"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ" Часть 2. Извечная «проблема выбора».

0.00
 
"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ" Часть 2. Извечная «проблема выбора».
ЧАСТЬ 2. Главы 7-8-9

ГЛАВА 7. Извечная «проблема выбора».

 

 

После «феерического представления», устроенного Радой в кабинете брата, Алекс поспешил вернуть «любименькую» в родную «берлогу»; не стоило давать возможность «ненаглядной разрушительнице», снова испытывать свои таланты, пока не утихнет в её сознании «праведное негодование».

Мирно и примирительно побеседовав с братом, за обеденной трапезой, Рада и Алекс вернулись домой.

Александр, после последнего разговора со Святославом, пребывал в состоянии «постоянной» задумчивости.

С одной стороны, он, наконец-то достиг цели, которую так желал на протяжении многих лет, и путь, к телу любимой женщины, был открыт для него по всем «направлениям»; с другой стороны, узнав особенности передачи потомкам «особых дарований» Рады, Алекс, страстно желал, чтобы их унаследовали их дети. В мужчине боролись два сильнейших инстинкта: животный — инстинкт плоти и, собственно, человеческий — инстинкт разума. Если бы это была «обычная» женщина, с которой он делит кров и семейный досуг «по взаимовыгодной договорённости», принять решение, было бы намного проще, поставив в приоритет основной инстинкт и собственные «плотские желания». Но когда, дело коснулось, по-настоящему, любимой женщины, собственные эгоистические интересы, куда-то испарились. Совершенно измучившись «проблемой выбора», в преддверии надвигающегося летнего отдыха, Александр, стал избегать, так полюбившихся его любимой девочкой привычек, спать в его постели.

Рада, почувствовала «резкое охлаждение возжеланий» её персоны, со стороны друга, и не на шутку заволновалась; она никак не могла понять, что с ним происходит. Любые разговоры, которые она пыталась заводить на эту тему, приводили Александра к «раздражительным» эмоциям.

Однажды, испытав своё первое физическое наслаждение от близости с мужчиной, девушка, ни за что не хотела его забывать; познав « зов собственного тела», молодая женщина, уже не могла сопротивляться чувству сладострастия. Отныне, случайное созерцание оголённого торса своего мужчины, подталкивало её к проявлению особых нежностей, а её собственное тело, с некоторых пор, стало предательски требовать «продолжения банкета».

Прошло два дня, с момента, как они вернулись домой. Завтра, у её любимого друга, начинается «отпуск». Рада с нетерпением поджидала Александра, снова перевоплотившись в роль «идеальной жены».

Алекс, предчувствуя, « тяжёлые испытания» на выносливость духа и «телесных возлияний», стал, искать возможность оттянуть возвращение домой. Он не знал, как объяснить любимой женщине, которую страстно желает уже много лет, что, «официальный секс» придётся отложить, ещё «годика эдак» на четыре.

К тому же, увидев, на что способна «любименькая» в ярости; мужчине, даже думать не хотелось о том, что с ним может случиться, если Рада «расстроится» из-за отказа в «нежностях». Домой, Алекс вернулся поздно. Придумывая по дороге, несколько вариантов причин столь позднего возвращения, он умолял небеса только об одном: «Пусть Рада, уже крепко спит… в своей тёплой постельке».

Открыл дверь своим ключом, и, придерживая её обеими руками, чтобы не выдать своего присутствия, аккуратно закрыл её за собой. Тихонько вошёл в прихожую, переобулся и застыл на месте. Прислушиваясь к звукам в собственной квартире, он пытался определить, чем занята его «маленькая девочка». К его удивлению, никаких звуков он не слышал; в квартире наблюдался полумрак и полная тишина; лишь, из под тоненькой щёлочки под дверью спальни Рады, виднелась полоска света. Крадучись на цыпочках, мужчина пробрался в свою спальню, плотно закрыл за собой дверь и облегчённо выдохнул воздух из лёгких. Постель в его спальне, была услужливо разобрана, возле кровати «горел» включенный торшер. Правда, одеяло, как то странно сморщилось с другой стороны постели; но обращать пристальное внимание, на «странно сморщенное одеяло», не было времени, нужно было срочно принять душ и залечь спать. Пока его не услышала миленькая.

Спешно переодевшись, сбросив кое-как свои вещи на стул, Алекс, на цыпочках, подошёл к спальне «любименькой», тихонько открыл дверь. Извернувшись, как воздушный акробат, он заглянул одним глазом, в тоненький дверной проём; «проанализировал место дислокации» любимой. Его ненаглядненькая, как всегда, спала в своей излюбленной позе, свернувшись калачиком и накрывшись одеялом с головой. На постели, чётко вырисовывался силуэт её тела. Удовлетворённо вздохнув, Алекс спокойно отправился принимать вечерний душ, улыбаясь «сам себе» довольной улыбкой. «Надо, ночник у миленькой выключить, на обратном пути» — подумал он.

Гордо и победоносно, выйдя из ванной, Алекс прошествовал в спальню девушки, выключил ночник. Плотно прикрыв за собой дверь, он отправился в «мужской будуар»; в предвкушении долгожданного, спокойного сна.

Расслабленный вечерним душем, в полусонном состоянии, Алекс, выключил, стоящий возле кровати торшер и, залезая, в постель, стал натягивать на себя «странно сморщенное одеяло».

Наконец, он уютно улёгся, закрыл глаза, и начал было проваливаться в сновидение, как вдруг, почувствовал у себя за спиной «подозрительное шевеление». Полусонное сознание Александра, ещё не успело «информационно обработать» шевеления за спиной; но компьютерный мозг, в одно мгновение, вспомнив все «мыслимые-немыслимые» инстинкты самосохранения, отдал телу чёткую команду — «чрезвычайное положение»! Тело, тут же напряглось, сжалось, и словно пружина автоматически выскочило из-под одеяла на пол.

Пока Алекс совершал истинно «аэрокосмический» полёт в пространстве, у него под одеялом, уже слышался звонкий хохочущий голос Рады. Напуганный и рассерженный Александр, наступил в темноте на ножку торшера… Едва успел удержать его от падения на пол.

— Один: один! Скомандовала Рада, вылезая из-под одеяла.

Алекс, стоял в полумраке и приходил в сознание от испытанного шока. Когда с его тела, наконец-то, сошёл «чрезвычайный столбняк», он нащупал рукой выключатель торшера, включил свет. Укоризненно глядя на выглядывающую из-под одеяла, развеселившуюся, «ехидную мордашку» Рады, он с места запрыгнул на кровать. Сдёрнув одеяло, с маленького «вредоносного джинна», Алекс стал щекотать и кусать «его» за бока. Заразительный хохот девушки, в один момент, вывел его из состояния сердитости. Для него всегда оставался загадкой феномен, почему, он не может долго сердиться на это «наивреднейшее», но самое родное для него существо.

Через некоторое время, «сладкая парочка» устала. Оценив сложившуюся ситуацию, Алекс экстренно соображал: «И так… Спровадить миленькую в «её собственную» постель, уже не получится. Надо, что-то придумывать, для скорейшего её усыпления». Продолжая изредка покусывать Раду за бок, друг дождался момента, когда она, «уворачиваясь от укусов», повернулась к нему спиной; мгновенно сориентировавшись, крепко прижался торсом к её спине, подсунул руку под локоть. Для наилучшей подстраховки свершённого «пленения», мужчина перекинул свою ногу через её бедро. Лишив, таким образом, «вредоносного джинна» свободы движений, поцеловал любимую в ухо и прошептал:

— Если ты сейчас же не угомонишься и будешь продолжать мешать мне, спать, я тебя накажу! Отправлю в твою комнату, и больше не пущу в свою постель.

 

К удивлению Алекса, его слова «волшебным» образом возымели на «джинна» воздействие. Через несколько минут, Рада перевернулась на живот, подсунула руки под подушку, и мирно засопела. Алекс снял с неё свою ногу, и обнял рукой «любименького джинна». Касаясь губами головы девушки, мужчина улыбнулся, нежно поцеловал её в затылок; закрыв глаза, он тут же погрузился в сон.

***

Утро, первого «летнего отпускного» дня, выдалось на редкость весёлым и радостным, потому что ночь прошла без экстренных происшествий.

Поэтому, пока «любименькая» продолжала сонно сопеть на его подушке (на протяжении ночного сна, своей подушки ей оказалось маловато), Алекс, принял утренний душ и отправился готовить завтрак. Это и было, на его взгляд, прекрасным поощрением, за хорошее «ночное» поведение. В хорошее поведение, он вложил смысл — «послушания любимой» и «не провоцирования» его самого, на ненужные действия. Всё, что произошло до этого, друг посчитал «детской шалостью» любимой девочки. В сравнении со всем остальным, с шалостями своей ненаглядной, психологически, он «почти смирился» и более-менее, научился справляться.

 

— Рада, просыпайся! — из кухни доносился командный голос Александра.

Девушка засунула голову под подушку, нахлобучила на себя одеяло, так, что на кровати образовался настоящий «холм».

 

Алекс заглянул в спальню, в надежде увидеть ненаглядную, заправляющую постель. Не тут-то было… Он, молча, постоял в позе «сахарницы» (уперевшись обеими руками в бока) над «холмом из одеяла», запрокинул голову назад и, глядя в потолок, медленно проговорил:

— Хорошо… Я не буду тебе мешать досматривать утренние сны. Через несколько минут, к нам в гости зайдёт Святослав; он предупредил меня вчера о визите. Мы вместе с ним, съедим наш завтрак и отправимся делать ремонт в его кабинете.

Раду, мгновенно сдуло из-под «одеяльного холма», словно её укусил за ногу крот. Запутавшись одной ногой в пододеяльнике, второй ногой запнувшись об подушку, она, чуть было не сбила Алекса с ног, выпрыгнув с кровати. Алекс, посмотрел на «измученную джинном» постель и решил провести урок «воспитания и прилежания». Не давая себе расслабиться от любви к ненаглядной, он демонстративно пошёл на кухню разливать кофе, оставив, Раде её обязанности в уборке обоих кроватей.

Рада носилась по квартире, точно электрометла. Зная, что сейчас нагрянет в гости старший брат, ей очень не хотелось, чтобы он застал такой хаос в их «берлоге». Иначе… Это могло бы стать для Святослава, отличным поводом, для «колкостей» в её адрес; доставлять брату удовольствие, лишний раз поиздеваться над её «маленькими слабостями», она не собиралась.

 

Александр, ожидая любимую, мило улыбался, удовлетворённый новым способом дистанционного воздействия на «джинна».

Наконец, девушка пришла к накрытому столу, в полной «готовности встретить дорогого гостя». Друг поставил перед ней тарелку с вкусно пахнущей едой, и чашку, с её любимым земляничным чаем; пожелав «приятного аппетита», принялся за свой завтрак.

Ровно через полчаса к ним зашёл Святослав. Обсудив план действий на день, мужчины отправились намечать этапы восстановительных работ в кабинете Святослава. Рада, вовсе не чувствовала за собой никакой вины, из-за случайно разрушившегося помещения, в их доме. Но все же, она последовала за Александром, чтобы не расстраивать брата «безразличием» к его шикарному кабинету.

 

***

Пока мужчины производили первичные ремонтные работы в «полуразрушенной гробнице Тутанхамона», Рада и Арина, делились друг с другом новостями, сидя в садовой беседке. Арина пила чай с вареньем, а Рада, усевшись напротив, делала набросок для её портрета. Девушке очень хотелось самой нарисовать портрет, любимой невестки. За милой беседой и творческим процессом, женщины не заметили, как дверь уличных ворот отворилась, во двор зашёл молодой симпатичный мужчина. Он услышал мелодичный смех молодой женщины, доносившийся из беседки, и прошёл по дорожке в сад. Арина сидела лицом к дому, и сразу заметила приближающегося гостя.

Его появление, сильно взволновало молодую женщину и она, тревожно посмотрела на Раду.

— Рада, миленькая, — засуетилась Арина, — я сейчас вернусь. Женщина вскочила с деревянной скамьи беседки и поспешно выбежала навстречу молодому человеку. Рада продолжала рисовать, даже не повернув головы в сторону скрывшейся Арины.

Арина, подбежала к гостю, подхватила его под руку и поспешно стала уводить подальше от беседки.

 

— Здравствуй, дорогой! Давно ты не радовал нас своим присутствием! Пойдём, я провожу тебя к Святославу. Они поднялись на крыльцо веранды, и через парадную дверь вошли в холл. В доме раздавался стук и грохот.

Дверь в кабинет Святослава была полуоткрыта и гость в сопровождении Арины, вошёл внутрь.

— Оооооой, «какие люююююди» к нам пожаловали! — радостно глядя, на вошедшего в кабинет Владимира, на распев протянул Святослав. Вытерев руки о тряпку, он подошёл и крепко пожал руку дорогому другу.

— Ты не говорил, что хочешь переделать свой кабинет, — удивлённо вымолвил Владимир, — по-моему, он у тебя и так был очень шикарным с виду?

— Да вот… Подумал и решил, обновить немного внешний вид «шикарности», чтобы вид стал ещё шикарнее, — на ходу, придумывая причины «проведения ремонтных работ», улыбаясь пояснил Святослав.

— Да ну? Небольшим обновлением, тут даже «не пахнет», — гость рассмеялся, — судя по огромным выбоинам в стенах, потолке и окнах… Похоже, ты задумал сломать здесь стены. Собираешься расширять кабинет? — не унимался Владимир, ощупывая рукой «оголённую кирпичную кладку» в стене.

Святослав, беспомощно посмотрел на Арину, стоящую у входа. Арина, глядя на мужа, развела в стороны руки и широко раскрыла глаза; ответив языком жестов: «А что я — то, могу сделать?!».

Тем временем, Александр закрепил в окне новые рамы, слез с подоконника на пол, и внимательно стал разглядывать «пришельца». На вид, мужчина довольно симпатичный. Судя по диалогу между ним и Святославом, он давний знакомый или даже друг, этого удивительного семейства. Но, какая-то внутренняя струна души Алекса, сильно натянулась и неприятно напряглась. Он и сам не мог понять, чем ему так не понравился молодой человек, которого он совершенно не знает.

Арина, поспешила оставить мужчин наедине и вернулась в садовую беседку. Она опасалась, что Рада, может не дождаться её и последовать за ней в дом.

— Познакомься! Это Александр, мой друг, а по совместительству, будущий зять! — Святослав жестом руки, показал на Алекса.

— Вот это новость! — глаза у Владимира округлились, от ещё большего удивления. Я ещё могу понять, что Александр — друг, но, объясни мне на милость, откуда появился статус «зять»?

В процессе произносимой речи, Владимир подошёл к молодому человеку, протянул ему руку и представился:

— Владимир! Давний друг семьи, — широко улыбнулся, обнажив жемчужный ряд красивых, белых зубов, и крепко пожал руку Александра.

Пришло время для «округлённых глаз» у Алекса. С «немым вопросом» в удивлённом взгляде, он уставился на Святослава и молча, ожидал разъяснений.

Святослав помедлил немного, понизил тембр голоса и пробормотал себе под нос:

— Ах, да… Я не успел познакомить тебя со своей родной сестрой. Ты уже уехал из Китеж-Града, когда она впервые посетила нашу школу-усадьбу. Святослав растерянно озирался по сторонам, не зная, чем занять Владимира. Ему нужно было придумать причину, побыстрее спровадить друга, чтобы избежать столь «несвоевременного» знакомства с Радой.

— Алекс, а давай закончим наши «ремонтные работы» на сегодня! — Святослав старательно произносил фразы, как можно веселее, — наверняка у вас с Радой были планы развлечься, в честь наступившего отпуска?!

Александр, от столь неожиданной просьбы Святослава, поперхнулся и закашлялся. Памятуя о том, что оставаться наедине с любимой, сейчас совершенно некстати, ремонт в кабинете её брата — был самым спасительным вариантом времяпрепровождения.

— Пыль! Это всё она… в горло «пролезла»! — откашлявшись, пояснил Алекс. И тут же добавил: — Ну, что ты, мы с Радой решили посвятить сегодняшний день, вечер и ночь, только тебе! Даже решили остаться у вас ночевать! — радуясь, так вовремя пришедшей в голову «спасительной мысли», Алекс, улыбаясь, продолжал собирать в мешок, мусор.

От такого ответа Александра, Святослав пребывал в состоянии «шока». Мужчина почувствовал, как от безысходности, начинают «сдавать» нервишки.

— А я вот подумал, — проговорил Владимир, — что вы с Ариной соскучились по мне, и решил зайти в гости. Хорошо, что живём друг от друга, по-соседству, — сбросив на стул лёгкую ветровку, он добавил: — Раз лучший друг затеял ремонт, мой «дружеский долг» во всём ему помогать! Пойду, попрошу у твоей жены, какую-нибудь домашнюю одежду, что не жалко испортить!.

Святослав, споткнувшись о валяющийся на полу кирпич, в два прыжка добрался до выхода из кабинета, перегородив Владимиру дорогу.

— Не изволь так беспокоиться… Я сейчас, сам всё найду и принесу! — Святослав, вышел и быстро отправился в кладовую, где обычно складировались ненужные вещи.

Владимир медленно повернулся к Александру и в недоумении спросил:

— А, что это с ним? Я его никогда таким не видел. У вас в семье, всё в порядке?

Вид у Александра, был до глубины души «озадаченный» и «непонимающий», что вообще происходит в этом доме. Странное поведение Святослава, не могло ускользнуть от его внимания, так же, как и от внимания гостя. Алекс, молча, развёл в стороны руки и пожал плечами.

Пока мужчины выясняли обстоятельства «странного поведения» хозяина дома, Арина нервничала, сидя в беседке; ей давно пора готовить ужин. Но оставить сейчас без присмотра Раду, было страшнее, чем оставить без ужина Святослава и Александра.

Рада, продолжала рисовать портрет Арины. Но после её возвращения из дома, заметила, что лицо невестки, приобрело «искривлённые черты»; что совершенно не ложилось в художественный образ, который девушка успела зарисовать до её ухода из беседки. Рада подняла глаза от рисунка, внимательно посмотрела на Арину. Молодая женщина хмурилась и сосредоточенно смотрела на дверь, ведущую в холл. Рада обернулась и тоже посмотрела на дверь. Не заметив ничего подозрительного, девушка спросила:

— Дорогая, и что произошло, за то время пока ты пребывала в доме? Вы поссорились со Святославом? К удивлению Рады, её вопрос, был бесцеремонно проигнорирован. Арина, впала в состояние «столбняка», продолжая внимательно следить за дверью. Девушка пристально смотрела на молодую женщину, явно пребывающую, где-то за пределами беседки. Судя, по «без эмоциональным реакциям» на задаваемые вопросы, Арины рядом с ней сейчас не было.

Пока Святослав, нервозно ворошил корзины со старыми вещами, отыскивая для друга подходящую, рабочую «униформу»; Владимир решил поближе познакомиться с Александром. В отличие от «первого впечатления у самого Александра», молодой человек, сразу внушил гостю внешнее доверие и симпатию. Что с ним случалось крайне редко. И потому, почувствовав внутренний душевный комфорт от общения с Алексом, «давний друг семьи» решил «углубить знакомство», взяв инициативу в свои руки.

— Я, и не знал, что у Святослава есть родная сестра, — помогая, Александру закрепить вторую раму, комментировал свои мысли Владимир, — хотя, мы знакомы с ним тринадцать с половиной лет, он никогда не упоминал о ней. Алекс, искоса посмотрел на «пришельца», и, молча, продолжил вкручивать в раму болт; давая себе возможность «изучать собеседника» под прикрытием внешней занятости.

— Не знаешь почему? — Владимир посмотрел на молодого человека в упор, ожидая от него комментариев.

Александр почувствовал себя неуютно, под пристальным взглядом этого «давнего друга семьи» и машинально «брякнул» первое, что пришло в голову.

— Понятия не имею — небрежно вымолвил Алекс, — я тоже узнал о том, что у моей любимой девушки есть родной брат, лишь пять лет назад. Алекс, нарочно вставил фразу «у моей любимой девушки», чётко расставив приоритеты, во взаимоотношениях с «потенциальным конкурентом».

Любопытно… — пробормотал себе под нос «гость», находясь в состоянии «сосредоточенной» задумчивости.

— И как же вы познакомились со Святославом? — не унимался Владимир.

— Рада, устроила мне и моему другу, весёлый экскурс в школу-усадьбу Китеж-Града, — вспомнив свой первый визит в Усадьбу, Алекс улыбнулся, — тогда-то мы и познакомились с её братом.

Тем временем, в кабинет вернулся Святослав, с висящей на руке одеждой для Владимира.

— Держи, — Святослав протянул другу «рабочую униформу», — хочешь, пройди в гостевую и переоденься, чтобы не испачкать твой «парадный гардеробчик».

Святослав «мучительно осознавал» реальность. Несколько минут назад он безрадостно понял, что, тот «критический момент», когда встреча Владимира и Рады оказалась неизбежной, всё же наступил. Теперь нужно было, что-то придумывать и прояснять, не только Владимиру, но и Александру…

С большей тревогой, он ожидал объяснений, именно, со своим будущим зятем; Святослав, не мог предвидеть реакцию сестры, на присутствие в их доме «объекта, её первой детской любви».

***

Не выдержав более, утомительного разглядывания молчаливой Арины «впавшей в столбняк», Рада потормошила женщину за руку. Арина вздрогнула.

— Может нам с тобой, уже пора идти готовить ужин для наших любимых мужчин? — глядя на невестку, отчётливо спросила Рада. От её вопроса, Арина, тут же пришла в «адекватное сознание» и задабривающее пролепетала:

— Не волнуйся, милая! Продолжай рисовать, а я пойду, займусь ужином, — Арина, положила свои ладошки девушке на плечи; настойчиво придавила её к скамье, не позволяя подняться. Такого «манёвра» от любимой невестки, Рада никак не ожидала. Сколько она себя помнила, Арина, никогда не отказывалась от помощи в приготовлении «трапез»; совместное приготовление пищи для семейных застолий, доставляли ей огромное удовольствие.

Арина удалялась из беседки, довольно быстрым шагом. Изумлённая девушка провожала её взглядом до тех пор, пока та не скрылась в холле. Странное поведение молодой женщины, заставило Раду приподнять плечики и скорчить самой себе «непонимающую рожицу». Посидев так несколько минут, она собрала принадлежности для рисования в ажурную сумку, и, перекинув её через плечо, направилась следом за невесткой в дом.

В кабинете брата, слышался стук и скрежет, передвигаемой мебели. Рада положила сумку с принадлежностями на стол в гостиной, и уже собралась было мельком заглянуть в кабинет к мужчинам, как её взгляд зацепился за открытую дверь в гостевой комнате. Девушка подошла к двери, взялась за ручку, с намерением прикрыть её (чтобы в комнату не попадала пыль, летящая из кабинета). Машинально окинув взглядом помещение, увидела стоящего к ней спиной, полураздетого мужчину. Рада сразу поняла, что в комнате находится «чужой», потому что фигуру Алекса и брата, она могла узнать даже с закрытыми глазами. Несмотря на прекрасное физическое телосложение любимых мужчин, они были на полголовы ниже незнакомца, уже в плечах, и «помельче в объёмах» мускулатуры. Незнакомец, даже со спины, разительно отличался от родных ей мужчин, завораживая своим идеальным телосложением. Не в состоянии оторвать взгляд от красивого мужского тела, Рада почувствовала, как краснеет; уши и щёки, загорелись жаром. Девушка, отдёрнула ладонь от ручки двери, будто она была раскалена от огня. Еще мгновение, и мужчина обернулся, почувствовав на себе, чей-то пристальный взгляд. Рада едва успела сделать шаг в сторону, чтобы оказаться вне поля зрения незнакомца. Сердце колотилось так, что чудилось, будто этот стук услышал гость. Преодолев оцепенение силой воли, она заставила себя удалиться от гостевой комнаты в считанные секунды. Перепрыгивая через три ступеньки, стремительно влетела по лестнице на второй этаж, не чувствуя собственных ног.

Закрыв за собой дверь спальни, девушка, пыталась отдышаться и успокоиться. В груди чувствовалось жжение от сдавливающего интенсивного дыхания; сердце учащённо билось от напряжения. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, она, наконец, привела в порядок дыхание; только пульс, по каким-то непонятным причинам, отказывался приходить в норму.

Успокоившись, Рада вышла из комнаты. Спускаясь по лестнице, немного пригнулась и посмотрела в сторону гостевой. Дверь была закрыта. Торопливо спустившись, она, тихонько подошла к приоткрытой двери кабинета и заглянула, внутрь. Никто не попал в поле её зрения. За дверью слышались голоса Святослава и Алекса… И вдруг, от неожиданно узнанного «чужого голоса», тело Рады прошиб озноб.

— Так, объясни мне, мой любезный друг… Почему за столько лет нашей с тобой дружбы, ты никогда не упоминал о своей родной сестре?

Рада узнала бы этот голос, среди миллиона голосов. Она узнала бы его даже спящая. За те короткие моменты, когда издалека наблюдала за ним, она улавливала каждую «звуковую нотку» в этом, необычно-бархатном голосе. От нежданно нахлынувшей, «чувственной» волны восторга и всеобъемлющей радости, организм Рады, устроил настоящую «инквизиторскую пытку». Низ живота свело от тянущего спазма, тело, то и дело, пронизывал ток. Если бы она находилась в кромешной тьме, наблюдающие, смогли бы увидеть рассыпающиеся во все стороны искры.

Святослав, выдержал некоторую паузу, тихо произнёс.

— В те времена, я не знал где она. Даже не был уверен, жива ли, моя девочка. И мне больно было даже думать, не то, что рассказывать, о ней. Мужчина посмотрел на Владимира, потом на Александра, и, не добавляя к сказанному ни слова, продолжил заделывать выбоины в стене. Алекс и Владимир, переглянулись. Им хотелось знать больше. Но, Святослав, продолжал сохранять молчание.

Рада тихонько, чтобы её не услышали мужчины, отошла от двери кабинета, и поспешно последовала на кухню к Арине. Невестка, торопилась с ужином, и жутко нервничала.

— Не, переживай, — тихонько проговорила Рада, — вдвоём мы быстро справимся с задачей накормить троих голодных и уставших «трудяг». Женщина, посмотрела на Раду, улыбнулась; поняла, что девушка уже в курсе, кто был третьим «трудягой». Пока любимица готовила салат, Арина, тайно поглядывала на неё. Девушка, молча, резала овощи; но, на её лице сияла таинственно-счастливая улыбка. На душе у Арины, было неспокойно.

— Скажи, Радушка…— чтобы не спугнуть с её лица улыбку, тихонько спросила Арина, — а ты его помнишь?

Рада подняла глаза, и Арина увидела в них счастливый блеск. Тот самый, который возникает в глазах любой женщины, когда душу наполняет любовь к мужчине.

— А я, никогда его и не забывала. Также тихо ответила Рада. Арина помолчала немного, и продолжила:

— А как же Алекс? Он любит тебя больше жизни. Даже представить страшно, что с ним может случиться, если вы расстанетесь. Улыбка исчезла с лица Рады. Она прекратила резать овощи. Чувствуя, что Арина смотрит на неё, подняла глаза снова.

— Я не смогу причинить боль родному человеку, и бросить его, тоже не смогу. И не допущу, чтобы Алекс страдал из-за меня. Он слишком дорог мне. Видимо, судьба у меня такая, дарить счастье тому, кто любит меня всей своей душой.

— А разве, ты, не любишь Александра, всей душой?! — с напряжением в голосе, снова поинтересовалась невестка.

— Люблю! — улыбнувшись, какой-то грустной улыбкой, промолвила девушка.

— Всей душой, люблю! — глядя в глаза Арине, уже громче сказала Рада. Я люблю его, также сильно, как люблю Святослава и очень боюсь потерять. Алекс, он часть меня самой. Но это иная любовь.

— Как же, ты жить будешь, девочка моя? Если любишь одного мужчину, а замуж, выйдешь за другого? — лицо Арины стало напряжённым, брови нахмурились. Девушка снова стала резать овощи, но уже больше не улыбалась.

— Так и буду жить…, — спокойно вымолвила Рада, — дарить счастье одному родному человеку, и тайно любить другого родного человека.

Душа у Арины, почему-то вдруг заплакала внутри; к горлу подступил ком, на глаза навернулись слёзы.

Музыкальное сопровождение

 

— Разве это жизнь? — голос Арины сорвался, по щеке покатилась слезинка. На Раду она смотреть не могла, боялась расплакаться. Физически ощутив и прочувствовав, какая «ноша» легла на плечи юной девушки, Арина прекратила задавать и вопросы тоже

— Дорогая моя, это жизнь…. — тихо промолвила Рада, — …и она всегда ставит человека перед выбором: жить ради собственного счастья, либо жить, делая счастливым другого человека. Нельзя жить, ничем не жертвуя.

Наконец, вечерняя трапеза была приготовлена, женщины накрыли стол. Арина вышла, чтобы позвать мужчин к столу. Рада, прошла на веранду, чтобы хоть немного успокоить разбередившую душу боль.

Принявши душ после «ремонтных работ», «трудяги» уселись за стол. Чувствуя, что нет сил, находиться рядом с человеком, которого она давно любит, Рада решила не спускаться к столу. Она ушла в свою комнату и закрыла дверь на ключ. Арина разложила ужин по тарелкам, налила чай. Извинившись перед Владимиром и Александром, она попросила Святослава похозяйничать сегодня без неё, сославшись на головную боль. Святослав поцеловал жену, и, успокоив её своим «хозяйственным гостеприимством», позволил удалиться к себе в комнату.

— Ариша, милая…— окликнул жену Святослав, — а почему Рада не спустилась к столу?

Не найдя подходящих объяснений, Арина выпалила первое, что взбрело в голову.

— Прости, дорогой, забыла тебе сказать. У Рады появились какие-то срочные дела, и она ушла ненадолго. Скоро должна вернуться.

От такого «интересного поворота» событий, Александр перестал жевать и пристально посмотрел вслед уходящей женщине. Потом перевёл взгляд на Святослава, желая получить «ответ» на волнующий его вопрос. Однако друг продолжал поглощать ужин, и даже не взглянул на будущего зятя. Игнорируя, «немой вопрос» Алекса — «что происходит?», Святослав стал рассказывать Владимиру смешную историю, случившуюся с ним в одной из поездок по обмену опытом. Постепенно, Владимир стал задавать другу вопросы, на интересующие обоих мужчин общие темы, и диалог плавно перетёк в занимательную дискуссию. Святослав с облегчением вздохнул, от разряженной нервной обстановки, чего нельзя было сказать об Александре. Уставившись в свою тарелку, Алекс о чём-то напряжённо думал. Потом отложил в сторону столовые приборы, поднялся со стула.

— Алекс, а ты куда собрался? Ты же ничего не поел, — Святослав успел схватить друга за запястье и почувствовал напряжение в его руке, — не переживай так, Рада скоро вернётся. Александр, глядя ему в глаза, аккуратно снял руку Святослава со своего запястья, и негромко сказал:

— Сейчас вернусь. Вышел из-за стола, отправился на второй этаж. Мужчина попытался открыть дверь в спальню Рады. Заперта.

Александр, постучал в дверь спальни Святослава, Арина тут же её открыла.

— Что происходит? — взволнованно спросил Алекс. Где Рада? Мы договорились, что она больше не будет внезапно исчезать. Он хотел добавить ещё, что-то… Но тут, дверь в спальню подруги отворилась и она предстала собственной персоной. Прикрыв указательным пальцем свои пухленькие губки, жестом подозвала Александра.

— Рааааада. Укоризненно сетовал Алекс, послушно понизив громкость голоса. Ну, что ты вытворяешь, девочка моя? Ты же знаешь, как я нервничаю, когда ты внезапно пропадаешь куда-то. Рада впустила его в комнату, закрыла за собой дверь.

— Ну, прости, родной… Просто, я неуютно чувствую себя в компании с малознакомыми людьми. Решила не обременять ужин своими «странностями». Пожалуйста, возвращайся к столу, чтобы не обидеть гостя и Святослава. Я покушаю чуть позже, вместе с Аришей.

Рада поцеловала Алекса в щёку, и этим, сразу же вернула мужчину в состояние равновесия. От наступившего в душе внутреннего комфорта, Алекс прижал к себе «ненаглядненькую»; руками обхватив её тело «в кольцо».

— Не волнуйся, раз я обещала тебе больше не исчезать, значит, так и будет. Иди, милый, кушай спокойно.

К столу Александр вернулся, в отличном расположении духа, на лице «сияла» довольная улыбка. Взглянув на друга, Святослав мысленно отметил: «Ага… Раз у Александра, прекрасное настроение, значит Рада находится в «поле его досягаемости».

Арина, через некоторое время, спустилась к мужчинам, предложила к чаю сладости.

— Завтра приду пораньше, чтобы помочь завершить «ремонтные работы», — Владимир улыбнулся, — а то, вы вдвоём, растянете это дело на всё лето. Святослав, хотел было отговорить друга от «помощи», но, решил что он прав. После ужина, Святослав предложил супруге прогуляться, по ночному городу, заодно, проводить друга на соседнюю улицу. Арина согласилась. Как только гость покинул дом, Алекс поднялся к Раде и позвал её кушать. Миленькая, с аппетитом «уплетала» ужин, друг не отрывал от неё «влюблённый взгляд».

— Знаешь, девочка моя, — задумчиво проговорил Александр, — я только сейчас понял, что «ЛЮБОВЬ», это настоящая болезнь. Хроническая и смертельно опасная.

Рада продолжала жевать, удивлённо приподняв одну бровь. Алекс, подперев подбородок руками, сцепленными в замок, внимательно смотрел на неё, улыбался.

— Почему ты считаешь, что любовь, это смертельно опасная болезнь? — с любопытством поинтересовалась Рада.

— Потому, что, когда любимый человек исчезает из твоей жизни, она — жизнь, теряет для тебя, всякий смысл.

 

***

Арина и Святослав, гуляя по ночному городу, проводили Владимира до его дома.

— Выслушай меня, родной…— попросила Святослава жена, когда они возвращались домой. Ты уверен, что, защищая Раду от «её собственной любви», мы поступаем правильно? Я видела сегодня её счастливые глаза, когда она узнала в нашем госте, Владимира. Она светилась от счастья. Думаешь, она будет счастлива с Александром, если любит его, так же, как любит тебя — родного брата? Представляешь, в какой непростой ситуации оказалась наша девочка?

Арина смотрела на нахмурившегося Святослава; лицо мужа стало серьёзным, строгим. После длительной паузы, Святослав заговорил, замедлив шаг.

— Ариша… В поступках, в эмоциях, в глазах Александра, я вижу искреннюю любовь к своей сестре. И поверь, если понадобится отдать за неё свою жизнь, он сделает это не раздумывая. Рада для него, как воздух, без которого невозможно жить.

— Что касается Владимира… Он, никогда не будет любить нашу девочку, так же сильно, как Алекс. Скажу тебе больше, я вообще не уверен, что он способен «любить» по-настоящему. Да, он — мужчина-красавец, баловень судьбы и любимец женщин. Но он живёт, исключительно ради своих интересов, удовольствий и удовлетворения собственных амбиций. Рада, влюбилась в «его внешний образ», когда была ребёнком и хранит этот образ в своей памяти до сих пор. Она не знает Владимира: ни его внутреннего мира, и даже внешнего. А я… Я провёл с ним рядом, тринадцать с половиной лет.

Но и это не самое страшное.

 

— Больше всего, я опасаюсь, что Рада может совершить непоправимую ошибку; доверит свою душу человеку, который, безрассудно разобьёт её сердце. Ты представляешь, что может случиться с моей девочкой? Она подарит этому человеку любовь, а он, легко и просто её предаст? Мне даже думать страшно об этом. Рада может получить глубокую душевную травму, и из этого состояния, её никто не сможет вывести. Ни я, ни ты…и даже Алекс не поможет.

 

— Я слишком сильно люблю свою сестру, и желаю ей только добра и счастья. И если бы у меня была, хоть мизерная уверенность в том, что Владимир будет дорожить любовью Рады, я, спокойно предоставил бы моей девочке свободу, сделать выбор в его пользу.

Арина молча, обдумывала всё, что сказал ей супруг и не нашла в его доводах, ни одного «слабого звена».

— Что же нам делать, дорогой? У меня так болит душа за Раду. Арина обняла мужа за пояс и прижалась к его боку.

 

— Попробуй объяснить Раде всё то, что я сейчас тебе говорил. Ты женщина, и к тебе она больше прислушивается. Покажи ей, «оборотную сторону медали». Только прошу, ни в коем случае, не ссылайся на наш разговор, и вообще, не упоминай меня. Если разбудишь в Раде «дух противоречия», а он у неё часто проявляется от любого моего «совета или наставления», ты уже не сможешь, достучаться до её разума.

— Хорошо, родной. Я всё поняла, и попытаюсь достучаться до светлого разума, нашей девочки.

 

Когда Арина и Святослав вернулись домой, на кухне царил полный порядок: посуда перемыта, стол убран. Со второго этажа дома, доносился звонкий, заразительный смех Рады. Арина посмотрела на мужа, тихонько рассмеялась и поцеловала Святослава.

— Ты, самый мудрый и самый могущественный МУЖ на свете!!!

 

***

Утром, Арина встала пораньше, приготовила семейный завтрак, а заодно и обед для «трудяг». Посоветовавшись перед сном с мужем, она решила увести Раду из дома, на какое-нибудь увеселительное мероприятие; пока мужчины доделают ремонт в кабинете. Святослав полностью одобрил предложение жены, и заверил, что с обеденной сервировкой стола, вполне справятся сами.

Закончив приготовление « утренней трапезы», Арина поднялась в спальню Рады, чтобы разбудить её. Войдя в комнату, застала умилительно нежную картину. На кровати, склонивши голову на подушку подруги, мирно спал Алекс; у него на груди, покоилась голова спящей Рады. Арина тихонько прошла к кровати со стороны «любимицы», и чтобы не напугать девушку, легонько погладила её по волосам. Рада вздохнула, медленно открыла глаза.

 

— Радушка, просыпайся, — прошептала Арина, — у нас с тобой, важное мероприятие сегодня. Вставай, милая, мне нужна твоя помощь.

 

Рада осторожно подняла голову с груди Алекса, чтобы не разбудить его. Вылезла из под одеяла. Арина подала ей халат, прошептав:

— Давай спустимся вниз, там поговорим. Пусть наши мужчины, ещё немного поспят. Девушка накинула халат на пижаму, тихонько вышла из комнаты, следуя за невесткой.

 

— Что «стряслось» у нас сегодня? — сонно зевая, спросила Рада.

 

— Ничего не случилось, — Арина хитро прищурила глаза и улыбнулась обаятельной улыбкой, — просто, мне нужна твоя помощь в выборе вечернего платья!

 

— Ааааа… Вон оно что? И мы, с утра, отправляемся разыскивать для тебя новое вечернее платье? — отпивая из чашечки, приготовленный Ариной кофе с ванилью, уточнила Рада.

— Именно! Побыстрее доедай свои бутерброды, и быстренько одевайся! Скоро подъедет экипаж.

Ровно через полчаса, к дому подъехал заказанный экипаж, и две молодые женщины отправились на поиски «вечернего наряда». Через несколько минут после отъезда дам, пожаловал Владимир, а через час, в доме возобновились ремонтные работы.

Все оставшиеся дни, пока в кабинете Святослава наводился порядок, Арина ответственно исполняла «семейный долг» — увозила Раду, на ежедневные мероприятия. Святослав оставался хозяйничать дома, вполне довольный, таким нежданно-благополучным разрешением «критической ситуации». Всего за неделю с «хвостиком», кабинет Святослава был приведён в тот же шикарный вид, который он имел, до момента бурного выражения Радой, «праведного негодования».

 

ЗВЕЗДА ИНГЛИИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

 

ГЛАВА 8. Испытание «огнём».

 

 

Вот и пролетели незаметно, две недели отпуска. После успешно восстановленного кабинета в доме Святослава, Александр стал задумываться, чем порадовать любимую. Каникулы у Рады длились вот уже месяц, а она, так нигде и не побывала.

— Девочка моя… Хочешь, давай махнём с тобой в путешествие по огромным просторам нашей страны! Возьмём с собой Огневеда, если конечно, его отпустит супруга, — Алекс хитро прищурился, наблюдая за реакцией Рады.

— У меня есть замечательные друзья. Я познакомился с ними, когда проводил очередной подбор преподавательского состава, в одном из филиалов Раведы; они совершают такие путешествия ежегодно. Рассказывали много интересных историй. Можно предложить нашим родным, поехать с нами? Думаю, Святослав и Арина, с радостью согласятся составить нам компанию.

Рада, услышав такое заманчивое предложение, спрыгнула с дивана и с разбега повисла на шее у друга.

Алекс обхватил девушку за талию, звонко поцеловал её в нос:

— Я рад, что тебе понравилась моя идея. А ещё больше рад, твоему прекрасному расположению духа!

Вечером «сладкая парочка» порадовала своим присутствием Святослава и Арину. Услышав идею о путешествии, Арина светилась от радости словно «солнечный зайчик». Все восприняли предложение Александра восторженно, и только Святослав, почему-то, впал в глубокую задумчивость.

— И как далеко, мы собираемся? — помолчав некоторое время, поинтересовался Святослав.

— Давайте подумаем, обсудим варианты, — ответил Алекс, — а когда наметим маршрут, я свяжусь со своими знакомыми, уточню нюансы. Они путешествуют каждый год, и обязательно дадут необходимые рекомендации.

— Хорошо. Если вдруг, мы соберёмся путешествовать, даже если не очень далеко, нам придётся взять с собой ещё несколько человек. Основными сопровождающими, при любом раскладе, будут Аргус, Агнесс и Владимир, второстепенными — трое из преподавательского состава Раведы. Никакие возражения, а также вопросы: «Зачем? Почему? А нужно-ли?» — не принимаются к обсуждению. — Святослав поднялся из-за стола, вышел на веранду. Следом за ним последовала Арина.

— Дорогой, я не ослышалась? Ты сказал, что с нами пойдёт Владимир? — Арина озадаченно смотрела на мужа.

— Да. И, пожалуйста, не спрашивай меня, почему я так решил. Но, за пределами Китеж-Града, я хочу видеть в своей команде, помимо перечисленных мной людей, именно его. Несмотря на то, что идею замечательного путешествия предложил Александр, Святослав тут же взял на себя роль неформального лидера, по умолчанию.

— А как же, все мои усилия, держать от него на расстоянии нашу девочку? — обиженно пролепетала Арина.

— Милая… Их встреча, всё равно когда-нибудь состоится, не зависимо от наших с тобой желаний; хотим мы того или нет.

Так пусть это событие, произойдёт на моих глазах и в пределах поля моего зрения. Чтобы я мог контролировать поведение Рады, в сравнительно свободной обстановке.

Арина взяла мужа под руку и потянула за собой, приглашая вернуться к родным.

— И так! Родные мои… — потирая ладони одна об другую, Святослав обратился к Алексу и Раде, — у меня возникла прекрасная идея! А давайте, прямо сейчас, наведаемся в гости к нашему общему другу и соседу! Обсудим замечательную идею Александра, и пригласим Владимира к нам на ужин! Холостяк, он и есть холостяк, — рассмеялся Святослав, — когда ему ещё посчастливится обзавестись собственной супругой, чтобы наслаждаться домашними «трапезами».

Рада смутилась, от такого неожиданного предложения брата и решительно отказалась идти в гости к соседу.

— Девочка моя, — наставительно проговорил Святослав, — будь так любезна, преодолеть свою «природную застенчивость» и выбрать, где тебе будет удобнее познакомиться с моим давним другом Владимиром.

— Вариантов, два!

Святослав посмотрел на сестру и задорно рассмеялся, над «упорным сопротивлением» Рады.

— Первый — сейчас, в гостях у Владимира; второй — дома, за ужином. Отсидеться в своей комнате, как в прошлый раз, тебе уж больше не удастся… При любых раскладах ситуации знакомства, тебе придётся это сделать! Потому что Владимир будет участвовать в нашем путешествии.

Наклонив голову и скорчив «недовольную мордашку», Рада исподлобья смотрела на Святослава, сверкающими от негодования глазами. Опасаясь повторения инцидента с кабинетом и нового возобновления ремонтных работ, Алекс, встал между Радой и Святославом, объявив решение за обоих:

— Знакомиться с другом семьи, идём сейчас! И никаких больше вариантов! Потом подошёл к Раде, наклонился к её уху и прошептал:

— Миленькая сама пойдёт или мне понести её на ручках?

Возмущённая таким бесцеремонным с ней обращением, Рада, встала со стула и, не дожидаясь «превентивных мер» со стороны Алекса, направилась в холл к выходу.

Святослав, продолжая смеяться, поднял кверху большой палец правой руки и подмигнул Александру в знак победного одобрения.

Погода прекрасная! Тёплый юго-восточный ветер, разогнал летний зной и, обдувая путников, ласково щекотал их тела, проникая сквозь тонкие материи одежды. Святослав и Арина следовали впереди, держались за руки и непринуждённо беседовали; искоса бросали любопытные взгляды на «парочку» следующую за ними.

Алекс, чувствуя «негодующий настрой» Рады, обнял её за талию и почти вплотную прижал к себе. Девушка была рассержена на брата; и в особенности, на любимого друга, который, с некоторых пор (и непонятным для неё образом), возымел над ней «страшную, магическую силу» воздействия.

Свернув на соседнюю улицу, они достигли дома «друга семьи» меньше чем через минуту. Святослав открыл кованную резную калитку, пропустил вперёд родных ему людей. Увидев дом, необычной архитектурной формы, любопытство Рады мгновенно побороло всю её сердитость и негодование. Широко раскрыв глаза от восторга, девушка тут же сошла с дорожки, ведущей к крыльцу, и стала рассматривать удивительный дом снаружи. Заметив изумлённое восхищение в её глазах, Святослав широко заулыбался. Хитро подмигнув Алексу и Арине, он жестом указал на сестру...

— Ну, вот… Можно быть спокойным! — кивнув головой в сторону Рады, проговорил Святослав, — … теперь она отсюда не уйдёт до тех пор, пока не исследует всю наружность дома и придомовую территорию.

Ждать хозяина не пришлось. Заметив гостей из окна веранды, он поспешил к ним навстречу. Открыл парадную дверь и с радостным возгласом, гостеприимно раскинул в стороны руки, нараспев произнёс:

— Вот так раааааадость! А я уж начал было скучать в одиночестве! Чего же вы стоите на пороге? Проходите в дом. Простите за запах краски, решил немного освежить внешний и внутренний вид домовладения. Святослав и Арина, прошли через широкий холл дома в гостиную, разместились на мягком диване. Алекс, продолжал стоять на веранде, дожидаясь возвращения «ненаглядненькой».

— Алекс, почему не проходишь в гостиную? — спросил Владимир, похлопав парня по плечу.

— Сейчас приду, — Алекс дружелюбно улыбнулся, — дождусь только ещё одного «радостного» гостя.

Пока молодые люди, обменивались словесными репликами, из-за угла дома появилась девушка. Оба мужчины, тут же прервали диалог, перевели взгляды на ещё одного «радостного гостя» и застыли, молча созерцая «картину маслом».

Девушка, не обращая внимания на хозяина дома, впрочем, как и на своего любимого друга, несла на руках огромное, взъерошенное, рыжее «НЕЧТО». Прижимая «рыжее нечто» к груди и ласково касаясь щекой рыжей морды, она разговаривала с ним, как с «самым дорогим и любимым дядюшкой»: успокаивала, наставительно разъясняла правила безопасности, похождений вне территории дома.

Огромных размеров «рыжее нечто», с трудом умещалось на руках молодой особы. Обняв лапами её шею, оно производило «мурчание» такой громкости, что его можно было услышать даже в доме. Больше всего мужчин поразил внешний вид «радостной гостьи».

Блузка, брюки, волосы девушки, то там, то сям, были покрыты сухими листьями и травой. Нос, лоб и щеки перепачканы не то землёй, не то глиной. На руках красовались ярко-красные царапины, с выступающими капельками крови. Одна из штанин брюк, разорвана сбоку почти до колена, на ноге виднелась ссадина, напоминающая обширный ожог.

Алекс изумлённо раскрыл рот и, запинаясь, спросил:

— Рааааааааааааада?! Ты… Почему…? Что за страшный вид у тебя? Где ты нашла это чудовище?

Пока Алекс допытывался у подруги о причинах её странного, внешнего вида; восхищённый Владимир, с интересом изучал «гостью».

Не обращая никакого внимания на укоризненные сетования Александра, девушка, двигалась прямо на стоящих у входа мужчин. Обоим мужчинам, поневоле, пришлось резко расступиться в разные стороны, чтобы гостья вместе с «обожаемым дядюшкой» не врезалась в них, со всего размаха. Ласково поглаживая и успокаивая, испытавшего стресс «лохматого дядюшку», внесла его в дом.

Рада поднялась по ступенькам в холл. Заметив, расположившихся в гостиной брата с невесткой, прямиком направилась к ним.

Следом за подругой, с восседающим на её руках «лохматым чудищем», шагал недоумевающий Александр.

Увидев, вошедшую в гостиную сестру, Святослав медленно поднялся с дивана. Вероятно от шока, который произвёл на него её внешний вид, у мужчины «застопорились», не только звуковые эмоции.

Арина предприняла попытку привстать следом за мужем, но тут же «осела» в исходное положение. Минута молчания затягивалась. Дорогие родственники испытывали сейчас, небольшой эмоциональный стресс. Молча, смотрели, как перепачканная с ног до головы, чумазая, с ободранными руками и ногой Рада, прижимает к себе «рыжее чудовище» и целует в морду.

Некоторое время спустя, в гостиную вошёл хозяин дома. В руках у него была резная, берестяная коробка, по виду напоминающая старинную шкатулку больших размеров. Оценив реакцию, пребывающих в «ступоре» друзей, он бесцеремонно подошёл к креслу, в которое плюхнулась Рада вместе с «дядюшкой»; уселся на пол, прямо возле ног гостьи, поставил рядом.

— Алекс, — Владимир обратился к молодому мужчине, — тебе придётся мне помочь. Садись рядом и держи ногу моей «замечательной» гостьи. Мужчина, вытащил из коробки бинты и йод.

— Сейчас будет щипать, возможно, даже болеть немного, — предупредил Владимир, поднял глаза на девушку, обнимающую толстого рыжего кота, и не смог сдержать улыбку от умилительной сцены.

Наконец, рана на ноге обработана и перевязана, оставшиеся ссадины и царапины тоже. Владимир принёс мокрое полотенце, и аккуратно стал вытирать с лица Рады грязь, пока Алекс, вытаскивал из её волос сухие листья, траву и немыслимые веточки. Огромный рыжий кот, блаженно разлёгся на коленях девушки, сжимал и разжимал когтистые подушечки на лапах, мурчал от удовольствия.

Пока мужчины, лечили гостью, Святослав снова сел на диван и, улыбаясь самому себе, тихонько съехидничал: «Ну, вот… знакомство состоялось».

Оттирая полотенцем, лоб, нос и щёки Рады, Владимир никак не мог «убрать» со своего лица, так некстати проявившуюся улыбку.

— Вашего кота зовут Платон? — подняв глаза на хозяина, спросила гостья.

— Платон… — подтвердил он. А как ты узнала его имя? — Владимир, внимательно посмотрел на девушку. — Соседей у нас поблизости нет, дом расположен в самом конце улицы, за пределами домовладения только лес.

— Он сам сказал, — Рада хитро сощурила глаза. Животные, прекрасно умеют говорить «телепатически», так же как и растения, птицы, рыбы, насекомые. Разве вы не знали об этом?

— Не знал… — Владимир, смущённо опустил глаза на «дядюшку». Может, расскажешь, что за история приключилась с тобой и твоим новым другом, мужчина кивком показал на кота.

— Рада, — перебил Александр, — хочешь сказать, что ты понимаешь его мысли? — Алекс, наклонился и посмотрел в глаза любименькой.

— Ну да…— удерживая зрительный контакт, подтвердила Рада.

— Что, и мои мысли тоже можешь читать?! — глаза Александра расширились.

— Конечно! Человеческие мысли, считывать намного проще, чем мысли животных.

Александр выпрямился. Поражённый, столь простодушным, искренним признанием Рады, он уставился на Владимира, потом изумлённо посмотрел на Святослава. Наблюдая за происходящими событиями со стороны, Святослав более не мог сдерживать эмоции. Закрыв лицо обеими руками, понимал, что контролировать себя он больше не в силах. Вышел на крыльцо и рассмеялся.

Тем временем, Рада рассказала, что случилось во время исследования придомовой территории. Как оказалось, на земельном участке, где располагается дом, когда-то был погреб. В настоящее время, он оказался заброшенным и полностью зарос сверху густой травой. Наблюдая за внешней архитектурой дома, Рада встала ногами на прогнившую от времени дверь-крышку. Крышка проломилась под её ногами, и любопытная исследовательница провалилась в яму, цепляясь и обдирая руки, ноги о старую трухлявую лестницу. В темноте, она кое-как нащупала ступеньки, поднялась на ноги. Собралась было выбраться наружу, как вдруг услышала «жалобный мявк». На ощупь, переставляя одну ногу за другой, она подзывала того, кто издавал жалобные звуки. «Мявк» повторился. Наткнувшись на земляную стену, путешественница опустилась на корточки и нащупала в темноте, что-то большое и пушистое; погладила съёжившийся комок, уговаривая его вернуться вместе с ней на поверхность. Подсунув под «комок» руки, осторожно подняла и взяла на руки. Ориентируясь на полоску света, подошла к лестнице. С трудом поднимая тяжёлый «меховой ком», девушка опасалась, что трухлявая лестница вот-вот рухнет. К счастью спасительницы, этого не произошло. Она благополучно выбралась наружу, неся на руках спасённое сокровище.

— Алекс, пойдем, посмотрим на этот злополучный погреб… — попросил Владимир, — хочу завтра убрать это травма опасное сооружение. Мужчины вышли на улицу, Святослав последовал за ними.

— Так давайте уберём его сейчас, — тут же предложил Святослав, — пока ещё кто-нибудь не провалился в эту старую яму.

— Пойду, схожу за «рабочей униформой» для нас и засыплем это «безобразие». Святослав отправился домой за старой одеждой, и вернулся довольно быстро; пока оба молодых, снимали с ямы трухлявые доски. Яма оказалась не очень обширной, глубиной в два средних человеческих роста. Скорее всего, это был один из секторов, когда-то существовавшего погреба. Погреб завалили землёй, а оставшийся сектор, остался незамеченным. Вытащили из ямы трухлявую лестницу, убедились, что она не имеет продолжений. За час работы, молодые мужчины заполнили яму землёй и утрамбовали сверху.

Когда трудяги вернулись, в дом, они застали ещё более «удивительную сцену».

Коврик, расстеленный в холле, был аккуратно свёрнут в трубочку. В дверях гостиной стояла Арина и загадочно улыбалась.

В конце холла, с карандашом в руках, стояла Рада, старательно зарисовывая в блокноте (обнаруженном на письменном столе в гостиной) рисунок, выложенный на полу холла, плиточной «мозаикой».

Арина, приложила к губам указательный палец, и жестом руки позвала мужчин проследовать за ней в гостиную.

— Рада, попросила не мешать ей, зарисовывать нечто «волшебное», — тихонько смеясь, пояснила Арина, — сказала, что расскажет нам за ужином, кое-что интересное об этом доме.

— Володя, а в вашем доме, ещё есть подобные рисунки? — улыбаясь, спросила, появившаяся в дверях девушка.

— Есть. Хочешь зарисовать их? — радостно ответил «друг семьи», с готовностью, сделать что-нибудь приятное, для своей «удивительной» гостьи. Можешь начать с рисунков на втором этаже. Если твои «боевые раны» не доставляют беспокойства. Только Владимир собрался проводить девушку на второй этаж, как рядом, появился Алекс. От осознания, столь молниеносной реакции молодого человека, Владимир заулыбался, и пригласил Александра и Раду, проследовать за ним.

Пока девушка зарисовывала в блокноте рисунки, Владимир, не сводил с неё глаз; периодически отводя глаза то в одну сторону, то в другую, чтобы не привлекать к себе внимание Александра, пристальным разглядыванием его любимой девушки. Платон, как самый преданный друг, ходил за своей спасительницей из комнаты в комнату, ни на шаг, не выпуская её из виду. Мысленно, Владимир, позавидовал своему коту. В отличие от его хозяина, этот «наглый рыжий ком», мог наслаждаться тесным контактом с «полюбившейся гостьей»; свободно игнорируя, как ревнивого Алекса, так и вообще кого-либо.

Девушка, довольно быстро зарисовала все, имеющиеся в доме Владимира «волшебные» рисунки, поблагодарила его за возможность «исполнения» такого странного желания. Потом смущённо опустив глаза, поблагодарила и за оказанную скорую помощь её «боевым ранениям». Молодые люди вернулись в гостиную.

— И так, — задорно подытожил Святослав, — все готовы к ритуалу семейной вечерней трапезы? Тогда, прошу не задерживаться и немедленно отправиться к «нашему огоньку». А дружной мужской команде, предлагаю посетить баню!

Святослав, Арина и Алекс, направились из гостиной во двор, поджидая, когда Владимир закроет входную дверь.

Рада, уже вышла за ограду и ожидала своих спутников. Вдруг, её словно ударило током, она влетела во двор, на ходу выкрикнув, чтобы Владимир не закрывал дверь. Зашла в дом и мысленно позвала кота. Через мгновенье, она вышла на веранду, с «дядюшкой» на руках.

Посмотрев на хозяина умилительно «просящим взглядом», спросила:

— А можно, и Платона пригласить к нам на ужин?

Владимир рассмеялся, утвердительно кивнув головой.

— Нельзя отказывать Платону, посетить дом своей спасительницы! Это было бы сверх безнравственно! — улыбаясь, прокомментировал своё одобрение мужчина. Присутствующие, рассмеялись, столь неординарной «детской выходке» девушки.

Через несколько минут дружная команда, прибыла в дом Святослава. Пока мужчины растапливали баню, молодые женщины готовили вечернюю трапезу и накрывали стол. Платон по-хозяйски обследовал дом. Пользуясь законным правом «спасённого члена семьи», он тут же, установил своё «титульное владение» — усердно пометив территорию.

Вернувшись из бани, трудяги расположились за широким семейным столом, готовые к приёму вечерней трапезы, которая удалась на славу.

После «приключений» в доме Владимира, девушка чувствовала себя вполне свободно. Увлёкшись «таинственными рисунками», она, неосознанно перевела своё эмоциональное состояние из сферы «романтической влюблённости», в исследовательское русло. Это помогло ей, прекрасно справиться с робостью, от близкого присутствия человека, к которому она была неравнодушна.

— Послушай, друг мой, — обратился к Владимиру Святослав, — оставайся у нас ночевать! Сыграем в нарды или шахматы. Смотри, какая у нас собралась команда! У Алекса отпуск, спешить некуда. Обсудим детали, предстоящего путешествия.

— Кстати, у тебя, есть, неотложные дела, завтра? — Святослав внимательно посмотрел на друга.

— Нет. Неотложных дел завтра нет. Ты же сам видел, чем я занимаюсь в свой летний отпуск? — Владимир, улыбнулся.

Святослав, перевёл взгляд на Александра и с настроем на весёлое вечернее мероприятие, в кругу любимых людей, спросил:

— Алекс… Ты ведь не станешь огорчать лучшего друга? Вы с Радой, тоже остаётесь у нас ночевать, — лицо Святослава, по-детски светилось, выражением мальчишеских радостным эмоций!

Семейный вечер, обещал быть весёлым и радостным от приятного общения, и игровых мероприятий.

Воспользовавшись моментом, когда Святослав отвлекал внимание Александра, вопросами, Владимир украдкой посматривал на Раду, мило беседующую с Ариной. С того момента, когда он впервые увидел эту чумазую, перепачканную с ног до головы девушку с «боевыми ранами»; победно несущую спасённого рыжего кота, «баловень судьбы и любимец женщин», потерял покой.

Время от времени, тайком бросая восхищённые взгляды, он вспоминал, каждую «обожаемую» им чёрточку, когда вытирал мокрым полотенцем чумазое личико. Чем-то, очень крепко, зацепила его эта «маленькая женщина». И от осознания, её принадлежности другому мужчине, у Владимира щемило сердце. Пытаясь скрыть глубокий интерес к сестре, своего лучшего друга, он, всё же не смог остаться незамеченным, для прозорливых глаз Арины. С некоторых пор, возложив на себя «миссию по защите своей любимицы» от «заядлого ловеласа», Арина держала Владимира под неусыпным контролем. А скрывать «тайное наблюдение за объектом», у неё получалось намного лучше и качественнее, чем у «друга семьи». Подняв, в очередной раз глаза на Раду, Владимир понял, что его «засекла» пытливая жена Святослава. И чтобы, как-то оправдать и завуалировать свой интерес к девушке, он, напомнил Раде о её обещании.

— Помнится, что героическая спасительница Платона, обещала поведать нечто интересное о моём доме? — Владимир, мельком, скользнул взглядом по пухленьким губкам Рады, и тут же перевёл взгляд на Арину. Девушка, охотно подхватила подброшенную «другом детства» тему, достала из кармана домашней кофты, блокнот.

— Володя, Вы собираетесь избавиться от этих рисунков? — спросила Рада, стараясь не смотреть Владимиру в глаза, сейчас, ей никак нельзя впадать «в смущение», чтобы не выдать истинных чувств к «объекту обожания». Однако, ускользнуть от магнетически притягивающего взгляда, с детства нравившегося ей мужчины, было сложно. Подняв глаза на «друга семьи», она мгновенно попалась в «ловушку» зрительного контакта с его глазами. Прочувствовав на себе, нечто необыкновенное от влюблённого взгляда, она ощутила, предательски приливающий жар к ушам и щекам.

На вопрос, заданный Радой, Владимир пожал плечами.

— В общем-то, да. Я хотел полностью перестелить пол в доме, демонтировав «мозаику с рисунками».

— Но, ведь пол можно застелить «ковровым покрытием», и для этого не обязательно разрушать такую красоту? — девушка подняла глаза на Владимира, и тут, же опустила их в блокнот. Немного помолчав, Рада уверенно проговорила:

— Тогда, наберитесь терпения и выслушайте до конца то, что я сейчас расскажу. Возможно, это, повлияет на Ваше решение избавиться от рисунков; лишив, тем самым, ваш дом удивительной волшебной силы. Сначала, кое-что проясню, относительно древнего символа под названием— «мандала», чтобы легче понималось значение рисунков в вашем доме.

— Вы когда-нибудь слышали о «космическом языке» — ключах к информационному полю Планеты? — Рада, озвучивала свои мысли, перелистывая листочки блокнота.

— Самыми древними ключами к планетарным и космическим энергиям, являются РУНЫ. Но руны, не всем и не каждому открывают свой потенциал и знания. А вот «мандала», доступна всем. Эта своеобразная, геометрическая фигура — ключ к космическим энергиям, позволяющий людям, использовать их для улучшения здоровья, благосостояния и даже, для обретения семейного счастья и гармонии души.

Слово «мандала», обозначает название геометрического рисунка, и это, не простой рисунок, каких множество на свете. Рисунок «мандала» представляет собой геометрическую матрицу. Если буквально переводить слово «мандала», на образы, то оно обозначает — «круг» или «окружность». На самом деле так и есть: мандала — это квадрат, вписанный в окружность или окружность, вписанная в квадрат, украшенные внутри множеством декоративных фигур, а так же узоров.

Каждый рисунок, расположенный в мандале — фигуры, орнаменты, расположены симметрично друг другу.

На Востоке этот рисунок является СВЯТЫНЕЙ. Более того, чтобы нарисовать мандалу, необходимо соблюдать определенный ритуал; много веков, мандалы, рисуют только «посвящённые» — монахи; и видят они в изображении не просто рисунок, а настоящий объект поклонения, который таинственной красотой и глубиной символизирует Вселенную и Космос.

Человек, которому такая культура и традиция чужды, не может понять, зачем нужна мандала и не в состоянии прочувствовать, аккумулируемую в ней, космическую энергию. Рисунок «мандала» позволяет раскрыть человеческое подсознание, а сакральная мандала способна наладить гармонию человека с природой. Конечно, чтобы достичь такого результата, необходимо развивать и познавать свой внутренний мир, свою душу и дух; жить познаниями, собственного внутреннего мира, быть духовным человеком. Каждый рисунок мандалы, накапливает в себе во время создания, позитивную человеческую энергетику. Именно поэтому, многие святые Храмы на востоке, украшены мандалами. Некоторые называют мандалу «застывшая молитва», так как она способна выражать внутренний мир человека на момент рисования.

К тому моменту, как Рада закончила посвящать Владимира, в понятие и значение «таинственных рисунков» в его доме, родня, открывши от удивления глаза и затаив дыхание, слушала девушку.

— Рада, — оживился Александр, — я, что-то не припоминаю, чтобы мастер Меземир, рассказывал нам про подобные «космические ключи». Девушка ласково взглянула на любимого друга, и, отвесив Алексу «безобидный» щелчок по лбу, продолжила:

— А нам никто и не рассказывал про них в Раведе. Я сама узнала об этих ключах из древних книг, потому что частенько посещала библиотеку, нашей удивительной школы. Семейство, снова развеселилось, наблюдая за проявлением нежностей сладкой парочкой.

Отужинав, в уютной семейной атмосфере, мужчины отправились в блистающий «шикарностью» кабинет Святослава, где их уже поджидали «нарды» и шахматы.

Молодые женщины, остались на кухне, чтобы навести порядок после трапезы.

— Так не честно! — протестовал Александр, — ты «жульничаешь» друг мой! В очередной раз, проиграв Святославу партию в «нарды», Алекс сердился и громко возмущался. Владимир, наблюдал за игрой друзей и улыбался, прикрыв лицо ладонью; чтобы веселящимся видом, не выдать давнюю тайну, которой бессовестно пользовался Святослав, играя в нарды со всеми игроками-напарниками.

«Ангельскому» терпению Алекса пришёл конец. Он, разобиделся, вышел из кабинета, хлопнув дверью.

Александр пришёл на кухню, налил из графина холодную воду и залпом выпил. Потом налил ещё один стакан и тоже выпил. Рада сидела за столом рядом с невесткой. Заметив на раскрасневшемся лице друга обиженное выражение, поняла, что Святослав снова бессовестно «жульничает», играя в нарды. Когда Рада была маленькой, братья частенько развлекались по вечерам, настольными играми, и Святослав всегда проигрывал, и старшему брату Александру, и отцу. Он, так же, как Алекс злился и обижался, Рада пожалела брата и решила ему помочь. Зная, как её любит отец, девчушка пришла к нему в кабинет и попросила научить её играть в нарды, так, чтобы всегда выигрывать. Отец, не мог отказать своему сокровищу. Основные правила, девочка прекрасно знала, потому что частенько наблюдала за игрой старших братьев. Тогда, отец показал ей хитрый приём, который можно применять в игре, не опасаясь быть замеченным в «жульничестве». Имея феноменальную, долговременную память, Рада тут же скопировала всю информацию в свой мозг.

Однако, помогая брату, Рада взяла с него честное слово: «Она раскрывает ему маленький секрет отца, а Святослав, никогда не применяет этот приём в игре с батюшкой». На том и порешили. С тех пор, Святослав проигрывал в нарды только одному единственному человеку, своему родному отцу.

Сейчас, видя, как страдает обиженный друг, девушка поняла: «Наступил долгожданный и знаменательный момент в её жизни!».

Дело в том, что отец, обучив хитрому приёму свою маленькую дочь, прекрасно понимал, для кого она старается. Раскрывая секрет — «ВСЕГДА ВЫИГРЫВАТЬ», он открыл девочке ещё один маленький секрет, «как нейтрализовать» зарвавшегося, бессовестного жулика. Однако, отец взял с дочери честное слово, что о втором приёме, она никогда, никому, и ни при каких обстоятельствах не расскажет.

Имея в своём запасе «убойный» арсенал, по восстановлению справедливости, Рада подошла к грустному Александру и попросила его, ещё раз сыграть с братом в нарды, в её присутствии. Расстроенный Алекс, даже слушать её не хотел, но девушка настояла.

Алекс вернулся в кабинет, уселся напротив Святослава и предложил ему сыграть в нарды, ещё одну партию. Святослав, ехидно поиздевавшись над ним, посоветовал ему быть более осмотрительным в выборе партнёра по игре. Но видя, что парень настроен решительно и серьёзно, Святослав решил «проучить» будущего зятя, отставив его в очередной раз в «дураках».

Очередная партия, стала для Александра, настоящим испытанием эмоционального равновесия. Молодой человек, видел, что все его усилия снова сводятся к «одурачиванию» его самого. Владимир, наблюдал за игрой, но уже не веселился, как прежде; ему искренне стало жаль парня. Превосходство Святослава, было явно не его заслугой. В кабинет вошла Арина, села в пустующее кресло. Следом, вошла Рада. Она прошла к креслу, в котором сидел любимый друг, отодвинула его локоть и присела на подлокотник. Оценив расклад «стратегии и тактики» на доске, наклонилась к уху Алекса и что-то быстро прошептала. Владимир и Арина, переглянулись, потом внимательно уставились на игроков.

Святослав, чувствовал приближение долгожданной победы, нагловато посмеивался. Партия подходила к концу, и согласно его тактике, у партнёра по игре, оставалось в запасе всего два — последних хода.

Делая предпоследние ходы, Святослав вновь «исполнил» свой излюбленный приём, ожидая, что Алекс снова попадётся в ловушку. Рада встала с подлокотника, улыбнулась очаровательной улыбкой любимому брату, и вышла из кабинета.

То, что произошло в следующее мгновение, повергло Святослава в шок. Вопреки всем ожидаемым комбинациям игры, Алекс, непонятно каким образом, вдруг делает совершенно не запланированный «в тактике Победителя» ход. Вместо, победного «игрового финала», Святослав оказался вновь втянутым «в боевое сопротивление», но, стратегия игры, странным образом изменилась далеко не в сторону Святослава! «Колесо фортуны», нагло и предательски, развернулось в пользу Александра. Каждый раз, когда Святослав, применял свою излюбленную тактику «победного финала», Алекс, снова делал на доске «непонятный пируэт», и выходил в лидеры. Напряжение от игры, накалилось до предела. Теперь уже Святослав, раскрасневшись от злости и негодования, обессилено пытался закончить игру. Не тут-то было…

Натыкаясь в «победоносной стратегии», на какой-то подозрительный механизм, Святослав, с завидным постоянством оказывался «в дураках». Последней каплей терпения для «горе Победителя», стал полный «финальный проигрыш». Алекс, улыбаясь, поднялся с кресла и протянул другу руку для примирительного рукопожатия. Сердитый Святослав, нервно пожал руку Александра и гипнотически уставился на доску, всё ещё не веря в собственный провал.

Пока друг гипнотизировал доску, осмысливая финальный результат игры, Алекс подошёл к Владимиру, пожал ему руку. Пожелав всем «доброй ночи», довольный Александр отправился в спальню любимой «хитрюги».

***

Рада проснулась раньше всех. Осознав, что уснуть больше не получится, она переоделась и спустилась на первый этаж. Платон, всю ночь мирно спавший на подушке девушки, последовал за ней. Прежде чем варить кофе для себя, Рада заботливо приготовила завтрак «любимому дядюшке». Надо отметить, что этот наглый, рыжий прохвост, отвоевал у Александра, беспредельно возмущённого наглостью кота, собственное законное место, рядом с любимой спасительницей; а любые капризы, наглой рыжей морды, исполнялись, как по прихоти настоящего турецкого шейха или султана. Алексу, приходилось возмущаться, молча, потому что любые «негативные эмоции» и выражения, направленные в сторону огромного рыжего узурпатора, приводили к ещё большим огорчениям: утренним и ночным сюрпризам в тапках или, что ещё более изощрённо-мстительно — на подушке Алекса.

Услышав через окно веранды, «утренний разговор» Рады с Платоном, Владимир, не стал долго раздумывать: «Когда ему ещё представится такая прекрасная возможность, побыть наедине с любимым человечком». Быстро заправив постель, и захватив с собой одежду, он отправился в ванную комнату; после водных процедур, в полном снаряжении, тихо вошёл на кухню.

— Доброе утро! — негромко, поприветствовал Владимир, — хочешь, я сварю для нас с тобой кофе, по моему собственному рецепту? Девушка улыбнулась, и, конечно же, сразу согласилась на столь заманчивое предложение.

— Только, я не очень люблю кофе с корицей, предупредила Рада, — если можно, заменить ванилью или чем-нибудь другим, буду очень признательна.

Пока мужчина «колдовал» над компонентами кофе, девушка достала чашки и сделала «утренние бутерброды». Платон, плотно позавтракал, усердно облизал языком, усы и нос, разместился на стуле рядом.

— Может, пойдём пить кофе на веранду? — предложил Владимир, — Солнышко уже обогрело воздух, и на улице сейчас очень комфортная температура.

— Пойдём! Тем более, что мне очень нравится пить кофе на нашей веранде! Рада достала поднос, кофейник, поставила на стол; тарелка с бутербродами разместилась рядом. Когда кофейник был наполнен, Владимир отнёс его на столик, расположенный на веранде и вернулся в свою комнату. Рада разлила кофе по чашечкам, и, подвинула тарелку с бутербродами поближе к «объекту обожания». К себе придвинула вазочку с пастилой, которую предусмотрительно захватила из шкафчика с «десертами».

Владимир вернулся из комнаты с покрывалом.

— Извини, подходящий плед в комнате не обнаружился, пришлось взять то, что было; на тот случай, если вдруг, утренний воздух «заморозит» твои боевые раны. Мужчина свернул покрывало в два раза и накинул на плечи любимицы.

Рада обожала плетёные кресла на веранде, они были достаточно широкими и позволяли забраться в них прямо с ногами. Закутавшись в покрывало, и поджав под себя ноги, девушка зажмурилась от удовольствия, подставив личико ласковым солнечным лучам.

Пока она, с закрытыми глазами принимала «солнечные ванны», Владимир пил кофе, и беспрепятственно разглядывал, каждую чёрточку её лица. Ему очень нравилось это утро. Потенциальный «зять», впрочем, как и «счастливое семейство», отсыпались от полночных развлечений. А для него, настоящим подарком судьбы, стали, именно эти мгновения. Мужчина задумчиво смотрел на женщину, которая в одно мгновение, перевернула весь его мир с «ног на голову» и не знал, что ему делать и как жить с этим дальше.

— Можно задать тебе очень личный вопрос? — спросил Владимир. Девушка не открывая глаз, молча, кивнула в знак согласия. Но, почти, мгновенно добавила к одобрению комментарий:

— Только я, оставляю за собой право, не отвечать на этот личный вопрос. Если у меня не будет на то, желания. Владимир заулыбался.

— Ты очень сильно любишь Александра?

В воздухе повисла «немая пауза». Рада открыла глаза, пристально уставилась на чашку, которую держала перед собой.

— А почему вы не едите приготовленные мной бутерброды? Завтрак еще нескоро, пить кофе натощак, вредно! Приступайте к заскучавшим бутербродам, а я попробую, кое-что прояснить относительно нас с Алексом.

Владимир послушно взял бутерброд.

— Когда, восьмилетней девочкой, меня привезли в Раведу, я была очень одинока и напугана. Не знала ни страны, ни языка. Более того, судя по событиям, которые произошли в моей жизни, я вообще не была уверена, увижусь ли когда-нибудь со своей семьёй. Со Святославом мы встретились лишь восемь лет спустя.

Раведа, стала для меня второй семьёй и настоящим домом, в котором, со временем я стала чувствовать себя счастливой, несмотря на «трагические» потери.

Рада, постепенно пересказала Владимиру, всю свою жизнь в Раведе, начиная с первого дня; как она познакомилась с сокурсниками на факультете Меземира, и как зарождалась настоящая дружба. Рада

рассказывала о своей жизни, а перед глазами Владимира проплывали живые образные картины, как будто это была его собственная жизнь.

Потом, девушка поведала, о признании Александра в любви и о предложении жить вместе, не вдаваясь в подробности «срамных моментов» их совместной жизни (о которых, Рада предпочитала не вспоминать, даже находясь наедине с собой).

— Да. Очень люблю Алекса, как родного мне человека. Люблю его так же сильно, как Святослава. И мне, порой, бывает очень стыдно и горько, что я не в состоянии, подарить ему ту любовь, которую он испытывает ко мне. Девушка немного помолчала, отпивая кофе из чашки, и продолжила.

— Но точно знаю одно. Я никогда не осмелюсь причинить душевную боль любимому другу, и не допущу, чтобы с ним случилось, что-то страшное, по моей вине. Девушка подняла глаза, посмотрела на Владимира.

— Вот такие, непростые у нас отношения — закончила повествование Рада.

Выслушав откровенное признание любимого человечка, Владимир, пребывал в непонятном для него состоянии. С одной стороны, любимая женщина была свободна от истинного чувства, которое испытывает влюблённая женщина к своему любимому мужчине. Рада не испытывала к Алексу ничего подобного. Девушка искренне и нежно любила Александра, как брата, и боялась причинить вред родному человеку.

С другой стороны, на чаше весов, оказалась любовь мужчины, по— настоящему, преданно и страстно любящего свою женщину.

Осложнялось всё тем, что Владимиру, искренне нравился этот парень и он, ни при каких обстоятельствах, не хотел становиться между ним и его возлюбленной; и уж тем более, не желал быть причиной разрушения их дружбы и так некстати образовавшейся «семейной идиллии».

— Может вы поторопились с намерением оформить семейные отношения? — снизив тональность голоса, серьёзно спросил Владимир.

Совершенно неожиданно, Рада, вдруг, рассмеялась, закрыв лицо руками, чтобы не разбудить спящее семейство. Запинаясь от смеха, девушка, наконец, смогла говорить.

— Возможно, и поторопились. Только с этой затеей, у нас всё равно ничего не вышло. Мой папенька, как будто предвидел события, и своим завещательным распоряжением, ограничил моё право на вступление в брачный союз, до достижения мной возраста 25 лет.

Брови Владимира взлетели вверх от удивления, он вообще не понимал, как такое возможно, чтобы завещанием, можно было ограничить право на вступление в брак.

— В каком смысле «ограничил право»? В нашей стране нет такого закона, и нет подобных ограничений, кроме установленного для пары, совершеннолетнего возраста.

— Володя…, — лицо Рады резко переменилось, стало серьёзным и напряжённым. Веселье мгновенно испарилось, как будто, ещё секунду назад, девушка вообще не смеялась, —… Вы, многое не знаете обо мне и о моём брате. Так же, как не знают Алекс и Арина. Дело вовсе не в писаных законах страны, где мы с вами живём.

— Рада…, — Владимир не удержался, — милая девочка, — в нашей стране, все законодательные нормы, в том числе, межличностные и социальные аспекты, регулируются законами, и ничем иным! Завещание не является документом, способным ограничить право на вступление в брак.

Владимир чувствовал, что его начинает «заносить на поворотах», он впервые слышит о таком бредовом ограничителе прав; ко всему прочему, неожиданно для него самого, эмоциональные чувства всё же прорвались наружу. Но, столкнувшись взглядом с глазами Рады, он осёкся.

— Ну, тогда я не знаю, что это может быть за завещательное распоряжение, которое полностью нейтрализует действие государственных законов страны.

Рада улыбнулась. Только улыбка, получилась грустной, а глаза девушки наполнились глубокой печалью.

— Да, Володя. Есть одно и единственное, исключение из общих правил. И никакие писаные законы стран-государств, в какой бы точке нашей планеты я не находилась, не могут и не вправе урегулировать то, на что имел полное право мой отец.

— Может, поведаешь об этом таинственном, «единственном исключении» из правил? — мужчина смотрел на девушку, стараясь уловить её эмоции.

— А вы поинтересуйтесь у моего брата, — Рада рассмеялась, и хитро прищурила глаза, — ваша дружба длится достаточно долго, возможно он захочет посвятить друга, в сокровенную тайну нашей семьи!

— Как интерееееееееесно! — на пороге веранды, скорчив обиженную рожицу, стоял Александр собственной персоной, — значит, Владимиру можно выспрашивать о ваших семейных тайнах, а мне нет? — нудно-гнусавым голосом канючил Алекс. И мне, миленькая, почему-то, никогда не рассказывала о существовании этой «страшной» семейной тайны? Почему?!

— Потому, что ты не спрашивал меня об этом! — находчиво парировала Рада в ответ.

— Родной, хочешь я сделаю тебе кофе с бутербродами? Или будешь ждать завтрак? — девушка ласково посмотрела на любимого друга и улыбнулась.

— Пожалуй, выпью кофе с бутербродами, — Алекс, наклонился и поцеловал ненаглядную в нос.

Рада быстренько спустила ноги на пол веранды, поднялась с кресла и отправилась на кухню готовить для друга бутерброды. Алекс, налил из кофейника кофе в чашку Рады, и, отпив глоток, поднял вверх большой палец руки. Вкус кофе, Александр оценил по высшему уровню.

— Какой изумительный вкус, — пробормотал Алекс, — твоё творчество?

Владимир кивнул головой.

— А мне показалось, что Раде не понравилось, — Владимир смущенно отвёл взгляд в сторону сада.

— Ааааааа… Это потому, что она не проявила должного внимания к твоему таланту, и не выразила восхищения, приготовленным тобой кофе? — Алекс заразительно рассмеялся. Владимир, опустил глаза на кофейник.

— Не переживай. Просто, моя ненаглядная, любит «ягодный чай» и не важно, из каких ягод. А к кофе относится спокойно, без особых оваций. Это я истинный ценитель напитка.

— А ещёёёёё… — Алекс снова налил себе кофе из кофейника, — у моей девочки, есть одна «до безобразия» плохая привычка, — мужчина широко заулыбался, глядя на Владимира. Она всегда воспринимает «ухаживания за её персоной», как должное! Как будто она не обычный человек, а лицо королевской крови. Я привык к этой её странности, и давно уже не обижаюсь, когда она забывает поблагодарить меня за нежную заботу. А если хочу выяснить, понравилось ли моему солнышку, то, что я делаю для неё, всегда спрашиваю прямо!

На веранду вошла Рада, поставила на стол глубокую тарелку с горячими бутербродами и нарезанными фруктами.

— Это вам на двоих, или даже на троих! — если я не ошиблась, кажется, проснулся мой любимый брат. Кофе я сварила, но он, конечно же, не такой вкусный, как тот, что готовил Володя; надо только перелить его в кофейник. Вы тут хозяйничайте, а мне нужно помочь Арине, готовить завтрак и накрыть стол.

Александр хитро подмигнул Владимиру, и когда Рада ушла, многозначительно отметил:

— Ну, вот видишь, а ты думал, что не понравился кофе! — Александр, смеясь, взял бутерброд с тарелки и отпил кофе из чашечки. Потом подумал немного, отложил бутерброд:

— Пойду, перелью кофе, а то Святославу нечего будет пить — сказал Алекс и отправился с кофейником, на кухню.

Владимир поднял глаза на безоблачное небо, и застыл в глубокой задумчивости. В гостиной послышался голос Святослава.

— Ах, вот вы где? Я уж весь дом исходил, в поисках дорогих гостей. Святослав вышел из холла, взял кресло, придвинул его к столику. Следом за ним появился Алекс с кофейником в руках.

— Извини, друг! Наивкуснейший кофе, который варил Владимир, я выпил! Тебе придётся пить кофе, с привычным для всех вкусом! — Александр услужливо налил кофе в кружку, которую предусмотрительно принесла Рада, для брата.

Святослав, потирая рука об руку, поблагодарил Алекса за кофе; но есть бутерброды, категорически отказался, сославшись на то, что любит плотно позавтракать.

— То-то, я смотрю, — отклонившись чуть назад, Алекс ехидно улыбнулся, — у нашего Святослава, от бывалой спортивной выправки, не осталось и следа!

Владимир и Александр, одновременно рассмеялись.

— Но-но…! Попрошу без «хамских» намёков! С моей фигурой всё в полном порядке! — обиженно возмутился Святослав, — просто моя супруга, не любит, когда я перебиваю аппетит!

— Кстати, меня всю ночь мучил один вопрос, — Святослав пристально смотрел на будущего зятя и с нетерпением ждал пояснений, — как это у тебя вчера получилось, так бессовестно оставить меня в дураках?

Александр отхлебнул кофе из чашечки, посмотрел невинным взглядом на друга, и, вложив в свой тон — «самую огромную на земле» искренность, ответил:

— Это везение, друг мой! Чистое везение и случайность! Уверяю тебя, мне вчера просто очень повезло. Заверив друга в «чистейшем везении», Алекс не смог сдержать восторг и на лице, растянулась довольная улыбка.

Мужчины обсудили планы в дальнейшей подготовке к путешествию, распределили между собой первые обязанности и задачи, которые необходимо выполнить для организации совместного похода. Святослав взял на себя обязанность обеспечения надёжной охраны путешественникам, и закупку необходимых принадлежностей, которые могут понадобиться в походе, а также приобретению палаток (шатров) для обустройства лагеря. Алекс и Владимир, согласились на совместную деятельность, по обеспечению необходимой провизией (провиантом) и походным снаряжением для путешественников. Дело осложнялось тем, что среди них будут любимые женщины, и им — мужчинам, просто необходимо было позаботиться об их комфортном пребывании в природных условиях.

Так, за увлечённым обсуждением планов, прошло время. Звонкий голосок Арины раздался из холла, приглашая мужчин к столу. Святослав, вскочил с плетеного кресла, словно ужаленный пчелой, и даже не удосужившись вернуть его на прежнее место, быстрыми припрыгивающими шагами отправился на кухню. Молодые люди переглянулись, на лицах у обоих появилась лёгкая ухмылка. Собрав на поднос чашки и кофейник, Алекс понёс его на кухню. Владимир захватил с собой тарелки: с фруктами, и оставшимися бутербродами.

После утренней трапезы, каждый «будущий» путешественник отправился по своим запланированным делам.

Раде очень хотелось сменить общественные роли, которые она ежедневно исполняет в жизни: как то есть — идеальная «будущая жена», подруга, сестра, на роль настоящей путешественницы, и она стала упрашивать мужчин, чтобы ей тоже дали какое-нибудь задание в подготовке к походу. Арина, удивляясь такому странному желанию молодой девушки, не стала возражать и удерживать её возле себя.

Алекс предложил поехать с ним, к его давним друзьям, чтобы обсудить важные моменты и детали, для будущего путешествия, наметить маршруты, выслушать советы от «заядлых» путешественников.

На что, Рада скривив «постную мордашку», ответила:

— Ты же знаешь, что я не люблю просиживать в толпе незнакомых мужчин, более того, не желаю преподносить им чаи и бутерброды, заканчивая всё это сборище уборкой. Родной, если ты не против, — Рада ласково потрепала Алекса по волосам, мы с Ариной, присоединимся к Владимиру, и начнём закупку необходимого снаряжения!

Услышав волшебное словосочетание — «мы с Ариной», Алекс согласился отпустить любимую женщину, на выполнение части обязанностей, которые были распределены ему и Владимиру.

Святослав и Александр, вышли из дома и направились решать «каждый свои задачи». Владимир, поблагодарил Арину и Раду за удивительный завтрак, сказал, что отправляется домой, чтобы переодеться и составить перечень вещей и амуниции, которые необходимо приобрести. Через некоторое время, он зайдёт за ними. Чтобы дать молодым женщинам возможность собраться в дорогу, Владимир ушёл.

Арина собирала со стола посуду, то и дело поглядывала на Раду, которая мыла посуду и весело напевала какую-то детскую песенку.

— Милая, а ты, правда, хочешь, чтобы я составила компанию в выполнении этого важного мероприятия?

Девушка перестала петь.

— Ну, что за вопрос? Конечно, хочу. И потом, без тебя, Алекс вряд ли согласился доверить мне, выполнение этой задачи. Разве не заметила, как ревностно он охраняет меня от любых «контактов» с нашим другом семьи? Рада весело посмотрела на невестку.

— Не могу же я расстроить своего ревнивца, не оправдав его ожиданий на «наш с тобой» совместный поход.

Молодые женщины окончили уборку и довольно быстро собрались в дорогу. Пока они ожидали появления Владимира, Рада носилась со своим «рыжим дядюшкой», похлещи наседки с цыплятами. То вычесывала из его шерсти клоки, то вытирала перепачканную сметаной морду. Арина умилялась, глядя на подругу, она не ожидала такой нежной заботы о животном, как будто это был маленький ребёнок.

Входная дверь отворилась, на пороге веранды стоял «друг семьи».

Уложив кота в широкое кресло, Рада мысленно отдала ему строгие указания: хранить и оберегать дом, по причине отсутствия её (т.е. Рады) дома. Одним словом, на Платона были возложены полномочия хозяина — хранителя семейного очага. Широко зевнув и прищурив огромные рыжие глаза, кот распластался на кресле и блаженно заурчал.

Закрыв дверь, женщины, следуя за «другом семьи» направились к выходу из домовладения.

ЗВЕЗДА ИНГЛИИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ГЛАВА 9. Герцогиня де Шатильон.

 

Весь обратный путь домой, Серж Николас пребывал в глубокой депрессии. С одной стороны, в его голове навязчиво крутился разговор с Майклом о «миссии отца» и его страшной кончине, с другой стороны, не давало покоя странное обстоятельство: «Вопреки всем своим прежним убеждениям, Майкл сознательно нарушил семейную традицию. Назвал своего прямого наследника не так, как было заведено в их наследственной традиции, когда ИМЯ наследника мужского пола, наследует по цепочке имена своих ближайших двух предков по мужской линии. Майкл не только исключил, из имени своего сына, имя Родителя, но включил в цепь его имёни, имя друга, принадлежавшего иной монархической династии.

На душе у Сержа было муторно и неспокойно, какой-то неотвратимый рок, начал преследовать их семейство.

Так, прокручивая в голове одни и те же мысли, Серж, не заметил, как оказался на широком подворье собственной цитадели; карета остановилась, слуга давно отворил дверь и спустил раскладную ступенчатую лестницу, ожидая, когда монарх начнёт спускаться на брусчатую поверхность площадки. Однако, Серж Николас продолжал сидеть, откинувшись на спинку сиденья, глядя куда-то сквозь карету; тело монарха присутствовало здесь, но где в этот момент находилось его сознание и мысли, было известно одному Богу.

Слуга несколько раз пытался звать монарха по имени, чтобы вывести его из оцепенения; но, не решаясь резко выкрикивать имя монаршей особы, послушно ждал. Впрочем, так же как и кучер не решался распрягать лошадей и передавать их конюшенному слуге. Вдруг, король изволит отправиться в путь сию секунду?

Наконец, на ступеньке появился сапожок, рука монарха обхватила поручень, через мгновение его Величество собственной персоной, спрыгнул на брусчатку. Молча поприветствовав жестом руки слуг и прислугу, он медленно поднимался по центральной лестнице в широкий холл цитадели; на ходу расстегнул походный плащ, сбросил его на стоявшую в прихожей *козетку.

Вернувшись домой, монарх почему-то не испытывал радости, грустные мысли и тяжесть лежащая на душе, не позволяли ему расслабиться и обрести покой. Он обрадовался лишь одному обстоятельству, сейчас он мог побыть наедине с собой, без назойливых расспросов любимой жены и шумного гомона дочерей. В этот момент он не вспоминал даже о своей молодой супруге Анжелике, родившей ему долгожданного сына; сейчас, для снятия депрессии ему просто нужна была тёплая ванна и тело женщины. Никуда ехать он больше не желал, монарх устал от дорог и от своих грустных мыслей.

Позвав колокольчиком слугу, он велел пригласить к нему отцовского Визиря, который, несмотря на свою преданность родителю, не уехал из родного королевства, а остался проживать в небольшом городке неподалёку от родительского дворца. Так же, монарх приказал «приготовить баню» и снарядить к нему, одну из молодых но опытных фрейлин.

Приглашая на приём отцовского Визиря, Серж преследовал две цели: он хотел знать то, что знает Майкл, и не нарушить слово, данное понтифику о раскрытии своей миссии.

Серж Николас переоделся с дороги. Не дожидаясь извещения о готовности бани, он вышел из дворца и отправился через дворцовую галерею— коридор, выходящий из здания цитадели, прямиком к отдельно стоящему деревянному сооружению, с виду напоминающему «славянский терем». На первом этаже «бани-терема» располагалась собственно баня, на втором — комната— спальня, с широкой кроватью; там же — небольшая гостиная с камином (на осенне-зимний период), в которой располагался стол, широкие мягкие кресла и встроенные шкафы, с посудой и столовыми приборами.

Когда-то, в угоду не то светской моде, не то капризу родного батюшки, на территории цитадели, была построена деревянная, просторная баня. Отец очень любил славянскую традиционную баню, и частенько посещал её. Эта привычка, стала излюбленной и для Сержа Николаса.

***

Искать претендентку для снятия депрессии с «родного монарха» долго не пришлось, на опустевшем месте Адель, хотели оказать многие молоденькие фрейлины, с пышными формами и очень красивыми личиками. Более того, каждая из молоденьких красавиц, возжелавшая оказаться на монаршем ложе, с огромным упорством и напористостью, пробивая себе путь к телу Короля, не гнушались интриг против своих же наперсниц. С возрастом, Серж обрёл мужественный, статный внешний вид. Он, единственный из сыновей, кто унаследовал полную схожесть со своим отцом. Старший брат, внешностью больше походил на матушку, а Майкл перенял не только внешность, но и все черты характера, от своего прадеда. И только Сержу досталась статная внешность отца и ярый темперамент деда.

Монарх был завидным любовником, для местных дворцовых дам, которые ещё помнили те времена, когда король щедро одаривал свою первую любимую фрейлину не только дорогими украшениями, но и замком с землевладением. Поскольку, её Величество находилась в отъезде, вместе с дочерьми, Король оставался без присмотра, в совершенном одиночестве. Мажордом (майордом), оповестил Главную дворцовую Даму о распоряжении монарха и ушёл на летнюю веранду пить приготовленный для него чай. Пока управляющий попивал горячий чай, в ожидании фрейлин, к центральному крыльцу Королевского дворца, подъехала карета. На дверце кареты, красовался титульный герб королевской династии. Слуга открыл дверцу, и услужливо подал руку, выходящей из кареты молодой даме, очень соблазнительной наружности.

 

***

В последнее время её Величество Королева Джемма, приблизила к себе одну из своих компаньонок Жанну де Шатильон, имеющую статус герцогини*** и ко всему прочему, являющуюся родственницей по родовой линии её Величества. Жанна была дочерью Гоше V де Шатильона, коннетабля Французского королевства при пяти королях, и Изабеллы де Дре, принцессы королевской крови. Миленькая особа королевской крови, 18 летняя герцогиня, на выданье.

 

Жанна приходилась её Величеству королеве Джемме, племянницей, и в последнее время частенько бывала в гостях у монаршего семейства. Джемма, взяла на себя заботу о юной красавице, и ответственно принимала участие в её «воспитании». Королева ревностно наблюдала за поклонниками юной особы королевской крови, устраивала «смотрины» кандидатам на её руку и сердце, осуществляя строгий отбор претендентов. Монархиня, ни в коем случае не могла подвести своих высокочтимых родственников, и допустить к их любимой дочери, «недостойных её руки» кавалеров. С виду, девушка была обворожительна. Однако, за миловидной внешностью герцогини, и внешней «на показ» скромностью, скрывалась страстная и довольно амбициозная натура. Уверенно можно было сказать, что окружающие Жанну мужчины, начиная от особ королевских кровей, и заканчивая титулованными лордами, хорошо чувствовали обжигающую, огненную страстность юной герцогини. Она никогда не оставалась в одиночестве, и предпочитала «скучному обществу придворных дам», компании молодых мужчин, у которых от одного только взгляда на юную красотку, всегда возникало желание, отвечающее за «продление рода». Эта ситуация забавляла и развлекала Жанну, особенно, если ей удавалось довести очередного кавалера, до сладострастной агонии. Однако, девушка, была далеко «не простушкой». Наделённая природной соблазнительной наружностью и магнетическим влиянием на лиц противоположного пола, герцогиня обладала остроумным интеллектом, с которым удачно сочеталось истинно королевское честолюбие. С раннего возраста, познав природную силу воздействия на мужскую половину общества, Жанна вовсе не торопилась расставаться с невинностью. Герцогиня ждала подходящего титулованного «королевским происхождением» мужчину, соответствующего её амбициям, которого она, если не полюбит, то будет искренне уважать. Тот, кто поможет ей подняться до высокого монаршего звания «королева», обрести собственное «государство» и политический вес среди множества других царств-государств и королевств.

Королева, прекрасно понимала, какую ответственность берёт на себя, принимая племянницу у себя во дворце, без сопровождения родительской королевской четы. Она неусыпно контролировала каждый шаг молоденькой герцогини, и для выполнения этой непростой задачи, к страстной юной деве, официально были приставлены три придворные фрейлины. Неофициально, за Жанной присматривал весь королевский оплот слуг и все имеющиеся во дворце придворные Дамы.

Джемма, не испытывала особого восторга от пребывания «у неё в гостях», столь экстравагантной, с притягательной наружностью, светской Дамы. Во-первых, монархиня постоянно находилась в напряжении от «неусыпного контроля» над герцогиней и её кавалерами, во-вторых, Джемма инстинктивно ощущала опасность от магнетического влияния молодой женщины, на самого дражайшего монаршего супруга. В такой нелёгкой обстановке, её Величеству королеве приходилось жить совсем непросто. Положение усугублялось тем, что Джемма, не могла отказать своим высокоуважаемым монаршим родственникам, родителям Жанны, принимать у себя в королевстве их любимую дочь. Отец юной герцогини — супруг её двоюродной сестры Изабеллы де Дре, принцессы королевской крови, был одним из самых главных и уважаемых членов Комитета Правящих Элит, и находился под протекцией Папы Римского, намного дольше, чем её любимый супруг. Неуважительное отношение к семейству Гоше V де Шатильона, могло вызвать неудовольствие Понтифика, и осложнить Сержу Николасу, отношения со Святым престолом. Как «на зло», племянница очень полюбила «гостить» у монаршей двоюродной тётушки, и даже не удосуживалась предупреждать её Величество Джемму о прибытии в гости. Так вышло и сейчас. Когда Джемма с дочерьми, отправилась навестить монаршую свекровь — мать Сержа Николаса, чтобы поддержать её в трудные времена после смерти мужа; племянница нагрянула неожиданно, даже не оповестив о своём очередном визите.

 

***

 

Герцогиня вышла из кареты, отдала указания слугам относительно своих вещей и по-хозяйски, уверенно, двинулась к центральному входу дворца, не дожидаясь, когда её встретят.

С некоторых пор, на фоне участившихся визитов юной герцогини, лично ей, были отведены персональные апартаменты, когда-то принадлежавшие самой королеве Джемме. В свой самый первый визит в гости к её Величеству, Жанна, наотрез отказалась проживать в одной из комнат, специально предназначенных для «Высокочтимых гостей»; чувствуя перед родителями герцогини явное неудобство и глубокое смущение, Джемма открыто предложила Жанне, занять одну из принадлежащих Королеве спален.

К огромному удовольствию молоденькой капризницы, и глубокой депрессии Джеммы, с тех пор, предоставленная «гостье» Королевская спальня, официально считалась собственностью Жанны; и когда племянница уезжала домой к родителям, «спальня герцогини» приводилась в полный порядок и запиралась на ключ, до очередного визита «важной персоны».

Поднявшись по лестнице в холл дворца, герцогиня по-хозяйски приказала слуге открыть её апартаменты и приготовить ванну. Молодой паренёк слуга, памятуя о последнем недавнем визите герцогини, и о её капризном нраве, тут же помчался за ключами, чтобы открыть опочивальню для незваной «важной гостьи». Официальное уведомление Управляющего, о визите Герцогини де Шатильон, он отложил на второй план, посчитав, что уважить капризную Даму и открыть для неё апартаменты, гораздо важнее, нежели, предупредить о её прибытии во дворец. Собственно, слуга, поступил правильно. Согласно Дворцовому этикету, гости прибывшие во дворец внезапно или с особым официальным визитом, сначала гостеприимно размещались в гостевых апартаментах, для отдыха; и только после этого, слуга докладывал Управляющему о прибытии важного гостя. Так произошло и сейчас. «Новенький» слуга не знал, что совсем недавно, всем дворцовым слугам и придворным Дамам, королева Джемма отдала негласное указание: «При посещении или внезапном визите Герцогини де Шатильон, уведомление о её прибытии, должно быть совершено в первую очередь».

И так, кроме «новенького слуги», о визите Жанны, во дворец никто не знал.

Пока слуга бегал к дворцовому ключнику за ключами от комнаты герцогини, и передавал банщику распоряжение о приготовлении ванны, гостья успела самостоятельно переодеться, сменив «дорожное платье», на уютный дворцовый туалет с глубоким декольте. Слуги готовились к вечерней трапезе, «дежурные» придворные дамы были распущены по домам, на всё время отсутствия Королицы и принцесс. Главными смотрителями за порядком во дворце, оставались — Управляющий дворцовыми делами (мажордом) и Главная дворцовая Дама, осуществляющая надзор за порядком среди придворных Дам и поведением фрейлин. Получив распоряжение монарха, она немедленно отправилась в специально отведённое для придворных дам и фрейлин «крыло дворца», чтобы выбрать претендентку на роль — «утешительницы», из постоянно проживающих и работающих в Цитадели придворных дам, либо фрейлин.

 

***

Герцогиня приняла горячую ванну в апартаментах, отдохнула с дороги и пожелала прогуляться перед ужином в саду. Спускаясь по лестнице в холл, она слышала весёлый гомон слуг, суетившихся в дворцовой гостиной, накрывался стол к ужину.

Сумрак постепенно опускался на землю, и вдоль садовых дорожек, садовник разжёг факельные фонари-светильники.

В глубине сада, герцогиня разглядела прогуливающихся придворных фрейлин, весело щебетавших между собой, заливаясь переливистым смехом. Жанна подошла к девушкам, и, подозвав к себе одну из фрейлин, поинтересовалась, где она может найти Королеву Джемму. Молоденькая фрейлина, охотно поведала герцогине о том, что её Величество королева Джемма, вместе с принцессами, уехали навестить Королеву-мать, и во дворце сейчас присутствует только монарх Серж-Николас, собственной персоной. Эвелина, так звали юную фрейлину-прелестницу, предложила составить герцогине компанию на весь вечер, чтобы молодая девушка не скучала в одиночестве. Жанна охотно согласилась. Оставив своих подруг-компаньонок, весело болтать между собой, Эвелина последовала за герцогиней, гулять по королевскому саду. Пока они прогуливались, остроумная герцогиня, понемногу выспросила у Эвелины, все дворцовые новости, поинтересовалась, чем занят сейчас Король. Молоденькой герцогине, нетерпелось поскорее встретиться с ним за ужином, и проверить могущество своего «природного таланта» на персоне самого монарха.

Жанна, с подросткового возраста, помнила внешность Сержа Николаса и отмечала в своих мыслях, как он хорош собой. Тогда, в детстве, она даже загадывала желание, чтобы её будущий супруг, в точности походил на супруга тётушки Джеммы. Однако, в связи с тем, что Сержу Николасу, приходилось часто уезжать из королевства по государственным делам, выполняя задачи, поручения Комитета Правящих Элит, а более всего исполняя миссию Ватикана, Жанна редко видела монарха, пребывая в гостях тётушки. Особенно в последнее время, когда монарх уезжал из королевства, и не появлялся в Цитадели иногда по полгода. Серж, конечно же, помнил племянницу жены в подростковом возрасте, когда она вместе со своими родителями бывала у них в гостях. Но, за то время пока монарх частенько отсутствовал во дворце, Жанна превратилась из 11 летней девочки-подростка, в красивую, соблазнительную женщину. И в этом, её обворожительном виде, Сержу Николасу, никак не удавалось лицезреть юную герцогиню, в те короткие моменты, когда он возвращался домой.

Расположив к себе, наивную болтушку Эвелину, Жанна узнала, что в настоящее время монарх пребывает в королевской бане, и поджидает к себе «утешительницу».

Любопытство молоденькой герцогини, взяло верх над здравомыслием; уж очень хотелось «капризнице гостье», знать, для чего королю нужна какая-то «утешительница» и, главное, как она будет его утешать. Ничего подобного в королевстве своего отца, Жанна не видела и не слышала.

Прогулявшись по саду, юная герцогиня отпустила Эвелину в её «фрейлинские покои», заверив наивную фрейлину, в том, что сама отправляется на ужин, а потом в опочивальню. Жанна, ласково «чмокнула» Эвелину в лоб, как нежную подругу детства и, повернувшись в сторону выхода из сада, направилась по дорожке в сторону цитадели. Не доходя до выхода, герцогиня пригнулась и стала наблюдать из-за ровно подстриженных кустов, как изящная фигурка Эвелины, скрылась за живой, декоративной изгородью сада. На улице стало совершенно темно и прохладно.

Подобрав в руки подол платья, Жанна, быстрыми шагами зашагала в сторону бани. Она и раньше обращала внимание на красивое, деревянное сооружение в виде терема, когда гостила у тётушки; но никогда не бывала в нём. Джемма же, никогда не приглашала племянницу в этот, отдельно стоящий дом под названием «баня» и не вдавалась в подробности, что там находится.

Проходя через дворцовую площадь на прогулку в сад, герцогиня снова обратила внимание на симпатичное деревянное сооружение, похожее на терем; заметила, что со стороны высокой дворцовой ограды, поднимаются густые светлые клубы не то дыма, не то пара; на втором этаже, во всех окнах терема светло, от зажжённых светильников.

Юная герцогиня приблизилась к крыльцу терема и, хотела было подняться по резной лестнице внутрь, как вдруг, услышала за спиной чьи-то шаги. Дева, тут же спрыгнула с крыльца на землю и присела на корточки, спрятавшись за резными поручнями, густо увитыми зелёным плющом. Сквозь живую изгородь плюща, она увидела, как по ступенькам, внутрь терема, поднимается красивая молодая женщина-брюнетка. Открыв дверь, брюнетка вошла внутрь, заперла за собой дверь изнутри; раздался звонкий щелчок закрывающейся дверной задвижки. Жанна обошла «терем» вокруг, заметила окно, выходящее в сторону дворцовой ограды. Девушка подошла поближе, окно было открыто настежь; заглянула внутрь. Перед её глазами раскинулась просторная, освещённая светильниками комната, внутри которой стояли широкие и гладенькие, деревянные лавки с резными ножками. У дальней стены комнаты, располагались полки — стеллажи с аккуратно сложенными на них букетами веников из веток деревьев. Тут же, на деревянных крючках в стене, висели махровые простыни и полотенца. Деревянные полы комнаты покрывал мягкий, пушистый ковёр, сшитый из кусков светлых овечьих шкур. Напротив окна, куда заглядывала герцогиня, виднелась дверь, снаружи которой крепилось аккуратное деревянное кольцо-ручка.

За окном послышался звук, напоминающий открывшуюся дверь. Поскольку любопытная гостья, заглядывала в окно снаружи терема, она не могла видеть комнату полностью; часть помещения скрывалась за наличниками. Жанна резко отпрянула от окна, прижалась спиной к внешней стене терема; повернула голову и снова заглянула в окно. Ночная темнота, опустившаяся на цитадель, позволила юной деве, спокойно наблюдать за разворачивающейся в помещении сценой.

Со стороны стены, недосягаемой взгляду герцогини, в комнату вошла та самая брюнетка, которую она видела пару минут назад. Брюнетка, развязала шнуровку корсета, ослабила пояс на талии; лёгкое платье упало на пол, полностью оголив белоснежное тело. Жанна заворожено, и немного с завистью, смотрела на красивое женское тело, восхищаясь его стройностью и округлостью форм.

Герцогине становилось холодно, дрожь начинала пробивать тело. Она собралась было аккуратно отойти от окна, чтобы вернуться во дворец, в свои покои, как вдруг… Дверь напротив окна отворилась, и перед глазами юной девы предстал обнажённый мужчина. От его тела, струился прозрачный пар, а капельки воды, осевшие на теле, напоминали росу на траве. Герцогиня сразу узнала Короля. Лицо Сержа Николаса, она всегда помнила отчётливо, поскольку, не раз представляла его в своих детских мечтах и грёзах.

Впервые увидев так близко обнажённое мужское тело, Жанна тут же изменила своё намерение, решимость уйти обратно в покои, тут же испарилась. Она затаила дыхание, как будто её могли услышать и, впившись взглядом в проём открытого окна, стала внимательно наблюдать за происходящими событиями.

Монарх, проследовал на середину комнаты, медленно опустился на мягкий, овчинный ковёр; лёг на спину, запрокинул руки за голову, ласково улыбнулся. Закрыв глаза, он полностью отдался во власть своей «утешительнице».

***

После ночного приключения, молодая герцогиня потеряла покой. Стоило Жанне, хоть на мгновение остаться наедине с собой, и память начинала воспроизводить театральную сцену, до мельчайших подробностей. Девушка стала отчаянно задумываться, чем бы занять себя, чтобы только не вспоминать о сценах в ночном театре.

До приезда её Величества королевы Джеммы, оставалось три дня, Жанна с упоением наслаждалась собственным одиночеством в гостях тётушки, без назойливого внимания и сопровождения, дворцовых фрейлин.

Герцогиня, решила посвятить благоприятные деньки важному делу, — официальному знакомству с монархом и опробованию природных чар, на его величестве.

Проснувшись раньше, чем обычно, герцогиня довольно быстро управилась с одеванием себя самой, и приведением в порядок, роскошных тёмно-каштановых волос. Предвкушая долгожданную встречу с монархом, Жанна постаралась одеться так, чтобы выглядеть «обворожительно», но не распущенно. За то время, пока она изучала поведение мужчин, девушка научилась прекрасно разбираться в их вкусах; даже завела у себя в памяти, своеобразный «образный дневник», куда сортировала поведенческие типы мужской половины человечества и пристрастия, которые соответствовали тому или иному мужскому типажу.

Наконец, наступило время завтрака и в комнату герцогини, постучалась прислуга. Жанна открыла дверь, впустила молодую служанку. Женщина доложила о готовности к утренней трапезе и предложила, проводить герцогиню к застолью. Поскольку, девушка собралась задолго до приглашения, она без колебаний отправилась вслед за прислугой, в гостиную.

 

***

Его величеству монарху, Сержу Николасу, доложили о прибытии важной гостьи, только утром. Серж, не придал особого значения, проявленной «халатности» от слуг, поскольку вообще не следил за дворцовыми этикетами; сие функции выполняла дражайшая супруга королева, и монарху не было никакого дела, до соблюдения внутри дворцовых поведенческих правил.

Расслабленный и «утешенный» монарх, пребывал в прекрасном расположении духа и тела. Восседая за накрытым явствами, столом, он с аппетитом поглощал завтрак, не удосужившись дождаться появления «важной гостьи». Всё дело в том, что «важной гостьей», Жанну считала королева Джемма, дворцовые фрейлины, с прислугой вместе. Для монарха, молоденькая герцогиня, была всего лишь племянницей его супруги Джеммы, и никакой важности, для Сержа Николаса, она не представляла.

Жанна, почти бесшумно «вплыла» в гостиную; сделав неглубокий реверанс в знак приветствия монарха, она плавно приближалась к тому месту за столом, где для неё были приготовлены столовые приборы и предусмотрительно отодвинут стул.

Зацепившись взглядом за фигуру и внешность, обворожительной молодой женщины, монарх перестал пережёвывать пищу. Он восхищённо вздохнул, заулыбался обворожительной улыбкой:

— Милая, леди! Неужели это Вы?! Та самая маленькая Жанна, которую, ещё совсем недавно, я созерцал у себя во дворце. С интересом, разглядывая, повзрослевшую племянницу жены, Серж мысленно отметил, как она хороша собой.

Нисколько не смутившись, герцогиня, проявила истинно королевскую реакцию! Жанна, улыбаясь, пристально смотрела в глаза монарха, грациозно устраиваясь за столом. Жесты, мимика, каждое движение гостьи, не просто «говорили сами за себя», они «оглушительно осведомляли» всех присутствующих и самого монарха, что перед ним лицо королевской крови. Герцогиня, даже не подумала «потупить взгляд», выказав тем самым смущение, проявляя женскую слабость. Юная леди, удерживала зрительный контакт «глаза в глаза», до тех пор, когда монарх вынужден был отвести свой взгляд в сторону. От непредсказуемого, смелого «зрительного поединка», Сержу стало не по себе. Никогда и никто, в том числе женщины монаршего статуса, не позволяли себе вольность, в такой форме с ним знакомиться. Отведя взгляд первым, монарх, признал свою психологическую незащищённость, перед юной особой.

Чтобы, хоть как-то скрыть, проявленную слабость, король вновь принялся за свой завтрак; после вновь обретённого «странного знакомства» с родственницей супруги, Серж, больше не решался разглядывать «прелести герцогини» в столь откровенно-открытой форме, как он проделывал сие, до момента установления ею лидерства.

Уловив эмоциональную натянутость в общении с королём, Жанна, поспешила разрядить неприятную обстановку, растворив досадный осадок от обиды монарха.

— Ваше Величество! А помните, как в детстве Вы играли с нами в прятки? — Жанна, заливисто рассмеялась, отпила из высокого бокала сок, и мельком бросила взгляд на короля.

На лице Сержа, вновь засияла улыбка; правда теперь она была, довольно скромной и сдержанной. Король продолжал сохранять молчание.

Девушка, осознав, ошибку в общении с монархом, продолжала весело щебетать, возвращая Сержа к воспоминаниям из счастливого детства. Мало-помалу, ей, наконец, удалось растопить эмоциональный лёд, в общении, и герцогиня, дала себе слово, больше не совершать подобных оплошностей.

Старшая дочь тётушки Джеммы, всего на один год младше Жанны. В детстве и подростковой юности, герцогиня часто гостила у монаршей четы, прекрасно ладила с их детьми. Однако, в силу своей природной любознательности, не по-детски, взрослой сообразительности и честолюбии, Жанна, обогнала в развитии свою «почти что сверстницу» кузину, на много годов вперёд; герцогине было скучно в компании дочерей тётушки. Она приезжала к ним в гости, чтобы разнообразить жизненный опыт и шлифовать природный женский талант — обольщение, кавалеров-мужчин. Но главное, ради чего Жанна, стала постоянной гостьей у тётушки, это, получение навыков и знаний, в политике дворцовых «подковёрных интриг», которыми прекрасно владела Джемма, исполняя монаршую роль. Племянница, впитывала полученную информацию, как «губка». И не мудрено… Юная герцогиня знала, с детства, что однажды, она станет настоящей королевой, и у неё будет собственное королевство, которым необходимо научиться управлять.

Ни умудрённый жизненным опытом монарх Серж Николас, ни тётушка Джемма, совершенно были не готовы, воспринимать юную аристократку, как взрослую, вполне сформировавшуюся личность. И уж тем более, не разглядели в характере девушки, зачатки пробивающегося ростка — натуры, активного, целеустремлённого и расчётливого лидера.

Природа наградила Жанну, не только внешней привлекательностью и лидерскими качествами. Общаясь с людьми, девушка интуитивно прощупывала слабые места в их характерах; даже не осознавая того, что опытным путём, оттачивает в себе качества идеального психолога.

Вот и сейчас, встретившись лицом к лицу с монархом, она, по своему обыкновению, методично и точно, надавливала на уязвимые точки в психике мужчины, играючи, выявляя уязвимые места в его психологическом портрете.

Наконец, Жанна переключилась с детских воспоминаний, на происходящие события в настоящем, поведала Сержу Николасу, о своих родителях, милых и безобидных увлечениях жителей её страны. Потом, герцогиня, легко перевела тему разговора на происходящие политические события в мире, и как они отражаются на людях.

До того момента, пока Жанна повествовала на бытовые темы, Серж мило улыбался и совершенно расслабился; от первой досады, не осталось и следа. Однако, когда герцогиня заговорила о политике, напряжение вновь вернулось к королю. Он вдруг, спешно, отодвинул от себя столовые приборы, извинился перед Жанной, за то, что оставляет её в одиночестве, сославшись на важную встречу. Монарх, поблагодарил герцогиню за приятную компанию и не менее, приятное общение, поцеловал руку Жанны, в знак признательности. Король вышел из-за стола, оставив гостью в гордом одиночестве. Ещё мгновение, и он уже шествует по широкому коридору цитадели, в тайный кабинет, бывшего монарха, отца Сержа. Ровно через час, в этот кабинет войдёт человек, сопровождаемый двумя конвоирами.

 

 

Продолжение следует...

  • [А] Беглые желания / Сладостно-слэшное няшество 18+ / Аой Мегуми 葵恵
  • Песня гармониста / Фотинья Светлана
  • Гладиатор (Алина) / Лонгмоб «Когда жили легенды» / Кот Колдун
  • Осторожно: СЕКС! (Нгом Ишума) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Такие разные люди... / Кккквв
  • Сказка на ночь / Ларионова Анастасия
  • Список «Чайки» на 1 апреля 1799 / Карибские записи Аарона Томаса, офицера флота Его Королевского Величества, за 1798-1799 года / Радецкая Станислава
  • Афоризм 498. Беседы. / Фурсин Олег
  • За гранью снов / Алина / Тонкая грань / Argentum Agata
  • В заключение / В безвоздушном пространстве / N. N. NoName
  • Нацизм и национальность / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль