Глава 19 - Дарг и Соладарские приключения / Север / Alaren
 

Глава 19 - Дарг и Соладарские приключения

0.00
 
Глава 19 - Дарг и Соладарские приключения

Три человека стояли на опушке небольшого леса, растущего близ Соладара. Лес этот назывался Латирским. Издревле это место служило для охоты и отдыха благородных людей, под благородством коих, разумеется, понимается исключительно толщина их кошелька и степень приближённости ко двору. В последние же годы лес этот нечасто посещали знатные охотники. В основном из-за того, что Латирский лес был полон различного рода дезертиров, разбойников и мятежников. К последним и относились эти трое.

 

— Всё понял? — спросил Гордак.

 

— Угу, — кивнул Дарг, мрачно поглаживая гладко выбритые щёки. Без бороды он начинал чувствовать себя не просто голым и незащищённым… Волк чуть ли не кожей ощущал, как «имперскость» начинает медленно проникать в него. Одежда, выданная Гордаком, была слишком мягкой и тонкой. Кожа, лишившаяся многомесячного покрова грязи и пота, постоянно чесалась, а волосы… Даргу не показали, как его остриг этот детина Хароудел, но он чувствовал, просто чувствовал, насколько отвратительна эта причёска.

 

— Надеюсь, у тебя всё получится, — прошептал Гордак, глядя на возвышающиеся стены Соладара. В городе было несколько ворот, и каждые из них хорошо охранялись, а на ночь и вовсе закрывались, так что о ночном проникновении в город речи быть не могло. Оставался только один выход — Даргу надо пройти прямо под носом у стражников, коим велено задерживать каждого, кто хоть как-то может напоминать северянина.

 

Но попасть в город было самой лёгкой частью плана, ведь, чтобы спасти Велену, волк должен будет пробраться в самое сердце врага — во дворец Императора, который стерегут не какие-то там мужики в доспехах. Даргу придётся встретиться лицом к лицу с ангатарами — лучшими из лучших. Солдат для личной гвардии Императора отбирали ещё в детстве, в суровых тренировках и лишениях отсеивая тех, в ком была хоть малейшая слабость… Даже один ангатар мог одолеть десяток простых солдат, а во дворце их целые сотни. Даргу придётся совершить чудо, чтобы спасти Велену.

 

— Чего уставился? — рыкнул северянин, обнажая неестественно острые клыки.

 

— Не открывай рот без надобности, — вздохнул Гордак. — Если кто-то увидит твои зубки — проблем не оберёшься.

 

Ответом ему было неразборчивое рычание, которое, весьма вероятно, скрывало за собой какое-то оскорбление. Больше не желая растрачивать время, Дарг махнул рукой двум имперцам, стоявшим рядом с ним, и двинулся вперёд. Провожаемый взглядом Гордака, он вышел на дорогу, ведущую к северным воротам, и, судя по тому, что путники, идущие по той же дороге, не стали шарахаться и чураться, Дарг всё-таки походил на одного из жителей Империи.

 

— Идём, — сказал Гордак своему другу. — Не стоит слишком долго маячить на глазах.

 

— Тоже мне, умники, — бормотал Дарг, торопливо вышагивая вперёд, но «умники» занимали его мысли не очень долго, вытесненные… дорогой. Она была на удивление твёрдой и ровной, словно идти приходилось по сплошному длинному камню. На севере, как и в Корантаре, таких дорог ему видеть не доводилось. Везде была в лучшем случае утоптанная тысячами ног земля. А тут…

 

— Хах, вижу, ты впервые в Соладар идёшь? — хохотнул какой-то толстый мужик, шедший рядом с Даргом. Незнакомец был разряжен в цветастые шёлковые ткани, а на голове у него красовалась весьма странная шапка, напоминавшая смотанную тряпку. Кожа у незнакомца была хоть и тёмной, но не совсем чёрной, как у немногих виденных Даргом южан, а пышные усы и брови походили скорее северянину, нежели жителю пустынь.

 

— С чего ты взял? — спросил волк, настороженно оглядывая чужака.

 

— Так ты дорогу разглядываешь во все глаза! — вновь улыбнулся тот. — Все, кто в столицу в первый раз приезжает, глаз от неё оторвать не могут, гадают, что за чудо из чудес, что за странный камень у них под ногами.

 

— Камень как камень, — пробормотал Дарг, в котором уже вовсю бурлило желание всадить парочку ножей в толстое пузо болтуна.

 

— О нет, друг мой, о нет! Это, — толстяк топнул ногой, — не камень! Это царах! Изобретение славного Услира — моего великого батюшки.

 

Они уже почти подошли к воротам, так что убивать этого чужака было нельзя — стражники сразу заметят. Но что делать? Как от него избавиться? Дать в морду, так, чтоб отстал, но при этом не помер? Тоже не пойдёт…

 

— Вижу-вижу, ты хочешь подробнее узнать о том, что же это за прелестный царах! Рицан расскажет тебе, друг мой; Рицан — это я. Так вот, царах является смесью песка, воды и ещё нескольких крайне важных, но очень тайных ингредиентов. Все вместе они образуют вязкий и густой раствор, который со временем застывает, становясь таким же прочным, как камень!

 

Дарг решил, что если будет идти быстрее и не отвечать на слова Рицана, то тот поймёт, что его не хотят слушать, но северянин ещё не понял, с кем связался…

 

— О, друг, ты любишь быструю ходьбу? Я тоже! Давай пройдёмся вместе! Видишь ли, царах — это настолько чудесный и магический раствор, что им можно заливать любые формы. Можно разливать его на земле и делать дорогу, вот как тут, можно заливать в подготовленные формы и делать из него целые стены… Ох, друг, ты идёшь так быстро! Я просто не успеваю. Подожди! Друг! Я же ещё не рассказал о моём батюшке!

 

Рицан пытался угнаться за Даргом, но всё было бесполезно — волк, не стесняясь орудовать локтями, расталкивал неторопливо бредущих по дороге людей, стремясь как можно быстрее пробиться к воротам и избавиться от этой надоедливой погони. В конце концов ему это удалось. Через пять минут уверенного продвижения вперёд Дарг оказался в толпе людей, ждущих своей очереди, чтобы пройти в город.

 

— Ты за мной стоял, — рыкнул волк какому-то старику, оттолкнув его из начала очереди и подойдя к стражнику, осматривавшему новоприбывающих. Стражник был слишком занят вздохами и проклятьями в адрес того, кто заставлял его работать в такой погожий день, так что ему не было особого дела до соблюдения порядка очереди перед самым его носом. Это определённо сыграло Даргу на руку.

 

— Кто таков? — скучающе спросил стражник, ткнув волка ладонью в грудь. — С какой целью в город идёшь?

 

 

***

 

 

Стоило Даргу пройти за ворота, как он услышал звук рога и невнятные крики стражников. Кричали что-то про «беглецов». Что бы это могло значить? Если у них сбежал какой-то вор или убийца, вряд ли стража станет закрывать выходы из города. А что, если это…

 

Размышления Дарга были прерваны весьма наглым тычком в спину.

 

— Друг! — трижды проклятому Рицану удалось-таки пройти в Соладар. Но сейчас на лице толстяка не было этой поганой радости и дружелюбия. Он был испуган. — Скорее идём! — южанин взял его за руку и повёл удивлённого Дарга вперёд.

 

— Ты что делаешь?! — взбрыкнул волк, вырвав руку и борясь с огромным желанием убить толстяка прямо здесь и сейчас.

 

— Быстрее! — не унимался Рицан. — Если сейчас же не уйдём, нас заберут!

 

Кто-то другой на месте Дарга, несомненно, встал бы, как полный идиот, и начал выпытывать у Рицана, кто их собирается забрать, куда и почему. Но на месте Дарга был Дарг. Не тратя времени на лишние раздумья, он побежал вслед за толстяком, довольно быстро нагнав его. Вместе они бежали по широкой улице, лавируя между испуганными горожанами. Краем глаза Дарг видел, как тут и там люди с красными повязками на руках хватают то одного человека, то другого…

 

Около десяти минут неторопливого, по меркам Дарга, конечно же, бега они отошли достаточно далеко от ворот, чтобы Рицан мог почувствовать себя в безопасности. Постепенно сбавляя темп, он и вовсе остановился и, тяжело дыша, посмотрел в сторону ворот.

 

— Почти попались… надо же…

 

— Что это было? — сухо поинтересовался Дарг, не испытывающий и сотой доли усталости, охватившей взмокшего толстяка.

 

— Ты точно первый раз в Соладаре, — опять на лице Рицана появилась идиотская, раздражающая улыбка.

Чёрт. Даже задыхаясь после пробежки, он улыбался. — Красные опять ловят какого-то «врага».

 

Опять-таки, если бы на месте Дарга был кто-то другой, то он, несомненно, заинтересовался этими словами и стал бы выспрашивать Рицана о том, кто такие эти «красные» и каких «врагов» они ловят, но… Дарг всё-таки был Даргом. Пожав плечами, северянин бросил последний взгляд в сторону ворот, откуда уже начинали доноситься сдавленные крики, а затем, покачав головой, пошёл вперёд. У него было дело в этом городе. Одно-единственное дело, которое его касалось. Остальное для Дарга было как минимум неважно. Для начала надо было залечь где-то до темноты, а потом…

 

— Подожди! Ну куда же ты идёшь?! — донеслось из-за спины. Рицан. Опять. Может, если его игнорировать, он поймёт, что ему тут ничего не светит?

 

— Слушай, я так понимаю, ты ничего не знаешь про то, что у нас творится в последнее время? — Рицан нагнал его и теперь шёл рядом с Даргом. — Да? Мне тебе рассказать? Ох, конечно, я расскажу!

 

«Заткнись, заткнись, заткнись».

 

— С тех пор, как принц Эрхен пришёл к власти, да хранит господь его грешную душу, эти красные жрецы совсем с ума сошли. Если поначалу они проповедовали мир, любовь, всетерпимость и прочую лабуду, о которой и старые жрецы говорили, то теперь… О, друг мой, ты просто представить себе не можешь, во что превратился этот святой город Соладар!

 

— Могу, — потихоньку зверея, буркнул Дарг. Про себя он добавил: «Он превратился в город, полный тупых болтливых идиотов, которым не по силам держать свои гнилые языки за зубами».

 

Но Рицан не слушал ни его слов, ни, тем более, мыслей. С упоением отпетого болтуна он продолжал говорить, пока они шли по улице.

 

— Раньше мне нравилась новая вера, друг мой. Жрецы показывали чудеса, говорили хорошие и правильные вещи. Всё хорошо было, хоть и гоняли их верные слуги Императора. Но с тех пор, как, я уже говорил и скажу ещё раз, Император, да сохранит Бог его душу и тело, слёг с той страшной болезнью, а власть досталась его нерадивому сыну, всё изменилось. Жрецы стали говорить о врагах. О тех, кто отвергает новых богов, тем самым насылая болезни и зло на всю Империю.

 

Они рассказывали на каждой улице о том, что долг каждого верующего — искоренять врагов. Находить и искоренять. Представляешь? Они просто требовали этого от простых людей! Найди и убей того, кто не верит в Огненных Богов, кто верит в них недостаточно сильно или верит неправильно. Так они говорят теперь людям. А люди-то, друг мой, люди-то слушают! И это страшнее всего!

 

Широкая улица, ведущая от ворот, разделилась на несколько более узких. Немного подумав, Дарг пошёл дальше по самой правой из них, и спустя несколько минут он подивился тому, насколько сильно поменялась архитектура города. Если сначала их окружали не самые красивые приземистые домики, где окна закрывались либо ставнями, либо какими-то тряпками, то теперь всё стало по-другому. Дома стали выше, многие из них были богато украшены, а в окнах блестело что-то очень напоминавшее лёд, но какой лёд мог держаться в такую погоду?

 

— Люди слушают, — продолжал тем временем Рицан. Казалось, толстяк мог говорить много часов без всякого отдыха. — Им говорят, что вокруг них есть враги, которых надо отыскать, и, разумеется, они начинают видеть этих самых врагов во всех, кто им не нравится. В соседях, в друзьях, в родственниках. Ужасно, друг мой, просто ужасно. Я своими глазами видел, как родители собственноручно сожгли своего сына за то, что он назвал красных жрецов злом! Собственными руками они связали паренька и бросили его в огонь!

 

Неожиданно Рицан замолчал. Даргу бы радоваться такому развитию событий, но он был волком, потрёпанным жизнью, и знал — когда заканчивается одно дерьмо, это значит лишь то, что за ним уже идёт дерьмо куда большее. Так и вышло на этот раз.

 

Дорогу им перекрыл какой-то человек в красной робе. Лица незнакомца Дарг не видел, как и рук его, скрытых в складках ткани, но вот по лицу толстяка, стоявшего рядом, можно было понять, чего ожидать от этого «красного»… О, так это и есть «красные»?

 

— Ты мешаешь мне пройти, — негромко сказал Дарг с явной угрозой в голосе. Но красный, если это его и тронуло, виду не показал. Подняв голову, он открыл лицо, взглянув на Рицана.

 

— Ты вернулся, — сказал он обманчиво спокойным голосом. Дарг прекрасно слышал злость в словах незнакомца.

 

— Я просто хотел забрать вещи, — сказал Рицан, делая шаг назад. — У меня ведь не было ничего, когда мне сказали уходить… я…

 

Даргу это всё надоело сверх всякой меры. Сначала толстяк, только и делающий, что несущий всякую чушь. Теперь ещё этот баран в красном. Драконья задница… надо успокоиться. Надо глубоко вздохнуть и…

 

— Боги миловали тебя один раз, Рицан, — продолжил тем временем красный. — Они даровали тебе право жить, несмотря на те оскорбления, что ты нанёс их величию. Но ты вернулся в Соладар, несмотря на запрет.

 

— Послушай, Тир, ты же меня знаешь, — начал лепетать Рицан. — Я тебе булочки носил, когда у вас в семье туго с деньгами было! Нельзя же так!

 

— Закон един для всех, Рицан, — склонив голову, сказал Тир. — Закон Огня. Мне жаль, но ты должен умереть в… что?..

 

Один удар, пришедшийся в живот жреца, заставил его согнуться пополам. Второй, завершающий удар пришёлся на его лицо, отчего роба жреца, и без того красная, окрасилась багряной кровью.

 

— Надо было уходить, когда я просил, — сказал Дарг, потирая кулаки.

 

— О… о… друг, зачем ты?.. — Рицан, бледнея и зеленея, смотрел то на Дарга, то на захлёбывающегося кровью Тира. Толстяк совершенно не знал, что ему сейчас делать. С одной стороны, было невыразимо приятно наблюдать, как хоть кто-то даёт этой красной нечисти отпор, но, с другой, Тир же был его другом…

 

Дарг, в отличие от Рицана, не тратил времени на моральные терзания. Переступив через лежащего на земле жреца, он пошёл дальше по улице. Ненависть и раздражение, бурлившие в нём с самого начала этой дурацкой экспедиции, наконец-то нашли выход, так что сейчас он чувствовал себя куда лучше. Но, сделав всего несколько шагов, Дарг почувствовал опасность.

 

Обернувшись, он увидел жреца, который, всё ещё лёжа на земле, шептал какие-то слова. В этих словах волк почувствовал что-то очень древнее и злое. Почувствовал свою смерть. Дарг ощутил волну незримого пламени, поднимающуюся позади жреца и…

 

Рицан, этот простодушный толстяк, со всей силы ударил сапогом прямо в лицо бормочущему молитву жрецу.

 

— Да чтоб тебя твои боги сожрали! — крикнул он, ещё раз ударив ошалевшего от такого развития событий Тира. — Чтоб всех вас они сожрали! — продолжал он кричать, вновь и вновь отвешивая лежащему жрецу пинков.

 

— Эй, эй… мужик… — Дарг подошёл к остервенело бьющему жреца Рицану и положил ему руку на плечо. — Мужик.

 

— Сдохни! Сдохни, гад! А?.. А? О… извини, друг, я…

 

— Мужик, у нас проблемы.

 

Проблемы действительно были. Улица, бывшая относительно безлюдной всего пару минут назад, теперь всё больше и больше наполнялась людьми, привлечёнными криками. Все они очень и очень недобро смотрели на забитого до полусмерти жреца и на тех, кто сотворил такое с излюбленным слугой богов. Ситуация принимала критический оборот.

 

— Спокойно, граждане! — неожиданно воскликнул Рицан. Подняв руки кверху, он подошёл к опасливо глядящим на него людям. — Спокойно! Этот мерзавец, — кивок в сторону окровавленного жреца, — этот подлец и предатель только что осмелился требовать от меня и моего друга отречься от Огненных Богов! Он говорил нам, что негоже верить в Харэн! Вы представляете, граждане?! Жрец говорил мне такие мерзости! Его проклятые уста очерняли имена Богов, и мы с моим другом просто не смогли сдержать праведный гнев! Не было сил ждать стражников, и мы сами свершили над предателем праведный суд! Сами Боги покарали еретика моими руками!

 

— Что за херню ты несёшь? — еле слышно прошептал Дарг.

 

— Спасаю нас! — так же, шёпотом, ответил Рицан. — Крикни «Слава Огню».

 

— Э… Слава Огню! — крикнул Дарг.

 

— Слава Огню! — вторил ему Рицан.

 

Из толпы донеслось несколько похожих, но весьма вялых возгласов.

 

— Слава Огню, граждане! — вновь крикнул Рицан. — Восславим Богов, покаравших мерзавца! Слава Богам!

 

— Слава Огню! — уже более уверенно закричали из толпы.

 

— Слава Огню! — вновь крикнул Дарг, чувствовавший, к чему всё идёт.

 

— Слава! — кричала толпа.

 

Как ни странно, но это небольшое представление помогло им выкрутиться. Толпа, разгорячённая словами Рицана, остервенело стала «судить еретика», а Дарг с Рицаном, пользуясь возможностью, ускользнули прочь. Несколько сот метров они прошагали, сохраняя гробовое молчание, а затем Дарг негромко сказал:

 

— Спасибо.

 

— За что? — удивился Рицан. Вообще он знал, «за что», но потешить своё самомнение этот толстый южанин любил, ох как любил. Да и не самое радужное настроение, опустившееся после недавних событий, не мешало бы приподнять.

 

— За то, что спас, — буркнул Дарг.

 

— О, я всегда рад помочь другу, — расплылся в улыбке Рицан, — как я говорил тебе, все горожане помешаны на этих… — замолкнув на полуслове, он огляделся по сторонам. Сейчас они шли по заполненной людьми улице, и неосторожно сказанные слова могли разнестись очень далеко. Вопреки мнению Дарга, Рицан умел держать язык за зубами. Хотя он понимал под этим не молчание, а перемену темы, но кого это волнует?

 

— А ты мне так и не сказал, как тебя зовут, — укоризненно погрозил Даргу пальцем Рицан.

 

— Дарг.

 

— Очень. Очень рад с тобой познакомиться, Дарг! Ты не представляешь, как редко сейчас можно встретить на улицах Соладара… здравомыслящего человека. Столько нездравомыслящих развелось, что ужас просто. Знаешь, что они меня из города выгнали? О, конечно, знаешь! Так вот, выгнали меня за то, что я… — Рицан снова огляделся по сторонам. — А вот и мой дом!

 

С облегчением выдохнув, Дарг подумал было, что ему наконец-то удалось избавиться от хоть и спасшего его жизнь, но всё-таки чрезмерно болтливого Рицана. Но спустя мгновенье он понял — после того, что они учудили, бродить по городу до наступления сумерек будет как минимум небезопасно. И когда Рицан, свернув к одному из домов, позвал Дарга с собой, волк, тяжело вздохнув, поплёлся за ним.

 

— Как же приятно снова оказаться дома! — сказал Рицан, старательно проворачивая ключ в замочной скважине. — Я ведь целых три дня плутал по пригородам, растрачивая те немногие монеты, что удалось взять с собой. Да что же такое! Почему не открывается?! В общем, после того, как меня прогнали, — продолжал Рицан, стараясь открыть дверь, — я то и дело пробовал снова вернуться. За вещами. Больше мне тут жить совсем не хочется! Пускай эти люди сами варятся в том, что породили, но… ох, прости господи… так вот. Я несколько раз пробовал пройти в город, но на воротах всегда оказывался кто-то из красных, а они меня как-то узнавали и заворачивали. И только сегодня мне удалось пройти. Вместе с тобой. Представляешь, друг? Я думаю, это судьба.

 

Дарг, все больше и больше утомляемый как болтовнёй Рицана, так и его безуспешными попытками открыть дверь, окончательно потерял терпение на словах о «судьбе». Оттолкнув толстяка в сторону, он взялся за ключ и… повернул его в другую сторону. Щелчок — и дверь открылась, а озадаченный Рицан виновато посмотрел на Дарга и сказал:

 

— Извини, друг, я просто разволновался. Заходи и, пожалуйста, будь как дома.

 

— Не буду, — буркнул Дарг, проходя внутрь.

 

 

***

 

 

Жилище Рицана производило впечатление. Определённо производило впечатление. Дарг уже успел понять, что южанин не очень-то любил Огненных Богов и их жрецов, но каким же было его удивление, когда он увидел стены, украшенные символами пламени, красные ковры, лежащие на полу, небольшие молельные костры… Честно говоря, никаким. Но вот Рицан, судя по всему, был удивлён.

 

У него был не самый богатый, но, тем не менее, весьма уютный двухэтажный домик. Здесь были хорошие просторные комнаты, заставленные различными предметами удобства и роскоши, привезёнными Рицаном со всего света. В той самой комнатке, куда они с Даргом вышли, стояли два мягчайших кресла из Нешорта, рядом с ними был деревянный стол, украшенный прекрасной северной резьбой. В Корантаре Рицану пришлось немало за него заплатить… Всё это было на месте, но вот остальное? Откуда этот дурацкий ковёр? Почему он такой красный и такой жёсткий? Что это за костерки, горящие на каких-то металлических подставках? Что стало с его домом? Такой вопрос просто не мог оставаться не озвученным!

 

— Что здесь произошло?! — возмутился Рицан. Вопрос этот он не относил ни к кому в частности и был весьма удивлён, когда слева, в проходе, ведущем на кухню, показалась женщина средних лет.

У неё были чёрные волосы и такая же тёмная кожа, как и у самого Рицана. Одета женщина была в какое-то нагромождение тканей разных цветов, удерживаемых вместе неведомой Даргу силой. А вот чем она отличалась от говорливого южанина — так это размерами: женщина была невысокого роста и при этом удивительно худая.

 

— Ты! — прошипела она, глядя на Рицана.

 

— Нирата? — спросил тот, изогнув бровь.

 

— Ты! — вновь повторила женщина, подойдя к ним. — Как ты смел вернуться в этот дом?!

 

— Это мой дом… — сказал Рицан, не выдерживая напора, — я… вещи хотел забрать…

 

— Тут нет ничего твоего! Ты оскорбил Богов! Ты навлёк позор на нашу семью!

 

— Но я…

 

— Ничего не хочу слышать! Ты жалкий толстый увалень!

 

— Нирата, я…

 

— Да успокойся, братишка, — улыбнулась Нирата. — Я просто шучу.

 

— Уф, — выдохнул Рицан. — Я-то, дурак дураком, думал, ты тоже… в красные подалась. И что ты тут делаешь вообще? Ты ведь с Лиртом жила в восточном городе.

 

— Лирт уже неделю как пеплом по ветру развеян, — пожала плечами женщина. — Такой же дурак, как и ты. Был. Только вот обаяния твоего напрочь лишён. Вот и результат. Ну да Бог с ним. Все равно я его никогда не любила. А что это за красавчик с тобой? Почему ты не хочешь ему представить свою сестрёнку?

 

— О, — спохватился Рицан, — конечно! Дарг, это Нирата.

 

— Свободная женщина, смею заметить, — сказала Нирата, подмигнув Даргу.

 

— А его зовут Дарг, — продолжил тем временем Рицан.

 

Дарг, оставаясь в своё репертуаре, и не догадался, отчего эта странная женщина подмигивает ему. Точнее, ему было наплевать на это. Сейчас мысли волка занимали куда более важные вещи. Чего бы поесть, например.

 

— Хорошо, Дарг… А кто он такой? — спросила Нирата.

 

— Да как-то времени не было узнать…

 

— Как тебя только земля носит! Сколько можно тебе повторять — не приводи домой незнакомцев!

 

— Он спас меня от жрецов. Думаю, этого достаточно, чтобы звать Дарга другом, — пожал плечами Рицан.

 

— От жрецов? — переспросила Нирата. — Серьёзно?

 

— От одного, — сказал Дарг, показав ей один палец.

 

— И… нет, — помотала она головой, — не хочу даже знать. Пошли. У меня обед уже почти готов.

 

После этих слов Нирата скрылась в том самом проходе, из которого и появилась.

 

— Она хорошая женщина, — сказал Рицан, посмотрев на мрачно оглядывающего его жилище Дарга. — Просто иногда её заносит. Пойдём! Как говорил мой батюшка — никогда не отказывайся от возможности поесть, ведь следующий свой день ты можешь встретить посреди пустыни, где единственной твоей пищей будут песок и скорпионы. Ты пробовал когда-нибудь скорпионов? Я — нет, но, говорят, жуткая гадость. Вот бы их попробовать.

 

Мысленно вздыхая, Дарг поплёлся вслед за без умолку болтавшим толстяком. Он привёл его в другую комнату, где из мебели был только большой овальный стол и несколько изящно украшенных стульев. Фыркнув, Дарг окинул интерьер комнаты скептическим взглядом. Всё это он считал излишней роскошью, которая превращает нормальных людей в… Рицанов. Наверняка ещё какие-нибудь «вилки» принесут сейчас.

 

— Присаживайся, друг, — тем временем сказал Рицан, отодвигая один из стульев. — Ты мой гость, и я, конечно, должен ухаживать за тобой, но, прошу, давай не слишком затягивать. Уверен, моё присутствие в городе недолго будет оставаться незамеченным, а лишних проблем со жрецами мне не хотелось бы. Мы, конечно, здорово разобрались с Тиром, но все равно не стоит. Нет.

 

Через пару минут показалась Нирата. Женщина принесла сначала несколько железных тарелок, а затем и сам обед.

 

— На гостей я сегодня не рассчитывала, так что многого не ждите! — причитала она, раскладывая по тарелкам нехитрую снедь. — Вот если бы ты, Риц, предупредил меня заранее о своём появлении, да ещё и о том, что друга с собой приведёшь… да неважно. Налетайте, мальчики.

 

— Что это? — пробормотал Дарг, с сомнением тыкая пальцем какую-то зелёную… штуку, лежащую у него на тарелке. С одной стороны, это походило на репку… но, с другой, штука была вытянутой. И зелёной.

 

— Рутус, — вздохнув, сказал ему Рицан, — древесный лук. Жуткая гадость. Нирата, у тебя нормальной еды не осталось, что ли?

 

— Это нормальная еда, — пожала плечами Нирата, весьма деловито расправлявшаяся со своей порцией рутуса. — Она помогает поддерживать себя в форме. Твоему пузу полезно будет, если в него попадёт что-то кроме булочек.

 

«Еда — она и в Империи еда», — рассудил Дарг, взяв с тарелки этот рутус и аккуратно откусив кусок. Затем ещё один. И ещё. Древесный лук оказался невероятно вкусным! Чем-то он напоминал волку сырое мясо… Дарг и сам не заметил, как проглотил последний кусок и схватил порцию Рицана, который, в общем-то, и не очень возражал.

 

— Вот, сразу видно, что друг твой — разумный человек, — наставительно сказала Нирата. — Помнишь, что батюшка говорил?

 

— Помню-помню, — вздохнул Рицан.

 

— Вот и молодец. На кухне ещё булки остались — возьми парочку.

 

— А вот это совсем другой разговор! — окрылённый Рицан выпорхнул из-за стола, оставив Дарга наедине с Ниратой. Женщина, не растрачиваясь на излишние любезности, перешла сразу к делу.

 

— Рассказывай, красавчик.

 

— Нет, — ответил Дарг, отодвигая опустевшие тарелки в сторону.

 

— Нет? — Нирата положила руки на стол.

 

— Нет, — кивнул Дарг.

 

— Ты даже не хочешь узнать, что я прошу тебя рассказать?

 

— Не хочу.

 

— А ты ведь знаешь, что я женщина свободная? — спросила Нирата, скрестив руки на груди, стараясь таким образом приподнять еле заметные груди.

 

— Ты уже говорила.

 

— И я вряд ли смогу противостоять такому сильному мужчине, если он вдруг захочет покуситься на мою девичью честь…

 

— Чего?

 

— Может, останешься у нас на ночь? — Нирата в очередной раз подмигнула Даргу.

 

— Э…

 

— Прекрасно! — в комнату вошёл Рицан, держащий в руках несколько румяных булок. — Просто прекрасно, дорогая сестра! Твой кулинарный талант всегда был выше всяких похвал! Друг, обязательно попробуй эти булочки — они просто восхитительны! О, — Рицан посмотрел на покрасневшую сестру и озадаченно глядящего на неё Дарга, — я вам помешал?

 

— Нет, — пожал плечами Дарг.

 

— Нет… — вторила ему Нирата. — Мы просто общались.

 

— Вот и хорошо, — улыбнулся Рицан, усаживаясь за стол и раскладывая перед собой булки. — Нет ничего лучше хорошего разговора, да, Дарг?

 

— Нет.

 

Рицан хотел было сказать ещё что-то, но Нирата перебила брата.

 

— Ты надолго сюда заявился? — спросила она у него. — В связи с последними событиями стражники могут нагрянуть в любую секунду. Они сейчас весь город прочёсывают.

 

— Что? — удивился Рицан. — Неужели я стал настолько важным, чтобы из-за меня устраивать подобное? Нет, мы с Даргом, конечно, здорово отметелили того жреца, но я не думаю…

 

— Что? Боже, нет! Рицан, ты, конечно, дуралей, но дуралей не настолько значимый! Ты что, не слышал о том, что вчера случилось?

 

— Нирата, я в городе уже три дня не был.

 

— Ну, слухи-то должны были дойти.

 

— Я только видел, как ворота закрывали. Мы с Даргом чудом проскочить успели, а потом ещё и инквизиторы всполошились — хватали всех подряд на улицах.

 

— Совсем ты не в курсе городской жизни, — покачала головой Нирата, — а ещё торговцем себя мнит. Представляешь, красавчик? — взгляд женщины обратился к Даргу. — Этот оболдуй даже не знает про беглецов и северянина!

 

Нехорошее предчувствие подкралось к Даргу и деликатно тронуло за плечо, интересуясь, может ли оно укусить его за задницу.

 

— О чём ты говоришь? — спросил Дарг.

 

— Что ещё за дела такие? — удивился Рицан.

 

— У-у-у-у… откуда вы такие только берётесь. Всё приличное общество уже на ушах стоит! Вчера днём какой-то северянин напал на самого принца Эрхена, а вечером того же дня бежала эта мятежница Велена. Северянина-то, само собой, схватили да бросили в темницу, а вот беглянку найти до сих пор не могут. Говорят, она взяла в заложники самого лорда Балора.

 

В тишине, воцарившейся в комнате, было прекрасно слышно, как один из стульев очень медленно отодвигался от стола. Поднявшись на ноги, Дарг посмотрел сначала на Нирату, а затем и на Рицана, и сказал им обоим:

 

— Я ухожу.

 

— Что? — возмутился Рицан. — Как уходишь? Куда? А как же булочки? Друг, ты не попробовал булочки!

 

Вскочив из-за стола и прихватив с собой булки, он побежал вслед за Даргом, а Нирата, озадаченно посмотрев на то место, где сидел Дарг, постучала пальцами по столу и сказала:

 

— Кажется, я нашла шестого мужа.

  • Как я встретила Гарри / I_write
  • Леди Босс (Фомальгаут Мария) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Луну с неба... / Наталья
  • *** / Невинность / Дикий меланхолик
  • «Человеколюбие», Никишин Кирилл / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Жираф / Прилуцкий Сергей Юрьевич
  • Афоризм 242. О лозунгах. / Фурсин Олег
  • Детством в горле запершит / Маруся
  • Размышление 020. О вечной Проблеме. / Фурсин Олег
  • Под ногами скрип да скрип / Marianka Мария
  • Рвань / " Рвань" / Горный Герман

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль