Глава 15. Часть 1

0.00
 
Глава 15. Часть 1

Располагаясь в кресле, Оксана, облокотившись на его спинку, посмотрела на покрытое изморосью окно в кабинете приёмного покоя. За окном, было слышно, как дикой песнью завывал ветер, а туман зимнего узора на стекле не позволял ничего толком за ним разглядеть. Держа в руках стаканчик с кофе, сладость карамели, которой, окутала своей властью запаха весь воздух в кабинете, мило улыбнулась белокурой дежурной медсестре. Девушка, блондинка в белом халате, сидела напротив на стуле, ёрзая пальцем по сенсору телефона. В самом отделении скорой помощи, было на удивление тихо и спокойно, не было слышно ни чьей разговорной речи или чьих-то шаркающих шагов или стука женских каблуков по коридору.

Душистый запах коллекционного парфюма «Rose Sauvage», пронизывал тело Оксаны свои изощрённым ароматом душистой розы. Лёгкая материя белого короткого платья, материал которого был сшит ажурным узором, была одета на Оксане, выражающая стройные сексуальные формы её фигуры. На ногах были обуты бежевые ботфорты из замши, которые Оксана, положив ногу на ногу, непрерывно гладила пальцами, любуясь их сексуальным фасоном. Отпивая со стаканчика глоток кофе, Оксана игриво просматривала ленту в Instagramна телефоне. Тишина этого места казалась для Оксаны волнительной, абсолютное спокойствие, которое настораживала волнительной тяготой порочного момента. Белокурая медсестра молча сидела на стуле в углу рядом с открытой входной дверью, лишь иногда бросала недовольный косой взгляд на Оксану.

— Я конечно не думаю — возразила Оксана, первой нарушив гармонию тишину с этой девушкой, решив начать первой разговор — Что тебе весело тут сидеть со мной

— Если хотите я могу уйти — вполне серьёзно, оторвав взгляд от телефона, блондинка, посмотрела на Оксану внушительным серьёзным взглядом

— Ну я вообще-то другое имела ввиду — смутилась Оксана как недовольно посмотрела на неё молодая медсестра — Могу уйти я и оставить тебя тут

— Вообще-то — возразила девушка, оспаривая мнение Оксаны — Тихонов поставил меня в помощь вам, на добровольной основе

— Послушай — надоев слушать тишину, оставила Оксана стоять полупустой стаканчик кофе на столе, рядом с которым сидела в кресле — Это отделение скорой помощи, ну что в конце-то концов, для меня здесь может быть интересным

— Вы дежурный специалист — утверждала Мария, девушка продолжала возмущённо смотреть на Оксану — Я здесь могу не находиться, когда вы тут, постоянно, быть обязаны

— А ведь когда-то мы сидели с тобой в одном кабинете в клинике

— Какая жалость — нахмурила недовольно губки белокурая девушка, не могла вынести того, как безразлично улыбалась Оксана, когда смотрела на неё — Жаль только, что это не клиника, а отделение неотложной помощи, хотя по сути мало что изменилось

— А вот тут ты не права

Выставив указательный палец к верху, встала с кресла Оксана, ощущая во рту сладкий осадок, послевкусия, выпитого кофе, вкус карамели, которой так пленительно завораживал.

— Клиника

Начала рассуждать Оксана, играя бёдрам, обошла стол, касаясь кончиками пальцев, обернулась, состроив хищный оскал довольной улыбки, посмотрела на девушку, в углу на столе.

— Место, где была у меня хоть какая-то власть

— Какая ирония

Словно насмехаясь, говорила блондинка, оторвав взгляд от экрана телефона, взглянула, как Оксана играющей походкой подошла к окну, касаясь пальцами холодной поверхности стекла.

— Мне вот даже искренне жаль — рассказывала Мария, продолжая недовольно смотреть на Оксану, девушка хотела её эмоционально зацепить — Что вы сами отпустили эту власть из рук

— А тебе лишь бы поиздеваться надо мной

— Я тут не виновата — отражая в словах нотки сарказма, уверяла белокурая девушка — Вы сами виноваты в том, в каком безнадёжном положении, вы сейчас находитесь

— Значит, ты во всем винишь меня?

Встав у окна, опираясь бёдрами на пластик подоконника, обернулась Оксана, когда с ухмылкой посмотрела на свою собеседницу в белом халате медсестры.

— Как будто я во всех твоих грехах виновата

— Да вы посмотрите только на себя

— А что со мной не так? — оставаясь сидеть на подоконнике, Оксана запрокинула ногу на ногу, касаясь пальцами, замшу ботфорт, которые так пленительно выражали её ноги

— Да вы как шлюха одеты?

— Ты в своём уме?! — воскликнув, возмутилась Оксана тому, как вульгарно, девушка отозвалась о её образе одежды — Сегодня день святого Валентина, а это образ в котором мной овладеет мой любимый человек

— Вы хотели сказать

Решив поиздеваться над Оксаной, белокурая девушка встала со стула, на котором сидела, обвив руками талию, выразительной походкой, направилась к окну, где она сидела. Словно завораживая стойкостью парфюмерной коллекции «Oud Vanille», девушка пленила разум Оксаны, давая распознать гармонию вкуса играющего в ней оттенков, так как ноты розы, душистой ванили и обаятельной, ломающей разум аромата карамели. Белый халат на этой блондинке сидел так изящно, подчеркивая стройные формы её сексуальной фигуры, которую она странным образом открыто, демонстрировала перед Оксаной, словно сияя своим декольте.

— Вашей женщине!

— Что прости? — потребовала повторить Оксана, когда сидела на подоконнике, свесив обе ноги, так удивлённо смотрела на белокурую собеседницу

— Я сказала вашей женщины

— Я ведь просто сказала про своего любимого человека — смутилась Оксана, как открыто белокурая собеседница, обсуждает с ней её сексуальные предпочтения

— А я просто сказала, что это ваша любимая женщина

— Всё-то тебе надо знать

Съязвила Оксана, сползая с подоконника, играющей бёдрами походкой, прошла мимо блондинки, направляясь к столу, по кабинету, обернулась, посмотрела, как девушка стояла у ширмы.

— Ты чего? — удивлённо Оксана посмотрела на блондинку

— Раз уж вы так любите женщин…….

«Эта дура решила меня соблазнить дешевым образом, особенно после того, как пару дней назад на глазах у всей больницы её парень послал нахуй!», предположила Оксана, смутившись тому, как отчаянно блондинка продолжала смотреть на неё в такой напряжённый момент.

— То может разделить свою любовь и со мной?

— Ты совсем блядь ебанулась!

Возмутилась Оксана подобным предложением, посчитав это оскорбление и унижением для себя, сохраняя гордость, продолжала напряжённо смотреть на белокурую девушку.

— Я тебе ни какая-то дешевая шлюха

— Но ваш внешний облик на работе почему-то говорит об обратном

— Многое то ты знаешь

— Ну же

Предложила вполне серьёзно белокурая девушка, стоя у ширмы рядом со смотровой кушеткой, протянула руку к Оксане, повторяя свою просьбу, продолжая искренне на неё смотреть.

— Чего вам стоит

— Ты совсем охуела! — возмутилась Оксана, подобной наглостью, продолжая смотреть на блондинку — Да как ты смеешь, мне вообще предлагать подобное

— Однажды у нас с вами было не так давно в душе

— То было действительно случайно

Уверяла Оксана, встав у закрытой двери, была в замешательстве и не готова к тому взгляду, с которым блондинка. Белокурая медсестра позволяла себе смотреть на Оксану, так пленительно коснулась пальцами, девушка, своего белого халата, приоткрывая грудь в зоне декольте.

— И мне самой тогда было необходимо расслабиться

— А сейчас мне необходимо расслабиться

— Ты же не думаешь, что я сейчас так легко поддамся на твои уловки?

Спросила Оксана, когда блондинка, продолжала на неё так напряжённо смотреть, считая для себя, нормальным, высказанное ею предложение.

— Мы же черт возьми на работе, а что если вдруг кто-то решит зайти

— Кто зайдёт в обеденный перерыв к нам

— Это ведь приёмный покой

Была в замешательстве Оксана, тот дикий, наполненный сексом взглядом с которым блондинка смотрела на неё, возбуждал, словно пленил такой силой, вынуждая ему поддаться.

— Здесь в любой момент может что-то случиться?

— Что случиться? — продолжая пустым, изматывающим взглядом смотреть на Оксану, спросила блондинка — Что тут может случиться, пока не подъехал автомобиль скорой помощи?

— Ты вообще отдаёшь себе отчёт, что мы на работе?

— Ну, да и что?

Не поняла вопроса блондинка и продолжала смотреть на Оксану таким же изматывающим взглядом, девушка продолжала стоять у ширмы, обвив пальцами металлический каркас.

— Что вы хотите этим сказать?

— Ничего! — возмутилась Оксана, сохраняя свою женскую гордость — Я не буду с тобой спать, совсем уже держишь меня за шлюху

— Значит вот так да?

— Да вот так! — заявила Оксана, не желая больше продолжать разговор с этой блондинкой — И советую тебе, пока ты не придёшь, нормально в чувства, сюда не возвращаться

— Да, пожалуйста

Поджав от обиды нижнюю губу, белокурая девушка, обиженно проследовала к выходу, отойдя от ширмы, была словно раздавлена тем, как легко и без всяких лишних слов, её отвергли.

— Решили сейчас видите ли показать свою гордость!

— Мария! — повысив голос на девушку, обратилась Оксана суровым тоном на медсестру — Лучше уходи отсюда, я не хочу тебя здесь тут видеть

— Вот так вот вы решили!

— Уходи пока я не доложила обо всём Тихонову!

— А то, что вы себе тут позволяете!

— Ты в своём блядь уме!

Решительно подошла Оксана к двери, у которой стояла блондинка, позволяющая себе громким тоном голосом разговаривать в обеденный перерыв, когда никого в отделение не было.

— Что ты вообще такое несёшь?

— Разве вы не понимаете

Состроив губки трубочкой, девушка обратила внимание, как Оксана была в замешательстве от громкого голоса блондинки, что стоя у двери толкнула её пальцами, делая так, чтобы закрылась.

— Мне это нужно

— А ты меня не хочешь спросить?

— А я думаю, что вы никогда себе не откажите, провести хорошо время с женщиной

— Дура!

Воскликнула Оксана, прошипев коброй, позволив себе ударить девушку по лицу пощечиной, что таким сильным звуком шлепка, подобно хлысту, заставил её отвернуть свой взгляд.

— Я тебе ни какая-то там дешевая шлюха!

— А вот за это Оксана Владимировна!

Продолжая с такой злой обидой и покрасневшим лицом от шлепка, ладони Оксаны, высказываться девушка, когда ненавистно смотрела на неё, выражая странным образом похоть в глазах.

— Вам придётся ответить

«Если эта дура расскажет Тихонову или сразу юристу больницы, что я подняла на неё свою руку, у меня, возможно, будут проблемы», предположила Оксана, прижав дверь пальцами, когда блондинка стояла, облокотившись, спиной на её поверхность хотела рукой открыть, нажав пальцами на ручку.

— Стой!

Испугалась Оксана последствий, когда смотрела на лицо девушки, в глазах которой наворачивалась дикая женская обида, а на щеке остался яркий розовый отпечаток, от удара ладони.

— Прости меня

Придавая искренность словам, говорила Оксана, прижав дверь пальцами, наседая на девушку, не позволяя блондинке, стоя к ней спиной, её открыть пальцами, нажав на пластиковую ручку.

— Я была не права

— И это мягко сказано! — выставив указательный палец, к верху, перед лицом Оксаны, подметила блондинка её слова

— Послушай, я понимаю

Уверяла Оксана, отпуская пальцы от двери, предоставляя на мгновение блондинке выбор, но была в тоже время наготове и не согласна с тем, для себя, что девушка может легко покинуть кабинет.

— Возможно, я перегнула палку, позволив себе поднять на тебя руку

— Возможно!

Поправляя халат, одетый на себе, блондинка тоже решила показать свою гордость и не хотела так легко сдаваться, когда смотрела на Оксану и слушала её дешевый ход, низких уловок.

— Это еще мягко сказано

— Послушай

Отчаянно вздохнула Оксана, держа пальцы наготове, опуская руку вниз, их дуэль напоминала чем-то ковбоев на диком западе, когда каждый из них смотрел друг другу напряжённо в глаза.

— Я понимаю, что была не права, позволив себе ударить тебя по лицу

— Просите прощения — нагло заявила блондинка, поджимая от обиды губу, продолжая с презрением, наполненным слезами глазами смотреть на Оксану

— Хорошо — считая для себя неопровержимой низостью извиняться перед этой девушкой, но потерять из-за этого желанную для неё работу, было неприемлемо еще больше, Оксана не могла себе это позволить — Прости меня

— Нет! — возразила девушка, продолжая нагло со слезами на глазах и ярко выраженной пощечиной на лице, когда след на розовой коже был слегка поцарапан коготками от пальцев, словно кошкой она поцарапала девушку щёку — На колени!

— Ты в своём блядь уме!

Возразила Оксана, возмутившись тому, как же всё-таки низко, решила эта блондинка опустить её, поняв на мгновение, что она после такого находиться в руках этой девушки.

— Не буду я вставать перед тобой на колени!

— Тогда я все покажу, как вы распускаете руки на своих сотрудников

— Значит вот как!

Возмутилась Оксана, позволив белокурой девушке, открыть дверь, когда в проходе стояла Леонова, блондинка, буквально чуть не сбила с ног белокурую девушку, выбегая из кабинета.

— Смотри куда бежишь…… — рассмеялась Оксана, когда две блондинки чуть не столкнулись лбами

— Что тут у вас происходит? — поинтересовалась Мария Леонова, озираясь на белокурую девушку, когда она в ответ пулей выбежала из кабинета в обиженном настроении

— Да собственно

Сохраняя любезность улыбки, пожав плечами, ответила Оксана, наблюдая еще какое-то время, как обиженная блондинка удалялась по коридору, застенчиво отразив перед собеседницей румянец.

— Ничего такого

— Ну как так ничего Оксана Владимировна

Удивилась тому, как Оксана легкомысленно отнеслась к обидам и чувствам, убежавшей только что по коридору блондинки в белом халате.

— Я же вижу что между вами и этой медсестрой, что-то произошло

— Не обращай внимания — равнодушно махнула рукой Оксана, войдя в смотровой кабинет с белыми кафельными стенами — У неё как всегда не всё в порядке с головой

— Вы так это называете?

Была не согласна с довольно простым утверждением, белокурая девушка в выраженном, одетом на ней белом, врачебном халате, вошла в кабинет, переступая порог открытой двери.

— И почему у вас это всё так просто?

«Вечно ты пытаешься совать нос не в своё дело», прикусила Оксана от волнения краешек губы, стояла спиной к своей белокурой собеседнице, когда она толкнула дверь пальцами.

— Зачем пришла? — сдерживая эмоции при себе, Оксана глубоко вздохнула, перевела дух, оставаясь стоять спиной к Леоновой

— Хотела позвать вас на обед уже

— Быстро так время прошло — зевнула Оксана, прикрывая кончиками пальцев губы, покачивая бёдрами, отошла к столу

— Тихонов не собирается вас возвращать?

Спросила Мария, наблюдая, как искусно Оксана играла выразительно бёдрами в каждом шаге, когда подошла к столу, оставаясь стоять спиной к блондинке, коснулась его поверхности пальцами.

— Он наверно до сих пор зол на вас из-за прошлой пациентки

— С тех пор уже прошло довольно много времени

— Тихонов никогда наверно не забудет вашего хамского поведения

— Хамского? — возмутилась Оксана, встав у стола, коснувшись его поверхности своими пальцами, с критикой взгляда посмотрела на свою белокурую собеседницу — Я пыталась найти решение проблемы, чем была больна эта модель

— Когда ответ был у вас прямо под носом

— У тебя под носом! — уточнила Оксана, когда обошла стол, встав у него, касаясь пальцами его гладкой поверхности

— Это была ваша пациентка

— Почему сразу была? — была не согласна Оксана с таким утверждением, отодвинув пальцами за спинку кресла, расположилась в нём — Она же вроде как ещё жива

— Не благодаря вашим заслугам

Указала Леонова пальцем на Оксану, девушка стояла в кабинете, продолжая удивлённо смотреть, пока не услышала звук сирены и не увидела свет мигалок служебных полицейских машин.

— Только не говорите что это за вами?

— Серьёзно? — возмутилась Оксана, сердито посмотрев на блондинку — Ты хочешь обвинить меня в том, что сейчас сюда едет скорая помощь под конвоем полицейских машин с мигалками

— А чего еще им тут делать? — интересовалась недовольно Леонова

— Наверно кого-то везут сюда

Ответила Оксана, отойдя от кресла, в которое собиралась сесть, оставив его крутиться вокруг себя, направилась, играя бёдрами к окну, где за покровом измороси можно было разглядеть автомобили.

— Интересно и как они узнали, что вы тут?

— Они и не знают — отошла Оксана от окна, заметив, как автомобиль скорой помощи остановился у крыльца приёмного покоя, разворачивая, подъехала задом к ступенькам и пандусу

— Тогда к кому такой серьёзный конвой

— Будем надеяться, что к Серову — направляясь к закрытой входной двери в кабинете, Оксана прошла рядом с белокурой девушкой, когда Леонова не переставала на неё удивлённо смотреть

— Откуда им знать, что Серов наверно здесь

— Я еще раз тебе говорю — ответила Оксана сердито, встав у закрытой двери, обвила пальцами её пластиковую ручку, легонько до щелчка замка нажала на неё — Они и не знают, что Серов здесь

— Тогда к кому они сюда приехали? — испугалась блондинка, смутилась огромного количества мерцающих за морозным окном мигалок полицейских машин и автомобиля скорой помощи

— Да откуда же мне знать — открывая дверь, огрызнулась Оксана, сгорая от любопытства, посмотреть к кому же приехал этот хорошо охраняемый кортеж — Пойдём и посмотрим

«Блядь Мария умеешь же ты выебать мне весь мозг», переступая порог, Оксана вошла в отделение неотложной помощи, где за закрытыми плотно дверями, слышались звуки сирены полицейских машин, а в окнах отражался свет их непрерывного мерцания.

— Вы точно ничего не натворили?

— Послушай

Оставаясь стоять в холле, отделения неотложной помощи, отчаянно вздохнула Оксана, посмотрев изнуряющим взглядом на дотошную белокурую девушку.

— Я уже не первый день тут работаю

Уверяла Оксана, оставаясь стоять в фойе на входе в отделение неотложки, смотрела на входную закрытую пластиковую двустворчатую дверь, за которой ничего не было слышно.

— Если бы я что-то натворила, они пришли бы раньше

— Но, а что тогда полиции тут делать?

Продолжая отражать в глазах испуг, вышла Леонова из смотрового кабинета, направляясь к Оксане, когда дверь на входе в неотложку распахнулись, на входе была каталка с девушкой.

— Валентина

Заметила Мария, рыжеволосую девушку в красной парке, когда Валентина держалась позади фельдшеров, когда двое мужчин, закатили каталку с девушкой в неотложку.

— Но что ты тут делаешь?

Спросила Мария, когда была удивлена увидеть Валентину с таким окружение сзади идущих за ней офицеров полиции и бригадой фельдшеров из неотложки, вкативших каталку в отделение.

— Что они тут все делают

Продолжала блондинка задавать вопросы, терзая себя любопытством, смотрела, как бригада из неотложки, пара молодых парней, вкатили в отделение скорой помощи каталку с пациенткой.

— Да и кто она тут вообще такая?

— Это пациентка Мария

Ответила Валентина, когда вошла следом за мужчиной из бригады скорой помощи, что везли каталку с белокурой девушкой, лежавшей на ней, с явными приступами сильного охлаждения.

— У пациентки острая форма левосторонней митральной недостаточности и отдышка

— Наверняка это от переохлаждения

Выдвинула первой версию Мария, не давая сказать Оксане ни слова, когда она так удивлённо отойдя в сторону к пластиковой стене в фойе, пропустила, бригаду из неотложки пройти.

— Возможно острая форма бронхита

Продолжила дальше развивать теорию Мария, совершенно оставаясь в замешательстве, когда наблюдала, как в отделение вошла темноволосая женщина, в пальто и синей форме прокурора.

— И почему это так важно для нашей больницы?

— Наверно потому

Ответила первой брюнетка, в лице которой Оксана сразу же узнала Терешкову Марию Валентиновну, посмотрев в глаза этой женщине, сразу же смутилась её появление в этой больнице.

— Всё потому что это дело касается чрезвычайно важным приоритетом

Рассказывала гордая собой женщина, когда вошла следом за Валентиной в помещение, снимая с головы капюшон, так удивлённо посмотрела на Оксану, не узнав её с другим лицом.

— Мне сообщили, что тут работает Орлова

Подошла Терешкова к Оксане, совершенно её не узнавая, словно обращаясь к какой-то медсестре, когда разговаривала с ней. Подойдя к Оксане, женщина словно обладала высокой властью, в этом помещение, Мария Валентиновна изучающим взглядом посмотрела на неё. От этой брюнетки всё так же пахло знакомой коллекцией парфюма «Elle от Yves Saint Laurent», основой пленительных запахов которых служил розовый перец, роза и жасмин. Обольщение таких тонких и строптивых нот запаха, сразу же привлекли к себе внимание Оксаны, смутившись влияния Терешковой.

— И ты сообщишь ей, что тут работает теперь следственный отдел и чтобы она немедленно зашла ко мне — распорядилась Терешкова, женщина думала, что разговаривает с обычной медсестрой

— Мария Валентиновна

Обратилась Валентина так, как будто сама опасалась эту женщину, дрожащим голосом, позволила себе привлечь внимание этой темноволосой властительницы. Под сопровождение двух офицеров полиции вошла в вестибюль отделения неотложной помощи и стояла в метре от Оксаны.

— Это и есть Оксана Владимировна

«Блядь ну вот зачем же так сразу, я хотела немного поиграться с ней», посмотрела Оксана на пациентку, которую везли на каталке бригада из скорой помощи, по её неровной частоте дыхания, смогла только предположить что у неё острая форма обструкция лёгочных путей.

— Я понимаю в это тяжело поверить — уверяла Валентина, всё так же с большим уважением, обращалась к этой женщине — Но сейчас у Оксаны Владимировны другое лицо

— Что за бред! — не поверив ни единому слову рыжеволосой девушки, возразила Терешкова, отказываясь принимать сказанное за действительность, продолжила так же удивлённо не сводя глаз, смотреть на Оксану — Эта женщина не может быть Орловой

— Но эта Орлова! — подтвердила Мария Леонова, вмешиваясь в напряжённую беседу между Терешковой и Валентиной, наблюдала косым взглядом, обернувшись, блондинка за тем, как каталку прокатили по отделению скорой помощи — Да у неё теперь другое лицо

— Это правда? — создавая еще большую напряжённость в отношениях, спросила Терешкова, подошла эта женщина к Оксане так, вынуждая её прижаться спиной к стенке, когда своим влиянием, подошла вплотную — Ты и есть Орлова?

— Удивительно просто — прикусывая краешек губы, Оксана не была готова к такому психологическому давлению со стороны этой женщины — Как вы этого сразу не поняли

— Но что стало с вашим лицом Орлова?

Продолжая интересоваться, задала вопрос Мария Валентиновна, когда стоя так максимально близко в фойе с Оксаной, женщина заставляла её вжаться в стену, испытывая неловкость.

— Вы что сделали пластическую операцию?

— Ну, своего рода

Смутилась Оксана еще больше, оказавшись зажатой к стенке, ощущая тёплое и нежное дыхание этой женщины и её изучающий, пронзающий душу взгляд Терешковой.

— Немного поправила себе личико

— Интересно — сомнительно произнесла Терешкова, продолжая наблюдать за Оксаной, женщина словно изучала каждую частичку её лица — Что послужило этому причиной?

— Так что эта пациентка делает у нас? — уже более нервозным голосом произнесла Мария, пытаясь к себе привлечь внимание Терешковой и Валентины, когда они обе смотрели на Оксану

— Её забрали с аукциона

Начала рассказывать Валентина, явно было, что даже то, как она это говорила, подвергла в ужас от одной только мысли или представление, что что-то подобное могло произойти.

— Аукциона — подошла Валентина ближе к белокурой девушки, заметив лёгкую бессмысленную улыбку на лице Марии, девушка совершенно не догадывалась, какое дальше продолжение речи, расскажет Львова — Рабов!

— Да нет что вы — не поверила не единому слову Валентины, возразила Мария, отказываясь принимать истину — Каких рабов, что вы такое говорите?

— Разве вы думаете — оспаривая и развеивая все сомнения, говорила Терешкова — Следственный комитет стал бы заниматься таким делом, скажите спасибо, что папка о нём, не лежит на столе у президента, иначе полетят головы все!

— Она это серьёзно?

Поинтересовалась, повторила свой вопрос, обратилась Мария к Валентине, словно думая, что рыжеволосая девушка обладает куда большей информацией.

— Аукцион рабов?

— Дело федеральной важности — рассказывала Терешкова, когда отошла от Оксаны — Больше я вам ничего не могу сказать, только то, что мне нужна Орлова и Львова обе и сразу!

— Мария Валентиновна

Обратился Тихонов, мужчина стоял на входе в отделение неотложной помощи, на нём был белый халат, под которым скрывался роскошный черный костюм в сочетание с белой рубашкой.

— Прибыл, как только освободился — считая себя сильно виноватым перед женщиной в синей униформе прокурора, объяснял Тихонов — Прервал совещание со своими инвесторами, вы ведь знаете, отдел Серова в нашей больнице, требует огромного вливания денег

— Отдел Серова? — обернулась Терешкова, удивлённо женщина посмотрела на Оксану — Я думала, это отдел который принадлежит Орловой

— Ну, формально

Смутился Тихонов, мужчина словно испугался взгляда, с которым эта брюнетка посмотрела на него, сделал вид что оговорился, когда осторожно вошёл в фойе отделения скорой помощи.

— Это отдел Серова

— Ага…..

Изумилась Терешкова в улыбке, стараясь не обращать на мимолётную интригу между Оксаной и Тихоновым, когда они обменивались между собой недобрыми мимолётными взглядами.

— Значит Орлова, всё еще стоит у руля

— Неформально

Подтвердил Тихонов, направляясь по вестибюлю этого отделения, мужчина словно оставлял за собой шлейф неповторимого аромата, будоражащей сознание коллекцией парфюма «L’Homme Ideal Intense». Терзающие душу древесные оттенки этого запаха, сочетались с изысканным пряным вкусом, придающим уверенность и твёрдость решительной воли своего обладателя.

— Но за Оксаной Владимировной тоже остаётся возможность сказать последнее слово в решение команды Серова

— Значит

Утверждала Терешкова, так внимательно наблюдала за главврачом, женщину словно привлекла гармоника палитры вкусов парфюма, которым так приятно пахло от этого мужчины.

— Пока решения принимает на Орлова?

— Ну, кое-что Серова позволяет для себя допустить……

— Значит так! — решила Терешкова, женщина словно устала слушать жалкие отговорки заведующего — На время этого расследования Орлова главный врач этой пациентки, Львова пожалуйста передайте ей все документы, пусть ознакомится и принимает решения по лечению

— Это какая-то шутка? — удивилась Оксана как твёрдо в тот же момент с непоколебимой уверенностью, высказалась Терешкова

— Нет никакой шутки

Обернулась Кравцова, так выразительно раскрыла глаза, женщина явно пользовалась высоким положение и влиянием за счёт синей формы прокурора надетой на ней.

— Если с пациенткой хоть что-нибудь случится

Обещала Мария Валентиновна, брюнетка направилась к стене, у которой оставалась стоять Оксана, наблюдая за всем происходящим, боялась сделать хоть шаг в сторону.

— Вы сядете в тюрьму и надолго — утвердительно высказывалась Терешкова, подтверждая свои слова уверенным взглядом с которым смотрела на Оксану — И это поверьте, я вам обещаю

— Полагаю, как и разглашение

Рассуждала Мария, опасаясь взгляда Терешковой и то, как она одним своим присутствием завоевала к себе расположение и власть, заставляя окружающих себя слушать.

— Подобной и информации, будет караться по закону

— Дело на контроле у ФБС — пояснила Терешкова, продолжая смотреть на Оксану, темноволосая женщина словно издевалась над нею — Через пару дней, если сдвигов не будет, в этом регионе введётся военное положение

— Что действительно так серьёзно?

Переспросила Мария Леонова, в то время, как Оксана словно застыла перед Терешковой, вспоминая неприятные события в суде, когда её вина, в деле Ольги Петровой, не была доказана.

— Зачем армию вводить?

— Это незаконная торговля людьми

Заявила Терешкова, женщина, выражая всю серьёзность на своём лице, прошла мимо блондинки, направляясь в сторону коридору, откуда вышел Тихонов, когда главврач, стоял там неподвижно.

— Сама как думаешь, насколько тут всё серьёзно?

— Да…… — признала это Леонова, немного потянула, создавая интригу молчания, наблюдая за тем как Терешкова, подошла к Тихонову — Но армия, это же последнее дело

— Дорогуша — обернулась Терешкова, встав в проходе, посмотрела удивлённо на наивную белокурую девушку — Мы сегодня чуть не накрыли крупный рынок людьми в этом регионе, сама как думаешь, насколько тут всё серьёзно и какие люди, тут могут быть, замешаны

— Леонова не задавайте глупых вопросом!

Упрекнул Тихонов, сурово посмотрев на Марию, мужчина, словно еще больше смутился как строго и иронично Терешкова на него, так строго посмотрела, после вопроса белокурой девушки.

— Вы что разве не понимаете, всю серьёзность положения!

— Все кто здесь! — распорядилась Терешкова, оглядев еще раз присутствующих — Кроме Львовой и Орловой, останутся в больнице, до окончания расследования

— Вы так не можете! — взмолилась Мария, жалким взглядом посмотрела на властную женщину

— Ещё как могу милочка — еще больше изумилась в улыбке Терешкова — Орлова и Львов за мной

Щёлкнула темноволосая женщина в синей форме прокурора пальцами, обращаясь к Оксане и Валентине так, как будто они ей чем-то обязаны.

— Когда я так делаю Орлова

Повторила свою просьбу Терешкова, удивлённо посмотрела на Оксану, когда она стояла у стенки, не шелохнувшись, беспокоясь вообще находиться в близости с этой женщиной.

— Тебе нужно немедленно идти со мной

«Блядь ну почему-то мне совершенно этого не хочется делать?», смутилась Оксана еще больше взгляда с которым, стоя у входа рядом с Тихоновым, Терешкова на неё посмотрела.

— Да-да конечно

Ответила Оксана, радушно улыбаясь, проследовав покорно за Валентиной, когда рыжеволосая девушка без замешательства проследовала к Марии Валентиновне, по первой её просьбе.

— Только я вот не понимаю, какое ко всему этому, я имею отношение?

— Правда Орлова? — удивилась Терешкова, что Оксана от её слов оказалась в замешательстве

— Мария Валентиновна предполагает — рассказывала Валентина, когда подошла послушно к этой женщине — Что в этом деле замешана Варвара Воронова

— Ну и какое мне до этого дело?

Возмутилась Оксана, встав в абсолютный ступор, как только услышала это имя, когда только его одно звучание, вызывало для неё дикий ужас, который она предпочла бы никогда не слышать.

— Я к торговле людьми — уверяла Оксана, когда подошла к Терешковой, стараясь не показывать страха в глазах, когда смотрела на эту женщину — Не имею никого отношения

— По прошлому делу — утверждала Терешкова, отчаянно вдохнув воздух, понимая, что не может предъявить обвинения — Суд вас Орлова, полностью оправдал

— Я отказываюсь лечить эту пациентку! — возразила Оксана, гордо стараясь перед этой женщиной не показывать страх

— Да пожалуйста

С ухмылкой, легко согласилась Терешкова, женщина раскрыла папку, что держала одной руке до последнего и достала из неё канцелярскую папку с уголовным делом на Оксану.

— Кажется это ваше

Темноволосая женщина, обвила грубо пальцами руку Оксаны, вынуждая её войти в коридор за собой, от посторонних глаз, скрываясь за колонной у окна, брюнетка, прижала к подоконнику.

— А теперь смотрите — раскрыв на глазах у Оксаны фотографии с погоней от полиции по Московскому кольцу — За это вам предусмотрено…….

УК РФ Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, «правил дорожного движения» или «эксплуатации» транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение «тяжкого вреда» здоровью человека, —

Наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

— А так же…… — показала Терешкова, когда Оксана убегала на автомобиле от погони, не желая выполнять требования полиции

264 УК РФ, если виновник ДТП, скрывшийся с места аварии, своими действиями, если в результате ДТП был причинен тяжкий вред здоровью: водителю грозит до 5 лет принудительных работ или лишение свободы на срок от 3 до 7 лет

— Вы не имеете право! — возмутилась Оксана, когда увидела против себя, отлично сфабрикованное обвинение, отказаться в котором не могла

— Или вы думаете, что суд не докажет — утверждала Терешкова, любопытно начиная смотреть на Оксану — Что на фото у вас другое лицо

Рассказывала Мария Валентиновна, женщину, словно дико забавляло то, в каком же всё-таки отчаянном положении увидела Оксана свои фотографии, стоя у окна.

— Через пару часов это папка попадёт в суд

Утверждала Терешкова, брюнетка вела себя темпераментно, холодно и рассудительно и своим безразличием к судьбе Оксаны, вынуждала её пойти на сделку.

— А вы на момент следствия и разбирательства

Продолжила пояснять Мария Валентиновна, наблюдая за ужасом в лице Оксаны, когда она видела для себя эти фотографии и неминуемую встречу с Вороновой, казалась для неё диким безумием.

— Окажитесь в следственном изоляторе!

— У меня нет выбора?

— Ну, если не хотите оказаться в СИЗО — закрывая папку, женщина убрала её в черную кожаную папку — У вас действительно, Орлова нет выбора

— Воронова меня убьёт, если узнает, что я это я

— Мне нет дело, понимаете

Равнодушно высказывалась Терешкова к страданиям и ужасам, которые в момент, стоя у окна, переживая дикий страх, лишь только услышав эту фамилию, испытывала Оксана.

— До того, что с вами сделает Воронова

— То есть вам безразлично, что она со мной сделает

— Полетят головы Орлова — подтвердила Терешкова, продолжая внушительно смотреть на Оксану, не предлагая ей никакой стратегии защиты — Большие головы Оксана, если вы нам не поможете в этом деле

Ткнула пальцем Терешкова прямо в сочную выставленную грудь Оксану, словно насмехалась над ней эта темноволосая женщина.

— Или я могу просто передать эту папку дальше в суд — отражая абсолютное равнодушие к состоянию Оксаны, пояснила Терешкова — Пристав!

— Стойте! — испугалась Оксана, когда Мария Валентиновна обратилась, к мужчине, который оставался стоять в холле отделения неотложной помощи

— Значит, вы всё-таки передумали — выражая коварство в улыбке, ответила Терешкова, кивнув головой сзади стоящему рядом с Оксаной мужчине в полицейской форме отойти

— А у меня есть выбор? — поинтересовалась Оксана, недовольно посмотрев на Терешкову — Я могу хотя бы со своими родными увидеться, перед тем, куда вы меня там зашлёте?

— Нет! — возразила Терешкова, направляясь по коридору, гордой уверенной походкой, эту женщину абсолютно не волновало, что чувствует и переживает Оксана в этот момент

— Но это совсем ненадолго — уверяла Оксана, продолжая идти по больничному коридору за гордой женщиной следом — Мне необходимо будет увидеться с дочерью

— Послушайте Орлова! — уныло вздохнула Терешкова, обернувшись, женщина остановилась в коридоре, поднимая взгляд в потолок — Если вас что-то не устраивает

Мария Валентиновна, смотрела на Оксану со всей серьёзностью взгляда, женщина, обвив талию, синей надетой на себе юбки, отодвинула локтями мех одетой шубы.

— Вы можете видеться и прощаться, ближайшие десять лет, которые я вам обеспечу, через окно своей тюремной камеры, в которую я вас туда и посажу

— Вы что совершенно не позволите мне с ними увидеться? — выражая жалкий взгляд на лице, стояла Оксана посреди коридору, когда в ужасе смотрела на женщину из следственного комитете

— Орлова я же сказала — повернулась вновь Терешкова по пути следования — У меня на это нет времени, головы могут полететь, если вы через несколько дней не предоставите мне результат по этому делу, хоть какой-то

— Вы понимаете, что там меня могут убить? — пытаясь давить на жалость, высказывалась Оксана, продолжая идти за этой женщиной

— Только меня это не волнует — хладнокровно говорила Терешкова, закрывая молнию кожаной папки, что держала в руках — Как попадёте туда, вы должны понимать, что вы сами по себе Орлова и ваша цель выжить запомнить людей и передать нам информацию

— И как мне вам её передать? — возмутилась Оксана, понимая, что Терешкова ей не оставляет никакого выбора — У меня всё отберут на входе и разденут там же до гола

— Воронова вас ищет — остановилась у окна, Мария Валентиновна, опираясь на него бёдрами, запрокинув вновь шубу рукой за спину, села на пластиковый подоконник

— Но она не знает, что я жива — утверждала Оксана, обернувшись, посмотрела, как сзади, продолжала стоять Валентина при этом не переставала молчать

— Вот тут нам понадобиться ваша рыжеволосая подруга

— И как же она мне поможет? — с усмешкой, посмотрела Оксана на Валентину, повернувшись к рыжеволосой девушке, встав в пол оборота

— Я проведу вас на аукцион к Вороновой

— И как кого? — была вне себя от этой безумной мысли Оксана, совершенно, для себя, не желала с ней соглашаться — И кем я буду на этом аукционе?

— Товаром! — изумилась в улыбке Валентина — Вы Оксана Владимировна будите моей пленницей и я вас туда проведу, а дальше вам придётся играть свою роль

— Какую блядь роль?

Возмутилась Оксана, была еще больше не согласна с таким планом, выражая во взгляде недовольство, с чувством дикого презрения смотрела на Валентину.

— Меня свяжут еще на входе и в рот засунут кляп

— Ну я думаю, вы как всегда там что-то придумаете

— И это ваш план — усмехнулась Оксана, не поверив в безумие Валентины и Терешковой — Вы две обе взрослые женщины предлагаете мне пойти на этот бред лично

— Другого способа туда попасть у вас не будет

Уверяла Терешкова, подойдя к Оксане, женщина изучала движение мышц на её лице, было видно, как она от одной только такой мысли переживала дикий ужас для себя.

— Так что вам придётся пойти на это

— Есть еще один — мило улыбнулась Оксана, продолжая стоять в больничном коридоре, отошла к окну, так как не могла вынести на себе этот напряжённый взгляд Терешковой — Способ

— Правда? — удивлённо посмотрела Терешкова — И какой же

— Воронова помешана на танцах на пилоне — начала рассказывать Оксана, когда сидела на подоконнике окна — Мне стоит устроиться на этот вечере танцовщицей и меня заметят

— Так вы сможете проникнуть на аукцион

— Так я смогу проникнуть в клуб — уверяла Оксана, отпрянув от женщины, когда Терешкова стояла рядом с окном, на подоконнике которого, она сидела

— А дальше — интересовалась Мария Валентиновна — Что же будет дальше?

— Дальше остаётся дождаться аукциона, где я смогу попробовать поработать официанткой

— Слишком долго — обернулась Терешкова и унылым взглядом посмотрела на Валентину

— А что вы хотите? — возмутилась Оксана тому, как Терешкова с безразличием отнеслась к её идее

— Обсудим всё в кабинете главврача

— Что? — была не согласна Оксана, посмотрев вслед Марии Валентиновне, как темноволосая женщина удалялась по коридору — Почему в кабинете главврач?

— Поверьте Оксана Владимировна — уверяла Валентина, посмотрела на Оксану с чувством лицемерной лжи, мило при этом, улыбнувшись — Мне самой это идея не нравится

— Тогда зачем её обсуждать в кабинете у Тихонова?

Крикнула Оксана после того, как немного подождав того, что рыжеволосая девушка в красной зимней куртке прошла мимо неё с лёгкой безразличной улыбочкой.

— Когда можно всё решить здесь и сейчас

Ничего не ответив, Валентина, просто проследовала по коридору вслед за Терешковой, оставив Оксану сидеть в неведение на подоконнике пластикового окна, стекло у которого было покрыто морозной изморосью.

 

***

Продолжая стоять у окна в кабинете главврача, Оксана держала ладонь руки и смотрела в морозное стекло, наблюдая за стоявшими под падающим снегом полицейскими машинами. В кабинете пахло кофе, этот будоражащий терпкий запах, манил своим необычайно тонким ароматом Арабики. Место заведующего больницей, его царский трон, облюбовала Терешкова, положив ногу на ногу, выражая из-под надетой синей юбки, стройные ноги зрелой женщины, женщина наблюдала за собравшимися в кабинете. Валентина тихо мешала ложкой кофе, налитое в кружке, тихо издавая звон чайной ложки. Мария Леонова, сидела напротив, с раскрытой красной папкой пациентки, перед ней на столе для совещаний, блондинки надев очки, изучала первые страницы из анамнеза неизвестной девушки. Серов внимательно читал, другую копию анамнеза пациентки, мужчина с надетыми очками, создал суровый и серьёзный взгляд, когда смотрел на страницы открытой перед ним карты.

— Я думала, ваша команда будет чуть больше — обратилась Мария Валентиновна в Серову, тем самым, женщина отвлекла ненадолго внимание этого мужчины от изучения анамнеза пациентки

— Это пока всё что есть — утверждал Серов, посмотрев какое-то время, как свободно, словно чувствуя себя королевой, Терешкова сидела в кресле главврача

— Плохо конечно — повела недовольной усмешкой Мария Валентиновна, постучав кончиком колпачка ручки, что держала зажав пальцах — Что удалось вам выяснить по состоянию пациентки?

— Пока еще точно не удалось установить, что с ней

Начал рассказывать Серов, посмотрев косым недовольным взглядом на Оксану, когда она продолжала с холодным взглядом, кусая нервно губу стоять у окна.

— Большую роль играет сильное переохлаждение тела пациентки…..

— Характерные поражение лёгких — рассказывала Мария Леонова, помогая Серову, завершить доклад — Свойственные пневмонии, так же кровотечения лёгких, девушка кашляет кровью

— Такие симптомы как утомление и брадикардия, можно тоже отнести к гипотермии организма пациентки — внесла свой вклад Валентина, рыжеволосая девушка продолжала сидеть на стуле держала в руках чайную ложку, которую только что извлекла из кружки

— Я конечно не врач

Мило улыбнулась Терешкова, женщина оставалась в кресле, повернулась спинкой на нём к присутствующим в кабинете, посмотрела на российский герб, что украшал стену кабинета главврача.

— Делайте то, что сочтёте нужным

Обернулась плавно в кресле Мария Валентиновна, женщина, словно царица, оглядела всех, выставив указательный палец, лежащей на столе руки к верху.

— Но если с ней хоть что-нибудь случится — предупредила Терешкова — Я с вас с каждого, лично тут шкуру спущу

— Полагаю выход отсюда под запретом? — спросил Серов, с пониманием отнёсся к требованиям государственного прокурора

— Как и ваши мобильные телефоны — пояснила Мария Валентиновна — Никакой связи, кроме личного общения между собой, на время следствия

— И сколько оно продлится?

— Это всё зависит от Орловой

— Чего вы хотите от меня? — поинтересовалась Оксана, впервые после долго молчания обмолвилась, обернулась и посмотрела на Терешкову — Всё еще помните, как в судите некрасиво получилось у вас?

— Да согласна

Признала этот момент своего поражения Терешкова, женщина плавно повернулась в кресле лицом к Оксане, сомкнув пальцы обеих рук на столе, опираясь на него локтями.

— В суде у вас были сильные союзники

Соглашаясь с доводами Оксаны, темноволосая женщина, наклонилась в сторону, где она продолжала стоять у окна, взгляд этой бестии казался ей до ужаса противным.

— И вас полностью оправдали по всем пунктам того обвинения

Продолжала высказываться Мария Валентиновна, наблюдая при этом очень внимательно за реакцией Оксаны, словно забавлялась тому, как она неуютно чувствовала мышкой в лапах кошки.

— Но я собрала новое и вот на этот раз у меня есть свидетель и потерпевший, а так же доказательства вашей вины Орлова

— Но это же незаконно — возразила Мария Леонова, посмотрев на женщину, вызывающим жалость, взглядом — Вы не имеете права!

— Девочка моя — ухмыльнулась Терешкова, переключившись повиливающим взглядом на блондинку — У меня в этом деле все руки развязаны, потому что в результате провала, полетят головы, большие занимающие посты головы, если это дело окажется нерешённым у президента

— Незаконный крупный бизнес по торговле людьми Мария — рассказывала Мария, стараясь успокоить разъярённую блондинку — Прямо под носом у государства и с этим непременно должен кто-то разобраться и что-то сделать

— Только не понимаю я — возразила Оксана, отойдя от окна, продолжая смотреть с презрением на женщину прокурора — Почему вопрос по незаконной торговле людьми, должна решать я?

— Вы не должны его решать — ответила Терешкова, понимая гнев Оксаны — Вам просто нужно будет передать информацию о месте аукциона и на людей которые его финансируют и проводят

— А если я не захочу? — переспросила Оксана, тут же смутилась, прижав прохладные пальцы к губам, взволнованно посмотрела на эту женщину — Хотя нет, можете, не говорить

— Как долго продлится расследование? — спросил Серов, перевернув страницы карты пациентки, в которую продолжал напряжённо через надетые линзы очков, смотреть

— Это полностью зависит от Орловой

— И мы не имеем право выйти на улицу? — еще раз повторяя свой вопрос, поинтересовалась Мария Леонова — Что следить за нами будите

— Нет, просто периметр здания оцеплен сотрудниками полиции

— Как просто всё у вас — поджав от обиды нижнюю губу, ответила Мария

— Это скажите спасибо, что СМИ об этом не предупреждены — утверждала Терешкова, словно делая поблажку — И я хочу, чтобы пару дней так и оставалось, но скора общественность, обо всём узнает и скрывать пациентку тут будет намного сложнее

— Как я могу вести лечение пациентки — возмутилась Оксана, когда подошла по кабинету к столу, за которым сидела прокурор — Если меня в больнице не будет?

— Этим будет заниматься Серов — распорядилась Мария Валентиновна — А вы будите ему лично обо всём отчитываться, а он вам и мне о ходе ваших успехов

— Могу я хотя бы карту пациентки взглянуть? — спросила Оксана, обернулась, кусая взволнованно краешек губы, посмотрела на раскрытые страницы карты, лежавшей перед Серовым

— Да, пожалуйста

Вставая с кресла, безразлично ответила Терешкова, обойдя вокруг стола заведующего, касаясь пальцами поверхности стола для совещаний, который стоял нему перпендикулярно.

— Это ваша же пациентка

— Я должна быть здесь!

— Вы единственная — упрекнула Терешкова, женщина не сдержалась и показала на Оксану пальцем, сосредоточив на ней весь серьёзный взгляд — Кого ищет Воронова, а она в этом деле как-то замешана и ищет именно вас Орлова

— Она думает, что я мертва

Пояснила Оксана, стоя у стола для совещаний, опираясь на него руками, посмотрела в глаза стоящей перед ней гордой темноволосой женщины в синей форме.

— Она не знает, что у меня другое лицо

— Так пусть узнает

— Она попытается меня убить! — возразила Оксана, не соглашаясь с безразличием и точки мнения, что навязывала ей Мария Валентиновна

— Это уже ваши там проблемы — не желая даже решать как-то этот вопрос, Терешкова отошла от стола — Сейчас всё ФСБ на ушах стоит, просматривает трафик всех социальных сетей в округе, в поисках хоть какой-то новости об этом аукционе, а вы мне рассказываете про какие-то там ссоры

«Почему её волнуют лишь её проблемы, почему не мои, например, как сильно я не хочу, чтобы Воронова узнала, что я жива», была в замешательстве Оксана, когда смотрела прямо в лицо Терешковой и не заметив в нём ни капли сожаления

— Вы думаете, что у меня так легко получится — возмутилась Оксана, посмотрев вслед уходящей по кабинету женщины — Если целый отдел ФСБ, просто не справляется с этой задачей

— Я не говорила вам что он не справляется — встав у закрытой двери в кабинете, оспорила Мария Валентиновна столь сильный, сказанный в её адрес довод — Откуда вам это знать?

— Иначе вы бы просто не просили бы меня пойти туда

— У вас просто нет выбора — изумилась в улыбке Терешкова, держась за ручку, закрытой в кабинете двери — Мы здесь все просто пешки, в настоящей игре королей

— Как громко сказано — подтвердило Мария Леонова, в момент, когда прокурор открывала дверь кабинета — И как низко, с моральной точки зрения, это звучит!

— А вас гражданка Леонова — возразила Терешкова, строго посмотрев на белокурую девушку в белом халате, когда Мария отвернула в этот момент свой взгляд — Я бы попросила бы убедительно, придержать высказывания при себе

— Вы ведь надеюсь, не посадите меня за моё мнение

Высказалась Мария, обернувшись, блондинка, решив набраться смелости, посмотрела на гордую женщину в синей форме, когда она стояла у входа, держась за дверную ручку, закрытой двери.

— Я имею права говорить всё что хочу и когда захочу

— Вы будите говорить только то — понизив тон голоса, ответила Терешкова, оспаривая доводы самодовольной Марии Леоновой — Что я вам скажу, когда приедет СМИ, а они приедут, просто еще не знают о вашей пациентки, поэтому я вас всех прошу, сделайте, как можно тише

— Как будто бы у нас есть выбор — ответила Оксана, посмотрев на Терешкову, когда высказавшись, женщина открыла дверь, переступая через порог

— А вас Орлова я попрошу вообще заткнуться!

— Именно скора я это и сделаю

Прошипела Оксана тихим голосом себе под нос, беспокоясь о встречи с Вороновой, когда страх окутал разум крепкими оковами безумия, не позволяющими мыслить.

— Если Воронова меня не убьёт

— Что же продолжим на счёт нашей пациентки

Начал высказываться Серов, после того, как дверь кабинета заведующего закрылась, мужчина обратился ко всем присутствующим, оставшимся в этом помещении.

— Кроме того, что у неё средней тяжести обморожения конечностей и гипотермия всего тела

— Пациентка Мария Николаевна Студёнова дата рождения 18 июля 1998 года — пояснила Валентина, отпивая кофе с кружки, которую держала в руках — Как видите, девушка очень молода

— И связалась с очень нехорошими людьми

— Её похитили — рассказывала дальше Валентина, примерно неделю назад — Родители подали в полицию тут же и её начали искать

— Что ты скажешь Мария? — обернув свой взгляд на белокурую девушку поинтересовался Серова, так строго мужчина посмотрел на неё — Кроме того состояния сильного обморожения тела пациентки и явных признаков схожими с пневмонией

— Наблюдение за пациенткой показали следующие результаты…… — набравшись в себе сил, больше не высказывать, свои чувства и переживания, начала доклад Мария

Аускультативно определяется акцент II тона над легочной артерией, грубый систолический шум над областью сердца, сопровождающийся характерным симптомом «кошачьего мурлыканья»; при недостаточности клапанов легочной артерии — диастолический шум. Выслушивание специфического систолодиастолического шума может указывать на незаращение аортального протока, нередко сопутствующее комплексу сложному врождённому проку сердца.

— Стоп! — возразила Оксана, когда выслушала аускутативные данные Марии — Похоже у нас с вами сложный сочетанный врожденный порок сердца

— Интересно — обернулся Серов, сидя на стуле, мужчина обвила рукой его спину, посмотрел на Оксану — И что же вы Оксана Владимировна думаете на этот счёт

— Думаю что пневмония лишь ширма гипотермии нашей пациентки

Продолжила рассуждать Оксана, направляясь по кабинету, играя бёдрами, отошла от окна и встала у стола для совещаний, опираясь на него руками, выгнула спину, посмотрев на своих коллег.

— Проблема кроется совсем в другом — Слабое состояние и брадикардия, это не признаки переохлаждения, согласна, они дали возможность началу, но настоящая проблема в другом

— Признаки схожи со сложными сочетанными пороками сердца — согласилась Мария, дальше продолжая развивать идею Оксаны

— Тетрада Фалло? — предположила сразу свою версию Валентина

Тетрада Фалло — сочетанная врожденная аномалия сердца, характеризующаяся стенозом выводного тракта правого желудочка, дефектом межжелудочковой перегородки, декстропозицией аорты и гипертрофией миокарда правого желудочка. Клинически тетрада Фалло проявляется ранним цианозом, задержкой развития, одышкой и одышечно-цианотическими приступами, головокружением и обмороками.

— Не согласна — возразила Оксана, оспаривая безуспешный довод рыжеволосой девушки

Прогноз неизвестного сложного врождённого комплекса пациентки оказался лучше, чем при тетраде Фалло. Больные могут достигать среднего возраста.

— Тут возможно, что-то другое — задумчиво Оксана посмотрела на поверхность стола, на которую опиралась обеими руками

— Чтобы там ни было — начала высказываться Валентина, когда посмотрела на то, как Оксана выгнула спину, выставив упругие бёдра перед рыжеволосой девушкой — Я уверена, что Серов во всём разберётся и без нас

— Нужно провести ангиографию пациентке — распорядилась Оксана, обращаясь к коллегам, так внимательно на них посмотрела

— У пациентки почечная недостаточность — возразила Мария Леонова, поднимая взгляд, белокурая девушка посмотрела на Оксану — Признаки гематурии в моче

— Что опять же сначала требует провести Гемодиализ — высказал своё мнение Серов — Пока не восстановим почки, мы не сможем начинать какое-либо лечение

— Однако присутствие инфекционного заболевания — оспорила Оксана такое решение, посмотрев строго на Серова — Исключает возможность проведения гемодиализа пациентке

— Стоит заняться и решить проблему инфекционного заболевания — рассуждала Мария, вставая со стула — И начнём с пневмонии

— Скорее всего, это может быть не пневмония

Была не согласна с таким мнением Оксана, продолжая стоять у стола, опираясь на него руками, выставив бёдра перед рыжеволосой девушкой, которая сидела рядом на стуле.

— Начните процедуру плазмафереза

— Это поможет решить проблему с пневмонией

— Это поможет нам купировать на время симптомы инфекционного заболевания

— Пойду тогда подготовлю центрифугу — вставая со стула, ответила Мария Леонова, блондинка направилась вдоль стола, к выходу из кабинета, держа в руках закрытую красную папку

— Я осмотрю пациентку в палате — распорядился Серов, вставая со стула, мужчина проследовал следом за блондинкой, когда Мария уже подошла к двери

— Ну разве у нас что-то остаётся другое

Ухмыльнулась Оксана, взглянула на рыжеволосую девушку и на то, как она смотрела на её выставленные бёдра, наблюдая за тем, как Серов покинул кабинет заведующего, закрывая за собой дверь.

— Интересно всё же

Не сводила Оксана улыбку с лица, наблюдая, как Валентина старалась смотреть взглядом возбуждённых глаз к ней под платье, ажурное белое платье, отлично просвечивало её плоть.

— Какой во всём этом

Наблюдая, как Валентина встала со стула, рыжеволосая девушка не сводила взгляд с попки, которую так сексуально выкруглила бёдра, изобразила Оксана, стоя у длинного стола.

— Твой личный интерес?

— Я ведь как-то вам говорила — рассказывала Валентина, встав за спиной у Оксаны, девушка с изумлением смотрела на её выставленные бёдра — Что просто хочу вам помочь

— Помочь? — возмутилась Оксана, недовольно ответив на то, как равнодушно ответила Валентина на её вопрос — Ты серьёзно считаешь это помощью?

— Мне кажется, вы порой сами хотите моей близости — позволив себе прикоснуться своими руками к выставленным бёдрам Оксаны, девушка наклонилась, прижимаясь грудью к её изогнутой спине

— С чего ты решила

Обернулась Оксана, ощущая жар дыхания рыжеволосой наклонившейся к ней девушки, распознала в ней знакомую стихию её парфюмерной коллекции «Azzaro Club Women». Вкус и сочетание такие стойких аккордов как ваниль и мускус, пробуждали, трогая душу, туманив рассудок в объятиях власти, безграничного влияния перед своей обладательницей. На теле этой бестии был надет белый врачебный халат, сексуально преображающий объём её груди.

— Что мне нужна твоя близость?

— Глаза никогда не лгут

Игриво коснулась Валентина кончика носа Оксаны, когда другой рукой рыжеволосая проникла пальцами к ней под платье, касаясь нежно подушечками обратной стороны бёдер.

— Интересно, какое на вас Оксана Владимировна сейчас надето нижнее белье

— В любой бы другой момент

Говорила Оксана рядом с губами рыжеволосой властительницы, когда так пристально смотрела ей в глаза, понимая, что начинает терять рассудок и подчиняться от одного только взгляда её власти.

— Я бы не позволила себе так поступать со мной

— Оксана Владимировна

Касаясь выставленными пальцами под платьем, лобка Оксаны, девушка прижала пальцы к её половым губам, распознав, что на ней не одето нижнее белье.

— Кто-то у нас плохая девочка или просто забыл надеть трусики — прижав плотно ладонь к половым губам Оксаны, рыжеволосая девушка словно обуздала её, держа пальцы на лобке

— А что если подумать

Ответила Оксана, когда так внимательно смотрела в глаза этой девушки, такой сильный пронзающий разум взгляд, она чувствовала на себе от Валентины, когда не могла даже сопротивляться.

— Нужно ли мне это нижнее белье

— В самом деле

Согласилась Валентина, девушка не хотела убирать руку и прижавшись грудью к изогнутой спине Оксаны, она словно желала её дикой завистью, хотела получить всю и навсегда.

— Нижнее бельё, будет нам только мешать

— Не думаю

Уверяла Оксана, чувствуя, как девушка пальцами умело разминала ей половые губы, ощущая, как в такой напряжённый момент, она теряла над собой контроль, не могла даже возразить такой порочной власти над своим телом.

— Что кабинет заведующего нам, для этого, подходит

— Я вот тоже так не думаю — ответила Валентина, отпрянула от тела Оксаны, вынимая руку у неё из-под платья, напоследок так соблазнительно провела пальцами по поверхности половых губ

— И так

Обернулась Оксана к рыжеволосой бестии, прислонив коготок указательного пальца к губам, ответила Валентине порочным до безумия искушенным взглядом, облизывая при этом губы.

— Что же мы будем делать?

— Предлагаю поехать в Москву ко мне

Ответила Валентина, девушка изумилась в улыбке, как только заметила, как под властью чар гипноза Оксана голодным сексуальным взглядом на неё смотрела, облизнув кончиком языка губы.

— Терешкова наверно отправит за нами эскорт

— Я так думаю, что мы сами поедем в полицейской машине

— Так как другого выбора у нас нет

Обошла Валентина Оксану, продолжая так на неё смотреть, с чувством сильного порочного желания, рыжеволосая девушка играла с ней взглядами, очаровывая искушенной мимикой лица.

— Я приехала сюда на автомобиле скорой помощи

— Откуда ты вообще узнала о том, что совершат рейд на закрытый рынок людьми?

— Терешкова сама меня нашла — рассказывала Валентина, когда в момент напряжённый между ними с Оксаной близости, она подошла к ней — И сказала, что вы Оксана Владимировна ей срочно нужны, как только она узнала про причастность Вороновой к этой торговле

— И ты хочешь меня выставить на аукцион?

— Туда не так-то легко попасть

— И да начиная с этого — интересовалась Оксана, коснувшись очень осторожно пальцев руки девушки своими, так внимательно посмотрела на неё — Как мы попадём туда, Воронова до сих пор считает, что я мертва

— Вам придётся раскрыть себя

— Ты же понимаешь, что она захочет меня убить? — продолжая играть внушительными взглядами, стоя в кабинете заведующего, рассказывала Оксана

— Будем импровизировать на месте

— Импровизировать? — переспросила Оксана с усмешкой, не поверив сначала в то, что говорит Валентина — Тогда придётся быстро что-то придумать, потому, как зная Варвару, говорить я точно не смогу какое-то время

— Я это понимаю, Оксана Владимировна — уверяла Валентина, когда держась с Оксаной за руку, рыжеволосая девушка подошла к закрытой двери в кабинете — Но нам придётся пойти на этот риск

— Не хочу я рисковать собой!

Не давай открыть дверь кабинета, Оксана быстро прижала её ладонью обратно, как только Валентина взявшись за дверную ручку, хотела открыть.

— И ты сама надеюсь, понимаешь!

Утверждала Оксана, прижав девушку к стене, когда на неё так, посмотрела повиливающим взглядом свысока. Оксана быстро смогла взять, благодаря страху безумия, которому её принуждали поддаться, верх над своими эмоциями и чувствами.

— Насколько ваш план по-идиотски звучит

Опираясь на стенку рядом с закрытой дверью в кабинете, Оксана была выше ростом, чем Валентина, поэтому смотрела на девушку, прижатую к стене сверху вниз.

— Какой нахуй рабыней ты хочешь меня сделать? — прошипела Оксана, разговаривая с девушкой, словно королевская кобра, угрожающим взглядом смотрела ей прямо в глаза

— Хорошо-хорошо

Согнув руки в локти, рыжеволосая девушка словно боялась прикоснуться к груди Оксаны, молила Валентина жалким голосом, беспокоясь, прежде всего за себя спрятала испуганный взгляд.

— Давайте сделаем так, как вы этого сами захотите

— Так-то лучше — с ухмылкой Оксана отошла от испуганной девушки, посмотрела, как ничтожно казалась Валентина, оказавшись загнанной в угол — Но ваш план с Терешковой безумен и вы хотите меня вовлечь в игру, которая изначальна была обречена на провал

— Хорошо — продолжая стоять с выставленными и согнутыми в локоть руками Валентина, словно до ужаса боялась яростной реакции — Давайте поступим так, как вы сами этого хотите

— Варвара очень любит танцовщиц — рассказывала Оксана, отойдя от испуганной девушки, позволяя ей, чтобы она оправилась и отошла от шока — Имея хорошую танцовщицу, которую заметят зрители, вашего так сказать аукциона, она никогда не позволит себе её продать

— Хорошо давайте танцовщицей

— Мне нужны те самые туфли — утверждала Оксана, продолжая любознательно смотреть на Валентину — Леопардовые

— Они у Фоминой

— Так забери их! — распорядилась Оксана, позволяя девушки отойти от стены, так напряжённо взглядом хищницы, за ней продолжала наблюдать

— Придётся ехать вместе

— Ну, так поехали! — развела руками Оксана, когда посмотрела на девушку удивлённым взглядом

— Я думала, что сначала вы тут закончите свои дела

— С твоей Терешковой у меня теперь тут дел нету

— Тогда мы можем ехать? — интересовалась, продолжая смотреть на Оксану напряжённым и испуганным взглядом

«Какое же ты жалкое ничтожество Валентина, стоит только подпереть тебя к стенке, фу…. даже смотреть противно», наблюдала Оксана какое-то время за испуганным взглядом рыжеволосой девушки, которая продолжала стоять зашуганной жертвой прижатой к стенке у входа.

— Нет

Возразила Оксана, подошла к закрытой двери, обвив пальцами дверную ручку, так выразительно раскрыла лазурные голубые глаза, сияющие блеском отражённого в них падающих света.

— Я хочу сначала поговорить с пациенткой

— Интересно о чём вам с ней говорить?

— Она расскажет нам о людях, с которыми ей пришлось там видеться

— Её вывели как скот голой на улицу в мороз!

Уверяла Валентина, когда девушка проследовала следом за Оксаной, покидая кабинет заведующего, вошла в приёмную, где работала белокурая секретарша.

— У неё утомление, гипотермия, брадикардия, пневмония и еще целый букет того чего вы никак…

— Знаешь что! — прошипела Оксана, выставив указательный палец, протянутой прямо руки к Валентине так сурово посмотрела на девушку — Мы спасаем здесь людей, помогаем им остаться в живых, когда они на краю пропасти……

— Пропасть, которую вы лично, для себя

Набравшись гордости, Валентина подошла к Оксане и позволила себе рыжеволосая девушка нагло ткнуть её пальцем в грудь, на что белокурая секретарша так с иронией критики отреагировала.

— Называете могилой

— Девочки! — воскликнула Валерия, поднимая свой взгляд на Оксану и Валентину, женщину блондинка, так сурово на каждую из них посмотрела — Вы можете хотя бы не тут, решать свои проблемы, работать мешаете!

— Да конечно — с пониманием отнеслась Оксана, когда убрав палец рыжеволосой наглой девушки, оставленной на её груди — Мы уже уходим

— Вы правда думаете, что эта полоумная пациентка нам как-то поможет?

— Я думаю

Направляясь по приёмной, рассуждала Оксана, в сопровождение взгляда белокурой секретарши, когда женщина оставалась сидеть в кресле, внимательным взглядом наблюдая за ними обеими.

— Что даже если она умеет говорить, это нам сильно поможет

— У неё затуманенность сознания — убеждала Валентина, девушка, повысив голос, после того, как Оксана совершенно её не слушала, проследовала к выходу из приёмной

— Она назовёт имена или фамилии, которые хотя бы не схожи с Вороновой

— Почему вы так её боитесь? — вцепилась в дверь Валентина, не позволяя Оксане её полностью открыть, девушка так внимательно посмотрела на неё

— Девочки!

Воскликнула Валерия, вставая с кресла в котором сидела, по внешнему взгляду который увидела в ней Оксана, было видно, как белокурая женщина была сильно встревожена и озлоблена.

— Ну, я же по хорошему вас попросила — утверждала белокурая женщина, опираясь пальцами на стол, суровым взглядом смотрела на Оксану и Валентину — Не мешайте, пожалуйста, работать!

— Мы уже уходим — скрепя зубами, выдавила из себя Оксана, посмотрев с опаской, как наблюдала за ними разъярённая секретарша — Ты, что не видишь, что мы отвлекаем от работы!

— Мы можем поехать сразу к Вороновой и всё решить

— Мы поедем к ней в клуб — утверждала Оксана, когда вышла из приёмной кабинета заведующего больницей, вошла в коридор, посмотрев сразу на морозные стёкла пакеты, пластиковых окон, поверхность которых была покрыта инеем — Но не к самой Вороновой

— А кому же тогда?

Поинтересовалась Валентина, проследовав за Оксаной, рыжеволосая девушка подошла к окну, на пластик подоконника которого она опиралась пальцами, когда смотрела через морозное стекло.

— Воронова ключ ко всему наверно там

— Зная Варвару

Утверждала Оксана, обернувшись, заметила, как Валентина прошла у неё за спиной, с ухмылкой посмотрела на взгляд встревоженной девушки, когда она больше не была так уверена обуздать её.

— Она, скорее всего там пешка, мелкая шестёрка, убрав которую, бизнес не ощутит на себе потерю

— И к кому же вы тогда пойдёте в этом клубе

— Всё ли тебе нужно знать

Отошла Оксана от окна, играя бёдрами, хитро улыбнулась девушке терзающей себя мятежной интригой любопытства, которой вот всё в этот момент было необходимо знать.

— Воронова больная сука — рассказывала Оксана, направляясь по коридору — Никто ей не доверит что-то ответственное в этом бизнесе, максимум, что она могла это сопровождать пациентку

— Что вы хотите узнать от пациентки?

— Хотя бы имя никак не связанное с Вороновой

— Пустая трата времени

Уверяла Валентина, махнув рукой, посмотрела в след уходящей по больничному коридору Оксану, когда она прошла, сделав несколько шагов, встала у синей колонны рядом с окном.

— Пациентка бредит и сама не осознаёт, что говорит

— А ты прям, много осознаёшь

— Ну, уж больше, чем вы!

— Знаешь что Валентина

Решительно вдохнула в себя воздух, подошла Оксана, с облегчением выдыхая его, встала рядом с рыжеволосой гордой собой девушкой, которая продолжала наблюдать за её взглядом.

— У тебя слишком высокая самооценка — ткнула теперь Оксана девушку в грудь пальцем, с усмешкой посмотрев на её недоумение — Которая тебя же и погубит

— Ваша гордость и самоуверенность вас быстрее погубит

— Это мы еще посмотрит — не став дальше слушать обиженное мнение рыжеволосой девушки, Оксана отошла от другого окна рядом с опорой в коридоре, продолжила дальше свой путь

«Самоуверенная дрянь забыла, где должно быть её место», подумала Оксана, про рыжеволосую девушку удаляясь по больничному коридору оставляя Валентину стоять и с отчаянным взглядом смотреть в спину, на то, как она выразительно играла бёдрами в каждом шаге.

 

***

Расположившись сидя на койке пациентки в палате, Оксана прислонила ушко стетоскопа к груди девушки, подтвердила слова Марии Леоновой над легочной артерией. Странный грубый систолический шум над областью сердца, что сопровождался характерным звуком «кошачьим мурлыканьем» привлёк внимание Оксаны, пока она держала ушко стетоскопа на груди пациентки.

«Носовые кровотечения беспокоят её, нельзя списать это на пневмонию, возможно дело действительно в инфекционном эндокардите», предположила Оксана, посмотрев на окровавленный платок девушки, что лежал на тумбе рядом с её койкой.

Продолжая дальше вести ушко стетоскопа, Оксана посмотрела на девушку, после чего внимательно прислушалась к шуму специфическому систолодиастолическому, который сразу дал понять Оксане о незакрытом аортальном потоке.

Систоло-диастолический шум — начинается в «систолу», достигает максимума ко II тону и продолжается в «диастолу», занимая ее иногда всю. Этот шум свидетельствует о «непрерывном сообщении между камерами сердца» или «непрерывном сообщении между крупными сосудами в обе фазы» сердечного цикла. Шум усиливается при повышении АД и ослабевает при вдыхании амилнитрита. К появлению похожего шума приводят искусственные аортолегочные или подключичнолегочные шунты.

Открытый артериальный проток — функционирующее патологическое сообщение между аортой и легочным стволом, которое в норме обеспечивает эмбриональное кровообращение и подвергается облитерации в первые часы после рождения. Открытый артериальный проток проявляется отставанием ребенка в развитии, повышенной утомляемостью, тахипноэ, сердцебиением, перебоями в сердечной деятельности.

— Скажите — обратилась Оксана к пациентке, посмотрев в голубые бледные от бессилия глаза пациентки — Утомляемость, проблемы с дыханием или может тахикардия, аритмия, брадикардия, для вас нормальные явления?

— Не понимаю

Ответила вялым голосом с хрипотой, блондинка, что лежала перед Оксаной на больничной постели, посмотрела на неё утомлённым взглядом, прижав ладонь к груди, выражая отдышку.

— О чём вы говорите…..

— Я говорю о проблемах

Распознав характерные признаки дисфонии в голосе пациентки, потрясла Оксана девушку хорошо так за плечи, обеими руками, после чего чтобы привести в чувства.

— Перебоях в работе вашего сердца

Дисфония — нарушение голоса, проявляющееся слабостью, хрипотой, осиплостью. При полной потере голоса ставят диагноз «афония». В этом случае появляется дребезжание в речи, но сохраняется возможность говорить шепотом.

— Орлова вы в своём уме!

Вмешалась Терешкова, женщина тут же схватила Оксану за кисть руки, возмутившись её наглости, привести пациентку в чувства, чтобы она не потеряла сознание от сильного переутомления.

— Что вы такое себе позволяете?

— Да как вы посмели! — вскрикнула, хрипотой голоса блондинка, была сильно недовольно грубостью со стороны Оксаны

— А я что вам говорила?

Обратилась Оксана к женщине державшей её за кисть руки, ответила Терешковой всё тем же недовольным до безумия взглядом, когда она не позволяла ей повторить подобную грубость.

— Мне нужно знать, с какого возраста у вас были проблемы с сердцем

— Вы ударил меня! — была вне себя блондинка, которая буквально сразу же пришла в чувства, после удара пощечиной Оксаны по лицу

— Только ради того чтобы немного привести в чувства — ответила Оксана, не обращая внимания на недовольные взгляды женщин, посмотрела на пациентку — Вы давно чувствуете усталость утомляемость и перебои работы в сердечной мышце

— Что вы вообще такое говорите?

— Она слабо помнит, что с ней вообще произошло

Рассказывала Терешкова, женщина отошла от Оксаны, однако не сводила глаз с её руки, стараясь не допустить повторной пощечины для перенёсшей ужасное потрясение пациентки.

— Мы нашли её на какой-то развалиной стройке в подвальном помещение, она была привязана к колонне цепью

«Как она вообще могла выжить голой на морозе с таким врождённым сложным комплексом заболевания сердца на морозе?», не могла поверить Оксана в то, что услышала от Терешковой, когда перевела взгляда на блондинку в белом халате, стоящую у окна в палате.

— Мы не можем сейчас проводить никакой процедуры — заявила Мария Леонова, обернувшись, блондинка словно заметила, как Оксана на неё любознательно посмотрела

— Пока не решим вопрос с почками

Отчаянно согласилась Оксана с таким решением, обернулась, когда посмотрела, как темноволосая властная женщина в синей форме прокурора, подошла к углу палату у входной двери.

— И всё-таки, как вы узнали, что на этом заброшенном здании, происходил аукцион?

— Я не обязана перед вами Орлова

Гордо ответила Терешкова, женщина отвернула свой гордый взгляд в сторону закрытой двери в палаты, рядом с входом, с которой стояла, обвив пальцами локти противоположных рук.

— Рассказывать сейчас детали следствия

— Если у вас там есть свой связной — опровергая мысли этой женщины, возразила Оксана, ответив ей недовольно взглядом, поднялась с постели пациентки, оставив блондинку лежащую на ней, посмотрев еще раз на платок с кровью на тумбе — Мне следует об этом знать?

— Вы нам нужны там как связной — пояснила Мария Валентиновна так, будто не желая вести беседу с Оксаной — Это всё что вам пока следует знать

— Если вы подозреваете Воронову во всём

Начала рассказывать Оксана, сделав несколько шагов по палате, посмотрела, как тихо урчал в палате бактерицидный прибор, что висел на стене напротив кровати пациентки.

— То вы наверно понимаете, что она всего лишь пешка, ничего не значащая в этом бизнесе

— И поэтому ордер на её арест до сих пор еще не выписан

— Вы хотите взять рыбку крупнее — ухмыльнулась Оксана, продолжая стоять посреди палаты, посмотрела на Терешкову

— Я хочу прихлопнуть всех этих гадов там

— Только вот как я вам там смогу помочь? — поинтересовалась Оксана, удивлённо посмотрела на прокурора — Вы же не думаете, меня внедрить через Воронову

— Это и будет вашим заданием

Ответила Терешкова так, как будто не давая Оксане даже повода возразить, брюнетка суровым взглядом наблюдала за тем, как она продолжала ходить по палате, поднимая голову к верху.

— Как его выполнить, решайте сами

— Воронова уважает лишь своих танцовщиц, которые исполняют приватные танцы, плавно переходящие в интим — рассказывала Оксана, взглянув на эту женщину так, как будто подумала, что в Терешковой от сказанного, появиться чувство женской гордости и недоступности

— И в чём проблема? — спросила Мария Валентиновна так, как будто сказанное Оксаной и все ею испытываемые чувства не имели никакого значения

— Вы что действительно хотите подложить меня под всех там

— Ваша задача внимательно слушать и запоминать всё то что будет там происходить

— Послушайте! — не была Оксана для себя примерить на себе образ дешевой шлюхи, когда так сурово посмотрела на Терешкову — Я не собираюсь там ложиться под всех и под каждого

— Вы будите делать всё то! — утверждала Терешкова, когда таким же разъярённым взглядом ответила Оксане — Что я вас скажу, в противном случае, сами знаете, что может быть

— Вы что хотите отправить её туда?

Внимательно слушая разговор, первое, что произнесла пациентка, оставаясь при этом лежать на постели, блондинка даже не могла оторвать голову от подушки.

— Это же безумие — безразлично и бессвязно улыбнулась блондинка, прижав ладонь ко лбу, девушка продолжала смотреть пустым взглядом в потолок, откашлявшись в руку

— Вас гражданка Студёнова — возразила Терешкова, стоя у стеклянной двери реанимационной палаты пациентки, уверяла прокурор — Я попрошу не вмешиваться в разбирательства следственного дела

— Но вы не понимаете, что вас там ждёт

Успела пациентка схватить Оксану за руку, когда после минуту блуждания по палате, она подошла к её больничной койке. Блондинка, которая так крепко обвила пальцами руку Оксаны, была убедительно, в её глазах, словно выражался весь ужас, который она испытала на себе.

— Вам туда нельзя!

— С этим мы как-нибудь без вас разберёмся

— Ай…… — вскрикнула Оксана, испугавшись от неожиданности того, как пациентка крепко вцепилась пальцами в кисть её руки — Что вы делаете?

Пыталась вырваться Оксана, когда пациентка отчаянно старалась крепкой держать её возле себя, словно молила взглядом влажных глаз, не осуществлять эту безумную идею.

— Отпустите меня немедленно!

— Студёнова!

Обратилась сначала нормальным тоном голоса Терешкова, сурово посмотрела на бледную, изнывающую бессилием девушку, что крепко старалась держать Оксану за руку возле себя.

— Студёнова! — повторила свою просьбу более громко Мария Валентиновна, от чего девушка держащая Оксану, ослабила хватку и отпустила её

— Спасибо — потирая руку от болящей хватки тонких пальцев пациентки, благодарностью ответила Оксана — Вы в своём вообще ума, так хвататься за руку других людей!

— Не делайте этого! — предупреждала блондинка и глазами, отражающих дикий ужас смотрела на Оксану — Вы сами не понимаете, что может вас там ожидать

— Орлова как-нибудь решит этот вопрос

Уверяла Терешкова, направляясь к кровати пациентке по реанимационной палате, женщина поправила белый халат, что висел на её плечах, сурово смотрела через надетую на лице маску.

— Правда, ведь Орлова?

— Надеюсь — повела губами Оксана неуверенно, когда посмотрела на прокурора, поправляя колпак, надетый на голове, посмотрела с жалостью на пациентку

«Зная Воронову, я прекрасно понимаю, что ей пришлось там испытать», не могла Оксана вынести на себе как пристально блондинка наблюдала за нею, от того и отвела взгляд на стеклянную дверь-купе в реанимационной палате.

— А почему вам её не расспросить?

Поинтересовалась Оксана, обращаясь к Терешковой, когда женщина прошла по палате в сторону стеклянной двери-купе в реанимационной палате, встав спиной к входу.

— Судя по всему, она знает там наверно многих

— Она была лишь в подвале дома Вороновой

— Так устройте облаву — развела руками, посмотрела Оксана удивлённо на Терешкову, в то время, как женщина лишь безразлично покачала головой — Для вас ведь это раз плюнуть

— Она не знает даже где её дом

— То есть как? — сделала вид, что удивилась Оксана, когда посмотрела на блеклый голубой взгляд в тусклых глазах пациентки — Вы так и не знаете адреса?

— Она была лишь в подвале, где жила спала с другой голой девушкой пристёгнутой к цепи и на подиуме, в клетке, где проходили вечеринки этих богатеев, в то время, как её глаза……

— Были завязаны — предположила Оксана с ухмылкой, не могла уже дышать через маску, которую носила на лице, сорвала с себя эту стерильную марлевую повязку на резинках

— Слушайте это ужас какой-то — не могла Мария Леонова вынести, как свободно и легко Оксана с Терешковой обсуждали такие дикие вещи — Вы говорите сейчас о живых людях

— Ну вообще-то там они как товар

Пояснила Оксана, мило улыбнувшись девушке, когда блондинка направлялась по реанимационной палате пациентке к выходу, не могла вынести уже на себе атмосферу этого пугающего разговора.

— И так Мария Валентиновна чего вы от меня-то хотите

— Для вас Орлова это привычная атмосфера

Рассказывала Терешкова, отодвигая дверь-купе палаты, позволяя напуганной блондинки от таких разговор, покинуть это помещение, чуть не столкнувшись с офицером полиции.

— Войдите туда на ваших условиях — просила Мария Валентиновна так, как будто для Оксаны было это обычным делом — С нашей стороны любая поддержка

— Какая будет поддержка?

Возмутилась Оксана с недоверчивой усмешкой, наблюдая с каким ужасом, Мария выбежала из палаты, столкнувшись с дежурившим офицером, даже не извинилась, побежала дальше.

— Если Воронова хоть как-то меня раскроет

Уверяла Оксана, словно хотела достучаться до равнодушной женщины прокурора, которая словно, как богиня, ради сохранения системы, играла жизнями и радушием других людей.

— Меня тут же уведут вниз в подвал или куда-то там еще и сделают там такое……..

— Мне плевать Орлова — хладнокровно ответила Терешкова — Что там с вами хотят сделать, просто делайте то, о чём я вас прошу!

— Воронова чокнутая! — повысив голоса, считая, что Терешкова нарочно её игнорирует — Вы даже не представляете, что она со мной сделает, да и вообще на что способна эта сумасшедшая

— Мне всё равно Орлова! — равнодушно высказывалась Терешкова, когда Оксана направлялась к ней, чтобы посмотреть в равнодушные холодные глаза, в которых не было ни капли сожаления

— А…. кажется я поняла — встав перед лицом этой темноволосой женщины, говорила Оксана наблюдая за её равнодушным взглядом — Вы всё еще злитесь тому, как я красиво вас нагнула в суде, так ведь……

— Было красиво

Признала это Терешкова, выставив указательный палец перед носом Оксаны, женщина, словно не подавала виду, как эти слова так сильно зацепили.

— Но я бы с удовольствием бы посмотрела на то, как Воронова, нагнула бы вас там

— В вас что не осталось ни капли жалости к страданиям человека

— Лишь лишившись жалости можно сохранить систему правосудия

— Это не правосудие — возразила Оксана, встав у открытой двери-купе, с отчаянием посмотрела на Терешку, когда этой женщине было глубоко всё равно — Это безумие

— Называйте это как хотите Орлова — высказывалась Мария Валентиновна, наблюдая, как Оксана покидает реанимационную палату пациентки, переступая через порог — Ваш автомобиль будет ждать у входа на главном крыльце, он доставит вас в Москву

«Дура блядь ненормальная, для неё нет разницы, только лишь погоны и повышение по службе, пройдясь по головам людей», подумала Оксана про эту женщину, как только вышла из реанимационной палаты пациентки, не слушая того, что ей говорила вслед Терешкова.

— Идите-идите Орлова

Вышла из палаты Терешкова, женщина была безгранична в принципах и совершенно не отдавала себе отчёт, что находится в реанимационном отделении, мешая пациентам, своим голосом.

— От своей судьбы всё равно далеко не убежите

— Вы что действительно её послушаете — была шокирована Мария Леонова, наблюдая за тем, как Терешкова позволяла себе вести себя в больнице

— А разве у меня есть выбор?

Проходила Оксана мимо дежурного реанимационного поста, медсестры, когда сама девушка находилась, напротив в соседней палате, вводила положенную дозу препарата пациенту.

— Ты же прекрасно видела, как меня, его лишили

— Но опускаться до рынка рабов — высказывалась Мария Леонова, направляясь с Оксаной к выходу из реанимационного отделения — Вы сами понимаете, как низко и подло это звучит

— Было бы у меня моё мнение

Высказывалась отчаянно Оксана, прикусывая от волнения краешек губы, мило улыбнулась идущей рядом девушки, стараясь не показывать перед ней разбитого душевного состояния.

— Я бы и не вмешивалась в подобную авантюру

— Ну, так скажите ей — остановилась Мария Леонова у входа в отделение реанимации, где дежурили еще два офицера из конвоя — Прямо сейчас войдите и скажите

— И поеду тут же следственный изолятор — прошипела Оксана, когда была вне себя от того, в каком же безнадёжном положение, она находится — У неё на меня дело, она этим пользуется

— Ну так получается, что у вас нет выбора

— Вот так и получается — переступая через порог открытой двери, покинула Оксана отделение реанимации, мило улыбнувшись офицеру полиции

— И что же вы будите делать? — вышла следом Мария Леонова, девушка казалась взволнованной, когда посмотрела на Оксану

— Терешкова дала мне зелёный свет в этой операции

Мило улыбнулась Оксана, когда оказавшись в больничном коридоре на втором этаже больничного здания, направляясь по всей его протяжённости, смотрела в замёрзшие окна.

— Придётся действовать, как я захочу

— То есть как?

Удивлённо Мария Леонова, на Оксану и то, как она кружилась от радости, стараясь не подавать виду, как страх разрывал её изнутри, расправив руки, сделав оборот вокруг себя, подошла к подоконнику.

— Мне позвать Валентину из кафетерия

— А что она сейчас там? — спросила Оксана, прикусывая краешек губы, встав у пластикового подоконника, опираясь на него бёдрами, удивлённо посмотрела на белокурую девушку

— Ну да она сказала, что пошла, попить кофе, пока вы……

— Ладно, послушай

Вставая быстро с подоконника, уверяла Оксана, взволнованно согнув руку в локоть, едва хотела дотронуться ладонью до груди блондинки, когда она так с удивлением за ней наблюдала.

— Не говори ей вообще ничего, мне самой нужно там кое-что уладить

— Вы что хотите поехать без неё?

— Эта рыжая дрянь будет мне только мешать

Уверяла Оксана, стараясь сохранять улыбку, направилась по коридору, где была развился между реанимацией и отделением общего стационара, разделяющим небольшим фойе.

— Лучше ничего ей не говори совсем

— Но почему?

— Потому что эта безмозглая тварь

Прошипела Оксана, когда прошла по коридору в сторону фойе на втором этаже, играя бёдрами, вошла в него, обернулась, посмотрела на ограждение, что разделяло ступеньки на первый этаж.

— Будет мне только мешать

— Вы всё-таки решили поехать туда без неё

— Потому как её план безумен

Утверждала Оксана, когда прошла линолеуму, постеленному в фойе играя бёдрами, подошла к ограждению, посмотрела вниз на первый этаж, мило улыбнувшись, обернулась к собеседнице.

— И я не конченная дура чтобы следовать ему

— Мне что-нибудь ей сказать?

Поинтересовалась Мария, заметив, как Оксана, покачивая ягодицами, форма и тон кожи которых отчётливо прорисовывалась за счёт надетого на ней ажурного белого платья.

— Ну в смысле выиграть для вас время?

— Да желательно

Посмотрев любознательно на поднимающихся по ступенькам медсестёр, ответила Оксана когда встав у ступенек, позволила двум девушкам в белых халат, уступая им дорогу, подняться на второй этаж.

— И чем дольше, тем лучше для меня, не хочу, чтобы она всё испортила

— Я вас поняла Оксана Владимировна

Оставаясь стоять на втором этаже, белокурая девушка наблюдала, как Оксана, подняв голову смотрела на неё в ответ, осторожно и в тот же момент медленно спускалась вниз.

— Я сделаю всё, что в моих силах

— Отлично Мария — стараясь сохранять красоту улыбки, отразив ямочки на щёчках, говорила Оксана, спустившись на первый этаж в холл больничного здания

«Главное пройти мимо кафетерия как можно меньше привлекать к себе внимание, не хочу чтобы рыжая дура обратила на меня хоть какое-то внимание», проходила Оксана по вестибюлю мимо, которые держали свод крыши на втором этаже, посмотрела на большие ЖК телевизоры.

Стёкла на больших окнах в фойе были покрыты изморосью, было видно даже как за неплотным слоем инея в саду рядом с больницей, ветер качал макушки деревьев. Стукая каблуками по мраморной плитке в холле, Оксана направлялась к коридору, стараясь не оглядываться и не привлекать к себе лишнего внимания. На главном входе дежурили два офицера полиции, которые в основном, как и камеры видеонаблюдения, что были расположены на колоннах, наблюдали лишь за теми, кто входил и выходил из этого больничного здания. Душистые запахи кулинарных, мучных изделий, манили изделиями выпечки разум Оксаны, как только она подошла к арочному входу в этот коридор, где был расположен больничный кафетерий. Стараясь не поддаваться слабости и искушения испробовать что-то на вкус, Оксана из-за всех сил держала эмоции при себе, когда направляясь по коридору, посмотрела случайно на двух проходящих медсестёр по коридору, от которых так приятно пахло душистым запахом ромашки, лаванды и жасмина.

Войдя в коридор, Оксана ускорила шаг, стукая каблуками надетых зимних ботфорт, буквально в минуту преодолело пространство длинного коридора. Оксана, даже не посмотрев в открытую дверь кафетерия, после чего вошла в отделение приёмного покоя. Абсолютная тишина этого отделения, слегка настораживала, стараясь не придавать значения случившейся в этот день сцены в этом помещение, Оксана прошла по кафелю плитки к кабинету, дверь которого оставалась открытой. Белокурая, дежурившая медсестра, Мария, сидела спиной к входу и не сразу услышала, как Оксана под стук каблуков вошла в открытую дверь, устремившись сразу к стойке для медицинских халатов, где висело её белая шубка из песца.

— Оксана Владимировна — обернулась, вынимая из уха наушник, обернулась, сидя на стуле, белокурая девушка, заметила Оксану у стойки, когда она снимала с неё шубу — Но что вы тут….

Помедлила белокурая девушка, продолжая какое-то время смотреть на Оксану, когда она так же с удивлением наблюдала за ней, беспокоясь, чтобы она своими воплями не выдала её полиции.

— Вас же, кажется, полиция должна была забрать

— Должна

Взволнованно, ответила Оксана, снимая с головы колпак, положила его на рядом стоящую столешницу с препаратами для оказания первой медицинской помощи.

— Ну как видишь, мне нужно на время отлучиться самой — прислонила палец к губам, изумившись в улыбке, Оксана показала этой белокурой медсестре, что она сбегает из-под надзора полиции

— Без сопровождения офицеров, о которых говорила женщина в синей форме?

— А зачем они мне

Стараясь не сводить улыбку с лица, наращивая диапазон интриги разговора между блондинкой, высказывалась Оксана, одевая на себя, шубу из песца, одевая тут же её огромный капюшон.

— Когда я могу сама идти, куда мне нужно

— Да но та женщина……

— Плевать я хотела на то — утверждала Оксана, застёгивая пуговицы надетой на себе шубы, специально, играя на чувствах девушки, оглядывалась назад — Что сказала твоя там женщина

— Но как же вы получается……. — помедлила с ответом блондинка, продолжая удивлённо наблюдать за Оксаной и на то, как она поспешно застёгивала пуговицы на одетой шубе

— Плюю на закон — пояснила Оксана, изумившись в улыбке, посмотрела на блондинку, которая до последнего не понимала, как она играет на её чувствах, эмоциях, заставляя поддаться страху

— Я должна об этом сообщить в полицию?

— Я должна, тогда буду за это тебя убить

Повесив сумочку на плечо, Оксана тут же быстро вышла из кабинета, так и не заметив, что надела на себя шубу, поверх белого халата, так и не сняв его с себя.

— Сиди и молчи тут — остановившись, Оксана вновь подошла к входу открытой двери, пригрозив испуганной и наблюдавшей за ней полными глазами страха — Иначе хуже будет!

— Что? — возмутилась белокурая медсестра, так что встала со стула, на котором сидела и быстро выбежала следом за Оксаной из кабинета — Вы мне угрожаете?

— Господи

С сарказмом отобразила Оксана на лице улыбку, поправляя одной рукой сумочку, что висела у неё на плече, пока сама другой рукой пальцы, прижала к губам.

— Да зачем мне это делать?

— А как по-вашему это звучит? — направляясь по отделению приёмного покоя, следом за Оксаной, девушка уже была готова выбежать следом за ней на улицу

— Ты что собираешься так пойти за мной? — поинтересовалась Оксана, держась за пластиковую дверную ручку, одной из створок дверей, которые так и оставались не закрытыми

— Та женщина ясно дала понять, что без сопровождения офицеров полиции вас отпускать нельзя!

— Но её-то сейчас здесь нет

Мило улыбнулась Оксана, когда вошла в тамбур, почувствовала, как нагло девушка вцепилась пальцами в мех её шубы на рукаве правой руки.

— Ты с ума сошла! — взглядом дикой королевской кобры посмотрела Оксана на девушку, которая держалась за мех шубки её рукава — Отпустила быстро!

Была вне себя от ярости Оксана, когда смотрела на девушку, считая её ниже себя по статусу и положению, не могла никак ей спустить с рук то, как она схватилась за рукав надетой шубы.

— Ты хоть знаешь, сколько стоит эта шуба!

— Мне всё равно — утверждала блондинка, ну испугавшись свирепого недовольного взгляда с которым Оксана, молча теперь уже на неё продолжала смотреть отпустила мех на её рукаве, позволяя выйти на улицу — Я вас не отпущу

— Как хочешь, можешь проводить меня до моей же машины

Открывая дверь, Оксана ощутила влияние прохлады, что потоком холодного воздуха врывалось в помещение, окутывая тело стойкой силой мороза.

— Я лично против, не буду — встав на снегом покрытом крыльце, ответила Оксана, взглянув на автомобиль скорой помощи, что был окутан падающим, медленно кружась в воздухе снегом

— Полиция! — выбежала словно ненормальная, блондинка на крыльцо вслед за Оксаной, привлекая внимание двух офицеров полиции, что сидели в машине рядом со скорой помощью

— Что ты делаешь? — обернулась Оксана к выбежавшей за ней девушкой на уличное крыльцо приёмного покоя — Ты в своём уме, зайди внутрь, мороз ведь на улице

— Полиция! — девушка, словно не слушала Оксану и не обращала внимания, пыталась прорваться, когда она наоборот хотела её затащить внутрь — Орлова хочет сбежать!

— Ты блядь в своём уме!

Влепила Оксана обжигающую пощечину по лицу девушки, сам удар ладони по холодной щеки, так сильно словно ужалил девушку, от чего блондинка взвизгнула, выражая боль диким воплем.

— Ой прости — испугалась Оксана от того как закричала блондинка ощутив удар яростной ладони

— Вы ударили меня!

была ошеломлена от удара блондинка, продолжая смотреть на Оксану с обидой и презрением, отражала жгучую боль вытекающими с глаз обидой женской боли, словно ручьи, слезами.

— Только не думайте, что это вам сойдёт с рук!

— Мария стой!

Обратилась Оксана, повысив голос, после того, как белокурая девушка, поджав от обиды нижнюю губу, повернулась и направилась в больницу, оставив её стоять под падающим снегом на крыльце.

— Мария!

Испугавшись за девушку и ту боль, что увидела в её глазах, прокричала Оксана в отчаяние, продолжала стоять и наблюдать, как блондинка удалилась по коридору, скрываясь за поворотом.

— Блядь! — прошипела Оксана, думая, что в пустоту, оставаясь под падающим снегом на крыльце

«Блядь ну пиздец», подумала Оксана, испугавшись, услышала приближающиеся шаги и хруст снега по тротуару, испугалась так сильно, что не могла позволить себе обернуться и взглянуть, хотя бы мимолётно на офицера.

— Что здесь у вас произошло?

Услышала Оксана суровый недовольный голос офицера полиции, когда мужчина в зимней униформе представителя закона, стоял у ступенек и с недовольным взглядом, смотрел на неё.

— Вы слышите вообще? — повторил свой вопрос мужчина, недовольным голосом, оставаясь стоять рядом со ступеньками, внимательно наблюдая за Оксаной — Я к вам обращаюсь!

— А…. да ничего

Обернулась Оксана, переводя дух от ужаса, из-за всех сил натянула любезную улыбку на лице, отразила милость в своём образе, когда сознание при разговоре с полицией было окутано страхом.

— С подругой поссорилась — ответила Оксана, продолжая дышать, нервно выдыхая горячим паром воздух — Представляете, писала СМС моему парню, да такое там писала…..

— Вы Орлова? — поинтересовался офицер, не обращая внимания, на жалкую отговорку Оксану

— Ну да, а что я арестована? — спросила Оксана, осторожно подойдя к ступенькам лестницы крыльца, смотрела на офицера паническим взглядом

— Нет что вы — впервые за всё время, напряжённого недолго разговора, мужчина улыбнулся Оксане, на мгновение она словно представила слабину в этом разговоре — Просто Мария Валентиновна просила вас сопроводить в наш автомобиль

«Эта подлая сука обо всё позаботилась», размышляла Оксана, когда стоя у ступенек начиная медленно спускаться, любезно улыбаясь офицеру, скрывая взгляд испуганных глаз под капюшоном.

— Вы знаете я, кажется, забыла свою косметичку в машине

Играя на жалости этого мужчины, состроила губки Оксана, отражая ямочки на щечках, изобразила такой ангельский взгляд обольщения, что мужчина просто не мог ей отказать.

— Можно мне сходить её забрать?

— А что без неё никак? — был не согласен полицейский, однако во внешнем кармане на груди, Оксана с трудом разглядела краешек пачки сигарет, ярко выделяющейся на фоне его униформы

— Я ведь не арестована так ведь?

Переспросила Оксана, когда спустившись со ступенек на тротуар, посмотрела милейшим взглядом на рядом стоящего мужчину, скулы и мощный подбородок которого были как у солдата.

— Я так же не могу без своей косметички, как вы без своих сигарет

— Это аргумент — любезно согласился мужчина, списав наглость Оксаны на женскую дурость и ввиду её рассерженного взгляда, решил уступить — Но я сопровожу вас лично до машины

— Ладно

Пожав плечами, любезно улыбнулась Оксана офицеру, прошла мимо мужчины, направляясь по тротуару к автомобильной больничной стоянке, ощущая, как мужчины дико разило табаком.

— Как скажите — направляясь по хрустящему, только что выпавшему снегу, Оксана проследовала через проезжую часть к автостоянке — Только её нужно будет сначала там найти

— Вы что не знаете, где оставили свою косметичку? — был раздражён мужчина, пафосным, играющим с ним, поведением Оксаны

— Послушайте мужчина

Переходя дорогу, встав у въезда на автомобильную стоянку, сделала Оксана возмущённый вид, обернулась к своему сопровождающему офицеру, развела согнутыми в локоть руками.

— Вы у себя в гараже, даже нужный вам гаечный ключ не можете найти, что вы тогда к моей косметичке то докопались?

— Что верно, то верно — почесал затылок мужчина, любезно соглашаясь с придирчивым мнением Оксаны, вновь соглашаясь на её капризы — Ладно идите, ищите свою косметичку, но я буду рядом

— Рядом с машиной? — удивлённо Оксана посмотрела на мужчину, когда вошла на стоянку, направляясь между рядами, припаркованных на ней машин

— Мария Валентиновна настоятельно просила глаз с вас не пускать

— Именно вас?

Указала Оксана пафосно на мужчину, хитрой улыбкой, улыбнувшись ему, когда проходила мимо красной машины забавно, пальцами стряхнула с капота снежинки выпавшего снега. Оксана так сексуально поднесла их ко рту, внимательно наблюдая, за реакцией мужчины и как она внимательно на это смотрит. Смачно облизывая крупинки снега на пальцах, Оксана словно забавлялась тому, как мужчина, который на ней так хищно смотрит, был прикован к ней взглядом.

— Или быть может кого-то еще

— Послушайте! — был нервно встревожен офицер полиции, внимательно наблюдая за тем, как Оксана отодвинула мокрые, пропитанные слюной пальцы от губ, начала так сладостно, сексуальным звучанием говорить с ним — Идите, ищите свою косметичку, я рядом подожду

— Ну не рядом с машиной же — была не согласна Оксана, понимая, что времени на обман может и не хватить — Постойте хотя бы на выезде?

— Нет! — возразил полицейский, направляясь следом за Оксаной между рядами машин — Я буду стоять, наблюдать за вами, Мария Валентиновна, приказала глаз с вас не спускать

— Правда? — мило улыбнулась Оксана, когда подошла к машине, когда крыша и стёкла черного Bentley Brooklands, были покрыты падающим на него снегом — Но ведь её же здесь нет, можете выкурить сигарету тут, пока я буду искать свою косметичку

Офицер остановился рядом с капотом машины Оксаны и так удивлённо посмотрел на то, как она с помощью пульта сигнализации, легко открыла его двери, встав с водительской стороны.

— Серьёзно?

Стараясь не обращать внимания на то, как у офицера отвисла челюсть, едва заметив, как Оксана открыла дверь, усаживаясь в водительское кресло, была приятно впечатлена его мягкостью.

— Вы же не думаете, что я поеду в машине, когда от вас будет дико вонять табачным дымом?

— Ладно Орлова

Ухмыльнулся офицер полиции, почесав подбородок мощной рукой, доставая из кармана пачку сигарет, встав спиной к автомобилю Оксаны, не обращая внимания, как она закрыла дверь. Не переставая терзать себя волнением, что её так быстро раскроют, Оксана испытывала дикий ужас, перед тем как завести машину с пульта. Безудержный страх словно сковал разум, когда она смотрела, через краешек покрытое снегом лобовое стекло, Оксана не сводила глаз с офицера.

— Вы и мёртвого убедите

— Как хорошо, что это не так

Располагаясь в кресле, Оксана поставила свою сумочку рядом, мило улыбнулась, увидела, как офицер отошёл на несколько рядов, закуривая сигарету, оставаясь стоять к ней спиной.

— А теперь вставим ключ — аккуратно, скрепя зубами Оксана нажала на кнопку запуска двигателя и экстренной блокировки дверей, продолжая наблюдать за курившим сигарету офицером, который так не услышал работающий двигатель — Отлично, стой и кури как баран

Аккуратно дворника стряхивая выпавший снег с лобового окна, Оксана наблюдала, как офицер, карауливший её, курил в нескольких метрах от машины, совершенно ничего не подозревая.

— А теперь поехали — медленно, пользуясь рукояткой переключения скоростей, Оксана плавно вывела машину из ряда, когда она под тихий такт работающего двигателя и хруст покрышек вминаемых снег проехала между рядов машин — Пока……

— Орлова! — обернулся офицер полиции, в недоумении, заметив, как машина Оксаны двигается по автомобильной стоянке, быстро побежал к ней на перехват, бросив сигарету в снег

— О…. нет — возразила Оксана, заметив в зеркале заднего вида, как офицер побежал за ней на перехват, легонько нажала на педаль газа, добавляя мощи, урчащему под капотом зверю, которая пронзала ощущения динамикой вибрации — не сейчас дорогой

— Орлова стойте!

Кричал, не переставая бежать, офицер полиции, за машиной Оксаны по стоянке, на бегу сообщая своему напарнику о плане перехвата, пытаясь помешать ей, покинуть стоянку.

— Остановите машине немедленно!

— И не подумаю

Вошла Оксана в занос перед выездом со стоянки, большая масса автомобиля сделала его плавным и надёжным, так чтобы она легко могла контролировать весь момент скольжения. Выезжая быстро со стоянки, оставляя офицера задыхающегося от нехватки воздуха стоять на входе, нажимая уверенно педаль газа, Оксана въехала в больничный двор. Направляясь по нему, заметила, как отъезжающие от обочины машины попытались перегородить ей путь, встав на всём пути проезжей части. Адреналин зашкаливал выше нормы, понимая, что достаточно грубо нарушает закон в этот момент, Оксана вылетела на тротуар, испугав идущих по нему девушек, заставив рычанием мотора, отпрыгнуть в кусты, когда они чуть в последний момент не зазевались от звука сирен и мигалок полицейских машин, успели уйти из-под колёс. Объезжая, таким образом, полицейские машины, перекрывшую проезжую часть, Оксана посмотрела на мгновение в зеркало заднего вида, заметила, как поднимались из сугроба две девушки, которые отряхиваясь, лишь успели взглянуть, как она покидала больничный дворик, входя в скольжение на выезде. Скрываясь за поворотом за белой дымкой снега, Оксана, надавливая каблуком на педаль газа, словно чувствовала, как от страха и неудержимого волнения, сердце, буквально хотело выпрыгнуть из груди.

— Осталось лишь найти место, где мне тихо можно будет залечь на дно

Предположила Оксана, когда выжимая газ из машины, направляясь по деревенской улице, словно молнией, пролетела объезжая автомобили, движущиеся во встречном и попутном потоке. Не желая слышать звуки сирен и мигалок, сзади оставшихся полицейских машин, Оксана скрылась в потоке движения машин. Оксана оставляла за собой лишь машины, которые, избегая аварии, входили в занос, едва не столкнувшись с объектами и не въезжая в забор других домов и крытый рынок на деревенской площади. Избегая аварий, Оксана бесконтрольно нажимала на педаль газа, играя с коробкой передач, постоянно понижая и повышая, уходя от погони, оставила полицейских преследовавших её экипажи, позади, замкнув за собой поток машин, которые чудом избежали аварии на деревенской улице, не позволяя полиции собой проехать. Понимая, что пути назад нет, Оксана выжимала из машины до последней лошади, не щадила коробку и двигатель, когда неслась скрываясь. Оксана оставляя полицейские автомобили сзади, которые лишь чудом избежали аварии, оставаясь сиять мигалками при падающим на их крыши снегом и непрерывном вое сирен, который вскоре сменился рычанием двигателя, что динамичным тактом своей динамики, уносил её от преследователей, оставляя их далеко позади.

 

 

 

 

 

  • Theodor Storm, май / Теодор Шторм, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Скороход / В ста словах / StranniK9000
  • Манифест / Из души / Лешуков Александр
  • Все что я хотела в начале это жить / Esperantes.Yan. De Velte
  • Фомальгаут Мария -  ПРИХОДЯЩАЯ / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Время / Истории одной девушки. / Kristina
  • Рам и Ламия, Зима Ольга / В свете луны - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Церберы / 2013 / Law Alice
  • Памятные строки / Шалим, шалим!!! / Сатин Георгий
  • Автор - Скалдин Юрий / КОНКУРС АВТОРСКОГО РИСУНКА - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Как хорошо! / Касперович Ася

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль