Глава 45

0.00
 
Глава 45

Глава XVI

 

 

Гаузен захватил погрома и отправился в путь. Лес, в котором должны были оказаться бандиты с украденным яйцом, был намного дальше от города, чем монастырь, так что у Гаузена было время хорошенько поразмыслить. Да и Шанто не особо отвлекал его разговорами.

— Слушай, Шанто. А в тот раз ты их неплохо раскидал! Тебя этому в школе научили? — затронул не самую ранимую часть личности погрома юноша.

— Не знаю, как-то само вышло, — призадумавшись, объяснил погром.

— А если проголодаешься дороге? — встревожился Гаузен, что спутник может выйти из-под контроля.

— Поищу кореньев. Одни лопухи на вкус как капуста, а у иных — корни как репа… Если что — могу угостить, — добродушно предложил Шанто.

— Прибереги свое угощение для кое-кого еще, — задумчиво пробормотал Гаузен. Порывшись у себя в памяти, он лишний раз подумал, что Арсин знает его давно, потому и отследил его. Может и сейчас у коварного последователя ордена Охранителей Книг есть какой-то встречный план.

— В случае чего нам надо разделиться… — заявил Гаузен, подметив, что враги могут поступить точно так же. — План таков, Шанто. Пойдем по их следам и незаметно выкрадем яйцо, — тут Гаузен посмотрел вверх и нашел, что определение «незаметно» уместно к погрому не больше, чем крокодил в коровнике.

— То есть, я попытаюсь, а ты спрячешься…

Юноша снова посмотрел на великана и представил себе это на деле:

— Деревом притворяться умеешь?

— А это как? — почесал затылок погром.

— Ладно, забудь, — махнул рукой Гаузен, не зная, чего посоветовать. — Давай так — я украду, а ты ляжешь. Прилечь-то на землю по-тихому сможешь?

— Я так и делаю, когда спать собираюсь, — подтвердил Шанто.

— Этого еще не хватало! Операцию «С легким храпом!» захотел устроить? Да тебя в таверне было не растолкать!

Тут Гаузен вспомнил двух спорщиков-умников, которых заметил в таверне незадолго до того, как отбыл на руины штаба ордена Охранителей Книг. Они подозрительно напоминали ему монахов из обители ордена Всемзнания.

Но ведь и Кловиад с его дружками тоже были там? Что, если они следили за служителями с самого начала, и поэтому были уверены, что Лин, которая должна была встретиться с ними, от них не уйдет. Но смерть наставника поменяла ее планы.

Но тогда они могли знать про тайную обитель рядом с Ротаном? Или Арсин? А, может быть, именно настоятель монастыря Катапака выдал бандитам Талена, потому что хотел заполучить Книгу Знаний?

Так или иначе, сейчас все недруги Гаузена были в одной команде. И он уже не знал, кого из них он ненавидит больше. И горел желанием расквитаться с ними раз и навсегда.

— Дело будет так, — набросал сцену юноша. — Арсин будет стоять на опушке и указывать, что нужно сорвать… А Кловиад будет спорить с ним, потому что считает себя главным, но не разбирается в алхимии. Зубочист и помощник Арсина… Что за человек! Даже имени у него нет! Нагнувшись к земле будут дергать сорняки, а Арсин будет ругаться, что это все не то, что нужно.

А ты, Шанто, тем временем, берешь валун и швыряешь… Постой, а если валуна не будет? Надо бы по дороге подобрать… Но пока дотолкаешь — стемнеть успеет. Осилишь выдернуть с корнями ближайшее дерево?

— А деревце-то в чем провинилось? — изумился погром.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Гаузен, припомнив, сколь сильно не одобрял Ленон вырубку деревьев. — А если они себе новую банду сколотили? Трудно такое предсказать!

— У меня есть идея, — робко подал голос Шанто. — Может, притворимся бродячими музыкантами?

— Бурундукнуться можно! Мы уже это обсуждали! Это не идея, а тупик! — отрезал юноша и, поразмыслив, прибавил:

— Ладно, упрощаем расписание. Ты берешь на себя Кловиада, Зубочиста, Арсина и его помощника. А я беру на себя яйцо. Хрясь-жбан-вдрабадан! И мы победители!

— Даже не знаю, — начал загибать пальцы погром. — Так сложно запомнить все эти имена, да еще по порядку…

— Матушка моя гусыня! — подивился недогадливости напарника юноша и с убежденностью заядлого беспредельщика заявил: — Плевать на порядок — главное результат!

 

Гаузен снова вспомнил о том, что оставил Ленона одного. Но почему одного? В монастыре полно умников, которых интересуют одни только книги. Хотя, по его мнению, обитатели монастырских застенок скорее походили на идиотов. Раньше бы он не удержался от шутки, что Ленон нашел себе подходящую компанию, но теперь ему было тоскливо.

Тут юноша подумал, а что если их враги не разделились, а наоборот — решили разделить Ленона и Гаузена? Наибольшую опасность для них представляли погром и трофейная сабля-камнерез. Да и монастырь, хоть и был тайным отделом ордена Всемзнания, но не сказать, что его обитатели особо усердно берегли свой секрет. Только сейчас Гаузен понял, насколько глупо он поступил, бросив Ленона вместе с книгой.

— Как же я до сих пор не понял? Ведь каждый раз, когда мы разлучаемся, с нами происходят несчастья! Мне казалось, что я позаботился о друге, а вместо этого — оставил его в беде! — воскликнул Гаузен и скомандовал:

— Шанто, мы поворачиваем назад!

 

Тем временем Ленон начал потихоньку устраиваться в монастыре. Хотя он еще не обзавелся собственной комнатой, но ему вручили накидку с капюшоном, которую он тут же и надел. Новый элемент одежды пришелся ему впору, и он быстро оценил его по достоинству среди гуляющих по обители сквозняков. Устав слоняться по монастырю, юноша подошел к окошку. Он увидел, как к стенам монастыря подходит группа монахов. Тут первый из них скинул капюшон, и Ленон узнал человека, который сжег его паспорт. Он что-то сказал привратнику, и тот начал отворять дверь. Ленон пытался предупредить, но его крик не был услышан. Тогда он побежал вниз, чтобы спасти Книгу Знаний. Он вспомнил, где она была оставлена монахами, и быстро схватил ее со стола.

К этому моменту прибывшие лже-монахи скинули робы и ворвались в монастырь. Местные служители, привыкшие к сытой и праздной жизни, не оказывали захватчикам никакого сопротивления, разбегаясь в ужасе, либо пытаясь где-то спрятаться.

— Не сжигайте здесь все раньше времени! — услышал чей-то приказ Ленон, хватая Книгу Знаний. Тут в библиотеку ворвался Арсин и ткнул пальцем в юношу:

— Верни книгу, мелкий пакостник!

Ленон вскочил на стол и уже с него забрался на ближайший книжный шельф. С несвойственной для себя ловкостью юноша начал перепрыгивать с одного шкафа на другой. Увидев это, бандиты обрушили шкаф. За ним, как домино, начали валиться остальные книжные полки. Но в последний момент Ленон успел прыгнуть и зацепиться за перила второго этажа. Выкарабкавшись, юноша побежал наверх, чтобы позвонить в колокол и поднять тревогу.

 

Услыхав, что вдали звонит колокол, Гаузен резко прибавил ходу. Ворвавшись в монастырь вместе с погромом, юноша столкнулся с Зубочистом и помощником Арсина. Похоже, что несмотря на внезапный штурм, те не исключали, что им придется иметь дело с Гаузеном и его сверхпрочной саблей. Оба тут же спрятали свои клинки и вытащили дубинки. Пока юноша размышлял, как ему разобраться одновременно с двумя противниками, из-за его спины выскочил Шанто. Погром схватил скамейку и огрел бандитов, не дав им возможности пожалеть о поспешном решении заменить смертоносное оружие деревянным. Тут на помощь своим приспешникам, которым, впрочем, помощь уже не требовалась, выскочил Арсин. Но вместо оружия он достал деревянный сундук и открыл крышку:

— А вот и подарок для нашего большого друга! — издевательски проверещал храмовник и кинул в погрома осиным ульем. Похоже, погромы сильно боялись ос, так как Шанто в страхе удрал прочь, несмотря на увещевания Гаузена остаться. Юноша понял, что ему придется сражаться в одиночку. Но, оглянувшись, он заметил, что Арсин снова куда-то скрылся. Обыскав бесчувственные тела нападавших, Гаузен нашел у Зубочиста яйцо драконихи. К счастью, на нем не было ни царапины. Тут юноша спохватился, что в пылу битвы забыл про Ленона и поспешил ему на выручку.

На пути к колокольне перед ним предстал Кловиад. Предводитель разбойников не стал таскать с собой два комплекта оружия, а вместо этого вооружился деревянным щитом и огромной палицей, которую украшали металлические шипы. Более того, все тело головореза покрывали деревянные доспехи, так что Кловиад скорее был похож на игрушечного рыцаря, резко прибавившего в размерах.

— Признавайся! Ты убил Талена? — в гневе закричал юноша.

— Глупец! — с отвращением усмехнулся разбойник. — Думаешь, я помню каждого, кого прикончил по имени?

— Спутник той девушки! — снова вскрикнул Гаузен, которому было противно упоминать имя Лин рядом с таким чудовищем, как Кловиад.

— А-а, об этом… Ты знаешь, он только и успел, что ПРЕСТАВИТЬСЯ. Но твое имя, Гаузен, я не забуду, обещаю. Я даже его вырезал на этой дубине! — взмахнул своей уродливой палицей Кловиад.

— Но у меня не было особого желания его убивать. Он лишь попался мне на пути. Ты, наверное, хочешь узнать, кому это было нужно самом деле? Я не попадусь на эту уловку дважды… Я никому больше не выболтаю своих секретов, даже если буду убежден, что мой благодарный слушатель отдаст концы через пару мгновений.

Но не бойся — его имя в любом случае не пройдет мимо тебя. Я вырежу его на твоей спине, а потом сдеру кожу и сделаю для книги новую обложку, рассказав, сколько неприятностей ты ему принес. Такой человек, как он, не оставляет подобные подарки без вознаграждения. Но этот я готов сделать совершенно бесплатно!

Гаузен понял, что у него мало шансов пробить защиту своего злейшего врага. Увернувшись от сокрушительного удара, юноша решил сбежать, судорожно перебирая варианты спасения после того, как отыщет своего друга.

Добравшись до колокольни, Гаузен взлетел по ступенькам. На самом верху он обнаружил съежившегося от страха Ленона, чьи пальцы намертво вцепились в Книгу Знаний. Велит прижал палец к губам и тоже спрятался в тень, лихорадочно соображая, что делать дальше.

— Гаузен, где ты? — с угрожающей любезностью осведомился Кловиад где-то снаружи. — Отдай книгу и я, так и быть, пощажу твоего друга!

Голос становился с каждым шагом все громче. Гаузен понял, что скоро их убежище будет раскрыто.

— Знаешь, по ком звонит колокол? — отозвался Гаузен.

— Опять твои дурацкие загадки? — судя по тону, немного подрастерялся разбойник. Юноша почувствовал, что тяжелая поступь деревянного рыцаря раздается все громче. Кловиад вошел в колокольню.

— Он звонит по тебе, ублюдок! — отчаянно закричал юноша и, выгадав момент, изо всех сил ударил саблей по каменной балке, на которой держался металлический купол. Бронзовая махина ухнула вниз, миновав несколько пролетов, и приземлилась, наполнив окрестности раскатами ужасающего звона. Гаузен посмотрел вниз. Неуклюжие доспехи сослужили плохую роль — Кловиад не успел отскочить.

— Ленон, тебе лучше не смотреть вниз, — мрачно посоветовал Гаузен.

— Говори громче, у меня уши заложены, — пожаловался Ленон. Он пожалел, что не захватил из дома огромных наушников. Даже без музыки они бы ему здорово пригодились, пока он бил молотом в колокол.

— Не пробыл здесь и дня, а уже монахам в кости все деньги проиграл и даже уши заложил? — не растерял чувства юмора Гаузен. — Ну-ка, сними капюшон.

Ленон снял накидку, и Гаузен с облегчением убедился, что на ушах спутника нету крови.

— Скоро оклемаешься, — успокоил Гаузен, и они начали осторожно спускаться вниз, минуя останки разбойника, придавленного колоколом. От удара шлем Кловиада скатился на землю. Злорадная ухмылка вместе с кровью медленно сползала с его губ, оставляя на мертвеющем лице почти что счастливое выражение. Гаузен еле удержался, чтобы не сплюнуть от отвращения. Ленон же, не вынеся ужасного зрелища, пулей выскочил наружу. Подобная поспешность дорого обошлась ему. Из укрытия выскочил Арсин, который ударил Ленона в живот, отчего тот скрючился и выронил Книгу Знаний. Гаузен с саблей наперевес устремился на помощь своему другу, но Арсин всыпал ему в лицо какой-то порошок, отчего юноша на миг потерял зрение. Ленон, претерпевая боль, выхватил из сумки флягу. Он точно помнил, что на этот раз там плещется вода. Пока он промывал своему спутнику глаза, Арсин уже успел скрыться.

— Проклятье! Он опять нас одурачил! — ругался Гаузен, к которому постепенно возвращалось зрение. — Он только и ждал, чтобы моими руками убрать с дороги всех разбойников, не оставив других претендентов на книгу.

— Мы можем попытаться догнать его, — успокаивал друга Ленон.

— Куда уж там! — сокрушался Гаузен. — Ему только глянуть в книгу — и нет его.

Но, немного придя в себя, друзья все-таки решились отправиться по следу Арсина, хотя понятия не имели, куда он отправился. Не успев же выйти далеко за ворота монастыря в лес, они натолкнулись на другого своего знакомца.

— Шанто! Где тебя носило? — воскликнул первым Гаузен.

— Меня осы чуть не съели, но потом отстали. И я побежал обратно. И еще вот, — тут погром сунул руку в свои широкие штаны и вытащил вещь, еще недавно казавшуюся безнадежно потерянной.

— Книга Знаний! — обрадовался Гаузен. — Откуда ты ее достал?

— От лысого монаха. Я столкнулся с ним в лесу…

— И что? — нетерпеливо перебил Гаузен.

— А я у него спрашиваю: Извините, а что вы ели на завтрак? А он мне отвечает: Бобы.

— А ты что? — поинтересовался Ленон.

— А я его спрашиваю: А мяса не ели? А он мне отвечает: Катапак в этом месяце мясо есть не велит. Если было бы можно, я бы вас обязательно угостил.

— Ну а ты что? — хором спросили друзья.

— А я ему и отвечаю: Спасибо, но мне кажется, я уже нашел…

После этих слов в воздухе повисло неловкое молчание. Ни Ленону, ни Гаузену не хотелось знать дальнейших подробностей.

— Он оказался не таким уж и плохим, каким казался, — смущенно добавил Шанто.

Спрятав книгу в сумку, друзья вернулись в монастырь. Монахи, перепуганные недавним нападением, потихоньку начали выползать из своих укрытий. Тут Гаузен увидел брата Конора и приблизился к нему, чтобы сообщить неприятную новость:

— Все хорошее, что я слышал про орден Всемзнания — было не про вас! Я тут подумал и решил, что этот монастырь — недостаточно безопасное место, чтобы оставлять здесь Книгу Знаний. Я лучше поищу адептов ордена, которые больше разбираются в этом деле. Пусть даже мне придется добираться до самой Альдории!

Монах, все еще не пришедший в себя после разгрома, похоже не возражал. Гаузен же, забрав Ленона из монастыря, вернулся в город. Там друзья направились в таверну.

— Мы хотим получить обещанную награду деньгами, — сообщил Гаузен трактирщику, показав яйцо.

— Такого уговора не было! — заупрямился хозяин таверны и предложил сумму куда меньшую реальной стоимости.

— Хорошо, тогда давай лошадьми, — сделал вид, что передумал Гаузен. — Продам их где-нибудь по дороге.

Трактирщик, похоже, смекнув, что самому бы ему удалось более выгодно продать лошадей, все же повысил награду до размера, устраивавшего обе стороны. Получив плату, Гаузен начал складывать деньги в кошель, но тут он вспомнил про своего друга:

— Ленон, половина полагается тебе, — предложил Гаузен.

— Пусть лучше хранится у тебя, — поскромничал Ленон.

Тут Гаузен вспомнил про Шанто и предложил ему треть от полученной суммы.

— Да я же не ради денег… — попытался отказаться погром.

— Позабыл, что ли, что ты торговец? Какой еще торговец будет отказываться от золота! — раздраженно перебил Гаузен. Поколебавшись, Шанто протянул руку и высыпал монеты в карманы своих широченных штанов.

После этого друзья немедля отправились к драконихе. Вообще-то Гаузен пытался объяснить Шанто, что они с Леноном отправляются в полет, в котором ему вряд ли найдется место, но погрому захотелось провожать друзей до последнего.

Зайдя в пещеру, друзья обнаружили Грозу на прежнем месте.

— Как и обещали, целое и невредимое, — протянул Гаузен яйцо, и дракониха тут же благодарно обхватила его хвостом и придвинула к себе поближе.

— Похитители вас больше не побеспокоят, — добавил Гаузен. — Так что можно смело отправляться в путешествие.

— Придется подождать, — заявила Гроза. — Полет-то я обещала после возвращения, но не сказала, что сразу полечу.

— А это сколько? — насторожился Гаузен, не ожидавший подобного поворота.

— Ну, пока вылупится, да пока выращу и поставлю на крыло, чтобы дракончик смог за себя постоять. Мало мне одного похищения! — сердито проворчала дракониха.

— Но ведь полет — это ненадолго! — запротестовал Гаузен.

— Я тоже в прошлый раз отлучилась буквально на пару мгновений! Вернулась — а яйца уже и след простыл! Не собираетесь дожидаться — так и скажите. Если что, могу возместить из своих сокровищ, — стояла на своем дракониха, решившая полностью положиться на материнский инстинкт.

Гаузен уже хотел было сдаться и взять золото, на которое все же приобрести лошадей. Но даже верхом они могли бы не успеть до истечения срока годности лекарства.

— Вам не обязательно оставлять яйцо без присмотра! Шанто сможет приглядеть за ним, — пришел на выручку Ленон.

— А он не съест яйцо? — с опаской поинтересовалась дракониха, осматривая великана. Несмотря на свойственное ему большую часть времени миролюбие, погром выглядел весьма внушительно.

— Я не ем яйца! И вообще я не ем животных в любом виде! — обиделся погром.

— Без него мы бы ничего не вернули! — вступился за Шанто Гаузен.

— Если так, то, думаю, можно и полетать немного, — в конце концов согласилась Гроза и начала разминать крылья.

— Не вздумай его высиживать, — пригрозила дракониха погрому уже на выходе. Ленон с Гаузеном помахали на прощание своему большому другу, и, усевшись верхом, обхватили дракониху за шею.

— А нас никто не собьет? — посмотрев вниз, испугался Ленон уже в полете.

— Из лука не достать. Разве что из баллисты, но такие обычно стоят на замках, а до Вейносты мы все равно не долетим. Ну а маги обычно не сбивают случайно пролетающих драконов, — успокоил друга Гаузен.

— Не накликайте мне тут беды! — возмутилась дракониха. — Не хватало, чтобы мой детеныш воспитывался погромом-вегетарианцем. Представляете, каким нежизнеспособным он вырастет? Да он с голоду помрет!

Ленон вспомнил, что нельзя отвлекать пилота разговорами, даже если тот одновременно является транспортным средством, и решил молчать весь оставшийся путь. Смотря сверху на казавшиеся такими безмятежными и безобидными леса, реки и озера Велитии, ему даже почудилось, что он начал понемногу привыкать к ней.

Гаузен тоже не раскрывал рта большую часть полета, но по другому поводу. При виде отряда охотников ему шутки ради захотелось сплюнуть им на головы, но злой ветер влепил плевок обратно на лицо. Ленон улыбнулся безо всякого злорадства. Теперь они были квиты. Прошлые обиды остались позади.

  • На живца / Механник Ганн
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • «Тьма — это Зло, а Свет — Добро!..» / Щепки / Воронова Влада
  • Истребитель тараканов / Необычные профессии / Армант, Илинар
  • Дорога на дачу / Салфетка №43 / Скалдин Юрий
  • Ночь.Крыша.Женщина. / Души серебряные струны... / Паллантовна Ника
  • Фонарный столб / Лешуков Александр
  • "Ревизор" / И ещё пьесы-сказки... / Армант, Илинар
  • Коробейник / Фэнтези Лара
  • Глава 4 / Beyond Reason / DayLight
  • город / Анютина Мария

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль