«Третий месяц на исходе…» - подумал про себя князь.

0.00
 
«Третий месяц на исходе…» - подумал про себя князь.

 

«Третий месяц на исходе…» — подумал про себя князь. С тех пор, как Светодар покинул любимый замок вблизи Раведы, прошло уже три месяца. Вызвали его экстренно, в связи со случившимся бунтом в округе, прилегающему к региону, где расположена одна из многих, княжеских резиденций Светодара. На этот раз взбунтовались крестьяне, недовольные политикой местного удельного князя-вассала, унаследовавшего имение и всю прилегающую к нему территорию от своего почившего отца. Вступив в права наследования, молодой вассал, немедленно стал устанавливать собственные порядки «удельного княжества» и первое с чего начал, так с налоговой реформы; повысив сборы с крестьянских и фермерских хозяйств почти в два раза. Почувствовав столь «жестокую несправедливость», местные крестьянские мужики собрали всеобщий общинный сбор, и выступили против политики молодого княжича. Ввиду своей горячности и необузданной эгоистичности, молодой вассал решил усмирить «вставших на пути деревенщин», отправил отряд дружинников для наведения порядка. Однако прибыв на местность, дружинный его отряд встретил не «просто деревенщин», он встретил хорошо вооружённый, подготовленный «партизанский отряд», созданный из крестьян-мужиков собравшихся с нескольких прилегающих территориальных окружных деревень; к ним присоединились соседские мужики-родичи, вступившиеся за своих близких и дальних родственников.

После отъезда супруги в дом родного брата, вечером следующего дня, прибыл гонец со срочным донесением. Этой же ночью, собрав, минимальный отряд охранной дружины, князь-регент, отбыл в северный регион страны, для наведения порядка и ведения судебного расследования, как того требует титул будущего монарха. Первый месяц, выдался очень трудным для Светодара, усмирять взбунтовавшийся народ, оказалось не таким «лёгким занятием», как ему казалось раньше. Только сейчас он начал понимать, какое тяжелое бремя нёс на себе его родитель. Положение князя-регента*, вовсе не придавало вес, княжеской контролирующей миссии, потому что в АССИИ и ГИПЕРБОРЕЕ по старым обычаям, регент, считался временным лицом, а полномочия самодержца, мог исполнять «де факто» лишь коронованный монарх. Это на Западе, регент считается, почти равным королю; может полностью осуществлять функции монарха. В этой стране, всё складывалось иначе. К огромному разочарованию молодого князя-регента, сторонников его правления в Гиперборее, оказалось не так уж и много, как ему хотелось бы. Удельные князья, после смерти отца-монарха, распоясались настолько, что начали созывать незаконные княжеские сборы, подбивая большую часть «вассалов» будущего монарха, на организацию свержения существующей монархической династии, и передачу власти — «временному княжескому правительству» во главе с назначенным им «лидером». За один только месяц пребывания, Светодар, побывал в своей княжеской резиденции, лишь пару раз. Всё остальное время, лагерь дружинников князя, размещался на нейтральной территории между враждующими сторонами; надежды на сдерживающий эффект, конечно, никакой, в связи с малочисленностью «военной дружины регента», но, присутствие будущего монарха страны, всё же, создавало небольшую видимость «справедливого контроля», за развивающимся конфликтом. Во второй месяц, князь и вовсе застрял, на «сдерживающем кордоне». Первые попытки инициировать «совместный совет», между взбунтовавшимися крестьянами и «воинственно настроенными дружинниками князя-вассала», потерпели провал. Если удельных князей изначально настроили против князя-регента и они не желали вступать с ним, ни в какие «беседы», тем более в «политические диалоги», откровенно игнорируя его присутствие; то крестьяне, открыто выражали к любой «княжеской власти» нескрываемое недоверие. Светодар оказался в положении «карточного царя», фигуру которого, в любой момент могли разменять две противоборствующие стороны. Впервые за многие годы, молодой князь чувствовал себя одиноким и беспомощным. Советника рядом не было, отца-монарха — и подавно. Несколько раз, в связи с вспыхивающими кровопролитными столкновениями между крестьянами и дружинниками, князю-регенту, приходилось выезжать «совершенно беззащитному», на переговоры то к одной стороне конфликта, то к другой, выполняя роль «миротворца». Осложнялось всё тем, что молодой князь-вассал, не желал идти на уступки крестьян, и, потакая собственному эгоизму, потворствовал ещё большему разжиганию противоборства.

«Третий месяц на исходе…» — думал про себя князь, отправляясь в княжескую резиденцию, чтобы отмыться от грязи и пота, покрывших тело, за последний месяц (зимой, в походных условиях, особо не отмоешься; всё, на что можно рассчитывать это небольшой чан с водой, разогретой на костре) — … конфликт продолжается, и нет ему достойного противовеса. Если так и дальше будет продолжаться, по цепной реакции, разожгутся конфликты в других регионах страны. И не важно, что станет «причиной их начала»; важно, что недруги почувствуют слабость монархической власти, и найдут «крючки» для провокаций и дестабилизации мирного существования. А это ВОЙНА, Светодар… это кровь невинных людей и это твой «крах» — конец «справедливому правлению».

Отправлять гонца с депешей, чтобы организовать подкрепление, было опасно. Все дороги, ведущие к Китеж-Граду, проходили по «удельному княжеству» зарвавшегося вассала; в любом случае гонец попадёт в руки его людей. Если бы он раньше мог предположить, что недовольство обернётся «вооружённым конфликтом», он отправил бы гонца заранее; до того, как пересечёт границу конфликтующего региона. Оставив ночью лагерь на пару часов, Светодар приехал верхом в княжеский замок. Нельзя было оставлять пост надолго. Но и своих людей, надо было отмыть, накормить и подбодрить. Им и так досталось в «последнем столкновении», и хотя, никто пока не погиб, раненые всё же были. Спешившись, молодой князь, передал поводья конюху, спешно зашагал в замок. Эта резиденция, по сравнению с другими, разбросанными территориально по всей стране, была самой «маленькой» из всех. «Маленькой» по меркам Светодара, всего-то, десять человек прислуги во главе с мажордомом (внутри замка); двадцать человек охраны на случай «революции или иных остросюжетных обстоятельств» и пятьдесят человек военных дружинников, которых князь привёл с собой. В любом случае, численный перевес в военной силе, явно был не на стороне князя. С таким количеством военных и охранников, он мог осуществлять лишь функции «сдерживания» и «дипломатических переговоров». Поднявшись по парадной лестнице, князь открыл дверь, вошёл внутрь. Навстречу вышел мажордом-управляющий этим имением.

— Антип Всеславович, — обратился к управляющему Светодар, распорядись приготовить баньку для меня, и будь любезен направь ко мне начальника охраны. Имя у мажордома, простое, самое обычное для славянина. Когда-то, будучи юношей, князь-отец, заприметил его в одной из проезжих деревенек. Невысокий, коренастый юноша, лет двадцати, подковывал лошадей на постоялом дворе. Пока молодой человек работал, князь-монарх, расспрашивал его о жизни и о его видении «политики», не представляя юноше своего истинного статуса. Не ведая о том, с кем беседует, молодой человек открыто и смело, высказывался и о политике, и о князе-монархе; с нескрываемой юношеской проницательностью и правдивостью, указал на некоторые ошибки в ведении государственной политики. Чем, собственно, «и подкупил» расположение князя. Через несколько месяцев, князь-отец, при всех своих монарших регалиях, самолично явился в эту деревеньку, посетил семейство юноши и «отпросил у отца» сына к себе на службу. И хотя у батюшки Антипа были ещё двое взрослых сыновей, отпустил его лишь тогда, когда князь вручил Главе семейства личную княжескую грамоту о выделении ежемесячного пособия для семейства, покрывающее убытки от «изъятия из домовладения» лишних рабочих рук. Антипу было совестно, за столь меркантильное отношение отца к собственному чаду, и после переезда в замок, он редко навещал свою семью. Вместо этого, в «довесок» к «ежемесячному княжескому пособию», он отправлял в семью и третью часть своего собственного заработка. Князь понимал поступок юноши, и не обременял его расспросами на тему «отношений с семьёй». Зато в качестве «нежданного подарка судьбы», князь отец приобрёл прекрасного «управленца» для княжеского владения и очень умного, проницательного и верного ему собеседника. Надо заметить, что слуг для своих домовладений, князь-отец подбирал очень тщательно, опираясь в основном на личные качества людей. Зато монарх знал, что на каждого из своих слуг, охранников и тем более дружинников, он может положиться, как на самого себя. Эти же качества, он прививал и сыну.

Антип Всеславович, принял у молодого князя верхнюю одежду и удалился исполнять распоряжения хозяина. Пока Светодар прохаживался по просторному холлу замка, в ожидании начальника охраны; дверь, расположенная на другом конце вестибюля отворилась, вошёл высокий русоволосый молодой мужчина, лет сорока, в походной военной форме; с ходу обратился к князю:

— Вечер добрый, Ваше Сиятельство! Изволите доложить обстановку организации безопасности ваших владений?

— Это позже, Ратмир! Сейчас выслушай меня внимательно. Пока я отмываюсь в бане, собери отряд из двадцати лучших ратников, при полной «боевой амуниции». Сегодня они уйдут со мной на «контрольный рубеж», чтобы подменить раненых, уставших дружинников. Прибывших людей: накормить, отмыть и оказать медицинскую помощь. Обстановка очень серьёзная! Скорее всего, тебе придётся готовить ещё одну группу для подмены. Если нужно будет снять часть охраны с замка, ты это сделаешь.

Ратмир помедлил, ожидая, когда князь продолжит, потом спросил:

— Ваше Сиятельство, если всё так серьёзно, может начинать собирать «дружины» из близлежащих регионов, я могу заняться этим, после того, как выполню Ваше поручение относительно прибывающих в замок дружинников.

— Видимо ты прав, и нам не обойтись без помощи наших ратников. Но есть одна проблема. Если ты отправишь гонцов, их точно перехватят «люди зарвавшегося вассала». Мы с тобой, сейчас находимся на «осадном положении», и любой «неосторожный шаг» с нашей стороны, может привести к началу военных действий. Этого нельзя допустить сейчас, при моем положении регента. Нам нужно любой ценой достичь соглашения о перемирии, между князем и крестьянами. Пусть даже временном перемирии, чтобы мы беспрепятственно могли собирать «военные силы», не обостряя конфликтную обстановку в стране.

— Вас понял, Ваше Сиятельство! — отчеканив слова, сообщил Ратмир, — Немедленно приступаю к выполнению Вашего приказа. Мужчина вышел из холла, закрыв за собой дверь в вестибюль. Светодар, открыл дверь парадной лестницы, вышел на улицу и отправился по дорожке, к деревянной дубовой бане, расположенной на призамковой территории. Через час, обновлённый чистотой князь, вернулся в холл замка, и распорядился подать ужин в спальню. После ужина он намеревался вздремнуть ровно час (чтобы дать организму отдохнуть перед боевыми буднями), потом вернуться на «контрольный рубеж» с новым отрядом дружинников.

Князь дождался, когда прислуга занесёт ужин в комнату, поблагодарил и приказал не беспокоить его в течение часа; объяснив, что ему нужно немного поспать. Женщина-прислуга, тут же передала распоряжение хозяина Антипу Всеславовичу, и удалилась, восвояси.

Прежде чем принимать пищу, князь решил переодеться в чистое бельё. Предусмотрительно закрыв дверь на внутренний засов, он скинул с себя банный-махровый халат, в котором пришёл из бани и направился к гардеробу, чтобы взять чистое бельё и одежду. Открыв настежь широкие створки шкафа, князь забрался одной рукой на полку с нижним бельём, второй рукой отодвигал поочерёдно висящие на вешалках рубахи; сосредоточенно искал спальные штаны. Вдруг, за спиной его Сиятельства, послышался треск, напоминающий «звук полыхающего огнём дерева», а следом за ним гулкий грохот. Мужчина застыл в одной позе. Позабыв от неожиданности, о совершенно голом виде, в котором застали его «подозрительные звуки», князь повернул голову назад. На полу, посреди комнаты, распластавшись на спине, лежала его жена; крепко обхватив правой рукой предплечье, издавала стонущие ругательства. Впервые переместившись в пространстве реального времени, девушка не рассчитала траекторию падения (и вместо того, чтобы приземлиться в той же позе, что и медитировала, она с размаху, да ещё и всем телом), «встретилась» с той самой поверхностью, на которой, ещё недавно сидела. Пока супруга зажмурив глаза, корчилась от боли, лёжа на полу, Светодар созерцал «её появление» выпучив от изумления глаза. Ещё мгновение и он опомнился, осознав, что Рада сейчас откроет глаза и увидит его «в чём мать родила». Махровый халат всё ещё лежал на полу возле постели, бежать до него вприпрыжку не было смысла. Реакция воина сработала чётко: той же рукой, что только что искала в гардеробе спальные штаны, князь сорвал с вешалок горсть висящих в шкафу рубах, и прикрылся ими от «бастыжих глаз» подопечной.

 

В следующее мгновение, мужчина уже истошно орал:

 

— Раааааааааааааада! Какого лешего ты тут делаешь! Как ты попала сюда, «несносная девчонка»! Ну, погоди у меня… — запинаясь об рукава и подолы рубах, одни из которых болтались у князя между ногами, другие волочились по полу, мужчина нервно, но беззлобно ругался — вот только оденусь, и я покажу тебе, где «раки зимуют»! Доскакав, до валяющегося на полу халата, словно «затравленный кролик», Светодар проорал командным голосом:

 

— Не смееееееееееть… открывать свои бесстыжие глаза и смотреть на голого мужа!!! — бросив рубахи на пол, князь подцепил одной рукой халат, и, повернувшись к супруге «голым задом», накинул «спасительное облачение»; и только после этого, дрожащим от волнения голосом сказал: Ты пока ещё не доросла, до этого сюжета!

 

Рада хоть и слышала все ругательства мастера, но в данный момент времени, ей было не до него. А уж о том, чтобы созерцать супруга в голом виде, вообще говорить не приходится. Неудачно приземлившись, она выбила себе плечевой сустав. Светодар, крепко обвязался вокруг талии поясом от халата и поспешил на помощь «травмированной супруге». Лицо девушки выглядело бледным, по щекам катились крупные слезинки. Князь встал на колени, осторожно «отцепил» от больного плеча, впившуюся в него здоровую руку жены. На мгновение мужчина задумался; поднялся на ноги, прошёл к гардеробу и вытащил с одной из полок махровое полотенце, скрутил его жгутом. Вернулся обратно к жене, присел рядом и попросил её зажать зубами скрученное полотенце. Как только, девушка подчинилась и зажала зубами матерчатый жгут. Светодар установил точку опоры для тела, отодвинув одну из своих ног в сторону. Потом аккуратно приподнял руку супруги, отвёл в сторону и резко дёрнул. Сустав встал на место, Рада потеряла сознание от болевого шока. Князь подсунул одну руку под изголовье девушки, вторую под её колени (только сейчас, он заметил, что жена, совершенно босая), оперевшись в пол коленями, он с силой оттолкнулся от пола, выпрямил углом правую ногу; поднял супругу на руки. Ещё один толчок, и князь поднялся во весь рост, через мгновение он уже нёс подопечную, на свою кровать. Услышав громкие возгласы в спальне князя, вся прислуга в замке переполошилась. Мажордом, дабы не наводить лишней паники, приказал всем оставаться на своих местах; сам же отправился в княжеские покои. Пока Светодар проводил манипуляции с суставом ученицы, Антип Всеславович, стоял за дверью и тревожно вглядывался в замочную щель. Снаружи дверь открыть он не мог, поскольку князь закрыл её с внутренней стороны на засов. Наблюдая, как хозяин, поднимает с пола «бессознательное тело», Антип, разволновался не на шутку. Помедлив, он настойчиво постучался. Светодар уложил воспитанницу на постель, приподняв подушки так, чтобы девушка полусидела; пошёл открывать «внутренний засов». Хозяин раскрыл дверь, и, приложив палец к своим губам, тихо, но довольно чётко издал звук «тсссссссссс…», что означало — «Тихо! Без паники». Потом шепотом добавил:

 

— Антип… Немедленно, несите мне питьевую воду, и добавьте в нее лимон и мёд. Антип недоверчиво взглянул на князя, перевёл взгляд на лежащую в постели хозяина молодую особу, и переспросил:

 

— А может что покрепче? Например, отличный английский ром, коньяк, эль… — на секунду призадумавшись, управляющий добавил: …есть наша славянская медовуха!

 

— Неси медовуху… — уверенно согласился князь, — …но воду, с лимоном и мёдом, захвати обязательно!

Антип удалился исполнять распоряжения хозяина. Светодар прошёл по комнате, собрал валяющиеся на полу рубахи и отправился к гардеробу, чтобы «всё же отыскать» свои штаны (… ну, или уж «в крайнем случае» кальсоны. Штаны он, наконец-то отыскал, на полке. Решил сразу же их надеть, вдруг супруга очнётся. Халат, конечно спас его, на этот раз… Но всё же, в сравнении с брюками, не являлся таким уж «основательным оберёгом», от любопытных глаз ученицы. Рано, пока, шокировать её своим «неглиже»). Натянув брюки и рубаху, он вернулся к постели; забравшись на кровать с другой стороны, ласково погладил девушку по щеке. На столе продолжал остывать приготовленный для него ужин. Дверь в покои хозяина была приоткрыта, Антип вернулся с подносом. За ним, чинно проследовала немолодая женщина прислуга, несла за Антипом высокий глиняный сосуд с ручками, а также ёмкость, напоминающую «современную кастрюлю» (скорее всего это был глиняный горшок с ручками, в котором обычно готовят каши, плов и прочие вкусности).

— Ваше Сиятельство, — деловито заявил Антип, — мы с Аграфеной (так звали служанку), решили принести ещё и порцию ужина, для вашей гостьи. Вдруг молодая дама, проголодалась?

— Это не гоооооостья, Антип… — улыбнувшись, ответил Светодар, — это моя женаааааа Радамира, а если проще — Рада.

Антип и Аграфена удивлённо переглянулись между собой, расставили на столе «вечерние кушанья», а лишних вопросов хозяину задавать не стали. И в самом деле… Ну, какая разница, каким способом законная жена князя, оказалась у него в спальне? Главное, что хозяйка, посетила их благодатную вотчину! Теперь нужно, оповестить охрану и прислугу, о том, что княжеская чета в полном составе, гостит в своей резиденции. Через несколько минут, после ухода Антипа и Аграфены, в покои Светодара вошёл Ратмир.

Заметив, что на кровати рядом с князем, «полусидя» лежит красивая девушка, ратник смущённо сделал шаг назад. Он хотел было, выйти за дверь, но Светодар его остановил.

— Погоди, Ратмир, не уходи… — спрыгнув с постели, князь поспешил к столику, на котором стоял ужин, — присядь, пожалуйста, похоже, планы придётся немного изменить и скорректировать действия, ввиду непредвиденных обстоятельств: моя жена Рада, — Светодар, указал пальцем на лежащую в постели девушку, — решила составить мне компанию! Снимать охрану с замка, нельзя ни в коем случае! И ещё… Лицо князя, вдруг стало серьёзным и тревожным:

— Пока меня не будет в замке, ты — лично, отвечаешь за безопасность будущей монархини… Головой своей отвечаешь, Ратмир! Если по счастливому стечению обстоятельств, мне удастся уговорить супругу, покинуть замок, эта ответственность снимется с тебя. Но, что-то мне подсказывает, что этого «счастливого момента» мы с тобой не дождёмся.

Светодар помолчал, и снова продолжил: — Если Рада заупрямится, откажется «выполнять твои советы», связанные с её безопасностью, предоставляю тебе все мыслимые и немыслимые полномочия, на действия, которые ты сам посчитаешь необходимыми, чтобы жизнь её была в безопасности, и ни один волос не упал с её головы. Однако, хочу предупредить тебя заранее… Силой и угрозами, с ней не договоришься. Поэтому, если придётся принимать меры по экстренному перемещению супруги в другую местность или же, место, рекомендую для начала её усыпить. В сонном состоянии, любимая жена намного сговорчивее, нежели в осознанном.

Рада уже пришла в сознание, но тихонько лежала с прикрытыми глазами, чтобы не спугнуть «заговорщиков», сидящих у стола.

Она чуть приоткрыла один глаз, и сквозь ресницы увидела, как Светодар достал из стопки тарелку, поставил на стол. Взял из свёрнутой салфетки ложку, подал её молодому человеку, сидящему напротив.

 

— Давай, перекуси, потом продолжишь намеченную деятельность. Здесь много пищи для нас двоих с женой; а тебе не мешает подкрепиться.

Мужчины продолжали беседовать и обсуждать намеченные планы, Рада, продолжала тихо лежать с закрытыми глазами, и слушать их диалог. Из короткой беседы мужчин, девушка поняла, что ситуация сложившаяся в этом регионе «хуже некуда», и Светодар, не покинет эту местность, пока обстановка полностью не стабилизируется. Ещё ей не понравились высказывания мужчины, сидящего за одним столом с мастером; по его тревожным вопросам и комментариям, становилось понятно, что Светодар и его люди пребывают в серьёзной опасности; а находиться в той местности, куда он снова собирается отбыть «подобно самоубийству». Наконец собеседники закончили трапезу: подкрепились и выпили. Ратмир поблагодарил Светодара за заботу, и пообещал исполнить поручение, касающееся его супруги, даже ценой своей жизни. Затем он поднялся из-за стола и вышел из спальни. Светодар, тем временем, отошёл к гардеробу, открыл дверь настежь (так, чтобы, в случае если супруга придёт в себя, она могла видеть только его ноги), стал переодеваться в походный мундир, чтобы вновь отправиться в «путь-дорогу». Дождавшись, когда учитель полностью оденется (чтобы не шокировать его во второй раз), Рада, позволила «себя обнаружить», мысленно передав сообщение:

 

«А почему, я не могу поехать с Вами, дорогой Светодар?»

Князь закрыл дверцу шкафа, и, отворачивая к запястьям манжеты военного мундира, на ходу объявил вслух:

— Потому, что там, очень опасно находиться молодой леди. И даже здесь, в замке, находиться небезопасно! Светодар подошёл к постели, присел на краешек, согнув одну ногу в колене, взял руку Рады, в свои ладони. Прильнув губами к тыльной стороне ладошки супруги, князь, расцеловал её.

— Как твоё плечо, милая? Оно ещё поболит какое-то время, пока не пройдёт ушиб и растяжение сухожилий. Светодар глубоко вздохнул, потом с расстановкой заговорил вновь: — Девочка моя… Тебе надо вернуться в Китеж-Град. Немедленно. Здесь не ровен час, как могут начаться военные действия. Моё положение князя-регента, не способствует удержанию власти и стабильности, со всех сторон прижимают противники, и плетутся заговоры. Удельные князья, вышли из под контроля, воспользовавшись нестабильностью княжеской власти и моего положения.

 

Не закончив излагать, убедительные доводы, учитель потребовал:

 

— Сию же секунду рассказывай, как тебе удалось переместиться прямо ко мне в спальню?! Очень, знаешь ли, не хочется, чтобы в следующий раз, ты застала меня прямо в бане или в сортире… — договорив фразу, мастер рассмеялся.

Рада сползла с подушек, и, подвинувшись к согнутой ноге мастера, улеглась на неё головой (памятуя, как ещё недавно в спальне с единорогами, она лежала на колене брата Святослава). Потом с задумчивым видом, ответила:

 

— Использовала, в качестве «трансформатора», Ваш перстень, дорогой учитель. И не спрашивайте меня сейчас, как нашла его и что предприняла потом. Когда вернёмся в Китеж-град, всё расскажу в подробностях. Главное, что у меня получилось! И Джон тут, вовсе не причём. Ему то, сейчас, «не легче чем Вам», потому что я испарилась, прямо у него на глазах. Светодар, положил ладонь на макушку подопечной, погладил.

— Рада… Я должен вернуть тебя обратно. Пойми, родная, пока ты находишься здесь, я становлюсь «уязвимым» для противников. Ты ведь прекрасно знаешь, как враги, умеют использовать родных людей, чтобы надавить на лидера. Пока ты находишься в безопасности, я могу смело действовать и «манипулировать» обстоятельствами. Рядом с тобой, мои «руки связаны». Пойдём в середину комнаты… Помогу тебе вернуться в замок, прямо сейчас!

 

Рада встретилась взглядом с глазами мастера, и, не отводя взор сообщила:

 

— Нет, дорогой Светодар… Либо мы вернёмся вместе, либо, я остаюсь здесь! До тех пор, пока все «Ваши плохие обстоятельства», не сложатся в благоприятную сторону. За меня можете не волноваться, я ведь уже немного умею перемещаться в пространстве… А значит… В критической ситуации, могу воспользоваться своими «талантами» и никакие враги, поймать меня не смогут (что касалось волнений за её безопасность, здесь Рада, конечно же слукавила: не упомянув о трёхчасовом процессе концентрации, в результате которого она переместилась в «спальню мужа»). Светодар хотел было, что-то возразить, но в комнату зашёл Ратмир.

 

— Ваше Сиятельство! Дружинники готовы отправляться в путь! — доложил ратник. Заметив, очнувшуюся и лежащую на колене князя, девушку, Ратмир, встал по стойке смирно, и, опустив голову в знак приветствия «хозяйки», смущённо пробормотал:

 

— Приветствую Вас, Ваше Сиятельство, очень рад познакомиться с будущей монархиней этой страны. Готов служить Вам, так же, как и нашему многоуважаемому светлому князю Светодару.

Выслушивая «смущённую тираду Ратмира», Светодар, тем временем, подсунул ладонь под голову жены, высвободил ногу и опустил на пол. Князь поднялся на ноги, Рада спрыгнула с кровати следом за ним, шлёпая босыми ногами по полу; удерживая здоровой рукой больное плечо. Мастер обнял жену. Расцеловывая её лицо, взволнованно шептал:

 

— Мне пора возвращаться на «боевой рубеж», родная! Там мои люди и они в опасности. Очень прошу тебя, милая, слушайся Ратмира, пока меня нет рядом. Я попросил его, присмотреть за тобой и оберегать в случае опасности, а при определённых обстоятельствах, спрятать тебя. Не создавай ему проблем, умоляю…

Отстранив от себя супругу, князь, принял из рук Ратмира походный плащ, и поспешно вышел из покоев. Ратмир последовал за ним. Оставшись наедине с собой в комнате, Рада, закрыла лицо руками и тихо расплакалась. После пережитого перемещения, накопившийся стресс, вылился в «слезливую истерику». «Похлюпав немного в кулачки», девушка «взяла себя в руки»: ни к чему раскисать, когда любимому мастеру нужна помощь и поддержка. Рада начала думать…

 

Вскочив на коня верхом, Светодар, отдал последние распоряжения Ратмиру:

 

— Проследи, пожалуйста, чтобы ей было комфортно в нашем имении и пусть Антип, найдёт для Рады тёплую одежду, на тот случай, если её придётся увозить отсюда, и обувь, негоже, хозяйке имения, разгуливать по замку босой… — Светодар, грустно улыбнулся, пристально глядя на Ратмира, потом продолжил вещать:

 

— Береги её, ценой собственной жизни! Мне больше не на кого положиться, и некому доверить жену, Ратмир. Если со мной, вдруг, случится что-то плохое, немедленно доставь Раду в Китеж-Град! Никому не доверяй, самолично доставь! Тайно! Даже если она будет сопротивляться, «усыпи» и увези домой!

 

— Ваше Сиятельство, будьте спокойны за свою супругу, теперь она под моей защитой. Надеюсь, мне не придётся применять экстренных мер, и всё закончится благополучно, для всех нас…

Светодар пришпорил коня, и галопом помчался мимо проезжающих воинов, чтобы встать во главе «отряда ратников».

 

  • Когда твой гений слаб / Песни снега / Лешуков Александр
  • Многогранность / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • Стервец / Катя Море
  • Время / Рассказки-3 / Армант, Илинар
  • Глава 7. Кто старое помянет / Орёл или решка / Meas Kassandra
  • Память / Чёрно-белое / Жабкина Жанна
  • Взрывоопасная ситуация / Фри Иди
  • Он приходит ночью / Капитан Фог
  • 2 step / Лисовская Виктория
  • Я в это верю / Миниатюры / Law Alice
  • Если я виновата / Если я виновата... / Сухова Екатерина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль