Глава 2 - Рорик / Север / Alaren
 

Глава 2 - Рорик

0.00
 
Глава 2 - Рорик

Приятно было оказаться дома. До того момента, как он пересёк границы Катарской Империи и оказался за стенами Зимнего Предела, Рорик слабо представлял себе, насколько сильно он может соскучиться по родным землям. А ведь он провёл в Империи всего-то пару месяцев, но за это время тамошний народ успел настолько надоесть северянину, что под конец своего посольства он уже готов был на стенку лезть от одного только вида этих надменно-благородных рож.

 

Имперцы вообще мало нравились Чёрному.

 

Другое дело — северяне. Сейчас, неторопливо прохаживаясь по одной-единственной улице деревни, в которую он забрёл по пути в Йорт, Рорик вглядывался в лица простых жителей севера, и дух его улыбался, видя эти озлобленные, заляпанные каким-то дерьмом туповатые лица. Эти люди никогда не слышали о теориях Радукила, никогда не услаждали слух мелодичными сонетами Фанш’Арата. Они были простыми, как пни, и это в них нравилось Рорику больше всего.

 

Никакой напускной важности и прочей дури, только открытость и честность. И кому какое дело, кто там учёный, а кто кот печёный?

 

— Эй! — окрик, раздавшийся из-за спины, заставил Чёрного отвлечься от размышлений о людских судьбах.

 

Обернувшись, он увидел невысокого мужичка, рядом с которым стояла толстая баба, сжимавшая в руках топор.

 

— Эй, ты! — Баба указала топором в сторону Рорика. — Я тебя помню!

 

— А я тебя — нет, — сказал он, пожав плечами, и, более не обращая внимания на эту парочку, пошёл дальше. Да вот только подобный ответ бабу не удовлетворил. В несколько шагов она нагнала Рорика и, ухватив того за плечо, заставила его остановиться.

 

— Ты моему мужу продал коренья, чтоб хер стоял! — гневно выкрикнула она, и Рорик, вновь обернувшись, теперь посмотрел на мужичка.

 

— Этому, что ль? — спросил он, видя, как мужичок от стыда весь сжался и попытался что-то шепнуть бабе, уже весьма угрожающе ухватившейся за топор.

 

— Ага, да вот только корешки твои совсем бестолковые. Никакого проку от них нету! Возвращай золото за них! — сказала она, грозно посмотрев на Рорика.

 

Тут он действительно вспомнил эту весёлую парочку. Когда Арнгор отправил его в Империю в качестве посла, он решил, что ему пригодится немного денег на карманные расходы, а брать золото откуда-либо, кроме как из карманов этих простодушных лопухов, Рорик считал настоящим преступлением против природы.

 

В каждой из деревень, попадавшихся ему по дороге, Чёрный находил несколько человек, которым можно было продать все, что угодно, вплоть до куска земли (интересно, Харгт из той деревни до сих пор жрёт эту землю, веря, что от неё он станет золотом срать?). А затем он забирал их деньги, отдавая взамен какой-нибудь мусор. Правда, с этой парочкой было не совсем так. Поскольку эта деревня была последней перед Зимним Пределом, Рорик решил немножко развлечься перед тем, как покинуть родные земли.

 

Не вдаваясь в излишние подробности, следует сказать лишь, что раньше у этих двоих были проблемы в постели. Не всегда, естественно. Это случалось редко, но все-таки метко, и поэтому супруга, раздосадованная таким положением дел, обратилась к иноземному травнику, пожаловавшему в их деревню. Травником этим, разумеется, оказался сам Рорик, за баснословную сумму продавший ей связку корней крапивы, обозвав её то ли «Латанией Лунной», то ли «Элкалией Ночной», не суть важно. Важно было то, какие инструкции Чёрный оставил этой парочке.

 

О, вспоминая это все, даже сейчас он с трудом сдерживал гаденький смех. Рорик сказал бабе, что из корней этих нужно сделать раствор, которым надо будет обмазаться им обоим с ног до головы и ходить так ровно две недели. А если она хочет увеличить вероятность того, что средство сработает минимум раза в два, то к раствору следует добавить солидную долю коровьего дерьма, добытого исключительно в полнолуние.

 

И сейчас, глядя на топор в руках женщины, Рорик вполне оправданно предположил, что кто-то из этих двоих холодными северными ночами занимался прогулками по коровьим хлевам… Или чем-нибудь ещё более нехорошим. Забавно, наверное, все это выглядело.

 

— Чего замолчал, гад белый?! — рявкнула баба, замахнувшись топором.

 

— Использованный товар, — выдохнул Рорик, уворачиваясь от лезвия, — возврату не подлежит!

 

— Ах, так?! Ну, мы сейчас с тобой поговорим! — Баба вновь замахнулась топором, но Чёрный выхватил его из рук женщины и швырнул на землю.

 

— Разговаривают обычно без смертоубийства, — улыбнувшись, сказал он, — ну, или хотя бы не начинают с него беседу.

 

К тому времени на улочке собралось уже человек пятьдесят. Вполне вероятно, что это были все жители деревни, спешившие поглядеть на бесплатное представление, которое устроили прямо у них под носом. Некоторые из собравшихся выглядели встревоженными, некоторые — растерянными, но абсолютное большинство пребывало в предвкушении. Они ждали, что либо баба все-таки зарубит Рорика, либо он перестанет быть вежливым и галантным (так это, кажется, называлось в Империи?) и набьёт ей морду.

 

Чёрному ни первый, ни второй варианты не нравились, и он хотел было просто плюнуть на эту парочку кретинов да уйти своей дорогой, как вдруг на глаза ему попался черноволосый мальчишка, чей взгляд был устремлён прямо на Рорика. В этом не было ничего удивительного, ведь все собравшиеся люди пялились на него, словно на зверя, выступающего в цирке. Но в мальчике Чёрный увидел кое-что другое, выделяющее его из всего этого сброда.

 

На минуту погрузившись в свои мысли, он прослушал целую тираду, выданную ему озлобленной бабой, и совершенно не обратил внимания на появление нового персонажа в их маленьком спектакле.

 

Это был старичок лет шестидесяти, одетый немного лучше остальных жителей деревни, с длинной белой бородой. Он опирался на длинный посох, к навершию которого была привязана какая-то зелёная тряпка. Она вроде бы должна была что-то значить, но Рорик напрочь забыл, что. Может, это их староста или ещё кто?

 

— Я Вульгат, — сказал тем временем старик, встав между Рориком и бабой, — и я служу закону Севера.

 

Услышав последние слова, Чёрный непроизвольно поморщился. Одним из нововведений, принесённых Арнгором при восшествии на отцовский трон, стали такие вот люди с зелёными тряпками. Законники, как их называли в народе. Они служили аналогом имперских судей, разрешая различные мелкие конфликты, которыми была наполнена жизнь обычных северян. Законники и раньше жили на севере, но ещё около двух сотен лет назад вся их братия была распущена по домам и лишена всякой власти.

 

Причина тому была довольно простой — если имперские судьи руководствовались в своих решениях законами, которые перерабатывались и обновлялись чуть ли не по несколько раз в год, то эти ребятки придерживались такой замечательной штуки, как Законы Севера. Это была толстенная и древнющая книга, в которой были описаны все самые старые и бредовые обычаи, царившие в этих землях.

 

Если говорить начистоту, Рорик считал возвращение этих тупоголовых почитателей дурной книжки одной из самых серьёзных ошибок Арнгора. Король таким широким жестом надеялся расположить население севера к себе, и это ему вполне удалось, да вот только как бы поддержка эта не обошлась ему дорогой ценой. Эти хреновы законники ему ещё изрядно крови попортят…

 

— Назовите свои имена, — сказал тем временем старик.

 

— Рорик Чёрный.

 

— Ульра. — Баба сначала радостно посмотрела на законника, а затем торжествующе глянула на Рорика, как бы давая понять, что тот поплатится за свои преступления. Правда, того все это не особо волновало, сейчас взгляд Чёрного был сосредоточен на поисках того черноволосого мальчишки.

 

Рорик что-то почувствовал в нём и хотел подтвердить или опровергнуть свои подозрения, да вот только мальчик затерялся среди собравшихся людей, и отыскать его уже не представлялось возможным. По крайней мере, сейчас, когда Ульра разразилась очередной тирадой на тему того, какой же Чёрный обманщик, мерзавец и подлец.

 

— Серьёзные обвинения, — покачал головой законник, по-видимому, внимательно слушавший эту крикливую бабу. Забавно, конечно, но муж её уже куда-то испарился. Видимо, мужик решил, что для него позора было достаточно. Что ж, Рорик не мог осуждать беднягу за это. — А теперь говори ты, Рорик Чёрный. Опровергни или подтверди слова Ульры.

 

— М? — Чёрный скучающим взглядом прошёлся сначала по старику, а затем и по бабе. — Что мне вам сказать?

 

— Согласно древним законам, ты можешь…

 

— Я прекрасно знаю эти твои законы, — вновь поморщился Рорик, и слова эти были чистой правдой.

 

У него в Йорте даже хранился собственный экземпляр этой книги в переплёте из чёрной кожи. Он ей мышей давил и иногда брал с собой в походы, на случай, если в дороге у него возникнет проблема с поиском лопухов.

 

— Да, я знаю эти законы, — повторил он, окинув взглядом толпу, собравшуюся вокруг. Он снова искал этого черноволосого мальчика, а когда увидел его, протискивающегося между двумя плечистыми мужиками, улыбнулся и подмигнул ему. Мальчик улыбнулся в ответ, и Рорик увидел заострённые клыки.

 

Волчонок.

 

— Я знаю их, — в третий раз повторил он, придя к окончательному решению по поводу того, стоит ли задерживаться в этой деревне, — и со всей ответственностью заявляю: они меня не касаются, — с этими словами Рорик обнажил волчьи клыки, чтобы каждый смог увидеть, кого они собрались судить.

 

— Волк… Волк! Предки всемилостивые, Ульра на Волка бочку катить решила! — пронеслось по толпе.

 

Да вот только законник всеобщего удивления не разделял. Он все так же опирался на посох и внимательно, даже испытующе смотрел на Чёрного, но тот с честью выдержал взгляд старика, не забывая при этом ухмыляться.

 

— Ты и твои законы не властны над Стаей, Вульгат, — сказал он, — но я не хочу оставлять эту женщину в расстроенных чувствах. Я могу допустить, что то средство не сработало в полную силу, — с этими словами он обернулся к Ульре, все ещё сжимавшей в руках топор, да вот только в хватке её уверенности поубавилось. — Чтобы ни ты, ни кто другой не говорил, что Рорик Чёрный обманул тебя, я дам тебе это, — он протянул женщине небольшой мешочек, и та, опустив топор, с сомненьем взяла его из рук Рорика.

 

— Что это такое? — спросила Ульра, заглянув в мешочек. — Трава какая-то сушеная.

 

— Это, милая моя, засушенные цветы кактусов-калитов. Сегодня вечером сделай из них отвар для своего муженька, и ты позабудешь обо всех невзгодах и бедах.

 

— Опять, поди, обманываешь, — сказала женщина, подозрительно посмотрев на Рорика, но мешочек выбрасывать не стала, а наоборот, припрятала за пазуху.

 

— Волк никогда не может солгать человеку, — соврал Чёрный, глядя ей прямо в глаза.

 

Это был один из тех немногих мифов о его народе, который все члены Стаи поддерживали, как только могли. Как ни странно, но это им удавалось, и каждый житель севера знал, что нет никого честнее Волков. Дурачьё.

 

— Да, — нехотя кивнула Ульра, — не может.

 

— И я даже останусь в этой деревне до завтрашнего рассвета, — продолжил тем временем Рорик, — если и это средство не сработает, то я самолично положу голову на пень и дам тебе в руки этот самый топор.

 

Этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы решить вопрос хотя бы на время. Люди разошлись по домам, чтобы как следует обсудить увиденное, а также наплодить пару десятков наисочнейших слухов, хотя бы в парочке которых обязательно будет фигурировать тайная любовь Рорика и Ульры.

 

Правда, самого Рорика они не особо волновали. Он прекрасно знал жителей севера и понимал, что этот небольшой скандал был единственным развлечением, которое они смогут увидеть в ближайшие несколько месяцев. И, дабы посмаковать удовольствие от оного развлечения хоть немного подольше, они будут плодить все новые и новые дурацкие слухи.

 

Изначально он думал об этой деревушке лишь как об очередной точке на карте — части пути, ведущем его в Йорт, но все оказалось не так просто. Здесь жил мальчик с душой зверя, и он, Рорик, должен был хотя бы взглянуть на этого мальчишку и оценить его потенциал. Вполне вероятно, что юный волчонок пополнит стаю.

 

Откладывать важные дела Чёрный не привык, и посему, буквально сразу же, как решился их маленький спор с Ульрой, принялся выспрашивать у немногих оставшихся на улице людей о мальчике. Деревенские хоть и отвечали ему, но делали это с явной неохотой, они знали законы севера не хуже Рорика и понимали, чем юному волчонку может грозить интерес взрослого волка.

 

— Да, — кивнул какой-то мужик в просаленном фартуке, услышав вопрос Чёрного, — знаю я его. Таргл зовут. Его зовут, а не меня! Я-то Хвирд, а он Таргл. Да.

 

— Хорошо, — кивнул Рорик, — где мне его искать?

 

— Искать, да? — Мужик обтёр руки о фартук, сделав это, вероятнее, чтобы унять волнение, потому что после этого действия на его ладонях грязи не убавилось, а скорее наоборот. — Зачем ты его искать хочешь? Да, хотя не говори, знаю, зачем.

 

Чёрный кивнул в ответ.

 

— Может, не будешь его забирать, а? — негромко сказал мужик, вновь попытавшись вытереть руки о фартук. — Он у них в семье один, мальчишка-то. Зачем отраду отца забирать-то? Вас же и так полно! Оставь мальчика в семье.

 

— Не пори горячку, друг, — примирительно улыбнулся в ответ Рорик, он прекрасно понимал, насколько малы шансы юного Таргла остаться в семье, но вероятность, что мальчик не подойдёт ему, тоже имелась. — Пока я хочу только взглянуть на него. Поговорить, если угодно.

 

После минутного размышления Хвирд все-таки решился сообщить Чёрному, где жил волчонок, а когда Рорик уже собрался было уходить, в спину ему прозвучал вопрос:

 

— А вы и правда с Ульрой… того-этого?

 

Секунду подумав над ответом, Рорик все же обернулся и, загадочно ухмыльнувшись, сказал мужику:

 

— Как кролики.

 

Жизнь этой небольшой деревеньки после этих слов стала куда интереснее и насыщеннее. Правда, эти же слова в будущем аукнутся Чёрному, но сейчас он об этом не знал и лишь довольно улыбался удачной, на его взгляд, шутке.

  • Желающим улучшить мир / Разговоры о жизни и творчестве / Nekit Никита
  • Игра / Достиева Анастасия
  • ДРАКОНЬЯ НАУКА / Малютин Виктор
  • Грустная притча о Золотом Ранете / Струны / Карпина Елена
  • Небо мечты (Cris Tina) / Лонгмоб «Мечты и реальность — 2» / Крыжовникова Капитолина
  • Полусонное солнце нацедило света на донышко. Натафей / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Под снегом / Магурнийская мозаика / Магура Цукерман
  • Человек-с-дырой-внутри / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Последние краски осени / Джилджерэл / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Нож в руках / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • *И снова любимые грабли* / О том что нас разбудит на рассвете... / Soul Anna

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль