Глава 12

0.00
 
Глава 12

Вот и закончилось мое путешествие в сказку, в места, которые оказались прекраснее, чем я их себе представляла. Я ехала в аэропорт с легкой грустью — хотелось оттянуть момент возвращения к привычной жизни. Но время неумолимо идет вперед, оставляя в памяти лишь отголоски прошлого — яркие картинки, которые можно оживить закрыв глаза.

Из окна иллюминатора я наблюдала, как туманный Альбион исчезал из вида, прячась за плотными облаками. На ближайшие часы только они и голубое небо будут моими попутчиками.

Москва встретила меня ярким солнцем и тридцатиградусной жарой. После получения багажа я сломя голову понеслась к аэроэкспрессу, который отправлялся через десять минут. Маневрируя среди толпы людей, то и дело, врезаясь в кого-то я, запыхавшись, вошла в вагон. Мне следовало подождать следующего поезда, но так не хотелось терять время и бесцельно бродить по зданию аэровокзала. Через час я уже сдала вещи в камеру хранения на Ленинградском вокзале и была вольна бродить по столице до позднего вечера.

В двадцать два часа двадцать минут фирменный поезд с символичным названием «Арктика» по железной колее увез своих пассажиров из Москвы. На этот раз в соседи по купе досталась пожилая дама, едущая в Заполярный, чтобы продать квартиру. Два парня, собравшиеся попытать удачу в поиске работы на Кольском полуострове. На боковой полке уютно устроилась молодая мамочка с ребенком. Я приготовилась к бессонной ночи, но малышка на удивление была очень спокойной и проспала практически все полтора дня, бодрствовала она только тогда, когда хотела кушать и еще кое-что… Пассажиры с верхних полок оказались догадливее, чем я, прихватив с собой удлинитель. Теперь весь вагон подзаряжал гаджеты в обход кармана проводников. Я не стала исключением.

Время было позднее и свет в вагоне приглушили, но это не помешало мне открыть папку на планшете и посмотреть сделанные сегодня снимки. Парк Горького и Воробьевы горы были запечатлены с разных ракурсов. Я впервые посетила эти места и ни минуты не пожалела, что так потратила время. Вот умеет московское правительство организовать досуг для горожан. Никаких машин, что позволяет скейтерам, роллерам и велосипедистам свободно заниматься любимым делом. Скамейки, примостившиеся под кронами деревьев, импровизированный пляж на берегу Москвы реки: все это располагает к приятному отдыху пусть и в городе, но ближе к природе. Поднявшись на смотровую площадку, я удивилась обилию мотоциклов, стоящих здесь в ожидании, когда пообщаются их хозяева между собой. У нас в городе тоже есть байкеры, но не так много. Отойдя чуть дальше, сделала пару снимков этого механического великолепия.

Пролистнув слайд, палец завис в воздухе: с экрана на меня смотрел улыбающийся Бай, стоявший возле туристического автобуса. Сердце екнуло, грусть, которую удалось убрать в потайную комнату моей души, все же нашла ключ и выбралась наружу. Я провела пальцам по изгибам его лица, вспоминая теплоту его кожи, неповторимый аромат, которым обладал только Бай. И на языке появился отчетливый привкус мяты, как будто мы только что поцеловались вновь. Закрыв программу для просмотра слайдов, углубилась в чтение, которое как обычно помогло мне уснуть. Весь следующий день провела за тем же занятием: выбор развлекалочек в поезде не велик, в перерывах отвлекалась и смотрела на молодую мамочку. Она как квочка, заботливо укрывала, постоянно сбрасывающую одеяло, дочь, ласково гладила ее по волосам и шептала что-то приятное на ушко. Ее слова заставляли сонную малышку улыбаться.

Я испытывала умиление, переплетенное с завистью: ведь мне не довелось познать чувства материнства и неизвестно удастся ли вообще. Вот тогда и пришла в голову бредовая идея родить, да родить, для себя. Найти достойный генный материал и обзавестись потомством. В тот момент, когда рядом со мной появится малыш, которому я дала жизнь, мне больше не придется быть одинокой. В мире появится человек любящий меня не за что-то, а вопреки. Эта мысль плотно засела в моей голове, заставив шестеренки машины, производящей серое вещество заработать в полную силу. Оставалось подобрать лучшего кандидата, чем я и намеривалась заняться в ближайшее время.

И вот я дома. Суровый Мурманский край не преподнес сюрпризов: серые тучи плотно скрывали солнце, а северный ветер заставил застегнуть куртку до конца и натянуть капюшон. Пятнадцатиминутная поездка в такси и из-за угла дома показался мой подъезд. Сердце тревожно сжалось от волнения, словно не к себе домой возвращаюсь, но зайдя в квартиру, закрыв дверь, я почувствовала невероятное облегчение и радость. Все же родные стены и постель не заменит никакая гостиничная утварь.

Я только успела занести чемодан в спальню, как из прихожей донесся звук телефонного звонка. Сменив белье, игнорируя настойчивый сигнал, пошла в ванную. Когда в пятый раз завизжал ненавистная мелодия, пришлось оставить теплую воду, закутаться в полотенце выйти в коридор и поднять трубку.

— Привет, моя хорошая, — сердце ухнуло куда-то вниз, когда услышала голос Кирилла. — Я уже думал, что-то случилось.

— Меньше надо этим заниматься, — мой ответ прозвучал резче, чем хотелось.

— Чем? — недоумение, прозвучавшее из трубки, заставило улыбнуться.

— Думать, Кирилл. Меньше надо думать. Ты меня извини, но я только в квартиру зашла, давай потом поговорим.

— Я заеду вечером, — с надеждой выпалил он.

— Нет. Я тебе позвоню. Пока.

Я тряхнула головой и закатила глаза, удивляясь, как вообще жила с этим человеком. Такой самонадеянный глупец. Он что думал, пару раз позвонил и все, я растаяла, и растеклась как лужа от мороженного у его ног. Ну уж нет, не на этот раз. Чем быстрее мы встретимся, тем быстрее этому фарсу придет конец. Отложив разговор на завтра, вернулась в ванную и продолжила приятную процедуру. В оставшееся время сделала уборку. Позвонила на работу. Пришлось сходить в магазин, а то в холодильнике мышь повесилась. И ближе к вечеру приготовила ужин.

Дымящееся жаркое, от аромата которого сводило живот уже стояло на столе и манило утолить голод, но в коридоре раздалась трель звонка. Открывая дверь, я знала, кто стоит на пороге.

— Эй, привет подруга, — улыбающаяся Вика обняла меня и поцеловала в щеку.

— Привет, дружочек, — я тоже была рада встрече.

— Как вкусно пахнет, — она юркнула на кухню, пока я закрывала дверь. — Угощусь?

— Конечно, могла не спрашивать.

— А вдруг. Может ты светских манер нахваталась, — Вика озорно подмигнула и села за стол, притянув к себе наполненную тарелку.

— Брось. Я на прием к королеве не ходила, — положив и себе порцию, присоединилась к подруге.

— Тохта расс… зывай куфа хотила, — с набитым ртом выпалила Вика.

Выражение ее лица заставило засмеяться. Вот же любопытная мартышка: щеки как у хомяка, язык обожгла, но глаза светятся азартом и предвкушением. Чтобы не томить подругу я положила перед ней планшет, сняв его с холодильника. И пока она рассматривала фотки, параллельно рассказала о путешествии, ловя себя на мысли, что все сводится к Баю. Восторг от увиденного никуда не делся. Но казалось, всем местам предало окраску его присутствие.

— Смотрю, этот парень сильно тебя зацепил. У вас что-то было? — Вика прищурилась и навалилась на стол.

— Не выдумывай. Просто хороший собеседник. И хватит на меня так смотреть, — я встала и стала убирать посуду, чтобы не выдать себя окончательно.

— Нормально я на тебя смотрю. Просто ты в последний раз столько об одном человеке говорила, когда в Кирилла втрескалась, — она прикрыла рот ладонью.

— Все хорошо. Это имя можно произносить в моем присутствии. Я все пережила.

— Вот и славно. А то я уж боялась, что вернешься к нему. Он же ходил, выпытывал, даже к моему подмазывался.

— Знаю. Звонил.

— И что? Лучше о красавчике мечтай, но к этому упырю не смей возврщаться.

— Да, Бай симпатичный, — я на секунду закрыла глаза, чтобы увидеть его образ.

— Значит было. Ты сейчас в облаках витала, — Вика мне подмигнула.

— Мы только поцеловались, — отмахнулась я.

— И как…, понравилось? — она подперла подбородок руками и расплылась в улыбке.

— Это… это было…, — я не могла подобрать слов, чтобы описать свои ощущения.

— Офигительно, — констатировала подруга, и мы обе рассмеялись.

Разговор с Викой заставил меня снова погрузиться в тот знаменательный день. День, когда шрам на сердце затянулся, и оно снова стало биться в полную силу. Я легла в кровать, укрывшись одеялом. За окном еще было светло, я посмотрела на проплывающие по небу облака и сказала:

— Я думаю о тебе.

Глупый, никому не нужный жест, но так хотела поступить моя душа. И кто я такая чтобы противиться ее желаниям? Оставшиеся два дня отдыха пролетели за выполнением домашней рутины. В перерыве пришлось встретиться с Кириллом.

Я обомлела, когда увидела его выходящим из машины с огромной охапкой бордовых роз. В букете было штук семьдесят не меньше: он никогда ничего подобного не делал раньше. Так и не сказав ни слова села в машину. Мы поехали в самый дорогой ресторан города, что тоже было в новинку. Кирилл попытался взять меня за руку, но я отдернула ладонь, испытав отвращение.

Приветливый администратор проводил нас к столику, где уже стояла бутылка белого вина и закуски.

— Ты подготовился.

— А как же. Я хочу снова завоевать жену, — Кирилл улыбнулся, открывая белоснежные зубы.

— Бывшую, — поправила я, чем вызвала неудовольствие, отразившееся на его лице.

Так ему и надо. Смотрела я на него и недоумевала: на что я клюнула? Да, он красив, статен, элегантный серый пиджак обтягивал плечи, голубая рубашка, подчеркивала рельефность груди, а брюки с идеально выглаженными стрелками, сидели великолепно, но теперь я чувствовала фальшь. И она была во всем: начиная с томного взгляда зеленоватых глаз, заканчивая кончиками туфель. Как будто передо мной сидел робот, тщательно запрограммированный на выполнение определенной задачи. Я хмыкнула, поражаясь тому, куда завели меня мысли.

— Что-то не так? — вопрос Кирилла вывел меня из задумчивости.

Я отрицательно мотнула головой и сделала глоток вина, чтобы не выпалить чего-нибудь глупого. Ужин прошел мирно, в обстановки натянутой беседы, в которой каждый старался не заговаривать о самом главном. И вот уже несут десерт, а меня проперло, словно комок подступил к горлу, и от него нужно было срочно избавиться:

— Я к тебе не вернусь.

— Что?

— Я к тебе не вернусь. Спасибо за ужин, но мне пора, — я поднялась и напоследок добавила, — Цветы можешь отдать той, что тебе постель все это время согревала. Бывай.

Я сильно перенервничала: руки похолодели и дрожали, но зато мне хотелось кричать от радости и еще кружиться в танце и рассказать всему миру, что свободна. Кирилл больше не имеет надо мной власти. Домой возвращалась пешком, при этом улыбалась во весь рот и размахивала сумочкой в такт песне, звучащей в моей голове.

На работе все заметили, что со мной произошли изменения. Извечно кропотлива и безотказная сотрудница отказалась брать на себя все заботы по подготовки отчета за второй квартал — нонсенс. Коллеги женского пола перешептывались на обеде:

— По ходу мужика себе нашла, — говорила Светка из бухгалтерии.

— Наверное. Откуда ей денег на путевку еще взять. Не с нашей зарплатой в Англию летать, — вторила ей Катька, кадровичка наша.

Они сразу замолкали, стоило появиться в столовой, а мне было наплевать на их мнение. Мне тридцать и жизнь только начинается. Зато был плюс — мужички стали засматриваться. Витька, айтишник, за три дня два раза приходил комп смотреть.

— Обновление программного обеспечения, — говорил он.

Я только головой кивала. Сашка, старший экономист, в кино пригласил. Вот только они не то, что я ищу и хочу. Один мал, еще не хватало с двадцатилетним роман закрутить, второй просто не в моем вкусе. Зато приятное тепло, растекающееся по телу, от осознания того, что я еще ого-го согревало душу.

Сегодня пятница, рабочий день сокращен на час, что давало мне время побродить по магазинам и накупить продуктов, чтобы в выходные не показывать носу из дома. Я зашла в арку и завернула за угол, направляясь к подъезду. И тут мое внимание привлек необычный мужчина, сидевший на лавочке в центре детской площадки. Он был огромен в плечах и рост у него должен быть не меньше двух метров. Его голова было опущена вниз, но жкутики из косичек заставили заострить на нем внимание. Как будто почувствовав мой взгляд он выпрямился и я увидела  медный цвет его кожи . Никогда в жизни не встречала человека, который так бы выглядел. Из-за его размеров я не сразу заметила второго, который привалился к великану спиной. Было в его чертах что-то знакомое. И тут здоровяк обернулся, заставив меня сорваться с места и бежать к подъезду сломя голову, бросив пакеты на землю.

Его глаза, они светились оранжевым светом, и было в них что-то такое, что заставило мурашки бегать по телу. Я рылась в сумке, пытаясь найти таблетку от домофона, и спиной чувствовала, что он приближается. Заветный брелок оказался в руке, но из-за того, что меня трясло словно в ознобе он выпал из ладони. Молниеносно схватив его, я вбежала в подъезд: повезло, кто-то из соседей выходил из дома. Не дожидаясь лифта, перепрыгивая через две ступеньки, побежала на четвертый этаж, а снизу доносился грохот тяжелых шагов. Трясущимися руками вставила ключ в замок. Поворот, второй и вот я в коридоре, тянула на себя дверь. Спасение от страха, сковавшего горло и тело, было близко, но кожаный ботинок болотного цвета, вставленный в зазор между косяком и железным полотном, оборвал его на корню. Одним рывком великан распахнул дверь и, наклонившись, зашел в квартиру.

Я попыталась закричать, но тут увидела, как он снял с плеча человека и положил его на пол.

— Бай!?

— Ему уход нужен, а мне пища. И поторопись, женщина, не должен принц на чужбине погибать, — голос здоровяка звучал как труба: громко и звонко.

Я смотрела только на Бая, который прижимал руку к боку. Из-под пальцев сочилась кровь, которой пропиталась тряпка, служившая повязкой. Видимо, для меня это было уже слишком, так как рой разноцветных мушек перед глазами говорил о приближающемся обмороке.

— Вот так всегда. Увидит девица кровь и в обморок падает, — было последнее, что я слышала.

  • Поезд-суицидник / Эскандер Анисимов
  • Heinrich Heine, Ильза / Генрих Гейне, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Он не звонит / Вирши / scotch
  • Послесловие / Межпланетники / Герина Анна
  • Ты что, из аула? / Каникулы в ауле / Винокурова Лора
  • Я бежала за солнцем... / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Бездомная любовь / BR
  • Тайная недоброжелательность / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Пасьянс / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Лабиринт / 2015 / Law Alice
  • БЕЛОГОРКА. Шестой рассказ. / Наумова Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль