Глава 6 - Дарг / Север / Alaren
 

Глава 6 - Дарг

0.00
 
Глава 6 - Дарг

Харгальд никогда не любил долгие и нудные сборы вперемешку с прощаниями и бабьими слезами. Эта нелюбовь пошла ещё с тех времён, когда у него была жена, земля ей пухом, и нормальная семья. Волку часто надо было покидать родной дом, чтобы заниматься… разными делами, и каждый раз, когда он уходил, семья Харгальда делала из проводов настоящую трагедию. Честное слово, выглядело это так, будто его хоронили, а не в дорогу провожали. В те времена это все его жутко злило, ведь ему и так было тяжело расставаться с любимой и детьми, а те делали только хуже, но сейчас, когда все они давно уже покинули этот мир, Старый волк понимал, что отдал бы все на свете за возможность попрощаться с ними.

 

— Старый я совсем стал, — пробурчал он, заталкивая в походный мешок кусок копчёного мяса. — Пора уже уходить.

 

— Куда это ты собрался уходить? — неожиданно раздался у него за спиной приглушённый голос Дарга. Тот уже три дня ходил мрачнее тучи из-за того, что все-таки не смог изловить тогда неугомонных мальчишек. Ну что ж, даже таким Волкам, как Дарг, иногда нужно было преподавать урок, пусть и руками волчат.

 

— Слышал про то, что в чужие дома без стуку заходить нельзя? — пробормотал Харгальд, завязывая мешок.

 

— А это разве твой дом? — парировал Дарг. — Мне казалось, что эта халупа принадлежит всей Стае.

 

В чём-то он определённо был прав. Они сейчас находились в одной из дворцовых пристроек, которая была выделена Волкам личным указом самого Арнгора примерно пару лет назад. Каждый из членов стаи имел здесь свою небольшую комнатку. Без лишних удобств, конечно, но и не самую скромную. У Харгальда, например, была неплохая кровать, стол, стул и даже окно, выходящее во внутренний двор.

 

— Чего ты хотел? — спросил он у Дарга, перекинув мешок через плечо. — Мне идти пора.

 

— Для начала, — сказал тот, закрывая собой проход, — я хотел бы узнать, куда ты собрался? Затем я хотел бы поинтересоваться, куда свалил Чёрный? Я его уже дня два не видел.

 

— Он позавчера ко мне зашёл. Сказал, что Арнгор требует, чтобы кто-то из Волков отправился в Гвельдар и разнюхал там об одном человеке. Куда он девался после этого, я не знаю, но, кажется, он упоминал «рыбалку», хотя я очень сомневаюсь, что для него это слово значит то же самое, что и для всех.

 

— Опять укуривается где-то в лесах, — пробормотал Дарг, все так же стоя в проходе. — А что за мужик? Опять шпионами работать?

 

— Что значит шпионами? — Харгальд с сомнением посмотрел на друга, — Рорик просил только меня одного идти туда.

 

— Ты думаешь, я тебя отпущу на такое важное дело без должной поддержки? — ухмыльнулся Дарг. — Да если меня рядом не будет, кто же будет твою морщинистую задницу спасать?

 

Подивившись тому, насколько легко прошло поганое настроение черноволосого Волка, Харгальд все-таки отрицательно покачал головой.

 

— Нет. Кому-то надо за молодняком приглядывать. Из Волков в Йорте останешься только ты, учитывая, что Чёрный опять куда-то пропал. Так что — увы.

 

С этими словами он не без усилий сдвинул упирающегося Дарга в сторону и направился к выходу.

 

— Возьмём их с собой! — крикнул тот ему в спину. — Кексиков, в смысле. А щенка оставим тут, с Орлафом. Эти найдут, чем себя занять.

 

— Сдурел, что ли? — сказал Харгальд, обернувшись. — Они же совсем молодые ещё!

 

— И что с того? — стоял на своём Дарг. — Эти двое — Волки, что бы ты там ни говорил. А растить Волков среди тепла и уюта Йорта… Ну, ты ведь понимаешь, кто из них тогда вырастет? Возьмём их с собой на настоящее дело. Они уже вполне годны для этого.

 

— Я вот чего не пойму, — Харгальд развернулся и подошёл к Даргу, все ещё стоявшему у входа в комнату, — чего это ты так за них радеешь, особенно учитывая, как они тебя облапошили?

 

— Совершенно не понимаю, о чём ты, — он изобразил то, что, по-видимому, должно было быть невинной улыбочкой, да вот только лицо отъявленного убийцы способно было максимум на хищный оскал.

 

— Твою мать! — охнул Харгальд, завидев такую «улыбочку». — Хорошо! Согласен! Только больше никогда так не делай!

 

— Что? — удивился тот, и к его лицу вернулась обычная маска равнодушия вперемешку с кровожадностью. — Чего?

 

— Да ничего, — буркнул в ответ Старый волк. Он уже пришёл в себя и вновь направился к выходу из здания. — «Кексиков» своих тащи к западным воротам. Встретимся там через полчаса.

 

— Вот это другой разговор, — ухмыльнулся Дарг, потирая руки, — совсем другой разговор.

 

А через полчаса, как они и условились, Волки встретились у западных ворот Йорта.

Воротами это назвать было весьма сложно, ведь, как и стены, они прожили долгую, полную боли и страданий жизнь, превратившую некогда величественное сооружение в небольшую цепочку, которую перекидывали между двумя вбитыми в землю кольями. Рядом стояла сторожка, служившая местом обитания седобородого стражника по имени Гринр. Тот был слеповат, глуховат и ходил с тросточкой, но, по слухам, работу свою исполнял, так что выгонять его никто не собирался.

 

Харгальд иногда задумывался, в чём же заключалась работа старого Гринра, если он мог выполнять её в таком состоянии. Задержать убийц или воров ему будет не по силам, утихомирить буянов тоже… А чем ещё стражники занимаются? Да не важно, все равно Гринр ничего из этого делать не мог, но, тем не менее, каждый свой день старик проводил у «ворот», чем изрядно озадачивал Харгальда, для которого жизнь в Йорте была настолько скучна и лишена всяческих событий, что он все-таки решил докопаться до правды.

 

Сначала он, разумеется, спросил у Гринра, в чём заключается его работа, да вот только тот уже и имя-то своё с трудом вспоминал, не говоря об остальном, так что Волку пришлось идти дальше. Он обратился к главе городских стражников, но тот смог сказать ему лишь, что Гринр занимает у них должность «охранителя», а в чём она заключается, он тоже не знал. Харгальд прошерстил почти всех, кто мог хоть что-то знать о том, чем этот старый хрен занимался у западных ворот, и в конце концов нашёл ответ.

 

В Йортской библиотеке хранился свиток с разъяснением должностей городских служащих, и был среди них некий «охранитель», чья работа заключалась в том, чтобы отгонять от города… Драконов. Да-да. Старик Гринр должен был отгонять от Йорта залётных драконов и, судя по всему, прекрасно справлялся со своей работой, ведь крылатые змеи не особо заглядывали сюда.

 

Такое открытие заставило Харгальда ещё лучше относиться к тому, что делал Арнгор, ведь если у них в городе был человек, отвечающий за охрану от драконов, коих здесь не видели добрую тысячу лет, то это значило, что пора что-то менять. И именно этим занимался нынешний король — переменами.

 

— Чего встал, старый? — ткнул его локтем в бок Дарг, отчего-то находящийся в приподнятом настроении.

 

— А ты чего такой довольный? Мы, к твоему сведенью, не развлекаться идём, а на дело.

 

— Да знаю я твои дела, — отмахнулся Дарг. — Тебе Чёрный вечно всякую шелуху подсовывает, не то, что мне — профессионалу.

 

— Ты хоть знаешь, что это слово значит?

 

— Конечно, знаю!

 

— И что же?

 

— Так я тебе и сказал, — фыркнул Дарг, а затем, посмотрев на двоих молодых волчат-близнецов, стоявших рядом, добавил: — Да ещё и слушают тут всякие.

 

— А мы что? — удивился Квер.

 

— Мы ничего, — кивнул Ульгар.

 

— Ладно, хватит уже болтать. До Йориковой горы путь не самый близкий, так что давайте выдвигаться.

 

Больше никто ничего говорить не стал, и Волки, растянувшись в небольшую колонну, двинулись вперёд по дороге мимо сторожки старого Гринра, которому Харгальд, не удержавшись, крикнул: «Как там драконы?!», но старик шутки не оценил или же попросту не услышал её, оставив слова Волка без внимания.

 

Долго идти, сохраняя молчание, оказалось слишком уж серьёзным испытанием, которое первым провалил Ульгар. Мальчишка дёрнул идущего впереди Дарга за руку и спросил:

 

— А куда мы идём-то?

 

Этот вопрос вызвал всплеск удивления уже у Харгальда, возглавлявшего их небольшой отряд.

 

— Ты что, не сказал им, что ли?

 

— Чего я им говорить должен? — развёл руками Дарг.

 

— Начнём с того, что с нами они идут только потому, что ты на этом настоял, и, значит, тебе бы следовало хоть немного посвятить парней в тему нашего путешествия.

 

— Хер с тобой, — буркнул Дарг, развернувшись к близнецам. — В общем, так, — сказал он, посмотрев на них, — идём мы к Серебряной горе, да-да, Харгальд, Серебряной, читай хреновы карты! Идём мы туда по важному делу, которое нам поручил сам Рорик.

 

— А что за дело? — спросил кто-то из мальчишек.

 

— Малы ещё слишком, чтоб такое знать, — ответил Дарг, развернувшись. — И хватит время терять, пошли уже!

 

Переглянувшись, близнецы решили для себя, что при первом же удобном случае выспросят все у Харгальда, не являвшегося таким куском дерьма, как черноволосый Волк, а пока же следовало молчать в тряпочку да делать, что говорят, дабы не получать лишних оплеух, на которые был так щедр Дарг.

 

Около часа они просто молча шагали по дороге, пролегавшей от Йорта до самого Хверда и дальше, на север. Путь им действительно предстоял неблизкий, и если бы они были обычными людьми, то, наверное, мешки с поклажей взяли бы куда более увесистые. Но эти четверо людьми не были, и что-что, а длинные переходы Волки переносили более чем прекрасно. Фактически, жизнь на одном месте, а тем более в городе, для них была куда более удручающей.

 

До самого заката они шагали, не размениваясь на разговоры. Харгальд с Даргом молча наслаждались тем, что им наконец-то удалось покинуть столь ненавистный обоим Волкам Йорт, а близнецы только и делали, что глазели по сторонам. В их коротких жизнях это было первое серьёзное путешествие за пределы города, и сейчас Квер с Ульгаром были слишком взволнованы для того, чтобы доставать старших товарищей глупыми вопросами, которыми успели прославиться близнецы за то время, что пребывали на обучении в Стае.

 

Но когда мешки были сброшены с плеч, а яркий костёр обогрел уставшие ноги, сохранять тишину стало уже просто невозможно. Харгальд, подкинув в огонь небольшую ветку, посмотрел на Дарга и спросил:

 

— Ну что, расскажешь нам одну из своих историй?

 

— Историй? — встрепенулся Квер, весьма и весьма любивший те редкие моменты, когда кто-либо из старших Волков снисходил до того, чтобы рассказать молодым что-нибудь из своей жизни.

 

— Лень, — отмахнулся Дарг, расшнуровывавший свой мешок, — да и надоело мне вам истории рассказывать. Харгальд, ты, может, хоть разок порадуешь?

 

— Козёл ленивый, — буркнул тот, посмотрев на близнецов, чьи лица выражали крайнюю степень разочарования. — Ну давайте я расскажу что-нибудь… Что-нибудь… Про… К примеру…

 

— Мать твою, Харгальд. Тебе полторы сотни лет, а ты ни одной толковой истории не знаешь? — рыкнул Дарг, отложив мешок в сторону.

 

— Я никогда себя сказителем не мнил, — пожал он плечами в ответ, — вот ты…

 

— Чтоб тебя… Ладно, — с этими словами Дарг обвёл медленным и многозначительным взглядом уставившихся на него близнецов, — про что бы вам рассказать?.. А хотя чего это я? Есть у меня одна прекрасная история прямо про этот лес.

 

Сказав это, он кивнул в сторону опушки леса, недалеко от которой они разбили свой небольшой лагерь.

 

— Лет сорок-пятьдесят назад, ещё до того, как меня нашёл Рорик, был у меня приятель по имени Хрант. Было лет нам совсем немного, вот как вам примерно, кексики. Были мы с ним друзья — не разлей вода, и знаете, почему? — Дарг посмотрел в глаза одному из мальчишек. — Потому, что мы были Волками. Единственными Волками в том городке, что был нам домом.

 

Много разных делишек мы с Хрантом провернули. Грабили, убивали, резали, грызли и насиловали, само собой. Нас даже прозвали в своё время «кровавыми братьями», смешно, да?

 

— Что в этом, чтоб тебя, смешного?! — Харгальд, с сомнением слушавший рассказ Дарга, подал голос.

 

— Как что? Мы же братьями не были, — пожал плечами Дарг, — а эти идиоты думали, что мы родня. В общем, дошло уже до того, что мы с Хрантом сколотили собственную банду из таких же отъявленных головорезов, какими мы были сами. Ты, Харгальд, должен был слышать те слухи, что ходили о нас в те времена. Мы легко держали в страхе весь город, да ещё и парочку поселений соседних.

 

Денег мы добывали грабежами столько, что хватило бы на то, чтобы купить… Не знаю. Штаны, которые налезли бы на твою толстую задницу, Харгальд. Людям, ошивавшимся с нами, этого вполне хватало для счастья. Они жрали, пили, веселились, но нам с Хрантом деньги были не нужны, мы совершали свои набеги не для того, чтобы грабить, а для того, чтобы убивать. Нам нужна была кровь, а не серебро.

В конце концов, это все привело к небольшому конфликту. Банда решила, что оба её малолетних вожака слишком уж свихнулись, и иметь с ними дела опасно. Они, — кровожадная ухмылка мелькнула на лице Дарга, — захотели от нас избавиться. Большая ошибка. Очень большая. Эти остолопы думали, что им по силам будет справиться с двумя Волками, уже почти вошедшими в полную силу, но мы показали им, насколько это было неправильное утверждение.

 

В тот день, когда банда обернулась против нас, мы устроили такую резню, какой я ещё в жизни не видел. Кровь лилась рекой, а крики этих слабаков…

 

Встретившись взглядом с одним из близнецов, Дарг на секунду замолчал, а затем помрачневшим голосом

продолжил.

 

— Мы убивали их, даже когда они просили о милосердии. Мы убивали тех, кто бросал оружие и бежал. Мы убивали, потому что не могли не убивать. Мы стали зверьми, движимыми одной лишь жаждой крови. Осознание этого ударило меня, словно молот. Я не хотел быть таким! Чёрт, да я был просто в ужасе от себя самого. Я сбежал в лес, надеясь спрятаться от зверя, живущего внутри меня.

 

Именно тогда я встретил Рорика. Он нашёл меня, совсем озверевшего, в какой-то пещере. Кажется, в тот момент я грыз человеческую кость… Не буду вас утомлять рассказом о том, как Чёрный приводил меня в чувства. Скажу лишь, что рёбра я сращивал недели две, а вдобавок он за ухо таскал меня по всем деревням, которые мы успели пограбить, и заставлял просить у людей прощения. После этого Рорик взял меня в Стаю, сказав при этом, что я попался ему очень вовремя, ведь если бы прошёл ещё один год такой вот разгульной жизни, то зверя во мне уже никогда нельзя было бы усмирить.

 

— А лес-то тут причём? — спросил Харгальд.

 

— Лес? Видишь ли, старый хер, я рассказал Чёрному про своего приятеля Хранта, и тот сказал мне, чтобы я нашёл его и привёл к нему. Рорик хотел и его взять в стаю, да вот только тут всплыла небольшая проблемка — Хранту нравилась жизнь зверя. Я нашёл его, да, но ни уговоры, ни угрозы не заставили его пойти со мной. Ублюдок только смеялся мне в лицо.

 

— То есть он не попал в Стаю? — спросил один из близнецов. — Что же с ним тогда стало?

 

— Да. Что с ним стало? — с нажимом повторил Харгальд слова мальчика, посмотрев прямо в глаза друга.

 

— Я убил его, — сказал Дарг, посмотрев в огонь, — убил.

 

После этих слов только потрескивание веток в костре нарушало повисшую тишину.

 

Через полчаса близнецы, отчаянно зевая, поинтересовались у Харгальда, не пора ли отправляться на боковую, а тот, взглянув на Дарга, все ещё смотрящего на костёр, сказал:

 

— Да. Солнце уже давно село, а вставать нам на рассвете. Кто первую стражу возьмёт?

 

Вообще-то, находясь недалеко от Йорта, можно было не переживать по поводу того, что кто-то нападёт на них посреди ночи. Арнгор на пару с Рориком сделали многое, чтобы очистить местные леса от разбойников, однако до Харгальда доходили слухи, что на освободившиеся земли позарились сразу несколько шаек, так что пренебрегать безопасностью все-таки было не самым разумным выходом.

 

— Я посижу, — негромко сказал Дарг, не отрывая взгляда от огня.

 

— Вот и хорошо, — кивнул Харгальд, укладываясь на земле и подложив себе мешок под голову. Мальчишки последовали его примеру, и уже через десять минут все трое забылись крепким сном. Волки, конечно, были куда выносливее, но и им нужно было восстанавливать силы. Сейчас, под песнь Луны, трое волков тихо посапывали невдалеке от костра, а четвёртый, Дарг, смотрел на огонь и видел в нём исковерканное животной яростью лицо своего друга.

 

Хрант смотрел на него из пламени, и в глазах его он не видел ничего, кроме жажды крови. Той самой жажды, что погубила молодого Волка, превратив его в настоящее чудовище. Дарг солгал Харгальду. Тогда, много лет назад, он не смог убить друга, позволив тому бежать, и с тех пор это предательство по отношению к Стае каждый день грызло его душу.

 

Он не должен был оставлять другу жизнь, ведь тем самым он выпустил на волю одного из самых опасных зверей. Не должен был, но оставил.

 

— Дерьмо, — пробормотал он, подкинув в костёр ещё одну ветку. Пламя согревало руки Дарга, и, сосредоточившись на этом приятном ощущении тепла, он постарался выгнать из головы дурные мысли. Все-таки ему сейчас приходилось сидеть на страже, а это занятие хоть и было крайне скучным, но требовало максимальной внимательности. Даже будучи Волком, он не мог уследить за всем сразу, а эти дурацкие мысли о Хранте заставляли его…

 

В нескольких шагах к западу от лагеря хрустнула ветка.

 

Звук был почти не слышим, но Дарг, пользуясь своим обострённым чутьем, все-таки уловил его.

 

Принюхавшись, он почувствовал лёгкий запах чеснока…

 

— Вставайте! — рявкнул он, одним движением вскакивая на ноги, а в следующий миг ему пришлось уворачиваться от камня, пущенного как раз с того самого места, где Дарг услышал хруст ветки.

Харгальд, которому потребовалась лишь секунда для того, чтобы проснуться и оценить обстановку, схватил секиру и уже готовился кинуться в ту сторону, откуда был пущен камень, да вот только Старый волк не успел сделать этого, потому что из леса на него бросились три здоровенных мужика.

 

— Разбойники, чтоб их! — рыкнул он, с разворота всаживая лезвие секиры одному из нападавших прямо в голову, раскроив бедняге череп. — Откуда они только… — ещё одним ударом он сбил с ног очередного разбойника.

 

— Ты такой догадливый, — ухмыльнулся Дарг, к которому неторопливо подходил худощавый мужик, поигрывающий двумя топориками. Разбойник был довольно уверен в своих силах, судя по всему, не понимая, на кого они напали. Он метнул один из топориков в Дарга, но тот легко перехватил его в полёте и отправил обратно. Тот вонзился прямо в грудь этого барана, отбросив его на пару шагов назад. — Вы сдурели, что ли?! — крикнул Дарг в сторону леса, откуда выбегали все новые и новые разбойники. — Знаете, кто мы такие?!

 

Вместо ответа в него полетело сразу несколько камней, от большинства которых Волк все-таки увернулся, но один из них угодил Даргу прямо в лоб, изрядно разозлив его.

 

— Ну, все, — прошипел он, доставая из-за спины двуручный меч, — по-хорошему не хотите — значит, будем по-плохому.

 

— Мальчишек прикрой! — крикнул ему Харгальд, отбиваясь от шестерых разбойников, обступавших того со всех сторон. Только вот эти самые мальчишки вовсе не нуждались ни в каком прикрытии. Они двумя маленькими молниями носились между наступающими разбойниками, то и дело сбивая их с ног и всаживая им ножи в глотки. Довольно ухмыльнувшись, Харгальд подметил, что на счету близнецов было никак не меньше троих врагов.

 

Но тот факт, что Старый волк, хоть и на мгновенье, отвлёкся от битвы, стоил ему того, что на его плечи запрыгнул один из разбойников, принявшийся колотить Харгальда кулаками по голове. Тот успел нанести ему лишь несколько ударов до того момента, как Волк, зарычав, схватил его за плечи и, буквально стянув гада со спины, швырнул на землю. Да вот только для того, чтобы избавиться от него, Харгальду пришлось отпустить секиру, оставшись без оружия.

 

Но Старый волк недолго думал о своей потере, ведь даже секундное промедление сейчас могло стоить жизни. Он подхватил того самого разбойника, что сейчас лежал перед ним, за ноги и стал раскручивать его, пользуясь беднягой, как цепом, сбивая его товарищей с ног.

 

— Ха-ха-ха-ха! Нравится вам такое, ублюдки?! — ревел он.

 

Дарг, в отличие от друга, орудовал мечом, сохраняя молчание. Почти каждый его удар обрывал чью-то жизнь, но этого было недостаточно. Какого-то хрена разбойники все лезли и лезли из-за деревьев, и количество их не убывало, а наоборот — увеличивалось. Эдак они просто задавят волков числом, и никакие ловкость и сила им не помогут!

 

— Харгальд! Валить надо!

 

Увы, Харгальд был немного занят и посему оставил возглас Дарга без внимания. Его уже обступило около пятнадцати человек, не решавшихся подойти к нему ближе, ведь Старый волк продолжал раскручивать дико орущего разбойника, сшибая с ног каждого, кто попытается напасть на него.

 

Но вдруг все замерло. Разбойники, кидавшиеся на Дарга, словно самоубийцы, отступили немного назад, тем не менее, направляя в его сторону мечи и топоры. Они смотрели прямо на Волка, но не решались продолжить атаку, словно ждали чего-то…

 

И это что-то не заставило себя ждать.

 

Здоровенный мужик с оголённым торсом вышел вперёд, расталкивая своих нерасторопных товарищей. На его лысом черепе красовались какие-то знаки, которые Дарг сейчас не мог прочитать, но они казались ему странно знакомыми, а в руках мужик держал…

 

— Мать твою… — выдохнул Волк, увидев двух вырывающихся близнецов. Разбойник держал обоих мальчишек за шеи, чуть приподнимая их над землёй.

 

— Я Гревор Торг, — ухмыляясь, сказал мужик, посмотрев на Дарга, — и я правлю в этих лесах. Бросьте оружие, и ваши волчатки не умрут сегодня.

 

Дарг злобно посмотрел на вожака разбойников и после секундной паузы бросил свой меч на землю.

 

Харгальд, тоже наблюдавший появление Гревора, отшвырнул от себя еле живого разбойника в кучу его товарищей.

 

— Отпусти мальчишек! — крикнул он. — Вы ещё можете мирно уйти отсюда!

 

— Мы? — расхохотался Гревор, сильнее сжимая шеи волчат, отчего те стали ещё более отчаянно вырываться из его лап. — Ты нам предлагаешь уйти, старый?! Если ты не заметил, нас тут полторы сотни, а вас всего двое! Так что будь добр… Кх! Аргх!

 

Последние слова вожака разбойников потонули в бульканье вперемешку с кашлем. Квер и Ульгар, воспользовавшись моментом, тут же вырвались на свободу и побежали в разные стороны с такой скоростью, что ни один из бросившихся им на перехват Торгов(1) не мог помешать им. Но, говоря по правде, большинство разбойников игнорировали мальчишек. Сейчас их куда более занимало то, что их вожак медленно упал на колени, а из спины его торчала грубо сделанная стрела.

 

— Прикройся! — услышал Дарг рёв Харгальда, а в следующую секунду Волк увидел, как из того же самого леса, из которого на них только что лезли толпы оголтелых бандитов, вылетела настоящая туча стрел.

 

— Чтоб вас всех! — заорал он, хватая ближайшего к себе Торга, прикрываясь им, как щитом. Этот шаг оказался весьма благоразумным, ведь всего через пару мгновений в этого самого разбойника вонзилось как минимум штук пять стрел.

 

— Борги(2)! — донёсся до него крик, полный ярости и отчаянья, — хреновы Борги, выследили нас!

 

— Бей гадов! Бей сраных Торгов! — донеслось со стороны леса, откуда повалили новые волны разбойников.

 

Каким-то невообразимым образом Харгальд, Дарг, Квер и Ульгар оказались втянуты в одну из бесконечных стычек между кланами Боргов и Торгов, изрядно доставших весь север своей грызнёй, берущей начало ещё в глубине веков. Мало кто знал, из-за чего все это началось, но Харгальд припоминал, что Рорик говорил о какой-то корове, украденной древним Боргом у древнего Торга.

 

Старого волка изрядно удивляло то, что люди могут ненавидеть друг друга веками из-за какого-то тупоумного животного, но жаркая битва, развернувшаяся вокруг Волков, весьма ясно давала понять, что ненависть двух кланов не только не утихала с течением времени, но и наоборот, становилась сильнее. Это все, конечно же, с одной стороны было очень грустно, ведь люди убивали друг друга из-за какой-то хрени, которую и сами-то припомнить не могли, а с другой стороны, было весьма неплохо, ведь сейчас, когда и Борги, и Торги были заняты кровопусканиями ближнему своему, можно было свалить без особых проблем.

 

— Дарг! — крикнул Харгальд, отбросив в сторону истыканное стрелами тело разбойника. — Хватай мальчишек и бежим!

 

Даргу дважды повторять было не нужно. Швырнув своё «прикрытие» в ближайшего Торга (а может, Борга? Кто их разберёт), он побежал туда, где последний раз видел близнецов. Разбойники, стоявшие у него на пути, разлетались под могучими ударами, словно пылинки, и вскоре Дарг понял, что люди просто боятся оказаться у него на дороге. Что ж, тем лучше. Для них.

 

Благодаря своему невероятному везению, близнецы оказались в самой гуще схватки. Место, которое они избрали себе в качестве укрытия, располагалось совсем недалеко от опушки леса, и здесь стояла огромная сосна, уходившая так высоко в небо, что раза в два перекрывала самые высокие дома в Йорте. Именно на неё Квер с Ульгаром решили забраться, дабы избежать очень благородной и очень глупой смерти в очередном сражении Торгов и Боргов. Но откуда мальчишкам было знать, что именно под этой сосной схлестнутся основные силы двух кланов?

 

Две толпы дико орущих мужиков рубили и молотили друг друга прямо у них под ногами, совершенно не обращая внимания на двух близнецов, озадаченно глядящих на них с одной из веток.

 

— Что делать будем? — спросил Квер.

 

— А я почём знаю? — ответил Ульгар.

 

Но тут они увидели, как в рядах разбойников образуется настоящая колея. Кто-то прорывался через дерущуюся толпу, и делал это так, что довольно много повидавшие на своём коротком веку мальчишки побаивались смотреть в ту сторону. Но когда они услышали оглушительный рык, обращённый к ним, посмотреть все-таки пришлось.

 

— Ублюдки мелкие! Ко мне! — орал что было сил Дарг, отшвыривавший от себя очередного разбойника. — Быстро!

 

— Может, тут посидим? — жалобно спросил Ульгар у брата.

 

— Если не послушаем, он ещё больше разозлится, — покачал головой Квер. — Давай на раз, два… три!

 

И оба мальчика спрыгнули вниз. Правда, упали они не на землю, а на дерущихся северян, стоявших у сосны такой плотной толпой, что до этой самой земли добраться при всем желании было бы весьма проблематично. Недолго думая, близнецы, прыгая по головам разбойников, рванули к Даргу, медленно прорывавшемуся к ним навстречу. Когда же они наконец добрались до него, Волк закинул мальчишек себе на плечи, словно мешки с зерном, и, развернувшись, побежал обратно к Харгальду, уже пробивавшему им путь к отступлению.

 

— Волки уходят! — слышал он доносящийся ему вслед крик. — Не дайте им уйти! Пускайте Зверя!

 

Но Дарг был слишком занят спасением своей и мальчишеских жизней, чтобы обращать внимание на смысл сказанного. А ведь если бы он на секунду задумался над тем, что кричал один из Торгов, то… получил бы меч в брюхо, или что похуже. Так что Дарг поступил весьма благоразумно, изгнав из головы все мысли, кроме тех, что касались выживания непосредственно в данный момент.

 

С трудом им все-таки удалось пробиться к Харгальду. Тот отчаянно рубил врагов вновь приобретённой секирой, и орудовал ей так, словно весила она не больше тростинки. Дарг подивился бы тому, с какой простотой Старый волк управляется со своим оружием, да вот только их со всех сторон окружала толпа мутузящих друг друга Боргов и Торгов, так что времени на такие наблюдения было немного.

 

Отбиваясь от наседающих врагов, Волки стали пробираться к спасению, а, учитывая, кем были они и кем были те, кто им противостоял, особых проблем это не вызывало. Харгальд шёл впереди, проходя через дерущихся разбойников, словно нож сквозь масло, а за ним следовал Дарг, который тащил обоих близнецов, то и дело всаживающих ножи в оказывавшихся поблизости бедняг.

 

— Эй, старый! — крикнул Дарг. — Кто побеждает-то?!

 

— Хер его знает! — ответил Харгальд, ударом секиры отрубая руку одному из слишком уж обнаглевших разбойников.

 

— Ставлю серебряный на Торгов!

 

— Принимаю! Борги их разорвут!

 

— Ха-ха! Это мы посмотрим… ах ты ж чтоб тебя! — последние слова были адресованы какому-то мужику, буквально бросившемуся Даргу под ноги, но Волк на бегу перескочил через него, а один из близнецов даже успел пнуть разбойника.

 

Около десяти минут Волкам потребовалось для того, чтобы скрыться с поля битвы среди деревьев, благо лес служил прекрасным укрытием для них, а Торги, судя по всему, безмерно желавшие прославиться на весь север тем, что победили членов Стаи, так или иначе были слишком заняты Боргами, чтобы организовывать нормальную погоню.

 

Так, во всяком случае, думал Дарг, когда они бежали через лес. Поначалу ему казалось, что это предположение было вполне верным, ведь с каждым шагом звуки битвы становились все тише, а в лесу он слышал лишь щебетание потревоженных птиц да копошение зверья, но никак не шум, который могли бы издавать бегущие разбойники. Так он думал поначалу, но когда Дарг понял, что бегут они уже никак не меньше получаса, а тревожный щебет птиц не утихает ни на секунду, тут он забеспокоился. Волки были прекрасными охотниками, и даже их бег не мог так растревожить лесных обитателей. Тут было что-то другое.

 

— Стой, — сказал он наконец, опустив мальчишек на землю, — здесь что-то не так.

 

— Что-то чувствуешь? — Харгальд, последовав его примеру, остановился и огляделся по сторонам. — Я ничего не вижу.

 

— Ты слышишь зверей?

 

— Нет, — помолчав пару секунд, сказал он, — только птицы.

 

— Только птицы, — посмотрев назад, прошептал Дарг, — только птицы…

 

В этот момент он увидел вдалеке еле заметную тень, мелькнувшую между деревьев. Одной лишь догадки о том, что это могло быть, хватило для того, чтобы оба сердца Дарга забились с удвоенной силой, а по спине пробежал ручеёк холодного пота. Страх. Он почти уже забыл о том, каково это — чувствовать страх.

 

— Что это, мать твою, было? — рыкнул Харгальд, от чьего взгляда тоже не укрылась таинственная тень.

 

— Уводи мальчишек, — прошептал Дарг, проигнорировав его вопрос.

 

— Ты что мелешь?!

 

— Уводи мальчишек. Чёрный тебе, да и мне тоже, голову оторвёт, если с ними что-то случится.

 

— Что происходит?! — в голосе Харгальда слышалась уже откровенная ярость. Он был стар. Слишком стар для этой земли… Инстинкты Старого волка притуплялись, и часто он не чувствовал того, что чувствовали его молодые собратья. Злость рождалась из зависти к тому, что он уже никогда не будет так же силен, как и раньше, и из страха, что вскоре настанет тот день, когда ему придётся уйти на север. — Скажи мне!

 

— Зверь, — негромко сказал Дарг, проклиная себя за то, что выронил меч. Сейчас он очень бы пригодился.

 

 

***

 

 

Клык. Так его звали двуногие. Слово не значило для него ничего, лишь очередной пустой звук, издаваемый их глотками. Ррр… С каким бы наслаждением он разорвал их мягкую плоть и испил их горячей крови. С каким наслаждением он вкусил бы их сладкого мяса… Но нет, этого делать было нельзя. Двуногие были нужны. Они давали ему мясо. Давали тепло. Двуногие нужны.

 

Двуногие давали ему охотиться.

 

Нет ничего лучше охоты. Он бежит среди деревьев, и оба сердца гонят кровь по венам. Охота была таким чувством, которое ни один двуногий никогда не сможет испытать. Они были слишком ущербны для этого, но Клык не винил их. Двуногие были лишь мясом, не способным постичь ничего, кроме слабости. Но Другие — они понимали. Они знали это чувство, только боялись его. Боялись и прятали. Слабые.

 

Клык нёсся по лесу, и стальной ошейник на его шее неприятно натирал шкуру. Ему не нравился ошейник, но двуногие не хотели снимать его. Как бы он ни рычал на них, как бы ни пугал, они не снимали.

 

Ошейник и цепь. Тяжёлая цепь, не дававшая ему убивать. Так двуногие сдерживали его. Клыку это не нравилось, но двуногие давали мясо, давали тепло, давали охоту. Двуногие…

 

Мысль Зверя оборвалась в тот миг, когда он почувствовал запах своих жертв. Они бежали через лес, и их было четверо. Один был стар и слаб, двое были молоды. Нет, они не ровня ему. Клык сильнее их. Но был и четвёртый. Сильный. Он пах знакомо… Неожиданно в памяти возник один из снов. Тех самых непонятных видений, что Клык видел ночами, когда двуногие оставляли его.

 

Клык увидел черноволосого детёныша. Смеющегося и протягивающего ему кусок хлеба. Детёныш пах так же, как и четвёртый. Но хлеб был плохой едой, хлеб — не мясо. Клык отогнал прочь воспоминание, полностью отдавшись во власть охоты. Плевать на сны, плевать на запах. Клык убьёт их. Убьёт и вернётся к двуногим. Двуногие нужны. Они дадут тепло, дадут мясо.

 

Он бежал вперед, и лесные звери чувствовали его. Они в страхе разбегались по своим норам, и одни лишь наглые птицы, сидя на деревьях, чирикали и щебетали, насмехаясь над ним. «Возьми нас, если сможешь!» — кричали они ему, зная, что Клык не может забраться на деревья. Они смеялись над ним, понимая, что он бессилен убить их, но сейчас ему было плевать. Он уже видел Других. Они были совсем близко. Скоро он убьёт их.

 

 

***

 

 

— Хрант, — прошептал Дарг, и шёпот его более всего походил на озлобленное рычание. — Я не убил его тогда, и он стал зверем.

 

Будь они в другом положении, Харгальд дал бы этому идиотскому мальчишке в морду. Раз двадцать. Топором. Но сейчас по их следу шёл Зверь, и времени на такие вещи не было. Старый волк прекрасно понимал, что в такой схватке от него будет слишком мало толку, не говоря уже о близнецах, которые в лучшем случае будут лишь обузой. Так что Даргу не пришлось повторять ещё раз, Харгальд подхватил мальчишек и потащил их прочь, не сказав другу ни единого слова.

 

Оба они прекрасно понимали, что этот бой будет только его боем. Его наказанием.

 

Зверь двигался быстро. Словно тень, он мелькал среди деревьев, стараясь запутать Дарга, сбить его с толку и напасть с самой уязвимой стороны. Но ему это не удалось.

 

Когда он бросился в атаку, Дарг развернулся и ногой ударил его в грудь, отбросив того назад с такой силой, что зверь, ударившись спиной о ближайшее дерево, сбил с него кору. Только сейчас Дарг смог увидеть, во что превратился его бывший друг. От человеческого в нём остались лишь обрывки одежды да силуэт, а все остальное изменилось столь сильно, что Волк даже засомневался, действительно ли перед ним Хрант. Кожа… шкура Зверя была покрыта коричневой шерстью, лицо вытянуто, из-под окровавленных губ торчали клыки вдвое большие, чем у любого другого Волка. А глаза… ярко-жёлтые глаза с чёрными зрачками смотрели на Дарга с такой ненавистью, на которую ни один человек не был способен.

 

Только когда Зверь пришёл в себя и одним прыжком поднялся на ноги, Дарг увидел, что на шее у него висит огромный ошейник. Ужас смешался в нём с отвращением. Видеть то, во что мог превратиться любой из них, было тяжело, но осознавать, что Волк, пусть и поддавшийся влиянию зверя, сидел на цепи, как какой-то дворовый пёс…

 

Ярость помутила рассудок Дарга. Он бросился на врага, но тот не отступил, а наоборот, сам пошёл в атаку. Они сцепились в такой битве, где оружием служили клыки и когти. Зверь был сильнее. Его клыки впились в плечо Дарга, но тот, черпая силу и ярость в боли, что давала ему эта рана, сцепил руки на шее того, кто когда-то был Хрантом. Он хотел сломать его шею так же, как до этого делал сотни раз, но единственное, что ему удалось — это оттянуть Зверя от себя.

 

Шея ублюдка была крепка, как камень, и если бы Дарг продолжал попытки одолеть его таким путём, то все кончилось бы очень печально. Но Волк быстро сообразил, к чему все идёт, и, перекинув Зверя через себя, вскочил на ноги, готовясь вновь броситься на врага.

 

— Ты был одним из нас! — крикнул Дарг. — Таким же, как я!

 

Ответом ему было лишь разъяренное рычание. Зверь встал на корточки и прыгнул, но Дарг поймал его в полёте и что было сил ударил о землю. Но он не только выжил после этого, но, казалось, вовсе и не заметил удара. Зверь впился клыками в ногу Дарга, но тот не растерялся — другой ногой он ударил его в лицо, отбросив Зверя назад.

 

— Хрант! — крикнул Дарг. — Ты Хрант — мой брат! Вспомни!

 

Зверь медленно поднялся на корточки, готовясь к новому прыжку, но сейчас он отчего-то медлил. Он смотрел на Дарга, и ноздри его втягивали воздух.

 

— Хрант! Твоё имя — Хрант!

 

Слова точно пролетали мимо Зверя. Он даже не шелохнулся, услышав своё имя, но, тем не менее, не нападал и продолжал принюхиваться. В его глазах Дарг видел сомнения. Сомнения. Зверь никогда не станет сомневаться, а человек…

 

— Дар-р-р-рг… — неожиданно прорычал он, делая осторожный шаг вперёд.

 

Воспоминания непрошеным гостем ворвались в сознание Волка. Он видел Хранта, улыбающегося и живого. Человечного. Дарг помнил, как они делили последний кусок хлеба в те годы, когда весь север корчился от голода. Помнил, как десятки раз спасали друг другу жизни. Помнил, сколько раз сами подставлялись под удар, только бы уберечь друга.

 

Они были братьями. Не рождёнными одной матерью, но живущими одну жизнь на двоих. Их пути были связаны, и ничто не могло развести двух Волков. Вместе они были одним целым, а порознь — пустыми, ни на что не способными слабаками. Они были Стаей. Своей собственной Стаей.

 

— Дар-р-р-рг! — повторил он, протягивая к нему покрытую шерстью лапу, но сейчас Дарг видел перед собой не Зверя, не чудовище, поглотившее человеческую душу и полностью завладевшее телом его друга. Он видел Хранта.

 

— Братишка, ты вспомнил, — прошептал он, делая шаг вперёд.

 

— Дар-р-р-р! — прорычал Хрант, с трудом поднимаясь на ноги.

 

— Я оставил тебя, братишка, — шептал Дарг, делая ещё один шаг. — Оставил одного, наедине с чудовищем, — ещё шаг. Он подошёл почти вплотную к нему, так что рука Хранта могла коснуться его груди. — Ты не мог выиграть этот бой, потому что был один. Ты проиграл из-за меня.

 

Взгляд Зверя изменился. В нём более не было ни сомнений, ни страха, ни слабости. Только железная решимость. Одним рывком он набросился на Дарга, разрывая его плоть когтями. Он хотел пожрать его мясо, хотел выпить его кровь, хотел насладиться убийством Другого.

 

Дарг не сомневался в том, что Зверь нападёт, он лишь гадал, как близко он сможет к нему подобраться. Он знал, что Хрант умер в этом самом лесу много лет назад, а перед ним была лишь изуродованная оболочка, бывшая когда-то его телом. Волк обязан был оборвать жизнь этого чудовища, обязан был оказать последнее милосердие тому, кто прошёл вместе с ним через огонь и воду.

 

Когда зверь набросился на него, он атаковал в ответ, забыв о защите. Дарг решил, что его жизнь будет достаточной уплатой за преступление, совершённое им. Но чтобы полностью искупить вину, он должен был убить Зверя, появившегося на свет из-за его жалости.

 

Обеими руками он пробил грудь чудовища и с криком ярости и боли раздавил оба сердца.

 

Зверь был убит, а Хрант смог обрести покой.

 

— Забавно, — прохрипел Дарг, сплёвывая кровь. Сейчас, лёжа на холодной земле, он находил очень забавным тот факт, что ему придётся умереть вместе с Хрантом.

 

Да. Это было чертовски забавно. «И умерли они в один день», как сказал бы Рорик. Под одной сосной. Физиология Волков позволяла им переживать самые страшные, самые тяжёлые раны. Но повреждения, нанесённые ему Зверем, не мог излечить даже нечеловеческий метаболизм. Кровь вытекала из десятков ран, а вместе с кровью тело Дарга покидала и сама жизнь.

 

Он лежал на земле, чувствуя, как глаза медленно закрываются, а всё тело охватывает невыразимая усталость. Странно, но боли не было, она исчезла несколько минут (а может, часов?) назад. Он засыпал… или умирал. Сейчас это было неважно. Единственным, что волновало сейчас Дарга, был отдых. Наконец-то он сможет отдохнуть от всей этой круговерти насилия и убийств, которой и была его жизнь.

Сквозь сон он видел Харгальда. Старый хер, как всегда, возился со своей клятой секирой. Среди стаи уже ходили шутки о том, что хренов топор заменил ему давно умершую жену. Заменил во всех смыслах. Хе-хе-хе. Интересно, что он вообще тут делал? Ведь Харгальд ушёл вместе с кексиками… Но тут Старый волк отложил секиру в сторону и посмотрел прямо на Дарга.

 

— Нет ничего страшнее для Волка, чем стать Зверем, — сказал он, — самая ужасная участь, которая может постигнуть любого из нас. Ты обрёк Хранта на это.

 

Харгальд, как и весь лес, потонул в подступавшей тьме. Тьма была холодной и вязкой. Она окружала Дарга, не давая ему двигаться или дышать.

 

— Ты должен привести его в Стаю или убить, — донёсся до него далёкий голос Чёрного.

 

Разлепив глаза, Дарг увидел, что Рорик стоит прямо над ним и испытующе на него глядит. — Зверь не должен оставаться на свободе. Приведи его в стаю или убей. Убей. Убей! УБЕЙ!

 

Дарг хотел было послать Чёрного в задницу, где бы ему и было самое место, но не успел, потому что тот и так куда-то исчез, уступив место Хранту. Но он выглядел не как Зверь, а как мальчишка, которым Дарг его и запомнил. Тот опустился на колени и провёл рукой по окровавленному лицу друга.

 

— Они держали меня на цепи, — сказал он негромко, при этом взявшись второй рукой за стальной ошейник, висевший на шее. — Благодаря тебе, братишка. Ты посадил меня на цепь.

 

Слова, которые пытался произнести Дарг, застревали в горле. Он не мог говорить, не мог сказать, что не хотел такой судьбы для друга.

 

Но все это было неважно, ведь теперь перед ним было совсем другое лицо. Бледноватый мужчина с длинными светлыми волосами. Он смотрел на Волка с озадаченностью, смешанной с сочувствием, и при этом держал руку на его лбу.

 

— Ты кто такой? — спросил Дарг, поражаясь тому, что возможность говорить наконец-то вернулась к нему.

 

— Человек, — негромко сказал тот в ответ.

 

— А я Волк… — кашлянув, попытался пошутить Дарг, чувствуя, как боль начинает медленно растекаться по телу. — Ты, кстати, не знаешь, там, в заварушке, кто победил, Борги или Торги?

 

— Торги, — сказал человек, не отрывая руку ото лба Волка. Почему-то Дарг чувствовал неясное тепло от этого прикосновения. А боль тем временем становилась все сильнее и сильнее. Сейчас он чувствовал каждую сломанную кость, каждый разорванный орган. Это было весьма неприятно.

 

— Ты это, — прошипел он, кривясь от боли, — если встретишь там… Харгальда некоего… скажи, что он проиграл некоему Даргу…

 

— Сам скажи, — сказал незнакомец, убрав руку.

 

— Я же умираю.

 

— Нет.

 

— То есть как?! — кривясь от боли, Дарг приподнялся на локтях… Приподнялся?! Что за хрень?! Он же умирал!

 

— Я тебя вылечил.

 

— Ты… — Волк ошарашено смотрел на своего спасителя, не в состоянии подобрать подходящие для такого момента слова. — Как тебя звать-то?..

 

— Человек, — пожав плечами, сказал он, поднимаясь на ноги, и, прежде чем Дарг успел у него спросить ещё хоть что-то, странный «Человек» скрылся среди деревьев.

 

 

***

 

 

— Будь он проклят, — ворчал Харгальд, злобно пиная попавшуюся на глаза шишку. Они отошли уже достаточно далеко от того места, где остался Дарг, но злость до сих пор клокотала в груди Старого волка.

 

Дарг. Харгальд всегда знал, что от него будут проблемы. Да с самого первого дня, когда Чёрный привёл этого полубезумного мальчишку в Стаю, Харгальд понял, что Дарг не принесёт им ничего, кроме проблем. Но кто слушал его?! Никто! Хренов Рорик захотел завести себе ручного убийцу, и Дарг прекрасно подошёл на эту роль. Остальные Волки чувствовали в нём это. Чувствовали жажду крови, охватывавшую его, но никто не решался идти против вожака. Никто, кроме Харгальда. Он пошёл к Чёрному и прямо выложил все, что думает об этом, но в ответ получил лишь ухмылку и слова о том, что даже если бы Дарг был настоящим Зверем, он не отказался бы от него. Почему? Да потому, что ему нужен был убийца! Убийца, которого он мог бы подчинить своей воле.

 

— Хренов Дарг, — бормотал он, пиная очередную шишку.

 

— Эм, — робко спросил один из мальчишек, стоявших рядом с ним, — почему мы стоим?

 

Только сейчас Харгальд понял, что он действительно стоит на месте. Какого чёрта он стоит на месте?! Какого чёрта он не уходит?!

 

— Потому что я устал, — буркнул Волк, прислонившись спиной к ближайшему дереву.

 

— Может, нам вернуться? Может, поможем Даргу? — подал голос второй мальчишка.

 

Ага. Вернуться. От одной мысли об этом Харгальда охватило такое отвращение и к себе, и к проклятому убийце, что никаких слов не хватило бы, чтобы его описать. Дарг был самым порченым из них. Зверь в нём был сильнее, чем в любом из Волков. Рорик знал это и чаще других позволял ему выходить на охоту, чтобы Зверь мог утолить свой голод. Волки знали о том, как Дарг загонял и убивал каких-то жалких разбойников, чтобы пожрать их плоть. Он был проклятым чудовищем, и за это стая ненавидела его. Да ещё, вдобавок ко всему, оказалось, что он нарушил самый важный из законов Волков! Он выпустил на волю настоящего Зверя! Чтоб он сдох!

 

Последние слова ударили Харгальда, словно молот. А что, если Дарг действительно погиб? Да, Зверь был его виной, и ему предстояло убить его, очистившись от позора, но что, если он не справился? Что, если он, Харгальд, бросил мальчишку в лапы смерти?!

 

— Хренов Дарг, — повторил он, отыскивая взглядом ещё одну шишку, достойную пинка. Но, к сожалению, таковой рядом не оказалось, так что Харгальду пришлось лишь в ярости сжать кулаки и рычать что-то нечленораздельное.

 

— Может, ему помощь наша нужна? — не унимался один из близнецов, различить которых сейчас было весьма трудным делом.

 

— А нехер было Зверя плодить! — рыкнул Харгальд, в душе понимая, что и сам хочет вернуться. Ведь, каким бы ублюдком ни был Дарг, так или иначе, те годы, что они провели в Стае, невольно сблизили Волков. В каком-то роде они даже были друзьями, если у этого убийцы мог быть хоть один друг. Он всегда сторонился остальных Волков, наверное, чувствуя то, что они испытывали по отношению к нему, но с Харгальдом он хоть иногда говорил. Да что там иногда. Хренов Дарг постоянно болтал с ним, как какая-то девчонка! Постоянно лез с каким-то бредом и идиотскими шуточками…

 

— Мы тут поговорили, — близнецы встали прямо перед Харгальдом, — и решили, что если ты не хочешь ему помогать, то это твоё дело. Но мы не бросим…

 

— Да пошли уже! — рявкнул он на оторопевших мальчишек. — Этот осёл без нас не справится.

 

 

***

 

 

Они нашли его сидевшим у какого-то дерева. Лицо Дарга было покрыто коркой засохшей крови, а одежда на нём была изорвана так, словно его прожевал и выплюнул медведь, что, в принципе, было не очень-то далеко от истины. А в нескольких шагах от него лежало изувеченное тело Зверя.

 

— Все-таки смог, — выдохнул Харгальд, взглянув на мёртвое чудовище. Но затем он вновь посмотрел на Дарга, и ужасная догадка пронзила разум, словно клинок. Он не шевелился, глаза были закрыты. Неужели?..

 

— Эй… — еле слышно прошептал Дарг, приоткрыв один глаз, сменивший цвет с серого на золотистый, — смотрите, кто пришёл.

 

— Живой! — расхохотался Старый волк, подбегая к нему, падая на колени и обнимая друга. — Живой, чтоб тебя!

 

— Эй-эй-эй! — тот с трудом отпихнул от себя Старого. — У меня все только начало заживать, а после таких объятий… — он пощупал свою грудь, — ты мне желудок в лёгкие вдавил. Гад.

 

— Да хоть в задницу! — Харгальд никак не мог унять дурацкую улыбку, появляющуюся на его лице — Главное — живой… Чёрный тебя убьёт, кстати, — добавил он, взглянув на тело Зверя.

 

— И не напоминай… что? — вопрос Дарга был адресован двум близнецам, стоявшим в двух шагах от него.

 

Мальчишки как-то странно на него смотрели, словно задумали какую-то хитроумную пакость. — Что?! — повторил он, нервно заёрзав на месте.

 

Близнецы переглянулись между собой и, не говоря ни слова, кинулись к нему. Так же, как и Харгальд несколько секунд назад, они оба крепко обняли Дарга с такой силой, что бедняга жалобно застонал от боли.

 

— Харгальд! — прохрипел он. — Убери их! Они хотят меня добить! Харгааааа….

 

Но тот не обратил внимания на его слова. Старый волк смотрел на землю, где кровь перемешивалась с многочисленными следами, оставленными здесь во время схватки Дарга со Зверем. Крови было столько, что непроизвольно возникал вопрос, как можно было пережить такое. Когда же он уже хотел было спросить Дарга об этом, Харгальд почувствовал еле заметный запах. Так пахли люди, но к нему примешивалось что-то ещё… Что-то очень странное.

 

— Дарг, а как ты вообще выжил? — негромко спросил он, оттягивая близнецов назад и тем самым спасая друга от смерти в мальчишеских объятиях.

 

— Хах, а я-то всё гадал, когда ты спросишь, — ухмыльнулся он в ответ. — Видишь ли… Меня нашёл человек, назвавшийся, ты не поверишь, Человеком…

 

 

 

Примечания:

 

(1)Торги — один из самых многочисленных кланов северян. Его представители занимались торговлей, ремёслами, составляли небольшие наёмные армии и, само собой, промышляли разбоем. Ходят слухи, что даже сама правящая семья Корантара (северная провинция Катарской Империи) имеет с ними родство. Издревле враждуют с Боргами.

 

(2)Борги — второй по многочисленности клан северян. Во многом схожи с кланом Торг (торговля, наёмничество, разбой). Издревле враждуют с Торгами.

  • Афоризм 786 (афурсизм). О рее. / Фурсин Олег
  • Последний экстаз / Вольфгерт Владислав
  • Молитва  Моргира / Колесница Аландора. / Елена Абрамова
  • Глажу кота и плачу... / Бестолковые стихи / Зауэр Ирина
  • *** / Песни любви / N. N. NoName
  • Глава 1. / Она второй раз написала первой / Данилов Сергей
  • Зеркало Спайка - часть 06 / Сказки старой черепахи / Валевский Анатолий
  • Афоризм 722. О мечтателях. / Фурсин Олег
  • №36 / Тайный Санта / Микаэла
  • Фарфоровое сердце / Тыквенный Джек
  • Секьюрити / Бойков Владимир

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль