Глава 044

0.00
 
Глава 044

ГЛАВА 44

 

В середине апреля я сменил телефон. Новый мне прислал знакомый с другой части нашей огромной страны. Телефон был китайский с большим экраном, со стилусом, со сло-тами под две сим-карты и довольно увесистый. Выглядел аппарат солидно, а орал из обо-их динамиков на полную громкость будто магнитофон. Я распечатал дома посылку, по-крутил телефон в руках, проникся его весом, размером и громкостью и решил оставить се-бе. Свой прежний я отдал отцу.

— Че, телефон новый купил!? — сразу же срисовал мою обновку Сергей, едва я достал аппарат из кармана и плюхнулся в кресло у двери.

— Неа! Ну, почти… Друг прислал с Дальнего Востока, — сказал я, почувствовав в интонации напарника нотки ревности и конкуренции. — Как думаешь, сколько стоит?

— Да откуда ж я знаю! — всплеснул руками тот, попытавшись уйти от ответа.

— Ну примерно, Серый… Просто скажи примерно, навскидку — сколько такой теле-фон стоит? — настаивал я.

Напарник скрестил руки на груди, откинулся на спинку кресла, шумно, будто недо-вольно, выдохнул, протянул руку к телефону, сказал: «Ну, дай-ка посмотрю!»

Я передал телефон. Сергей начал крутить аппарат в руке, вытащил стилус.

— Это для экрана, экран сенсорный, — пояснил я.

— Да я понимаю, — буркнул Сергей, взвесил телефон в ладони. — Тяжелый.

— Да, увесистый такой, — хмыкнул я.

— Чей он? — шмыгнул носом Сергей, сунув стилус в гнездо и вернув телефон.

— Ну, как думаешь, сколько он может стоить? — все настаивал я.

Тот поморщился и с неудовольствием воскликнул: «Да я откуда знаю!?»

— Ну примерно, Серый! Примерно прикинь, — давил я из любопытства.

— Десять-двенадцать тысяч… — развел руками тот, сдавшись.

— Согласен, я бы тоже такую сумму назвал… примерно десятку, — кивнул я и улыб-нулся собственным мыслям. Они заключались в том, что я понял — Сергей назовет сумму однозначно меньше стоимости его телефона. Надо сказать, что сенсорные большие экра-ны только-только появились в продажах, а телефоны с двумя сим-картами вообще были в диковинку. И такой телефон вполне можно было оценить и в тринадцать-пятнадцать ты-сяч. Но только не Сергей. Я уловил шестым чувством его стремление к соревнованию со мной во всем и именно этому знанию улыбнулся. В моей голове тут же созрел план — я решил слегка подразнить напарника.

— А знаешь, сколько я реально за него отдал!? — произнес я, прищурил глаз, накло-нил голову набок и пару раз подкинул телефон в ладони.

— Сколько, ну? — выдохнул утомленно Сергей, тяготясь диалогом, и вновь скрестил руки на груди.

— Две с половиной штуки всего! — выдал я, наблюдая за его реакцией. — Класс, да!?

— Ну да, неплохо так, — кивнул Сергей спокойно, смотря внимательно на меня.

— Канеш нормально! Десятку сэкономить на ровном месте! — сказал я, не сводя глаз с напарника. Тот моргнул, вздохнул, повернул голову в направлении жены, произнес:

— Вер, ну че там, аптеки прислали заявки?

— Да, Сереж, прислали, — кивнула та. — Накладные я уже пробила, у нас почти все есть на складе… Надо совсем немного дозаказать в Питере, я им уже написала, что недос-тающее довезем через недельку… Потерпят, в общем.

Вера поморщила носик и отмахнулась.

Я молча наблюдал за их диалогом, лишь укрепившись в своем наблюдении — Сер-гей действительно соревновался со мной. В свое время я выложил за предыдущий телефон около семи тысяч рублей, Сергей следом купил себе мобильник, но дешевле. Телефон по-стоянно раздражал его и был при первой же возможности заменен на «Нокию» за тринад-цать тысяч. И в душе Сергея воцарились удовлетворение и спокойствие — его телефон до-роже моего. И тут я, заимев новый телефон, сделал следующий ход. Сергей ухватился за единственную «соломинку» надежды — озвучив сумму ниже стоимости своего телефона и желая услышать подтверждение из моих уст. И услышал. Но разочарование ждало его с другой стороны — я сыграл не на повышение ставок, а на понижение, сказав, что сэконо-мил на покупке приличную сумму денег. Сергей среагировал так, как я и предполагал — его настроение резко испортилось, он демонстративно потерял интерес к разговору. Эко-номия, как и пафос, хоть и являются диаметрально противоположными величинами, но занимали равнозначные места в сознании напарника. Я, переключившись с повышения ставок на экономию, понижение, изменил направление наших «соревнований», чем загнал Сергея в тупик. Игру на повышение я прекратил, а на понижение выиграл. Шах и мат.

— Ну а чей телефон то? — не выдержал Сергей и спросил с деланным равнодушием. — Китайский што ли??

— Да, китайский, — кивнул я также равнодушно. — Прикинь, это все на Дальнем Вос-токе копейки стоит. Если я купил одну штуку за такие деньги, то если купить партию, та-кая труба вообще штуку будет стоить, если не меньше.

— Ну да, — произнес с задумчивым взглядом Сергей, скрестил руки на груди и шмыг-нул носом. — Слушай, ну можно же этими телефонами китайскими и поторговать...

— Можно канешно… Я об этом тоже сразу подумал, — кивнул я.

— Ну а че… этот твой дрючбан может организовать все эти поставки с Китая? — ска-зал Сергей.

— Думаю, может… Спрошу у него, если нужно...

— Да! Ты узнай у него! Дело интересное! Может, и вложимся в него!

— Хорошо, узнаю.

 

Посреди предпоследней недели апреля по какой-то причине я оказался днем в центре города. Погода стояла великолепная, солнце светило ярко, прогревая стены зданий, асфальт и узорчатую местами выщербленную плитку тротуаров. Снег уже сошел весь, от последних сугробов остались лишь грязные пожухлые кучи мусора, растекавшиеся ручей-ками по тротуарам. Проспект кишел людьми, все куда-то торопились, суетливо и делови-то обходя лужи и перепрыгивая ручейки. Я перепрыгнул один из них и, вспомнив, что на мобильном счету мало денег, перепрыгнул ручеек обратно и сделал два шага к салону со-товой связи. Дверь салона распахнулась, навстречу вышли Наташа и прыщавая Полинка. Мы поздоровались.

— Ты туда? — произнесла Наташа, уступая дорогу.

— Да, деньги надо положить на телефон, — кивнул я, преодолев секундную растерян-ность неожиданной встречи.

— А потом ты куда? — вставила Полинка, обнажив в улыбке потемневшие зубы.

— Домой, — сказал я, глянув на Наташу, та нервничала, но хорошо скрывала.

— Ну мы тебя тут подождем! — выдала вдруг Полинка.

Я кивнул, зашел в салон, прислушался к своему состоянию — сердце слегка зачасти-ло, но тут же пришло в норму. Я почти не волновался. «С Наташей мы все решили, возв-ращаться к отношениям нет смысла, тем более, еще эта история с парнем», — подумал я, поморщился, вспомнив неприятные факты, услужливо озвученные Полинкой.

Я вышел из салона. Наташа посмотрела на меня одним глазом, озорно прищурив второй от яркого солнца. Она, как всегда, выглядела великолепно — никакой косметики, свежее чистое красивое лицо, белые волнистые волосы, собранные сзади в пучок. Кеды, сине-серые джинсы, черная короткая куртка. Наташа обладала той редкой природной кра-сотой, какая была совершенно самодостаточна. Все эти цацки, безделушки, кольца, цепоч-ки и тонны косметики были ей чужды и противопоказаны. Внешность девушки была соз-дана и закончена природой раз и навсегда. Я улыбнулся Наташе, она мне. Могли ли мы начать с ней заново? Легко! Я в этом был уверен. Но, было одно «но». Для этого мне надо было переступить через себя. Жизнь слишком часто, почти постоянно предлагает нам пе-реступить через себя. Если вы переступаете раз, переступить второй раз проще, а третий легко. Если вы не переступаете через себя единожды, то в другой раз тоже не сможете, и решение дастся уже легче. А третий раз и сомнений почти не будет. И так до точки, когда не переступать через себя становится непоколебимым принципом. По какой дорожке дви-гаться каждый выбирает сам. Передо мною стояла очень красивая, умная девушка. Из тех, вслед которым оборачивается вся улица. Но Наташа меня не любила. Мой мозг работал в тот момент хладнокровно и рассудительно. Я представил наше с ней будущее — мы муж и жена, через некоторое время Наташа заводит любовника, я узнаю, мы разводимся. Воз-можно, у нас к тому времени уже будет ребенок. «Нет уж, спасибо!» — едва не произнес я вслух.

— Все, положил деньги? — произнесла Полинка, уже потягивая тонкую сигарету.

— Да, все нормально, — кивнул я, поглядывая на Наташу. — А вы куда сейчас?

— Домой, — сказала та.

— Ааа… — протянул я, понимая, что нам идти в одну сторону, сделал пару шагов вперед, оставил Полинку на шаг позади, поравнялся с Наташей.

— А ты вечером что делаешь? — произнесла она.

— Не знаю… — пожал плечами я. — Без понятия...

— Пойдем, может, в кино сходим? — предложила Наташа.

— В кино...? Не, не хочу, спасибо… — не переступил через себя в очередной раз я, до-бавил бесстрастно «пока» и, не оборачиваясь, пошел вперед.

Возможно, мне и хотелось остаться, начать выяснять отношения, выдать в глаза Наташе факты о том другом парне, но… а смысл? Лишь бы успокоить уязвленное самолю-бие? Пустое занятие. Фикция, которая ничего не меняет. Я затолкал свою обиду вглубь души, решив для себя, что в любом случае при личных встречах буду относиться к Ната-ше хорошо. Никто не виноват в наличии или отсутствии любви.

 

Ситуация с акцизом на спирт оставалась прежней — специализированной програм-мы не было, никто не мог торговать спиртосодержащей продукцией. Только запасами с прошлого года. Они закончились у всех к концу апреля, и продажи дихлофоса на керосине утроились. Его разбирали все, даже наши прямые конкуренты. Начался легкий ажиотаж. Гора дихлофоса на складе стремительно уменьшалась. К концу апреля уже было продано полторы тысячи упаковок. Помимо аэрозолей все остальные товары продавались в свою силу. Сезон синьки тоже был в разгаре. Правая половина склада была забита дихлофоса-ми, левая — синькой, «Ершами» и всем прочим. Склад ломился от товара.

— Вер, ну глянь, сколько у нас товара на остатке!? — сказал Сергей в конце месяца.

— Пять миллионов… четыре восемьсот, если точно, — произнесла почти бесстрастно та, сформировав по-быстрому отчет.

— Это в приходных или продажных ценах? — уточнил я.

— В продажных… в приходных три с половиной… средняя наценка тридцать семь процентов… — улыбнулась Вера и слегка зарделась щеками. Охватившая нас с Сергеем денежная лихорадка передалась и ей.

— Нехило! — воскликнул я и присвистнул, посмотрел в удивленно-впечатленные гла-за напарника. — Серый, пятак на складе, прикинь! В приходных три с половиной, если мы все это продадим за лето, то срубим миллион триста...

Впечатление от забитого под завязку склада передалось и кладовщику Сене.

— Я вчера разговаривал с одним корешем своим… — сказал тот как-то в один из ударных апрельских дней. — Он тоже в одной фирме работает такой же… ну, там, бытовая химия, хозтовары и прочая хрень… и такой вчера говорит… ну, он знает, что я тоже рабо-таю кладовщиком в оптовой фирме… а он не кладовщик, он грузчик!

Сеня при последнем слове поднял указательный палец и, держал паузу, вперил в меня многозначительный взгляд. Я понял, что разница для Сени весома, и улыбнулся.

— И он такой мне говорит, ну, сколько у вас прайс… мол, листов!? Ну, хотел меня подъебать! — Сеня заморгал выцветшими глазами и улыбнулся своей подленькой улыбкой. — А я ему — да я хуй помню! Помню, что большой! А он мне — у нас пятнадцать листов! А я сегодня утром глянул… нда… а у нас прайс то двадцать два листа аж! Эт я к чему… Боль-шой прайс у нас, Роман Анатольевич! Большая мы контора, получается!

Сеня иногда называл то меня, то Сергея по имени отчеству.

 

В середине месяца проскочил слух, что завод продали крупной строительной ком-пании «СМУ-5». Естественно покупателя не интересовали все эти полуаварийные здания, покупателя интересовала территория, закрепленная за заводом, а она была большой. Вы-яснилось, что завод, скорее всего, будет снесен, а территория застроена жилыми домами. В моей голове сразу завертелось куча вопросов, среди которых был основной — когда нас арендаторов попросят освободить занимаемые площади? Словно в подтверждение слухов хозяева завода вдруг развили бурную деятельность, стали появляться на его территории на своей «десятке» чуть ли не каждый день, носясь туда-сюда с какими-то бумагами. Около проходной, внутри территории на самопроизвольной стоянке появился «Дэу матиз» зеле-ного цвета. Управляла им женщина лет шестидесяти, среднего роста щуплая с крючкова-тым носом, недовольной мимикой лица, деланно строгим взглядом и шапкой пергидроль-ных волос с химической укладкой. Тетка с командным видом расхаживала по территории завода всю последнюю неделю и каждый раз, когда мы проезжали мимо проходной, бро-сала на «мазду» изучающе-внимательный взгляд, словно собираясь до нас добраться тоже, но чуть позже. Как мне сказала одна из вахтерш — тетка эта была назначена управляющей на завод от нового собственника.

 

В последний день апреля мы по обыкновению сидели в офисе. Время подошло к обеду. Все дела были сделаны. Петя давно укатил в первый рейс и вот-вот должен был вернуться и грузиться во второй раз. Настроение было у всех прекрасное — впереди мая-чили длинные майские праздники. Мой мобильник зазвонил.

— Да, алло! — произнес я.

Разговор продолжился пару минут, но встревожил меня не на шутку. Я распрощал-ся, отключился и замер в кресле у двери, обдумывая информацию и глядя на напарника. Тот, скрестив руки на груди в кресле напротив, смотрел выжидающе на меня.

— Звонила секретарша из «Люксхима»… — начал я, продолжая пребывать в тревож-ной задумчивости, —… сказала, что их новый коммерческий директор выедет сегодня в на-шу сторону и третьего числа после первых майских праздников заедет к нам… и в «Арба-лет»… Сказала, что едет он к какому-то своему местному другу, который очень хорошо знает наш рынок бытовой химии и повезет его по нашим крупным торговым фирмам, зна-комиться с их руководством...

Я замолк. Сергей ничего не сказал, лишь начал жевать нижнюю губу.

— Блять… что ему здесь нужно!??? — высказал я возникшую тревожность. — Нахуй он едет к какому-то другу, который повезет его в «Арбалет»!???

Напарник молчал.

— Это хуево, Серый… Щас его этот друг повезет в «Арбалет», и они там быстро до-говорятся о прямых поставках… Блять, Асланбек — гандон! Так и норовят они нас обойти! Вот уроды! — меня понесло. — Тогда пытались залезть в «Родной край», потом затихли, правда! Я думал, они угомонились! Нет, нихуя — едут снова! Пиздец, еще какой-то новый коммерческий директор появился!

— А старый у них какой был? — посмотрела на меня недоуменно Вера.

— Да не было у них, блять, вообще никакого коммерческого сроду! — отрезал я, ощу-щая, как взбудораженные новостью мысли, понеслись в голове во всю прыть, просчиты-вая все возможные комбинации. И как мысли не прыгали, реалистичная комбинация рисо-валась лишь одна — едет коммерческий директор для расширения рынка сбыта, едет целе-направленно, желая заполучить второго дилера в нашем городе.

— Бля, Серый, если они договорятся с «Арбалетом», то это пиздец! Если появится второй продавец в городе, то нашей монополии пиздец! И наценке нашей тоже пиздец! Поломают нам все цены, и будем гонять «Люксхим» через какие-то пятнадцать, а то и десять процентов!

Сергей молчал, все жевал губу, смотрел на меня выцветшими глазами и моргал.

— Блять! — выругался я и закинул руки за голову, замер на пару секунд и вернул руки на подлокотники.

— Ну да, — прервал свое молчание Сергей, — херово...

— Канеш, херово! — выпалил я и вскочил с кресла на ноги. — Пошли, Серый, прогу-ляемся до склада, покумекаем заодно и проветримся!

Мы вышли из здания, прошли по цементной дорожке меж стеной и палисадником до угла здания, направились к трансформаторной будке. Я машинально глянул вправо — у проходной на улице стояла и курила «Увлеченная Достоевским» и новая тетка — управля-ющая охраной. Очкастая, едва заметив нас уголком глаза, отвернулась.

— Вот пизда! — прошипел я, не в силах уже убеждать себя в необходимости хоро-шего отношения к подобным людям.

— Роман все еще злится на эту бабу! — покачал головой Сергей, сдерживая смех.

— Бля, я не понимаю таких людей, Серый! — завелся я сильней. — Просто не пони-маю! Они из какого-то говна слеплены! Бля, ну нормальный человек не может себя так вести просто! Это ненормально, Серый!

— Ромыч, да я, знаешь, сколько таких людей видал!? Я среди них вырос! Ты просто немного другой жизнью жил в те времена — учился в школе в своем специальном классе, потом в институте военном учился, там люди нормальные были! А я всю молодость про-вел на «Трешке», да у себя на левом берегу… а там только вот такие! Мне никто в моло-дости не рассказывал про какую-нибудь «Божественную комедию» и не вел разговоры о кино и искусстве. У меня даже среди родни — один брат сидел троюродный, а второй, дво-юродный, сейчас сидит в тюрьме тут рядом… Ему еще лет пять сидеть… Я даже как-то ему передачку носил туда… И там, где я обитал, там все такие. Ты, как только туда попадаешь, тебе сразу начинают рассказывать, как жить не по закону, а по понятиям. Ты вот знаешь, что по воровским понятиям, кидать можно всех, кроме матери!?

— Что, и даже отца и брата можно!??? — я аж остановился и уставился на Сергея.

— Всех! Только кроме матери… мать нельзя, — сказал Сергей.

— Какие-то странные понятия, мать нельзя — ну, это понятно… А остальных-то поче-му можно??? Ты бы вот смог кинуть отца или Романа, брата своего? — сказал я, честно си-лясь понять озвученное правило, найти в нем разумное.

— Роман, ну такие вот законы! — всплеснул руками Сергей. — Вот им меня и учили! Вот такая у меня была школа жизни! Это я уже потом изменился, с рождением Лильки! А раньше я, знаешь, каким был! Ты вот клянешься, никогда в жизни не кидать, например, отца своего или друга Вована!?

— Да причем здесь «клянешься»!? — ошарашенно удивился я, сбитый окончательно с толку. — Детский сад какой-то, клянешься-не клянешься! Чего мне клясться-то!? Если человек нормальный, то у него таких мыслей в принципе не бывает, и он и так никого не кинет и без всяких клятв!

— Правильно, Роман, никогда не клянись! — лукаво улыбнулся Сергей.

— Это еще почему!? — удивлялся я.

— Тоже один из законов — никогда не клясться, — развел руками напарник, продол-жая улыбаться и щупать меня взглядом сквозь лукавый прищур.

— Бля, бред какой-то, дебильные какие-то законы для дегенератов! Я не знаю, кто там и как по ним живет, но это херня какая-то! Вот мы с тобой работаем вместе и что, получается, тебе меня можно кинуть что ли!? — удивился я.

Сергей нахмурил наигранно брови, и бросил на меня свой отработанный театраль-ный недоумевающий взгляд, сдерживая улыбку. Мы вынырнули из-за угла к распахнутым воротам склада. «Газель» Пети стояла там же, просунувшись задом в склад на полметра. Водитель стоял с кладовщиком у капота машины, оба курили.

— Че, Петь, отвез!? Все нормально? — сказал бодро Сергей.

— Дааа… — протяжно ответил тот, подошел к водительской двери и выудил через опущенное стекло с приборной панели накладные. — Порядок… вот… без вычерков...

Бумаги взял я. Сеня засуетился и принялся торопливо докуривать.

— Да кури, Сень, че ты! — махнул я рукой, пошел в склад вслед за Сергеем. Сеня сразу расслабился, перестал дрыгаться и продолжил курить спокойно.

Внутри склада сохранялась зимняя прохлада. Как только я скрылся в нем от теплых солнечных лучей, она обволокла меня, тут же пробралась под распахнутую джинсовую куртку и толстовку, заставив кожу покрыться мурашками, а меня поежиться. Сергей, отс-тавив одну ногу чуть в сторону и как-то по-женски подогнув ее коленкой внутрь, стоял на второй опорной и смотрел на куб из коробок дихлофоса. Фигура к концу апреля потеряла свои очертания — ближняя ко входу грань была словно съедена.

— Че, Серый, пока нормально, да!? Полторы тысячи коробок уже распихали к концу месяца! Неплохо, да!? — сказал я и довернул голову вправо, посмотрел на напарника.

— Уже полторы!?? — бросил тот на меня слегка удивленный взгляд и скривил губы, опустив уголки их вниз, что означало значительное впечатление от услышанного.

— Да, уже полторы… с утра остатки смотрел… Так что пока неплохо идем...

Я перевел взгляд влево, уперся им в два поддона — остатки синьки. Те сразу напом-нили мне о неприятной телефонной новости.

— Блять, этот «Люксхим» сраный… всю малину обосрал! — выругался я.

— Да ладно тебе, Ромыч, может, еще ниче и не будет, — шмыгнул носом Сергей.

— Даже если ниче не будет, и они с «Арбалетом» не договорятся, то это вопрос вре-мени… цинк пойдет, народ зашевелится, узнает, что они ищут дилеров, и какой-нибудь олень туда им все равно позвонит, а они тут же товар привезут… — отмахнулся я, смирив-шись с неизбежным. — Гандоны!

— Это вы про кого, Роман Анатольевич, так складно рассказываете!? — раздался со спины голос Пети.

— Петь, да есть тут одни засранцы… «Люксхим»… — улыбнулся я в ответ на редкозу-бую широкую улыбку. — Решили обмануть нас… у нас с ними договоренность, что только мы одни в нашем регионе представляем их продукцию, а они решили заслать сюда казач-ка, чтоб тот искал еще и других партнеров тут… помимо нас...

— О! — округлил лицо Петя, за спиной которого переминался с ноги на ногу Сеня, слушал разговор и моргал лукавыми глазами. — Это они нехорошо делают!

— Да, Петь, все ты правильно понимаешь! — вставил Сергей, закинув руки за спину и мерно по-хозяйски начав расхаживать туда-сюда по проходу.

В глазах Сени и Пети мелькнуло беспокойство, и я решил на него ответить, произ-неся с интригующей улыбкой: «Да все это ерунда, Петь! Люди, которые так поступаю, не знают одного важного правила...»

Я выдержал паузу.

— Это ж какое такое правило!? — заинтересовался тот, вспыхнув глазами.

— В любую игру можно играть вдвоем! — сказал я, поднял руку, изображая пальцами жест «V», и для убедительности пошевелил ими, словно таракан усами.

— Ахахаха! Хехе! — по-детски просто залился смехом Петя, прикрыл рот рукой и за-прокинул голову назад.

— Роман Анатольевич, вы прям как че скажете! — добавил Сеня, ухмыльнувшись и отсветив золотистой фиксой во рту.

— Не, ну а че, Сень, я не прав, что ли!? — улыбнулся я, озябнув от прохлады склада и направившись на улицу. Остальные пошли следом.

— Роман Анатольевич, а вы же бросили курить тоже или никогда не курили? — про-изнес Сеня.

— Сень, что это у вас с Петей сегодня день вежливости прям!? — обернулся я уже снаружи склада.

— Да эт… — смутился кладовщик и махнул рукой.

— Роман Анатольевич, обижаете! — развел руками Петя, глянув на реакцию Сергея. — Вы и Сергей Михайлович у нас директора́, а мы с Сеней люди подневольные!

— Бросил я, Сень… — сказал я, кивнул на напарника. — И Серый тоже бросил… а че ты хотел, Сень?

— Да вот… смотрю я на вас с Сергеем Михайловичем, Роман Анатольевич, и решил, что тоже надо бросать! — рубанул эмоционально рукой воздух Сеня.

— Хорошее дело, Сень, бросай, тебе понравится! — кивнул я, посмотрел на Сергея. — Че, Серый, пошли?

— Да, пошли! — кивнул тот, выйдя из какой-то меланхоличной задумчивости.

Мы обошли «газель», тут Сергей развернулся и спросил: «Сень, а сын твой где!?»

— Ды… — замялся кладовщик, залился краской, зачем-то понизив голос почти до ше-пота, — там он...

Сеня ткнул большим пальцем себе за плечо в сторону растущего вдоль задней сте-ны склада кустарника.

— Живот у него болит… — пояснил Сеня с извиняющейся улыбкой. — Сидит там...

— Срёт што ли!? — брякнул Сергей.

— Аха… — растерялся Сеня и залился краской еще больше.

Я ухмыльнулся, поймав себя на мысли, что мне стало стыдно за напарника перед этими двумя простыми людьми. Мы обогнули угол склада и размеренно пошли к офису.

— Серый, ну и че, вот ты эти понятия, про какие мне рассказал, будешь всерьез что ли соблюдать? — продолжил я наш прерванный разговор, незаконченность его меня напрягала, хотелось все уяснить и разложить в голове по полочкам. — Это бред какой-то!

— Роман, я ж тебе говорю, я сейчас совсем другой человек, чем раньше! Раньше я был такой же, как и все там, а сейчас… у меня семья, дети, бизнес… — произнес Сергей.

Мы прошли несколько шагов молча. Ответ меня устроил, я услышал нормальный разумный ответ человека, выросшего в полукриминальных районах города, но вовремя взявшегося за ум, создавшего семью и двигавшегося в жизни дальше.

— Клянешься, что меня не кинешь!? — выдал я вдруг я шутливо, помня о поведанном запрете на клятву и желая ответно поддеть напарника, потому и засмеявшись.

Сергей бросил на меня все тот же игриво-театральный взгляд с нахмуренными бро-вями, уловил тон вопроса, расплылся в улыбке, покачал укоризненно головой, вздохнул и произнес иронично: «Ох, Роман… ох, Роман...»

— Да ладно, я в шутку! — хмыкнул я весело, хлопнул Сергея по плечу. — Можешь не клясться… Глупости все это… Клятвы ничего не стоят, Серый! У человека либо есть мо-раль, либо ее нет! Если ее нет, то хоть обклянись...

 

Делегация из «Люксхима» прибыла, как и планировалось, 3 мая. Я приехал на ра-боту на маршрутке ровно в девять. Прошел проходную. Зеленый «Матиз» новой управля-ющей стоял у трансформаторной будки. Я свернул за угол офисного здания и пошел по бетонной дорожке вдоль стены. «Мазды» Сергея еще не было. Я зашел в офис, налил воды в чайник, включил его. Мобильник зазвонил. Незнакомый голос представился новым ком-мерческим директором «Люксхима» и сообщил мне, что он находится на территории на-шего завода. Я выглянул в окно — действительно перед палисадником стояла незнакомая машина, двое мужчин озирались подле нее. Я вышел к ним. Один пошел мне навстречу, мы пожали друг другу руки посреди центральной дорожки. Второй остался у машины. Подошедший, высокий брюнет лет сорока, представился снова и начал беседу. Я посмат-ривал в сторону проходной в надежде, что вот-вот подъедет Сергей, и беседа продолжится втроем. Разговор вышел осторожный — оба присматривались друг к другу. Гость опериро-вал общими фразами, пытаясь взамен получить от меня конкретику. Я платил той же мо-нетой. Из разговора я понял главное — нового сотрудника прислали, чтобы расширить ры-нок сбыта и обойти нас. Но так, чтобы наша фирма «не обиделась» и продолжала сотруд-ничать. Меня это не очень волновало, важно было другое — Асланбек решил, что мы, как первопроходцы, миссию выполнили и нами можно уже пренебречь. Очередная волна воз-мущения поднялась внутри меня, я начал злиться. Гость стоял рядом и продолжал расска-зывать какие-то неважные статистические вещи об успехе и развитии их предприятия. Я слушал вполуха, настроение испортилось.

— А кроме «Арбалета» у вас в городе есть еще крупные фирмы? — поинтересовался деликатно гость. — Я слышал, еще есть...

— Да, есть… — сказал я спокойно, услышав название крупной фирмы, с которой мы не работали, зная ее репутацию; я всматривался вдаль мимо плеча собеседника и, думая о своем, сказал правду. — Но туда лучше не соваться, не рекомендую...

— Почему? — произнес собеседник.

— Там продаж хороших не будет, а за вход деньги большие они возьмут с вас, а потом через три месяца откажутся от вашего товара, скажут — не продается… Они на этом как раз и зарабатывают, стригут с дураков входные взносы...

«Пусть все идет, как идет… Раз уж Асланбек прислал коммерческого сюда и решил искать еще клиентов для своего товара, то уже ничего не изменишь… Пусть ищут… В кон-це концов, мы долго и хорошо на них зарабатывали… Наверное пришло время закончить-ся и этой халяве… Надо просто мысленно сказать им за все «спасибо» и работать дальше… В конце концов, они же от нас не отказываются, будем и дальше продавать их товар… Ну, да, наценка упадет, уже станет не так прибыльно… Ну и что… Если бы мы таскали по-прежнему их товар на руках, как таскали с отцом, то да… было бы хуже… Таскать такой товар через десять процентов — это можно тут на этом складе и сдохнуть… А так… Есть кладовщик, есть грузчик, есть водитель… Все не своими руками таскаем с Серым… Пусть… Нашли в свое время замену их предшественникам, найдем замену и «Люксхиму». Кстати да, надо уже начинать об этом думать...» — размышлял я, продолжая смотреть вдаль мимо собеседника.

— А, вон как… Хорошо, понятно, спасибо что предупредили, — озадаченно сказал тот и тут же вкрадчиво снова поинтересовался. — А еще есть у вас какие-то крупные фирмы, куда можно было бы мне съездить?

— Мне перед вашим приездом звонила секретарша… — начал я, сдерживая раздраже-ние и гнев от бесцеремонности, с какой мне предлагалось самому себе своими же руками привести сотрудника «Люксхима» к своим же конкурентам; я понимал, что коммерческий директор — человек новый и не в курсе истории нашего сотрудничества с этим предприя-тием. Но я был зол и не извинял его этим, сдержанным тоном продолжил: —… и она сказа-ла, что вы едете к какому-то своему другу, который знает тут у нас все местные торговые компании… Это, я так понимаю, он?

Я кивнул в сторону второго мужчины.

— Да, это мой знакомый, мы давние с ним приятели… — начал было гость.

— Ну, а раз он знает наш рынок бытовой химии, то я думаю, он вам все эти компа-нии и покажет и расскажет… — перебил я собеседника и посмотрел тому в глаза.

Гость все понял, стушевался и сник. Разговор затух, мы распрощались, коммерчес-кий директор «Люксхима» уехал. Едва я вернулся в офис и налил себе чаю, под окно под-катила «Мазда». Сергей вышел из машины, бросил быстрый взгляд в окно сквозь солнце-защитные очки, заметил меня в офисе, подошел к багажнику, вытянул оттуда портфель, захлопнул багажник и пошел в здание, кинув посреди пути еще один быстрый взгляд. Вера прошла в здание следом.

— Ну че, Роман, какие дела!? — ввалился напарник в офис.

— Привет, — шлепнула Вера ладонью по моей.

— Да нормальные дела, Серый, — буркнул я, думая о прошедшей встрече.

— Как праздники провел!? По клубам зависал или в зале, небось, качался!? — произ-нес Сергей, улыбнувшись и наигранно изобразив пронзительно-строгий взгляд — сдвинул брови, насупился и картинно повернул голову в мою сторону, замер.

— Просто отдыхал… — сказал я, уловив в тоне напарника легкую поддевку, а от него самого запах выветриваемого алкоголя. Тот самый запах, идущий от человека, выпивав-шего довольно крепко в предыдущий день-два — кислый, резкий и неприятный. Я уловил его не в первый раз от Сергея, но в этот раз запах был особенно ощутим и бил в нос.

— Что-то как-то невесело, — улыбнулась Вера, устраиваясь в своем кресле.

— Не, я был в клубе, зашел вчера в «Небо» на часок, не пил, просто побыл немного там и домой поехал на Вадике, — сказал я, плюхаясь за стол и отпивая из кружки.

— На Вадике!? — снова театрально воскликнул Сергей, артистично развернулся и посмотрел на меня через плечо так, как обычно это делают девушки, желая привлечь к себе внимание. Я, далеко не впервые замечая за ним такое качество, ухмыльнулся, кивнул.

— Да, на Вадике… это таксист. Парень знакомый, который нас с Вовкой в свое время развозил постоянно по домам из «Неба». Вадик нормальный малый! — махнул я рукой и философски продолжил. — А тоже вот как жизнь интересно складывается! Ему уже за тридцать… тридцать три-тридцать четыре, так примерно… я точно не помню… Прикинь — у него старший брат, которому под сорокет, брат живет с женой в одной комнате, Вадик в другой, родители в третьей… Все в одной квартире! Вадик только таксует, он больше ниг-де не работает… Я вот все думал, глядя на него — как он собирается семью заводить!? Вро-де малый нормальный, так, если пообщаться с ним… но какой-то вот безалаберный что ли. Ну, как-то совсем о будущем не думает...

— Ой, да таких полно! — отмахнулась Вера, сдвинув недовольно губы вбок.

— Да не! Он вроде не алкаш, нормальный, но… — я замер, глядя на Веру и пытаясь подобрать нужные слова. — Не знаю, я всегда удивлялся его такой расслабленности, зна-ешь… как будто ему все похер! Я даже как-то подумал раз, бля, ну вот на ком он сможет жениться — квартиры нет, работы нет, машины нормальной тоже нет, не красавец… ну так, обычный… невысокий...

Я глянул на напарника, прикидывая по тому рост Вадика.

—… ну, примерно с Серого ростом, только тощий, щуплый… — продолжил я и пере-вел взгляд на Веру. — А недавно вот, смотрю, сажусь к нему в машину, а там девушка мо-лодая сидит, на вид так лет двадцать пять, а оказалось, как потом мне Вадик сказал, ей во-обще всего восемнадцать, прикинь! Просто она так выглядит постарше...

— А есть такие люди! — сказала Вера.

— Да, есть! — закивал я. — Обычно люди делятся на два типа — одни по молодости выглядят молодо и долго так выглядят, лет до тридцати пяти, а потом начинают резко ста-реть… а другие наоборот — в молодости выглядят старше, а потом долго в одной поре на-ходятся, лет до пятидесяти! И уже после тридцати пяти выглядят моложе своих лет. Вот у меня отец такой и я такой же. Я всегда выглядел чуть старше, мне в двадцать пять давали все тридцать, а сейчас уже выгляжу на свои… ну вот, Вадик… и он познакомился, в общем, с ней! Причем не он с ней, а она с ним, он сам мне так сказал. Приходила к нему вечера-ми, сидели в машине, катались вместе — возили клиентов, и все… вот, в мае свадьба! Прикинь!?

Я смотрел то на Сергея, то на Веру.

— И сейчас, он говорит, теща тоже собирается сюда к нам переезжать, она с дочерью из области, дом там у себя продадут и тут хотят квартиру купить… Так что, жизнь такая штука — вроде бы ничего уже в ней не светит, как Вадику, а тут ррраз… и невеста молодая, и сама влюбилась в него… и еще и квартиру купит и его к себе заберет… правда с тещей...

Я улыбнулся и развел руками, добавил: «Но это уже издержки… Дареному коню в зубы не смотрят… Вот так вот… Так что — Бог милостив… всем дает шанс...

За окном тихо скрипнули тормоза.

— Петя приехал… — сказал я, бросив взгляд в окно на звук. — На первый рейс же у нас накладные набиты, да, Вер? А, вот они...

Я взял накладные, просмотрел их бегло, в дверь постучали.

— Да, Петь, входи! — гаркнул Сергей.

Водитель вошел, поздоровался, получил накладные и укатил на склад. В офисе снова стало по-утреннему тихо. Я посмотрел на Веру — та была погружена в компьютер.

— Пошли на улицу, Серый, поболтаем! — сказал я, вскочил энергично на ноги и вы-шел в коридор. Сергей следом. Мы остановились посреди центральной дорожки.

— Пока тебя не было, приезжал этот коммерческий новый из «Люксхима»… — произ-нес я и пересказал напарнику весь диалог, подытожил. — Так что готовься, будут они про-бовать в «Арбалет» залезть со своим товаром… товар-то уже раскрученный...

— Ну да, скорее всего, залезут, — кивнул Сергей.

— Вот именно, — кивнул я.

— Ну, и что ты предлагаешь делать? — посмотрел на меня Сергей.

— Помнишь, я тебе рассказывал про синьку и «Пушка», когда такая же была ситуа-ция, производитель так же начал продавать свой товар другим?

— Ну...

— Я думаю, надо так же сделать, как в тот раз — нам надо найти альтернативного поставщика такой же продукции и начинать его параллельно продавать… нельзя допус-тить, чтоб «Люксхим» начал нам выкручивать руки… Если у них срастется тут с кем-то, то они точно ужесточат нам условия отгрузки. А так не смогут...

— Почему ты так думаешь?

— Потому, если они попытаются, то мы скажем, что откажемся от их продукции...

— Но мы же не будем отказываться? — испуганно посмотрел на меня Сергей.

— Нет конечно… зачем? Но возможность такая должна быть, поэтому нам нужен запасной производитель, чтоб «Люксхим» не расслаблялся, — я посмотрел на напарника. — Не знаешь, Серый, какого-нибудь такого производителя? Не работали в «Саше» с таким? Нам нужен производитель «Ерша», синьки! Все остальное в «Люксхиме» так, говно!

— Работали мы в «Саше» с фирмой из Питера, мы у них как раз «Ерша» брали… — вдруг оживился Сергей после секундного раздумья.

— О! Отлично! — ухватился я за информацию. — Надо будет с ними связаться, полу-чим прайс, посмотрим, что они производят помимо «Ерша»! Что у них еще есть!?

— Ой, да там гамно всякое! Я уж не помню! — отмахнулся Сергей. — Помню только, что нихера у нас не продавался их товар, мы поэтому и перестали с ними работать!

— Пошли, позвоним щас в этот «Росбыт»! — кивнул я напарнику и нырнул в здание.

Мы сделали звонок в Питер, нам тут же пообещали прислать прайс.

В дверь постучали.

— Да! — рявкнул Сергей, расслабленно сидя в кресле у двери.

— Доброе утро! — вошла в нашу комнатку новая управляющая. Она замерла в стойке почти с военной выправкой и внимательно обвела всех нас строгим изучающим взглядом, выдержала паузу, дождалась ответных приветствий и продолжила вещательным тоном. — Мы с вами лично не знакомы пока… Предлагаю познакомиться… Я назначена руководст-вом «СМУ-5» управляющей этого завода… буду заниматься работой с арендаторами, таки-ми как вы, и руководить охраной.

— Очень приятно познакомиться, будем знать, — дружелюбно улыбнулся я.

— Если у вас есть какие-то вопросы или пожелания, то можете мне их задать, я пере-дам их руководству… — никак не среагировала та своим каменным лицом на мой тон, лишь задержала на мне свой цепкий взгляд.

Мы втроем переглянулись и вразнобой сообщили, что вопросов никаких у нас, вро-де как и нет, и все более-менее устраивает. Управляющая сообщила, что в ближайшее вре-мя договоры всех арендаторов будут пересмотрены и, если руководство сочтет целесооб-разным, то подпишет с нами, как новый собственник завода, свой договор. Меня даже не-много встревожил ее менторский тон, но я успокоил себя тем, что в таком ужасном состо-янии склады никому не нужны даже даром.

— Хорошо, — кивнул я, поняв, что на мою попытку установить дружеский контакт, управляющая ответила отказом, сохранив своим холодным тоном психологическую дис-танцию. — Как будет новый договор, сообщите нам.

— Естественно я вам все сообщу! — отчеканила тетка, задрав подбородок выше.

Я потерял к ней всякий интерес. Мой мозг безошибочно определил тетку в рас-пространенную категорию людей, которые получив малейшую возможность командовать и раздавать указания, тут же цеплялись за нее всем своим существом и бронзовели на гла-зах напускной важностью и значимостью. И такое поведение всегда происходило от их ту-пости и ограниченности. Никогда я не видел подобного от человека создавшего самому себе реальную власть. Лишь назначенные кем-то сверху клерки уподоблялись такому чванству. Тетка начала меня раздражать.

— У вас это один офис или есть еще!? — произнесла она.

Я сделал вид, будто занялся делом. Вера ответила, что офис единственный.

— Склад у вас номер двадцать один, я правильно понимаю!? — сказала тетка.

Вера подтвердила. Тетка задала еще пару вопросов о метраже склада, об оплате электричества. Вера отвечала. Сергей сидел у двери, скрестив руки на груди и разгляды-вая свои туфли. Тетка помялась в двери еще несколько секунд, сказала «так! хорошо, по-нятно!» и вышла. Я бросил ей вслед долгий изучающий взгляд. Дверь закрылась, Сергей фыркнул.

— Роман так посмотрел этой бабе вслед! — сказал он Вере и гоготнул.

— Блять, да еще одна… такая же, как та жаба в очках! Откуда они такие берутся!? — сказал я, размякнув в улыбке под смешливым взглядом напарника. — Пришла, задрав мор-ду, качать права...

— О, пришел ответ от «Росбыта»! — пискнула Вера, глянув на меня. — Распечатать?

Я утвердительно моргнул, из принтера вылезло три листа.

— Мда… — произнеся я через пару минут, изучив полученный прайс-лист. — Кроме «Ерша» брать там и нечего… херово… И цена на «Ерша» довольно высокая, нормальная, но из Питера его тащить дороговато будет… Надо будет посчитать...

Я подтянул к себе калькулятор, Вера машинально занесла пальцы над таким же своим и замерла с выжидающим взглядом.

— Дороговато… — скривился я, высчитав все расходы по доставке.

— Ну и хер с ним! — махнул облегченно рукой Сергей. — Нахер нам такой дорогой «Ёрш» нужен!? Есть, вон, уже один, им и будем торговать… Не заморачивайся, Роман!

— Не, не хер с ним, Серый! — парировал я, подумав секунду. — Надо просто получить цену нормальную от них на «Ерша» и все… Вер, какую они нам скидку дали?

— Девять процентов! — отчеканила Вера, светясь в глазах азартом, ей явно нравился мой настрой. — Но это максимальная их скидка, Ром.

— Сейчас посчитаем, — сказал я и принялся тыкать в кнопки калькулятора, закончил, назвал вслух результат. — Вот такая должна быть цена для нас, чтоб у нас «Ерш» из Пите-ра был в одну цену с нынешним...

— А зачем нам он, если в одну цену??? — удивленно надул губы Сергей. — Надо, чтоб дешевле было… А в одну, смысл какой?

Вера застучала пальцами по своему калькулятору, выдала мгновенно:

— Скидка двадцать два процента!

— Да никто такую скидку не даст! — отмахнулся Сергей. — Это бесполезное дело, Роман!

Я посмотрел на Веру. Та продолжала глядеть на меня с азартом. Я вдруг понял, что мы с ней во многом схожи и, в частности, в отношении к жизни — мы оба были открыты новому, жаждали неизведанного, готовы были где-то рисковать, где-то проявлять азарт, увлекаться новым. Мы друг друга понимали. Я перевел взгляд на Сергея — голубые, почти бесцветные глаза смотрели на меня устало, безразлично к окружающему. Я вдруг почти физически ощутил тяжесть, какую Сергею приходилось нести, исполняя свою половину обязанностей в фирме. Это ощущение на миг сбило мой пыл, едва не заставив отказаться от дальнейших шагов по переговорам с «Росбытом». Захотелось вдруг просто сказать напарнику «ну, раз бесполезное, то и ладно! забудем, Серый! оставим все, как есть!» Но упрямый голос внутри меня произнес «надо довести дело до конца. пусть оно и кажется бесполезным, но надо доделать, чтоб потом со спокойной совестью сказать себе — вопрос отработан до конца и закрыт».

— Вер, напиши им письмо, скажи, мы готовы заключить договор и торговать их то-варом, нас устраивает скидка в девять процентов на весь прайс, но на «Ерша» нам нужна скидка в двадцать два процента! — сказал я, указав глазами на клавиатуру.

Вера, словно ожидая именно эту фразу, азартно застучала пальцами по клавишам.

— Роман… — скривился в какой-то ленивой и мученической гримасе Сергей. — Да за-чем тебе этот «Росбыт»??? Ну есть же «Ёрш» у нас… никуда «Люксхим» не денется, как возил нам, так и будет возить...

— Серый, нам нужен альтернативный производитель! — выпалил я непреклонно. — Давай, вопрос до конца отработаем… Чтоб уж знать наверняка — да — да, нет — нет!

— Блин, Роман, ладно… давай… делай, как знаешь… — отмахнулся тот, скрестил руки на груди, уперся ими в живот и погрузился с открытыми глазами в полудрему.

Офисный телефон зазвонил, Вера взяла трубку, переговорила коротко.

— Будут обсуждать скидку? — спросил я Веру, едва та положила трубку.

— Да, сказали, что такой вопрос может решить только собственник, сказали, что ответ дадут после обеда, — отчиталась та.

Время пролетело быстро, мы собрали заказы на второй рейс Пети и укатили втроем на обед в столовую. Едва через час вернулись, зазвонил телефон.

— Хорошо, спасибо! — звонко произнесла Вера под конец разговора в трубку, заговорщицки мне улыбаясь. — Да, все передам! Думаю, да, будем! Хорошо, до свидания!

— «Росбыт»? — улыбнулся я в ответ ей, предчувствуя хорошую новость.

— Да, сказали, что скидку в двадцать два процента на «Ерша» дать могут! — радост-но посмотрела на меня Вера и бросила взгляд на мужа. — Будем с ними работать?

— Красота! — выпалил я и начал крутиться на кресле, посмотрел радостно на напар-ника. — Серый! Получилось! Скидку-то дали нам на «Ерша»! Как тебе новость?

— Да, неплохо, — буркнул тот, озадаченно моргая, шмыгнул носом, задумался. — Ну и что ты собираешься с ними работать? Там же кроме «Ерша» брать нечего...

— Посмотрим, Серый, что там будем брать, но работать надо. Будем пробовать и остальной товар их продавать… — сказал я, внутренне приняв окончательное решение, восприняв полученную новость как хороший знак. Мое настроение сразу улучшилось.

— Блин, Роман! — хмыкнул саркастически Сергей. — Всяким гамном теперь будем торговать...

— Будем, обязательно будем, Серый! Всем будем торговать! Как ты там говоришь — курочка по зернышку клюет!? Вот и мы будем клевать! — выпалил я с энтузиазмом, пред-вкушая появление нового в нашей работе. Мое легкое недовольство инертностью Сергея и нежеланием воспринимать новое потонуло в позитиве, завладевшим мною.

 

— Серый, липкую ленту када будем завозить!? — поинтересовался я, едва Вера про-била в очередную накладную последнюю упаковку этого товара еще с прошлогодней пар-тии, и тут же задал вопрос Вере. — А сколько ж мы ее в том году продали?

— Пятьсот тридцать упаковок, Ром, — сходу выдала та.

— А какая максимальная скидка у Питера? Сколько надо упаковок взять там? — по-смотрел я вновь на Веру, та полезла в стол, пошуршала бумажками и выудила лист.

— Триста упаковок, скидка тридцать процентов, — протянула лист она мне.

— Серый, ну че, закажем сразу триста? Скидку получим максимальную… — перевел я взгляд на напарника.

— Да, давай, закажем полничком, — кивнул тот, задрал одну ногу на другую и задры-гал стопой.

Мы так и сделали. Товар пришел во второй половине мая и сразу стал хорошо про-даваться. С каждым днем наша ставка на дихлофос на керосине оправдывалась все силь-нее — товар продавался все в больших количествах, мы только успевали его развозить. К концу месяца стало ясно, что программы по учету оборота спирта в непищевой продукции вообще ее не будет. Но закон не был отменен, а значит, мы стали временными монополис-тами в регионе по дихлофосам. К концу мая мы продали еще тысячу восемьсот коробок. На складе оставалось тысяча шестьсот. Куб окончательно потерял форму, остатки его по-следней грани жалко высились у стены.

— Такими темпами, Серый, это на месяц, — сказал я, едва мы в очередной день зашли на склад и уставились оба в том направлении.

— Да, нормально, ровненько пока идем, — кивнул важно Сергей.

— Ну че, если продадим остальное за июнь, будем завозить еще фуру? — с долей авантюризма произнес я, улыбаясь и смотря напарнику в глаза.

— Посмотрим, — выдохнул тот.

— Да, посмотрим, — кивнул я и пошел к выходу, отчего-то даже по-детски расстроив-шись, что мой пыл не был поддержан.

Я помнил предложение Сергея заняться торговлей китайскими гаджетами. В мае я получил всю необходимую информацию по ассортименту и ценам. Идея мне самому не очень нравилась, в схеме работы было слишком много условностей и рисков. Я распеча-тал в один из дней толстую кипу листов со всей информацией по данному вопросу, пере-дал ее Сергею в офисе и стал наблюдать за его реакцией. Мое смутное подозрение оправ-далось — напарник покрутил бумаги в руках, изобразил некий сиюминутный интерес, вздохнул и аккуратно в разговоре перешел на другую тему, отложив бумаги на полку шка-фа. Глаза Сергея не выражали какого-либо интереса, они были бесцветны, безрадостны, и я впервые отчетливо разглядел в них жизненную скуку. Наши взгляды встретились.

— Роман, ну, интересная тема с этими телефонами, можно будет заняться! — скрес-тил на груди руки Сергей, поерзав в кресле у двери.

— Да, нормальная, — кивнул я, уже зная пустую формальность фразы. В моем созна-нии, в туманной мешанине фактов вдруг образовалась короткая цепочка из нескольких — она укрепила мое предположение, что Сергей уклоняется от активного развития нашего бизнеса. Я понимал общее дело просто — раз мы получаем прибыль поровну, то и тянуть лямку должны так же. И вроде как, по началу, все так и было… или мною так ощущалось? Я прислушался к собственным мыслям, отмотал события на два года назад. Понял, что тогда я никак не ощущал, меня переполнял энтузиазм. На нем я шел все эти два года без оглядки. А теперь, словно споткнулся на полном ходу о маленький, неприметный понача-лу, камешек. По природному любопытству я разглядел его и увидел — Сергей уклонялся от своей доли работы в нашей упряжке. И уклонялся столь незаметно, неявно, что все, чем я ощущал сей факт, были лишь смутные подозрения. Я вновь почувствовал, как лямка с его стороны провисла, немного, совсем чуть-чуть. И незаметно даже для себя, интуитивно, я решил перепроверить возникшее ощущение, став отслеживать отношение напарника к ра-боте. «Пусть лежат эти бумаги по телефонам на полке, если Серый будет ими интересо-ваться, будет как-то тормошить меня по этому вопросу, то начнем работать… А если тихо спустит дело на тормозах, то так тому и быть», — решил я про себя и улыбнулся ему.

 

— Ромыч, че ты скажешь, если мы, к примеру, поднимем зарплаты в нашей фирме!? — выдал Сергей, оторвав взгляд от бумаг на столе и вперив его в меня, сидящего у двери.

— Да не знаю, — пожал я плечами, посмотрел на Веру, снова на Сергея. — А что я должен сказать? Нам это нужно? Тебе не хватает что ли?

— Да не, ну я просто подумал, что раз у нас такие заработки, то можно было бы немножко поднять зарплаты нашему офису! — всплеснул руками Сергей и откинулся на спинку кресла, шмыгнул носом, скрестил руки на груди.

— Серый, да хер его знает… ты меня прям озадачил… Мне, в принципе, денег хвата-ет… хотя, если немного поднять, то можно… Ну, на сколько ты бы хотел поднять зарпла-ты? И кому… мне и тебе или всем нам троим… и Вере тоже? Как ты себе это представля-ешь? — я зачертил в воздухе перед собой руками круги, сопровождая свой вопрос жестами.

— Ну, например, у нас же по семнадцать, а у Верка́ восемь! Можно было бы нам добавить по пятаку, ну, и ей пару тысяч! — выдал Сергей, пожонглировал руками и снова вернул их в замок на груди.

— Грубо говоря… две и пять… это тебе было бы нормально плюсом тыщ семь в семейный бюджет, да? — прикинул я.

— Ну да! — живо среагировал напарник. — Ты-то все-таки один, ни семьи, ни детей… А у меня-то двое на спине! Мне было бы так полегче!

— Серый, да я не против, — сказал я, посчитав предложение совершенно разумным и осуществимым; все же мы действительно стали неплохо зарабатывать, ежемесячная чис-тая прибыль уже прочно перевалила за двести тысяч, и отщипнуть от такой суммы даже двадцать тысяч нам было бы совершенно легко и неощутимо. — Ну давай тогда просто до-бавим тебе и мне по восемь тысяч, догоним зарплату до ровного — до двадцати пяти, да и все!? Давай!? И мы с тобой, как учредители добавили себе поровну, а вам с Верой без раз-ницы — все равно кому добавили, получили плюс восемь тысяч в семью!

Пауза. Сергей моргнул пару раз, в них даже будто мелькнула тень растерянности. Через секунду он выдохнул ответ: «Ну… давай так...»

— Ну все, договорились — с июня месяца будем получать по двадцать пять тысяч с тобой! — развел руками я и хлопнул ладонями по подлокотникам кресла.

 

Рост нашей торговли ускорил темп моей жизни. Я мало замечал, что происходит вокруг. Нездоровая обстановка в семье, отсутствие отношений с девушкой позволили мне сосредоточиться на нескольких точках приложения своего интереса к жизни — работа, тре-нажерный зал, «Чистое небо» и… кино. Как не странно. Я стал смотреть много фильмов, выбирая лучшие. Мой типичный день того времени — работа до восемнадцати часов, ужин дома, тренировка в зале (через день), просмотр фильма на компьютере или пару часов в интернете, сон. По пятницам и субботам я по привычке заглядывал в «Чистое небо», уже не получая прежнего удовольствия. Просто я не знал, куда деть себя в выходные. У всех знакомых уже были семьи, дети. Один я слонялся как неприкаянный. Отношения с отцом будто нормализовались. Я практически забыл его нелицеприятные слова в свой адрес и, осознавая рост своих доходов, даже торопил время, чтобы оно позволило мне поскорей вернуть отцу долг за квартиру. Отец же, вроде как, тоже отошел от разрыва с фирмой. Он нашел регулярные заказы на перевозки «газелью» от одной фирмы-производителя и зани-мался извозом. Платили там хорошо, и отец пришел в некое состояние внутреннего спо-койствия, которое регулярно нарушала лишь мать. Ее захлестнула новая волна расстрой-ства — мать опять стала агрессивной, замкнулась в себе. Я перестал делать всякие попытки пойти с ней на контакт, обратившись в невольного созерцателя родительских дрязг.

  • Праздник / Рэй Арина
  • Весенний ветерок. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Самый хороший рецепт / Сказки о Ветре / Фиал
  • С тобой, навсегда / Миниатюры / Нея Осень
  • Но сегодня я люблю / Но сегодня я люблю... / Маруся
  • Дао / Зарисовки мечтателя / Байгунусов Руслан
  • Дубль - реинкарнация / Цой-L- Даратейя
  • Хранители времени / Анастасия Сокол
  • Блин 5: о болотных жителях (Моргенштерн) / Битва писателей / Раин Макс
  • Гнойники / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Неженоненавистник / Ефим Мороз

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль