Глава 2 / Из Лондона в Дублин / Некрасова Лена
 

Глава 2

0.00
 
Глава 2

 

Байэлик, покинув комнату матери и быстрым шагом направился в конюшню. Там его ждал не расседланный рябой конь, которого звали Coacalina[1]. Этот красавец не раз спасал жизнь хозяину. Он обладал чутьем, присущим нокке и невероятной скоростью: даже терберские Ганси, считавшиеся лучшими скакунами, не могли тягаться с этим жеребцом. Байэлик поставил ногу в стремя, занес вторую над спиной скакуна и легко сел в седло. Он нагнулся к гриве и прошептал:

— Dar him hlapy[2].

Жеребец заржал, вставая на дыбы, чем вызвал у Байэлика улыбку и, вырвавшись из стойла, побежал к выходу.

— Heca[3]! — кричал наследный принц, направляя коня к воротам.

Они неслись мимо деревушек, где жили рабочие копий[4], пересекали Исальские долины, заросшие гиацинтами вперемешку с травой и геранью. Яркие соцветия создавали радужный ковер, покрывающий землю. Проезжали по дубовому лесу, который разбавляла бузина. Гроздья красных и фиолетовых ягод своим весом клонили ветки вниз, создавая укрытия от дождя. Природа Исалы — за это Байэлик любил свое королевство. Он мог часами сидеть над обрывом и любоваться морем, бушующим внизу. Шум волн помогал ему успокоиться, снять напряжение, очистить голову. В последнее время это было необходимо как никогда.

После того, как мама объявила о передаче власти, он потерял сон. Байэлик не боялся ответственности, просто ему всегда казалось, что трон — это не его место. Ему всегда хотелось поселиться рядом с кланом лесных нокке и заняться выведение новой породы скакунов. Байэлик мечтал путешествовать по мирам, открывать страны и знакомится с их жителями, изучать чужие языки и умения, привозить домой диковинные вещи и знания, которые улучшат жизнь его народа. Но его мечте не суждено сбыться: право перворожденного забрало у него все.

Когда Байэлик дорос до понимания своего положения, то в тайне желал чтобы Хэлл родился первым. У его брата был дар правителя: ему удавалось подавлять восстания рабочих, сказав пару фраз, убеждать торговцев снизить цену, когда происходила закупка провизии. Хэлл выучил все законы Исалы, когда Байэлик даже не прочел первый фолиант. Младший брат стал бы прекрасным царем, но ему досталась другая участь — казначей Исалы. Сколько вечеров они провели в саду, под дубом, рассуждая, а если бы… Но, ни один из них не решился бы ослушаться матери. Только благодаря ее рассудительности и уму, Исала стала главенствующим из пяти королевств.

Порой Байэлик замечал, как Хэлл злиться на мать. Некоторые ее решения, просто выводили его из себя. В такие моменты лучше держаться в стороне от Хэлла. Братишка сметал все на своем пути, превращая мебель в груды деревяшек и посуду в кучу черепков. Умение управлять ветром выходило из-под контроля. Но когда, на торжественном приеме в честь гланурийсого посла, брат встретил Лиану — дочь короля Гланурии, все изменилось. Хэлл редко появлялся во дворце, практически перестал общаться с матерью, а Байэлик удостаивался пары сухих фраз. Через год Хэлл и Лиана объявили о помолвке, свадьба была назначена на день цветов. Узнав это, Байэлик улыбнулся, поражаясь превратностям судьбы. В этот день все исалийцы узнают, кто станет следующим правителем королевства.

Байэлик нахмурился, продолжая путь к лагерю мятежников, где был открыт портал. Уже давно он сложил кусочки пазла воедино, но до сих пор не мог поверить, что брат был способен на предательство. Но выбор места выхода из портала указывал на проделки брата. Не получив доказательств, он не хотел тревожить мать. Именно поэтому в погоню ему пришлось отправиться одному. Если предположение подтвердиться, Байэлик надеялся, что еще есть возможность заставить Хэлла остановиться. Оставалась надежда, что Хэлл не решился заключить договор с людьми на поставку алмазов.

Где-то сто пятьдесят лет назад один из нокке впервые попал на Землю. Это произошло случайно, просто была неверно выбрана точка выхода из портала. Шагаль был ранен из-за приземления на камни, но добрые селяне выходили странного человека и он их отблагодарил — даровав алмазы. Перед уходом они дали ему на память оранжевый камень, который попав в Исалу, приобрел необыкновенные свойства. Фелион — дарящий жизнь, так нокке назвали его. Теперь в арсенале у лекарей был инструмент, позволяющий помогать раненным и облегчать боль умирающим. И самое главное, даже мельчайшая частичка фелиона делал неуязвимым любого, кто носил ее при себе. Узнав это свойство Галенджил забрала куски камня у лекарей и поместила их в королевской сокровищнице. Она считала, что никто не вправе пользоваться такой силой.

Никто не ожидал, что алмазы тоже из камней, дарующих магию, превратятся в грозное оружие, способное погубить тысячи жизней. Шагаль узнал об этом случайно. Он решил еще раз посетить своих спасителей, но на месте деревушки был пустырь с десятками сожженных домов. После этого нокке посещали землю, но больше не предпринимали попыток заводить торговых отношений с людьми. Они лишь наблюдали, как исчезают одни города и на их месте вырастают новые, как сменяются эпохи правления королей, а «троны» занимают бывшие торговцы. Человечество погрязло в войнах и пороках, что сильно задевало Байэлика, так как он полюбил Землю, очень похожую на Исалу.

Восемь месяцев назад разведчики донесли неприятную новость, что в Англии были замечены воронки и сожженные участки леса. Эти повреждения были образованы алмазами: ни одно человеческое оружие не оставляло пурпурных следов после воздействия. Еще через месяц дошло известие, что ирландский синдикат начинает захватывать территории своих врагов, истребляя их по одному. На каждом месте преступления от тела оставалась лишь горстка пурпурного пепла. Сомнений не осталось — кто-то из Исалы ведет торговлю алмазами с людьми. И Байэлик знал, что предатель попросит взамен. Если мятежникам и их союзникам удастся собрать достаточное количество Фелионов, то никакая преторианская гвардия не сможет спасти Исалу от смены власти и развалу королевства.

Байэлик натянул удила, заставляя коня остановиться. Спешившись, он обошел лагерь, пытаясь отыскать точку, где был открыт портал. Как и в первый раз, сильная вибрация воздуха была в палатке, где нашли чертежи. Свойства порталов оставлять за собой следы, облегчало задачу. Оставалось только нащупать точку выхода и можно отправляться. Байэлик выглянул из палатки. Небо уже окрасилось в багряный цвет, появились первые звезды. Coacalina неторопливо щипал траву и недовольно махал хвостом, отгоняя мух.

— No arla faron[5], — прошептал Бай, обхватив скакуна за гриву.

Тот недовольно фыркнул, уставившись огромными черными глазами на хозяина, и ткнулся мордой в плечо.

— Я справлюсь, — Байэлик похлопал его по загривку и отошел.

Они несколько секунд посмотрели друг на друга, а потом Coacalina развернулся и устремился по направлению к Хамину. Байэлик стоял и смотрел вслед растворяющемуся силуэту скакуна, а потом резко развернулся и зашел в палатку.

Проход через порталы штука не из приятных, поэтому Бай сморщился, когда провел правой ладонью по бликам в воздухе. Он пытался отыскать нужную нить, которая приведет его на Землю. Чем дольше он это делал, тем сильнее ощущал покалывания на коже. Это первые симптомы перехода между мирами. По пальцам пробежал холодок, и Бай ментально ухватился за нужную нить. В этот же миг его стало затягивать в воронку, вырывая из Исалы. Байэлик сжал зубы, чтобы не закричать от боли. Каждая кость в его теле ныла, словно ее выкручивали из сустава. Он отсчитывал секунды до выхода из портала, чтобы отвлечься.

«Три, две, одна» — Бай открыл глаза и увидел, как его выбрасывает на траву.

Он приземлился на четвереньки, а к горлу поступало содержимое желудка, которое через секунду оказалось на траве. Голова кружилась, но Бай попытался подняться. Его шатнуло в сторону и, не удержавшись на ногах, он рухнул на землю.

— Uguetima[6], — выругался Байэлик и перевернулся на спину, чтобы дождаться, когда утихнет головокружение.

Он наблюдал, как по небу проплывают облака, как под ними пролетают птицы и устремляются на юг, ведомые древним инстинктом. Бай слушал песню листьев, которые трепал ветер и стал приходить в себя. Природа — она подарила жизнь его народу и от нее они веками черпали свои силы. И сейчас ее творения помогли Баю. Он присел и огляделся, чтобы определить, как далеко его выбросило от Лондона. Все было не настолько печально: Бай увидел очертания небольшого поселения, в котором ему не раз доводилось бывать. Отсюда до столицы не больше двадцати минут на автобусе. Оставалось только найти тайник, в котором спрятаны вещи, переодеться и пойти по следу.

Байэлику понадобилось сорок минут, чтобы отыскать место, в котором он оставил сумку в последний раз. Открыв ее, достал содержимое и положил рядом с собой. Первым делом он снял с головы серебряный венец, который напоминал ветви клена, переплетенные между собой. Взял из сумки заколку, украшенную сапфиром, собрал передние пряди и сколол их сзади в форме хохолка. Затем снял с пояса плетеный кожаный ремешок, на котором висела сумочка, украшенная лиственными узорами. Он вытащил из нее с десяток золотых монет и убрал в сумку. Бай снял кожаную тунику без рукавов, доходившую ему до колен. Она была скроена из кожи, коричневого цвета и расшита золотыми нитями. Он свернул ее и положил на траву. Затем стянул через голову рубаху из тонкого золотистого шелка и примостил рядом. Взамен надел серую хлопковую футболку. Следующими предметами одежды, с которым, к большому сожалению, пришлось расстаться стали сапоги, скроенные из мягкой кожи с узкими носами и штаны, зауженные к низу, сшитые из мягкой шерсти. Их заменили голубые джинсы и мокасины. Бай неуютно поежился. В людской одежде, выполненной из грубых тканей, он чувствовал дискомфорт. Но ради достижения цели приходилось идти на некоторые жертвы.

В современном мире ему больше приходилось прибегать к магии, чтобы изменять внешность, вернее скрыть форму ушей. Бай провел указательным пальцем по заосренной вершине и она скрылась мороком. Хотя люди так уродовали лица, что образ эльфа мерк по сравнению с ними. В двадцать первом веке по человеческому летоисчислению заостренные уши и яркие, песочного цвета глаза, не привлекали внимания, но ему надо быть осторожным. Не стоит испытывать судьбу. Он достал из сумки футляр для линз и при помощи нехитрых манипуляций стал обладателем карих глаз. Последним от чего пришлось отказаться, стал меч с золотой рукоятью, украшенной серебряными заклепками. Но клинок, длиной в две ладони Бай закрепил на голени. Он не был дураком и не собирался оставаться безоружным, преследуя предателя. Достав кошелек, он насчитал двадцать евро, которых должно хватить на билет до Лондона, спрятал сумку и пошел к остановке, накинув на плечи черную куртку.

После двадцатиминутной езды на автобусе и тридцатиминутному плутанию по станциям английского метро, Бай стоял на пороге лавки в одном из боро[7] Лондона — Хэкни. Этот район считался не самым безопасным местом для туристов. Людям, проживающим в окрестных домах, приходилось заниматься неприемлемыми для нокке вещами: воровством, вымогательством и даже убийствами. Байэлик не осуждал их, но и не мог поверить, что нет более благопристойного занятия, чтобы заработать и накормить семью. Зато для нокке это был идеальный район, чтобы затеряться и иметь возможность обменивать золото на людское средство расчета.

Бай толкнул дверь и колокольчик, подвешенный при входе, возвестил владельца лавки о приходе нового посетителя. Грузный седовласый старик, в круглых очках недовольно ворча: «Кого это черти принесли», — вышел из-за шторки. Но увидев на пороге Бая, широко улыбнулся, бросил на прилавок полотенце, которое до этого держал в руках и сказал:

— Давно вас не было ваше высочество.

— Брось Ангус, мы столько лет знакомы. Просто Бай, — Байэлик подошел к старику, обнял и по-дружески похлопал по плечу.

— Что на этот раз привело тебя к нам?

— Поговаривают, что кто-то снабжает ирландцев алмазами, — он вопросительно посмотрел на владельца лавки. — Слышал что-нибудь?

— На улицах много что говорят, сам знаешь. Но слушок про это ходил. Месяц назад глава ирландцев с остроухим фриком встречался, об этом все болтали.

— А о новой встрече ничего не болтали?

— В Дублине сделка будет. Только не стоит тебе одному соваться — убьют.

— Не переживай Ангус. После вилонийского гибара мне уже ничего не страшно, — Бай улыбнулся. — А теперь к делу. Сколько сможешь за них дать, — он выложил на прилавок золотые монеты.

Ангус вытер руки полотенце и начал с пристрастием осматривать товар. Он достал из-под прилавка лупу и пузырек с кислотой. После тщательной проверке каждой монеты под увеличительным стеклом, взял кисточку и, обмокнув в жидкость, провел по гурту.

— Чистейшее, без примесей. За пятьсот грамм выйдет семнадцать с половиной тысяч евро. Устроит?

— Да, главное, чтобы на поездку хватило.

— И еще останется. Только почему вы, то есть ты сразу туда не перенесся? — спросил Ангус, открывая сейф.

— Не хочу, чтобы кто-то знал о моем присутствии. Если предатель алмазы преступникам принес, то и про то, как нас обнаружить рассказал. Придется слиться с толпой и путешествовать среди людей. Ваши феромоны скрывают наш запах и подавляют излучение, исходящие от тела.

— Тогда тебе лучше присоединиться к туристам, — посоветовал Ангус, отсчитывая оговоренную сумму.

— Хорошая идея, старый друг. Знаешь, когда ближайшая и откуда отправляется группа?

— Завтра из Гайд-парка. Я тебе место забронирую.

— Спасибо тебе. Больше ста лет твоя семья помогает нашему народу. Мы в неоплатном долгу перед вами.

— Брось Байэлик. Если бы не ты, мой прадед никогда бы не открыл эту лавку, — старик махнул рукой, подошел к телефону и быстро набрал номер.

Через минуту тур из «Лондона в Дублин» был забронирован на имя Бая Стерна, туриста из Америки. Ангус любезно предложил Баю эту ночь провести с его семьей. За ужином в кругу детей, внуков и жены старого друга Байэлик наслаждался простотой общения между любящими друг друга людьми. Он рассказал, как обстоят дела в Исале, веселил ребятишек, рисуя в воздухе фигурки птиц и животных, которые оживали по щелчку пальца. А потом качал белокурую малышку на руках, когда увидел, как она трет глазки. Уложив ее в постель, с позволения родителей, он несколько минут наблюдал, как мирно посапывает Сони и понял, как ему не хватает детского смеха в собственном доме. Бай заправил выбившийся локон за ухо, накрыл ее одеяльцем и, уходя, прикрыл за собой дверь, оставив зазор, чтобы родители могли услышать, если Сони проснется.

— Тебе своих пора заводить, — прошептал Ангус, ждущий гостя в коридоре.

— Успею еще, — сказал Байэлик, но в глубине души он давно мечтал о семье.

Рано утром, пока обитатели дома еще спали, он покинул их, оставив на столе в гостиной три золотые монеты и записку, в которой Бай отблагодарил хозяев и обещал зайти к ним, когда решит свои дела. Нанятый кэб увозил его из Хэнки в сторону Гайд-парка, где ему предстояло в одиночку провести среди незнакомых людей тринадцать дней, посещая места, которые он видел много раз.

 


 

[1] Coacalina — живущий дух.

 

 

[2] Dar him hlapy — стань ветром.

 

 

[3] Heca — разойдись.

 

 

[4] Копь — шахта.

 

 

[5] No arla faron — возвращайся домой, друг.

 

 

[6] Uguetima — дьявольщина.

 

 

[7] Боро — район.

 

 

  • Спасатель / Анестезия / Адаев Виктор
  • Подарок (130) / Салфетки, конфетки... / Лена Лентяйка
  • Ближе к Мечте (Лещева Елена) / Лонгмоб «Мечты и реальность — 2» / Крыжовникова Капитолина
  • Подражание Цветаевой / Фотинья Светлана
  • * Совесть пойди погуляй* / 2017 / Soul Anna
  • Пылает лес / Фантом / Жабкина Жанна
  • Выпроваживатель гостей - Никишин Кирилл / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • ***  / Лев Елена / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Афоризм 885(аФурсизм). О душе. / Фурсин Олег
  • Франшиза / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • 3. / Хайку. Русские вариации. / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль