Отрывок первый

0.00
 

Родж Усунг

Отрывок первый

… живой человек, чье тело было скрыто под тонной серых плащей, камнем летел с огромной высоты вниз — прямо на этот светящийся город...

 

Эвелингай — в некоторых отношениях город ненормальный. Во-первых, здесь постоянно происходят всякие мистические и загадочные странности, объяснить которые не под силу даже самым бородатым профессорам из самых секретных лабораторий. Например, частенько можно наблюдать, как без какого либо воздействия со стороны буквально на глазах асфальт начинает раскалываться симметричными узорами — словно под невидимой кистью невидимого художника. Ну или же огромный кусок бетона вдруг возьмет да с грохотом отвалится от какого-нибудь здания, ножом будто бы срезанный. Не редкость и переворачивающиеся сами по себе (на ровном месте) машины. Ну а о разноцветных всполохах, вспыхивающих то тут, то там, и говорить нечего! Раньше жители думали, что это нескончаемые террористические акты, которые никто не может остановить. Кто-то даже открыто заявлял о вторжении на нашу Землю инопланетян.

 

Предположений, в общем, было выдвинуто немало — и какие не придумывали. А только мысли эти вскоре были сведены на нет, и к таким паранормам, словно к какой-нибудь рядовой обыденности, быстро все привыкли. Хотя иногда это чревато даже человеческими жертвами. Не говоря уже о материальных расходах на исправление подобных инцидентов.

 

Во-вторых, в Эвелингае, как ни в каком другом месте, до ужаса полно духов. Нет, конечно, духов можно найти в любой точке нашей планеты, однако о таком количестве невидимых для нас, живых людей, соседей могут говорить жители лишь этого города. Каждый второй вам будет твердить, что вживую видел призраков. Хотя среди них и полным полно лгунов и желающих выделиться.

 

Людям на смех, некоторые даже пытались снимать шоу с сентиментальным сюжетом о духах, с камерой бегая по заброшенным станциям и больницам. Надо сказать, эти фильмы пользовались значительной популярностью, хоть все и знали, что никаких настоящих духов они там не снимают.

 

В общем, если быть совсем уж кратким, то можно смело заявить, что все мистическое здесь является главной забавой. Пусть и совсем детской. И как бы серьезные дядьки вам не твердили, что нет никаких привидений и всего прочего, они глубоко заблуждаются.

 

Сегодня, кстати, четвертое октября — День Поминовения. В этот день каждый обязан отнести к могиле своих родственников (а если их нет, то можно совершенно любому мертвецу) немного еды и выпивки. Раньше говорили, что именно в этот день абсолютно все духи просыпаются, без исключения, и устраивают гулянку. И не солгали! В эту полнолунную, соответствующую атмосфере праздника ночь на главном городском кладбище духи закатили такую пирушку, что весь Эвелингай бы уснуть не смог до самого утра, если бы мог их видеть или хотя бы слышать, как живых людей.

 

— До дна! — Чарки с пивом, вином и саке звенели, чокаясь друг с другом. Кладбище было большое, поэтому гостей и веселья за глаза хватало. Духи слегка светились, одеты были кто во что — видать, в чем умер — то и носи. Каждый сидел над своей плитой и праздновал в компании соседей.

 

Шутки, смех, приятные воспоминания, рассказы о жизни, улыбки и радость на полупрозрачном лице… — все, вроде бы, как у нас, у живых людей. Праздничная атмосфера с лихвой покрывала призрачную мрачность и сожаления о смерти. Всем было весело. Праздник же!

 

Завтра — пятое октября, День Благословения всех умерших. Сам Покровитель в ночь этого дня спускается на Землю и дарит каждому, без исключения, доброму духу частичку своей святой души, тем самым всех благословляя на умиротворенный и спокойный грядущий год. И так покой и защита приходят к каждому. По легенде.

 

И этим днем череда праздников духов заканчивается.

 

И этот день для всего города тянется, как древние голливудские сериалы о любви, — очень долго и напряженно. Пятое октября — праздник, который полгорода ненавидит и боится до дрожи колен. Этой ночью многие запираются в своих домах на сотни засовов, выключают свет и, не смыкая глаз, дожидаются утра. Ну а шестого уже люди празднуют и веселятся, радуясь тому, что пережили День Благословения.

 

Совпадение или же нет, но каждый год в ту самую ночь здесь происходят еще большие странности, чем обычно. Например, в прошлом году в небе над городом носилась огромная — даже в разы больше, чем пассажирский аэробус — птица, которую очевидцы называли не иначе как демоном. Ее большие красные светящиеся глаза хмуро озирали город в поисках жертвы — в том году без вести пропало пятьсот сорок шесть человек. Ее разрывающий уши крик слышал буквально каждый житель. Но никто так и не увидел этого монстра отчетливо, лишь общий контур. Что же до пояснений — на следующий день ученые сослались на какие-то там аномалии в нижних слоях атмосферы, и на том дело замялось.

 

Двумя годами ранее был еще больший ужас. В тот день животные всего города будто в бешенство впали: буквально каждый зоопарк Эвелингая был наполнен безумными криками и скрежетом клеток. К вечеру птицы километровыми стаями прочь уносились из города. Нищие демонстративно твердили о конце света и советовали задуматься о покаянии.

 

Однако конца не произошло. Но несколько тысяч человек точно также, как и ровно год назад, как и ровно через год в будущем, исчезли. Бах! — и нет. Вся бумажная настенная реклама была заживо погребена под толщей листовок с объявлениями о розыске.

 

Как некоторые свидетели заявляли на камеру, той ночью по крышам высоток скакали полупрозрачные светящиеся скелеты в хламидах, оставляя за собой несколько жидковатый, постепенно растворяющийся след.

 

Но ученые умы вновь скептически покачали заросшими головешками, и грызня быстро утихла.

 

Ни один из исчезнувших же не был найден и по сей день...

 

«Эвелингай — город духов!» — этот слоган пляшет по страницам всех здешних газет.

 

Стало быть, и сегодня произойдет нечто ужасное и крайне загадочное. Напряжение, громоздящееся в воздухе, растет каждую секунду и чувствуется всем телом.

 

Эвелингайская ночь в День Благословения приближается.

 

— Слухи все это раздутые, — вторая половина жителей трактует другую позицию. Громко постукивая зубами.

 

 

 

***

 

 

 

8:20.

 

Октябрь, 5.

 

По одному из коридоров главного эвелингайского технического университета, что значился на улице Дик. Хайда, бежал какой-то юноша, будучи заметно чем-то недовольным.

 

— Гадство! Договорились же сегодня встать в пять утра и ловить духов на кладбище, а они… Вот же сволочи! — нервно повторял он.

 

Этот растрепанный паренек, с короткими белыми волосами и красной банданой на голове, был одним из немногих друзей Роджа Усунга — приметного парня двадцати лет, также проходящего здесь обучение. Звали его Айс.

 

— Родж, Лиа, Блут! — заорал он на весь кабинет, с грохотом толкнув дверь. Внутри находились около двух десятков человек, которые, ясное дело, отдали ему все свое внимание. — А теперь, проклятые обманщики, постарайтесь-ка объяснить: каково лешего мне пришлось одному по такой мерзлоте бродить по пустым закоулкам Эвелингая, когда мы договорились встретиться в парке ровно в пять?

 

Он все беспрерывно размахивал кулаками и пинал чей-то стол, пока говорил.

 

— Проспала, — выдавила Лиа. Она по-прежнему стояла к нему спиной и листала тетрадь.

 

— Забыл, — последовал ответ от Блута.

 

— А меня вообще не позвали, — вставила рядом стоящая незнакомка, саркастично улыбнувшись.

 

Лиа — блондинка со стрижкой до плеч — слыла еще одной подругой Роджа. Одевалась она обычно, вот как сейчас, в длинную юбку ниже колен и майку без рукавов. На правой руке всегда носила розовый, с выпуклыми цветочками, напульсник. Черный обруч, убирающий волосы со лба, был еще одной неотъемлемой частью ее образа.

 

Замыкающий компанию Блут обладал высокой копной кучерявых волос на голове и репутацией того еще бабника. На его подбородке частенько светилась ярая щетина, шея была укутана стильным, по эвелингайским оценкам, бежевым шарфом фирмы «IK». Из прочего он предпочитал свой любимый светло-коричневый джемпер и бежевые — под шарф — брюки.

 

— Бессердечные! — Айс было прикрыл ладошками лицо, точно собирался заплакать. — Кстати, а где Родж? — пробубнил он сквозь пальцы. — Только заметил, что его нет.

 

— Догадайся, — продолжая кому-то вбивать в телефоне сообщение, сухо ответил Блут. — Разве забыл, какой сегодня день? С недельку его вообще лучше не трогать.

 

Айс тут же смекнул, что он имел в виду, вздохнул и повесил голову, сказав при этом:

 

— Тинг...

 

— Точно. Уже ведь целых два года прошло.

 

Над троицей повисло гнетущее молчание. Лиа отложила тетрадь и, наконец, повернулась, Блут хлопнул раскладным мобильником и убрал его в карман. Все трое медленно подняли головы и уперлись взглядом в потолок.

 

— День Благословения… Столько воспоминаний… — заговорила Лиа. — Интересно, ему там хорошо сейчас?

 

— Наверняка. Ведь он был хорошим человеком, — вставил Блут.

 

Выдержав небольшую паузу, Айс дополнил:

 

— Сегодня… Сегодня Тинг последний день в мире живых. До следующего года...

  • Парус / "Океан" безбрежного счастья / Law Alice
  • На ты с везением / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • №14 / Тайный Санта / Микаэла
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Сюр про наркоманов №70 / Ограниченная эволюция / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Без демона / NeAmina
  • Душа на сыр Маасдам похожа / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • № 4 Теттикорем / Семинар "Погружение" / Клуб романистов
  • Вступление. / Голос из Ниоткуда(НотРемастеред) / Левитан Тим
  • «Экзотика». Циклон на "Сегодня в меню" / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лена Лентяйка
  • Победа / Оглянись! / Фэнтези Лара

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль