Глава 7 - Орлаф / Север / Alaren
 

Глава 7 - Орлаф

0.00
 
Глава 7 - Орлаф

Орлаф был братом короля, и это накладывало на него некоторого рода обязательства. Например, ему нельзя было бить морды кому попало, нельзя было напиваться до свинского состояния и, само собой, нельзя было подводить учителей из Стаи. Арнгор чуть ли не каждый день твердил молодому принцу, каких трудов ему стоило выбить для Орлафа возможность обучаться вместе с Волками, и если тот профукает её, то… ему будет больно. Очень.

 

Но Арнгор забывал о том, что его брату было всего лишь четырнадцать лет от роду, и многие запреты, которые высказывали ему, просто пролетали мимо ушей мальчишки, не оставляя в его разуме и следа. Так было и в этот раз.

 

Они вместе с Тарглом сидели в зале, где членам Стаи полагалось принимать пищу. Арнгор называл его обеденным залом, а Волки именовали «жральней», что было куда ближе к истине. Помимо двух мальчишек, тут сидели ещё около десятка завтракавших членов Стаи. Волки не особо утруждали себя манерами или тем, что в Империи было принято называть «этикетом». Они в буквальном смысле жрали, сопровождая этот процесс рыганиями, пошлыми шутками про излишнюю любвеобильность Харгальда к его секире и взрывами безудержного хохота. Орлаф бы посмеялся вместе с ними, если бы не одно «но».

 

— Поверить не могу, что нас не взяли, — пробормотал он, ткнув пальцем куриную ножку, лежащую перед ним на столе.

 

— А что в этом странного? — спросил Таргл, сидевший рядом с ним.

 

В зале было довольно много места, и из пяти длинных столов Волки занимали лишь один, а Орлаф и Таргл — другой, в противоположном конце зала.

 

— Как это — что странного?! Нас не взяли в поход! Представляешь?! Не взяли в поход!

 

— Ну… — задумчиво протянул Таргл, неторопливо откусывая кусок курятины, — все равно не понимаю, что тут плохого.

 

Для волчонка действительно все было просто прекрасно. Он был в тепле, среди людей… Волков, которые хорошо к нему относились и даже кормили его. Вкусно кормили. Дома-то ему так хорошо поесть не доводилось, ведь детей в их семье было много, а еды не всегда хватало. Таргл, поддаваясь каким-то непонятным порывам, пытался отдать часть своей порции сёстрам, чтобы те не слишком голодали, но они в ответ обвиняли мальчика в том, что он пытается сделать так, чтобы они потолстели и никогда не смогли найти себе мужей. Когда же Таргл, извиняясь, пытался забрать свою еду обратно, девочки снова на него кричали, обвиняя его в том, что он «злой и жадина». Таргл никогда не понимал девочек.

 

— Эй, волчонок! — крикнул один из Волков с другой стороны зала. — Смотри с голода тут не помри!

 

С этими словами он швырнул Тарглу кусок мяса со своей тарелки, который мальчик довольно легко поймал под завистливый взгляд Орлафа, ведь тому подобная реакция была недоступна.

 

— Спасибо! — крикнул Таргл, аккуратно укладывая мясо на тарелку.

 

— Да как ты можешь есть в такой момент?! Ты ведь тоже Волк! — не унимался Орлаф, которому не давало покоя то, что его друзей взяли в поход, организованный Харгальдом, а его — нет. — Тебя взяли в их «небольшую компанию», Чёрный сам привёл тебя к Харгальду и прочим, а теперь они бросают тебя тут, берут с собой Квера с Ульгаром, а тебя не берут!

 

— Да уймись ты уже, рыжий! — крикнул с другой стороны зала один из Волков по имени Сагвард.

 

— Сам ты рыжий! — крикнул в ответ Орлаф.

 

— Рыжий-рыжий, конопатый, — начал напевать другой Волк — Гридульф, — шваргнул Рорика лопатой! — с этими словами они швырнул в сторону принца куриной косточкой, угодив тому прямо в лоб.

 

— Эй! — возмутился Орлаф. — Едой швыряться нехорошо!

 

— А чего ты такой рыжий-то? — хохотнул Сагвард.

 

— Ты себя-то видел, голова садовая? — Гридульф, запустив в Сага другой костью, весьма прозрачно намекнул тому, что сам Сагвард был не менее рыжим, чем Орлаф, а если говорить начистоту, то волосы у него были куда более яркими.

 

Таргл же, с интересом наблюдавший за развернувшейся перепалкой, с удивлением отмечал, что Волки, окончившие трапезу и выходившие из «жральни», подкладывали ему в тарелку все новые и новые куски мяса, объясняя это тем, что «волчонок совсем тощий, надо отъедаться».

 

Мальчик, в принципе, был не против такого развития событий, с радостью вгрызаясь в новый кусок мяса, но тут он заметил, что в зал вбежали двое детей его возраста — мальчик и девочка. Они пронеслись мимо стола, который занимали они с Орлафом, мимо всех остальных пустующих столов и с разбегу налетели на одного из Волков с дикими криками «Папа!».

 

Папой же оказался никто иной, как Хрольд, могучий черноволосый воин, больше всего напоминавший Тарглу величественную скалу, каким-то неведомым образом принявшую вид человека. Да вот только сейчас этот спокойный и равнодушный ко всему белому свету Волк расплылся в дурацкой улыбке и, встав из-за стола, обнял обоих детишек, подняв их над землёй.

 

— Кто пожаловал! — пробасил он. — Соскучились по папке, да? Соскучились?

 

— Пап! — сквозь смех сказал мальчик. — Отпусти!

 

— Может, и отпущу, а может, и нет! — Хрольд и сам засмеялся. — Вы, наверное, есть хотите? Ну-ка, ребятки! Молодняку мяса дайте!

 

С этими словами он все-таки поставил детей на пол, позволив им сесть на скамейку рядом с собой. И тут же им поставили две тарелки, на которых красовались сочные куски говядины, только-только снятые с огня.

 

— Ешьте-ешьте! Вам, малыши, сил набираться надо, — приговаривал Хрольд, усаживаясь рядом с детьми.

 

А Таргл, наблюдавший за всей этой картиной, с удивлением подметил, что дети вовсе не были такими же волчатами, как и он. Они были обыкновенными людьми. Это весьма смутило мальчика, и он решил поинтересоваться о таких вещах у Рорика, когда тот вернётся обратно из своего… Как там это называлось? Отпуска?

 

— Нет, ну как ты можешь тут сидеть и жрать?! — Орлаф, о котором Таргл забыл на несколько секунд, яростно ударил кулаком по столу, выражая тем самым крайнюю степень возмущения и обиды. — Они сейчас где-то там, далеко, наслаждаются приключениями, когда мы сидим и жрём, как хрен знает кто! Не к этому нас готовил Рорик, говорю тебе, Таргл, не к этому!

 

— Меня он ещё ни к чему не готовил, — сказал мальчик, расправляясь с очередным куском мяса, — просто привёл сюда и сказал во всём слушаться Харгальда.

 

— Да? — Орлаф задумчиво почесал затылок. — Я тут подумал… Может, это испытание для нас? Может, они так хотят проверить нашу решимость преодолевать различные препятствия?

 

— Чего?

 

— Смотри, Харгальд сказал нам, что в этот поход пойдёт только он один, так?

 

— Так, — кивнул Таргл.

 

— Но потом выяснилось, что вместе с ним идут и Дарг, и близнецы. Тут уже можно задуматься. Почему вдруг все так резко изменилось?

 

— Не знаю…

 

— А потому, что потом он сказал нам с тобой, что нам-то и нельзя идти с ними, ни под каким видом. Мы, по его мнению, должны сидеть тут и жевать это… Хватит жевать, чёрт возьми! Так вот. Я думаю, это из-за того, что он хотел, чтобы мы пошли, но при этом хотел проверить нашу решимость. Хотел, чтобы мы нашли в себе силы нарушить его наказ, и…

 

Таргл пытался укладывать в голове все то, что говорил ему Орлаф, но выходило это с трудом. Мальчик понял лишь то, что Харгальд хотел, чтобы они шли за ними… Или не хотел? Все было так сложно.

 

— А если я ошибаюсь, то мы просто отправимся домой, вот и все! — закончил принц свою «гениальную» речь, половину из которой волчонок просто пропустил мимо ушей.

 

— Так что нам делать-то? — уставился на него Таргл.

 

— Срочно валить отсюда, — шепнул ему Орлаф так, чтобы никто из Волков, находившихся в зале, не услышав его слов. — Если мы выйдем прямо сейчас, то сможем догнать их.

 

Таргл все ещё сомневался, но принц был таким убедительным. Мальчик, конечно, с трудом верил в то, что тут нагородил Орлаф, но если посмотреть на это с другой стороны… Он и опомниться не успел, потому как был схвачен за руку и вытащен из зала.

 

— Так, — Орлаф взбудораженно огляделся по сторонам, — вроде никого нет. Хорошо.

 

Выйдя из жральни, они оказались в ещё одном, более просторном зале. Здесь вообще не было никакой мебели, и взгляд мог уцепиться только лишь за деревянные балки, подпиравшие потолок, да за разноцветные флаги, развешанные по стенам. Рорик, кажется, говаривал, что это место зовётся Залом Памяти, но памяти кого или чего — Орлаф не помнил, да и неважно это сейчас было.

 

— Думаю, идти надо налегке, — сказал он озадаченно озирающемуся по сторонам Тарглу, — чтоб не тратить время на сборы и прочую дурь. Харгальд с остальными уже нас и так сильно обогнал, а если мы будем и дальше рассиживаться в Йорте, то уж точно их никогда не догоним.

 

— А может… — попытался было вставить слово волчонок, но был прерван вошедшим в раж Орлафом.

 

— Да, — бормотал он, расхаживая взад-вперёд, — мы выйдем из города и будем идти вдоль дороги, но не выходя на неё, чтобы лишний раз не светиться. Пойдём через поля, а потом и через лес, на случай, если Харгальд решит вломить нам за то, что мы нарушили его наказ. Бегать ты умеешь?

 

— Умею, но…

 

— Вот и хорошо. Когда мы их догоним, ты не лезь вперёд, сначала подожди моего сигнала. Я-то уж несколько лет с этими таскаюсь и смогу сразу определить, какие у них намеренья. Ну ладно, хватит уже время терять, пошли!

 

С этими словами Орлаф схватил Таргла за руку и потащил за собой, к выходу в город.

 

 

***

 

 

Солнце на небе светило не особо ярко, а точнее, пряталось где-то за набежавшими тучами, и Орлаф, глядя на небо, уже подумывал, не сглупили ли они, одевшись так легко. Все-таки денёк обещал быть не самым тёплым, а они с Тарглом были одеты совсем не по-походному. Хотя чего тут переживать?! Таргл был волчонком, а Орлаф, по своему собственному мнению, был куда крепче обычных людей, так что небольшой холодок только закалит их. Да.

 

— Давай-давай! — подбадривал он бегущего позади друга. — Нам ещё хрен знает сколько идти надо, а если не будем поторапливаться…

 

— Знаю-знаю, — буркнул Таргл, — если не будем поторапливаться, то никогда их не догоним.

 

— Вот именно! — ухмыльнулся Орлаф. — Так что давай, не спи на ходу!

 

Они бежали через поле, простиравшееся до самого горизонта. Орлаф на миг засмотрелся влево, поражаясь тому, насколько ровной казалась земля, тянущаяся к небесам. Честное слово, вот так, глядя на это поле, и не скажешь, что тут были кочки и ямы на каждом шагу. И стоило ему только подумать об этом, как неосторожный шаг повлёк за собой шумное падение принца лицом в грязь, прикрытую небольшим слоем снежка.

 

Таргл, бежавший куда осторожнее товарища, подошёл к нему и помог подняться. Приняв помощь друга, Орлаф подивился тому, насколько сильным был этот мальчуган. А ведь тому было всего-то шесть или семь лет. Взяв принца за руку, он рывком поднял его на ноги.

 

— Слушай, — спросил Таргл, — может, лучше нам все-таки бежать по дороге? Тебе ведь тяжело.

 

— Нет, — отмахнулся Орлаф, стараясь не подавать вида, что слова волчонка задели его. «Тебе тяжело». Ему часто приходилось видеть жалость в глазах Харгальда или близнецов во время обучения.

 

Они были Волками, а он — человеком. Не таким сильным, не таким быстрым, не таким ловким, как они… Но ничего, когда они догонят остальных, то и Харгальд, и все прочие увидят, чего стоит Орлаф. Все они поймут, что он ничем не хуже Волков! — Идём дальше по полю, тем более, до леса-то осталось совсем немного.

 

Это было правдой. Когда они только перелезали через Йортскую стену, лес был лишь далёкой тёмной полоской, но сейчас Орлаф уже отчётливо видел могучие сосны и ели. Лес был близко, а это значило, что они движутся к цели.

 

— Идём, Таргл, — подгонял он волчонка, даже не догадываясь о том, что тот намеренно сбавляет темп бега, чтобы не опережать принца, — идём же! Надо торопиться!

 

Пара часов бега — и вот они уже оказались на опушке леса. Деревья, из Йорта казавшиеся малюсенькими точками, выглядели здесь как древние гиганты, взирающие на двух неразумных мальчишек с вершин своей мудрости и величия. Орлаф совершенно не понимал, как ему в голову пришло подобное сравнение, но почему-то оно казалось ему наиболее правильным.

 

Здесь они, а точнее, он, решил устроить привал и перевести дыхание перед следующим рывком. И если Орлафу этот привал действительно был необходим, ведь его сердце сейчас колотилось с такой силой, что мальчику казалось, будто оно сейчас выпрыгнет из груди, то Таргл не проявлял даже малейших признаков усталости. Волчонок бродил между деревьев, пока принц просто стоял, прислонившись спиной к одной из сосен, и старался восстановить дыхание.

 

— Тут так странно, — сказал Таргл, прикоснувшись к одному из деревьев.

 

— Странно? — удивился Орлаф.

 

— Ага, — сказал волчонок, задумчиво вглядываясь в глубь чащи. — Я раньше ходил с папой на охоту, в леса. Там я всегда слышал зверей, как бы далеко они от нас ни были. Всегда были или медведь, или даже маленькая белочка, которую я мог бы услышать. А тут ничего.

 

— Ну, что поделать, — пожал плечами принц, — может, они просто боятся подходить к опушке, ведь тут люди толкаются. А зверь человека боится, это каждому известно.

 

— Да, — согласился Таргл, — но птицы-то тут есть. Их я слышу.

 

Тут Орлаф и сам понял, что из глубины леса до него доносится далёкое щебетание. Птицы здесь действительно были, но вот чего он совсем не понимал — так это того, как это все им поможет нагнать Харгальда. Время-то шло, а сил у Орлафа больше не становилось. Рорик учил, что в такие моменты надо выложиться по полной и сделать один большой рывок, чтобы выжать из себя максимум и добиться цели. Ну, или грохнуться на землю, померев от усталости. Последний вариант для Орлафа был не так предпочтителен, как первый, так что он решил все-таки дать себе и Тарглу небольшую передышку, но если они и дальше будут тут торчать, размышляя о зверях и птицах, то Харгальд уйдёт так далеко, что им будет очень трудно его догнать.

 

— Ладно, отдохнули — и хватит, — сказал он волчонку, все ещё озадаченно смотрящему в лес, — побежали!

 

— Ты уверен, что достаточно отдохнул? — с явным сомнением в голосе спросил Таргл. Он посмотрел на принца, и взгляд его вполне ясно говорил о том, что у мальчика такой уверенности не было. Орлафа от этого взгляда пронзила очередная волна зависти и обиды, которую он с огромным трудом подавил, напомнив себе о том, что Таргл не пытается обидеть или поддеть его. Просто он родился другим, вот и все.

 

— Все нормально, — сказал он, попытавшись изобразить на лице улыбку, — пошли.

 

И вновь они бежали вперёд. Если Орлаф думал, что беготня по полю была серьёзным испытанием для его координации, то в лесу ему пришлось пересмотреть свои взгляды на этот вопрос. Земля здесь была ровнее, да только вот на полях не было безумного количества веток, корней и кустов, о которые было очень легко споткнуться и расшибить себе лоб о ближайшее дерево. Деревья эти, кстати говоря, были отдельной темой. Принц никогда не думал, что эти проклятые истуканы могут так неожиданно появляться прямо перед ним как раз в тот самый миг, когда он на что-то отвлекался. Казалось, каждая сосна, попадавшаяся ему на пути, только и мечтала о том, чтобы поближе познакомиться с Орлафом. Слишком уж близко, на его взгляд. Пару раз Тарглу даже приходилось отдёргивать принца в сторону, чтобы тот избежал столкновения с очередным крайне коварным деревом.

 

Это, вкупе с тем, что волчонок так легко маневрировал в лесу, даже не прикладывая видимых усилий, в очередной раз заставляло Орлафа кусать губы, поддаваясь приступам зависти. Таргл был вдвое младше него, но при этом он был лучше во всём. Сильнее, ловчее, быстрее, и если он не…

 

Задумавшись, принц не заметил, как ровная земля у него под ногами уступила место обрыву. А когда он все-таки понял это, было уже слишком поздно. Он бежал с такой скоростью, что затормозить мгновенно Орлафу было просто не по силам, и последним, что он увидел, прежде чем сорваться вниз, была беснующаяся река, протекавшая через этот лес. Лишь чудом принцу удалось ухватиться за выступающую корягу, позволившую ему повиснуть на отвесном берегу, в то время как ноги его уже погрузились в ледяную воду.

 

— Таргл, стой! — крикнул он что было сил, и волчонок, вовремя услышав крик друга, сумел затормозить и не последовать вслед за Орлафом.

 

Остановившись на самом обрыве, он сначала взглянул на реку, в чьих водах проносились редкие льдины, а затем на принца, удерживающегося одной рукой за корень, волею случая выросший из берега прямо в этом самом месте. Орлаф судорожно пытался найти опору для ног, но все было безуспешно. Земля крошилась, как только принц пытался опереться на неё.

 

— Орлаф! — крикнул Таргл, совершенно не понимающий, как ему быть в данной ситуации. — Что делать?! Что мне делать?!

 

— Не знаю! Я не знаю! — кричал в ответ принц, не оставляя попыток выбраться наверх, но все они были безуспешными. Таргл видел, что рука Орлафа, которой он держался за корень, вся побелела, и если он что-то быстро не предпримет, то его друг свалится вниз, в ледяную воду, которая наверняка убьёт его! Надо было что-то делать, и делать быстро!

 

— Держись! — крикнул он, — я иду!

 

У Таргла были слишком коротки руки для того, чтобы вытащить Орлафа с того места, где он был сейчас. Ему нужно было спуститься ниже, подобраться почти к тому месту, где висел принц, чтобы спасти его. Волчонок не боялся за свою жизнь, сейчас у него была только одна цель, поднявшаяся откуда-то из глубин разума — он должен был спасти человека, спасти его любой ценой!

 

— Я иду! — повторил он, спускаясь вниз по отвесному берегу. Земля под ногами Таргла хоть и крошилась, но все-таки выдерживала вес мальчика. Хороший знак. Очень хороший знак. Хоть какие-то плюсы были у его возраста. Волчонок был совсем маленьким, так что он вполне мог добраться до…

Кусок земли, за который он держался, раскрошился прямо в руках Таргла. Он так и не осознал того мгновения, когда лишился опоры, просто сейчас он всем телом прижимался к холодной земле, стараясь подобраться как можно ближе к Орлафу, а в следующую секунду уже был в воде.

 

— Таргл, нет! — заорал Орлаф, видя, что мальчик сорвался. Не сомневаясь ни секунды, принц отпустил корень, сиганув в воду. Если у него есть хоть какой-то шанс вытащить волчонка, то он им воспользуется.

 

Течение было слишком сильно. Таргл, в чьём разуме царило странное спокойствие, ясно осознавал, что ему никогда не хватит сил для спасения себя или хотя бы Орлафа. Река несла его вперед, но мальчик почти ничего не видел, его то затягивало под воду, то с силой выталкивало наверх. Таргл понимал, что сейчас он должен бояться, а точнее, буквально выть от ужаса, но… страха не было.

 

«Я умру», — неожиданно понял он.

 

Умирать было не страшно. Ведь сейчас, посреди всего этого шума и грохота, он слышал далёкую песню. Луна, Мать Волка, пела ему. Она знала, что её маленький сын вот-вот покинет этот мир, и звала его в свои объятья. Ему нужно было лишь прекратить барахтаться и отдать себя во власть реки. Надо было лишь сложить руки и умереть, чтобы Луна приняла его. Волк внутри него был готов к смерти.

Но помимо Волка был ещё и он сам, Таргл! Человек!

 

— Нет! — закричал что было сил мальчик, отчаянно молотя руками по воде. — Нет!

 

Он не хотел умирать. Он не умрёт! Нет! Безумная ярость вперемешку со страхом охватила Таргла. Он всеми силами пытался вырваться из потока и подплыть к берегу. Мальчик совершенно забыл об Орлафе, который прыгнул вслед за ним в реку, сейчас он мог думать только о спасении, только о том, чтобы сохранить свою собственную жизнь.

 

Мальчик отчаянно боролся с рекой, но та была сильнее. Его относило все дальше и дальше от берега, а эта безумная борьба вкупе с ледяной водой отнимали последние силы. Когда Таргла вновь затянуло под воду, он с ужасом понял, что уже не может вырваться к свету солнца. Руки и ноги больше не слушались его, а два сердца в груди колотились все медленнее и медленнее.

 

«Папа…», — пронеслась единственная мысль в разуме Таргла, прежде чем оба сердца остановились.

 

Через полчаса тело мальчика прибило к берегу. Он был мёртв.

 

Никто в лесу не видел, как огромный, вдвое больше обычного, ворон опустился на землю рядом с мёртвым волчонком. Никто не видел, что у этой птицы было шесть глаз, полыхнувших ярко-фиолетовым пламенем в тот миг, когда ворон тронул лапой тело мальчика.

 

Здесь было темно. На секунду Таргл задумался, а были ли вообще открыты его глаза? Он моргнул несколько раз, но окружающая мальчика тьма ни капли от этого не изменилась. Это было непривычно. Очень. Обычно даже самой тёмной ночью был хоть какой-то свет. Звёзды, свеча, лучина, угли в печи… а сейчас не было ничего. Только темнота.

 

Таргл моргнул ещё пару раз, без особой надежды на то, что это поможет, но вдруг что-то изменилось. Красное пятнышко! Оно появилось прямо перед ним, и, протянув руку, Таргл смог накрыть его ладонью.

 

Он поводил ладонью вдоль этого маленького кусочка света и пришёл к выводу, что перед ним была стена или что-то очень большое. Стена, на которой еле-еле светилось какое-то… стоп. Свет стал чуть ярче, а пятнышко немного увеличилось. Сердца волчонка заколотились от возбуждения, охватившего его. Таргл ещё раз провёл рукой по пятну, и оно вновь стало ярче и больше. Теперь он понимал, что это был какой-то странный символ. Волчонок продолжил тереть его ладонью, надеясь добиться чего-нибудь ещё или хотя бы разглядеть эту штуку получше.

 

«Был бы тут Рорик или Харгальд, — думал Таргл, — они бы сказали, что это значит».

 

Вдруг прямо позади него загорелся ещё один символ. Затем ещё один, немного левее первого, а затем ещё и ещё!

 

Символы загорались слабым красноватым светом, и происходило это с такой скоростью, что Таргл просто не успевал следить за их появлением. Мальчик судорожно крутился на месте, отчаянно стараясь уловить взглядом всю эту колдовскую пляску, и, увлечённый этим, волчонок не заметил, как рядом с ним неожиданно возникло чудовище.

 

А когда Таргл понял, что он теперь не один, липкие щупальца страха сковали все его тело, не давая мальчику возможности даже закричать, не говоря уже о бегстве.

 

Первым, что увидел Таргл, было лицо. Оно походило на человеческое, но одновременно с этим было столь неестественным и чужим, что мальчик не смог задержать на нём взгляд и секунды. Однако этой секунды хватило, чтобы он разглядел молочно-белые глаза и рот, полный острых, словно у какого-то зверя, зубов.

 

Опустив взгляд ниже, мальчик увидел, что тело чудовища покрывали точно такие же символы, которые сейчас горели на стенах. Ими был покрыт каждый кусочек бледной, как снег, кожи, а когда Таргл посмотрел ниже… Он все-таки нашёл в себе силы, чтобы в ужасе закричать и отпрыгнуть на несколько шагов назад.

 

Вполне оправданный шаг, учитывая тот факт, что чудовище имело торс человека и тело громадного паука. Шесть огромных лап, покрытых стальными пластинами, вяло перебирали по земле, отчего чудовище то и дело клонилось из стороны в сторону, а звук, который они при этом издавали… Таргл никогда не слышал такого зловещего постукивания. Словно сама смерть стучится в твою дверь костлявыми пальцами.

 

— Страшно? — спросило чудовище с насмешкой в голосе.

 

Конечно, волчонку было страшно! Он медленно пятился назад, не отрывая взгляда от перебирающих паучьих лап, но тут Таргл упёрся спиной в стену и понял, что бежать ему было некуда.

 

— Моё имя Сарк, — сказало чудовище, и только сейчас мальчик понял, что слова эти звучали прямо в его голове! Оно говорило в его мыслях!

 

— Да, — обнажив клыки в ухмылке, кивнул Сарк, — я не могу говорить привычными тебе звуками, поэтому приходится искать… замену.

 

— Ты убьёшь меня? — шёпотом спросил Таргл.

 

— Нет.

 

— Почему?

 

Сарк приблизился к нему на несколько шагов, и взгляд его белых глаз пересёкся со взглядом Таргла.

 

— Мертвецы не умирают, сын Волка. Ты уже мёртв.

 

— Но… я… ведь… — шок от того, что он видел перед собой, немного заглушил разум Таргла, и ему потребовалось некоторое время, чтобы осознать сказанное Сарком. Но когда слова паукообразного чудовища обрели смысл, мальчик вытянул перед собой руки и, недоверчиво посмотрев на них, сказал:

 

— Мёртв? Но я ведь живой!

 

— Да? — в голосе Сарка вновь послышалась насмешка, но волчонок не успел подивиться этому, потому как тот за пару мгновений преодолел разделявшее их расстояние и занёс одну из лап для удара, который пронзил бы грудь мальчика…

 

Таргл, чьё сердце вновь сковал леденящий душу страх, хотел было зажмуриться, но веки отказались повиноваться, и он увидел, как покрытая стальными пластинами паучья лапа прошла сквозь его грудь, впившись в древние камни за его спиной.

 

Она прошла сквозь него. Сквозь него. Не было ни боли, ни крови, ни хоть какой-нибудь раны. Когда Сарк убрал лапу, Таргл судорожно схватился руками за грудь и понял, что на ней не осталось никаких следов! Даже рубашка не была повреждена!

 

— Мертвецы не умирают, — повторил Сарк. — Здесь, в Шор’Каладаш, ты лишь дух, лишённый плоти.

 

— Но как?.. Почему?..

 

— Потому что ты один из тех, кому суждено вершить судьбу, — раздался другой голос, куда более человечный.

 

А в следующий миг все изменилось. Исчезла тьма, светящиеся рисунки и паукообразное чудовище. Луна, ярко светящая на небе, была первым, что увидел мальчик, но когда он посмотрел на неё, глаза Таргла пронзила боль, её свет так отличался от той почти полной тьмы, в которой он был до этого. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и понять, где он оказался.

 

— Замок! — удивлённо вскрикнул Таргл, увидев прямо перед собой ворота, покрытые слоем вековечного льда. Ворота того самого замка, что он видел во снах. Посмотрев наверх, мальчик увидел высоченные стены из белого камня. Казалось, они поднимались к самым небесам, а башни, еле видные с того места, где он стоял, были ещё выше!

 

— Когда мир будет объят огнём, когда все надежды оставят вас, ты услышишь Зов, — вновь раздался тот же голос, и Таргл, обернувшись, увидел перед собой черноволосого человека в таком же чёрном доспехе. Незнакомец смотрел на волчонка, и Таргл видел, что глаза его были ярко-фиолетовыми, а из-за спины выглядывал могучий лук.

 

— Зов, ведущий тебя на север, — продолжил незнакомец, — сюда.

 

— Что? — удивленно спросил мальчик. — Кто ты?

 

— Когда от поражения вас будет отделять лишь один шаг, — говорил человек, не обращая внимания на его слова, — ты призовёшь их.

 

Как только он сказал это, Таргл услышал у себя за спиной треск. Обернувшись, он увидел, что лед, сковывающий ворота, начал покрываться трещинами. Всего лишь несколько секунд — и ледяной панцирь, казавшийся вечным, обратился в прах, а в следующий миг сами ворота медленно, со скрипом распахнулись, и Таргл увидел их.

 

 

***

 

 

Человек нашёл его без особых усилий. Ворон указал ему то место, где лежал мёртвый мальчик, но птица не захотела быть рядом в тот момент, когда Человек вытащил Таргла из реки. Это можно было понять — ворон был проводником Колдуна, забравшего к себе душу волчонка, и сейчас, когда Человек уже был на месте, его помощь больше не требовалась.

 

— Плохо, — вздохнул он, взглянув на бледное лицо Таргла, — плохо играть со смертью.

 

Это было правдой. Смерть была частью жизни, и без одного не могло существовать другое. Вмешательство в законы мироздания никогда не будет безнаказанным, но сейчас у него просто не было выбора. Со смертью мальчика погибала и последняя надежда на то, что солнце взойдёт на севере.

 

— Ты должен умереть, — прошептал Человек, положив руку на грудь Таргла, — но ты будешь жить.

 

В тот самый миг, когда одно, а вслед за ним и другое сердце мальчика сделали свои первые удары, повинуясь той силе, что Человек направил в них, из лесной чащи раздался крик.

 

— Какого хера?! — вопрошал Рорик Чёрный, вид которого весьма явственно говорил о том, что шутить с ним сейчас не стоит.

 

 

***

 

 

Рорик вообще-то не очень любил рыбалку. Куда больше ему улыбалась охота, с неторопливым выслеживанием добычи, поиском следов, ловушками, засадами и последним, стремительным рывком, обрывающим чью-то жизнь. А что рыбалка? Сиди себе на заднице да смотри за поплавком. Тоже мне, развлечение…

 

Так, во всяком случае, думал Волк до того момента, как в его руках оказывалась удочка. Эта проклятущая палка с леской имела какую-то свою, тайную магию, заставлявшую что людей, что Волков сходить с ума и теряться в совершенно других планах бытия. Вот и сейчас, забрасывая удочку, Рорик словно выпадал из мира. Проблемы и тревоги разом отступали в сторону, мысли, вечно терзавшие разум Чёрного, мирно засыпали, а все сущее сжималось до размеров маленького поплавка, легонько покачивающегося на воде. Хренова рыбалка.

 

— Поверить не могу, что я на это согласилась, — сказала рыжеволосая женщина, складывающая ветки для костра. Одета она была в шерстяное платье с весьма откровенным вырезом, а на руке у неё болтался синий браслетик — символ того, что его обладательница была шлюхой.

 

— Хватит ныть, Арата, — бросил ей Рорик, не отрывая взгляда от поплавка. — Деньги ты получаешь неплохие, так что давай, разводи огонь. Будешь уху варить.

 

— Чёрный, — сказала она, ненадолго отвлекаясь от своего дела, — вот скажи мне, на кой хер ты снимаешь меня, тащишь к реке и… заставляешь разжигать костёр?

 

— Мне друг посоветовал сходить на рыбалку и снять бабу для приятного времяпрепровождения, — пожал плечами Волк, — но если ты и дальше будешь болтать вместо того, чтобы огонь разводить, то, право слово, время, проведённое с тобой, я вряд ли смогу назвать приятным.

 

— Совсем сдурел, — пробормотала Арата, возвращаясь к складыванию костра. Она жила в одном из Йортских борделей и имела славу одной из самых желанных женщин этого города. Много кто хотел провести с ней ночь, да вот только сама шлюха хотела быть только с одним человеком… или не человеком. Рорик нечасто захаживал к ней, но даже этих редких визитов Арате хватило для того, чтобы каждый день она ждала его нового визита. И вот сегодня, когда он сказал ей, что хочет провести с ней незабываемый день на природе, она буквально порхала, вплоть до того момента, как Рорик сказал ей, что они будут ловить рыбу и варить уху, а не заниматься тем, к чему женщина была более привычна. Уху он варить будет. Чёртов идиот. — Из чего ты вообще уху варить собрался? Ты тут два часа сидишь, но так ничего и не поймал!

 

Два часа? Рорику казалось, что прошло не более пятнадцати минут. Вот она — магия рыбалки. Опасная штука. Но тут чего-то определённо не хватало. Чёрный чувствовал себя так, словно у него вдруг прямо перед носом оказался кусок хорошо прожаренного мяса, да вот только ни грамма соли под рукой не было. Вроде и мелочь, но портит все впечатление.

Чего же не хватало этой рыбалке?..

 

— Ну конечно же, — ухмыльнулся он, доставая трубку из красного дерева. Мало кто знал, что у этой трубки была такая история, какой не каждый древний клинок мог бы похвастать. История эта вполне заслуживает отдельного рассказа, так что сейчас скажем лишь, что происхождение своё Фрэйлда (так звали трубку) берёт из ножки трона Короля-жреца Корхатала, которым в своё время Рорик отбивался от пятидесяти стражников.

 

Набив Фрэйлду табаком, он неторопливо раскурил её и понял, что именно этого ему сейчас не хватало. Абсолютный покой, не нарушаемый ничем…

 

— В сумке посмотри, — сказал он Арате, чьё раздражение уже приобрело такую плотность, что его, казалось, можно было резать ножом.

 

Шлюха, что-то бормоча себе под нос, взяла сумку и несколько секунд безмолвно смотрела на её содержимое, а затем, взглянув на Рорика, спросила:

 

— Ты ведь знаешь, что у тебя тут рыба?

 

— Ага, — выпустив облачко дыма, кивнул он.

 

— Ты взял рыбу на рыбалку?

 

— А разве похоже, что она сама заплыла в мой мешок? — поинтересовался Рорик, не отрывая взгляда от поплавка.

 

— Зачем тебе рыба? — не унималась Арата.

 

— Как это — зачем? — удивился Чёрный, взяв Фрейлду в зубы. — Ты разве на рыбалке никогда не была? Тут принято расслабляться, ловить рыбу и варить уху.

 

— Но не из купленной же рыбы!

 

— Ты женщина, тебе не понять.

 

— Идиот, — буркнула шлюха, тем не менее, достав рыбу из мешка.

 

— Сама дура, — негромко сказал Рорик, выпуская очередное облачко дыма. Арата хоть и бывала временами глуповатой, тем не менее, нравилась ему за простой нрав и готовность к таким вот безумствам. Но в чём-то она была права. Он тут сидел уже два часа, а рыба все не клевала…

 

Вознамерившись узнать, в чём дело, он вытащил поплавок из воды и, притянув его к себе, посмотрел на крючок.

 

— Вроде все нормально, — задумчиво сказал он, уже собираясь вновь забросить удочку, да вот только женщина, выложившая рыбу из мешка и вернувшаяся к разжиганию костра, взглянула на крючок.

 

— Чёрный…

 

— Чего?

 

— Ты ничего не забыл?

 

— Ммм… — Рорик посмотрел на крючок, затем на трубку у себя во рту, потом на рыбу, разложенную на мешке, — нет. Все вроде бы на месте.

 

— А как насчёт наживки? На что ты рыбу-то ловил?!

 

Только сейчас до Чёрного дошло, что рыбу он действительно ловил без наживки. На секунду он задумался, каким идиотом его сейчас видит Арата, и, придя к выводу, что весьма большим, положил удочку на землю.

 

— Ну и хер с ней, — сказал Рорик, посмотрев на воду. Он не занимался рыбалкой добрые две сотни лет, и вполне простительно было забыть о такой мелочи. Да и вообще, он был вожаком Стаи! Что ему до какой-то там наживки?! Его разум всегда занят делами куда более важными и серьёзными, чем…

 

— И нечего так на меня смотреть, — сказал он, буквально чувствуя у себя на затылке насмешливый взгляд шлюхи. — Я тебе, между прочим, деньги плачу.

 

— Великий и ужасный Рорик Чёрный, — улыбаясь, сказала Арата, — легенда севера, ближайший друг короля, ловит рыбу без наживки!

 

— Ты только что свою оплату вдвое укоротила.

 

— Мир будет потрясён, узнав такие новости! — продолжала тем временем женщина. — Думаю, в Йорте её воспримут особенно хорошо. А твои Волки-то как рады будут об этом услышать.

 

— Ты не посмеешь, — прорычал Рорик, с ненавистью посмотрев на Арату, а та в ответ лишь мило улыбнулась, давая понять, что, разумеется, посмеет.

 

— Я лишилась половины оплаты, мой милый, так что мой разум может быть затуманен горем, — сказала она, сохраняя на лице милую улыбочку.

 

— Ладно-ладно, — махнул рукой Чёрный, — ты его удвоишь, если будешь держать язык за зубами.

 

Последующие несколько часов Рорик готовился потратить на ворчание касательно того, какой же гадиной была эта проклятая шлюха, но судьба распорядилась по-иному. В тот самый момент, когда Арата все-таки смогла разжечь костёр, все ещё улыбаясь тому, что ей удалось выбить из Волка в два раза больше денег, чем планировалось, Рорик на краю восприятия уловил еле слышный крик.

 

Бросив удочку на землю, он вскочил на ноги и прислушался. Через мгновенье крик повторился, и в этот раз он был куда более громким и чётким. Даже Арата, судя по всему, услышала его, потому что женщина тоже встала на ноги и стала осматриваться по сторонам.

 

— Что это? — негромко спросила она, но Рорик знаком приказал ей молчать.

 

— Таргл!.. — услышал он далёкий голос Орлафа.

 

 

***

 

 

Несколько мучительно долгих минут Орлаф пытался догнать Таргла, уносимого рекой вперёд, но все было тщетно. Течение было слишком сильным, и оно удерживало мальчишек на слишком большом расстоянии друг от друга.

 

— Таргл, держись! — кричал принц, отчаянно стараясь не обращать внимания на ужасную боль, охватившую все тело. Вода была ледяной, и Орлаф прекрасно понимал, что долго ему в ней не выжить. Но также он знал, что Тарглу сейчас в сотню раз тяжелее, ведь тот был всего лишь маленьким мальчиком!

 

— Таргл! — вновь крикнул он, из последних сил стараясь нагнать волчонка. — Таргл!..

 

Силы покидали принца. Руки и ноги уже почти не болели, и это было страшнее всего. Это был верный признак того, что вскоре они перестанут слушаться его, и тогда Орлаф просто утонет.

 

— Таргл! — в отчаянье крикнул Орлаф, видя, как того уносит все дальше и дальше, — я не могу!..

 

Он не мог его спасти, и единственным, что сейчас был способен сделать Орлаф — так это попытаться выплыть к берегу, чтобы спасти хотя бы себя. Ведомый подобными мыслями, принц из последних сил стал грести влево, надеясь на то, что случится чудо и ему удастся выбраться.

 

Судьба сегодня была благосклонна к принцу. Ему все-таки удалось подплыть к берегу, и, ухватившись за какую-то корягу, свисавшую к воде, он выбрался на сушу. Он уже почти не чувствовал тела и слышал лишь слабый стук собственного сердца. Безмерная усталость сковала Орлафа, не давая ему ни подняться на ноги, ни даже позвать на помощь. Да и кто мог помочь ему в этом лесу? Кто мог помочь Тарглу, которого река уносила все дальше и дальше?..

 

Орлаф не знал, сколько он пролежал на берегу. Может быть, несколько минут, а может, и часов. Разум его находился между сном и явью, и принц никак не мог понять, спит он сейчас или бодрствует. Ему было очень жарко и одновременно с этим холодно. Тело его пронзала страшная боль, но при этом он не мог пошевелить ни руками, ни ногами, а мир вокруг заволакивало каким-то серым туманом.

 

Вдруг его резко тряхнуло, и мир быстро закрутился. Река метнулась куда-то в сторону, а земля и вовсе исчезла из поля зрения. Орлаф не сразу понял, что прямо на него смотрят два жёлтых глаза.

 

— Где он?! — раздался над самым его ухом звериный рык. С трудом удерживая взгляд прямо, принц понял, что на него смотрит Рорик. Но сейчас Чёрный выглядел как-то странно и жутко… У него были жёлтые глаза, клыки стали длиннее, а лицо устрашающе вытянулось, приобретая звериную форму.

 

— Где Таргл?! — Рорик, удерживавший его за ворот, тряхнул Орлафа. — Говори, чёртов ублюдок! Говори, или я разорву тебя на куски!

 

— Таргл… — с трудом прошептал Орлаф.

 

— ГДЕ ОН?! — в голосе Рорика слышалась такая ярость и злоба, что принц в ужасе зажмурился.

 

— Он упал в реку, хотел вытащить меня… Я пытался… Я хотел вытащить его… Я…

 

Чёрный швырнул его на землю и побежал прочь. А рыжеволосая женщина, со страхом наблюдавшая за этой сценой, только сейчас решилась подойти к мальчику.

 

— Бедняга, — прошептала она, проведя рукой по щеке Орлафа, — сейчас мы разведём костёр и отогреем тебя. Все будет хорошо.

 

Но принц не слышал её слов, он смотрел вслед Рорику, несущемуся вдоль берега с такой скоростью, какую ни один человек развить не мог.

 

— Спаси его, — прошептал он, прежде чем окончательно провалиться в беспамятство.

 

 

***

 

 

Чёрный надеялся спасти волчонка, надеялся, что ещё не слишком поздно. На севере было всего около сотни Волков, и если Таргл погибнет такой бездарной, глупой смертью… Рорик даже слов не мог подобрать. Зверь в нём бушевал, чувствуя ярость хозяина. Огромных трудов ему стоило не убить этого проклятого ублюдка Орлафа прямо там, на месте, но если Таргл не выживет, то принца уже можно будет считать мертвецом. Плевать на Арнгора и всех прочих. Если Таргл погибнет, то он найдёт и убьёт этого гада, чего бы это ему ни стоило. Вырвет его клятое сердце.

 

Поиски заняли около получаса, за которые Рорик дошёл до того места, где бурное течение успокаивалось и водная гладь была ровной, как стекло. Здесь он и нашёл Таргла.

 

Волчонок лежал на берегу, и, глядя на его белое лицо, Чёрный понял, что опоздал. Осознание этого факта на миг затуманило его разум, и он попросту проигнорировал человека, склонившегося над телом мальчика, но когда он все-таки увидел его, ярость и горе от того, что погиб один из членов Стаи, отодвинулись в сторону, уступив место безмерному удивлению.

 

— Какого хера?! — крикнул он, видя, как над мёртвым волчонком склонился человек, замотанный в какое-то тряпьё. Человек, которого он видел всего лишь несколько месяцев назад, во время своего посольства.

 

— Какого хера?! — повторил он, глядя на человека, которого он знал как Элхарта, правителя Катарской Империи.

 

Но тот ничего не ответил, а лишь все так же держал руку на груди Таргла.

 

Рорика такое положение дел совсем не устраивало. В несколько шагов он подлетел к Элхарту и попытался схватить его за плечо, стараясь защитить волчонка. Но в тот миг, когда он коснулся серой ткани, Чёрного словно ударила молния. Воспоминание. Он увидел драконью тень на стене старого дома. Того самого дома, где жила ведьма по имени Гирда.

 

Когда же Рорик пришёл в себя, он увидел, что лицо Таргла более не было таким бледным, а грудь мальчика медленно поднималась и опускалась. Он дышал.

 

— Береги его, — сказал человек с лицом Элхарта, поднимаясь на ноги. Он посмотрел на Рорика, и тот понял, что хоть незнакомец и был как две капли воды похож на Императора, но глаза его были совершенно другими. В них Чёрный увидел то, что заставило его в страхе, настоящем страхе, сделать шаг назад.

 

— Кто ты? — спросил он.

 

— Береги его, — повторил Человек, и с этими словами он развернулся и пошёл прочь, не удостоив Рорика и взглядом. А Волк же только и мог, что несколько секунд просто смотреть ему вслед, но потом тревога за Таргла все-таки взяла своё и он, опустившись рядом с мальчиком на колени, негромко прошептал:

 

— Таргл, ты меня слышишь?

 

Он слышал. Волчонок медленно открыл глаза и неуверенно посмотрел на него.

 

— Рорик? — прошептал он.

 

— Живой, — выдохнул Чёрный, улыбнувшись, — живой…

 

— Что случилось? — спросил мальчик, приподнявшись на локтях. Он чувствовал какое-то странное тепло, а когда посмотрел на грудь, то понял, что служило его источником. Ровно в том месте, куда приложил свою руку Человек, лежал небольшой амулет в форме полумесяца. Таргл осторожно взял его и почувствовал, что тот пульсирует в такт биению его сердец.

 

— Живой, — вновь прошептал Рорик, проведя рукой по волосам мальчика.

  • Отрава в его крови / Курорт "Шервудские дубы и румынский розарий" / Shiae Hagall Serpent
  • ТАРТАНА (возвращение домой) / Малютин Виктор
  • Дитя тумана / Малютин Виктор
  • Корпоратив / Под другим углом / Ljuc
  • Роберт Фрост "Починка стены" / В поисках пассата / Прохожий Влад
  • Мимоходом. Автор - Зауэр И. / Дикое арт-пати / Зауэр Ирина
  • Играй, жизнь - колода карт... / Фурсин Олег
  • И тьма опустилась на землю Колхиды. Снежинка / Купальская ночь 2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Зима Ольга
  • Вымышленный судья / Волков Максим
  • Белоснежный пух кружиться в небе / Витая в облаках / Исламова Елена
  • Увидели страшное (Фомальгаут Мария) / Лонгмоб "Байки из склепа-3" / Вашутин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль