Глава 28 Возвращение на точку невозврата / Волчок 2 Семь вёрст (черновик) / Оленева Наталья
 

Глава 28 Возвращение на точку невозврата

0.00
 
Глава 28 Возвращение на точку невозврата

Ветер издевательски лениво перебирал легкие тканевые жалюзи, не смея сунуться в душный кабинет. Вдоль стен стояли застекленные книжные шкафы. А к ним спинками прижимались секции жестких бордовых кресел, словно украденных из школьного актового зала. Бывшая комната совещаний на сегодня стала театральной сценой.

— Увидел Иван-царевич жар-птицу в клетке и схватил! Курицу за лапы возьмешь. Фазана за подставку бери.

Север брезгливо, но осторожно взял за подставку пыльное чучело фазана с подоконника и поднял перед собой.

Антон Амфимович закопался в листы с текстом, которые держал на планшете. На вид ему было лет сорок, на деле наверняка больше, а по поведению казался карикатурным сознательным и деловым старшеклассником. В своей белой рубашке, заправленной в брюки, он даже походил на пионера-переростка.

Север и Влад наивно ожидали, что будут репетировать самостоятельно, и что на работу нужно будет приходить только чтобы отчитываться о сделанном. Поэтому оделись в приличные футболки и шорты, чтобы не ехать в гости как огородные чучела. Но в итоге попали на репетицию под надзором нервного творческого руководителя. Творческий руководитель у Сомнии — это уже само по себе стало новостью для ничего не подозревавших новоиспеченных актеров. Кто еще у них есть? — задавался вопросом Влад. — Космонавты? Машинисты?

Владу, кстати, повезло больше, чем Севру. Он всю репетицию сидел на кресле у стеночки и обмахивался тетрадкой. И то устал от ожидания и нервничал, глядя в телефон и обновляя мессенджер.

— Так, а почему волк сегодня не волк?

— А что мне репетировать? — резонно спросил Влад. — Слова за меня будет дублер говорить. А мне надо только рядом с Иваном ошиваться.

— А. Н-ну… Да. Послезавтра с ним отрепетируем, — неуверенно согласился Антон Амфимович и снова уткнулся в текст пьесы. — Так. Иван трогает клетку, попадается царю Долмату. А он… отправляет за златогривым конем. И получает штраф за прогул репетиции.

Север, слушая монотонный бубнеж и бессознательно глядел в стену, устало ссутулился. Словно переняв его сонное настроение, фазан потерял в бедрах сцепление с ногами и повалился вперед, повиснув на шкуре. Север схватил его, боясь, что отвалится, и переглянулся с Владом.

Тот удивленно кашлянул.

— Поставь птицу, — сказал Антон Амфимович. — Что с ней?

— Ноги не держат.

— Опять. Ладно. Так. Дальше понятно. Лезешь через забор, идешь за конем. Конь у нас вот.

Север обернулся к стойке-вешалке на колесиках. У коня вместо узды была перевязь из шнурков, но зато на самой высокой вешалке был рог из картона.

— Берешь значит. Выводишь в манеж и ведешь по кругу.

Север покатил вешалку по комнате.

— Конь по команде два раза подпрыгивает на передних копытах. Не бойтесь, рог будет с пенопластовым амортизатором.

— Чей рог? — Север убрал руки от вешалки.

— Единорога. Ты ж навянин, чего ты удивляешься? Как будто никогда с ними дела не имел.

— Это вы походу не имели. Да они безрогие-то не все спокойные. А с рогом вообще чокнутые. Вы еще скажите, что жар-птица воспламеняющаяся. Тогда ищите другого дурака. И Ивана.

— Зачем нам воспламеняющиеся, светится и ладно. Мы помним про безопасность. Так. Дальше девица. Сейчас приведу, познакомитесь. Всем оставаться на местах.

Творческий руководитель исчез за дверью. В кабинете стало тихо. Север смотрел на закрытую дверь и про себя ругался за вампиров-затейников.

— Нарвутся они со своими сказочками. И мы тоже. Да? — сказал он и сел через кресло от Влада.

Тот смотрел в телефон и без конца обновлял мессенджер.

— Не отвечает? Прочитала хоть? — спросил Север.

— Угу.

— А ты как написал?

Влад молча протянул другу телефон.

Большая часть сообщений были от Алисы. "Хочешь в кино сходить на ужастик?", "Может погуляем на выходных?" "Занят?", "Почему не отвечаешь?", "Извини. Ты занят, наверное", "Напиши как сможешь", "Если захочешь".

В самом низу висело сообщение Влада.

"Прости, что не отвечал. Седня еду в упыри к твоим родителям. Если все еще хочешь знать правду, приходи к часу на автовокзал".

— Как приговор объявил. Вы всегда так общались? — Север отдал телефон. — А если она не придет?

— Придет. А если нет, я все равно поеду. Ты если не хочешь, можешь не ехать. Зачем мне тебя тащить.

— Ой, иди ты..., — цыкнул Север.

По коридору простучали быстрые шаги. В кабинет вошла белокурая девушка в белой блузке и черной юбке. За ней, придержавший дверь Антон Амфимович.

— Вот, ребята, это Светлана из отдела регистрации. А это, Света, Владислав и Всеволод.

— Здравствуйте, — ромашковым голосом пропищала девушка. — Ой, Антон Амфимович, я сумочку забыла с телефоном. А мне по работе должны позвонить. Вы не могли бы...?

— Не волнуйтесь. Я сейчас схожу. Вы пока поговорите, познакомитесь поближе.

Вампир шмыгнул за дверь.

— Ну, что сидим, Владислав и Всеволод! — заговорщицки пробасила Света. — Валим, валим! Быстрее давайте, ну!

Открывшие рты парни подорвались, похватали рюкзаки и шустро эвакуировались в распахнутую для них дверь. Следом вышла Света.

— Все. Увидимся на последней репетиции.

Она направилась было по коридору, но передумав, развернулась и пошла к лестнице, чтобы обойти через второй этаж.

Север и Влад молча проводили ее взглядом, а когда услышали хлопок двери в конце коридора, оповещающий что руководитель уже приближается, пулей метнулись на выход.

***

Гарья положила в рюкзак чехол с окариной, закрыла змейку и оглядела комнату, будто в последний раз. Беззаботный солнечный день заглядывал в окна косыми солнечными квадратами. Старые рыжие обои с завитушками светились уютным теплом. Комната так и уговаривала остаться и провести день как обычно.

Но Гарья понимала, что как обычно сегодня не получится. Север и Влад уедут в поселок и вернутся неизвестно когда. Чтобы не оставаться еще одну ночь с малознакомым вампиром в доме, она сама согласилась составить компанию Саше. А перед этим ей предстояло провести пол дня в кафе и поучаствовать в репетиции. Словом, ей придется целый день притворяться нормальным, общительным человеком. В прошлый раз ее хватило минут на десять.

Нужно было идти, пока тревога из-за ночевки в чужом месте, вскормленная стыдными воспоминаниями не разрослась до паники.

Гарья обула кроссовки, надела рюкзак и вышла в коридор. Посмотрела в зеркало, поправила лямки рюкзака, футболку, волосы и повернулась, чтобы сходить к бабе Инге. Но увидела перед собой Кмитца. С испуганным и, как она надеялась, незаметным ахом она резко отшатнулась.

— Куда собралась?

— Къ… к подруге с ночевкой. Влад и Север знают. Они с работы поздно придут, — зачем-то добавила она, хотя Кмитц ничего не спрашивал.

— Неудачные времена для ночевок. Чем ближе фестиваль, тем опаснее выходить из дома.

— Ага, — только и смогла ответить Гарья, по кругу обходя вампира.

Тот следил за ней тяжелым, плотоядным взглядом.

— Смотри в оба.

— Угу, — кивнула Гарья и просочилась мимо него в комнату Инги Воландовны.

Рассказав бабе Инге все свои планы на ближайшие сутки, она попрощалась и выглянула в коридор. Путь был свободен. Желая поскорее покинуть этот дом, Гарья прошмыгнула в сени. На крыльце столкнулась с соседом, чуть не толкнув его со ступеней.

Пожилой мужчина с извиняющейся, но больше довольной улыбкой посторонился.

— Ой, пардоньте, мадам.

— Дядь Максим, вы чего тут?

— Да вот зашел спросить, нет ли клею резинного. Сапоги продырявились. А у Инги, я знаю, все есть. Как в Греции. Да и молодежь вечно ошивается.

— Иди, — сказал Кмитц, появившись в сенях. — Я сам найду.

— О-о, — заинтересованно протянул старик, уставившись на нового человека в форме. — Здрасти. А вы кто будете? Новые жильцы? Не хотите ли на рыбалку со мной? А то одному-то скучно. Дети не приезжают...

Пользуясь болтливостью деда Максима, Гарья не прощаясь вышла со двора и с облегчением зашагала в прочь.

***

— Ты не боишься за Гарю?

— Главное, что я не боюсь за Сашу, она под надежной охраной. А вот за тебя — да. Ты посмотри на нее, — он кивнул на второй этаж, откуда Алиса, опершись на перила, смотрела на них охотничьим взглядом голодной пустельги. — Она же готова убивать.

— У нее всегда такое лицо, — успокоил Влад слишком беззаботным тоном, выдающим его нервозность.

Они поднялись на второй этаж зала ожидания, а по ощущениям будто вошли в вольер с крокодилом.

Алиса встретила их суровым немигающим взглядом, который придавал ее мрачному образу грозного очарования. Влад улыбнулся. Хоть Алиса и не изменяла себе с цветом одежды, а оделась на всякий случай дял поездки: в черную свободную футболку с нечитабельным названием рок-группы, бриджи с карманами и кроссовки на толстой подошве.

— Привет, — поздоровался Влад. — Давно ждешь?

По ее виду было понятно, что ожидание — далеко не то, что ее беспокоит. Суровый немигающий взгляд Алисы подходил ее мрачному готическому образу.

— Привет, — выдавила она сразу обоим, а потом полюбопытствовала конкретно у Влада. — Ты охренел? Зачем тебе к моим родителям?

— Мне нужно кое-что им рассказать и кое-что узнать. И я хотел чтобы ты тоже все узнала.

— Скажи так. Зачем мне к ним ехать? Или они попросили тебя вернуть меня домой?

— Если бы я мог с ними безопасно связаться, то не пришлось бы и ехать.

— Ты же знаешь их страницы.

— К ним может быть доступ у левых лиц. Короче. Или поехали вместе, или я сам поеду, — спокойно и строго ответил Влад, глядя подруге в глаза.

В ее темных-карих глазах читалось сплошное недоверие. Влад понимал ее. Узнать, что на тебе использовали морок — все равно что быть преданным. Мама всю жизнь держала его в неведении, даже понимая, что сын чувствует, что с ним что-то не так. А он, зная как легко обман вытравляет из человека доверие, сам добавил яда. Пообещал встретиться, а сам игнорировал.

— Пожалуйста. Поверь мне последний раз.

Угрюмый взгляд Алисы смягчился до сдержанно обиженного.

— Ладно.

***

Купив билеты, они набрали в вокзальном магазине перекусить в дорогу и сели в высокий новый автобус. Алиса и Влад вдвоем. Север через проход.

Алиса всю дорогу мрачно смотрела в окно, спрашивая себя зачем она согласилась. тут же отвечала себе, что как дура попалась на крючок про какую-то правду.

Свистящий гул в салоне заглушал голоса и возню пассажиров. Только радио было слышно ясно и без перерыва, словно оно было вшито в двигатель. Влад и Север переговаривались на полунемом языке, передавая друг другу лимонады и пирожки. Алиса хмуро глянула на них, жестом отказавшись от предложенного шоколадного батончика, и отвернулась к окну с мыслью: "Вечно у парней только еда на уме". Но не подозревала как ошибалась.

Влад с волнением, все ярче осознавал, что едет не просто к Алисиным родителям, а в Славные Упыри, домой. Странно было возвращаться на автобусе туда, откуда не уезжал. Еда была единственным доступным успокоительным.

Север тоже старался не думать о том, что едет туда, где он совершил свою самую большую ошибку в жизни. И сколько бы Влад ни убеждал его в обратном, чувство стыда продолжало грызть его изнутри. Так что приходилось отвлекать его едой. Перекусив, он облокотился на выдвижную ручку кресла, уперся щекой на кулак и уставился на дорогу в лобовом окне.

Влад вместе с Алисой смотрел на проплывающие пейзажи, пока не начал засыпать.

У Алисы от однообразного мелькания кустов и перелесков слипались глаза. Прогнав сон резким вдохом, она почувствовала тяжесть на плече и мгновенно взбодрилась. Осторожно повернув голову, она посмотрела на Влада, который спал, обнимая рюкзак и уткнувшись переносицей в ее плечо. Замерев, Алиса смотрела на него долгие секунды, словно стараясь запомнить и насладиться редким моментом близости с другом, который мог в следующий миг снова исчезнуть.

Она случайно взглянула на Севра, который наблюдал за ней. Парень подбадривающе улыбнулся, и Алиса, смущенно насупившись, отвернулась к окну. Север беззвучно усмехнулся и вернулся к гипнотическому виду на дорогу.

Через четыре часа автобус въехал в Славные Упыри.

— Сев. Сев, — тихо звал Влад, но друг не слышал. — Всеволод, блин!

Он выбил ему из-под щеки руку. Неожиданно потеряв опору, Север резко дернул головой и и поморщился.

— Ты че творишь, чуть шею мне не сломал.

— Пошли.

Выбравшись на улицу, они потянулись, разминая затекшие ноги и спины.

— Ну, вот я и приехал домой, — бодро заявил Влад и пошел впереди.

Север и Алиса переглянулись, отметив его ненормально оптимистичный тон.

Поселок не изменился. Прожаренный на июльской жаре он слепил солнцем, отражающимся в окнах пятиэтажек, и пах пылью и иссушенной травой. Вдоль обочины словно драгоценные камни сверкали бутылки и пачки из-под чипсов. Со всех сторон доносился стрекот кузнечиков.

Он увидел за низеньким продуктовым магазином свою пятиэтажку и остановился. У магазина, как всегда, терлись дети, редкие люди ползли в жару по своим делам, над помойкой метались чайки и голуби. И погода стояла обманчиво беззаботная. Все было обычным, словно не было никаких двух лет.

Внутренний ребенок Влада готов был искренне поверить, что он действительно просто идет домой и представлял, как возьмет из холодильника лимонад и сядет за ноутбук.

Тут же ему на горло наступила его темная, правдивая сторона. Сначала ткнула его носом в то, как сильно он на самом деле хочет домой, а затем напомнила, что он никогда не войдет в свой подъезд, не поднимется на свой этаж и не откроет дверь своей квартиры.

Ему на плечо легла рука. Алиса с сочувствием смотрела на него, словно спрашивая, что она может сказать или сделать, чтобы утешить его.

— Пойдем. Я тебе покажу одно знаковое место.

Они пришли к железному мосту. Влад прошелся по темному настилу до середины.

— У нас в Упырях никогда не было достопримечательностей. Но никто не знает, что на этом мосту произошло великое похищение.

Север, державшийся позади компании, цыкнул и закатил глаза.

— Вот тут, на этом самом месте я покинул этот мир в тот вечер, когда проводил тебя.

— Ты пропал в тот же день? Как?

— Волшебным образом. Я оказался в нави. Вот на том берегу этот молодой человек подстерег меня, распугал всех моих друзей, а потом похитил меня.

Потрясенная услышанным Алиса посмотрела на Севра и посторонилась.

— Я не похищал!

— А. Ну да. Ты протупил на первом мосту и позвал на помощь своего друга, который тебя избил и похитил меня.

— Так он же, получается, преступник.

— Получается, — ехидно согласился Влад. — Товарищ Всеволод, скажите, что вы чувствуете, вернувшись на место преступления? Скорбь, ностальгию, скуку?

Север стоял с непроницаемой рожей и чувствовал только острое желание выкинуть Влада с моста.

— Подумать только, — он наступил на то место, где пару лет назад упал, парализованный дротиком. — Здесь закончилась моя прежняя жизнь. Я попал в Навь, прошел ее почти всю пешком, вернулся в Явь и приехал сюда. Вот это кругаля мы с тобой навернули, да Север?.

Север что-то нехотя промычал, глядя на воду.

— Ладно, пойдемте. У нас часа два до обратного автобуса.

***

Валерий сидел в спальне за компьютером, проверяя в соцсетях посты о пропажах людей за последние несколько дней. Кто-то повадился высасывать кровь из людей, выбирая себе жертв среди "ночных бабочек", молодежи гуляющей по ночам и одиноких или потерявшихся стариков.

Убедившись, что среди найденных жертв нет Алисы, Влерий зашел на ее страницу в Впочатке.

Прочитав надпись, что дочь, которая обычно не вылезает из интернета, была в сети только утром, он нахмурил брови. Подумав, он открыл окно с личными сообщениями и хотел ей написать, но пальцы беспомощно зависли над клавиатурой. Он не знал, что написать. Алиса все равно не отвечала на его письма и звонки.

У нее были для этого основания. Валерий не корил ее за обиду на морок. Но иначе поступить тоже было нельзя. Он же не мог вернуть ее друга. И тем более посвятить девочку во все тонкости и ужасы навьей стороны. Не каждый готов понять и принять двойственность мира.

В дверь позвонили.

— Я подойду! — крикнул он через стену жене, которая была на кухне, и отправился в прихожую.

Он посмотрел в глазок и не поверил глазам.

— Кто пришел? — спросила Надя, тоже выйдя в прихожую.

Валерий удивленно поморгал, а потом снова прильнул к глазку.

— Алиса, ты? — спросил он через дверь.

— Нет, не я.

Валерий не сдержав нервно-радостной усмешки, включил свет и открыл дверь.

— Алиса!

— Я ненадолго. Владу что-то от вас надо.

— Какому еще...? О, Боже...!

Мужчина отшатнулся, придерживаясь за стену, когда вслед за Алисой вместе с высоким крепким незнакомцем вошел Влад. Не просто живой и невредимый, а повзрослевший.

— Здрасти, дядя Валера. Тетя Надя...

Надежда, прикрыв рот рукой, ошеломленно таращилась на него, а потом прослезилась и обняла.

— Как… Откуда ты взялся? Ты же… Где ты..., — "кудахтал" Валерий, растерянно оглядывая гостей.

— Об этом я и приехал поговорить. Отчасти.

  • Добрая встреча / Вербовая Ольга / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Легенда осени / Лонгмоб - "Легенды о нас" / Армант, Илинар
  • ПРИГЛАШЕНИЯ / «Новогодний Хоровод» / Лита
  • 9.Отшельник / Заключённый или маленькие уроки жизни / Winchester Санёк
  • Ученый / Хрипков Николай Иванович
  • 1000 шагов вперёд / Devil Dima
  • Вскрой мне вены... / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Афоризм 192. О судьбе. / Фурсин Олег
  • На свидание к тебе я иду! / Хасанов Васил Калмакматович
  • Картина / В ста словах / StranniK9000
  • Крылья влюблённых / М.Ю. / Лёлик

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль