Вернувшись домой, Алекс не находил себе места.

0.00
 
Вернувшись домой, Алекс не находил себе места.

Вернувшись домой, Алекс не находил себе места. То, что произошло в замке, заставляло молодого человека, испытывать угрызения совести, не только перед любимой женщиной, но и перед её роднёй. Ночь он провёл беспокойную и бессонную; то и дело всплывали животрепещущие образы, белокурой княгини.

«Всё, хватит с меня», — думал Александр, — «… пока Рада в школе, возвращаюсь к себе домой. К выходным буду приезжать в дом Святослава». Походив, взад вперёд по комнате, он принял окончательное решение: «Жить дома».

Утро выдалось дождливым, пасмурным. Рада поднялась сегодня, раньше обычного; нужно было собрать вещи, книги. Она возвращается в школу. Впереди учебная неделя. После завтрака в «семейном кругу учителя», девушка вернулась в комнату, внимательно оглядела её, удостоверившись «что ничего не забыла». Взяла в руки сумку, вышла за дверь, запирать на ключ не стала.

Спустившись с лестницы, прошла в общую гардеробную, где оставила вчера верхнюю одежду и обувь. Следом за ней вошёл учитель. Отметив про себя, что супруга уже переобулась и готова надеть верхнюю одежду, он снял с вешалки её пальто.

— Вижу, что ты уже готова отправиться в путь, — прокомментировал своё присутствие князь, — может вернёшься после занятий в замок, вместе со мной? Дома, в любом случае лучше, чем в «девичьем общежитии школы». Светодар смотрел на подопечную, услужливо придерживая её пальто, пока она засовывала руки в рукава.

— Интересно, и как же я объяснюсь со своими сокурсницами? Скажу, что отныне «проживаю в доме учителя»? Уже представила, их «разыгравшееся воображение» и варианты «сплетен», ползущих по «кулуарам» Раведы. Ученица повернулась лицом к Светодару. Улыбнувшись, поблагодарила за галантность. Надев вязаную шапочку и перчатки, девушка направилась к выходу, мысленно сопроводив «язвительной фразой»: «Жду Вас на улице, Ваше Сиятельство. И прошу не задерживать отъезд в школу». Искоса бросив взгляд на смеющегося учителя, удостоверилась, что князь «поймал её сообщение», вышла из гардеробной. Экипаж прибыл к «запасным воротам школы», ровно через пять минут, после отъезда из замка. Взяв из рук учителя сумку, девушка пожелала Светодару удачной трудовой недели, и, бросив на ходу «до скорой встречи», зашагала в сторону «спального корпуса для девушек». На площадке возле здания, уже толпились «неугомонные ученицы», съезжавшиеся после выходных в школу со всех близлежащих регионов. В комнате, Рада обнаружила переодевающуюся Ярославу; она вернулась на полчаса раньше сокурсницы. Поприветствовав её, блондинка принялась задорно пересказывать события прошедших выходных.

Послушав некоторое время болтовню «новой соседки», Рада попросила Ярославу, рассказать о своей семье, обосновав любопытство «важной причиной». Поскольку девушкам предстояло проводить много времени вместе, необходимо было налаживать «дружественные» отношения. А отношения, без взаимопонимания и доверия, обречены на провал. Поэтому, нужно было начать хоть с минимального ознакомления «сфер жизни» в которых росли и развивались «потенциальные подруги»; например с семьи. Ярослава некоторое время колебалась, потом устроилась за письменным столом напротив сокурсницы и поведала не самую счастливую историю. Росла она без отца, в деревенской местности. Кроме мамы, имелись дедушка и бабушка, а также целый «отряд» родных тётушек, дядюшек, племянников. Отец Ярославы, испарился сразу же после рождения дочери. Подбив совсем юную мать Ярославы на побег из дома, соблазнил наивную девушку. Впоследствии обнаружилось, что у «возлюбленного» есть жена и трое малолетних детей. Ярослава родилась в «родительском доме матери» и первое, что ощутил ребёнок после рождения, это руки родной бабушки и деда. Повзрослев до возраста 12 лет, девочка поняла, что не создана для жизни в деревне и при первой же возможности, сбежала, из отчего дома, увязавшись за одним из дилижансов следовавшим в Китеж-град. Дилижанс, отъезжающий с постоялого деревенского двора, принадлежал одной из школ Раведы. Когда на задней ступеньке багажного отделения транспорта, преподаватели заметили подростка, тут же доставили её к Агнехрону. Выслушав рассказ девчушки, директор распорядился вернуть её домой (в сопровождении одного из учителей школы), первым же транспортом, следующим по направлению к родной деревне. Однако, пожалев ребёнка, решил оставить обучаться в Раведе вместе с остальными детьми. Через неделю, он самолично навестил родительницу Ярославы и убедил женщину, отпустить девочку учиться в город; заверив, что возьмёт над ребёнком «шефство». С того момента, Ярослава чувствовала себя «обязанной» Директору, за то, что Верховный жрец дал деревенской девчушке шанс на благое, счастливое будущее. В свою очередь, Рада пересказала соседке «свою историю», выдуманную когда-то в детстве и неустанно «пересказываемую» от случая к случаю «новых знакомств». Заученная наизусть «сказка», а если быть точнее — правда, без деталей, была довольно простой, потому и не имела «брешей» и неточностей. Немного пообщавшись, девушки собрали школьные сумки и отправились в учебный корпус «грызть гранит наук» — получать знания. Учебные занятия проходили, в обычном ритме и режиме. По вечерам Раду навещал учитель Светодар, освоив для «коротких встреч» библиотеку в «спальном корпусе для девушек». Среди недели её навестил Алекс. Видимо последнее расставание с миленькой, беспокоило его. Чтобы хоть как-то сгладить «угрызения совести», молодой человек приехал в Раведу, проведать подругу детства. Окончился последний урок. Александр, вспомнив про «особенное место», где когда-то, в школьные годы, поджидал любимую девушку, присел на выступ бордюра клумбы. Курсанты старших факультетов выходили на улицу группами, ученическая массовость рассеялась, миленькой не наблюдалось. Алекс поднялся на ноги, собравшись направиться в здание «девичьего общежития», как вдруг на крыльце появилась Рада, с сумкой наперевес. Следом за ней вышла высокая миловидная блондинка. Не озираясь по сторонам, девушки направились к «спальному корпусу». Александр пошёл следом за ними. Нагнав учениц, он осторожно просунул свою руку под руку Рады, от неожиданности она отшатнулась в сторону, наступив на мысок ноги Ярославы.

— Вот ты и попалась, моя миленькая! — негромко прокомментировал свои действия Алекс. Обрадовавшись дорогому другу, Рада взвизгнула и повисла у него на шее. Изумлённая Ярослава, наблюдала за «любвеобильной сценой», с широко раскрытыми глазами. Однако, наблюдала за «сладкой парочкой» не только сокурсница; из учебного корпуса, на площадку, ведущую к крыльцу, вышел Светодар; мгновенно сделав шаг назад, спрятался за колонну. Немного успокоившись от первой эмоции радости, миленькая отпустила шею друга и расцеловала в обе щеки. От смущения уши Алекса приобрели малиновый оттенок.

— Может, погуляем по школьному саду, — робко предложил Александр, — вспомним детство, юность школьную. Мужчина бросил взгляд на блондинку, стоящую рядом, и обратился к подруге: — Не хочешь познакомить нас? Рада повернулась к Ярославе, и, указав жестом руки на молодого человека, произнесла:

— Познакомься, это мой любимый друг детства! Александр! Мы вместе росли и учились в Раведе. Пять лет назад он окончил обучение и начал преподавать в школе-усадьбе Китеж-Града. Потом Рада обратилась к молодому человеку и представила ему новую знакомую, назвав её по имени.

Пока происходило «знакомство», Светодар стоял за одной из колонн здания, сканируя мысли собеседников; пытался «уловить», угрозу личному «романтическому союзу».

— Дорогая, — обратилась к сокурснице Рада, — если идёшь к нам в комнату, возьми мою сумку, пожалуйста. А я скоро вернусь. Ярослава сама сняла школьную сумку с плеча Рады, и хитро подмигнув «съязвила»:

— Конечно…конечно… Наслаждайся общением с другом! А то скоро заявится в библиотеку наш дорогой учитель; и расстроится, узнав, что тебя не застал.

Рада пропустила «колкую язвительность» соседки мимо ушей, подхватила друга под руку. Увлекая мужчину за собой, направилась по брусчатке в сторону сада. Некоторое время, Алекс помалкивал, прижимая руку подруги к себе; чувствовал, что немного нервничает. Потом собрался «с духом», произнёс:

— Ты не задумывалась о переводе из Раведы, в нашу школу-усадьбу? Я сейчас курирую два старших факультета, подобных тому, где учишься ты, дорогая. И предметы, и практические занятия, идентичны. Там мы могли бы чаще видеться с тобой. Мужчина посмотрел на девушку, и ещё крепче сжал её руку.

— Представляешь, не думала об этом, — тихо рассмеявшись, ответила Рада. Но теперь, благодаря твоему старанию, подумаю. Хотя… — девушка запнулась, — в свете последних событий и новостей, не думаю, что эта затея осуществится. Алекс бросил тревожный взгляд на подругу, и уточнил:

— Каких событий, милая?

Рада опустила голову. Мысленно обдумывала, как лучше и спокойнее сообщить другу детства о «своём замужестве». С одной стороны, она согласна с доводами Светодара, и сама всегда знала, что любит Александра «не так, как должна любить будущего мужа». Теперь она хорошо понимала, что привязанность к нему, зиждется не только на чувстве любви к родному человеку, но также и на эгоистическом чувстве «собственничества». Друг имеет полное право на обыкновенное человеческое счастье и отношения, с любой понравившейся ему женщиной. С другой же стороны, на чашу весов поставлены «романтические чувства и привязанность» Алекса к ней самой. Меньше всего ей хотелось видеть душевные страдания родного человека. Она ждала подходящей ситуации, чтобы выяснить вероятность «худшей реакции» друга, на вскрывшиеся подробности её личности. И ей, жутко не хотелось обнародовать «эти самые подробности» лично. Она предпочла бы, чтобы Алекс узнал о «её замужестве» и тем более «монаршей принадлежности» от кого угодно, только не от неё.

— Алекс, родной… — с расстановкой вещала Рада, — давай оставим обсуждение «событий» до моего приезда домой. Всё не так просто, как выглядит на первый взгляд. Не хочу, чтобы между нами сложилось недопонимание, обиды и что хуже всего отчуждение… Ты же знаешь, как сильно я тебя люблю и дорожу нашими отношениями. То, что тебе предстоит узнать обо мне, может повергнуть тебя в шок. Пусть лучше это происходит дома, а не здесь, в стенах школы. Рада остановилась, встала на дорожке, преградив другу путь; одной рукой, откинула с его лба «непослушную» прядку волос. Потом подтянувшись на цыпочках к лицу молодого человека, звонко «чмокнула» в нос. Монолог подруги растревожил мужчину не на шутку, озноб, пробежавший по всему телу, был ярким тому подтверждением.

— Хорошооооо… — протянул Алекс задумчиво, — оставим серьёзный разговор до твоего возвращения домой. А пока, хочу, чтобы ты знала. Я очень соскучился по тебе, не смог дождаться конца недели. Меня откомандировали в одну из окружных школ, на два дня; учителя и профессорский состав жаждут ознакомиться с моими профессиональными наработками. Завтра рано утром уезжаю, вернусь в пятницу, поздно вечером. С нетерпением буду ждать субботы, чтобы увидеться с тобой.

Тревожное чувство не покидало его, но он старательно прятал эмоции подальше от собственного разума, чтобы не нагнетать обстановку еще больше.

— Ты нервничаешь, дорогой? — заглядывая другу в глаза, спросила Рада, — поделишься опасениями? Она снова подхватила друга под руку. Молодые люди двинулись по дорожке школьного сада. Достигнув «заветного дерева» (в школьные годы, Алекс назначал здесь встречи), они остановились.

— Ты права, милая, волнуюсь. Переживаю. Нужно сказать тебе кое-что… Не знаю, как отнесёшься к «глупому поступку», который я совершил недавно; потому и нервничаю. Если говорить начистоту, я и сам перестал понимать себя. Мне от этого очень неловко. Мужчина замолчал, собираясь с мыслями.

Чтобы покончить с разговором «на интимную тему» и больше не возвращаться к подобным дискуссиям, Рада настроилась на разговор серьёзно и чётко сформулировала свою позицию по поводу «случая с Еленой» (она сразу поняла, что так тревожит Александра, и решила раз и навсегда расставить все точки в этом вопросе).

— Догадываюсь, о чём ты хочешь рассказать, — спокойно вымолвила Рада. Устремив взор, куда-то вперёд, она пребывала в полном душевном спокойствии, что, так или иначе, передавалось и Алексу.

— Послушай, родной… Я уже не маленькая девочка, которую ты знал в школе; всё понимаю и не вправе осуждать тебя, за те или иные поступки. Ты взрослый, состоявшийся мужчина (она не сразу заметила, что цитирует слова учителя), имеешь полное право на личную жизнь и плотские взаимоотношения с женщинами. В любом случае, моё отношение к тебе, тем более привязанность, не изменятся. Если ты обретёшь «комфорт», которого лишён, потому что я удерживаю тебя рядом с собой, и нормальное человеческое счастье, буду только рада этому.

Некоторое время Алекс настороженно молчал. Потом уточнил, набравшись смелости:

— Значит ты в курсе, что произошло в замке? Мужчина взъерошил себе волосы одной рукой, чтобы унять нервозность.

— Ты, вероятно, забыл о неординарных способностях своей «маленькой подружки», — Рада рассмеялась. Потом, чтобы успокоить друга, развернулась и крепко прижалась к нему. Мужчина смутился, и покраснел (вероятно, от стыда).

— Хочешь сказать, что ты видела всё?! — глаза Александра расширились от возмущения.

— Успокойся, родной… Увидела я, лишь небольшую часть «вашей с Еленой» эротической сцены. Когда вышла на террасу замка, случайно получилось считать образы с твоего биополя. Потом я сразу покинула «злополучную местность». Не волнуйся. Даже имея «природные дарования», никогда не стану «шпионить» за тобой и твоими любовницами.

Отчасти волнение улеглось. Но, что-то не давало покоя, молодому человеку. То ли «спокойная реакция» Рады, будоражила парня, то ли что-то ещё, «невидимое и непостижимое» для его понимания.

— Знаешь, милая… — Алекс запнулся, — мне было бы намного легче, если бы ты сейчас кричала и топала ногами, обвиняя меня в предательстве. От твоего спокойствия, веет какой-то безысходностью.

— Не усложняй, родной… — девушка посмотрела на друга и улыбнулась. То, что случилось в замке, должно было произойти, рано или поздно. Это не случайность вовсе, а естественная закономерность. Наши с тобой взаимоотношения, так и не перешли в разряд «любовных»; остались дружескими, родными, такими как были всегда. И я не вижу причин, почему ты должен отказываться от природных физиологических потребностей. Это естественное, человеческое желание.

— Рада, — Алекс обхватил лицо подруги, обеими ладонями, — девочка моя, что ты такое говоришь?

— Я люблю тебя, понимаешь?! Тебя! И не готов «разменять» нашу совместную жизнь, на «плотские утехи» с другой женщиной! То, что случилось в замке, было досадным наваждением! Видимо, я был «по-идиотски» пьян. Мужчина обхватил девушку обеими руками, крепко сжал в объятиях. Сердце стучало, словно готово было «выпрыгнуть из груди», кровь пульсировала в висках. Что-то неприятное, тревожное, накрыло сознание; он и сам не понимал, до конца, что происходит. Однако, чувство неотвратимой потери, уже поселилось в его душе.

Рада, как могла, успокаивала друга. Единственное, что заставило Александра «временно» привести чувства и эмоции в равновесие, это обещание подруги, вернуться к этому разговору, дома. На том и порешили. По тропинке из сада, молодые люди вернулись к спальному корпусу для «старших курсанток». Алекс постеснялся провожать подругу внутрь «девичьего корпуса», и, попрощавшись возле здания, двинулся к центральным воротам школы. Рада вошла в комнату. Ярослава, лежала на постели, поверх покрывала, с книгой в руках.

— Ну, наконец-то, вернулась! — Ярослава, бросила фразу из под книги, даже не взглянув на вошедшую подругу. Я уж подумала, что ты решила заночевать в школьном саду, наедине со своим «другом детства» — ехидно съязвила соседка.

— Что у тебя за манеры, Ярослава… — глубоко вздохнув, грустно промолвила Рада. Сейчас ей хотелось просто помолчать. Отвечать на язвительные выпады сокурсницы, не было никакого желания. Обед она пропустила, оставалось ожидать полдник. Девушка взяла школьную сумку, направилась к рабочему столу. Чтобы не вступать в полемику с «вредной блондинкой», Рада принялась за «домашние задания». Пока она делала уроки, Ярослава, отложив под кровать книгу, уже час, мирно посапывала в подушку, после сытного обеда.

«Как замечательно, что ты спишь» — подумала Рада, взглянув на Ярославу. Сейчас я доделаю уроки и пойду читать, а ты «вредина», займёшь место за столом. Будешь до ночи, делать задания наших профессоров.

Прошел еще один час. Все уроки сделаны. Остался лишь один, устный предмет — «древнее культураведение», но и его нужно было делать на следующую неделю. Вся сложность состояла в том, что ученикам задали написать «доклад», изложив собственную точку зрения, на некоторые исторические события прошлого, повлиявшие на культурное наследие, разных стран. Чтобы излагать своё мнение, для начала, нужно прочитать два-три источника. Этим, Рада и собиралась заняться в библиотеке. Некоторое время спустя, прозвенел «колокольчик» школьной столовой, курсантов и школьников призывали на полдник. Рада поднялась из-за стола и начала тормошить «вредную блондинку».

— Просыпайся, соня! — громко командовала Рада, стаскивая Ярославу с постели на пол, — Проспишь полдник! У тебя еще уроки не сделаны! Почувствовав кожей холодный пол, Ярослава, снова попыталась забраться на постель. Не тут-то было…

Спортивные штаны, в которых она валялась поверх покрывала, почему-то вдруг «прилипли» к полу. Любое неосторожное движение в сторону постели, тут же приводило к «казусу». Штаны, начинали сниматься с «пятой точки», обнажая нижнее бельё девушки. Ярослава яростно пыталась удерживать одежду на «фигурной попе», однако попытки оказывались тщетными. Рада стояла над сердитой соседкой, сложив на груди руки, замочком. Нет, она вовсе не смеялась. Она лишь «мило улыбалась», глядя на то, как Ярослава наивно «борется», с её природными талантами. Повозившись, некоторое время с «непослушной одеждой», до Ярославы наконец-то дошло: «Дело вовсе не в приклеившихся к полу штанах». Обернувшись, посмотрела на улыбающуюся Раду, и «обессилено сдалась».

— Ладно! Поняла я всё. Отпусти, пожалуйста, мне нужно встать на ноги. Блондинка почувствовала, как материя штанов отлипла от пола, высвободив тело, для дальнейших действий. Девушка развернулась лицом к Раде, усевшись на полу в позу лотоса; подозрительно поглядывала на улыбающуюся сокурсницу. Потом резко поднялась и молча, отправилась в ванную комнату умываться. На полдник девушки отправились вместе.

— Рада, — пережёвывая рисовый омлет, Ярослава хитро уставилась на подругу, — ты ведь все уроки сделала? Полагаю, не откажешься помочь «верной подруге» и оставишь свои конспекты на нашем рабочем столе…

— Конеееееееееечно, «верная подруга», — Рада смешно передразнила девушку, добавив при этом комментарии, — только учти: «списывание, ещё никому не сослужило «хорошую службу». Впереди выпускные экзамены! И знания, ты явно будешь брать не из моих конспектов. Мне ещё два года, до выпускного факультета, а вот тебе остался всего один учебный год. Списывай, конечно! Да… Не забывай, что у тебя кроме наших общих предметов, есть ещё и «индивидуальные» по твоему курсу!

Вернувшись в комнату из столовой, Рада оставила соседку делать уроки в «гордом одиночестве», сама отправилась в библиотеку, готовиться к докладу. Скользя взглядом по надписям на стеллажах, отыскала нужный книжный шкаф. Осталось дело за малым: найти в огромном количестве источников, подходящие книги для доклада. Вытащила с полок, для начала, три книги и направилась в читальный зал, туда, где стоял стол. Разместилась в излюбленном кресле, что стояло подле окна, погрузилась в чтение. Прошло около часа. Дверь в библиотеку приоткрылась, не издав ни малейшего звука, вошёл учитель. Ох уж, эта его способность, «передвигаться бесшумно»! Прикрыв за собой дверь, Светодар продолжал стоять на одном месте, молча наблюдая за читающей подопечной.

— Вечер добрый, милая леди, — мысленно, чтобы не напугать девушку, поздоровался мастер. Какой объект познаний, выбрала для вечернего досуга?

Рада повернула голову к входной двери, улыбнулась учителю и кратко разъяснила, что изучает сейчас и для чего. Потом подняла повыше книгу, показав учителю её название. Светодар, прошёл вглубь читального зала, разместился за столом, в кресле, что стояло напротив. Откинувшись на спинку, устало прикрыл глаза. Некоторое время он просто молчал, испытывая тихое, гармоничное наслаждение от присутствия рядом, любимой женщины. В голове пронеслась «бредовая», но вполне осознанная мысль: «Мда… Так мало надо для счастья. Всего-то, чтобы рядом находился единственный, по-настоящему, любимый человек».

— Хочешь, помогу подготовить «доклад»? — тихо, почти шёпотом предложил Светодар. По «долгу службы» и для блага страны, мне приходилось изучать этот вопрос; на практике, а не из книжек.

Подопечная внимательно посмотрела на учителя, подумала немного, потом сказала:

— Я же вижу, что Вы устали… Отдыхайте. А лучше, поезжайте домой, постарайтесь пораньше лечь спать. С докладом я справлюсь, мне не привыкать. Вот изучу эти три источника, и расскажу «профессорскому составу» своё видение на заданную тему. Светодар не открывая глаз, промолвил.

— Лекцию читать, точно не буду, — заулыбавшись, отметил мастер, вслух — хватит с меня их на сегодня. А вот в картинках-схемах, и на рисунках, объясню с удовольствием! Открыв глаза, Светодар скомандовал: — Неси скорее чистые альбомные листы и цветные карандаши! Рада спешно поднялась на ноги, отложив учебник на край стола; направилась в комнату за альбомными листами и карандашами. Ярослава усердно «пыхтела» над конспектами, жуя прихваченную из столовой булку. Когда Рада вошла в комнату, она, с набитым до отказа ртом, спросила:

— Неужели, уже и доклад сделала? Удивлённое лицо Ярославы, с раздутыми щеками (точно хомяк), заставило Раду смеяться. Вытащив из ящика альбом и цветные карандаши, успокоила соседку пояснительным комментарием:

— Не сделала. Только изучаю источники. Если хочешь, приходи в библиотеку, прослушаешь вместе со мной «лекцию мастера Светодара», на тему доклада. Он хоть и устал очень, но любезно согласился кое-что наглядно прояснить, по теме.

Ярослава прожевала булку, почесала карандашом висок и уверенно ответила:

— Спасибо за приглашение… Но, мне ещё предстоит разобрать задания по своему курсу, завтра контрольная намечается. Хотя… Я многое бы отдала за то, чтобы послушать лекцию «любимого учителя». Жаль, что в этот раз не получится.

— Тогда… Удачи тебе, в подготовке к контрольной! — сказала Рада, и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь.

Рада вернулась в библиотеку, положила на стол альбом, карандаши. Поближе придвинула к столу кресло. Усевшись поудобнее, с любопытством стала наблюдать за действиями учителя. Только сейчас, она поймала себя на мысли, что с удовольствием разглядывает его красивые руки. Несмотря на постоянные занятия боевыми искусствами и физические тренировки, природные «аристократические манеры движений» учителя, скрыть было невозможно. Светодар раскрыл альбом, и на первом, чистом листе начал рисовать цветными карандашами, незамысловатые прямоугольные фигуры, соединяющиеся между собой линиями — стрелками. Зарисовав наглядно несколько рисунков-схем, мастер посмотрел на подопечную, и, улыбнувшись, осведомился:

— Ну, что… Моя ученица готова впитывать новые знания?

Подопечная закивала головой в знак согласия, чуть наклонилась к столу. С восхищением вглядываясь в аккуратные, цветные рисунки, внимательно слушала объяснения, попутно задавая Светодару вопросы; не только, для того чтобы уяснить правильность своих предположений. Она инстинктивно чувствовала, что мастер ждёт от неё эти самые «благодарные вопросы», как свидетельство тому, что его труды не пропали даром. За интересной, познавательной беседой время пролетело незаметно. Прозвенел «столовый колокольчик», собирая учеников и курсантов на ужин. Светодар, прикрыл альбом, сложил в коробку карандаши, удовлетворённо подвёл итог занятиям.

— И так, первая часть научной лекции прошла успешно! Продолжение следует после ужина! Хитро сощурив глаза, Светодар предложил:

— Давай поужинаем вместе… Можно здесь, в школьной столовой. А хочешь, поедем домой, экипаж всегда стоит наготове. После ужина вернёмся к нашей лекции.

Рада задумалась. С одной стороны, ей польстило предложение мастера, отправиться на ужин в замок. С другой, она прекрасно понимала: «частые уединения с учителем, в конечном итоге приведут к плачевным последствиям — «расползающимся сплетням и слухам». Забыв закрыть информационное поле от считывания, девушка снова попалась в «шпионские сети» Светодара. Сняв информацию, мастер продолжил беседу.

— Рада, — тихо, с расстановкой, вещал Светодар, аккуратно подводя подопечную к нужному решению — «любые сплетни и слухи» можно предотвратить. Нет ничего проще, чем решить эту задачу. Светодар дождался, когда девушка поднимет глаза и посмотрит на него. Нам с тобой, нужно просто официально заявить о нашем статусе. И не будет никаких проблем. Так, и где мы сегодня ужинаем? — задорно спросил мастер, резко переводя вопросом «проблемную тему» на задачу насущную — здесь или дома?

— Поужинаем сегодня здесь… — поднимаясь с кресла, ответила подопечная. Насколько я помню, согласно установленному Вами графику, по пятницам у нас намечены «индивидуальные занятия»; вот в последний рабочий день недели и поедем в замок.

Светодар спорить не стал. Конечно же, он помнил и о графике занятий, и «о пятницах». Однако, сейчас, для него было важно, чтобы подопечная «принимала решения сама». Так он «маскировал» собственные техники влияний на супругу, не давая возможности усомниться в соблюдении основных «Вселенских поконов»: свобода воли и право выбора.

В столовой, к ним за столик подсела Ярослава. Девушка страстно желала общения с мастером в неформальной обстановке, и давно уже заметила за собой нехорошую черту: «…она тайно завидовала соседке-сокурснице». Не прилагая никаких особых усилий, Рада, так или иначе, оказывалась в постоянном контакте с учителем. Что больше всего удивляло и злило Ярославу, мастер сам находил возможности для встреч. Если бы она только знала, о причинах, сокрытых внутри этих встреч; вероятно, не стала бы злиться и завидовать понапрасну.

— Мне так жаль, что не могу присоединиться к Раде и послушать Вашу лекцию, мастер… — состроив страдальческое лицо, жалобным голосом вещала Ярослава, — приходится заниматься подготовкой к контрольной работе.

Светодар, не проявляя особого интереса к «рвению ученицы слушать его лекции», подумал: «…только тебя, мне не хватало, после трудового дня». Вслух мастер произнёс «успокоительную тираду», чтобы выглядеть в глазах супруги, мудрым и справедливым:

— Не волнуйтесь так, уважаемая ученица Ярослава, — хмыкнув, словно мальчишка, Светодар изрёк, — у Вашей сокурсницы Рады, большой опыт в преподавании; ей не составит большого труда пересказать для Вас, все мои лекции! И даже наглядно показать на рисунках! Рада умеет проделывать такие фокусы, даже перед сном.

Ярослава, явно не ожидала такого поворота событий. Учитель, завуалировано, но вовсе не двусмысленно дал понять, что «его вечерние лекции», предназначены лишь для индивидуального прослушивания; и собирать аудиторию, пусть даже из двух учениц, он вовсе не намерен. Рада посмотрела искоса на Ярославу. После комментариев мастера, щёки девушки пылали жаром, и она почувствовала себя «не в своей тарелке». До конца ужина, Ярослава больше не произнесла ни единого слова. Рада молчала тоже. После того, как она предложила сокурснице присоединиться к лекции в библиотеке, девушка поняла, что чуть было, не «испортила идиллию мастера». Своим ответом, Светодар показал, что «уединённая компания» с ученицей Радой, его полностью устраивает, и пускать в этот «тесный круг» лишнего слушателя, он не желает. Мастер управился с ужином первым. Заметив, что Рада «возит по тарелке» кусочек хлеба, мужчина про себя отметил: «…угу, надо бы кое-что прояснить любимой супруге…». Светодар поднялся из-за стола, пожелал ученицам приятного аппетита; взял свой поднос и отнёс его на стол, где составляется грязная посуда. Возвращаясь к выходу из столовой, Светодар не стал задерживаться возле «молчаливых учениц»; мимоходом проходя стол, где сидели Рада и Ярослава, бросил строгую фразу в адрес супруги:

— Ученица, Рада…— негромко, но очень официально продекларировал мастер, — после ужина, жду Вас в библиотеке. Вторая часть лекции по теме доклада, включает в себя отработку «практических задач». Посмотрим, как Вы усвоили первую часть.

Обе сокурсницы, заворожено провожали взглядом удаляющегося из столовой учителя. Рада, все же решилась доесть свой ужин, понимая, что другого случая «покушать» уже не предвидится. Обсуждать «комментарии Светодара», высказанные к речам Ярославы, девушкам тоже не хотелось. Обе, прекрасно поняли смысл информации, которую донёс до них мастер. После ужина они вернулись, каждая к своим занятиям. Рада заглянула ненадолго в комнату, приняла душ, почистила зубы, переоделась в домашнюю одежду и отправилась в библиотеку «внимать учению», решать поставленные перед ней задачи. Ярослава снова принялась за подготовку к контрольной.

— Хочешь обсудить события ужина? — без тени иронии и сарказма, предложил Светодар. Просто не хочу, чтобы между нами возникало недопонимание и обиды. Он отложил в сторону альбом, сцепил ладошки замочком. Облокотившись на них подбородком, ласково посмотрел на супругу. Рада сидела в кресле с полуопущенной головой. Почувствовав на себе взор учителя, она медленно подняла глаза и исподлобья встретилась с его взглядом.

— А что тут обсуждать… — пробормотала ученица, — Вашей виртуозной дипломатии, мастер, можно только позавидовать. Вы доносите до слушателей информацию так, что лишних вопросов не возникает, и речи не ведётся о недопонимании или обидах. Порой, даже мне начинает казаться, что и я, постепенно «превращаюсь» в послушную куклу.

Светодар не отводил взгляд от глаз подопечной. После короткого комментария высказанного ею, в глазах князя «заплясали» хитрюще-шальные искорки. Для него стало неожиданностью, что супруга так быстро «прочувствовала его манипуляции»; и сам позавидовал проницательности Рады. Чтобы немного сгладить неловкую ситуацию, мужчина расцепил ладони, взял альбом, положил перед собой; открыл коробку с карандашами. Пока зарисовывал на чистом листе бумаги очередную схему-картинку, вслух комментировал свои действия. Потом сделав паузу, произнёс:

— Кстати… Дома тебя ждёт сюрприз! — мастер загадочно улыбался, очерчивая зелёным карандашом очередной прямоугольник схемы. Я сам… Лично! — ударение на слове «лично», Светодар сделал с нескрываемой гордостью — нашёл в огромной библиотеке моего отца, старинный манускрипт о первых рыцарях-тамплиерах, которыми ты интересуешься. Правда манускрипт, описывает события тех времён, на латыни. И если, моя милая леди «неудовлетворительно» знает латынь, мне придётся самому читать для неё, этот древний исторический источник.

Своевременное и удачное упоминание о монахах-тамплиерах, не заставило ждать от ученицы, положительных реакций (впрочем, на то было и рассчитано). Рада, мгновенно «собралась», как внутренне, так и внешне; вся её сущность, в один миг превратилась в один «дисциплинированный слух». Брошенное мастером в пространство «любопытства зерно», медленно, но верно подогревали в сознании девушки, любознательность и нетерпение. «Неловкая ситуация», связанная с подозрительностью супруги относительно «манипуляций её сознанием», растворилась, на её место пришли: здоровая заинтересованность и жажда познаний. Психологический трюк, удался на славу! Можно было приступать к изучению второй части лекции. Благодаря усилиям мастера, ученица Рада, блестяще защитит перед профессорским составом доклад по «древнему культураведению»! Светодар же, выиграет ещё одну «битву» за безраздельное внимание и крепкую привязанность супруги, к своей персоне. Постепенно, учитель «впитывался в жизнь» своей подопечной, словно её собственная «кровь», без которой дальнейшее существование становилось немыслимым. Фигура друга детства Александра, с таким же «успехом», начинала вытесняться из «внутреннего мира» Рады (хотя, во внешнем мире, на первый взгляд, всё оставалось незыблемым и непоколебимым). Перед Светодаром, встала еще одна «сложная задача» — «спящая в супруге женщина». Несмотря на тесный контакт с Александром, «страстная натура» девушки, так и оставалась в «замороженном состоянии»; что очень осложняло «сближение» с романтично настроенным супругом— хранителем. И если Рада воспринимала друга Алекса, как родного брата, и это не мешало ей, «по-родственному поваляться в его постели», без намёков на интимные отношения; то Светодара, такое положение вовсе не устраивало. В супруге он желал лицезреть не только «родственную душу», но и любовницу. Последнее, для молодого мужчины — играло очень важную роль и не только сугубо физическую для него. Эффект телегонии, позволял закрепить эмоциональную связь с любимой женщиной, практически навсегда; что для семейной пары, вполне естественно и закономерно. Поэтому, «психологически» прорабатывая постепенное отдаление Рады от Алекса, Светодар аккуратно подводил супругу к отношениям «интимного характера» — нащупывая в её сознании «слабозащищённые точки», способные помочь пробудить в ней «женскую страстность».

На два дня, учитель пропал из поля зрения подопечной. Она не наблюдала его ни в Раведе, ни по вечерам (что в последнее время обрело систематический ритуал общения). Обычно, когда Светодар уезжал в дальние поездки по стране, Раду он предупреждал заранее, лично либо через курьера (дабы исключить волнение и переживания родного ему человека). Внезапное исчезновение мастера, будоражило нервы, в голову начали лезть «препротивненькие» мыслишки. То ли это было связано с личной семейной трагедией ученицы, то ли, она действительно крепко начала привязываться к хранителю (пока она и сама не знала ответов, на эти вопросы).

 

  • Rudolf Steiner, антропософский календарь души, 27 / Рудольф Штайнер, АНТРОПОСОФСКИЙ КАЛЕНДАРЬ ДУШИ / Валентин Надеждин
  • Афоризм 333. О логике. / Фурсин Олег
  • Портрет Златокудрого / Джейзи Юлия Игоревна
  • Манифест / Из души / Лешуков Александр
  • Шлюха / Евлампия
  • Память / RhiSh
  • Видит око да зуб неймёт / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Расправьте крылья / Манс Марина
  • Афоризм 068. О жизни. / Фурсин Олег
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Птица-странник / Аквантов Дмитрий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль