2. Путешествие на Кубу

0.00
 
2. Путешествие на Кубу

Плавание протекало без особых приключений. Моряки в один голос твердили, что корабль движется на удивление быстро, хотя Фернан так не считал. День за днем он выходил на палубу, осматривался по сторонам, и видел одно и то же. Бескрайняя морская равнина, столь необозримая, что в это сложно было поверить. То тут, то там волны украшались пенистыми белоснежными гребнями, чтобы через секунду пропасть, раствориться в этом безбрежном пространстве. Над головами неспешно проплывали облака, время от времени поблизости мелькали какие-то птицы.

Фернану казалось, что корабль застыл на месте. Океан то озарялся яркими солнечными лучами, то укрывался хмурыми тучами, но оставался все таким же бесконечным. На глаза не попадались ни острова, ни скалы, идеально ровная линия горизонта не радовала хоть какими-то изменениями. Как в таких условиях понять, что каравелла и в самом деле плывет вперед?! Встречных кораблей тоже видно не было. Гонсалес впал в какую-то прострацию. Однообразие пейзажа навевало вселенскую скуку. Он постепенно начинал сомневаться в том, что Новый Свет вообще существует. Ну или хотя бы в том, что капитан корабля выбрал правильный курс.

Раз за разом мысли его возвращались к одной и той же теме. Вот они уже почти месяц не видели сушу. Но моряки, по крайней мере, знают, что впереди есть острова, которые даруют пристань, пищу и воду. А что же должны были чувствовать участники первой экспедиции Кристобаля Колона? Первооткрыватели плыли совершенно наугад, не представляя, что ждет их впереди. Попадутся ли на пути огромные водовороты, или невиданные чудовища, которые с легкостью утянут корабль на дно? Или они так и будут плыть, пока не иссякнут запасы провизии и тогда все умрут от голода и жажды? Найдет ли экспедиция землю? И сумеют ли европейцы договориться с ее обитателями? Гонсалес считал себя храбрым человеком, но скромно полагал, что в отваге ему далеко до Кристобаля Колона.

И все же через тридцать семь дней корабль доплыл до Кубы. Фернан сошел на берег и как будто шагнул в совершенно иной мир. Столица острова, город Сантьяго, был, конечно же, жалкой деревней по сравнению с блистательной Севильей, уступая ей размерами и великолепием архитектуры. Зато тут росли невиданные деревья, водились неизвестные в Европе птицы и звери. Даже кухня заметно отличалась. В жарком тропическом климате лучше всего чувствовали себя местные растения. Так что их и выращивали. В первую очередь корнеплоды, из которых готовили муку для хлеба.

Впрочем, долго наслаждаться новизной Кубы Фернану не довелось. Власти острова как раз готовили экспедицию для исследования малоизвестных земель на западе. Оставаться здесь, где все самое интересное уже разведано, или же отправиться на открытие новых стран? Для Гонсалеса ответ был очевиден. Он сразу же записался для участия в плавании.

Командир отряда, Франсиско де Кордоба, лично отбирал солдат для похода. Он владел обширным поместьем на Кубе, которое приносило неплохой доход. Приличную часть затрат он взял на себя. Кордоба оказался рослым человеком плотного телосложения, с крупными чертами решительного лица. Загорелый под палящим солнцем, с иссиня-черными волосами и короткой бородой, он смахивал на мавра. Фернана он принял учтиво, но сразу предостерег о трудностях, ждущих впереди.

— Здесь недостаточно умения ловко владеть мечом. Ты только что прибыл в Новый Свет. Совсем еще не привык к такой жаре и влажности, да и к местной пище тоже.

— Вот как раз и привыкну в походе, — беспечно ответил Фернан.

— Здесь, кабальеро, есть и еще одна загвоздка — деньги. Многие участники залезают в серьезные долги, чтобы нормально экипироваться. Одежда, оружие, доспехи — все это стоит на Кубе куда как дорого. Впрочем, я вижу, что с этим у тебя трудностей не возникнет. Кираса, шлем, щит и оружие у тебя есть. Но в походе нам понадобятся продукты, инструменты, не говоря уж о кораблях.

— Разве король не обеспечивает своих воинов всем необходимым? — простодушно спросил Гонсалес.

— Сразу видно, что ты только что прибыл! — рассмеялся Кордоба. — Мы не состоим в армии, а королевская казна не в силах финансировать каждую авантюру в Новом Свете. Два корабля я приобрел на свои сбережения, еще одно судно нам дал в долг губернатор Кубы Диего Веласкес. Теперь их следует наполнить. Столько всего нужно: паруса, якоря, шлюпки, снасти, даже бочки для воды. Не говоря уж о мясе, масле и муке.

— Все это приходится покупать за свои деньги? — Фернан впервые задумался о таких прагматичных моментах, невольно сопровождающих незабываемые приключения.

— Разумеется. Мы отправляемся открывать новые земли во славу Испании и святой матери нашей Церкви. Но если эти земли окажутся богаты золотом или, например, жемчугом, то нам это только на руку. Губернатор тоже помогает в финансировании, но с ним нужно будет рассчитаться по возвращении. Идем полностью на свой страх и риск. Дикари не простят нам слабости, заимодавцы не простят, если не сможем с ними расплатиться.

Так Фернан постепенно знакомился со всеми особенностями подготовки экспедиции. Любой поход затевался смельчаками и авантюристами, готовыми рискнуть и отправиться на покорение новых земель. Они же, по большей части, и спонсировали исследование из собственного кармана. Неудивительно, что Кордоба надеялся открыть золотые месторождения. Самому Гонсалесу не пришлось влезать в долги, у него хватало денег. Так он стал полноправным участником отряда.

И все же Фернана не покидала досада. Даже в экспедицию его взяли не за умение сражаться, а из-за того, что он располагал деньгами. Опять, получается, он оказался нахлебником, паразитирующим на славе рода Гонсалесов! Если бы не наследство, то сидеть бы ему еще долго на Кубе. Ничего-ничего, вот начнется поход и уж там-то он себя проявит!

Через несколько дней испанцы покинули остров на трех кораблях. Их было чуть больше сотни. Плавание с самого начала не обещало быть легким. Флот попал в шторм. Фернан, непривычный к таким испытаниям, переносил качку и рев бушующего моря с трудом. Хотя огромные волны казались ему гибельными, но, видя хладнокровие опытных моряков, он старался не уступать им в мужестве. Лишь через два дня, когда буря утихла, корабли смогли нормально продолжить свой путь. И вот вскоре взору конкистадоров предстала далекая суша.

Фернан смотрел вперед с замирающим сердцем. Вот она! Сказочная страна, где все не так, как в Европе! Какие сюрпризы она готовит своим первооткрывателям? Что за чудеса таятся в глубинах этой земли? Какие опасности поджидают там? Гонсалес зачарованно глядел на берег, пытаясь уже отсюда узреть что-то волшебное, необычное, удивительное. Каких только легенд не рассказывали о дальних странах. Может быть, именно здесь живут люди, которые рождаются стариками и постепенно молодеют с возрастом. Или же водятся свирепые и воинственные кентавры или василиски, убивающие взглядом.

У испанцев хватало волнующих историй на любой вкус. Многовековое соседство с мусульманами обогатило их фольклор сказками о джиннах, о волшебных зверях, понимающих человеческую речь. О городах, населенных магами и прорицателями. О гигантских птицах, на чьей спине уместится целый замок. И где же жить таким птицам, как не здесь, раз уж в Испании их никто не видел! К тому же в Европе к этому времени очень популярными стали рыцарские романы. Они тоже позволяли дать волю фантазии. Принцессы, томящиеся в плену у отвратительных великанов и могучих чародеев, алчные драконы, стерегущие несметные богатства. И, разумеется, отважные воины, готовые сразиться со злом в любом его проявлении.

Такие сюжеты возникали сейчас в голове не только у Фернана. Конкистадоры смотрели на берег со смесью восторга и тревоги. В отряде хватало самых разных людей. Кто-то прибыл в Новый Свет в поисках приключений, желая прославиться, а также испытать себя. Другие мечтали разбогатеть. Были и такие, которые покинули Европу с единственной целью принести истинную веру на эти дикие земли. И все они сейчас с нетерпением ждали момента высадки.

Это оказался остров. Вытянутый с севера на юг, в длину около четырех миль. Подойти на кораблях не удалось, так что испанцы добирались на лодках. Люди, населявшие его, удивились еще больше чем сами конкистадоры, но особого страха не показали. Они с любопытством рассматривали своих гостей, не пытаясь ни нападать, ни убегать. У Кордобы при себе хватало слуг из индейцев с Кубы, но местным жителям язык островитян оказался непонятен. Общаться приходилось с помощью жестов.

Сразу стало заметно, что здесь живут люди более развитые, чем коренное население Кубы или Эспаньолы. Хорошего качества одежда, белая и цветная, прочные сандалии, надежные деревянные пироги на берегу. Все это свидетельствовало, что здесь отлично развиты ремесла. Да и украшения представляли собой не только простые ракушки и перья. На некоторых индейцах красовались золотые ожерелья и браслеты, бусы из отшлифованных камней, плащи у людей пестрели сложной вышивкой.

Повинуясь приглашающим жестам аборигенов, отряд конкистадоров двинулся вглубь острова.

— Всем быть наготове, — отрывистым голосом напомнил Кордоба. — Посмотрим, куда нас зовут.

Индейцы казались дружелюбными, но испанцы не теряли бдительности. Фернан шагал вперед, неся обнаженный меч на плече. У каждого солдата в руке было копье или меч. Десяток стрелков нес заряженные арбалеты и аркебузы. У Гонсалеса голова шла кругом. Все его удивляло, все привлекало внимание. Вокруг сновали туземцы: смуглые, с блестящими черными волосами, которые переговаривались на сложном непонятном языке. Их наряды, дикие на взгляд европейца, изумляли. У одного на голове красовалась роскошная корона из длинных красных и зеленых перьев. У некоторых были серьги, причем не только в ушах, но и в носу и даже в губах.

Постепенно отряд конкистадоров, со всех сторон окруженный аборигенами, вышел на широкую площадь. Чудеса начались практически тут же. По ее периметру стояли довольно высокие каменные башни, примерно в четыре раза превосходящие рост человека. Широкие у основания, они постепенно сужались. На верхних площадках располагались здания, до которых можно было добраться по вырубленным в склонах лестницам. Все это заметно отличалось от простых тростниковых хижин, которые строили жители Кубы. Этот остров населяли действительно искусные мастера.

Испанцы стали взбираться по ступеням. Никто не знал, чего следует ждать, потому оружие держали наготове. Вскоре перед ними открылся удивительный вид. Дверной проем с двух сторон обрамляли высокие каменные фигуры, ростом не уступающие человеку. Имея некоторое воображение, в них можно было признать женщин. Довольно устрашающих, как на взгляд европейца. Они стояли, грозно нахмурив брови, и свирепо смотрели на гостей. Широкоплечие, с толстыми руками и ногами, с крючковатыми носами и тяжелыми челюстями, которые сделали бы честь бульдогу. И все же это, по-видимому, были действительно женщины. На это указывали платья. Примерно так же одевались живые островитянки из тех, что попадались на глаза конкистадорам. Статуи к тому же пестрели яркими красками. На рыжевато-коричневой фоне выделялись синие и желтые бусы, волосы блестели угольно-черным цветом. Глаза сверкали отшлифованными кусочками темного обсидиана.

— Посмотрим, что там внутри, — вполголоса предложил Кордоба.

Индейцы радушно приглашали зайти в само помещение. Фернан, вместе с десятком других солдат, осторожно шагнул в дверной проем. Щит давно уже висел на левом локте, меч был готов к бою. В здании оказалось еще с десяток похожих каменных изваяний. Повыше и пониже, толстые и стройные женщины застыли, встречая гостей. У одной голову украшала вырезанная с большой точностью змея. Другая скульптура держала перед собой плоское блюдо, скаля крупные зубы, выложенные из ракушек.

— Наверное, это языческое святилище, — высказал предположение Фернан.

— Ну и зачем нас сюда привели? Надеюсь, не для того, чтобы мы помолились каменным истуканам, — прошептал какой-то испанец рядом с ним.

Индейцы пытались что-то объяснить. Лопотали на своем наречии, делали руками какие-то жесты, то улыбались, то кланялись. Найти с ними общий язык так и не удалось. Одарив местных жителей стеклянными бусами, конкистадоры набрали взамен еды и воды и двинулись обратно к кораблям. На горизонте виднелась широкая полоса суши. Там была большая земля. Именно туда и направился флот, оставляя за собой остров, которые испанцы назвали Исла-Мухерес — Остров Женщин.

Несколько дней корабли плыли вдоль побережья, выискивая удобное место, чтобы пристать. Течения здесь оказались коварными. Старший штурман — седой Антон де Аламинос, плававший в свое время еще с Кристобалем Колоном, угрюмо ворчал что-то себе под нос и говорил, что такого непредсказуемого моря еще не видел. И все же дней через пять испанцы увидели на берегу большой город и решили высадиться. Но местные жители их опередили. Они, как оказалось, тоже заметили корабли. Так что через какой-то час целая эскадра вышла навстречу судам Кордобы.

Конкистадоры с интересом смотрели на приближающуюся делегацию. Пироги уступали размером европейским бригантинам и каравеллам, но заметно превосходили обычные рыбацкие челны. Это были огромные лодки, выдолбленные из толстых стволов деревьев. Каждая оказалась оснащена большим квадратным парусом и многочисленными веслами.

— Скажу честно, индейцы не перестают меня удивлять, — признался Франсиско де Кордоба. — На такой посудине можно, пожалуй, и до Кубы доплыть.

— Так, может быть, они и плавают? — предположил Фернан.

— Вряд ли, — вмешался штурман Аламинос. — На Кубу такие лодки ни разу еще не заплывали. По крайней мере, с тех пор, как ее покорили испанцы. Но местные жители хорошие моряки. Еще когда я лет пятнадцать назад плавал под командованием самого Колона, мы наткнулись на одном из южных островов на целый дикарский флот. Там были довольно большие плоты и похожие пироги. Они плыли издалека, везли на продажу медь, продукты, материю и одежду.

— Получается, что здесь развиты торговля и ремесла, — резюмировал Кордоба. — Однако, индейцы уже совсем близко. Их сотни четыре будет. Приготовиться к абордажу, на всякий случай.

Но до столкновения дело не дошло. Делегация из трех десятков человек без малейшей робости взобралась на испанский корабль. Языковой барьер было не преодолеть, потому Кордоба, в доказательство мирных намерений, устроил для гостей обед, в ходе которого одарил посланников стеклянными бусами. Вскоре те поспешили обратно на свои пироги и отчалили. Ждать испанцам пришлось недолго. На следующее утро к их кораблям снова приплыли индейцы и жестами пригласили конкистадоров посетить их город. Отряд Кордобы почти в полном составе погрузился на свои лодки и направился к суше.

Фернан одним из первых выскочил на берег. Любопытство просто сжигало его. Что за чудеса ждут его здесь? В каких-нибудь пяти минутах ходьбы возвышались каменные строения, и они казались еще больше, чем на Острове Женщин. Испанцы держались осторожно. Их не насчитывалось и ста человек, а индейцев в городе наверняка несколько тысяч. Гонсалес поправил шлем на голове и вытащил меч из ножен. Осмотревшись, он увидел, что местных жителей вокруг собирается все больше. Оружия ни у одного из них видно не было.

Худощавый вождь в пестром плаще, украшенный золотым ожерельем и серьгами, жестами позвал гостей последовать за ним. Приняв приглашение, конкистадоры, сохраняя боевой строй, уходили все дальше от воды. Фернан обеспокоенно оглянулся назад. Берег уже скрылся за деревьями. На палубах оставалось от силы человек тридцать. Если все это лишь уловка, чтобы взять корабли на абордаж, то экипажей явно не хватит, чтобы отбиться. Потеряв флот, как они смогут продолжить экспедицию? Да и что ждет их отряд, который скоро растворится в толпе индейцев?

Кордоба все это тоже отлично понимал. По его приказу все воины шли с оружием в руках, а стрелки несли заряженные арбалеты и аркебузы. И, как оказалось, не зря. Повинуясь громкому крику вождя, безоружные индейцы моментально бросились врассыпную. А из густых зарослей с двух сторон нагрянули воины. Их насчитывалось около четырех сотен. В длинных хлопковых панцирях, с раскрашенными лицами, они с громкими криками стали метать дротики и стрелять из луков.

Конкистадоры не растерялись. Ожидая подвоха, они сразу же выстроили настоящую стену щитов, оставшись неуязвимыми за этим барьером. Индейцы, понадеявшись на свое численное преимущество, кинулись в ближний бой. Подпустив врага поближе, испанские стрелки сделали залп. Арбалеты и аркебузы уложили с десяток человек, но это не могло остановить волну атакующих аборигенов. Зато это смогли сделать стальные клинки и копья.

Прямо на Фернана мчался высокий воин, размахивая плоской дубиной, на кромке которой виднелись острые куски кремня. Силой индеец не был обделен, а вот мастерства ему не хватало. Гонсалес без проблем закрылся щитом, а сам тут же нанес хлесткий удар, подрубив врагу ногу чуть ниже колена. Добить упавшего оказалось делом одного мгновения. Через секунду Фернан рубился уже со следующим. Дикари накатывались волнами — смело, дерзко, но неумело. До испанской пехоты, великолепно держащей строй, им было очень далеко.

Нападавшие крепко надеялись на свое количество, а потому, когда это им не помогло, они, растерявшись, поспешили отступить. В этой схватке конкистадорам удалось захватить двух пленников. Один из них получил ранение в ногу и не успел убежать вместе с остальными, а второй валялся в беспамятстве, оглушенный ударом щита.

Кордоба оглядел свое воинство.

— Все живы?

Погибших не оказалось. Хотя с десяток конкистадоров получили ранения, но все они могли продолжить путь.

— Нужно возвращаться на корабли! — высказался Фернан. — Там слишком мало солдат. Если индейцы нападут на них, то им не отбиться.

— Ты прав, — кивнул Кордоба. — Но сначала посмотрим, что у них есть ценного в этих капищах.

Впереди на широкой площадке стояли каменные здания. Дверные провалы зияли тьмой, на стенах выступали барельефы: гротескные лица, искаженные то ли от муки, то ли от ярости. Зайдя внутрь, испанцы обнаружили глиняные изваяния, столь же пугающие и уродливые, как и на Острове Женщин. Однако здесь были и подношения. На постаментах стояли деревянные шкатулки, в которых лежали золотые и медные медальоны и кулоны. Да еще маленькие фигурки животных, выполненных с большим искусством. Всего десятка два изделий.

— Я бы сказал, что ювелиры в этих краях куда более толковые, чем скульпторы, — заметил кто-то из солдат. — Небогатая добыча, но хоть что-то.

— Ладно, пора и в самом деле возвращаться, — ответил Кордоба. — Воды наберем где-нибудь в другом месте. Там, где нас не будут встречать стрелами.

Индейцы, получив хороший урок, больше не решались нападать. Конкистадоры без помех погрузились на корабли и отплыли.

Фернан с интересом наблюдал за пленным аборигеном. Второй невольник оказался на другом корабле. Этот же впал в настоящий транс. Он целый день сидел почти не шевелясь, обводя корабль застывшим невыразительным взглядом.

— Видать, я его слишком сильно приложил щитом по голове, — обеспокоенно заметил один из солдат, Рауль де Лопес. — Таким бодрым был до удара, копьем размахивал, будь здоров. А теперь сидит сиднем, ничего не говорит, только глаза таращит.

Для индейца это происшествие стало настоящим шоком. Оказаться оторванным от родной среды, попасть в окружение невиданных людей, от которых неизвестно чего и ожидать. Да и люди ли это вообще?! Пленник тщетно вслушивался в слова чужой речи, испуганно смотрел на непривычно белую кожу испанцев и, наверное, уже в мыслях попрощался с жизнью. Конкистадоры назвали его Мельчиором и надеялись в будущем сделать из него переводчика.

Прошло еще несколько дней. Экспедиция двигалась вдоль берега на запад. Нехватка воды стала ощутимой. Дважды испанцы высаживались. В первый раз никакого источника найти не удалось. Во второй их снова встретили воинственно настроенные местные жители. Пришлось отступить. Затем флот попал в шторм, который не утихал четыре дня. После того, как море успокоилось, стало понятно, что нужно срочно искать воду — ее не осталось вовсе.

Так пришлось поневоле делать высадку возле большого поселения. Появление на горизонте невиданно больших кораблей не осталось незамеченным. Когда лодки испанцев причалили, то их уже встречало около двух сотен человек. Их количество постепенно росло. Приходили все новые солдаты, вооруженные луками, топорами и копьями. Но нападать индейцы не решались. Все больше ходили вокруг и присматривались. Иногда пытались что-то объяснить прибывшим жестами. Конкистадоры, помня о воинственном нраве местных жителей, держались настороженно. Близко аборигенов не подпускали и на приглашение войти в город не соглашались. Набрав воды, они собрались на совет.

— Ну что, поплывем дальше? — предложил кто-то из солдат.

— Так можно плыть до бесконечности, — нахмурился Кордоба. — Нас здесь повсюду встречают одинаково. Что же мы вот так и вернемся на Кубу ни с чем? С кредиторами в жизни не рассчитаемся. Нужно исследовать эту землю. Остаемся здесь на ночевку. Утром попытаемся начать переговоры с дикарями.

Выспаться никому не удалось. Фернан несколько раз просыпался среди ночи и с тревогой наблюдал, как на побережье загораются все новые костры. Сотни индейцев с разных сторон прибывали сюда. Понять бы, каковы намерения туземцев! Небольшой лагерь конкистадоров вскоре оказался окружен настоящим морем аборигенов. И все же до рассвета никаких признаков агрессии не наблюдалось.

Возникшее над горизонтом солнце осветило тревожную картину. Несколько тысяч индейцев, украшенных перьями, в хлопковых стеганках, со щитами, луками и копьями, строились для битвы. По воде скользили многочисленные лодки. Начиная от совсем небольших, рассчитанных буквально на одного-двух человек, заканчивая огромными пирогами, в которых насчитывалось по тридцать, а то и по сорок воинов.

— Нам с такими полчищами не справиться, — бросил кто-то из солдат. — Нужно отступать.

— Вряд ли нам это удастся, — ответил Фернан. — Посмотри, сколько у дикарей лодок. Нас расстреляют из луков до последнего человека, пока мы будем плыть к кораблям.

Это было очевидно. Гонсалес сделал это замечание скорее для того, чтобы убедиться, не дрожит ли у него голос. Нет, слова звучали твердо. Фернан считал себя храбрым человеком, но ситуация казалась практически безнадежной. В войске аборигенов насчитывалось несколько тысяч солдат. Победить такую армию отрядом в неполную сотню воинов не представлялось возможным.

Местные вожди, проведя те же несложные математические расчеты, явно осмелели. Взметнулись вверх длинные шесты, украшенные перьями и мишурой, отдавая какие-то команды. Со всех сторон зазвучал рев труб и грохот барабанов. Под эту простую, но оглушительную музыку индейцы сделали первый залп.

Стрелы, камни и дротики летели настоящей тучей. Испанцы, сомкнув ряды, прикрывались щитами, но рано или поздно то один снаряд, то другой находили свою цель. Конкистадоры стреляли и тут же лихорадочно перезаряжали арбалеты и аркебузы, но их было слишком мало, чтобы противостоять многим сотням индейских лучников. Вскоре аборигены кинулись в ближний бой. Некоторое время маленький отряд Кордобы еще умудрялся отбивать следующие безостановочно атаки. Но удержать строй не удалось.

Испанцы, окруженные со всех сторон врагами, сражались яростно. Но какими бы хорошими бойцами они не были, огромное численное преимущество неприятеля давало о себе знать. Место одного убитого индейца тут же занимал другой. Из леса на помощь им спешило очередное подкрепление. Отряд конкистадоров таял на глазах. Один за другим они падали, сраженные копьями или стрелами. Нескольких человек аборигены умудрились взять живьем и теперь, связав, тащили в свой город.

Фернан крутился как вихрь, раздавая удары на все стороны. Он рубил, колол, резал, бил щитом и ни на мгновение не оставался на одном и том же месте. Вот на него кинулся очередной противник, замахиваясь топором. Гонсалес резко ушел в сторону и с разворота ударил врага по шее. Толстая стеганка не спасла индейца. Узкий стальной клинок без проблем рассек и хлопковую ткань воротника и горло. А Фернан тут же атаковал следующего неприятеля, который собирался метнуть дротик. Острие толедского меча вошло в живот, и дротик тут же выпал из ослабевших рук.

— Нужно возвращаться к лодкам! — прокричал Кордоба. — Все назад!

Сказать было легче, чем сделать. Индейцы поставили настоящий заслон, мешая испанцам добраться до побережья. Их целью явно стал предводитель конкистадоров. Стрелы роем разъяренных ос мчались к высокой фигуре Франсиско де Кордобы. Фернан видел, что командир все еще может сражаться, несмотря на многочисленные ранения. Пущенный кем-то камень звонко ударил по шлему Гонсалеса. Дротик прошил широкий рукав куртки, не зацепив, по счастью, руку. В какой-то момент молодой человек осознал, что он окончательно оттеснен от своих соратников и вокруг лишь одни враги.

Фернан сражался отчаянно. Вот он и узнал на собственном опыте, что такое настоящая битва, где множество людей схлестнулись насмерть. Это было ужасающе. Маленький отряд испанцев таял на глазах. Удастся ли хоть кому-то добраться до кораблей? Яростно работая мечом, Фернан кое-как умудрялся отбиваться. Он метался из стороны в сторону, уходя от вражеских копий и дубин, не решаясь даже выбраться из гущи сражения. Стоит ему оторваться от наседающих дикарей, как за него тут же возьмутся лучники. На Фернане была кираса, но она защищала только грудь и спину. Потому попадать под шквал вражеских стрел было бы чистым самоубийством. Индейцы, оценив ярость и мастерство молодого испанца, несколько оробели и старались подгадать момент и нанести удар сзади.

Кроме собственной удали, радоваться было явно нечему. В горячке боя некогда наблюдать за происходящим вокруг — тут бы уследить за ударами вражеских копий! — но давно стало понятно, что битва складывается не в пользу конкистадоров. Окруженные врагами, они не могли даже отступить к лодкам. Погибших и плененных испанцев с каждым мгновением становилось все больше. Что ждало невольников? И что ждало самого Фернана? Спасительные шлюпки все отдалялись. Попадать в лапы к дикарям не хотелось…

Гонсалес увидел, как справа двое его товарищей отбиваются от десятка врагов. Стальные мечи мелькали в воздухе, разбрасывая снопы солнечных зайчиков и трое индейцев, испытав их отменную остроту, уже лежали на земле. Фернан поспешно рванулся к ним. Может быть, втроем они сумеют пробиться к лодкам. Один из дикарей попытался преградить ему путь и тут же рухнул, визжа от боли и катаясь по земле с разрубленным плечом. Гонсалес перепрыгнул через него и, отмахиваясь мечом от остальных, поспешил к своим.

Спустя несколько мгновений Фернан уже стоял рядом с двумя конкистадорами. Тут один из них зашатался и упал — брошенный камень попал ему прямо в лицо. У оставшихся на ногах не оказалось даже лишнего мгновения, чтобы помочь своему товарищу. К ним спешили все новые враги. Испанцы медленно отступали, отбиваясь от целой дюжины индейцев. Фернан видел, как несколько десятков конкистадоров все же пробились к шлюпкам, а вот сами они оказались отрезаны от побережья. От отчаяния захотелось кричать, но он стиснул зубы и принялся еще яростнее орудовать мечом. Индейцы наседали, но не слишком, потеряв уже несколько человек.

Внезапно в поведении туземцев произошла перемена. Увидев, что большая группа испанцев пробилась к лодкам, они почти все дружно кинулись к берегу, надеясь помешать бегству основного вражеского отряда. Только пятеро индейцев все еще крутились вокруг Фернана и его товарища, пытаясь достать кого-то из них длинным копьем. Гонсалес видел, что около двадцати его соратников убито. Еще человек десять взято в плен. А лодки в этот момент отчалили от берега. Часть туземцев сгрудилась у кромки воды, метая дротики и камни, стараясь попасть в удаляющиеся шлюпки. Другие сталкивали в воду каноэ, и устремлялись в погоню.

Шансы на спасение развеялись как дым…

Фернан и его товарищ дружно развернулись и кинулись в ближайшие заросли. Путь им попытались преградить двое вражеских воинов, но испанцы прорубились через заслон, не оставив никого в живых. Мимо плеча Фернана свистнула стрела, затем он получил сильный удар по шлему, сопровождавшийся гулким звоном — пущенный камень чуть не сбил его с ног. Несколько индейцев увязались в погоню и на ходу пытались поразить беглецов. Но через пару секунд конкистадоры уже нырнули в кусты, где надеялись скрыться от преследователей. Каждый шаг уносил их все дальше, лишая надежды уплыть с этого враждебного берега…

  • Золотые строки / LevelUp - 2015 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Охота на драконов / Матвеичев Алексей
  • Часть четвёртая. / СКРЫТЫЙ МИР. / Мелеченкова Ирина
  • Соблазн / Пара фраз / point source
  • Словно выстрелом из винтовки, сбит как последняя / Магниченко Александр
  • КОЧЕВНИЦА / Хорошавин Андрей
  • Ветер стенает ... Из рубрики «Петроградские танка» / Фурсин Олег
  • Твой  ангел / Олива Ильяна
  • ЛЕПЕСТКИ / Максимчук Людмила Викторовна
  • Принцессы на выданье… / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Анонимная валентинка № 2 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль