Глава 18 / Крылья / Александр Ichimaru
 

Глава 18

0.00
 
Глава 18

— Ну и что вы делаете? Макс? Орм и Рауд? Рэйли? Остальные? Даже Нат! Из вас всех только Стэнли не позволил навязать себе чужой ритм! — Цубаки был крайне недоволен, даже зол, и впервые во время игры выговаривал команде тем же стальным голосом, каким ругал во время тренировок. До этого на всем протяжении любого из матчей тренер предпочитал не давить и просто объяснять ошибки атаки или дыры в обороне.

Но только не сейчас.

В итоге встряска в перерыве вышла куда более внушительной, чем сразу по окончании первой половины игры. Так что с новым свистком парни появились на поле мрачные и насупленные. Особенно Рэд, которого буквально носом ткнули в один очевидный факт: он обязан был заметить, что его команда изменила своему ритму игры. И обязан был сделать все, чтобы это исправить.

Однако никаких особых указаний Цубаки так и не дал. Просто обратил внимание на ошибку, прямым текстом сообщив, что игроки должны справиться с проблемой сами.

 

Макс мрачно посмотрел на поле. Жара давала о себе знать, и воздух будто дрожал перед глазами размытым маревом, чуть искажая очертания трибун на другом конце поля. Оно мерно колыхалось вокруг, давило на грудь безветренным зноем, заставляло тяжело дышать даже после короткой пробежки; вводило в странную мерную сонливость, и тело двигалось скорее на автомате. Это состояние лишь усугубляли точные размеренные движения игроков чужой команды, вводили в транс, подобно тиканью часов в тишине.

Рэд зло тряхнул головой, остановился и, будто вовсе забыв про игру, уверенно пошел к краю поля, к бутылкам с водой. Полностью отвинтил крышку первой попавшейся и, недолго думая, вылил всю себе на голову. Встряхнулся, для верности еще с силой хлопнув себя по щекам, и вновь вернулся на игровое поле. Теперь глаза его горели уже знакомой яростью.

Пронзительный свист заставил на время отвлечься игроков и встряхнул трибуны. Макс поднял руку вверх, показывая на пальцах "двойку" — сигнал для смены формации.

И сразу сорвался на бег.

Уже не тот вялый, подчинившийся жаре и чужому навязанному темпу, а такой, который делал его одним из быстрейших в команде.

И остальные просто вынуждены войти в его ритм, иначе поддержать атаку банально не успеют.

 

Команда, у которой есть лишь одно оружие, не сможет вечно побеждать. Так и сейчас: стоило Рэду начать спонтанно менять схемы атаки, как противник не смог поддерживать свой единый механизм, и под конец их построение, как и их ритм, окончательно сбились. На поле начался хаос, игроки будто потерялись, совершая ошибку за ошибкой. А у такой команды выиграть уже проще простого. И пусть сравнять счет «Крылья» смогли лишь на последней минуте, дополнительного времени атакующей четверке — Рэйли тоже вышел вперед — более чем хватило, чтобы завершить этот матч своей победой. Теперь, когда козырная карта противника была известна, отправить ее в отбой оказалось, пожалуй, слишком просто.

Но очередная ступенька на пути к вершине была отмечена лишь со спокойным удовлетворением:

«Мы справились», — подумал каждый из них и, как-то на автомате кивнув в ответ на похвалу тренера, все прошли к раздевалкам.

Напряжение в команде лишь росло: победа ничего не изменила.

Не только Рэд — каждый из игроков ждал следующего матча. Первого по-настоящему сильного противника. Первый матч, где им, скорее всего, придется играть на максимум возможного, а то и превзойти себя. И, пусть Цубаки неизменно поддерживал своей непоколебимой верой в команду, каждый четко осознавал: все их победы — не более чем ясли по сравнению с грядущей игрой.

 

***

 

На следующее утро Цубаки пришлось приложить немало усилий, чтобы хоть как-то отвлечь команду от мыслей о предстоящей игре. До выхода на поле оставалось еще несколько часов, а нервное напряжение уже зашкаливало. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы игроки банально перегорели, хотя и роль своеобразного психолога была для Рю ужасно непривычна. Он умел поддерживать, ему это удавалось лучше всего, а вот чем отвлечь и на что перенаправить внимание в подобных случаях, он не представлял, тем более, что и сам был слишком зациклен. И в итоге нашел единственный выход — устроил всей команде бесплатный поход в кино.

Какая-то несильно популярная комедия сделала свое дело, подняв настроение и забрав с искренним смехом и большую часть атмосферы, что царила в рядах игроков. Да и закончилась она как раз вовремя, чтобы команда спокойно смогла добраться до стадиона, а футболисты не успели заново накрутить себя во время ожидания. Когда игроки были уже полностью готовы — до выхода на поле оставались считанные минуты. И Цубаки предпочел потратить их на свою короткую речь. Но в этот раз он даже не затронул тему стратегии или слабостей команды противника, об этом и так было достаточно сказано накануне. Сейчас он говорил совсем иные слова:

— Ваш противник силен, глупо отрицать очевидное и выходить на поле с застилающей глаза самоуверенностью. Но вы прошли тот же путь, что и они. А значит, вы не слабее. Я понимаю, многим из вас известен Фернандо, многие видели его матчи, но! футбол — командная игра! И итог никогда не будет зависеть от единственного игрока. Его стоит уважать, но не смейте его бояться! Против вас бывший игрок национального уровня, сейчас я впервые подчеркну это слово. Травма и несколько лет без серьезной игры пусть и не умалили его опыт, но в остальном он вряд ли превосходит теперь ваш уровень. Он такой же игрок, как и вы — не более.

Рю совершенно верно угадал основную причину напряжения в команде. Известный игрок в чужом составе — это в первую очередь сильный психологический ход. Мальчишки, некоторые из которых пару лет назад с интересом следили за матчами, горевали и радовались, носили футболки с его номером и фамилией, просто на подсознательном уровне считали, что не ровня ему, заведомо определяли себя в ряды проигравших или просто боялись опозориться перед "настоящим" игроком. И, пусть Цубаки сам не так давно акцентировал внимание именно на центровом противника, чтобы заставить своих ребят серьезно отнестись к игре, а Рэда забыть на время о ненавистном Суо, сейчас он делал абсолютно обратный ход. И достаточно успешно.

Повисла тишина, напряжение в которой наконец сменилось несколько иным чувством, а может просто поменяло настроение. Прозвучал сигнал, приглашающий команды готовиться к выходу на поле. Цубаки вновь улыбнулся. Привычно открыто, привычно — тепло. И прежде, чем направиться к выходу из раздевалки, все же прозвучало заветное слово, впервые, потому что раньше в этом не было нужды:

— Победите.

Приказ? Просьба? Предсказание? Каждый, наверное, воспримет по-своему. Вот только теплая уверенность — чужая и близкая одновременно — окончательно вытеснила ненужные предрассудки.

Начинается игра.

А игроки равны на поле.

Ни мячу, ни арбитрам нет дела до того, кто новичок, кто профи.

И верный знак между ними способен поставить лишь забитый в ворота гол.

Дрожь и предвкушение теперь вызывали невольный торжествующий оскал на лице даже обычно невозмутимого Стэнли: на это поле боя они выходили как на праздник, готовые отдать ему и душу, и тело, не думая ни о чем, кроме одного конкретного момента — того, который решит все. И их тренер был прав: таким мгновением может стать каждая секунда игры.

Центровой «Виктори-С» мгновенно привлек внимание Макса. Мужчина средних лет, которому, скорее всего, уже было за тридцать, выделялся среди остальных игроков, как ворон выделяется среди стаи ворон. При ходьбе он чуть припадал на левую ногу, но Рэд не позволил ввести себя в заблуждение этим фактом, точно так же предупредив об этом и свою команду. А все потому, что в этом человеке было слишком заметно то, чего не было больше ни у кого на поле — впечатляющий опыт официальных игр, о котором предупреждал Рю.

Фернандо Эрл почувствовал на себе взгляд Макса и улыбнулся, показав несколько неровные зубы; задорно подмигнул. Он воспринимал противника явно иначе, чем любой другой на поле. Как-то по-дружески, но ни в коем случае не высокомерно. Этот человек пришел играть и жаждал победы, как и все, но в нем не чувствовалось невольного настороженного негатива или ярости к противнику. Рэду, который заведомо записывал любого чужого игрока во "враги" как минимум на время матча, это было непонятно. Но не вызвало отторжения.

Впрочем, был тут человек, способный махом изменить настроение Макса Челленджера.

— Интересно глянуть, — негромко приветствовал его Суо, привычно-манерно растягивая слова, — чему может научить тренер, не способный ни ходить, ни бегать?

Однако, вопреки обыкновению, Рэд не сорвался и не взбесился. Его голос прозвучал холодно и убийственно спокойно, поразив и несколько огорошив Жака куда вернее:

— Не ты ли чуть ли не на коленях умолял Цубаки стать вашим тренером?

Макс сжал руку Суо в рукопожатии. Капитан против капитана. Но впервые в душе Рэда поднимала голову не ненависть, а ледяная брезгливость. И, пусть ладони они друг другу помяли ощутимо, Макс просто спокойно развернулся и отправился на выбранную половину поля. Сегодня жребий отдал право первого удара противнику. Хотя центровой не мог не отметить: чужая команда совсем не оценила поведение своего капитана. Во всяком случае не все.

И как никогда прежде показали себя все преимущества возможности первыми начать атаку. Игра накалилась до предела с первых же мгновений. Суо вместе с Эрлом легко прошли первую линию защиты, но их закрыли Рейли и Стэн — Рю не зря, совсем не зря! потратил столько времени на анализ поведения именно Фернандо, просмотрев абсолютно все его официальные матчи. Атака захлебнулась и тут же воскресла вновь. Жак обладал выдающейся среди его ровесников техникой и не позволил так легко забрать инициативу.

— Не так быстро!

Натаниэль безошибочно поймал мяч и мгновенным броском отправил его к Рэду. Не дал ни секунды времени, так что противник не смог перестроиться в защиту. И это тоже было тем, что с такой настойчивостью заставлял тренировать Рю, пользуясь мастерством доставшегося команде вратаря.

Но фора не оправдала надежд на легкий гол.

Теперь уже Макс испытал на себе мастерство чужой линии защиты. Его буквально вынудили отдать пас назад, Рауду, но там вдохом раньше оказался центровой противника.

Вновь игроки волной отхлынули к своим воротам.

И снова — назад: Суо не прошел правого полузащитника, а принявший мяч Рэд каким-то чудом обошел Фернандо.

Пас вперед, финт, назад! На близнецов, чей фокус "двойников" сработал идеально, еще не разгаданный противником. Первый удар по воротам — и вновь на свою половину поля! Чужой вратарь сыграл не хуже Фриза.

Первые десять минут не позволяли расслабиться никому. Замолкли зрители, напряженно следя за каждым движением. Сбивался комментатор, напрасно пытаясь успеть за мячом в попытке проговорить все номера. Оба тренера и вовсе замерли, будто окаменев — на их лицах жили лишь глаза, видящие каждый прием, запоминающие особенности и тактики, и финтов, и игроков. Слишком много? Но оба привыкли анализировать. И оба просмотрели достаточно много матчей — сотни, а то и тысячи — чтобы уметь видеть то, что в первую очередь необходимо.

В немом восторге замерла и Рин, так и оставшись стоять с бутылкой в руке: открыть — открыла, но игра заставила забыть о такой мелочи, как жажда. И точно так же наблюдал за игрой сидевший на скамье запасных Рон. Но не жалел и не рвался на поле, прекрасно видя, что этот матч куда выше его уровня.

А потом наступило вполне оправданное затишье. Обе стороны выдохлись и были вынуждены сбавить темп. И теперь, после накала первых минут, он казался слишком медленным и сонным. Зато вновь ожили трибуны, куда охотнее даря свою поддержку той команде, что так сильно выделялась известными именами.

Первый тайм закончился вничью. Только сил выпил куда больше, чем могли предположить парни, или даже сам Цубаки. Игроки буквально развалились, кто на скамейках, кто прямо на полу, пытаясь восстановить хоть немного сил для следующей половины игры. Рю даже на пару минут отложил короткий разбор и рекомендации. Пусть потом придется говорить сжато, но отдых не менее важен.

И с тем большим удивлением он поднял взгляд на подошедшего к нему Рэда, который отчего-то не собирался следовать примеру остальных в погоне за мгновениями отдыха.

— Есть… вопрос, — негромко обратился он к тренеру.

Но Макс явно не знал, с чего начать и как сформулировать свою проблему. Дело в том, что за прошедшие матчи, не только в составе «Крыльев», а в общем — за все свои годы дворовой игры, Рэд привык чувствовать поле. Он порой словно предсказывал следующий ход противника, место, куда попадет неточно поданный пас, часто знал, насколько бесполезен удар по воротам, и временами мог отдать мяч своему игроку не глядя, просто зная, что он окажется там. Не раз и не два это уже определяло ход игры. Сегодняшний матч не был исключением, но… временами его чутье как будто было фальшивым. Он ошибался, хотя привычная уверенность в эти мгновения никуда не девалась. И теперь он просто боялся себе доверять, одновременно понимая, что без этого им не выиграть. Все это центровой и изложил Цубаки. Путано, сбивчиво, повторяясь и отчего-то отчаянно краснея. Хотя он и не знал, насколько правильно спрашивать это у тренера. Ведь Рю… вряд ли когда испытывал подобное. Вряд ли вообще помнит — каково это, чувствовать поле?

И эти опасения были полностью верны. Цубаки действительно просто не мог понять, о чем говорит друг. Во всяком случае внутренне — только умом. Но помочь и дать совет постарался. Да и неуверенность он сейчас показать просто не имел права — Рэд слишком много из-за этого может потерять.

— Я думаю, — чуть помедлив, начал Рю, — причина в их центровом. Не только в нем, вероятно, но он — основная. Его опыт позволяет ему чувствовать и видеть глубже и больше тебя. Возможно он же тебе и мешает. Он контролирует и понимает игру лучше, а ты это как-то чувствуешь или интуитивно понимаешь. Но в таких условиях тебе, наоборот, нужно больше себе верить и больше втянуться в игру. Попробуй победить опыт талантом — вдруг что-то, да выйдет?

Пускай все это прозвучало несколько банально, пускай является не более чем предположениями того, кто не в состоянии полностью понять проблемы. Но в сущности было сказано именно то, что нужно. Рэд кивнул и, наконец, позволил себе окончательно расслабиться; нормально отдохнуть хотя бы пару оставшихся минут до того, как Цубаки начнет краткий разбор первого тайма.

 

***

 

Следующие сорок пять минут начинались вовсе не так активно. Футболисты будто растеряли весь задор, подобно сонным мухам передавая друг другу мяч, вяло вступая в борьбу и столь же вяло ее выигрывая или проигрывая. Само собой, напряженных моментов за это время не было вовсе. В противовес началу игры — сейчас зрители просто засыпали.

На самом же деле обе команды давали себе дополнительное время на отдых.

И атмосфера постепенно накалялась вновь.

Рано или поздно кто-то обязан нарушить это сонное забытье.

И первыми это сделали «Крылья».

Повинуясь знаку капитана, атакующие, вновь четверо, буквально сорвались вперед, легко обойдя первых игроков, которые банально не успели опомниться.

Но вновь не вышло.

Фернандо Эрл и вовсе будто и не засыпал, оказавшись на пути Орма и Рэйли пусть и в последний момент, но вместе с тем — как никогда вовремя.

Вновь атака.

Вновь накал.

Вновь темп на грани возможного, сквозь усталость, уже казавшийся вязким воздух и хриплое дыхание, раздирающее гортань.

Но в то же время Макс прекрасно помнил фразу, которую Цубаки сказал в самом конце и только ему:

«Если поймешь, что выиграть невозможно — любыми силами держите ничью».

По сути только это и оставалось делать «Крыльям». Первый тайм и уже половина второго показали четко: не хватает им еще умения, чтобы забить гол такой команде, как «Виктори-С».

Но нет, они вовсе не сдались и не отказались от попыток. Атаки продолжались, такие же напористые и быстрые, но центром тактики теперь стала защита.

Это оказалось ошибкой.

Фернандо, до этого вынужденный оставлять больше игроков позади себя, постоянно опасаясь резких и часто непредсказуемых действий форвардов, почувствовал переход очень четко и воспользовался им мгновенно. Продавить чужую защиту в таких условиях ему оказалось куда легче, и в итоге, все же попавшийся на финт профессионала Натаниэль с яростью оглянулся на колыхающуюся сетку ворот и мяч позади себя.

Гол.

"1:0"

То, чего «Крыльям» допускать было никак нельзя.

Да и времени оставалось слишком мало, чтобы надеяться сравнять счет.

Настроение, мораль, задор… все это вдруг потонуло в удушающей волне нахлынувшего разочарования и безысходности. До этого каждый из них верил — они могут. Они должны.

До этого они отдавали всех себя игре, отдавали и сейчас, но страх грядущего поражения и чувство собственной беспомощности тормозили движения, притупляли реакцию.

 

Цубаки нахмурился и помрачнел, прекрасно видя изменившийся настрой команды. Так же как и понимал, что игроки теперь истощены уже не только физически. На грани — морально. Осталось лишь прокричать несколько слов, надеясь, что его услышат. Если не слова, то хотя бы голос.

 

Но в этот момент были двое, чей взгляд не погас, а стал острее.

Натаниэль Фриз — слишком горд, чтобы признавать поражение.

Макс Челленджер — не сдается никогда. Из глупости или принципа, но он просто этого не умеет.

Резкий окрик голкипера, пара острых слов от капитана и голос тренера — все это вместе заставило команду хоть как-то встряхнуться, и следующей атаке «Виктори» уже дали достойный отпор.

 

Однако...

 

… летящий по высокой дуге мяч будто приковал к себе взгляды всех игроков. Запоздало прозвучало едва слышное "простите" Стэнли, который не рассчитал силу удара.

— Аут? — неуверенно поинтересовался кто-то.

Но прежде, чем все это произошло, Рэд уже рванул за мячом.

Аута не будет — он знал это точно. Мяч коснется травы еще слишком далеко от линии и неуклюже отскочит в ее сторону.

Потом второй раз, почти у самой границы… и до тех пор, пока он ее не пересечет, пусть какие-то жалкие мгновения — мяч еще в игре.

В игре!

Следом за капитаном бросился к воротам противника Рауд, не сильно уступающий в скорости, мгновенно раскрывая заготовленный для Академии козырь — но кому какое сейчас дело? За ним, как-то инстинктивно, скорее из чувства ненависти и нежелания уступать, перешел на бег Суо, вдруг невероятно четко осознав, что он не просто не в состоянии сравниться в скорости с Максом, но не может даже хоть немного приблизиться к нему. И мгновением позже — все остальные.

Мяч первый раз касается поля.

Уже мчатся к своим позициям защитники в попытке сорвать атаку, в возможность которой еще даже не верят. Пытается закрыть Макса центровой противника, но также ощутимо уступает в скорости.

Рэд же ничего этого просто не замечает.

Восприятие странно размылось, а время обратилось в вязкий кисель, как и весь воздух вокруг. Вот мяч завис в своей самой высокой точке, будто не собираясь больше опускаться, но все же нестерпимо медленно начал падать вниз.

Второе касание. Действительно, почти вплотную к линии.

И еще медленнее вверх. Тратя последние мгновения.

Все вокруг и вовсе кажется застыло, но не он сам, и не мяч.

Рэд знал — он движется.

И точно так же он знал, что успеет.

Падение тупой болью отзывается в спине и локте. Но нога касается мяча, задавая ему единственно возможное направление.

«Где-то там!»

Центровой даже не осознал эту мысль, он просто инстинктивно знал, что отдал пас туда, куда нужно.

Орм сначала и сам не поверил в мяч, который будто притянуло к его ноге.

Четкий пас вперед.

Удар по воротам.

Вратарь успеет — Макс был уверен.

Но успеет и Рэйли.

И это Рэд также знал.

Все произошедшее в эти мгновения вызвало острое чувство дежавю и сытую уверенность. Ни удивления, ничего. Макс подобно кукловоду наблюдал за тем, как исполняется просчитанный им до мелочей план красивой и изящной атаки, которую просто не могли остановить.

Радостное изумление, скорее даже некоторый шок, пришел уже потом, когда дважды прозвучал сигнал арбитра. Первый раз объявляя гол. Второй — конец матча.

— Забитый на последних секундах и ничья! Нет, вы это видели?! Что за невероятная атака..! — надрывался тем временем комментатор, а Рэд только и мог, что нормально сесть на траве, ощущая запоздалую дрожь и онемение в мышцах.

Чтобы успеть за этим мячом, он выжал из себя всю скорость, что мог. И это на последних секундах напряженного матча, когда и без того уже на пределе.

— Великолепно!

Рэд вздрогнул и поднял глаза сначала на протянутую ему руку, а потом и на центрового противника. Ухмыльнулся.

И принял помощь, чувствуя, как чужая сила поднимает его на ноги, вопреки предательской дрожи в коленях.

Уже не противник, бой ведь окончен.

Теперь просто тот, кто признал его, пусть Макс еще слишком молод и неопытен, чтобы составить конкуренцию. И тот, кого изначально признавал он сам.

Назначать дополнительное время было бы садизмом, главный судья на это и не пошел, вполне логично объявив серию пенальти, как и надеялся Рю. В случае технического превосходства противника — шанс победить для «Крыльев» был лишь один: свести игру в ничью и верить в Натаниэля.

Верить не зря, потому что голкипер не подвел, взяв два мяча из пяти.

 

Эта игра осталась за ними.

  • Кипарисов у вас изумрудные кроны / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Сталкер - парочка / Малютин Виктор
  • Новая жизнь (Кирьякова Инна) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • За стенками тишь, и мыши скребутся ночами... / Drolya Drolushka
  • Почему я не хотел родиться зверем / Никитин Роман
  • Противостояние / Амба / Казанцев Сергей
  • Поэтическая соринка 010. Горе человеческое. / Фурсин Олег
  • Треугольник / Пописульки / Непутова Непутёна
  • Мне говорили... / Свинцовая тетрадь / Лешуков Александр
  • Грустная сказка (Жабкина Жанна) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Летние сюрпризы / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль