"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ". ГЛАВА 13. НАСТАВНИК. «ДРЕВНЕЕ ТАИНСТВО» - священные узы.

0.00
 
"ЗВЕЗДА ИНГЛИИ". ГЛАВА 13. НАСТАВНИК. «ДРЕВНЕЕ ТАИНСТВО» - священные узы.
Часть 2. Глава 13

ГЛАВА 13. НАСТАВНИК. «ДРЕВНЕЕ ТАИНСТВО» — священные узы.

 

С того момента, как Рада «испарилась» из кухни, собственного дома, прошли целые сутки. Дорогие родственники, словно шпионы, то и дело контролировали, каждый её шаг и месторасположение. Святослав сильно нервничал. Во-первых, он так и не смог повидаться с Агнехроном и поговорить о возникшей «проблеме» связанной с замужеством сестры. Во-вторых, очередной сюрприз Рады, полностью вывел мужчину из равновесия, и нервы его, вот уже почти сутки натянуты словно струна. Александр с виду был абсолютно спокоен, или просто показывал полную невозмутимость. Надо заметить, ему это, хорошо удавалось демонстрировать.

Арина, памятуя «страшный день исчезновения», то и дело, подкрадывалась к комнате, и сквозь дверь прислушивалась к звукам исходящим изнутри; если слышала голос Рады, разговаривающей с котом, или Алексом, спокойно уходила делать свои дела.

Александр вышел из спальни, спустился на первый этаж, и направился в кабинет Святослава. Друг с раннего утра, не выходил «на связь» ни с кем из домочадцев. Озабоченный происшествием, он погрузился в глубокие раздумья. Прежде чем войти, он легонько постучал в дверь. Никто не ответил. Потом надавил на ручку, дверь приоткрылась; молодой человек вошел в кабинет.

 

— Входи… Присаживайся, — буркнул Святослав небрежно, даже не поздоровавшись. Вид у него был хмурый и унылый. Мужчина сидел в любимом, кожаном кресле с газетой в руках; на чайном столике, сиротливо стояла чашка с нетронутым, уже остывшим кофе.

Александр молча, разместился в кресле напротив. Не дожидаясь, когда друг изъявит желание пообщаться, начал разговор первым.

— Хочу навестить Светодара, — серьезно объявил молодой человек, — помнится, он упоминал что-то про обучение Рады. Полагаю, пришло время воспользоваться его услугами.

От последней фразы Александра, лицо Святослава «перекосило сердитой гримасой». Этот хранитель, изрядно потрепал ему нервы в путешествии, и к тому же не вызывал никакого доверия.

— Понимаю…— продолжал вещать молодой человек, вглядываясь в недовольное лицо Святослава.

— Но на сегодняшний момент, он единственный, кто может помочь справиться, с неконтролируемыми перемещениями Рады, в пространстве. Директора всё равно нет в Раведе, да и весь жреческий состав, находится на отдыхе. Я навещу его, и просто спрошу, что нам делать?

Без особого энтузиазма, Святослав, молча, отмахнулся рукой, давая понять — «делай, как знаешь».

Оценив, состояние друга, как «депрессивное», Алекс поднялся с кресла и направился к выходу. По пути в гардеробную, его окликнула Рада.

— И куда это ты собрался? — громко спросила она. Без меня?! С огромным котом на руках, поспешно спустилась с лестницы и увязалась за другом следом… Алекс даже не подумал останавливаться. Целенаправленно прошёл в гардеробную, снял парадную рубашку с вешалки (Рада, про себя отметила: « угу, та, которую он обычно надевает, отправляясь на лекции»). Так, продолжая активно «куда-то» собираться, мужчина скинул с себя домашнюю одежду, обнажив стройное, мускулистое тело; стал надевать рубашку, мысленно подгоняя себя: «Надо скорее выходить, а то дилижанс в сторону Раведы уйдёт без меня».

Пока застёгивался на все пуговицы, спокойно вещал, стоя спиной к любименькой .

— Сегодня у меня намечены дела, Рада. Постараюсь управиться быстро. Потом, отправимся с тобой на прогулку. А ты, в моё отсутствие, навести Огневеда и Светлану. Возьми Арину с собой, она тоже скучает, пока твой брат «пребывает в депрессии».

Долго не раздумывая, Рада спустила на пол недовольного Платона, и молча, следуя примеру «родного» начала переодеваться в прогулочную одежду. Скрывая «планы» от миленькой, Алек, невольно спровоцировал её природное любопытство; теперь она уверенно собралась выяснить, что за дела «намечены», и для каких, таких целей «родной» вырядился в парадную одежду? Оставаться дома, под неусыпным контролем «тревожного взгляда» Арины, и пребывающего в депрессии брата, ей вовсе не хотелось. Со вчерашнего вечера, Святослав, даже не удосужился пообщаться с сестрой; и это, страшно её обидело.

— Милая, — удивлённо спросил Алекс, искоса поглядывая, на активно переодевающуюся девушку — разве ты не желаешь позавтракать, прежде чем отправиться в гости к Огневеду?

— Не желаю… — огрызнулась она, натягивая штаны. Подозрительный, боевой настрой Рады, насторожил молодого человека.

Завязывая шнурки на ботинках, он продолжал «коситься» на неё. В голове мелькнула тревожная мысль: «Не припоминаю, чтобы Рада так активно, когда-то собиралась в гости к Огневеду. Что-то тут не так». Мужчина достал из портфеля бумажник, засунул его в небольшую, кожаную сумку, напоминающую конверт, на длинной, широкой ручке; предназначенной для ношения через плечо.

Пока он укладывал бумажник в сумку, девушка «не докладываясь о планах» вышла из холла на крыльцо, быстро зашагала по дорожке к калитке. Не успел Алекс опомниться, как её простыл и след.

— Ну, вот… — раздосадовано сетовал он, — сбежала, даже не поцеловала. Ни слова не сказала, куда направилась. Теперь вот думай, переживай, где она и что с ней. Мужчина нахмурился, подумал: «Может, надо было взять Раду с собой, так бы она была под присмотром? Вот глупец!» — ругал он сам себя, выходя из калитки за пределы домовладения.

Покинув территорию частного сектора, молодой человек направился прямиком через главную городскую площадь, где в нескольких ярдах от муниципальной префектуры, располагалась остановочная площадка дилижансов. Транспортное средство в сторону Раведы, уже отправлялось. Следующее пойдёт лишь через четверть часа. Ждать очередной дилижанс, нет возможности; нельзя было оставлять надолго миленькую. Заметив, как возничий разворачивает четвёрку вороных на главную дорогу, Александр побежал. Размахивая одной рукой, он громко прокричал, крепко прижимая второй рукой сумку-конверт, чтобы тот не мешал ему бежать.

— Ува… — дыхание сбивалось, слова, теряли часть своих звучаний в пространстве, — …… жааааемый, подо….ждиии….ииите!

Дилижанс он настиг, когда тот уже набрал скорость; на полном ходу, мужчина запрыгнул на металлическую подножку, крепившуюся к лестнице. Продолжая тяжело дышать, он поднимался по лестнице, туда, где располагалось место возничего. Расплатился за поездку, и пообещал пересесть внутрь транспорта, при первой же возможности. Так и поступил.

На первой же остановке, мужчина спустился к входной двери, и с подножки поднялся внутрь. Несмотря на летний период, дилижанс был полон людей; по всей видимости, многие горожане направлялись на загородную ярмарку. Туда съезжались торговцы со всех близлежащих регионов. Ярмарка проводилась в достаточном отдалении от Китеж-Града, по причине большого количества людей и разнообразия товаров, представленных покупателям. Там можно было приобрести не только мелкие бытовые товары. Предложению «капризных потребителей», был представлен и живой товар: лошади, свинки, крупный рогатый скот, домашние животные, птицы, пользующиеся успехом у домовладельцев частного городского сектора. В самом городе проводить такое массовое мероприятие очень проблематично, из-за возможных беспорядков и каверзных ситуаций с животными. Поэтому, главный префект города, согласовав с окружным префектом решение, перенёс проведение торговых мероприятий за пределы городской черты. На огромном поле, с одной стороны, были сооружены шатры и загоны для «живого товара», с другой стороны, торговые места для мелких торговцев. В середине поля, расположилось демонтируемое здание «ярмарочной администрации» и местных карабинеров, призванных следить за порядком и пресекать неправомерную деятельность.

Таким образом, горожане полностью заполнили пространство дилижанса и свободных мест не осталось. Александру пришлось повиснуть, одной рукой на кожаном кольце-поручне, и висеть словно мартышка, придавленная со всех сторон кучами бананов.

 

«Напрасно пообещал возничему, спуститься внутрь, — думал раздосадованный Алекс, — на крыше ехать, было гораздо удобнее, несмотря на жесткое сидение.

Провисев на одной руке несколько вёрст, мужчина, закрыв глаза, только и мечтал, когда транспорт достигнет «ярморочного» поля. В окошке показались маковки торговых шатров, и он облегчённо вздохнул. Дилижанс остановился, пассажиры стали освобождать пространство. Через какое-то время, помещение оказалось почти пустым.

В глубине транспорта, на заднем сидении у окошка, оставался лишь один пассажир, который вовсе не собирался выходить; также как и Алекс, ожидая, когда дилижанс продолжит свой путь. Уставший и измученный положением «висячей обезьяны» Алекс, не обращая никакого внимания, на пассажира, гулко опустился на сидение стоящее прямо под ним, растирая затёкшую руку. Ему сейчас, вообще ни о чём не хотелось думать; мысли были сосредоточены на одном — отдохнуть от утомительной транспортировки. Мужчина глубоко вздохнул и закрыл глаза. Не успел он толком расслабиться, как тело его вновь напряглось от неожиданности. Закрытые глаза, почувствовали, как их прикрыли чьи-то тёплые, мягкие ладошки.

Он инстинктивно обхватил «эти чьи-то» ладошки своими руками, и услышал за спиной, до боли знакомый смех. Потом, почувствовал, как родные губы, «чмокнули» его в ухо, от чего в голове у Алекса, раздался гулкий звон. Несмотря на столь «вредоносный способ, устраивания сюрпризов», молодой человек искренне обрадовался. То, о чём он так жалел перед поездкой, исправилось само собой; «упёртый джин» сейчас был рядом с ним; теперь, можно не волноваться где его любимая девочка, и что с ней. Путь продолжался в спокойной, умировотворённой обстановке. Алекс пересел на сидение рядом с Радой, и, улыбаясь, ласково прошептал:

— Прости, милая, что не предложил сразу, поехать вместе со мной. Это было ошибкой с моей стороны. Иногда я радуюсь тому, что ты непослушная; это твоё качество помогает исправить некоторые мои «оплошности». Немного помолчав, молодой человек добавил:

— Мы с тобой одно сделали неправильно — Арину и Святослава не предупредили, что поехали вместе. Они будут волноваться и подумают, что ты снова исчезла! Лицо Александра погрустнело.

— Не переживай, — Рада погладила его по руке, — постараемся побыстрее уладить твои дела и вернуться.

— Наши дела… — поправил Алекс. Мы едем улаживать наши дела. После этой фразы, он замолчал и оставшуюся часть пути, они ехали, молча; каждый думал о своём. Дилижанс достиг конечной остановки, молодые люди вышли из транспорта, поблагодарили возничего.

Мужчина попросил спутницу подождать его в сторонке, пока он выясняет маршрут. Девушка послушно отошла и даже не пыталась «устраивать телепатический шпионаж»; родной человек был рядом, и она полностью доверяла его решению. Возничий что-то разъяснял молодому человеку, указывая рукой направление; потом развернул лошадей, и дилижанс отправился в обратный путь.

Алекс вернулся и уверенно произнёс:

— А сейчас, мы посетим нашего нового друга! — взял девушку за руку, увлекая за собой.

— Так мы идём в гости к Светодару? — уточнила Рада, весело рассмеявшись и заглядывая другу в глаза.

— Да! — коротко ответил он, шагая по дороге, в направлении, куда указал возничий.

Молодые люди ещё не успели пройти большое расстояние, как вдруг, девушка остановилась.

— Подожди, … — попросила Рада. Потом обернулась вокруг себя, оценивая взглядом, местность и вглядываясь в лес на горизонте, подвела итог.

— Светодар рассказывал, что замок находится совсем рядом с Раведой, но только с другой стороны леса. Если мы пройдём вдоль огороженной территории школы, то сможем достичь его, гораздо быстрее.

Молодой человек, недоверчиво посмотрел на подругу.

 

— Алекс, пойдём вдоль ограды, и выйдем прямо к лесному массиву! Помнишь сосновый лес, за стеной школы? В любом случае, не заблудимся! Она резко развернулась и с силой потянула мужчину за собой; он не стал сопротивляться и спорить. Вернувшись по дороге к главным воротам Раведы, молодые люди сошли с аккуратно уложенной брусчатки, на узкую тропинку, пролегающую вдоль высокой ограды. Следуя по тропинке, друг за другом, направились к сосновому бору, раскинувшемуся за главным административным корпусом школы. Довольно быстро оказались среди могучих, внушающих трепетное чувство уважения, деревьев. К их всеобщему удивлению, тропинка не оборвалась, напротив, — превратилась в хорошо оформленную дорогу, на которой в ширину, могло бы разместиться от трёх до четырёх человек, или вполне поместится грузовой дилижанс.

С обеих сторон, лес выглядел густым, непроглядным, и только дорога указывала на то, что путь, по которому они идут, вовсе не «необитаем», скорее наоборот. Вытоптанная до почвы трава, верный признак частого использования дороги для прохода (или даже проезда) через лес.

Мужчина, с нетерпением вглядывался в лесную чащобу, ожидая, когда же она поредеет; а где-то вдали на горизонте, должен появиться силуэт «предполагаемого замка». Каково же было его удивление, когда вместо поредевшего «подлеска», дорога привела их, к высокой каменной стене. Вдоль стены, по обе стороны ограды, тянулись две узкие тропинки, на подобии той, которая привела их на лесную дорогу. Девушка смело сошла с дороги на тропу, ту, что была вытоптана получше, и продолжила двигаться вдоль каменной ограды, пока не обнаружила в стене, массивную металлическую дверь с кольцом. Попыталась повернуть кольцо против часовой стрелки одной рукой; оно оказалось довольно тяжелым. Подоспевший Алекс, перенял инициативу, взялся за кольцо, повернул его. Засов с другой стороны, заскрежетал, и поднял запорный рычаг вверх. Дверь отворилась, впуская гостей внутрь огороженной территории. Молодые люди закрыли дверь за собой, и неспешно двинулись вглубь.

***

Уже вторые сутки подряд, снятся кошмары. То, проваливается в «чёрную дыру» между мирами, теряясь навсегда; то, не может найти любимую девушку, которую вечно заносит куда-то не туда. Серьёзный признак, задуматься о своей жизни. Сколько не пытался задаваться вопросом, что делает не так, ответы не приходят. Сегодняшний сон, переполнил чашу терпения. В очередной раз, за последние пару суток, провалившись в «сновиденческий мир», так и не смог «путешествовать осознанно».

 

— Может, в голове у меня, что-то сломалось? — перевернувшись со спины на бок, тревожно думал он. Заметил, что за окном, рассвет ещё даже не забрезжил. Однако, после очередного кошмара, спать расхотелось. Встал с постели, и, шлёпая босыми ногами по паркету (хотя мягкие тапки, стояли рядом), вышел из спальни в коридор. Спустился по лестнице в круглую гостиную.

Огонь в камине, полыхал яркими, желтовато-оранжевыми языками; видимо старинный друг, Джон* поддерживал его всю ночь.

 

***

Джон — управляющий делами замка, с пятидесяти летним стажем. Когда-то, ещё совсем молодым, отец привёз его из заграничной поездки, в качестве компаньона; он вполне мог покинуть князя по собственному желанию. Но честный, справедливый (хотя, зачастую и суровый) нрав монарха, пришлись по душе «компаньону» и он остался рядом с ним навсегда.

Стоит заметить, что за «обманчивой внешностью», простого человека, скрывалась мудрая личность и утончённая натура.

Не просто так, князь-отец, считал старика своим другом. Он скорее играл важную роль советника, в жизни монарха, нежели «роль» простого управляющего. Ко всему прочему, личная жизнь Джона, до нынешних дней покрыта «домыслами и тайнами». По одной версии, он — незаконнорожденный сын, заграничного монарха; по другой — истинный наследник трона, монаршее семейство которого, сместили «единокровные родственники», а он выпал из «череды престолонаследников».

Одно качество Джона, уж точно не присущее «простолюдину», ярко характеризует его, как высоко просвещённую личность. Для обыкновенного управляющего, он слишком хорошо владеет двадцатью иностранными языками; сведущ в мировой политике, экономике, юриспруденции, геополитике. Прекрасно разбирается в искусстве и истории крупных стран и государств, дословно цитирует дворцовые кодексы и уставы. Знает многочисленные протоколы публичных выступлений, отлично ведёт политические переговоры и деловые беседы. Отец никогда не расставался с ним в политических поездках; на переговорах, Джон занимал почётное место по правую руку отца. Князь, мог сомневаться в «собственных мыслях», но к советам Джона, прислушивался всегда. Ходили даже слухи, что имя «Джон», на самом деле вымышленное, или сокращенное, от титулованного имени принадлежащего лицу монархической династии.

После преждевременной кончины князя-отца, управляющий, накрепко сблизился с молодым хозяином, и качества, которыми Джон обладал с детства, он старался привить и передать юному монарху.

Молодой князь, лишился, матери в младенческом возрасте (монархиня умерла от послеродовой лихорадки, так и не насладившись близостью с сыном). Кормилица не была столь щедрой на «материнскую нежность» (кроме малютки-князя, она вскармливала еще и своих двойняшек). Джон «самолично» подыскал юному монарху подходящую няньку из дворцовой прислуги — заботливую и ласковую. Однако довольствоваться «женской нежностью», малышу довелось недолго. По достижении наследником пяти лет, князь-отец распорядился передать сына на воспитание целому «отряду гувернёров», а в семилетнем возрасте, к юному князю приставили военного полководца и трёх военоначальников (задачей которых являлось — ответственное воспитание из титулованного отрока — настоящего воина).

В общем и целом, молодой хозяин, так и не узнал, ни истинной материнской нежности, ни здоровой отеческой любви. Князь-отец часто и подолгу находился в разъездах по стране, решая политические задачи. Воспитанием наследника, в основном занимались гувернёры и военоначальники. Когда, на короткое время, отец возвращался из поездок по стране, сыну оставалось лишь «демонстрировать» перед ним, отработанные до автоматизма военные навыки и «хитрые политические манёвры» в переговорном искусстве, за что благодарность получали «воспитатели» и наставники.

Джона, всегда удивляло взаимоотношение монарха-отца к сыну, и он не раз пытался «исправить» столь холодное отношение между родителем и ребёнком. Всё было тщетно. Князь-отец, при всём его уважении к компаньону, резко и грубо пресекал любые разговоры об «отцовских чувствах», и страшно злился на друга-Джона, когда тот затевал беседы на эту тему.

После смерти монарха, молодой князь, в откровенной беседе с Джоном, поинтересовался о «холодности отца» к нему. И даже предположил, что возможно, монарх винил собственного сына в смерти своей супруги.

Джон успокоил юного князя «объяснением», которое вполне его устроило. Управляющий сказал, что при всех своих выдающихся княжеских качествах, далеко не все «монархи», способны проявлять человеческую — отеческую любовь к своим детям.

С тех пор, «отеческую любовь» молодому хозяину, давал именно Джон. А молодой монарх, сам себе дал клятву:

«Как бы ни складывались его личные взаимоотношения с будущей супругой, он, никогда не станет вести себя так же как Отец, по отношению к своим детям».

***

Чтобы не пугать внешним видом прислугу, сдёрнул с кресла мягкое покрывало, накинул на плечи, словно плащ… Концы материи, скрыли только переднюю, часть тела, задняя — «не очень удачно» поддалась одеянию. Поэтому, если бы сейчас в гостиной, появился кто-то из «прислуги женского пола», поводов обсудить «полуголый внешний вид Величества сзади», нашлось бы предостаточно.

Придвинул кресло к камину, уселся в него и вытянул ноги. Под успокаивающее тепло огня и мерное потрескивание головешек, прикрыл глаза.

«Что же происходит со мной в последнее время?» — мысленно рассуждая, задал вопрос «сам себе».

«После путешествия, места себе не нахожу. Пытаюсь заставить переключить своё внимание на полезную деятельность, не получается».

«Неееееет… С этим состоянием надо, что-то делать! Так больше не может продолжаться…».

 

— Может мне самому навестить «счастливое семейство»? — он даже не заметил, как «внутренний монолог», вполне реально стал озвучиваться им вслух.

— Ну, а что? Скажу, что был в городе проездом, по делам; решил навестить «друзей» по путешествию. Не выгонит же меня из своего дома, «напыщенное сиятельство»? В конце концов, все должны соблюдать законы гостеприимства! А то, что без приглашения явился, этому есть, вполне логическое объяснение. Беспокоились Мы… За состояние подопечной.

После таких удачных «мысленных решений», открыл глаза и прямо перед собой увидел руку, протягивающую халат.

Вот уже минуту или две, Джон стоил перед ним, и услужливо держит в руке спальный халат. Не решаясь, прервать серьёзный разговор «сам с собой», пожилой управляющий, терпеливо выжидал, когда любимый хозяин «закончит беседу» и откроет глаза.

— Спасибо, дружище! — смущённо пробормотал князь, — чтобы я делал без тебя? Улыбаясь, отдал управляющему покрывало, взял в руки халат, и, привстав с кресла, поспешно надел его. Тут же под ногами, увидел тапки, их надел тоже.

— Составь мне компанию, Джон… Что-то не спится. Может, отведаем твой «знаменитый лукум»?

Управляющий ушёл и через некоторое время, вернулся, неся на подносе большой заварочный чайник; из его носика поднимался горячий пар, разнося по комнате терпкий аромат. За несколько мгновений, чайный столик у камина превратился в «чайную церемонию» для двоих.

— Что слышно на «политических рубежах»? — отпивая чай из чашки, поинтересовался князь.

Джон поморщился (вопрос застал его врасплох, и, по всей видимости, обсуждение намеченной темы, носило не самый приятный характер). Взял из розетки лукум* (восточная сладость, рецепт которой, он самолично привёз из-за границы), отправил кусочек в рот.

— Ничего утешительного, сэр. Вражьи силы набирают мощь, подмяли под себя больше половины Европы. Всюду «шастают» шпионы, бесследно пропадают соратники; только что не пылают костры инквизиции, как в древние времена.

Из достоверных источников доподлинно известно, что «вражьи приспешники», давно планируют экспансию и аннексию Вашего царства; но пока Арианские жрецы защищают сакральные места Ассии, и Вы, ваше Сиятельство, стоите у них на пути, они не могут воплотить эти планы в жизнь. Необходимо, в краткие сроки объявить о переходе под Ваше управление Гипербореи, и начать укрепление северных границ Ассии. Враг не дремлет. Границы царства, должны быть защищены со всех сторон. Ваш отец почил год назад, пришло время собрать Всеобщий Совет князей, со всей территории царства и укрепить политическую и военную власть, на случай вторжения.

Джон снова поморщился. После ответа на вопрос, спокойно взял в руки кружку, отпил чай; потом внимательно посмотрел на молодого монарха, и решил дать ему время на раздумье. Пока князь думал, управляющий добавил.

— Ваше Сиятельство, не сочтите мой совет дерзким, но коронацию важно провести, именно на территории Гипербореи, и как можно быстрее.

Погруженный в раздумья князь, молчал.

— Джон, дружище… Я всё понял. Но у меня есть одна не решённая задача, без которой проводить мою коронацию сейчас бессмысленно. Ты ведь в курсе моего семейного положения, и понимаешь, как важно проводить одновременную коронацию и для монархини. И это не моя прихоть, а условие «брачного соглашения».

Управляющий ненадолго задумался и продолжил:

— И что же мешает Вашему Сиятельству, осуществить одновременную коронацию его законной супруги?

Князь усмехнулся:

— Человеческое отношение, Джон. Будущая монархиня, знать не знает, что у неё есть муж.

Супругу свою, я люблю, и не хочу, чтобы она испытывала ко мне ненависть, или чувство принуждения. Отпускать её, я тоже не намерен.

Управляющий закряхтел… Откашлялся.

— В таком случае, Ваше Сиятельство, советую поторопиться с разрешением важной задачи; и если для Вас это составит определённую сложность, помните, что на «чаше весов», сейчас — судьба вашего народа и царства.

Князь немного помолчал, обдумывая последнюю фразу управляющего, потом добавил.

— Без неё, Джон… — сиятельство сделал паузу, — добиться счастливой доли для народа и царства, будет сложно. Эта женщина, даже если бы не имела благородного происхождения, имеет высокий духовный статус и определённую миссию. Об этом знают, Верховные Арианские жрецы. Если бы дело касалось только выбора супруги и монархини, я бы, давно не задумываясь, выбрал в претендентки «на монарший титул супруги», одну из влиятельнейших представительниц мира сего. С этой женщиной, дело обстоит гораздо серьёзнее, без её помощи, нам не выиграть «войну с вражьими силами». Мне нельзя терять её, ни при каких обстоятельствах.

На этот раз задуматься пришлось Джону. Управляющий откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза. Со стороны могло бы показаться, что старик уснул, однако это было не так. Советник думал.

— В таком случае, Ваше Сиятельство, нам придётся объединить усилия для урегулирования этой ситуации. Как я понял, это задача «государственной важности», и без неё не решатся, ещё более важные государственные задачи и цели. Выражение лица управляющего оставалось серьёзным. Князь же, услышав поддержку со стороны старого друга, по-мальчишески заулыбался; дотянулся до плеча старика, ласково похлопал ладошкой.

— Благодарю, дружище за «волшебный лукум» и превосходный чай! Солнышко поднялось, пойду, разомну тело своё, физическими упражнениями. Обсудим план действий чуть позже, в моем кабинете. И лучше, после завтрака.

Князь поднялся с кресла и отправился переодеваться в гардеробную. Утро выдалось чудесным.

 

***

На фоне изумрудной долины, перед взором гостей раскинулось красивейшее вековое строение из бело-голубого камня. Замок не походил на королевские и царские дворцы Франкии, с их богатыми убранствами и отделкой; но выглядел величественно, завораживая взгляд древней красотой. От лесного массива, откуда пришли молодые люди, замок отделяло ровное поле. Очутившись на открытом пространстве, они заметили человека в белом кимоно, подпоясанном черным поясом. Он выполнял приёмы какого-то боевого искусства.

 

— Алекс… — схватив мужчину за руку, девушка остановила его, — давай посмотрим, как занимается наш друг. Ну, совсем немножечко, — канючила Рада. Пока он нас не заметит сам. Сядем прямо здесь, в сторонке, чтобы не отвлекать и не смущать его. Молодые люди, не отходя в сторону, уселись тут же, прямо на землю. Заворожено наблюдая за отточенными движениями мастера, оба затаили дыхание. Девушка не смогла удержаться от «детских шалостей» и, памятуя «шпионские выходки хранителя», решила повторить его же трюк; представила лицо хранителя и мысленно задала вопрос.

— А что это за боевое искусство, уважаемый Светодар?

Уловив в голове, знакомый голос, Светодар резко остановился и стал озираться по сторонам. Повернув голову в сторону леса, он увидел сидящих на земле друзей. Его радостному восторгу, не было предела. Не дожидаясь, когда молодые люди встанут и пойдут навстречу, он направился к ним сам. Алекс тут же поднялся на ноги. Вредная Рада продолжала сидеть в той же позе, как ни в чём не бывало. Не ожидая сам от себя, такой «простолюдинской» выходки, Светодар подошел к Алесандру, и что есть силы, обнял его.

От столь «дружеского объятия», у Алекса перехватило дыхание.

 

— Осторожнее, медведь! Ты же сломаешь меня пополам! — еле выдавил из себя молодой человек. Наконец Светодар выпустил из крепких объятий Александра; продолжая дружески хлопать его по руке, приговаривал:

 

— Если бы вы только знали, как я счастлив, лицезреть вас! Меня сегодня, уже посещали мысли «наведаться в город и навестить ваш уютный дом». Соскучился я… — хранитель запнулся от смущения, потом перевёл взгляд на девушку (уши его, загорелись жаром, покраснели). Рада поднялась с земли и поприветствовала хранителя, в своей язвительной манере.

— Ой, а мы-то как соскучились! Алекс двое суток не спал, всё желал увидеться с другом-хранителем! Сегодня, ни свет, ни заря собрался в гости к Вам, даже меня позвать с собой забыл!

Уловив в приветствии девушки «язвительно-ироничный» подтекст, Александр укоризненно посмотрел на неё.

Потом перевёл взгляд на Светодара, сказал:

 

— Прости, что не напоминали о себе после путешествия. Но у нас проблемы, и нам нужна твоя помощь.

Чуть улыбнувшись «язвительности» девушки, Светодар не стал потакать «вредному характеру» и, проигнорировав её сарказм, продолжил общение с молодым человеком.

 

— Пойдёмте в дом. Позавтракаем вместе, заодно, обсудим наболевшие проблемы.

Все трое двинулись по направлению к замку.

Внутреннее убранство замка, привело Раду в восхищение. Хотя помещения были довольно просторными и высокими, в них присутствовал какой-то домашний уют, а не чопорность дворцовой роскоши. Гостья чувствовала себя расковано, как в своём родном доме. Несмотря на то, что здесь присутствовала впервые, эмоциональная обстановка и «служебный персонал», были словно «одна семья». Старик управляющий, настолько ей понравился, что Рада поначалу « запамятовала», что в гости она приехала к Светодару, а не к его «обслуживающему персоналу».

Алексу было не по себе, из-за «безответственного поведения» миленькой. Но заметив, весёлое расположение духа хозяина дома, он перестал нервничать и тоже расслабился. После завтрака Светодар пригласил Александра к себе в кабинет, оставив Раду на попечение управляющего.

 

— Не волнуйся за неё, дружище… — успокоил гостя хозяин, — своему управляющему, я могу доверить собственную жизнь. А значит, и ты можешь доверить ему Раду.

Наедине с хранителем, Алекс поведал, какая причина привела их в гости. Рассказал о состоянии Святослава, и о том, что в настоящее время, у них нет возможности посоветоваться с Агнехроном, поскольку он в отъезде. Заодно сообщил, что им надо поскорее вернуться обратно домой, чтобы родные, не подумали, что миленькая вновь исчезла.

 

— Мне понятно твоё волнение и озабоченность. Не будем тратить время зря. Дайте мне несколько минут на сборы, и я поеду вместе с вами, в дом Святослава. Необходимо серьёзно с ним поговорить о необходимости начать обучение его сестры. Иначе, её может занести туда, где даже я не смогу отыскать.

Хранитель и гость, снова появились в гостиной. Рада оживлённо о чём-то беседовала с управляющим и не обращала никакого внимания, на вошедших в комнату мужчин. Светодар поднялся по лестнице и исчез, где-то на верхних этажах замка. Алекс молча, прошёл в гостиную, сел в кресло, где еще недавно сидел хозяин. Пока хранитель собирался, Алекс внимательно слушал беседу управляющего и Рады, к его удивлению, он впервые видел перед собой «управляющего» — сведущего во многих сферах политической жизни стран, владеющего несколькими иностранными языками, глубокими знаниями истории и географии.

«Угу… Теперь понятно, почему Рада, приклеилась к старику словно магнит» — отметил про себя молодой человек. Интересно, откуда у простого клерка, такие обширные познания? Слушая его, можно подумать, что он принадлежит к «профессорскому составу» Раведы. Удивительно…».

Светодар вернулся в гостиную, отозвал в сторонку управляющего и что-то ему сказал. Потом все трое, отправились к выходу. Когда они вышли через парадный вход, и спустились с лестницы, на площадке рядом с замком их уже ждал четырёхместный экипаж, запряжённый парой, красивых, белых лошадей. Не прошло и часа, как спутники добрались до дома Святослава. Гостей встретила встревоженная «повторным исчезновением» Рады, Арина. Она очень нервничала, но сообщить мужу об отсутствии его сестры в доме, не решилась (памятуя о его депрессии). Арина вышла за калитку, когда заметила из сада, подъехавший к их дому транспорт. И когда из незнакомого экипажа, поочерёдно спустились Светодар, Александр и Рада, она облегченно вздохнула, вымолвив лишь одну фразу:

— Слава Богу, она с тобой…

Светодар подошёл к Арине, взял за руку и успокоил:

 

— Не волнуйся, дорогая, теперь с Радой всё будет в порядке, я позабочусь об этом. Проводи меня, пожалуйста, к Святославу, нас ждёт серьёзный разговор, наедине.

Арина кивнула головой в знак согласия, развернулась в сторону входной двери и направилась в дом. Светодар последовал за ней.

Александр и Рада, немного замешкавшись возле экипажа, прошли в дом следом. Чтобы не отвлекать мужчин от серьёзной беседы, молодые люди прошли в свою комнату, оставив дверь открытой. Ждали Арину. Она появилась через несколько мгновений.

С того времени, как Алекс и Рада ушли из дома, Святослав так и не выходил из своего кабинета. Арина несколько раз заглядывала к нему, предлагала завтрак и свежий кофе; но муж, пребывая в плохом настроении, молча, отмахивался и продолжал читать газеты. Попытки разговорить «депрессивного супруга», не увенчались успехом. С третьей попытки, Арина оставила его в покое, ушла заниматься домашними делами. За одним из таких дел в саду, и застала подъехавший экипаж. Пройдя в дом вместе с гостем, она проводила его в кабинет мужа. Отворив дверь, впустила гостя внутрь. Закрыла за ним дверь.

Имея выработанную годами, способность передвигаться бесшумно, Светодар тихо прошёл в помещение и так же тихо, опустился в кресло, стоящее напротив стола. Погружённый в чтение, Святослав, даже не обратил внимания, на звук от соприкосновения тела, с кожаным креслом. Немного помолчав, гость, снизил тембр голоса (чтобы неожиданно не напугать хозяина), поздоровался:

 

— Здравия Вам, ваше Сиятельство. Вот мы и встретились, снова. На лице хранителя «играла» искренняя, дружелюбная улыбка.

Услышав тихое приветствие, хозяин отложил газету в сторону. Присутствию хранителя, он не удивился. Интуиция подсказывала, что с этим человеком, встречаться ему придётся ещё не раз; а уж после сегодняшнего визита, Алекса, встреча должна состояться в ближайшее время.

 

— И тебе, здравия уважаемый… Уныло произнёс хозяин. Вижу, что плохие новости «добрались» до тебя быстро. Не думал, что встреча наша состоится уже сегодня, но я ждал тебя. Обратиться за помощью и советом, мне сейчас не к кому. Агнехрона нет в Раведе.

Светодар, кивнул головой в знак осведомлённости, и продолжил вести беседу, после того, как собеседник выговорился.

 

— Ваше Сиятельство, я в курсе событий. Приехал помочь, а не просто жалеть и давать советы. Полагаю, Вы успели узнать меня немного, за время путешествия; понять, что я человек дела.

Святослав кивнул головой.

 

— Мне необходимо получить Ваше согласие на обучение Рады — контролировать свой дар.

Избавить её от этого дара, не смогут ни жрецы Раведы, ни какие либо иные жрецы, ведуны или волхвы. Вашей сестрёнке важно научиться жить с её природными талантами и управлять ими. Без этих навыков, она не просто может попасть в неприятности, её жизнь постоянно будет подвергаться опасности. Я уже предупреждал Вас об этом.

Святослав молчал.

 

— С Агнехроном, Вы обязательно поговорите, когда он вернётся; заодно, расскажете о наших занятиях.

Не успел Светодар закончить мысль, как хозяин оживился в беседе.

 

— Светодар, — отчетливо произнёс он, — помнится, вы обещали показать мне «семейные бумаги», Вы привезли их с собой? Святослав вопросительно смотрел на гостя.

 

— Нет, Ваше Сиятельство. Бумаг у меня с собой нет. Я как-то, даже не думал о них, когда направлялся сегодня к вам; мысли были заняты беспокойством за вашу сестру. Не волнуйтесь, они хранятся у меня дома, в любой момент, сможете ознакомиться. Вы ведь приедете ко мне в гости, чтобы посмотреть на занятия с Радой, вот и будет возможность увидеть и прочитать, интересующие вас грамоты.

 

Святослав мысленно искал зацепки в словах и фразах хранителя, но найти их не мог. Гость, настолько умело вёл беседу, что придраться к словам было просто невозможно, что очень раздражало хозяина.

 

— Так, как мы поступим с занятиями для Рады? — гость задал уточняющий вопрос.

Чтобы не идти на поводу у «нахального собеседника», Святослав решил немного повредничать.

 

— А чем Вас, уважаемый Светодар, не устраивает мой дом? Он большой, просторный, места для занятий, хоть отбавляй! — Святослав ехидно улыбнулся, радуясь прекрасной возможности «отыграться на нервах хранителя».

Гость спокойно посмотрел на него, улыбнулся широкой, лучезарной улыбкой и согласился…

 

— Прекрасно! Лично меня, вполне устраивает ваш уютный дом! Однако, хочу предупредить, когда ваша сестра будет учиться контролировать свой дар, малейшая её ошибка, может привести к некоторым разрушениям жилища. Но Вы, не волнуйтесь! Мы с Алексом, обязательно поможем всё восстановить! Это же такая ерунда, по сравнению с тем, что может ожидать Раду, в случае «неконтролируемых перемещений»…

Святослав нервно заёрзал на стуле, и, сдвинув брови, буркнул:

 

— Нет уж, увольте меня от «ошибок Рады». Уж лучше, пусть Алекс сопровождает её на занятия в ваш дом.

С трудом, сдерживая улыбку, хранитель пытался выглядеть, как можно серьёзнее.

 

— Замечательно. Завтра утром, жду её у себя. Моё предложение, Ваше Сиятельство, для вас и вашей супруги, остаётся в силе, в любое время! Если пожелаете, приезжайте завтра вместе с Радой, всегда рад принять у себя, такое удивительное семейство.

Хозяин подумал немного и сказал:

 

— Завтра у меня состоится важный совет в школе-усадьбе, и очередной набор воспитанников; отложить или перенести эти мероприятия уже невозможно, согласованы все пункты встречи. Однако, уважаемый Светодар, я обязательно навещу Вас, как только мои дела, позволят сделать это. Тем более, что у меня «страстный» интерес к вашим бумагам.

— Добро! — согласился гость, легонько хлопнув себя ладонью по колену, поднялся с кресла.

— А сейчас, уважаемый Святослав, имею честь откланяться. Мне пора возвращаться к своим неотложным делам!

Так же, как и Вас, меня ждут важные встречи и обязанности. Не провожайте, Ваше Сиятельство, экипаж ждёт меня у входа в домовладение; я лишь попрощаюсь с хозяйкой, и договорюсь с Алексом и Радой о времени встречи.

Гость, чуть наклонил подбородок к груди, в знак уважительного прощания с хозяином дома, резко развернулся к входной двери, на военный манер, и без лишних слов вышел из кабинета.

Гость вышел в холл, и громко (чтобы все его слышали) заявил, что он собирается покинуть дом:

— Алекс! Рада! — громко произнёс Светодар, так что стены помещения завибрировали, — беседа наша окончилась, и я собираюсь уходить!

На верхнем этаже дома, послышался гулкий топот ног. Мгновение спустя по лестнице сбегали Александр и Рада, за ними следом спускалась Арина.

 

— Я надеялась, что Вы останетесь с нами обедать, — с грустью произнесла хозяйка. В отличие от супруга, она испытывала к хранителю самые тёплые и дружеские чувства. Молодой человек, по непонятным для неё причинам, очень ей нравился. И отпускать его просто так, она не хотела.

 

— Увы, дорогая хозяюшка, — улыбнулся Светодар, — в следующий раз, обязательно воспользуюсь Вашим гостеприимством. Сегодня запланированы важные встречи, отменить которые никак нельзя. Приезжайте завтра с Александром и Радой, ко мне в замок, — хранитель понизил голос до шёпота, — обещаю, что скучать вам не придётся. После ласкового приглашения, обращённого к хозяйке, он повернулся к Раде и Алексу, и наставительно произнёс:

 

— А вас, молодые люди, жду завтра у себя в замке в семь часов утра! Прошу не опаздывать! Иначе, для «нерадивых учеников» — отменю все интересные мероприятия после занятий. Хранитель хитро прищурился, глядя на Раду надувшую щёки (Знал ведь прекрасно, что девушка терпеть не может ранние подъёмы; однако, уверенно назначил утренние часы для занятий, чтобы привить «сиятельству» — самодисциплину).

Все трое вышли из дома, чтобы проводить гостя. Уже, сидя в экипаже, Светодар отодвинул одной рукой шторку у окна, махнул рукой провожавшим. Потом «шпионским способом», передал личное сообщение для подопечной:

 

— Ничего…ничего… Со временем привыкнешь к подъёмам вместе с солнышком! Заодно и вредности поубавится…

Он задорно рассмеялся, заметив, как у «принявшей послание» Рады брови взлетели вверх.

 

— Трогай! — скомандовал он возничему, откинулся на спинку сидения, и, прикрыв глаза, удовлетворённо заулыбался сам себе.

Семейство, ещё некоторое время провожало взглядами удаляющийся экипаж, потом все вернулись в дом. Алекс направился к Святославу, Арина и Рада ушли на кухню, готовить обед. Как ни странно это прозвучит, но после приезда хранителя, в доме растворились негативные эмоции и напряжённость; воцарилась гармония и покой. Даже «депрессивное настроение» хозяина дома исчезло, словно его и не было. Жизнь потекла в привычном ритме.

***

Утро следующего дня выдалось бодрым для Александра и сонным для Рады. Месяц каникул расслабил её организм и совершенно отучил от ранних подъёмов. Алекс проснулся первым, от собственного «вечернего настроя», умылся, приготовил для себя одежду; сдёрнув одеяло с Рады, громко скомандовал:

 

— Подъём! У тебя есть время умыться, позавтракать, одеться! Через час, за нами придёт экипаж!

Мне удалось вчера вечером забронировать для нас поездку. Если бы я опоздал на несколько минут, пришлось бы ехать к «твоему учителю», на общественном транспорте!

 

Миленькая даже не отреагировала на громкий голос друга, продолжала мирно сопеть в подушку. Озадаченно почесав затылок, мужчина вышел из комнаты и вернулся со стаканом воды; набрал воду в рот и что есть силы «прыснул» на девушку; однако, она перевернулась на другой бок, и просыпаться не собиралась. Недолго думая, он наклонился над кроватью, и вылил остатки воды за ворот её пижамы. Рада подскочила с кровати, от проникшей на кожу холодной влаги; схватив подушку, швырнула её в молодого человека. Алекс не стал дожидаться, когда в него полетит что-нибудь более жёсткое и увесистое, тут же умчался подальше от «разъяренной леди». Вспомнив, что сегодня назначены занятия, рассерженная Рада поплелась в ванную; оттуда вышла с виду «бодрая», внутри «сонная». Переодевшись для поездки, она спустилась в столовую. На кухне хозяйничал Александр. Он уже успел приготовить омлет «на скорую руку» и заварил для миленькой, её любимый чай.

 

— Тебе обязательно нужно перекусить… — ласково приговаривал друг, чтобы хоть как-то смягчить недоспавшую, сердитую подругу. Девушка помотала головой, показав жестом, что есть, не собирается; добравшись до розетки со сладостью, она отхлебывала маленькими глоточками чай, запивая вишнёвое варенье. С другом разговаривать она не желала, всё ещё сердилась на него за «экстравагантный способ побудки». В столовую вошла Арина.

 

— Утро доброе, родные мои! — весело поприветствовала женщина, — вижу, вы уже полностью готовы отправиться к нашему другу. Я решила, что сегодня поеду с вами, не хочу скучать дома одна. Святослав уезжает на весь день в школу, и вернётся только вечером.

 

Налив в чашку аромантный земляничный чай, она присоединилась к завтраку, который приготовил Алекс.

 

— Вот и отлично! Хоть ты со мной позавтракаешь…— жуя омлет, прошамкал он.

 

Ровно через час, как и обещал Александр, подъехал экипаж. Оставив мужу на столе записку, Арина закрыла дверь. Все трое, отправились на процедуру «обучения Рады». Ещё через час, они достигли замка. К удивлению Арины и Алекса, у ворот их уже поджидал сам хозяин.

 

— Вы, не перестаёте меня удивлять, уважаемый Светодар, — смущённо пролепетала Арина, подав руку хранителю, чтобы спуститься с подножки экипажа. За ней вышел Алекс, протянул руку миленькой; она демонстративно отстранила её в сторону, спустившись с подножки самостоятельно. Пока мужчина, расплачивался за поездку, девушка «буркнула» в пустоту «Доброе утро», и отошла в сторонку без «тени намёка на приветливость».

 

— У моей ученицы плохое настроение с утра? — иронично поддел хранитель, обратившись к Раде.

 

— Переживу… — огрызнулась Рада; прошла мимо Светодара, даже не взглянув на него.

Хранитель внимательно посмотрел на проходящую мимо него, девушку, и про себя отметил: «Вероятно, придётся высылать за ученицей персональный экипаж, и на час позже. В таком настроении, пожалуй, она не усвоит ни один из моих уроков». Дождался, когда Алекс, поравняется с ними, и вместе они зашагали к замку.

 

Гостей проводили в «круглую гостиную с камином», уютно разместили в широких креслах. Светодар, извинился за то, что ему придётся оставить друзей на несколько минут одних, ввиду какого-то экстренного сообщения; зашёл в свой кабинет и закрыл дверь. Поскольку было ещё довольно рано, слуг в замке, не наблюдалось. В камине мерно потрескивал огонь. От тепла и тишины, недоспавшую Раду сморило в сон. Под негромкий «балагурный диалог» Арины и Алекса, обсуждавших архитектуру и старинную обстановку помещения, девушка улеглась головой на мягкий подлокотник кресла. Свернувшись калачиком, поджала ноги под себя. Когда Светодар вышел из кабинета, она уже крепко спала. Алекс, хотел было разбудить миленькую, но хозяин, остановил его.

 

— Не стоит, дружище, будить её сейчас. В недоспавшем состоянии и плохом настроении, ученица из Рады, получится «из ряда вон» плохая. Пока моя подопечная, досыпает «комфортное для неё время», я проведу для вас с Ариной экскурсию по замку. А на занятия, будете приезжать на 2 часа позже, в моём экипаже; идея с ранними уроками, потерпела фиаско. Светодар вернулся в кабинет, принёс оттуда шерстяной плед. Пока укрывал спящую гостью, думал: «Да уж… Супруга, дрессировке не поддаётся, придётся искать иные подходы и методы». Потом, тихонько промолвил:

 

— Ну, что же, друзья мои! — приглашая гостей жестом руки, — прошу следовать за мной. Познакомлю Вас со своим «скромным» жилищем, а после утреннего чаепития в моём кабинете, продолжу знакомить с территорией замка. К обучению, приступим позже, — Светодар заулыбался, — похоже, режим и условия занятий, ученица скорректировала под себя. Друзья дружно встали с кресел, и отправились за хозяином.

***

Рада проснулась от неприятного ощущения в шее. Сквозь сон, почувствовала, как все её конечности онемели. Открыла глаза, и первое что увидела перед своим носом — круглый поднос, до краёв наполненный виноградом. Попыталась повернуть голову, не получилось. От неудобной «сонной позы», затекла шея. Приложив усилие, девушка, кое-как поднялась, уселась в кресле.

Озираясь по сторонам, протянула к подносу руку; захватив небольшую гроздь, стала отщипывать от неё ягоды, отправляя к себе в рот. В помещении, кроме неё никого не было. Подняла с пола, упавший плед, свернула конвертиком, аккуратно повесила на спинку кресла.

«Интересно, куда это все подевались?» — подумала она. Заметив у противоположной стены открытую дверь, вышла наружу; летняя терраса, довольно широкая, с красивыми фигурными колоннами, огибала замок по кругу. Проходя по её широкому коридору, она мысленно отметила — «выход на террасу имеет, каждая вторая дверь первого этажа замка». С другой стороны строения, раскинулось поле, полностью засаженное виноградником. Высокие, в человеческий рост, опоры для лозы, ровными рядами покрывали пространство. Напротив каждой опоры, сооружён оросительный канал — глубокие, узкие канавки (наполняющиеся водой), обвивали поле, словно спящие змейки. С обеих сторон от виноградника, виднелись посадки фруктовых деревьев; можно было разглядеть яблони, на ветвях поспевали ярко-красные плоды. Прямо под «колонными ограждениями» террасы, вокруг замка красовался цветник. Одних только розовых кустов, на нём, было, по меньшей мере, с пару сотен. Цветы рассажены в строго геометрическом порядке и воссоздавали незамысловатые узоры; от вида которых, у Рады захватывало дух. От созерцания «призамковой» территории, из подсознания, вдруг всплыли «живые картинки детства» — родной дворец, с ещё более прекрасными видами. Малышкой, она любила наблюдать за своими братьями, стоя на балконе. Но тогда, всё, что она видела, казалось ей таким привычным, обыденным. Только пережив потери и повзрослев, девушка поняла бесценность и безвозвратность тех «детских моментов». На глаза навернулись слёзы.

***

 

— Друзья мои, Вам понравилась экскурсия? — спросил Светодар, искренне радуясь, восхищённым взглядам Арины и Александра. На мгновение, у мужчины, болью «заныло» сердце. «Это ещё, что за новости?» — удивлённо спросил сам себе хранитель, сконцентрировавшись на внутренних ощущениях тела (он впервые узнал, о наличии у себя внутри — «собственного мотора»; боль не проходила).

Арина, что-то говорила, отвечая на вопрос, однако, Светодар перестал слышать внешний мир, сосредоточившись на мире внутреннем. Перед его глазами, как в кино, проплывали живые сцены из жизни; но только — жизни чужой, совершенно ему незнакомой. Чужой дворец; сражающиеся на мечах дети-подростки; слуги, снующие по дворцовой площади… Карета с гербом, подъехавшая к центральному входу дворца. Картинка оборвалась… Ноющая боль в сердце, появилась снова.

«Ах, вот в чём дело…— возобновил мысленный монолог Светодар; подняв глаза на выступ террасы, он увидел, подопечную, медленно прогуливающуюся вокруг замка. Так и не уловив, ответа Арины, он обратился к гостям:

 

— Нужно возвращаться, дорогие мои. Ученица проснулась, пора начинать занятия.

С террасы, Рада услышала голос Александра, за ним прозвучал бархатный голос хранителя и смех Арины. Заглянув, с выступа вниз, она увидела друзей, поднимающихся по лестнице. «Надо вернуться в гостиную» — подумала девушка, и поспешила к двери, из которой недавно вышла. Когда парадная дверь отворилась и друзья вошли в комнату, она уже сидела в кресле, жевала виноград. Улыбающиеся Арина и Алекс, восторженно обсуждали «экскурсию», устроенную для них хозяином замка.

Светодар, вошёл в гостиную последним, вид у него был озабоченным, что совершенно не сочеталось, с улыбчивыми лицами спутников.

 

— Вижу, ученица моя хорошо отдохнула и вполне готова к первому занятию.

Продолжая жевать виноград, ученица вслушивалась в интонацию Светодара. Ожидая услышать от него очередную колкость, она приготовилась ответить ему тем же. К её глубокому разочарованию, голос хранителя прозвучал ласково, совершенно по-родному (так, обычно, разговаривает с ней Алекс, когда хочет помириться).

Не найдя причин для «дерзости», ей оставалось только утвердительно ответить: — Угу…

Светодар продолжил вести беседу:

 

— Сейчас, всех нас ждёт лёгкий завтрак. После, приступаем к первому занятию. Мужчины, переодеваются в моей личной гардеробной. Дам, помощники проводит в гостевую спальню. Там для дорогих учениц, уже приготовлены «одежды».

Арина, удивлённо посмотрела на хранителя, и спросила:

 

— Разве, у Вас не индивидуальные занятия? И я тоже буду учиться вместе с Радой?

Озабоченный вид хранителя, вмиг сменился весельем.

 

— Я ведь предупреждал, дорогая Арина, что скучать не придётся! А заниматься всем вместе, всегда весело и очень полезно!

Помолчав немного, учитель объявил, вслед удаляющимся ученицам:

 

— Обращаюсь персонально к нашим девушкам: одежду для занятий, которую Вы найдёте в комнате, надевают на «голое тело»; никаких подвязок, бюстгальтеров и прочего нательного одеяния. В подробности вдаваться не буду, дабы не смущать учениц.

Косясь боковым зрением на Раду, Светодар заметил, как она остановилась и сжала кулаки. Ещё немного, и эта картина «уверенно», ввергла бы его в неподдельное веселье… Арина уже свернула в боковую дверь комнаты, следуя за прислугой. Рада злилась и продолжала стоять, как вкопанная, сжимая ладони в кулачках.

Сквозь зубы, ученица процедила:

 

— Вы, уважаемый Светодар, вероятно собираетесь обучать нас «полётам на мётлах»? Потому, как только «закоренелые ведьмы», летают голыми вокруг дворцов.

После фразы, брошенной разъярённой Радой, и Алекс, и Светодар, разразились громким смехом. Не в силах заглушить хохот, хранитель прерывисто разъяснил:

 

— Увы, милая, летать на метле я не умею. А нижнее бельё под кимоно, может причинить повреждения твоей нежной коже. Специальная одежда для того и нужна, чтобы телу в ней было комфортно, заниматься упражнениями.

Под разъяснение учителя и смех Александра, Рада поспешила скрыться за дверью гостевой спальни. Молодые дамы переоделись и вышли в гостиную, полностью готовые к занятиям. Парадная дверь открыта, мужчины уже ждут их снаружи.

Спустившись с лестницы, друзья шествовали за хранителем, прямиком в поле, где Алекс и Рада, впервые застали его, «тренирующего упражнения» из боевого искусства.

 

— И так, — вещал наставник, — сегодня учимся правильно дышать. Рассаживаемся как кому удобно. Главное, чтобы во время занятий, ничего не отвлекало. Расстояние друг от друга, должно быть «свободным» от соприкосновений с другими учениками. Периодически, буду подходить, и выправлять: кому-то «позу тела», кому-то «дыхание», и т.д. Поэтому, прошу учеников набраться терпения и все мои действия, воспринимать с пониманием.

Хранитель сел в позу лотоса, как это делают индийские йоги; сложил пальцы рук в мудру, замыкающую движение энергии в теле.

Сконцентрировавшись на внутреннем состоянии, произнёс:

 

— От правильного дыхания, зависит концентрация внимания. Концентрация внимания, важный элемент осознанности. Осознанность, необходима всегда и везде; как в обыденной жизни, так и для контроля, над перемещениями в пространстве.

Пока друзья «учились дышать в позе лотоса», Рада приоткрыла один глаз, наблюдая за хранителем. Как мало она знала, об этом человеке, и как странно чувствовала себя рядом с ним. Почему-то, в отличие от других, знакомых ей мужчин (не родных, а именно знакомых), она не воспринимала его, как чужого. Это состояние, не давало девушке покоя. Что в нём не так? Почему он стал неотъемлемой частью её жизни? Она знала, что сейчас ей нельзя «думать», информационное поле полностью открыто для снятия «мыслеформ».

 

— Ученица, Рада, — спокойно проговорил хранитель, — долго Вы собираетесь шпионить за учителем одним глазом, вместо того, чтобы выполнять дыхательные упражнения?

Рада тут же прикрыла глаз и продолжила концентрироваться на дыхании.

Через некоторое время она не удержалась и мысленно, отправила учителю послание: «Уважаемый, Светодар! Что Вы будете делать, если меня прямо сейчас «унесёт в другой мир»? Вероятно, будете продолжать «исправно дышать»! Лучше расскажите, что мне предпринять, чтобы удержаться от спонтанного «перемещения».

Не открывая глаз, хранитель молчал. Потом в голове Рады, послышался его голос.

«Хороший вопрос. Правильный. Люблю отвечать на правильные вопросы, даже если кто-то «нахально» нарушает дисциплину на занятии».

Светодар открыл глаза, посмотрел на учеников. Потом снова их закрыл, и негромко заговорил:

 

— Чтобы удержаться от спонтанного перемещения и закрепиться в реальности, необходимо вовремя сконцентрироваться, отбросив абсолютно все эмоции; особенно страх, потому что он, вводит человека в «столбняк», «ступор», «отупление» и. т.п. Потом, нужно создать для себя «личный крючок».

Рада открыла глаза, вопросительно посмотрев на хранителя, спросила:

 

— А что такое «личный крючок»? Это какое-то действие или предмет? — девушка продолжала сверлить его взглядом. Учитель, монотонно продолжал вещать, с закрытыми глазами.

 

— Это может быть и действие, и предмет. То, что заставит твоё сознание, переключиться, создав противодействие, механизму перемещения.

Учитель замолчал на продолжительное время. Рада не стала надоедать новыми вопросами, но про себя мысленно продолжала думать:

«И как же мне найти этот крючок? Скорее всего, должна освоить этот механизм практически, но когда в очередной раз вокруг меня закружится обстановка или местность, я снова «остолбенею от страха». И что тогда?

В голове снова прозвучал голос Светодара.

«Попробуй сама раскрутиться, в противоположную сторону. Есть большая вероятность, что это и будет «твой механизм противодействия». Однако он, не даст гарантии, что снова сработает в следующий раз. На этот случай, необходимо запастись несколькими «крючками».

Тут в разговор встрял, Алекс.

 

— Представляю Раду, раскручивающуюся вокруг себя словно «юла», на лекции у Меземира. Или у нашего мастера по боевым искусствам.

Рада раскрыла глаза от удивления, спросив друга:

— А как ты догадался, что мой механизм противодействия, это «раскручивание»?

— Не знаю, — смущённо пробубнил молодой человек, — ты же рассказывала, что перед тем, как «переместиться из кухни», вся обстановка начала вращаться вокруг тебя. Вот я и подумал, что можно попробовать применить раскручивание в обратном направлении.

Девушка снова посмотрела на учителя; тот улыбался, продолжая «медитировать» с закрытыми глазами.

***

Все оставшиеся летние месяцы, Рада и Алекс исправно приезжали на занятия в замок Светодара. Частенько к ним присоединялась Арина, но в основном тогда, когда супруг покидал её на целый день, занимаясь делами школы-усадьбы.

Уехать на занятия, в моменты его присутствия дома, она не решалась, опасалась вызвать у супруга ревность или обиду.

На занятиях, Светодар обучал молодых людей, не только «правильной концентрации внимания», но настоятельно рекомендовал молодым людям, познакомиться с методами «управления своей энергией». Рада, постепенно привыкла к остротам учителя, и больше не злилась на него. За последние месяцы каникул, спонтанных перемещений с ней больше не случалось: возможно, занятия со Светодаром, так влияли на этот фактор, либо, просто душевное состояние девушки было гармоничным и спокойным.

Занятия с хранителем, проходили весело и разнообразно. Рада стала замечать за собой «неудовлетворённость», если учитель, вдруг, переносил уроки. Со временем, поняла, что просто скучает по общению с ним; однако старалась не показывать этого.

Однажды, Александра вызвали на очередной преподавательский совет, который проводится ежегодно, за две недели до начала учебных занятий; и ученице предстояло ехать на занятия одной. Арина не смогла составить ей компанию, приглашать Эмму, Раде не очень то и хотелось. Зная натуру подруги, она могла предположить, что неуёмная страстность молодой женщины, может наделать неприятностей. Ко всему прочему, Рада, почему-то не хотела «знакомить» Светодара с Эммой, слишком близко.

Этим утром, она поднялась раньше обычного. Сама приготовила завтрак для Алекса (знала, что ему придётся рано уехать). Позавтракала вместе с ним, и пошла, переодеваться в гардеробную для предстоящей поездки. Друг ушёл, сразу после утренней трапезы, звонко поцеловав миленькую в ухо. Экипаж подъехал через несколько минут после его ухода.

Рада отправилась на занятия в замок. Возле ворот её встретил управляющий, и, передав на словах извинения хозяина, попросил девушку следовать за ним.

 

— Простите, миледи (*управляющий и вся прислуга замка, обращались к людям благородного происхождения на английский манер. Сам Джон, по происхождению был франкийцем. Однако, он долгое время, провёл на территории будущей современной Англии (после объединения земель Великобритании). В нынешние времена, по этой территории расселились кельтские народы: ирландцы, валлийцы, шотландцы, бретонцы, корнцы, мэнцы — одним словом носители будущей культуры «англо-саксов» и английского праязыка), — извинялся управляющий, провожая гостью на летнюю террасу; туда, где впервые Рада прогуливалась вокруг замка, — сегодня придётся подождать «занятий», у его сиятельства важная депеша. Сейчас принесу чай и сладости, заодно, составлю вам компанию, чтобы Вы не скучали.

Управляющий ненадолго покинул Раду. Девушка разместилась в широком плетёном кресле, два других стояли тут же (видимо их вынесли недавно, или к её приезду). В гостиной послышался негромкий стук и мерный звон посуды, в такт «приближающегося стука». Из дверного проёма гостиной, на террасу выкатился «чайный столик» на колёсиках (это он издавал стук, по паркетному полу). Управляющий вышел следом, и, прикрыв за собой входную дверь, подкатил столик к креслам. Разлив по чашкам зелёный чай, снял матерчатую салфетку с «чаши для сладостей»; потом удобно расположился в кресле напротив, любопытно разглядывая гостью, из-под полуприкрытых глаз.

 

— Отведайте эту восточную сладость, она должна Вам понравиться. Рецепт лукума, я привёз из-за границы, очень давно. Хозяин очень его любит. К его великому удовольствию, девушка потянулась рукой к чаше, отложила на блюдце три кусочка. Потом взяла один, надкусила, прикрыв глаза «промурлыкала»: — Какая прелесть, ничего вкуснее, не пробовала. Доедая первый кусочек, Рада, взглянула краешком глаза на управляющего; тот внимательно за ней наблюдал и улыбался.

 

— Джон, — спросила вдруг Рада, — не могли бы Вы, немного рассказать о моём учителе. Спрашивать у него лично, мне совестно, а Светодар, особо не распространяется о себе. Ну, хотя бы то, что можно рассказывать «ученикам». Хитро прищурив глаза, гостья, внимательно смотрела на собеседника.

Управляющий поднял одну бровь, в знак того, что вопрос застал его врасплох. Потом поставил чашку на поднос, почесал одним пальцем поседевший висок, и, откашлявшись, начал повествование.

Он рассказывал девушке, то, о чём собственно знали все в округе. О детстве, отрочестве и юности хранителя; о его родителях.

Поведал о том, что школу Раведа, основал родной дед Светодара, и он, как потомок великого Предка, продолжает финансировать и развивать школу, для одарённых детей. Сведения оказались для Рады, не просто удивительными, она поверить в это не могла. Почему же раньше, она не находила этой информации? Столько лет проучившись в Раведе, девушка никогда не встречала источники повествующие об основателе, этой удивительной школы.

Слушая биографию Светодара, она стала лучше понимать его характер; откуда у молодого человека — железная выдержка, отточенное боевое мастерство и живой «все постигающий» разум.

Тот факт, что «новый друг» никогда не видел своей матери и не испытал материнской любви, сыграл с Радой «злую шутку».

Имея чуткую натуру, она даже не поняла, как быстро её душа «приняла этого человека» в свои объятия. Ей больше не хотелось, дерзить хранителю. Единственное о чём умолчал Джон, так это о монаршем происхождении «сиятельства».

— Джон, ещё Вы не рассказали о «семейном положении» Светодара, — Рада снова хитро прищурилась.

 

Управляющий отпил чай из кружечки, снова поставил её на поднос, продолжил.

— Его сиятельство, состоит в «семейном союзе», очень давно. Супругу свою любит и уважает.

 

После фразы о «семейном союзе», Рада поперхнулась чаем. Небольшая часть жидкости пролилась на её любимую блузку, часть попала на скатерть. Девушка закашлялась.

 

— Простите, Джон, — откашлявшись, бормотала Рада, — ради Бога, простите. Эта новость стала для меня, больше чем неожиданной. Но я благодарна Вам, за неё. Управляющий заметил, как глаза собеседницы погрустнели. Она отставила от себя блюдце со сладостью, отодвинула чашку. Оперевшись ладонями о плетёные поручни, гостья поднялась с кресла.

 

— Спасибо огромное, за чай с лукумом, Джон. Не возражаете, если я немного погуляю по вашему саду, пока учитель занят?

 

— Конечно, миледи! — с готовностью ответил управляющий, — если Вам необходимо побыть «наедине с собой», обязательно посетите наши виноградники! Лично я… Всегда ухожу туда думать и размышлять. Провожая взглядом, уходящую гостью, он громко произнёс ей вслед:

 

— Если, миледи, вдруг, что-то понадобится, позовите меня; я буду, неподалёку, обрезать в цветнике розы.

Выходя с террасы в гостиную, Рада обернулась, кивнула головой, вышла вон.

***

— Ну, как Джон? Как тебе наша леди? — задорно ухмыляясь, на террасу вышел Светодар.

Управляющий, серьёзно взглянув на него, вымолвил:

— Ваше Сиятельство, по-моему, она расстроилась из-за новости о вашем семейном положении. Сразу удалилась в уединение.

Светодар прошёл к столу, уселся в кресло, где только что сидела Рада.

 

— Великолепно, Джон! — потирая ладони, ответил князь —… значит,

я на правильном пути, и у меня есть шанс завоевать расположение супруги.

Взяв в руку, с блюдца Рады два кусочка лукума, Светодар поднялся и направился к выходу; предварительно отправив один лукум к себе в рот. Управляющий посмотрел ему вслед, улыбнулся и покачал головой.

 

Князь нашёл супругу в винограднике. Она медленно прогуливалась между опорами, обвитыми виноградной лозой, с восхищением разглядывая свисавшие гроздья ягод.

Чтобы не испугать её неожиданным появлением, он обошёл виноградник с другой стороны и двинулся навстречу.

Девушка заметила учителя, смущённо наклонила голову; потом улыбнувшись, вежливо поздоровалась:

— Здравия Вам, Светодар! Выражаю благодарность вашему управляющему, за то, что разрешил мне погулять здесь.

Место — волшебное! Рада сорвала ягоду, демонстративно её съела. Полагаю, Вы тоже любите «здесь размышлять»?

Хранитель подошёл вплотную, и «отзеркаливая её действия», сорвал ягоду с той же грозди, положил к себе в рот.

 

— Очень! — ответил мужчина, — это одно из моих любимых мест для уединения и раздумий.

 

Но есть и другие места, ещё более завораживающие. Могу показать!

 

Девушка «подозрительно покосилась» на хранителя, спросив с сарказмом:

 

— А как же наши занятия, учитель? Или сегодня, Вы решили устроить для меня выходной?

 

— Никаких выходных! — изображая интонацией голоса строгость, хранитель взял её ладонь в свою руку, — Просто проведём занятие в «не совсем привычном» для вас месте.

Ощутив кожей, сильную руку мастера, Рада смущённо опустила голову; внутри тела, что-то, запело.

Не желая показывать неловкость и смущение, она сделала шаг назад, высвободив тем самым свою ладонь из рук учителя.

 

— А еще, мне бы хотелось навестить «подружку», — пробормотала Рада, не поднимая глаз.

 

Хранитель развернулся к выходу из виноградника и жестом руки, пригласил ученицу следовать вместе с ним. Девушка прошла чуть вперёд, он последовал за ней.

Вернувшись в замок, переоделись в кимоно и отправились к лесному массиву, расположенному в противоположной стороне от поля с виноградниками.

 

— Сначала проведём урок, — спокойно вещал учитель, — а потом, навестим «подружку».

Молодые люди подошли к каменной стене, напоминающей небольшой горный хребет. Мужчина спустился на небольшую, каменную площадку и подал спутнице руку. С площадки, под подножьем «горного хребта», виднелась созданная природой купель. Сверху в неё падал водопад.

 

— Как такое может быть?! — восторженно прошептала Рада, — разве в пределах вашего замка есть река?

Она повернулась лицом к хранителю и впервые, за всё время пребывания, посмотрела ему в глаза.

Учитель кивнул головой. Ему нравилось восхищать супругу; в эти моменты он отлично чувствовал её настроение.

Подмечая, как душа дорогого человека, постепенно раскрывается; испытывая доверие и комфорт от общения с ним.

Для князя, это стало главным достижением. За столь короткий промежуток времени, когда они оставались наедине друг с другом.

Теперь он усиленно думал, как выстроить занятия, чтобы Рада чаще бывала с ним наедине.

Алекс и Арина, создавали препятствия, в налаживании близких, доверительных отношений с подопечной. Что же касалось Александра, то, с молодым человеком необходимо было работать более серьёзно; не причиняя молодому человеку душевных страданий, постепенно отдалить его от любимой женщины.

 

— Сегодня, будем учиться обострять все твои чувства восприятия, — снизив голос до шёпота, как можно загадочнее, произнёс Светодар. Эти навыки, очень пригодятся для личной безопасности, при перемещении в другие миры. Давай разместимся прямо возле купели. Хранитель осторожно продвигался вниз с каменистого хребта, время от времени, помогая ученице координировать движение «след в след», чтобы она нечаянно не оступилась. Спустившись к купели, уселись неподалёку друг от друга. Урок начался.

Прочитав лекцию про «органы чувств» и техники восприятий, стал показывать упражнения. Обучение длилось около двух часов. Потом учитель отвёл девушку в ту часть призамковой территории, которая полностью покрывалась лесом и была отделена от садов и виноградников глубокой речкой.

Как объяснил мастер, его отец задумывал создать из этой территории «заповедник», чтобы разводить редких животных, птиц, и другую живность, находящуюся на грани вымирания.

К сожалению, задумка так и осталась «мечтой», потому что год назад батюшка безвременно почил.

Сюда то и привёз Светодар молодую волчицу. В глубине леса, на небольшой поляне, размещалось что-то вроде «места прикормки» для животного.

Раз в неделю, контролирующий порядок на этой территории лесник, приносил сюда тушку кролика, зайца или утки. Пищу для «подружки», специально не делали легкодоступной, чтобы волчица училась охотиться на дичь самостоятельно.

 

— Обычно, — прошептал хранитель, — я прихожу сюда в специальной одежде, чтобы не приучать волчицу к человеческому запаху; сегодня сделал исключение, потакая вашему желанию.

Как только «собачке» исполнится полтора года, привезу для неё «супруга», — учитель заулыбался, — подожду пока свыкнутся друг с другом, потом переправлю в большой заповедник на севере нашей страны; чтобы «серая парочка» могла там жить и размножаться. К сожалению, территория моего замка не предусматривает возможности, для взращивания и проживая целой волчьей семьи. Нашим с тобой «друзьям», прикрепят на ухо маяки и они будут находиться под неусыпным контролем местных егерей. Твоя «подружка» обзаведётся собственным потомством и в жизни у неё всё будет отлично!

Если захочешь, возьму тебя с собой, когда буду перевозить на новое место жительство «волчью семью».

Светодар, посмотрел на девушку. Она улыбалась, кивая головой в знак согласия. Постояв некоторое время на одном месте, в ожидании животного, оба устали. Решили, что навестят волка в другой раз, когда лесник принесёт для «собачки», очередную порцию лакомства. В этот момент, у спутников будет больше шансов понаблюдать издалека за своей любимицей. Светодар и Рада вернулись в замок. Переодевшись, Рада собралась было распрощаться до следующего урока, но князь попросил составить ему компанию за обеденной трапезой.

Гостья некоторое время колебалась, однако, приняла решение не обижать гостеприимного хозяина своим отказом. Таким образом, время пребывания ученицы на занятиях, затянулось.

Беседуя с учителем за обеденной трапезой, Рада напомнила, что через неделю у неё начинается учебный процесс в Раведе.

 

— Прекрасно! — отозвался Светодар, — значит, будем проводить занятия в школе, а по выходным будешь приезжать в мой замок. Время для уроков обговорим дополнительно. Девушка надеялась, что хоть по выходным она сможет распоряжаться своим свободным временем, как ей заблагорассудится; однако, последняя фраза хранителя, лишила её всякой надежды. Не удержавшись от сарказма, девушка спросила:

 

— Как интересно…— с иронией в голосе, произнесла Рада, — позвольте осведомиться, уважаемый учитель, согласно Вашему «графику обучения» выходные мне вообще положены?

 

Светодар ухмыльнулся. Но ответ прозвучал очень серьёзно.

 

— Отдыхать будешь тогда, когда я лично удостоверюсь в твоём профессионализме «Странницы». Так будет спокойнее и мне, и твоим родственникам. К плотному графику занятий, придётся привыкать, Ваше Сиятельство. Отправляя в рот салат, Светодар улыбался, внимательно поглядывая на гостью.

 

Позабыв от возмущения о телепатических талантах хранителя, Рада позволила себе, мысленно «излить гнев»:

«От работы, даже кони дохнут, — возя вилкой по тарелке, в своей обычной манере, она вела диалог сама с собой, — а у меня с этого года, ещё и практика начинается». Мгновенно считав мысли ученицы, Светодар поспешил успокоить её, вслух:

 

— Не волнуйся, дорогая! Мы составим такой график, чтобы у тебя оставалось время и на отдых, и на развлечения. Шпионская выходка хранителя, вывела Раду из равновесия. Она сама не ожидала от себя, как начала злиться «гневно».

 

«А времени на личную жизнь, в этом графике, тоже не предусматривается?!» — язвительно спросила ученица в мысленной форме, не заметив, как гнев не заставил ждать результатов.

Пространство вокруг стола наполнилось «плотным нечто», потрескивание и пощёлкивание слышалось, то в одной стороне помещения, то в другой. Пока удивлённый князь, озирался по сторонам, пытаясь сканировать местность своим биополем; в помещение вошёл управляющий, и застыл на месте. Лицо Джона, выглядело испуганным, бледным. Стоявшая в углу глиняная амфора, почему-то вдруг, закачалась, одно мгновение, и она рассыпалась на глазах публики, на сотни мелких осколков.

Картины на стенах, завибрировали одновременно, и одна за другой начали падать на пол; непостижимым образом, металлические крепления выворачивались из каменных стен, улетали куда-то, в противоположном направлении.

Светодар, наконец-то, вернул осознанность под собственный контроль, встал со стула, неспешно направился к ученице. Понимая, что кричать и злиться на неё, бесполезно, он уселся на стул, стоящий рядом. Обхватив обеими ладонями лицо супруги, что есть силы, притянул её к себе. Не давая опомниться, хранитель впился губами в её губы. Как только в помещении прекратился треск и щёлканье, Светодар ослабил силу объятий. Продолжая одной рукой удерживать спину «пленницы», он объявил испуганному управляющему:

 

— Джон, дружище, успокойся! Тебе придётся привыкнуть к нашим «маленьким семейным разногласиям». Смеясь, Светодар говорил с Джоном, но одной рукой, прижимал Раду к себе: — Как хорошо, что замок построен из крепкого, векового материала, и моей ученице, придётся долго стараться, чтобы обрушить его. Не огорчайся из-за амфоры, это всё равно была подделка! К следующему визиту, её Сиятельства, мы уберем из помещений, все бьющиеся и ломающиеся предметы. Чувствуя на своей спине, руку хранителя, прижимающую её к себе, девушка возмутилась:

 

— И, что всё это значит, уважаемый учитель?

 

Светодар повернулся, внимательно посмотрел ей в глаза, спокойно ответил:

 

— Я не привык кричать и злиться, на своих учеников, — хранитель сделал паузу, — но в силу индивидуальных особенностей каждого из них, нахожу и осваиваю способы «урегулирования конфликтов». Если подобное «поведение» будет повторяться и дальше, мне будет очень приятно раз за разом, усмирять твой гнев. Представляешь, что подумают в школе, твои однокурсники, когда я применю сей метод «усмирения», у всех на глазах? Хранитель смотрел на озадаченную девушку и улыбался. Потом мысленно передал фразу: «Гневайся почаще, дорогая».

 

— Сейчас же отпустите меня! — раздраженно, заявила Рада, — слишком много позволяете себе, Светодар!

Наверняка, Вы не осуществили бы подобную выходку, если бы здесь присутствовал Алекс или ваша драгоценная супруга! На последней фразе, глаза Рады сверкнули злыми искрами. Светодар продолжал удерживать её одной рукой, не обращая внимания на гневные речи. Он еще сильнее прижал тело девушки к себе, так, что по нему начали пробегать волны «электрического тока». Положив ладонь второй руки на щёку гостьи, Светодар прильнул губами к её уху, отчётливо прошептал:

 

— Спешу огорчить Вас, моя милая. Вряд ли, присутствие Александра, остановит меня от подобного метода «усмирения». В отличие от вашего «драгоценного друга», я имею полное право делать это. Что касается «моей супруги», тут Вы абсолютно правы! Никогда не позволю себе, где-либо вообще, целовать другую женщину; потому, что люблю только её. Но к этому разговору, мы вернёмся позже. Сейчас не самый подходящий момент. Чтобы не обострять гнев «Сиятельства», мужчина отпустил объятия, убрал руку со спины ученицы. Неторопливо встал, и как ни в чём не бывало, вернулся доедать свой обед. Настроение у хранителя было восхитительным!

Рада испытывала «непонятные» ей чувства. Одновременное смешение эмоций стыда, смущения и приятных ощущений в теле; что с ней происходит, она не понимала. Злиться на учителя, уже не получалось. На губах всё еще хранился «отпечаток» его поцелуя.

 

— Мне пора возвращаться домой, — собрав внутри себя все силы, после недолгого молчания, проговорила Рада. Родные будут волноваться. Отложив матерчатую салфетку на соседний стул, девушка осторожно поднялась из-за стола, и, глядя на управляющего, сказала:

 

— Благодарю Вас, Джон, за прекрасную трапезу. Всё было очень вкусно. Потом посмотрела на хранителя и добавила:

— И Вас, дорогой учитель, благодарю за занятия и великодушное гостеприимство. Извините за причинение ущерба имуществу. Не научилась пока контролировать этот феномен. В следующий раз буду более сдержанной… Обещаю. Всего доброго! Не провожайте, до экипажа доберусь сама.

Девушка развернулась к входной двери и поспешно направилась к выходу.

Не успела она дотронуться до дверной ручки, как вновь почувствовала присутствие мастера рядом. Он предупредительно открыл перед ней дверь, сопровождая действия комментарием:

 

— Не могу отпустить тебя, зная, что ты сердишься. Провожу до экипажа. Заодно кое-что проясню, относительно своего поступка.

Светодар обернулся, глядя на управляющего; кивнул головой и вышел следом за гостьей.

По дороге к транспорту, хранитель чуть обогнал её и остановился, преградив путь. Рада попыталась обогнуть мужчину с другой стороны, но отточенные боевым мастерством движения учителя, не давали такой возможности.

 

— Не сердись на меня, пожалуйста. Понимаю, я не должен был так поступать. Но это первое, что взбрело мне в голову, когда в помещении стали происходить «странные события».

Есть еще одна причина, почему я повёл себя именно так, а не иначе. Светодар запнулся на полуфразе, потом продолжил:

— С того момента, как мы вернулись из путешествия, я постоянно думаю о тебе; перестал спать по ночам. Твоё появление здесь стало настоящим счастьем. Мне сложно бороться с чувствами, которые я испытываю.

 

Рада подняла глаза на хранителя, всем видом показывая искреннее удивление.

 

— И как же понимать Вас, уважаемый Светодар?

Ещё несколько минут назад, Вы сказали, что любите свою супругу и даже в мыслях не грезите о поцелуях с другой женщиной?

Может у Вас раздвоение личности? — съязвила Рада, последней фразой.

Мужчина пристально смотрел на неё. Гостья не в силах была отвести взгляд, от пронзительных серо-зелёных глаз хранителя.

Учитель протянул руки, взял девушку за плечи, привлёк к себе; обхватив обеими руками, крепко прижал к груди. Сердце мастера, стучало гулко и учащенно; она слышала его, каждой клеточкой своего тела. Постояв так несколько мгновений, учитель заговорил:

 

— Девочка моя… — взволнованно шептал Светодар, —… тебе многое предстоит узнать, и понять, в моих поступках.

Жаль, что я не могу рассказать тебе всё, прямо сейчас. Потерпи, родная. Скоро всё встанет на свои места, верь мне. Хранитель поцеловал девушку в лоб. Потом отстранив её от себя, взял за руку; увлекая за собой, быстро зашагал к площадке, где их ждал экипаж. Помог гостье подняться по лестнице внутрь. Закрывая дверь транспорта, хранитель произнёс фразу, которая лишила Раду покоя:

 

— Люблю тебя… Больше жизни своей. Помни об этом, милая.

Экипаж тронулся с места, увозя супругу из замка. Светодар, стоял неподвижно, провожая его взглядом.

 

***

— Ваше Сиятельство, — с тревогой в голосе бормотал Джон, — в отличие от Вас, я очень испугался…— голос управляющего осёкся, через мгновение он заговорил снова, — вашей любимой супруги. С её природными данными, впору крушить вражьи полчища. Высказав опасения, управляющий уставился в пол, и не поднимал глаз, пока князь не заговорил с ним.

— Возможно, дружище, так и было в какой-то её реинкарнации. В смысле, в одном из прежних воплощений Рады, — князь хитро сощурил глаза, и широко заулыбался, обнажив жемчужный ряд красивых зубов.

 

— Но в этой жизни, она всего лишь моя любимая девочка, и, ни с какими вражьими полчищами сражаться, я ей не позволю. Она слишком дорога мне, Джон. Научу её контролировать и управлять «природными дарами», и никому не отдам.

Лучше посоветуй, что делать с «драгоценным другом» Александром.

Для меня важно, разрешить эту задачу, как можно деликатнее и естественнее; чтобы у Рады, даже подозрений не возникло, относительно моего вмешательства.

Управляющий откинулся головой на спинку кресла, закрыл глаза и замолчал. Князь не мешал ему думать. Советы, которые когда-то, Джон давал его отцу, всегда оказывались ценными и результативными; Светодар терпеливо ждал, когда старик заговорит с ним вновь.

 

— У Вас, кажется, есть кузина, дорогой князь, — не открывая глаз, вымолвил управляющий, — для начала, познакомьте её, со всеми членами семьи вашей супруги, и, конечно же, с Александром.

 

Наблюдайте за обоими, присматривайтесь к их поведению, взаимоотношениям. Когда они, привыкнут друг к другу, и между ними завяжутся узы дружбы, Вы сможете, использовать эту ситуацию в своих целях. Будете действовать по обстоятельствам, и сами решите, как вам лучше выстраивать «шахматную партию» — тайно, либо явно — привлекая кузину в качестве союзницы.

Вы сможете попросить княгиню Елену, завоевать симпатию молодого человека. Кто знает, возможно, между молодыми людьми, возникнут искренние и крепкие чувства? Но… — управляющий открыл глаза, и поднял кверху указательный палец, — мой Вам совет, не доверяйте «тайн женщинам-союзницам». По своей природе, любая женщина «великолепная актриса», но если дело коснётся «её личных интересов», не ждите от кузины — верности и постоянства. Елена, довольно хитра и расчётлива! Если почувствует, что Вы у неё на крючке — ваши планы будут разрушены; сложно предположить, с какими последствиями.

Внимательно выслушав мудрого советника, Светодар задумался. Некоторое время молчал, потом заговорил с восхищением:

— Да, Джон… — с расстановкой произнёс Светодар, — Ты поистине непревзойдённый дипломат и политик! Мне многому нужно у тебя учиться. Я безмерно тебе благодарен! Однако, друг мой, без тебя я не справлюсь с этим театром; искусству интриги, к сожалению, меня не обучили.

***

Путь домой, занял не больше часа. Находясь под воздействием последних событий, Рада, пребывала в озадаченном состоянии.

Подозрительные, если не сказать больше, — «странные» поступки нового друга семьи, выбили её из равновесия. Нет, она вовсе не злилась на него. Но хранитель, с самого первого знакомства, казался ей «загадочным и непостижимым» в понимании. С одной стороны, это был человек — сильный духом и нравственно воспитанный; с другой стороны — последние «выходки», ломали все представления о психологическом портрете Светодара. Пыталась понять, где подвох? Что с ним не так? И почему, в отличие от Алекса, она не может на него злиться. Пазлы-доводы, никак не хотели складываться в целостную картинку, что очень огорчало её. В раздумьях и сомнениях, она благополучно добралась до родного дома. Попрощавшись и поблагодарив возничего, девушка проследовала в дом, где её давно ожидало семейство. Пока она пребывала на занятиях, Огневед с женой и маленьким сынишкой, навестили семейство. Из холла, Рада услышала отчаянный визг малыша, пытающегося поймать Платона. Хитрый кот, залез повыше на старинный комод в гостевой комнате, и даже не намеревался прятаться. Важным взором, посматривал на визжащего малыша; поигрывая пушистым хвостом, периодически опускал его с комода. Как только ребёнок пытался схватить рыжий хвост, тот мгновенно взлетал вверх, не давая дотянуться до него маленьким ручонкам. Родителей в комнате не было. Вероятно, они спокойно оставили дитя, на попечение огромного рыжего кота.

Рада прошла в комнату, улыбнулась, погладила малыша по голове. Обернувшись на входную дверь, она увидела на террасе и родителей ребёнка, и всё своё семейство.

 

— Здравия, дорогие мои! — Рада поприветствовала семью и гостей. Друзья и родственники, разом развернули к ней лица. Огневед и Александр, растянув на лице «умилительные улыбки», молча, кивнули головой, повторяя движения в так друг другу. Арина радостно всполошилась, как истинная хозяйка, и, спрыгнув с плетёного кресла, словно бабочка, подбежала к девушке. Единственный, кто смотрел озадаченно на Раду, это брат. Светодар молча «сверлил взглядом» сестру; Светлана — супруга Огневеда, опустив глаза в пол, всем видом показывала, что она «рада появлению заблудшей души».

 

— Рада, — с трудом сдерживая недовольство, медленно вещал Святослав — мы ждём тебя, вот уже третий час. Разве тебе неведомо, что я… — мужчина сделал паузу, — что мы беспокоимся. Девушка подошла к креслу, где сидел брат, обошла его и поцеловала в макушку.

 

— Прости, родной. После занятий, учитель предложил отобедать с ним, не хотела выглядеть невежливо. Если считаешь, что я поступила неправильно, будь любезен поясни почему; в следующий раз откажусь от гостеприимства Светодара. Святослав откинул голову назад, устремив взор на сестру; глаза их встретились и несколько мгновений, смотрели друг на друга, не отрываясь.

 

— В следующий раз, поеду в гости к хранителю, с тобой — склонив голову к груди, Святослав отпустил взгляд, — у нас есть «нерешённые дела». Девушка погладила брата по голове, и спокойно добавила:

— Как скажешь, родной, буду только рада твоей компании.

 

Продолжение следует...

  • Граница тленности / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Первые с конца (немецкая серия, общий файл) / Zarubin Alex
  • Темные лица / Шатаев Аслан
  • Глава 18 / Хроника Демона / Deks
  • Игры богов. Игры королей / По следам скрипичной утки / Светлана Гольшанская
  • Белый танец / Лешуков Александр
  • Сломанное ребро / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Из школьной газеты / Буриме / Хрипков Николай Иванович
  • Сокрытое / Немножко улыбки / Армант, Илинар
  • Слёзы орхидей / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Корпорация Удобный мир. Zero-dimensional space / Born Mike

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль