спонтанно.

— Откуда же мне знать? — кряхтя от болевого эффекта, постанывал друг, ты же никогда не проявляла своих особенных дарований!

Рада сдёрнула с него одеяло, села верхом на ноги и, убрав, руки Алекса, прижимавшие болевые места, положила на живот свои руки. Через некоторое время, он почувствовал уходящую из тела боль, а от рук Рады струящееся тепло и приятные вибрации, во всём теле.

Девушка слезла с его ног, подала мужчине руку и скомандовала:

 

— Вставай! Хватит уже прикидываться больным и обиженным! Завтра доставлю тебе на дом скорую помощь, чтобы больше не случалось с тобой, травма опасных инцидентов.

Алекс, опираясь руками в пол, опасливо принял сидячую позу. Болей в теле больше не было. Он посмотрел на Раду, немного помолчал и изумлённо вымолвил:

— Ты, Рада… Хуже электрического ската! После того, просто мышцы сводит, а от тебя глубокий обморок с болевыми последствиями. Он встал на ноги, и, пошатываясь, побрёл в свою комнату. Время было позднее, друг, залез под одеяло, и, подумав перед сном — Завтра выходной… — мгновенно уснул.

***

Утром следующего дня, Рада, дабы загладить вину перед другом, встала пораньше и приготовила завтрак.

Горячий кофе, ароматным запахом разносился по квартире, чередуясь с запахом поджаренного бекона. Алекс проснулся, почувствовал урчание в желудке. Скинул с себя одеяло, встал и, запинаясь о тапки, вприпрыжку поскакал в ванную. Совершив утреннее омовение, с полотенцем на шее, вошёл на кухню. Рада уже сидела за столом, и, отпивая из чашки зелёный ароматный чай, о чём-то думала, глядя в окно.

— Доброе утро, мой самый любимый электрический скат! — торжественно произнося фразу, Алекс, хмыкнул; сел за стол, вооружившись вилкой.

Рада, не поворачивая головы от окна, подвинула его тарелку к себе, нравоучительно произнесла:

— Ещё раз, назовёшь меня электрическим скатом, и будешь, все завтраки, обеды и ужины готовить сам!

Рада посмотрела в глаза другу, и вернула ему тарелку.

— Дорогой…— сложив руки замочком перед собой на столе, Рада, нежным взглядом смотрела на Александра, как тот расправляется со своим законным завтраком, и продолжила, — ты не против, если сегодня в моей комнате, со мной вместе, переночует Эмма. Сестра Арины. Я тебе вчера про неё рассказывала. Просто я хотела показать ей достопримечательности нашего города, и сводить в наш местный театр. А чтобы поздно не возвращаться домой, она могла бы одну ночь переночевать в моей спальне. Вместе со мной. Обещаю, мы не будем всю ночь хохотать и мешать тебе разговорами. Дверь закроем плотно, чтобы не смущать тебя.

Алекс, продолжая закладывать в рот еду, пробубнил набитым ртом:

— Я надеюсь, у твоей новоиспеченной родственницы, ну или подруги…— Алекс сделал глоток из чашки, — нет таких же подозрительных, травма опасных дарований, как у тебя? А то, знаешь ли, двойной нокаут я не переживу.

— У неё есть другой, ПОРАЗИТЕЛЬНЫЙ талант, — таинственно улыбнувшись, проговорила Рада, — и она обязательно продемонстрирует его тебе.

Алекс, прекратил жевать, уставился на Раду и сгорая от любопытства, спросил: — Какой такой талант?

Рада рассмеялась. Потрепав на голове друга волосы, прошептала:

— Терпение, друг мой милый… Всё узнаешь, в своё время.

Рада встала из-за стола, вышла в прихожую и крикнула, выходя за дверь:

— Милый, помой посуду! Собери свои вещи, разбросанные по всем комнатам! Я, вернусь к вечеру, с гостьей!

Дверь захлопнулась.

— Есть, Ваше Величество! Всё будет исполнено Ваше Величество! — передразнивая, самого себя, улыбаясь, комментировал свой ответ Раде, Александр.

***

Рада зашла за Эммой, и вместе они отправились, путешествовать по городу. Посетив, интересные места в городе, они сходили в театр, посидели в местном ресторанчике.

— Эмма…— с расстановкой и медленно начала разговор Рада, — скажи, тебе ещё интересен «романтический интимный опыт» в этом городе?

Эмма, широко заулыбавшись, обнажила красивые белые зубки.

— А что, есть подходящие претенденты? — она рассмеялась от переполнявшего её озорства.

— Понимаешь…— негромко проговаривала каждую фразу Рада, — у меня есть лучший друг, я очень его люблю и дорожу им, как родным братом. Он же, любит меня иначе, как женщину… И хочет меня, как любовницу! Но я не могу дать ему того, что он желает. Я не воспринимаю его, как мужчину любовника. Он, как часть меня самой.

— Вчера я чуть не нанесла ему «увечье», когда он попытался меня … — Рада запнулась и опустила голову.

Эмма застыла в одной позе, раскрывши рот.

 

— Так ты хочешь, чтобы я с ним сегодня «переспала»? — девушка снова озорно рассмеялась.

— Ну, ты даёшь, Рада! Тебя любит и боготворит мужчина, а ты не в состоянии уступить ему?! — Эмма от удивления, широко раскрыла глаза и присвистнула. А он красивый? — заинтересованно спросила Эмма.

 

Рада, раскрасневшись от стыда «с ног до головы», из-за своей просьбы; и не поднимая, глаз на Эмму, ответила:

— Очень! Он у меня умный, заботливый и нежный…

Ну, что же, — хитро прищурив глаза, вымолвила девушка, — веди меня к своему супермену! Посмотрим, на что способен, его младший брат!

— Эмма, прошу тебя, — умоляюще смотрела на девушку Рада, — всё надо сделать так, чтобы он не обиделся и не чувствовал себя униженным. Я не переживу, если, нанесу ему ещё одну травму. Пожалуйста, продумай, свою роль так, чтобы он оказался в безвыходной ситуации, и не смог отказаться от близости с тобой.

Но при этом, чтоб не оттолкнул меня от себя, как друга.

 

— Прости, дорогая… Я, наверное, прошу слишком много, и, чувствую себя сейчас очень гадко, — Рада снова опустила голову. Может он влюбится в тебя, после этой ночи? И тогда ты будешь счастлива с ним, а я буду просто другом, понимаешь?

На улице уже стемнело. Девушки пришли домой, и постучали в дверь. Друг открыл дверь, не сразу. Через некоторое время, Рада, снова постучала. Замок щёлкнул, и дверь отворил Александр.

— А почему, ты не открыла своими ключами? — с порога, не обращая даже внимания на гостью, спросил Алекс. Я забыла их у Святослава, дорогой, — проходя в прихожую, ответила Рада.

— Ужинать будете? — из кухни спросил Алекс.

— Спасибо, милый, мы заходили в кафе. Но чай, пожалуй, выпьем.

Девушки переоделись в комнате. Эмма, шёпотом спросила, где можно принять душ, и Рада отвела её в ванную.

Пока Алекс, разливал по чашкам чай, и наполнял розетки вареньем, Эмма плескалась в душе, подготавливая своё красивое тело, для «ночного романтического приключения».

— И где же твоя родственница? — с интересом спросил Александр, когда Рада зашла на кухню.

— Дорогой, я пустила её в душ первой, она же гостья, а потом пойду сама. Пока вы знакомитесь, за чашкой чая с вареньем, я приведу себя в порядок перед сном.

 

— Рада…— встревожено проговорил Александр, — мы так не договаривались. Не хочу я пить чай, с чужой женщиной наедине. Друг нахмурился и недовольно, со стуком, поставил чайник на стол.

Рада подошла к Александру спереди, встала к нему вплотную, и ласково посмотрела в глаза.

 

— Ну, пожалуйста, миленький. Это ведь всего на полчаса, и только сегодня. Или, ты боишься остаться наедине с красивой женщиной?! — хитро прищурив глаза «уколола» друга Рада. Она попробовала «свершить ход конём», чтобы подстегнуть его к знакомству с Эммой.

Эмма вышла из ванной, пахнущая, как майская роза, одетая в короткий, махровый халатик Рады. Протянув Алексу руку, она представилась, и, вложив в свою улыбку максимум обаяния и нежности, взглянула на Александра, из — под полуприкрытых глаз.

Алекс, смущённо, посмотрел на Эмму, и предложил присесть за стол. Пока «сладкая парочка» знакомилась, налаживая первый контакт, Рада, выскользнула из-за стола и отправилась в ванную. Эмма нежным голосом, старалась разговорить Александра, и дать ему возможность, проявить свой сексуальный потенциал. Она, как будто случайно, дотронулась своей голой ногой, до его ноги; удерживая телесный контакт, держа чашку перед собой, и внимательно наблюдала за реакциями мужчины.

Алекс напрягся от соприкосновения с голой женской ногой, и попытался отодвинуть свою ногу в сторону. Но, то место за столом, где он сейчас сидел, позволяло только прижать ногу к стене. Алекс, не стал долго думать, отодвинул стул от стола, и освободился от навязчивой ноги «родственницы».

Продолжив беседу, Эмма, даже виду не показала, что мгновение назад, что-то произошло; продолжала «веселить» Алекса смешными историями из своей жизни. К огромному удовлетворению самой Эммы, молодой человек, ей очень понравился. Это был её тип мужчины. И памятуя слова Рады, ей жутко захотелось завоевать этого «супермена» и получить в качестве мужа, влюбив в себя.

Мужчина, напряжённо, мысленно отсчитывал время, которое ему ещё оставалось провести с этой красивой активной «альфа-самкой», которая, без всякого стеснения и лишних слов, дала понять, чего хочет от него — совершенно незнакомого ей человека. Алекс, нервничал. Что-то было в этой женщине опасное, хищное, он, мысленно ругал себя за то, что позволил Раде, привести её в их дом. Наконец, Рада вышла из ванной, кутаясь в махровый халат Александра. Впервые, увидев, любимую девушку в своём халате, молодой человек просиял, как солнце, увидевшее своё отражение в лесной речке. Не отрывая глаз, от причёсывающей мокрые волосы, Рады, он продолжал улыбаться. Эмма, всем нутром почувствовала, как мужчина излучает любовь к родной, любимой женщине. Она опустила глаза в чашку, «криво» улыбнулась. Потом поблагодарила, Александра, за чай с вареньем, и, пожелав спокойной ночи, отправилась в спальню, следом за Радой.

— Рада, — шёпотом проговорила Эмма, — ничего у нас не получится с этой затеей.

— Почему? — также шёпотом, удивлённо спросила Рада.

Эмма, улыбаясь, искренне посмотрела в глаза подруге:

— Да, пойми же, наивная ты девочка…— мужчине, который любит женщину душой, не нужно тело чужой женщины; пусть оно будет хоть в миллион раз красивее и сексуальнее, тела любимой. А этот мужчина, не просто любит, он боготворит тебя. Я почувствовала это, физически, ощутив своим телом. Он, не подпустит меня к себе. Это, я знаю точно!

 

— Что же делать? — расстроилась Рада.

 

— Понятия не имею, утвердительно ответила Эмма; залезла под одеяло, давая возможность подруге, забраться к стенке.

Эмма уже сопела, повернувшись к подруге спиной. Рада пролежав с открытыми глазами половину ночи; намаявшись от переживаний и угрызений совести, наконец, заснула. Под утро, её разбудил глубокий и протяжный мужской стон, доносившийся из комнаты Алекса. Эммы в постели не наблюдалось. Рада улыбнулась, накрылась одеялом; в довершение, чтобы не слышать стоны, забралась головой под подушку.

 

***

Эмма, проснулась под утро, и, вспомнив о своём предназначении, встала с кровати, и, скинув на пол халатик Рады, на цыпочках пошла в комнату Алекса. К её счастью, дверь в его комнату была приоткрыта. Мужчина крепко спал, с широко расставленными ногами, раскинув руки по подушкам. Эмма прошла в комнату, плотно прикрыла дверь за собой.

 

***

Сделав дело, Эмма, слезла с постели и удалилась в ванную. Алекс, лежал с открытыми глазами, ощущая, как пульсирует кровь в голове. То, что произошло с ним, совершенно, не вписывалось в его мировосприятие. В другой комнате, спала любимая женщина, которую он хотел, хочет и будет хотеть всегда. Почему, чужая, малознакомая ему женщина, тайно пришла к нему под покровом ночи. Алекс, сел на кровать. В комнату вошла Эмма, и, улыбаясь, спросила:

 

— Ну, как «супермен», понравилось романтическое приключение?

 

Мужчина, посмотрел, на неё из-под нахмуренных бровей и негромко, сказал:

— Нет, не понравилось! — злобно процедил Алекс. Я хочу, чтобы вы немедленно покинули мой дом, и больше никогда не появлялись у меня на глазах. Он встал с кровати, надел домашние брюки и пошел в спальню Рады; сердце стучало от волнения и злости, кровь пульсировала в висках. Открыв дверь комнаты, подошёл к кровати. Девушка, свернувшись калачиком, мирно посапывала во сне, уткнувшись в стену лбом. Алекс присел на кровать, и обхватил голову руками. Он ждал, когда уйдёт Эмма, понимая, что ещё немного, и силой вытолкает её за шиворот.

Эмма, хмыкнув, от «беспринципной » наглости, получившего удовлетворение мужчины, собрала вещи, оделась; захлопнув за собой дверь, вышла из квартиры. Где находился дом сестры, она знала, и направилась прямиком к нему.

***

Алекс продолжал сидеть на кровати Рады, обхватив голову. В мыслях, он пребывал где-то далеко.

Друг пришёл в себя, от мурчания любимой девушки, сопровождающееся кошачьими потягиваниями.

Рада открыла глаза и увидела перед собой, сидящего друга. Его лицо, было угрюмым и жалким. Он нервно заламывал пальцы на руках, издавая при этом противный хруст.

— Ты меня не любишь, — жёстко и чётко проговорил он, — притащила эту шлюху, чтобы она меня развлекла?! Как ты посмела, Рада, манипулировать чужой жизнью! Моей жизнью…— Александр уже не говорил, истерично орал на девушку, яростно скидывая на пол её вещи. Схватив стоящий рядом стул, он запустил его в стену; стул рассыпался на части.

 

— Я жизнь посвятил тебе! Ждал тебя, не прикасаясь ни к одной женщине, за последние пять лет. А ты! Вместо благодарности и любви, подсунула мне шлюху в постель!

— Алекс! Повысила голос, Рада. Прекрати орать, давай поговорим! — раскрасневшись от стыда, а ещё больше от страха за состояние Александра, она попыталась погладить его по голове. Но он резко откинул её руку.

— Если хочешь, прошептала Рада, я сейчас же уйду, и больше никогда не вернусь. Она, молча, слезла с постели, подобрала разбросанные по полу вещи, и собралась идти переодеваться в ванную.

Мужчина резко поднялся с кровати, широкими «семимильными» шагами догнал подругу, и, подхватив на руки, понёс в свою спальню. Уложив девушку на кровать, он стащил с неё штаны, потом рубашку, и, держа её руки, стал покрывать поцелуями тело любимой женщины.

— Алекс! Пожалуйста! Не надо…— кричала Рада, задыхаясь от страха, — умоляю тебя, родненький… Алекс, целовал обнажённую грудь любимой женщины, покрывая страстными поцелуями тело. Рада всхлипывала от страха, но не предпринимала «электрических мер»; она понимала, что сделала другу больно.

 

— Никуда, я тебя не отпущу! И никому не отдам! Слышишь?! Потому, что, если ты исчезнешь из моей жизни, я просто умру.

 

— Ты, только моя девочка! Так было, так есть, и так будет всегда. Алекс, обхватил её голову руками, и накрыл рот, поцелуем…

. Алекс, продолжал, нежно целовать любимую в губы, время от времени, покрывая поцелуями лицо и шею. Как ни странно, но теперь, ей вовсе не хотелось, чтобы он прекращал это делать.

 

— Дорогой… я есть хочу, — капризно объявила Рада.

Алекс посмотрел на неё, и рассмеялся.

— Нет, Рада…Ты вовсе не скат электрический, ты настоящая электрическая акула! Прожорливая и ненасытная!

 

Он скатился с её тела, словно, скрученный в трубочку коврик, и, вышел из комнаты. Рада натянула на себя лежащее в стороне одеяло, и свернулась калачиком. Друг вернулся, держа в руках свой махровый халат, и резко сдёрнув с девушки одеяло, скомандовал:

— Быстро в душ! Умываться и завтракать!

 

Она вошла на кухню, всё ещё пребывая в его халате, туго стянутом на талии, и уселась на стул. Алекс поставил на стол тарелки, разложил приготовленную собственноручно еду. И пожелав, любимой приятного аппетита, тут же принялся завтракать. Рада, сидела на стуле, поджав к груди согнутую ногу, так, что коленка, упиралась ей в подбородок и ковыряла вилкой завтрак.

Алекс, взглянул на необычную «сидячую позу» Рады, поднял брови от удивления. Улыбнувшись, прокомментировал свои мысли:

— С некоторых пор, ты, с завидной постоянностью, поражаешь меня всё новыми и новыми качествами своей натуры, но больше всего — поступками. Интересно, и кто же, научил мою миленькую, сидеть за столом в такой позе?

— Родной, прости меня …— не поднимая на друга глаза, пробормотала Рада, — в последнее время, я и сама перестала себя узнавать. Кажется, каникулы плохо действуют на меня, и я совершенно разучилась думать.

Алекс, закончил принимать пищу, разлил по чашкам чай, и, помолчав некоторое время, ответил:

— Нет, Рада… Я слишком много натерпелся, в последнее время, из-за твоих странностей; а в особенности, из-за вчерашней выходки. Одним своим «…прости, меня родной…», ты уже не отделаешься. Теперь, чтобы загладить вину передо мной, придётся отдать долг.

— Да, миленькая… Ты мне должна!

Рада медленно оторвала взгляд от наполненной едой тарелки, подняла голову и удивлённо посмотрела на Александра.

— И что…— запинаясь, бормотала девушка, — … что же я должна сделать, чтобы вернуть тебе долг?

Алекс, хитро сощурил глаза, встретился взглядом с глазами Рады, и, продолжая удерживать зрительный контакт, чётко произнёс:

— Самую малость, девочка моя! В ближайшее время, ты должна, выйти за меня замуж!

Алекс, допил чай, убрал за собой посуду. Пока «миленькая» продолжала вилкой ковырять еду в тарелке, он оделся, и стоял в прихожей с мешками с бельём:

— Я в прачечную! Скоро вернусь! Дверь хлопнула. Девушка осталась одна, наедине со своими мыслями. Она, сама загнала себя в угол, глупой выдумкой. И если раньше, момент замужества можно было растянуть, ещё на четыре года, пока Рада продолжает учиться, теперь, на «весы» поставлены, их взаимоотношения с Александром. Порвать отношения с ним, она была не в состоянии; этот человек слишком много значил для неё. К тому же, из-за последнего инцидента, она чувствовала перед ним вину. Продолжать играть «в дружбу», по правилам Рады, Алекс больше не желал.

***

После «ночного приключения» в доме Александра, Эмма решила не задерживаться у сестры в гостях.

На следующее утро, у неё, вдруг появились срочные дела в родном посёлке. Собрав чемодан с вещами, она попросила сестру, заказать для неё экипаж. Удивлённая, скорому отъезду Эммы, Арина, выполнила её просьбу и вышла проводить до экипажа.

Расцеловала сестру в щёки, и сказала, что всегда рада видеть её и родителей, в своём доме.

— Эмма, будь умницей, — махая рукой на прощанье, наставляла сестру Арина, — передай родителям, что скоро, я навещу вас!

Экипаж тронулся. Дождавшись, когда транспорт, свернёт за поворот, Арина вернулась домой.

 

 

Продолжение следует…

 

  • Рождественское настроение / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Ворожба-1 / Щепки / Воронова Влада
  • Не время для привидений (Армант, Илинар) / Лонгмоб "Байки из склепа" / Вашутин Олег
  • Не виноватый! / Кастальские коты (Цикл стихов) / Армант, Илинар
  • Устричное / N. N. NoName
  • Доктор Кент / Холод Корин
  • Куклы не умирают / Манс Марина
  • Современное искусство, иногда оно на грани безумия / Ruby / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Морские приключения Нептуна / Арт-челленджи / Ruby
  • Поединок / Ljuc
  • №27 / Тайный Санта / Микаэла

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль