Глава 15. Часть 10 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 15. Часть 10

0.00
 
Глава 15. Часть 10

Оксана стояла у окна в ночи, прижав ладонь к холодному стеклу, смотрела на больничный дворик под свет фонарей уличного периметра больничного здания. В холодном воздухе медленно продолжал кружиться снег, падая на асфальт пышными хлопьями. Держа в руках стаканчик с кофе, а ароматной начинкой карамели, Оксана наблюдала за тишиной больничного дворика, за его гармонией спокойствия, в ночи, когда на больничном дворике не было ни души, а с автомобильной стоянки отъезжал чей-то красный седан. За окнами было слышно, как завывал ветер, как он сносил снег только что выпавший на ветки деревьев в лесу у больничной зоны.

— Тебя что-то беспокоит?

Поинтересовалась Катерина, нежно руками, девушка обвила талию Оксаны, прижавшись к ней своим телом, обратилась, прошептав нежным голосом рядом с её ухом.

— Я готова тебя поддержать

— Правда? — обернулась Оксана, посмотрев напряжённым, наполненным страстью взглядом, ответила она Катерине

— Ты же поддержала меня там в том отделении — говорила так приятно Катерина, стараясь лаской и заботой держать руки на бёдрах у Оксаны

— А ты пришла ко мне, когда я этого совершенно не ожидала — ответила Оксана, когда ей нравилось ощущать ладони Катерины у себя на выставленных ягодицах

— Господи видел бы меня только Романов в этом

— А что собственно тебе не нравится? — спросила Оксана, посмотрев в отражение брюнетки на стекле окна, рядом с которым она стояла

— Да ничего — продолжая выражать радость в довольстве ухмылки, Катерина была всё еще пьяная, когда ей хотелось теплоты и взаимной любви от Оксаны — Просто я в медицинской форме

— И что собственно тут такого?

Повернулась Оксана к брюнетке, оставив предварительно стаканчик с кофе, пустым, на подоконнике окна, внимательно посмотрела в глаза своей темноволосой собеседнице.

— Ты мне наоборот так кажешься еще больше сексуальней

— Серьёзно? — ухмыльнулась в порочной улыбке Катерина, не поверив, с какой взаимной искренностью, перед ней, ответила Оксана

— Наоборот — утверждала Оксана, обвив пальцами плечи темноволосой спутницы, продолжая выразительно наблюдать ей в глаза, при этом дышала учащённым тактом ритма

— Я тебя не понимаю

С усмешкой в голосе, ответила Катерина, не сводя глаз с Оксаной, их игра, напоминала больше интригу тот, кто первый поддаться чувству сексуальному ощущения, чувствуя дыхания партнёра.

— Хотя знаешь

Не могла устоять брюнетка перед губами Оксаны, когда от их алой поверхности, накрашенной не так давно помадой, исходил сладкий запах карамели, перед которым Катерина не могла устоять.

— Можешь ничего не говорить

— Правда?

Оставаясь стоять у подоконника, спиной к окну, Оксана чувствовала волнующую близость с девушкой, дикую порочную похоть. Чувствуя момент приближающейся интимной близости, Оксана, трогала оставленный на нём стаканчик, на поверхности которого сохранился алый отпечаток помады. Дыхание становилось учащённым и неровным, ощущая, как дышала Катерина так же возбуждённо и естественно, когда сладкий перегар вина обжигал уже губы Оксаны.

— И так всё понятно, что нужно делать без слов?

— Я думаю

Утверждала Катерина, продолжая вести беседу рядом с губами Оксаны, когда брюнетка уже изнемогала жаждой слиться в едином поцелуе, разделить усладу любви в моменте их взаимном сладострастия.

— Слова тут нам абсолютно не нужны

Говорила Катерина, нежным голосом, дотрагиваясь в момент каждого слова, до пылкой страсти губ Оксаны, заставляя её от каждого такого будоражащего касания, вздрогнуть.

— Ты так не считаешь?

— Абсолютно

Не выдержала Оксана первой напряжённой, сложившейся страсти в их отношениях и сама поддалась искушению дикой порочной игры. Слившись с губами Катерины в едином сладком, трогающим её чувства, поцелуе, Оксана вела себя дикой порочной кошкой, тело которой требовало, чтобы обуздали её сексуальную прыть. Обвивая плечи брюнетки, Оксана словно обезумила от порочного голода, отходя вместе с Катериной, обнимая обеими руками, плечи брюнетка, отошла вместе с ней вместе к столу, заставляя опираться на него бёдрами темноволосой девушки, с которой неразрывно были связаны её губы. Наступая коленом на стол, поднимая бедро, Оксана желала, чтобы Катерина своими пальцами, трогала упругую кожу её ягодиц.

«Блядь, как же я тебя желаю, вот прям здесь, раздену и заставлю мне там всё вылизать, ты вылижешь каждый миллиметр моего тела», думала Оксана лишь о дикой порочной страсти слияния их губ, когда чувствовала, как язык нежно ласкал её язык, находясь во рту брюнетки.

— Оксана Владимировна должна быть где-то тут

Прервав страсть их поцелуя с Катериной, заведующий, открывая дверь кабинета, заставил оторваться Оксану от пленительной сладострастной гармонии слияния их губ с брюнеткой.

— Она вам подробно всё расскажет, как пройдёт операция

Входя в кабинет, рассказывал Тихонов, когда за его спиной, вошли в кабинет, оба родителя пациентки, заставив тем самым Оксану смутиться своей порочной неестественной зависти.

— Катерина Владимировна

Удивился Тихонов увидеть с Катериной, Оксану, когда она смутилась, повернувшись спиной к нежданным гостям, вытирая лежащей на подоконнике салфеткой, размазанные помадой губы.

— Весьма не ожидал вас тут увидеть

— Валерий Валерьевич — кусая нервно губы, Катерина тоже была застигнута врасплох, сгорая при этом от стыда, из-за своей неконтролируемой дикой сексуальной прыти

— Это ваш анестезиолог?

Поинтересовался отец пациентки, указывая кивком головы в стороны Катерины, когда темноволосая девушка, поправляя свои волосы, оставалась стоять у стола, где разорвали их с Оксаной поцелуй.

— Или я чего-то тут не понимаю

«Блядь ну почему в самый не подходящий для меня момент, когда мне нужно было сбросить эти эмоции, вам вот блядь было обязательно, надо было войти в кабинет?», сгорая от чувства ярости, что обуздала разум Оксаны, думала она, когда продолжала стоять у окна, спиной к входу.

— Оксана Владимировна

Понимая, что нужно как-то скрасить неловкий момент порочной близости Оксаны, ловко переменил тему разговора Тихонов, стараясь тем самым отвлечь внимание родителей пациентки.

— Вам всё подробно расскажет

Продолжал разговаривать Тихонов, специально вышел вперед, мужчина явно умел вести переговоры и точно умел, как отвлечь внимание людей от напряжённых несуразных моментов.

— Оксана Владимировна, родители девушки интересуются, как будет проходить операция и какие шансы у их дочери, как в момент всей хирургической процедуры

Высказывался Тихонов, будто специально заговаривая зубы, родителям пациентки, отвлекая их от темы изначально заданного вопроса.

— И какие шансы на послеоперационный период реабилитации их дочери в нашей больнице?

— Кажется я уже всё рассказала, родителям этой девушки

Утверждала Оксана, оставаясь стоять у окна, даже не обернулась к разговаривающими с ней людьми, когда сгорая от стыда, нервно кусала губу.

— Я ведь не бог и не могу гарантировать вам сто процентный исход

— Ну, дайте хоть пятьдесят на пятьдесят — жалостным голосом, словно потребовала мать девушки, обращаясь к Оксане, словно как к своей последней надежде

— Ну, хорошо

Уныло вздохнула Оксана, устав вести пустой спор с родителями пациентки, не имея ни капли совести, даже не обернулась в их сторону, чтобы хоть как-то утешить отчаявшуюся пару супругов.

— Если вас так утешит

Уверяла Оксана, после чего обернулась от окна, посмотрев на пару мужчины и женщины, как будто нашла в себе силы для разговора с ними, собравшись духом.

— Пусть будет, пятьдесят на пятьдесят

Соглашаясь с требованием родителей пациентки, говорила Оксана, обвив пальцами талию, выставила указательный палец, помотала им украдкой, состроив пафос, ложных эмоций на лице.

— Но я не могу дать вам, каких-либо гарантий

— Их это устроит — вмешался в разговор Тихонов, решая скрасить напряжённость, отца девушки, когда он был совершенно не рад слышать, как хладнокровно, Оксана отзывалась о возможном исходе операции его дочери — Валентина Дмитриевна

— Если только ваша хирург — вытирая кончиком платка, говорила женщина, когда не могла найти в себе силы для утешения, когда смотрела на Оксану — Сделает всё возможное в операционной

— Уверяю вас Валентина Дмитриевна

Создав ироничную ухмылку для родителей пациентки, Тихонов уверенно заговаривал зубы родителям, при этом недовольно продолжая наблюдать за Оксаной, как она прошла по кабинету.

— Оксана Владимировна

Сопровождая всё тем же возмущённым взглядом Оксану, Тихонов наблюдал за тем, как она подошла к большому столу в своём кабинете, касаясь коготками, его стеклянной поверхности.

— Приложит все необходимые усилия, чтобы помочь вашей дочери

— Если хоть что-нибудь

Был готов уже закипеть яростью, отец пациентки, поддерживая взглядом, как и Тихонов, мужчина наблюдал за Оксаной, его возмущала, что она совершенно равнодушно, себя вела.

— Случится с моей дочерью, я заставлю всю больницу, за это ответить!

— Николай Александрович — утверждал Тихонов, стараясь казаться рассудительным, когда словно был уже готов вежливо и в тоже время настойчиво вытолкать этого мужчину из кабинета, при этом, не сводя недовольного взгляда с Оксаны — Оксана Владимировна обо всём там позаботится

— Я надеюсь — соглашаясь с уговорами жены, мужчина вышел через дверь, когда его супруга, открыла её перед ним, настойчиво предлагая выйти

— Одну минуту — выставив указательный палец к верху, уверяла Тихонов, прикрывая за супругами дверь кабинета, после прислонился к ней спиной — Я думаю, Оксана Владимировна, вам всё ясно?

— Да наверно теперь уже яснее некуда

— Вы теперь понимаете

Объяснял Тихонов, в то время, как Оксана наблюдала за бёдрами Катерины, как брюнетка в медицинской форме, на что конечно главврач тоже обратил своё суровое внимание.

— Что провал! — убеждал настойчивой интонацией голоса Тихонов — Никак не допустим

— Думаете, я этого не понимаю?

Оставаясь стоять у стола, спросила Оксана, ответив с таким же недовольным взглядом продолжая при этом смотреть на Тихонова, сгорая в присутствие Катерины в сексуальном ритме возбуждения, которое было невыносимо уже скрывать.

— Я и так знаю, что нужно сделать всё возможное

— Почему Катерина Владимировна носит форму фельдшера?

— Наверно потому что запачкала своё платье

— И что такое?

— Ну не головой же ей ходить — изумилась в улыбке Оксана, пожав при этом плечами, отвечая на вопрос главврача

— Надеюсь, вы отдаёте отчёт в своих действиях? — сильно Тихонов, при том, что сильно уважал Катерину, поэтому не мог никак плохо высказаться в её адрес

— Надеюсь что отдаю

Ответила Оксана, отвернувшись, не переставая кусать губу, издала лёгкий порочный стон, смутилась этого так, чтобы Тихонов не услышал её разъярённого порочного эго.

— А теперь если не возражаете, пока готовят операционную и пациентку, я бы хотела поговорить тут с Катериной наедине?

— Это ведь всё-таки больница — утверждал Тихонов, когда явно догадался об интриги сложившейся сексуальной страсти между Оксаной и Катериной — Надеюсь, вы не сделаете ничего дурного

— Мне просто нужно поговорить с Катериной — уже скрывая взгляд от главврача, прошипела Оксана, сгорая в предрассудках, одолевшего её разум чувства, сексуального безумия

— Смотрите

Открывая закрытую за его спиной дверь, продолжал говорить при этом Тихонов, держась за её ручку, мужчина встал в проходе, продолжая внимательно при этом наблюдать за Оксаной.

— Чтобы от вашего разговора не вышло ничего дурного

— Можно

Ответила Оксана, продолжая при этом стоять рядом со столом, спиной к Тихонову, начала она говорить, когда чувство сильного порочного безумства, затмевает ей разум.

— Мы как-нибудь с Катериной — утверждала Оксана, понимая, что невыносимо уже говорить от ощущения сильного сексуального влечения — Тут сами разберёмся

— Я надеюсь — с этими словами Тихонов удалился из кабинета, закрывая за собой дверь, оставляя Оксану и Катерину одних

— Фу…… я уже думала, он никогда не уйдёт

Облегчённо вздохнула Оксана, обернулась, посмотрела на Катерину, когда брюнетка ответила ей тем же радушным взглядом. Катерина казалась более сдержанной, либо умело тщательно скрывать свои эмоции, не выдавая себя при этом при сильном чувстве порочного голода, с которым Оксана справиться не могла. Окутавший разум, сексуальный порог, словно насиловал разум Оксаны, когда она в своём сознание, представляя себя в оковах, извивалась под дикой, невыносимой для неё страсти, изнывая при этом, в громкой для неё песнью упоительных стонов.

— Это же надо было ему тут постоянно быть — возмутилась Оксана долгим присутствием в кабинете Тихонова, обернулась, посмотрела на Катерину распущенным взглядом

— Я и сама ждала

Переобувая на ноги в свои босоножки, на высоком каблуке, высказывалась Катерина, продолжая при этом находиться на диване в полусогнутом положении, умело скрывая свои эмоции.

— Когда же он наконец-то нас оставит в покое

— Я так скучала

Утверждала Оксана, когда состроила наполненную сексуальными невыносимыми страданиями жалость на лице, продолжая при этом смотреть на Катерину с чувством сексуального голода.

— Мне действительно не хватает твоей близости

— Тебе не хватает любой близости в тебе Оксанка — с ухмылкой, опровергла слова Оксаны, высказывалась Катерина

— Что за бред! — возмутилась Оксана, чувствовала как сердце, внутри от чувства сексуального искушения, билось в бешеном такте невыносимого для неё ритма

— А что разве не так?

Отпрянула Катерина на спинку дивана, расстёгивая на себе так пуговицы, надетой на себе медицинской рубахи, при этом не скрывала лестной, дающий повод для скандала, улыбки.

— Хочешь сейчас, объяснить, что я не права?

— Конечно ты не права — продолжая при этом смотреть в глаза Катерине, Оксана так же медленно и соблазнительно начала расстёгивать пуговицы, надетой на себе медицинской рубахи, при этом смотрела на брюнетку, с чувством дикого сексуального голода — И я докажу тебе это

— И как же? — поинтересовалась Катерина, оставляя на лице хитрую, наполненную интригу на лице, не сводя при этом глаз с Оксаны

— Разве моей любви тебе не достаточно?

— Смелое заявление

— Интересно знать почему?

С ухмылкой наблюдая за Оксаной и то, как она медленно кошкой приближалась к диванчику, на котором продолжала сидеть Катерина, когда брюнетка с большим трудом переобула обувь.

— Ты так не уверена в моей любви

Интересовалась Оксана, когда встала рядом с диваном, на котором сидела Катерина, медленно поднимая одну ногу, согнув в колено, отразив бёдра, наступила на него коленом.

— Надеюсь, у меня будет шанс, убедить тебя в обратном

— Надеюсь — уверяла Катерина, сразу обвив руками тело Оксаны, как только она расстегнула пуговицы надетой на ней белой медицинской рубахи, ощущая при этом нежное прикосновение пальцев и теплоту ладоней брюнетки — Ты сделаешь всё для этого

— Я думала этот придурок Тихонов никогда отсюда не уйдёт — убеждала Оксана, почувствовав, как брюнетка нагло обвила пальцами ей грудь, раскрыла губы

— И почему он только такой назойливый

— Честно говорят он меня уже заебал!

Грубо выразила Оксана нецензурной лексикой, раскрывая губы в порочной форме, издавая шепотом стон, от того, как настойчиво и усердно пальцами Катерина сжимала ей грудь.

— Ненавижу его — со всем отвращением в эмоциях, выразилась Оксана, обернувшись, продолжая при этом чувствовать, как брюнетка трогала ей грудь своими настойчивыми пальцами

— А меня ты любишь? — продолжала интересоваться брюнетка, после того, как убрала руки, позволив Оксане отойти от диванчика, с которого Катерина, выражая грацию кошки, встала

— Безумно — ответила Оксана, расстёгивая на Катерине до конца пуговицы надетой белой рубашки, так соблазнительно перед ней играла своим телом

— Докажи

Потребовала Катерина, наблюдая за тем, как Оксана обвила большими пальцами резинку надетых на талии медицинских штанов, начиная при этом, сексуально играя телом, их с себя снимать.

— Что это именно так

— По-другому — спросила нежным голосом Оксана, посмотрев выразительным взглядом лазурных голубых глаз на брюнетку — Ты просто мне не поверишь?

— Интересно

Продолжая играть интригу их разговора, Катерина словно получала безукоризненное удовольствие от того, как Оксана страдала и испытывала нервозность во время их беседы.

— А с чего это вдруг я должна тебе верить, когда речь пойдёт о сексе?

— Ну, я же тебе верю

Ухмыльнулась Оксана, касаясь кончиками пальцев распущенных волоса, когда смотрела на Катерину, перешагивая через лежащие на полу штаны, оказавшись голой перед брюнеткой.

— Значит и ты должна мне доверять

— Ты такая смешная — распахнула на себе рубаху, Катерина с удивлением продолжала наблюдать за обнажённой плотью Оксаны, когда она так учащенно дышала, когда смотрела на брюнетку

— И почему же я кажусь тебе смешной?

Смотрела Оксана на то, как Катерина легко освободилась от надетой на себе рубахи, когда на теле брюнетки, не было никакой одежды под медицинской формой.

— Неужели ты видишь во мне дуру?

— Я разве такое говорила?

Переспросила Катерина, начиная медленно снимать с себя штаны, при этом девушка не сводила глаз с Оксаны, темноволосой девушки, словно безумно нравилась эта игра в гляделки.

— По-моему ты что-то путаешь

— По-моему

Возразила Оксана, когда толкнула девушку пальцами в грудь, делая так, чтобы она рухнула на диванчик, когда сама, снимая медицинскую обувь, оставляя на полу, забралась к ней на колени.

— Мы лишь попусту тратим моё время

— А моё время, тебе хоть что-нибудь говорит?

— Говорит, что ты должна меня любить — расположившись лицом к собеседнице, когда была полностью освобождена от одежды, говорила Оксана, трогая ладонью лицо брюнетки

— Должна?

Возмутилась Катерина при этом, обвив рукой выставленные бёдра Оксаны, когда она сидела у неё на коленях, лицом к лицу, отразила перед ней порочную усмешку, наблюдая за взглядом.

— Мне кажется, ты слишком высоко себя ценишь

— А ты знаешь, мне почему-то нет

— Слишком много слово

Заявила Оксана, прошептав рядом с губами брюнетки, сгорая в сексуальных предрассудках перед её близостью, ощущая при этом такт неровного дыхания, что испытывала к ней Катерина. Нежный сладкий перегар с губ темноволосой девушки так сильно манил сознание Оксаны, заставляя её с ними слиться в единой гармонии сладострастия поцелуя. Взгляд Катерины был такой пристальный, когда всё его внимание было на глазах у Оксаны, девушка словно убеждала её взглядом смотреть именно на неё и прямо ей в глаза. Брюнетка пока сама нежно руками придавала ласки страждущую по любви, плоть Оксаны, трогая пальцами её бёдра, когда она, оставаясь на коленях у Катерины, соблазнительно, предаваясь грации кобры, сексуально играла своим телом.

— А я хочу уже действия

— Правда? — поинтересовалась Катерина, продолжая при этом наблюдать за Оксаной, как она играла телом перед ней, сгорая в предрассудках, ожидая настойчиво влияния над своей плотью

— Ты просто изматываешь мой разум

Простонала Оксана, рядом с губами Катерины, когда не могла уже больше вынести этой бессмысленной игры слов, желала сойтись с ней в едином поцелуе, почувствовать усладу её губ.

— Причём делая это совершенно намеренно

— Я ничего такого не делаю

Играла с разумом Оксаны, Катерина словно знала, как управлять ею как куклой, заставляя при этом так легко подчиняться своей беспрекословной воли стойкого характера.

— Если ты не заметила, я даже позволяю тебе себя поцеловать

— Ты позволяешь мне сделать первый шаг к нашей любви?

Интересовалась Оксана, разговаривая шепотом рядом с губами Катерины, чувствовала, как химия её тела будоражащим влиянием безукоризненно требовала любви.

— Интересно всё же почему ты его сама не делаешь?

— Мы будем говорить или может быть, ты всё же уже поцелуешь меня

Потребовала Катерина, когда брюнетка не сводила глаз с Оксаны, её тело, словно не волновало брюнетку. Темноволосая девушка, лишь видела и хотела видеть то, что она испытывает и переживает своим разумом, какая боль и страдания отражаются в глазах у Оксаны. После пристального ожидания и мгновенной близости, Оксана всё же решилась и сошлась первой сама, с губами Катерины в нежной ласке их поцелуя, так страстно и убедительно облизывала ей губы.

— Как я долго этого ждала

Через какое-то время Оксана отпрянула от губ Катерина оставив на мгновение связь их губ через тонкую слюнную жидкость при этом испытывая головокружительный соблазн.

— Мне хочется еще и еще

— Тогда чего же ты ждёшь?

— Жду, когда ты сама мне это предложишь — с ухмылкой подметила Оксана

— Оксанка! — воскликнула Катерина, так недовольно и в тоже время с порочной ухмылкой на неё посмотрела — Ты случайно не обнаглела?

— Нет! — удивлённо уставившись на брюнетку с гордостью, ответила Оксана, когда сама не сводила возбуждённых глаз со взгляда брюнетки

— Я тебя должна еще просить об этом?

— Но когда ты это делаешь — говорила Оксана, обвив ладонью, лицо девушки, поразительно нежным сексуальным шепотом разговаривала рядом с её губами — Мне это нравится

— Ты точно обнаглела — рассмеялась в порочном довольстве Катерина, наблюдая за выражением лица Оксаны, когда она перед ней отразила такую наглую физиономию

— Ну пожалуйста — состроила Оксана жалостную гримасу, оставаясь при этом сидеть у девушки на коленях обнажённой

— Не буду я тебя об этом просить

Возразила Катерина, не соглашаясь с решением Оксаны, блондинка, забавляясь тому, как сильно изнемогала она сексуальным желанием, издавая стон, когда брюнетка шлепнула её по бёдрам.

— Потому что ты обнаглела

— А если я очень сильно попрошу?

Спросила Оксана, нежным голосом разговаривая рядом с мочкой уха, после чего так соблазнительно с жарким дыханием поцеловала брюнетку, прикусывая губами нежную кожу.

— Ты с ума сошла? — удивилась Катерина, настойчивости со стороны Оксаны, но всё же не могла ей отказать, прекрасно зная, чего она хочет

— Только лишь от любви к тебе

— Мне нравится твой голос

Ответила Катерина, располагаясь на диване спиной, в то время, как Оксана нагло встала на четвереньки напротив головы брюнетку, обвив колени согнутых ног темноволосой девушки.

— Особенно, как ты так мило просишь

— Я прошу

Уверяла Оксана, поцеловав колено Катерины, при этом ощущая, дыхание темноволосой девушки на своих половых губах и то, как руки брюнетки обвили ей бёдра.

— Потому что знаю, что ты мне — говорила Оксана, чувствуя, как девушка большими пальцами обеих рук, развела ей стенки мокрого от возбуждения, влагалища — Не откажешь

— Какая ты самоуверенная — высказывала нежной приятной теплотой воздуха прямо в раскрытые стенки влагалища Оксаны, когда аккуратно Катерина развела их большими пальцами

— Мне так нравится, когда ты говоришь прямо туда

Стоя на четвереньках над телом Катерины, обвив руками колено согнутой ноги брюнетки, Оксана, сгорая в своих сексуальных предрассудках, жадно стала облизывать губами её кожу.

— Блядь это просто пиздец как приятно

Выразилась Оксана нецензурно, кусая губу от желания порочной близости, желала ощутить в себе любовь пальцев, и прохладную слюну с языка Катерины, что пропитала бы влажные стенки.

— Да-да я хочу этого…..

Прокричала Оксана, забыв, где находится, лишь облизывала губами колено брюнетки, когда Катерина нежно, будоражащим касанием языка коснулась её мокрых стенок.

— Да-да……

— Оксана Владимировна!

Открывая дверь, ужаснулась Мария Леонова от того, что увидела, когда вошла в кабинет, заметила Оксану и Катерину вместе на одном диване, в объятиях взаимной страсти.

— Это же больница, что вы себе, чёрт возьми, позволяете?

— Блядь — грязно выругалась Оксана, заметив, блондинку, когда Мария вошла в кабинет, закрывая сразу за собой дверь — Вот тебе…….

Задыхалась Оксана, в собственных стонах ощущая, как Катерина, не обращая внимания на присутствие, незваной гостье в кабинете, продолжала старательно делать своё дело языком.

— Именно……..

Не могла Оксана говорить, а лишь обвив колено темноволосой девушки, облизывая жадно губами колено Катерины, когда сама на себе испытывала любовь языка брюнетки в себе.

— Сейчас……

Ощущения и чувства, что терзали в момент проникновения языка брюнетки прямо во влагалище Оксаны, были настолько сильными, что она не могла даже думать и вести какую-либо беседу.

— Нужно было прийти? — быстро и стараясь более менее разборчивым языком, донесла Оксана мысль, к обратившейся к ней блондинке

— Я пришла сказать вам

С любопытством рассматривала блондинка, как стонала и облизывала Оксана колено темноволосой девушки, удовлетворяющей её влагалище губами и языком.

— Что операционная готова и пациентку, уже скора повезут туда

— Ну, в таком случае……..

Не могла Оксана долго и ясно говорить, когда чувствовала, как нежным язык Катерины влиянием холодной слюны, касался её пылающих жаждой любви стенок влагалища.

— Я скора…….

Издала Оксана затяжной порочной стон, открываясь губами от колена Катерины, когда разрывалась в сексуальных соблазнах, его настойчиво облизывала языком.

— Там буду……

— Вы совсем лишились рассудка?

— Оставь нас……

— Это больница, немедленно прекращайте то, что вы тут устроили

— Вот……. тебя…… я забыла……. спросить…….

Уверяла Оксана, стараясь говорить выразительно, проговаривая каждое слово через затяжной стон, чувствуя, как напряжённый мышцами язык брюнетки входил в её мокрые стенки.

— Оставь нас…..!

— Прекращайте немедленно!

Воскликнула Мария, но Катерина даже и не думала останавливаться, пьяная девушка, словно получала ярое удовольствие от оральных ласк своим языком и губами, когда касалась влагалища Оксаны.

— Или я доложу обо всё Тиханову……

— Убирайся к черту! — простонала Оксана выразительно и ясно, громко огрызнувшись на угрозу девушку, заканчивая речь долгим затяжным стоном, переживая при этом момент оргазма

— Я всё расскажу Тиханову

Направляясь в сторону закрытой двери, ответила таким же громким голосом, Мария, когда устав смотреть на безумную страсть Оксаны и Катерины, которую они совершенно не скрывали.

— Надеюсь когда вы вдоволь тут накричитесь и налижитесь

Уверяла Мария, встав у закрытой двери, блондинка в белом халате, обвив пальцами её ручку, была готова уже покинуть кабинет, дикого разврата.

— Вы всё же соизволите прийти в операционную вовремя

— Просто……

Не могла Оксана говорить, когда чувства безумного сексуального верха, переполняли её, словно как коктейль, который уже сочился с краёв бокала, казавшись, уже переполненным.

— Оставь нас в покое…….

— Не думайте только, что я спущу вам такое безобразие с рук

— Уйди нахуй отсюда……… — прокричала Оксана, задыхаясь в предрассудках от оргазма, не могла говорить, когда все чувства сексуальной похоти переполняли её и она переживала момент оргазма

— Чего она хотела?

Поинтересовалась недовольно Катерина, после того, как Мария покинула кабинет в тот момент, когда Оксана извивалась от переживаемого оргазма, что на четвереньках в судорожном припадке.

— И зачем она сюда пришла?

Оставляя половые губы влагалища Оксаны, раскрытыми, говорила Катерина, прямо в них, завораживая потоком горячего воздуха, что проникал в её обилие текучей влаги.

— Помешала только нам испытать то, чего мы так хотим

— По-моему — обернувшись, Оксана, когда с трудом справилась с конвульсивным припадком, вернув на какое-то время, контроль над своим телом — Я уже получила то, чего так хотела

— Можешь и не говорить — рассмеялась Катерина прямо в губы Оксаны, когда она стояла над её телом на четвереньках, требуя при этом настойчивого долго поцелуя

— Вижу что тебе уже и так хорошо

— И не говори — рассмеялась Оксана, испытывая довольство всех своих эмоций, говорила рядом с губами Катерины, на поверхности которых сохранился осадок и вкус вагинального секрета

— Полагаю, что теперь твоя очередь, меня благодарить?

— И не сомневайся — не удержалась Оксана, когда впилась с голодной страстью в губы Катерины, начиная так жадно их облизывать, пропихивая язык в рот брюнетки

— Стой-стой, погоди! — возразила Катерина, разрывая специально связь губ с Оксаной, брюнетка обвила пальцами её плечи — Тебе разве не нужно быть в операционной

— Я вполне себе уверена, что там справятся и без меня пока что

— Но ведь ты главный врач и хирург в деле у этой девушки

— Вообще-то кардиохирург

Нахмурила кокетливо и тоже время обидчиво губки Оксана, посчитав небольшую словесную оплошность от этой девушки за личное оскорбление.

— И это весьма большая разница — предупредила Оксана, играя с эмоциями брюнетки, которой так убедительно смотрела прямо в глаза — Попрошу тебя, в следующий раз не путай

— Ой…. какие мы обидчивые оказывается

Мило улыбнулась Катерина, в то время, как Оксана поднялась с дивана, прижав руки к груди, облокотилась на спинку, выражая перед брюнеткой обиду.

— Ты что и правда обиделась? — переспросила Катерина, обратив внимание, что Оксана, будто специально играя на чувствах и эмоциях брюнетки, нахмурила губки и надула щёки

— Я просто хотела близости с тобой

— Ну, вообще-то ты её и получила

— Да — согласилась Оксана, продолжая дуть губы — Но я бы еще хотела, чтобы нас не прерывали

— Ну а это ты к своим коллегам теперь обращайся

— Эта блондинистая сука, вечно не знает, когда ей можно заходить в кабинет

— Ничего что ты тоже, вообще-то, блондинка

— Ко мне это отношения никакого не имеет — уверяла Оксана, выставив пятерню разведённых пальцев, как кошка, мешала брюнетки к себе прикоснуться

— Да ладно

Ухмыльнулась недоверчивой улыбкой Катерина, наблюдая, как Оксана, выражая независимость перед брюнеткой, встала с дивана, оставляя её сидеть на нём одну, направляясь по кабинету.

— Ты теперь решила устроить обиду по пустяку?

— Я не говорила для тебя, между прочим

Вольной походной направляясь по кабинету, играя бёдрами в каждом шаге, обернулась Оксана, показывая указательным пальцем в сторону дивана, где сидела Катерина.

— Что это пустяк

— Ты выражаешь обиду попусту

Встала следом, через какое-то время Катерина, направляясь по кабинету, проходила мимо длинного стеклянного стола, касаясь коготками его поверхности, звучно клацнула по нему коготками.

— И можешь не говорить мне, Оксанка, что на это у тебя есть веская причина

— Ты будто сама не понимаешь

Подошла Оксана креслу рядом с компьютерным столом, снимая с его спинки белый халат, стала надевать его на себя, оставаясь повёрнутой спиной к своей темноволосой собеседнице.

— Или просто не хочешь видеть очевидного

— Что ты имеешь под словом очевидное?

Спросила Катерина, когда подошла к Оксане со спины, обвив обеими руками ей бёдра, проникая пальцами за грань халата, касаясь нежными подушечками её пылкой плоти.

— Мне кажется, ты говоришь про какую-то детскую несуразную обиду?

— Детскую? — обернулась Оксана, возмутилась слову, которое подобрала для неё Катерина, высказываясь в их беседе — Тебе не кажется, что ты уже перегибаешь палку?

— Отнюдь нет

Катерине нравилось наблюдать, как ощущая власть пальцев этой брюнетки, Оксана извивалась под их влиянием, выгибая спину, чувствовала, как их нежные подушки, ласкали её плоть.

— Я подобрала его именно в том значение, в котором оно есть сейчас

— Мне кажется

Запрокинув голову на плечо к брюнетке, говорила Оксана нежным голосом, когда ощущая дыхание Катерины рядом с ухом, сгорала в пламени порочного соблазна, желая поддаться искушению.

— Что меня уже ждут в операционной

— Тогда чего же ты ждёшь?

Спросила Катерина, играя на чувствах Оксаны, как она сходила с ума, извиваясь в объятиях брюнетки, продолжая стоять к ней спиной, так и не застегнув до конца пуговицы халата.

— Если от тебя там зависит человеческая жизнь

— Ну, вообще-то я хотела продлить момент нашей с тобой близости

— Ну, вообще-то

Возразила Катерина, развернув за бёдра Оксану, брюнетка коснулась пальцем её пылких и страждущих по поцелую губ, вынуждая её таким нежным прикосновением, замолчать.

— Тебя уже ждут там Оксанка

— Когда я освобожусь, я непременно с тобой закончу

— Буду с нетерпением этого ждать

— Я тоже буду этого ждать — уверяла Оксана, отойдя от брюнетки, со всей кокетливостью послала девушки воздушный поцелуй, выражая страсть в глазах

— Главное не сбеги от меня куда-нибудь

— Интересно когда же такое было? — нахмурила губки Оксана, направляясь по кабинету, в сторону закрытой входной двери

— Да почти всегда

С усмешкой в голосе, ответила Катерина, наблюдая за грацией движения Оксаны, что она выражала в каждом шаге, выражая бёдра за счёт надетого короткого белого халата.

— Ты только ищешь предлог, чтобы сбежать от меня

— Ой, да не смеши — равнодушно махнула рукой Оксана, почувствовав некую неловкость в их разговоре с Катериной, когда подошла к двери, обвив пальцами её ручку

— Только не говори что это не так?

— А ты только ищешь предлог

Отпустив дверную ручку, Оксана прижалась к двери своей спиной, прикусывая соблазнительно губу, опустив взгляд в пол, говорила, создавая тон неуверенного голоса.

— Чтобы вечно меня в чём-то обвинить

— Зачем мне это? — удивлённо спросила Катерина, оставаясь стоять посреди кабинета, обнажённая брюнетка не сводила глаз с Оксаны её образ и взгляд, когда из-за свисающих прядей волос она искоса посмотрела на темноволосую девушку — Когда ты и так всё только ради этого делаешь

— Ничего я такого не делаю

— Ты серьёзно хочешь сорвать мне операцию своим поведением?

— И как же прости за выражение

Интересовалась Катерина, когда прошла по кабинету, подобно грации кошки, брюнетка обвила пальцами спинку стула, отодвинула его от стеклянного большого стола, уселась на него. Положив ногу на ногу под столом, Катерина скрестила пальцы обеих рук вместе, совместив их на поверхности стола, немного наклонившись с любопытством, наблюдала за Оксаной.

— Я тебе это могу попытаться сделать? — продолжала выводить Оксану вопросами, спросила Катерина — Если я нахожусь тут абсолютно голая, как я тебя успею догнать в коридоре?

— Ты настроение мне всё портишь

— Ух-ты — восхитилась Катерина в изумительной улыбке, похлопав Оксане в ладоши, девушка обеими руками обвила себе затылок — И посмотрите только, какие мы только ранимые

— Ты специально меня только выводишь из себя

— Заметь Оксанка — высказывалась Катерина, выставив указательный палец к верху, когда положила обе руки вместе — Это не я только сейчас это тебе сказала

— Сука ты Катерина — повернулась вновь Оксана к двери лицом, обвив пальцами дверную ручку

— А ты как будто нет? — продолжая сохранять на лице восторженную ухмылку, ответила Катерина вслед, покидающей кабинет Оксане

— Я хотя бы по крайней мере не заставляю давить на совесть

— Ой ты прости

Была готова рассмеяться Катерина, с любопытством продолжая наблюдать за Оксаной, когда она стояла в проходе открытой двери, держась пальцами за дверную ручку.

— Ты сейчас про совесть сказала…..

— Да пошла ты……

Не могла больше вынести издевки со стороны Катерины, Оксана быстро вышла из кабинета с грохотом захлопнула за собой дверь. Эмоции и сильные чувства, от неразделённой любви к Катерине пробудили в ней дикой ярости, когда Оксана толкнула плечом проходящих мимо медсестёр. Испугавшись такого девушки словно испугались, словно кошки расступились по обеим стенам коридора, освобождая для Оксаны путь, когда она была уже набросить на того, кто попытается её задержать. Не обращая внимания, на возмущённые крики, молодых аспиранток, которые проходили практику в больнице, работая в ночную смену, Оксана, старалась успокоиться, но не понимала, как это сделать, когда разум бушевал тайфуном в безграничном море соблазнов.

«Ненормальная тупая сука, про совесть она мне тут заговорила», уверяла себя Оксана, направляясь по коридору, больницы, когда за окнами, рядом с которыми она проходила уже надвигалась поздняя ночь.

Встав у окна, Оксана посмотрела на свет уличного фонарного столба, когда она при падающем хлопьями снеге, продолжал ярко светить в ночи, сквозь зимний покров осадков. Царапая коготками, пластик подоконника, Оксана даже не видела звёзд в ночном небе из-за густого покрова постоянно падающего снега. Оставаясь стоять в сумрачном коридоре, под покровом приходящей ночи, Оксана старалась успокоиться и привести мысли в голове в идеальный порядок.

 

***

Омывая руки под струёй тёплой воды, пользуясь антисептическим мылом, Оксана смотрела на себя в отражение зеркало. Хирургические очки, скрывали её глаза, маска на лице, на голове медицинский плотный колпак, на теле Оксаны была одета стерильная хирургическая одежда. За спиной стояла дежурная в операционной медсестра, которая, после того, как Оксана, обработав руки и просушив их сушилкой, что висела рядом, не касаясь пальцами, сама, никакой поверхности, девушка, что стояла рядом, помогла ей надеть на руки одноразовые перчатки.

— Оксана Владимировна вы готовы? — поинтересовалась Мария, когда стояла рядом с предоперационной, где обрабатывала руки Оксана

— Да конечно — ответила Оксана, ощутив, как молодая девушка, помогла надеть ей резиновые перчатки на руки, направилась следом за Марией Леоновой — Можем идти

— Пойдёмте

Уверяла блондинка, повела следом за собой Оксану, касаясь локтями раскрытых, свободнодвижущихся створок, дверей операционной, вошла в помещение первой.

— Пациентку уже располагают на операционном столе

Рассказывала Мария Леонова, в то время, как спиной держала, открытую створку двери помещения операционной, позволяя Оксане войти внутрь.

— Валерий Николаевич будет вам ассистировать

— Как она? — не обращая внимания на всё, что сказала белокурая девушка, задала Оксана другой вопрос — Удалось купировать приступ с дыханием?

— С помощью, аспиратора, мы извлекли из её лёгких как можно больше экссудата, наполняющих поверхность, на время дыхание вернулось в норму

— Уровень тромбина в крови?

— Постепенно пришёл в норму, благодаря антикоагулянтам препаратам

— Оксана Владимировна — обернулся Серов, когда услышал, заметив, как Мария с кем-то разговаривала — Все готово, оборудование тоже, хотя знаете, я бы пока не рекомендовал бы……

— Валерий Николаевич

Возразила Оксана, не желая слушать мнение Серова, когда вошла в операционную, заметила, как дежурная бригада санитаров в этом отделении, размещала пациентку на операционном столе.

— Хватит, я не желаю ни о чём слышать

Была не согласна с убеждением этого человека, направляясь по операционной, подошла к доске негатоскопа, на которой были размещены снимки грудной полости пациентки.

— Тихонов дал добро на эту операцию — уверяла Оксана, стараясь разубедить мнение своего собеседника, когда смотрела на снимки проделанной рентгенографии

Рентгеноконтрастные методы исследования (вентрикулография, атриография, аортография, коронарография) визуализируют патологическое поступление контраста из левых отделов сердца в легочную артерию, а из правых — в аорту; сопутствующие дефекты, аномалии отхождения венечных артерий.

— И я проведу её!

— Не смотря на риск опасности возникновения тромба?

— Ты же сказала, что удалось решить с образованием тромбов? — обернулась Оксана, когда на встречу к ней двигалась Мария Леонова

— Гепарин лишь даст нам некоторое время на манипуляции

— Некоторое время Мария? — была не согласна Оксана с таким ответом, не желая даже воспринимать неуверенность с которой, блондинка рассказывала ей это — Мария, операция будет значительно долгой, некоторого времени нам не хватит

— Будем постепенно вводить гепарин, смешивая её с общим потоком АИК

Утверждала, рассказывая Мария, понимая, что за неуверенные ответы, Оксана может легко исключить её из операционной, где она как раз хотела присутствовать.

— Я буду лично контролировать уровень тромбоцитов в крови

— Если пациентка умрёт ввиду образовавшегося тромба

Предупредила Оксана, выставив указательный палец перед носом белокурой собеседницы, не касаясь лица девушки, своими медицинскими перчатками.

— Я лично прослежу, чтобы ты лишилась всей медицинской практики

— Я же сказала, что буду отвечать за уровень тромбоцитов в крови, за всё время оперативного вмешательства

— Будешь её лечащим врачом, после того, как я проведу эту операцию

— Я? — была не согласна Мария, удивлённо показывая на себя пальцем, девушка явно была не готова с решением Оксаны, взять эту роль на себя

— Если даже после операции вдруг образуется тромб

Рассказывала Оксана, когда отошла от негатоскопа, направляясь к столу для хирургических манипуляций, где расположили пациентку, когда санитарки в этом отделение накрыли тело девушки операционным бельём.

— И она умрёт — остановилась Оксана, обернувшись, показывая, обвиняющим жестом указательного пальца в сторону белокурой девушки — Отвечать будешь ты!

— Ей не придётся — заверила Валентина, входя в операционную, рыжеволосая девушка, раскрыла локтями, качающиеся створки дверей — Во время оперативного вмешательства, я лично буду наблюдать, за коагуляцией крови пациентки

— Валентина? — была приятно удивлена Оксана появлением этой девушки, когда для себя не могла объяснить сначала присутствие этой рыжеволосой девушки — Что ты тут делаешь?

— Её Тихонов назначил, проследить

Начала рассказывать Мария Леонова, виновато при этом, опустив взгляд, девушка явно не могла смотреть в глаза Оксане, словно чувствуя себя виноватой.

— Чтобы во время, операции, всё прошло безупречно

— Можешь не объяснять

— Послушайте!

Возразил Серов, заметив напряжённость в отношениях девушек, мужчина явно был не согласен своевременностью этого момента.

— Оксана Владимировна — возразил Серов, касаясь плеча Оксаны, мужчина заставил её на себя обратить внимание — Нам тут вообще-то нужно сначала девушке помочь, а потом уже ваши вопросы, начинать тут решать

— Мария — обратилась Оксана, соглашаясь с мнением Серова, указывая взглядом глаз и кивком головы в сторону ИВЛ, к которому была подключена пациентка — Проверь сатурацию крови, перед началом хирургических манипуляций

— Я обработаю поверхность грудной клетки

Заявила Валентина, прекрасно зная, что нужно делать, рыжеволосая девушка, стоя у стола для хирургических манипуляций, взяла в руки тампон, обработав его в растворе «бетадина».

— Бедная девушка, ей пришлось пройти и так через такой ад, а тут такое

Оксана используя электронож «ЭХВЧ-500», предназначен для резания и коагуляции мягких тканей и кровеносных сосудов токами высокой частоты в МОНО и БИ режимах. С достаточной точностью, Оксана произвела срединный разрез от вырезки грудины, до середины «эпигастральной области», область непосредственно под мечевидным отростком, соответствующая проекции желудка на переднюю брюшную стенку. Рассекая электроножом ткани «фасции» и «надкостницы грудины», Оксана тут же произвела коагуляцию ткани, пока Валентина, тщательно обрабатывала разрез тампоном асептика.

Методика срединной «стернотомии», хирургическая операция, заключающаяся в рассечении грудины; выполняется для обеспечения доступа к органам. Воспользовавшись «стернотомом», серии System 6 Stryker, Оксана исполнила разрез грудины, в месте рассечения тканей электроножом. Валентина, пользуясь специальными хирургическими крючками, поэтапно развела рассеченные концы в стороны. Серов используя предназначенный хирургический воск, выполнил гемостаз из краёв разрезанной грудины. Пользуясь «ранорасширителем», хирургический инструмент, облегчающий доступ к «органу» путем разведения краев «раны» и удерживания их в определенном положении, Серов полностью раздвинул края грудины пациентки.

— Так теперь начинаем канюляцию полых вен и восходящей аорты — говорила Оксана, когда смотрела на открытое сердце пациентки, через надетые на лице очки

— Я как раз подготовила аппарат для искусственного кровообращения — отчиталась Валентина, докладывая о своей работе

Оксана принялась использовать технику, канюляции полых вен и восходящей аорты, по методике операции Сеннинга. Воспользовавшись скальпелем, Оксана вскрыла перикард, после чего края раны накрыла стерильным полотенцем. Пальпируя пальцами верхнюю и нижнюю полую вену, для исключения в месте предполагаемой канюляции, для исключения атероматозной бляшки, хроническое заболевание артерий эластического и мышечно-эластического типа. Продолжая дальше пальпацию в резиновых перчатках, нижней и верхней полой вены, Оксана нашла наиболее подходящей интраперикардиальный участок, так как он более устойчив к разрыву и диссекции. Используя хирургические ножницы, Оксана выполнила рассечения тканей сердца, пока Валерий Николаевич пользуясь электроотсосом, откачивал образовавшуюся кровь в месте раны, тут же выполняя её обработку асептическим раствором. Производя двойной кисет нитью 4/0 с площадью, но не более одного квадратного сантиметра, Оксана накладывать трубку турникета, стараясь не допустить, чтобы игла при накладывании кисетного шва, не проникала на всю толщину стенок аорты, таким образом, Оксана выполнила первый кисетный шов. Используя второй кисетный шов, Оксана произвела его наложение на 1-2 см выше устья нижней полой вены, пытаясь избежать, чтобы венозные канюли не «перекрестились» между собой. Аккуратно приподнимая правое предсердие левой рукой, Оксана приложила треугольный кисетный шов 2 кв.см. к месту, которое выглядело достаточно прочным по толщине, чтобы удержать фиксирующий шов с канюлей.

— Я конечно не настаиваю — утверждал рассказывая Серов, пока Оксана осматривала рабочую функцию сердца — Но вы выбрали для этого, Оксана Владимировна, достаточно устаревшую методику, вы уверены в ней?

— Поскольку все остальные варианты — рассказывала Оксана, взяв в руки хирургические нити, для наложение шва и турникеты канюль — Несут слишком большой процент летального исхода, послеоперационный период, у меня не было выбора

— Методика достаточно старая — продолжая оспаривать Серов — Не уверен, что в наши дни, при нынешнем технологическом медицинском развитии, хирургия сердца, шагнула далеко вперёд

— И это говорит человек, который меня учил — накладывала Оксана нити шва, убедившись в достаточной их надёжности на канюлях — Мне кажется, это я должна была выбирать более современный метод, а вы убеждать меня в этом

— Как вы узнали про него?

— Не поверите — обернулась Оксана к Серову, когда еще раз перепроверила наложение хирургических швов рядом с канюлей — Что можно узнать, читая, старые книги

«Только бы нигде не возник тромб», беспокоилась Оксана, когда заметила, как в течение всей хирургической процедуры, Мария не переставала вводить гепарин в катетер на руке пациентки

Удостоверившись, что насосная функция сердца работоспособна, Оксана после этого только сняла зажимы с сердца, Оксана предоставила ему возможность восстановить собственную гемодинамику тока крови. Выполняя наложение нити шва трубку турникета, Оксана придала устойчивость его зажимом, типа москит, но не затягивала. После чего медленно Оксана отпустила зажим, освобождая магистрали контура искусственного кровообращения. Воспользовавшись сосудистыми зажимами, Оксана приложила его к корпусу двух артериальных канюль. Выполнив установку артериальных канюль, Оксана расположила их в верхнюю и нижнюю полую вену на 1см глубже устья, фиксируя при этом, кисетные швы турникетами. Произведя проверку на наличие пузырьков воздуха внутри канюли и кровеносной магистрали, Оксана надёжно зафиксировала её деталям стернотомного ранорасширителя. Только после этого этапа для подтверждения правильности установки можно выполнить измерение давления в артериальной линии контура аппарата искусственного кровообращения, а также выполнить нагнетание небольшого количества раствора из объема первичного заполнения в просвет аорты под контролем давления.

— Что там с аппаратом АИК? — поинтересовалась Оксана, стараясь не оборачиваться, работая с открытой плевральной полостью пациентки, проверяя фиксацию наложенных канюль

— Аппарат полностью готов к работе — утвердительным голосом отчиталась Валентина

— Очень хорошо так, как скора перейдём на искусственное кровообращение с использованием кардиоплегии

Убедившись в надежной фиксации обеих канюль в нижней и верхней полой вене, а так же в отсутствии пузырьков воздуха и кровеносной магистрали, Оксана внимательно следила за изменением давления в кровеносном контуре аппарата искусственного кровообращения. Выполняя нагнетания небольшого количества раствора в полость канюляции полых вен, Валентина внимательно наблюдала за показаниями изменениями величины давления на аппарате.

Используя технику Мастарда Сеннинга, Оксана выполнила рассечение перикарда книзу от правого диафраг-мального нерва, проводя разрез параллельно ему, от верхней до нижней полой вены. Перикард растягивают на держалках. Острым и тупым путем выделяют верхнюю и нижнюю правые легочные вены и правую легочную артерию. Сосуды обходят толстыми лигатурами, которые берут в турникеты. Необходимо освободить заднюю поверхность левого предсердия дальше, к позвоночнику. Это достигается легкой, в основном тупой, препаровкой. На этом этапе четко видны стенки правого и левого предсердий и борозда Ватерстоу-на-место заднего внедрения межпредсердной перегородки. Выбирают плоский изогнутый мягкий зажим и нижнюю его браншу подводят под легочные вены и стенку левого предсердия между ними, а верхнюю-над правым предсердием.

Перед отжатием участка сердца необходимо: 1) освободить легкое и в течение 2−3 мин осуществлять вентиляцию 100% кислородом; 2) ввести внутривенно 1−2 ммоль/кг натрия гидрокарбоната; 3) пережать легочную артерию и выждать 30−60 с; 4) пережать легочные вены [Stark J., 1983 ].

Затем закрывают бранши зажима таким образом, чтобы захватить в него достаточные участки стенок обоих предсердий и межпредсердную перегородку. На стенках предсердий делают два параллельных разреза одинаковой длины. Надсекают участок перегородки в верхних углах разрезов. Необходимо отчетливо увидеть эндокард обеих полостей предсердий и перегородки. Зажимом подтягивают надсеченный участок перегородки вверх и ослабляют бранши главного зажима, еще более втянув перегородку. Обычно в него попадает край овальной ямки.

Рабочие части иглодержателя называются бранши. Их конструкция может быть цельной, или в виде съемных деталей из мягких сплавов. Специальный замок, кремальера, фиксирует рукоятки иглодержателей в заданном положении.

 

— Подготовьте тёплую воду — распорядилась Оксана, ослабляя зажимы на бранши

— Включаю подогрев жидкости — доложила Валентина, включая теплообменную функцию аппарата АИК

— Как только подогрев будет, включайте — отчиталась Оксана, отдавая указания коллегам, убирая наложенные зажимы

— Да тёплая вода пошла — ответила Валентина, начиная нагнетать под давлением в АИК тёплую воду, контролируя при этом нормальную динамику

— Валерий Николаевич — обратилась Оксана, контролируя динамику работу сердца с аппаратом АИК, как под давлением тёплой воды, оно начало подогреваться после кардиоплегии — Запускайте сердце, дальше процедуру, можете завершить сами

— Да конечно Оксана Владимировна — доложил Серов, заметив уставший вид в Оксане и то, как после многочасовой операции, она чувствовала упадок сил

— Можете идти — утвредительно кивнула головой Мария, заметив, как Оксана отошла от стола, пока аппарат АИК циркулировал тёплую воду по сосудам девушки

— Я сам лично уберу наложенные турникеты и наложу швы — заверил Серов, в то время, как Оксана была готова от бессилия упасть уже на пол в операционной

— Вы проделали блестящую работу — восхитилась Валентина, заметив, результат проделанной многочасовой операции

Отсасывая кровь, иссекают вытянутый участок как можно ближе к зажиму. После его иссечения зажим вновь ослабляют, чтобы перегородка опустилась вниз. Здесь можно наложить на края разрезов предсердий другой зажим, который уже не будет захватывать легочные вены. Снимают турникеты с вен и артерии. Разрез зашивают двухрядным швом проленовой нитью б/О или 5/0 и окончательно снимают зажим со стенок предсердий. Операция занимает 5−7 мин; в это время анестезиологическое пособие должно быть адекватным, чтобы обеспечить стабильную гемодинамику. Удаляют всю кровь и сгустки из перикарда и зашивают его, оставив небольшие открытые участки вверху и внизу разреза. Это удобно для последующей операции Мастарда, так как предохраняет полость перикарда от развития массивного спаечного процесса. Заканчивают операцию обычно, оставляя дренаж в плевральной полости.

— Я пойду, поговорю с родителями девушки — говорила Оксана, направляясь к закрытым двустворчатым дверям операционной

— Ну да конечно — ответила Мария, оставаясь стоять у стола, работа аспиратором, отсасывая кровь, когда Серов постепенно зашивал края открытой раны — Вам как врачу, проделавшему такую работу, стоит лично обрадовать родителей этой девушки

— Именно это я и собираюсь сделать — направляясь по операционной, рассказывала Оксана, толкая локтями, качающиеся створки дверей, проходя через них

Тело словно ломило от бессилия болью, пока Оксана направлялась по помещению предоперационной, стараясь ничего не трогать окровавленными перчатками. За стеклом иллюминатора двери, было видно, как ходил кругами мужчина по коридору, а женщина в ожидании, ждала, оставаясь сидеть на лавочке, склонившись, прижав ладони к лицу. Было видно, как после многочасовой напряжённой операции, когда всё это время, они оба провели за закрытыми дверьми операционной, боясь услышать уже хоть какой-то результат или е за ними хоть кого-то. Родители девушки уже были готова сойти с ума, проторчав столько времени в коридоре, постоянно находясь в напряжение нервного переживания, не давая покоя сознанию.

— Ну как всё прошло — заметил первый мужчина, как Оксана выходила из дверей операционной, чтобы самой доложить об успешной трудной многочасовой операции, когда жизни пациентки во время хирургических манипуляций, мог внезапно оторваться тромб — Ну же говорите

— Операция прошла

Уставшим голосом начала говорить Оксана, создавая интригу в интонации так, что вызвала своим звучанием интригу ужаса в глазах обоих родителей пациентки, когда смотрела на них.

— Давайте присядем

— Ну же говорите — не выдержал такой долгой мучительной напряженной паузы, пока Оксана пыталась отдышаться, чувствуя устало — Не тяните

— Да подождите

Ответила Оксана, стараясь прийти в себя, пока глаза стали привыкнуть к атмосфере коридора за стёклами окон, которых, вдали, были уже видны проникающие лучи рассвета солнца.

— Дайте отдышаться

— Скажите доктор, как наша дочь?

Повторила вопрос мать пациентки, стараясь казаться более сдержанной, чем отец, мужчина буквально раз в десять больше изводил себя нервами и переживанием о состоянии своего ребёнка.

— Она будет жить?

Дрожащим голосом, испытывая при этом страх, стараясь казаться адекватной, спросила женщина, когда посмотрела на Оксану, когда она, направляясь коридору села на лавочку между ними.

— Она выжила?

— Ваша дочь в полном порядке — заверила Оксана, мило улыбнувшись обоим родителям, между которых сидела на лавочке в коридоре — Операция уже закончена и сейчас уже скора её вывезут

— Господи — не выдержала женщина, еще больше разрыдалась, словно слезами радости, она скрывала постыдный взгляд своих чувств от Оксаны — Спасибо вам……

— Выходит я зря в вас сомневался

— Выходит что так — любезно, сохраняя улыбку на лице, Оксана, пожав плечами, встала с лавочки, на которой сидела между двух родителей пациентки

— Спасибо вам Оксана Владимировна

Встал мужчина следом за Оксаной, протянул ей руку, но заметил, как он замешкала, когда на руках всё еще оставались окровавленные медицинские перчатки.

— Ладно — повёл он недовольно челюстью, понимая, что создал для Оксаны неловкий момент своим поведением

— А теперь прошу меня извинить

Высказалась Оксана изнывающим от бессилия голосом, направляясь дальше по коридору, уставшей походкой, чувствовала, как от бессилия, ноги становились ватными.

 

***

Находясь в душевой пластиковой кабинке, окутанной плотным скоплением пара испарения горячей воды, Оксана находилась под влиянием будоражащей силы капель. Каждая капля воды, что касалась, обнажённой плоти Оксаны, вызывала в её сознание приятные до ужаса, сексуальные ощущения. Запрокинув голову, омывая лицо под струёй воды, Оксана, закрыв глаза, чувствовала, как обильный поток блаженной влаги ласкали кожу. Густые потёки пены тут же смывал поток воды, когда Оксана, вращая телом в закрытой кабинке, стоя в тесном помещении окутанным паром, ласкала свою плоть мочалкой. Вращая бёдрами, в сексуальном танце, Оксана выражала пластику королевской кобры, довольствовалась влиянию, касанию капель воды, что касалась её.

Закрывая вентили смесителя душевой кабинки, Оксана, кончиками пальцев обернулась, стянула с дверцы белое махровое полотенце, обворачивая им сразу мокрые волосы. Ощущая, как мокрые волосы, касались и прилипали к коже, Оксана, одной рукой, обвила их, накрывая голову полотенце, после чего лёгким движением руки, смотала их на голове. Взяв рядом голубое махровое полотенце, Оксана плотно обвернула им своё тело, чувствуя розовыми сосками сочных ягод груди, как его материя коснулась, их бархатистой кожи, плотно обворачивая тело в оковах.

«Фух…. наконец-то домой», думала про себя Оксана, ощущая, лёгкую прохладу, как только спал туман облака образовавшегося пара, медленно открыла шпингалет двери душевой кабины.

Переступая через порог открытой двери, Оксана прозрачными шлёпками на каблуке, наступила на мокрый кафель душевой комнаты для медицинского персонала. Взяв с собой флакон с гелем и мочалку, что повесила на кисть руки, Оксана играющей бёдрами походкой направилась к закрытой двери. Подходя к двери, которой, Оксана обвила дверную ручку пальцами, открывая дверь, переступила порог, покинула комнату с душевыми кабинками, выключая за собой свет.

— А я всё ждала, когда же ты закончишь — стояла у окна Катерина, трогая пальцами пластиковые жалюзи, брюнетка стояла спиной к Оксане, смотрела на лучи восходящего над деревней солнца

— Давно тут стоишь? — поинтересовалась Оксана, изумившись в улыбке, заметила, как красиво сидело на Катерине розовое платье, в котором она пришла в больницу

— Проснулась, а тебя нет

Начала говорить голосом, вызывающим к себе жалость, излагала Катерина свои чувства перед Оксаной, так и не показывая своего лица, брюнетка оставалась стоять спиной к ней.

— Я так и подумала, что ты еще всё в операционной

— Я провела там всю ночь Катерина

Потягиваясь, разводя руки в стороны, зевнула Оксана, выгнув спину, направляясь по комнате с кабинками и диванчиком, стукала каблуками, оставляя на паркете мокрые следы от капель.

— Я так устала

— Поедем домой? — обернулась Катерина, не разрывая связь пальцев с пластиком, которыми трогала жалюзи, спокойным голосом с милой радушной улыбкой на лице, предложила брюнетка

— Думаю это то, что мне сейчас нужно

Направляясь к открытой дверцы шкафчика, говорила Оксана, ответила с радушной улыбкой на лице, посмотрев играющим взглядом похоти на Катерину.

— Больше знаешь, ничего как-то не хочется

— Как прошла операция?

Спросила, нежным голосом интересуясь, Катерина отошла от окна, направляясь в сторону шкафчика к которому подошла Оксана, встав у открытой дверцы, поставила флакон на полку.

— Твоя пациентка выжила?

— На момент когда я покидала операционную

Рассказывала Оксана, ощутив за спиной присутствие Катерины, почувствовав сразу этот нежным будоражащей силы аромат ночной фиалки, что был отражением власти темноволосой девушки.

— Она всё еще была жива

Высказывала Оксана, ощущая, рядом с ухом трепетный такт дыхания, с которым Катерина выражала дикую страсть и тяготу любви, обуздать и разделить плоть одной любовью на двоих.

— А сейчас не знаю

«М…… как же я люблю, когда ты так делаешь, твоё дыхание, заставляет меня покрываться мурашками, но сука как же это приятно», думала на тот момент Оксана, держась за стеклянный флакон с гелем для душа, что поставила на полу, ощущая, поток дыхания Катерины рядом с ухом.

— Что ты делаешь?

Изумилась в улыбке Оксана, почувствовав, как пальцы темноволосой девушки, коснулись нежным влиянием её бёдер, обернулась, посмотрела в глаза Катерине, взгляд который завораживал.

— Не думаю, что раздевалка, так подходит для того, чтобы заняться в ней сексом

— Все ведь сейчас на утренних процедурах или собирают ваши эти бумажки

— Эти бумажки называются анализы

Изумилась в улыбке Оксана, посмотрев в глаза темноволосой девушки, чувствовала, как грань её рассудка, стала тонуть в бездне, погружаясь во власть гипноза.

— Но я думаю, сейчас это ведь никакого отношения не имеет — не могла Оксана удержаться от власти гипноза, словно теряя рассудок от того, как смотрела в глаза Катерине

— Я тоже так думаю

Обвив пальцами подбородок Оксаны, темноволосая девушка, словно подчинила и сломила полностью её разум, заставляя слушать глазами волю своего разума.

— А сейчас мы просто поедем домой

Коснулась Катерина пальцем страждущих губ Оксаны, когда она сходила с ума, требуя поцелуя, брюнетка медленно пальцами развернула полотенце на её теле. Держа голубое полотенце на кончиках пальцев, Катерина отошла от Оксаны, любуясь её обнажённой плотью, когда лучи солнца, проникая через жалюзи, так приятно падали, согревающим эффектом на кожу, преображая яркий золотистый оттенок белоснежной кожи. Оксана словно не могла устоять, перед волей Катерины, когда брюнетка одним своим влиянием присутствия с ней в комнате, легко подчинила её разум и мысли, заставляя слушаться безукоризненно воли своей темноволосой властительницы.

— Где мы с тобой в постели, разделим узы нашей любви

— Я с тобой готова разделить жизнь

— Я знаю

Заявила Катерина, соглашаясь с мнением Оксаны, девушка оставила голубое полотенце, лежать на подоконнике окна, когда сама подошла к ней, продолжая сводить с ума взглядом.

— Ты её и разделишь

— Ты не представляешь

Высказывалась Оксана, ощущая, взгляд Катерины на себе, почувствовала, как девушка нежным влиянием ладоней обвила ей бёдра. Катерина своим влиянием, заставила Оксану подойти к себе, прочувствовать плоть материю платья, в котором была темноволосая девушка. Нежный душистый запах будоражащей парфюмерной коллекции «Les Fleurs: Violette от Molinard», сводил с ума звучанием ночной фиалки рассудок Оксаны, когда его порочный аккорд так легко пленил разум.

— Как сильно я этого хочу

— Ты еще не понимаешь, но ты уже принадлежишь мне

— А что если я этого в действительности очень сильно хочу?

Спросила Оксана, ощущая, нежное горячее дыхание брюнетки рядом с губами, чувствовала, как их безумный поток горячего воздуха ломал сознание, искушая в порочных развращённых красках.

— Я хочу, сама, принадлежать лишь одной тебе

— Я знаю — утвердительно коснулась пальцем страждущих губ Оксаны, темноволосая девушка словно знала, как с ней обращаться, так выразительно перед ней раскрыла серые глаза с холодным голубым оттенком — Что ты мне принадлежишь и сейчас я тебя, никуда от себя не отпущу

— Может, позволишь мне

Спросила Оксана, касаясь бёдрами полки с вещами в шкафчике, спросила нежным голосом, радушным взглядом с улыбкой ответила брюнетки, когда посмотрела в глаза Катерине.

— Наконец-то одеться

— В самом деле

Коварной, с порочной страстью ухмылкой, ответила Катерина, медленно убирая руку от дверцы шкафчика, рядом с которым почти вплотную стояла с Оксаной. Темноволосая девушка, наклонившись вперёд к Оксане, словно пленила обворожительным её рассудок ароматом будоражащей коллекцией парфюма, которым так прекрасно нотами, ночной фиалки, веяло от неё.

— Да конечно — стараясь скрасить напряжённость их сексуальных, гармоничных отношений, между Оксаной, с мило улыбкой на лице ответила Катерина — Не голой тебе же всё-таки тут быть

— Спасибо

Выразив любезность улыбку, Оксана обернулась к шкафчику, нагнувшись, расставив ноги по швам, одну из которых согнула, наклонившись вперед, а другую оставила выпрямленную. Оксана словно получала удовольствие от того, какие изящные формы бёдер она выставила перед брюнеткой и с какой желанной похоть Катерина смотрела на её попку, желая прикоснуться ней своими пальцами. Испытывая возбуждение от этого взгляда, Оксана отразила это улыбкой, которую умело скрыла, подбирая себе на полке с нижним бельём, подходяще черные трусики.

— Мне так нравится, как ты смотришь

— Правда? — изумилась в улыбке Катерина, услышав каким возбуждённым голосом, так нежно, сгорая в собственных сексуальных предрассудках, это произнесла Оксана, когда аккуратно стянула за лямку черный лифчик — Если хочешь, я и глаз с тебя не сведу

— А ты знаешь

Обернулась Оксана, держа в одной руке бюстгальтер, а в другой трусики, с ухмылкой похоти на лице, продолжала наблюдать за взглядом, движением глаза Катерины.

— Я кажется, действительно, этого хочу

— Хорошо — продолжала не сводить глаз с Оксаны, даже когда она зажав в кончиках пальцем обеих рук, нижнее белье, эффектно виляя бёдрами, направлялась к диванчику, где рядом был расположен столик — Если ты так хочешь, я буду смотреть на тебя

— Ах… этот пирсинг — отчаянно посмотрела Оксана на камушек в пупке, что болтался при каждом её движении, который боялась она удалить — И что мне с ним теперь делать?

— Не объяснишь, откуда у тебя теперь пирсинг?

Интересовалась Катерина, проследовав за Оксаной к диванчику, где она остановилась, положив бюстгальтер на подлокотник, сама облокотилась на него бёдрами.

— С ним ты выглядишь грязной шлюшкой

— И не говори — отчаянно нахмурила губки, надевая на себя черные трусики, сгибая одну ногу, потом другую, после чего играя бёдрами, плавно посадила резинку себе на талию, посмотрела на то, как камушек болтался на пупке — И самое главное, я боюсь от него избавиться

— Откуда он у тебя?

— Я была секс куклой для одной из дам на званом вечере

— Фу….

Пафосно выразила отвращение Катерина, когда подошла к диванчику, посмотрев на то, как Оксана, обвив ладонями чаши бюстгальтера, что держала в руках, медленно прислонила его к соскам груди.

— Это так противно, я даже слышать ничего не хочу……

— И не надо, ведь мне тогда приделали член

— Что? — чуть не поперхнулась Катерина, откашлявшись в руку, от того, что услышала от Оксаны

— Ну фаллос такой знаешь — рассказывала Оксана, отразив на лице лестную улыбку в сочетание с румянцем застенчивости, говорила это Катерине — Который во влагалище вставляется и зажимается его мышцами

— И ты им кого-то трахала

— Не кого-то — прикусывая краешек губы, Оксана боялась для себя назвать это имя перед Катериной, но с другой стороны, все чувства, словно требовали открыться перед брюнеткой и рассказать о своих переживаниях — А Татьяну Васильеву

— Васильеву?

— Ну ты ведь слышала, что я была донором костного мозга

— Да эту песню я уже слышала

— Так вот именно для неё

— Наверно она тебя сейчас безмерно за это благодарит

Предположила сразу Катерина, положив ногу на ногу, брюнетка, оставалась сидеть на диванчике, в то время, наблюдая за Оксаной, как она, держа руки за спиной, застегнула застёжку бюстгальтера.

— В какой-то мере да

— Я даже слушать ничего о ней не хочу

— Давай поговорим о нас

Предложила Оксана, когда отошла от подлокотника диванчика, застегнув застежку бюстгальтера, развернув руки в стороны, сделала оборот вокруг себя и повернулась лицом к Катерине.

— Согласись, ты ведь скучала по мне?

— Если бы не твоя настойчивая мать

Словно чего-то, стесняясь говорить, повела недовольно губами Катерина, не желая теперь смотреть на Оксану, брюнетка отвернула свой взгляд в сторону закрытой двери.

— Меня бы тут, возможно и не было бы

«Что произошло, между моей мамашей и Катериной, что-то такое интересное и мне пиздец, как дико хочется это узнать», размышляла Оксана, направляясь к шкафчику с одеждой, размышляла в этот момент, терзая себя любопытным мыслями.

— Но ты здесь

— Ты этому не рада? — делая такой взгляд, играя на чувствах и решительности Оксаны, брюнетка старалась казаться для неё холодной и решительной в своих чувствах

— Я разве тебе это говорила?

— Но ты так подумала

— А это моя дорогая

Обвив дверцу шкафчика с одеждой, Оксана, прекрасно выражая грацию кошки, выгнув спину, отразив сочную грудь, зажатую в оковах бюстгальтера, посмотрела на Катерину.

— Тебя не касается

— А вот тут ты ошибаешься

Катерина, словно требовала всем своим поведением, манерой, тоном голоса, выражением на лице, брюнетка как будто хотела закатить истерику Оксане на почве личной неравноценности.

— Меня касается всё то, что играет роль в наших отношениях

— У нас с тобой любовь

— И какая же это любовь?

Спросила нежным голосом Катерина, встав за спиной у Оксаны, когда она держала вешалку с черным платьем в руке, с удивлением рассматривала его короткий эротический фасон.

— Если у меня к тебе нет абсолютного доверия

— Абсолютное доверие

Обернулась Оксана с ехидной улыбкой и порочной страстью, пригрозила указательным пальцем Катерине, не прикасаться к её телу, когда она осторожно снимала с вешалки платье.

— Еще нужно заслужить

— По моему — обвив пальцами подбородок Оксаны, брюнетка, стоя у неё за спиной, вынудила её обернуть свой взгляд на себя — Я его и так для тебя его уже заслужила

— Ну конечно

Изумилась в улыбке Оксана, повесив пустую вешалку обратно, освободилась от влияния пальцем брюнетки, отошла от Катерины, так как взгляд этой девушки вызывал для неё опасение.

— Это тебя не касается

— Почему ты так со мной? — интересовалась Катерина, продолжая смотреть на Оксану взглядом вызывающим жалость — Я к тебе сов сей душой Оксанка, а ты вечно стараешься меня отвергнуть

— Что за бред?

Встав спиной к собеседнице, повернувшись лицом к дверце шкафа, Оксана одевала на себя черное короткое платье, ощущая, как нежная материя шифона, приятно облегает её сексуальное тело.

— Ты сама хоть слышишь, что ты тут мне говоришь?

— Между нами не должно быть тайн!

Упрекнула Катерина, голос брюнетки был встревожен, явно было понятно, для Оксаны, что её собеседница, готова пойти на контакт, чтобы разобраться в их отношениях.

— Но почему-то мне всё кажется

Уверяя, продолжая рассказывать Катерина, направляясь по комнате, к шкафчику, рядом с которым стояла Оксана, смотрясь в зеркало, кончиками пальцем, расправляла складки, собранной ткани.

— Что ты сама между нами воздвигаешь эту стену

«Ну, блядь опять у неё крыша поехала, но почему именно сейчас, пиздец», изнурённо вздохнул Оксана, запрокинув голову, уставшим от всего взглядом посмотрела в потолок.

— Уверяя тебя — словно натянула улыбку на лице, Оксана, старалась казаться для Катерины, хотя бы чуточку любезной, когда сознание словно рвало океан её соблазнов разящими штормами, от которых не просто было успокоиться — Между нами нет никакой стены

— Но мне кажется……

— Так всё хватит! — возразила Оксана, коснувшись сама пальцем губ брюнетки, заставляя её замолчать, когда она сама этого не ожидала — Нет между нами никакой, ни прости, ни стены

— Это правда?

Обвив пальцами кисть руки Оксаны, палец которой прижался к губам брюнетки, спросила Катерина, продолжая так на неё смотреть, пристальным взывающим к жалости взглядом.

— Между нами снова всё хорошо?

— А разве должно было быть

Уверяла Оксана, освободив руку от объятия пальцев Катерины, мило улыбнулась брюнетке, после чего наклонилась, стала подбирать туфли, оставленные на полке, подходящие к цвету платья.

— Как-то иначе?

— Именно такого ответа

Помедлила с ответом, Катерина, словно прильнула взглядом к изящным формам бёдер Оксаны, когда она нагнулась перед брюнеткой, отразив сочные ягоды к которым хотела прикоснуться.

— Я ожидала от тебя услышать

— Я рада знаешь

Рассказывала Оксана, обувая черные туфли на ноги, опираясь одной рукой на шкафчик, обернулась, посмотрела в отражение на дверцы, что оставалась открыта.

— Блядь, я всё еще не сняла полотенце

Выпрямив спину, когда обула туфли, Оксана повернулась к зеркалу, разматывая полотенце на голове, ощущая, как мокрые волосы моросящим касанием коснулись её оголённых плеч.

— Блин еще волосы в порядок неизвестно, сколько приводить — нахмурила Оксана обидчиво губки, посмотрев с отчаянным видом на распущенные мокрые волосы, что не имели укладки

— Ну и чего ты переживаешь

Встав за спиной у Оксаны, брюнетка медленно взяла полотенце из её рук, Катерина сама начала аккуратно растирая полотенцем, прежде чем она взяла расчёску с полки, высушивать ей волосы.

— Сейчас быстро приведём твои волосы в порядок

— Я буду выглядеть как курица

— Ну, ты и есть курица

Ухмыльнулась, лучезарной улыбкой, Катерина, положила подбородок на плечо к Оксане и вместе с ней посмотрела в отражение зеркало, что висело на дверце, открытого шкафчика.

— Только не из-за прически

— Ну, блядь спасибо Катерина — возмутившись такому выводу, отчаянно вздохнула Оксана, посчитав оскорблением, для себя, слова Катерины — Умеешь ты утешить

— А что тут собственно такого?

Сохраняя милую улыбку на лице, Катерина повесила аккуратно на крючок в шкафчике, взяла из рук Оксаны расчёску и сама начала приводить ей укладку волос в порядок.

— Я давно тебя считаю курицей

— Значит я по-твоему — обернулась Оксана и злобным оскалом, посмотрела на свою темноволосую обидчицу — Курица?

— Ты что обиделась? — не поверила Катерина в серьёзность намерений эмоций и мимике, что выражала на лице Оксана, когда повернулась к брюнетке, встав лицом к лицу

— А как, по-твоему, я должна отреагировать на это?

— Да ладно — уверяла Катерина, обвив плечи Оксаны, девушки одной рукой, расчесывала и выпрямляла ей волосы массажной расчёской — Ты не обидишься на меня за это

— А ты прям, всё знаешь — повела недовольно губками, Оксана повернулась лицом к зеркалу, позволяя назойливой, для себя брюнетки, приводить укладку мокрых волос в порядок

— Я знаю

Уверяла Катерина, убрав расчёску, обратно на полку в шкафчике, осторожно пальцами провела по волосам Оксаны, так чтобы они приобрели выразительный объём эффектного золотистого цвета.

— Кто как не я, будет так хорошо знать тебя Оксанка

— Ну мы идём или как?

Спросила Оксана, посмотрев любознательным взглядом в глаза Катерине, когда стояла рядом с ней у двери открытого шкафчика, куда темноволосая девушка, на полку положила расческу.

— Мне еще шубку забрать из кабинета, нужно забрать

— Вообще-то

Указала Катерина, обернувшись на кресло, что стояло рядом с диванчиком, на спинке которого со стороны стены рядом с которым оно стояло, висела белая шубы Оксаны.

— Я об этом уже побеспокоилась

— Ты?

Выразив удивление в глазах, закрывая дверцу шкафчика, после того, как взяла сумочку с её полки, Оксана убрала ключи от него, в сумочку, держась за лямку, продолжала смотреть на Катерину.

— Я прям, даже не знаю, как тебя отблагодарить

— Отблагодаришь сегодня дома

— М…. звучит заманчиво — обвив кончики пальцем брюнетки, другой рукой, Оксана, любезно улыбаясь Катерине, проследовала с ней по комнате, к диванчику рядом стояло кресло

— Я даже не знаю, чтобы ты без меня делала?

— Я тоже не знаю, что я бы без тебя делала

— Как прошла операция расскажи?

— Тебе это вот сейчас необходимо знать?

Поинтересовалась Оксана, возмутившись любопытству со стороны брюнетку, поставив сумочку на рядом стоящий столик, когда сама подошла к креслу, на спинке которого висела шуба.

— Ну, хорошо

Отчаянно вздохнула Оксана, принялась надевать на себя шубу, когда не могла вынести с каким пронзающим интересом, Катерина не сводила глаз с неё, продолжая так пристально наблюдать.

— Раз уж тебе интересно знать……

— Оксана Владимировна

Входя в комнату, обратилась сразу же Мария Леонова, едва заметив Оксану, как она стояла у столика, рядом с креслом, одевая на себя, белую шубу, обернувшись, услышав голос блондинки.

— О…. господи

Смутилась Мария, прислонив кончики пальцев к губам, девушка заметила, как Оксана неожиданно вздрогнув и с испуга, чуть не обронила шубу на пол.

— Простите, я не хотела вас напугать

— Но ты уже это сделала

Возмутилась Оксана, неожиданным появлением белокурой девушки в белом халате в этой комнате, нарушив их гармонию общения с Катериной, при этом поправляя шубу, рукав которой свисал с плеча.

— Говори, зачем пришла?

— Хотела сказать, что пациентка уже в реанимационной палате

— Что же…… — выражая холод в глаза и безразличие, одевая на себя, шубу, просовывая руку в рукав, обернулась Оксана к разговаривавшей с ней блондинке, при этом так — Я рада за неё

— Родители девочки хотели как-то вас отблагодарить

— Передай им — одев на себя, шубу, ответила Оксана, когда подошла к столику, взяла сумочку, что оставалась стоять там — Чтобы сберегли свою дочь, в следующий раз, в этот ужас, я уже не поеду

— Но ведь они сов сей искренности этого хотели

— Мне ничего от них не нужно

Не желая дальше вести беседу с этой блондинкой, Оксана подошла к Катерине, легонько в напряжённый момент общения с Марией Леоновой, коснулась осторожно пальцами, руки брюнетки.

— Я просто хочу домой

— Ну что едем

Мило улыбнулась Катерина, обвив кончики пальцев своей ладонью, после чего брюнетка первая, ведя Оксану за собой за руку, проследовала к выходу, в проходе открытой двери, стояла Мария.

— Ты, надеюсь, тут ничего не забыла?

— Нет

Ответила Оксана, равнодушным взглядом еще раз посмотрела на Марию, когда белокурая девушка сторону, позволяя им с Катериной выйти из комнаты в коридор.

— Мне ведь завтра сюда опять возвращаться, на работу, теперь уже официально в поликлинику, ну или куда Тихонов меня определит

— Ты до сих пор не знаешь, куда главврач тебя поставит работать

— Хочу в своём личном кабинете

Рассказывала Оксана, замечая на себе пристальный взгляд Марии, когда девушка оставалась стоять у входа открытой двери, оставаясь в замешательстве, наблюдала за ними с Катериной.

— И своё личное дело

— Так давай сразу договоримся!

Выставив указательный палец, перед носом Оксаны, возразила Катерина, обращая на себя, таким образом, всё её внимание.

— Никаких таких дел до нашей свадьбы!

— Ну этого я обещать не могу

Нахмурила Оксана обидчиво губки, продолжая идти с Катериной, держась за руку по коридору, больничного здания, казалась смущенной от того, как напряжённо брюнетка смотрела на неё.

— Сама же понимаешь, как всё может оказаться и выйти из-под контроля

— Оксанка!

Вскрикнула Катерина, напугав медсестёр, что хотели войти в коридор, когда они с Оксаной подошли к выходу в холл больничного здания, девушки с тихим визгом отошли в сторону.

— Знаю я твои дела!

Прижав Оксану к стенке, Катерина обвила пальцами обеих рук, её белый пушистый мех воротника, чем испугала свирепостью ревнивого взгляда. Было видно, по глазам Катерины, как брюнетка видела в Оксане свою собственность, которую не собиралась ни с кем делить. В глазах темноволосой девушки, взгляд с которым Катерина смотрела на Оксану, отражалась пристальную ярость, словно таким выражением и твёрдой мимикой лица, подчеркивала свою решительность.

— И я не позволю тебе, взять, теперь хоть одно пациента

— Ладно

Отчаянно вдохнула Оксана, испугавшись, как холодные пальца Катерины, обвили ей горло и взглядом безумца, Катерина уже была готова сдавить трахею твердой решимостью своих пальцев.

— Я поняла

— Так мы договорились?

Настроение Катерины казалось таким переменчивым, от чего брюнетка, тут же, как услышала желанный для себя ответ, отошла в сторону, отразив теперь на лице милую лестную улыбку. Вела себя так, темноволосая девушка, будто никакого напряжённого момента в общении между ними с Оксаной и вовсе не произошло, продолжая при этом лестно сохранять милую улыбку на лице.

— Никаких дел до свадьбы?

— Никаких дел до свадьбы

Беспокоясь опять, испытать на себе ярость этой обезумевшей брюнетки, стараясь отдышаться, отошла Оксана от стены, взглянув при этом на медсестёр, которые удивлённо наблюдали за ними.

— Хорошо

— Ну, вот и славно

— Что вы смотрите кошки драные!

Прошипела свирепо Оксана, обвив пальцами горло, чувствовала осадок, после холодных пальцев Катерины, что прикоснулись к её трахее и были готовы её сжать.

— У вас работы, что ли нет?

— Оксанка ты чего

Смутилась Катерина, прижав кокетливо палец к губам, отразив ямочки на щечках, посмотрела брюнетка ошарашенным взглядом на Оксану. Брюнетка явно была в недоумении от того, как Оксана обратилась к наблюдавшим за ними проходящим медсёстрам, когда они проходили рядом.

— Они ведь просто проходили мимо

— Нечего им тут ходить, когда мы разговариваем — уверяла Оксана, смутившись Катерины из-за своего поведения, после чего перевела взгляд на двух уходящих по коридору девушек медсестёр

— Господи ты еще та истеричка

С ухмылкой, высказала своё мнение Катерина, наблюдая за недовольным взглядом с которым Оксана продолжала некоторое время наблюдать за уходящими по коридору девушками.

— Поехали домой

— Да-да конечно — согласилась Оксана, ощутив прикосновение нежных пальцев Катерины к своей ладони, после чего сама обвила сама руку брюнетки

— Сегодня я тебя ничего не отпущу

— А я никуда и собираюсь

— Ты срываешься на людей просто так

— А ты не просто так сорвалась сейчас на меня?

Поинтересовалась Оксана, оспаривая мнение брюнетки, когда вошла вестибюль больничного здания, стукая каблуками по белому мрамору. Утро в больнице, было наполненной рутиной обычного рабочего дня, пациенты стояли в очереди у регистратуры, после того, как каждый из них получив карту и талон, направлялся в крыло поликлиники. Медсёстры и врачи в непрерывном ритме ходили по коридору, на фоне проникающих через большие окна, лучей утреннего солнца.

«А что она тут делает, она разве не понимает нормально?», спросила себя Оксана, стараясь не подавать вида, как заметила женщину в черном платье, стоявшую у окна, рядом с входом, закрытых больших деревянных дверей.

— Знаешь

Разрывая связь пальцем, рук с Катериной, обратилась Оксана, когда коснулась плеча девушки, с которой направлялась по холлу.

— Тебе ведь всё равно одеться нужно, я подожду тебя тут

— Оксанка всё ли нормально? — взволнованно Катерина посмотрела на Оксану, заметив панический взгляд в её глазах

— Да мне тут просто нужно поговорить с одной женщиной

— Надеюсь просто поговорить? — сама теперь уже коснулась пальцами, меха на плече шубы, надетой у Оксаны, продолжая выражать волнение в голосе, спросила Катерина

— Надеюсь — мило улыбнулась Оксана, прикусывая краешек губы, когда отошла от Катерины, направляясь по фойе, в сторону окна, где стояла Подольская

— Я буду ждать тебя в машине — уверяла Катерина, когда направилась дальше по коридору в сторону отделения приёмного покоя — Я зашла сюда через другой вход, там моя и одежда

— Ладно — послала Оксана воздушный поцелуй, сильно переживая за то, как на её чувства к Катерине, отреагирует Подольская

— Как иронично с твоей стороны было послать этот воздушный поцелуй

Стояла у окна, высказывалась Подольская, продолжая наблюдать через стекло покрытое морозной изморосью зимы, за обстановкой, больничного дворика.

— Это не ваше дело, что я там и кому послала

— Ты язычок то свой прибереги для более другого удовольствия

— Чего вам нужно? — боялась Оксана, грубить этой женщине, услышав с какой холодной и безрассудной, интонацией безумца, высказывалась, разговаривала с ней Подольская

— Я пришла за тобой

— В каком смысле за мной? — не могла поверить Оксана в то, что слышала от этой женщины

— В таком, что я забираю тебя

— Я не позволю!

Прошипела Оксана, оставаясь стоять у подоконника, разговаривая шепотом с этой женщиной, беспокоясь, чтобы никто посторонний, проходящий рядом, не услышал их беседу.

— И я с вами никуда не поеду

— У тебя просто не выбора — состроив ироничное, лживое выражение лица, говорила Подольская, посмотрев на Оксану всё тем же пугающим до безразличия, оценивающим взглядом

— Есть! — возразила Оксана, оспаривая мнение этой женщины, когда сама до ужаса, зная, как она может над ней оторваться, всё же нашла в себе решимости возразить, воле этой Подольской

— Ты же понимаешь, что рано или поздно, ты всё равно окажешься у меня в руках

— Но пока это время не пришло — стараясь не подавать вида, озираясь по сторонам, ответила Оксана шепотом

— Ты сама не понимаешь еще, как хочешь, принадлежать мне

— Я никому не буду принадлежать

— Пойдём, поговорим об этом в машине — коснулась Подольская леденящим душу прикосновением пальцев руки Оксаны, что лежала на подоконнике, от такого прикосновения она резко убрала руку

— Надеюсь — не понимая почему, Оксана словно желала поговорить с этой женщиной в более уединённом месте — Что просто поговорим?

— Обговорим условия твоей сдачи мне

— Этого не будет!

Возразила Оксана, наблюдая за тем, как женщина отошла от окна, направляясь к дверям входа в больницу, когда подошла по вестибюлю Анжелика, надевая на плечи своей хозяйки, пальто.

— Никогда!

— Я бы так не говорила — растворяясь в улыбке и нежности рук, шатенки, когда девушка услужливо помогла надеть на свою хозяйку со спины, черное пальто

— Но это так и есть

— Пойдём в машину

— Вы не увезёте меня никуда сейчас?

Оставаясь стоять у окна, с опаской спросила Оксана, глядя в безрассудный взгляд Подольской, с которым женщина, стоя у дверей, входа в вестибюль, посмотрела на неё в ответ.

— Откуда мне знать, что у вас на уме

— Карамель — с умилением лживой лести, состроила ироничное лицо Подольская, наблюдая за Оксаной — Ты и так моя, это вопрос времени, когда я тебя полностью в этом, смогу убедить

— Ладно

Отчаянно вздохнула Оксана, понимая, что нет выбора, проследовала к выходу за этой женщиной, когда Анжелика продолжала услужливо держать открытой дверь перед хозяйкой. Подольская, любезно, улыбкой змеи, улыбнулась Оксане, когда вошла в тамбур, ожидая, что она последует за ней. Набравшись решимостью, Оксану дико пугало общество с этой женщиной, прекрасно понимая, сколько боли, она может причинить ей и всё благодаря её садистским наклонностям.

— Надеюсь, что просто поговорим

— Умный выбор

Признала это Анжелика, наблюдая с какой опаской, Оксана подошла к дверям, после чего вошла в тамбур, ощутив прохладу проникающего в помещение воздуха, когда Подольская выходила.

— Тебе не о чём сейчас переживать Карамель

Вошла следом в тамбур Анжелика, девушка, что была одета в одно и то же черное пальто, что и хозяйка, была рада угодить во всём воли этой женщине.

— Я выпорю тебя позже

— Мечтай — ухмыльнулась Оксана, стараясь не поддаваться на издевательства со стороны этой девушки, когда вышла из тамбура, встав на крыльцо рядом с Подольской

— Прошу давай тут всё обговорим — стараясь казаться, теперь уже рассудительной, предложила Подольская, указывая на автомобиль, что стоял у крыльца ступенек, главного входа

— Я надеюсь — стараясь смириться с ужасом, когда лишь общество с Подольской, пугало Оксану, но убеждая себя, что всё не так плохо, всё же проследовала за женщиной следом к ступенькам

— Не будем же мы на улице обсуждать такие вещи

— А о каких вещах пойдёт речь?

— Всё будет зависеть

Вновь отразив безрассудную ухмылку, встав у ступенек, ответила Подольская, когда как хищница, женщина дышала морозным воздухом, выдыхая обильным столбом пара с губ.

— Добровольно ты ко мне пойдёшь или нет

— Чего вы от меня хотите?

— Ты, кажется, не поняла

Объясняла повторно Подольская, зная, что Оксана, когда соберётся со своей решимостью, всё же пойдёт за ней следом, вниз по ступенькам крыльца

— Что ты принадлежишь мне

— У меня есть хоть какой-то выбор?

— Не знаю — спустившись вниз, по покрытый свежим выпавшим ночью снегом, тротуар, ответила Подольская, когда прошла по нему, подошла к задней двери автомобиля, открыв которую, оставалась стоять рядом — Как себя поведёшь

— Я не могу сейчас поехать с вами

— Сейчас может быть и нет — убеждала Подольская, оставаясь стоять у открытой двери, предлагая Оксане войти первой в салон

— Я не могу сейчас поехать

— А что тебя держит?

Поинтересовалась Анжелика, спустившись следом за Оксаной со ступенек крыльца, девушка стояла за спиной, ожидая, когда же она наберётся решимостью и сядет в салон автомобиля.

— Всё остальное, не будет иметь значения, когда я буду тебя пороть

— Да с чего ты решила

С усмешкой посмотрела Оксана, когда обернулась в глаза кашемировой девушки, когда с необоснованной уверенностью Анжелика смотрела в ответ на неё

— Что ты мне что-то сделаешь

— Анна Валерьевна

Утверждала, рассказывая Анжелика, оставаясь стоять, пока её хозяйка обойдёт машину сзади и откроет сама дверь с другой стороны, сядет рядом с Оксаной на заднее сиденье.

— Поручит лично мне заняться твоей подготовкой

— Какой еще подготовкой? — не поверила Оксана словам этой наглой девушки, но всё же села в автомобиль, расположившись на заднее сиденье

— Я собираюсь продать тебя на аукционе — выразив бездушную иронию, спокойно ответила Подольская, после того, как села рядом с Оксаной, закрыв за собой дверь — Ничего личного Карамель, это просто бизнес

«Да она совсем блядь охуела что ли?», была не согласна Оксана с таким решением, находясь в салоне с такой женщиной, чувствовала убедительную силу парфюмерной коллекции, которая нотами сексуальной гармонии, пронизывало тело Подольской.

— Так…… — протянула Оксана, положив руки к себе на колени — И кому же?

— Тебе, не всё ли равно? — ответила Подольская, когда относилась с равнодушием, от того, какое психологическое, для себя глубокое потрясение, испытывает Оксана, когда услышала это

— У меня будет хоть малейший шанс остаться с вами? — отражая страх в глазах, за своё будущее, Оксана прекрасно знала эти аукционы и то, как они проходят, посмотрела на Подольскую

— Как прошла операция?

Вздохнула Подольская, создавая иронию, напряжённого момента в разговоре, заставляя Оксану переживать в этот момент дикий страх, как будто от решения этой женщины, зависела её жизнь.

— Та девушка ведь выжила?

— А какое это имеет отношение к тому, что может случиться со мной? — спросила Оксана, скрасив своё паническое состояние лестной улыбкой, стараясь не смотреть при этом в глаза Подольской

— Так она выжила?

— Да она жива

Ответила Оксана, сглотнув слюну, ведь разговор с Подольской, пугал её до ужаса, словно все мысли её разума, сводила прочным оцепенением, от которого она не могла ясно думать.

— С ней уже виделись её родители

— Значит слухи о тебе правда

Высказалась тихим голосом Подольская, посмотрев на свою кашемировую подругу, что сидела в водительском кресле, послушно ожидая команды от своей хозяйки.

— Ты действительно хороший врач

— Ну, это не мне решать

Смутилась Оксана, ощущая в закрытом пространстве салона автомобиля эту головокружительную и пугающую порочной зависимостью, коллекцию парфюма «For Her от Narciso Rodriguez». Ваниль в сочетание с апельсином и амброй, вызывало в Оксане череду неприятных для неё воспоминаний.

— Я просто сделала всё возможное — утверждала Оксана, стараясь учащённо дышать, чувствовала, как пугающее влияние Подольской, сковало её ужасом — Чтобы пациентка, осталась жива

— Возможно, я не буду так скора от тебя избавляться

— Так что вы решили?

Спросила Оксана, посмотрев в покрытое тонировкой стекло автомобиля, заметила, как автомобиль Катерины, выехал с автомобильной стоянки и остановился в проходе, оставаясь ожидать её.

— Вы оставите меня у себя?

— Не сейчас — указала кивком глаз, Подольская посмотрела туда же куда смотрела Оксана, любезно при этом улыбнулась ей — Тебя, похоже, ждёт твоя подруга

— Вы меня отпускаете?

Спросила Оксана, осторожно переведя взгляд, посмотрела на Подольскую, ведь обаяние этой женщины, словно прочными цепями сковало всё тело и разум, не позволяя принимать решения.

— Я могу идти?

— Возьми отпуск на работе на месяц — предупредила Подольская, коснувшись выставленного колена Оксаны, что выступало из-под надетой на ней шубы

— Зачем еще? — не могла понять, скрытых идей этой женщины, Подольская будто специально играла на чувствах и эмоциях Оксаны

— Ты мне скора понадобишься

— Прошу не надо — умоляла жалобно Оксана, когда посмотрела в холодное, до безразличия, лицо Подольской, в котором не было ни капли жалости или сострадания — Я не хочу участвовать……

— Тише — обвив подбородок Оксаны своими пальцами, словно идеальный хищник, Подольская посмотрела ей прямо в глаза — Когда я говорю, ты молчишь

— Хорошо — вновь глотая слюну, Оксана испугалась безрассудного взгляда, с которым Подольская продолжала смотреть ей прямо в глаза — Простите меня

— Так-то

Говорила Подольская, после чего женщина нагло, всей поверхностью языка провела по раскрытым губам Оксаны, продолжая при этом держать её за подбородок, обвив его крепко пальцами.

— Лучше……

— Я могу идти? — спросила Оксана, после того, как Подольская её отпустила, толкнув так, чтобы она ударилась о мягкую спинку сиденья, на котором располагалась с этой женщиной

— Иди — легкомысленно ответила Подольская, с безразличием ответила Анна Валерьевна, вытирая губы салфеткой, после того, как даже не посмотрела на Оксану, когда она оставалась сидеть вжатой в сиденье — Ты мне пока не нужна

— Анна Валерьевна!

— Цыц! — прошипела, возразив на бессмысленный довод, обращение своей молодой подруги, чьё мнение которой, Подольская так и не учитывала

— Спасибо

Открывая дверь, когда в салон стала проникать необузданная прохлада, свежего, холодного зимнего воздуха, первое что почувствовала Оксана после этого неприятного момента поцелуя.

— Я сделаю всё, как вы скажите

— Я знаю

Утвердительно говорила Подольская, наблюдая за тем, как Оксана, поправляя сумочку на плече, покидала салон автомобиля, в котором она находилась. Где душная и тёмная атмосфера пространства салона в сочетание с кожей, которой были обтянуты сиденья автомобиля, пугало Оксану до ужаса. Влияние этой женщины, словно одними нотами парфюма, полностью опутало разум Оксаны прочной паутиной, в которой она, не пытаясь сопротивляться, угасала.

— Поэтому отпуская тебя

— Я пойду? — оставаясь послушно стоять у открытой двери, чувствовала Оксана, как холодный воздух, прохлады, обдувал её тело

— Иди……

— Анна Валерьевна — была не согласна шатенка с таким решением, когда Оксана толкнула дверь пальцами, получив от этой женщины, одобрительный ответ

«Дура блядь ненормальная и почему я даже думать толком не могу, когда нахожусь с ней, как она так на меня влияет?», думала Оксана, когда отошла от автомобиля, направляясь по тротуарной дорожке к стоянке с машинами у которой на въезде, ожидала её Катерина.

Оксана не могла даже думать, страх, ощущения того, как во власти рук Подольской, она оказалась, полностью сковал её разум, словно принуждая безукоризненно подчиняться воли этой женщины.

— Да блядь

Вытирая кончиками пальцев, обильные слёзы, вытекающие с глаз, Оксана боялась того, как легко и в тоже время добровольно Подольская отпустила её, словно уже заранее продуманные планы.

— Не думаю, что она так легко теперь от меня отстанет

— Оксанка — обратилась Катерина, открывая дверь, вышла из салон черного Porsche Panamera, обвив дверь кончиками пальцев — Всё нормально

— Да…..

Равнодушно ответила Оксана, словно разговор с Анной Валерьевной, лишил эмоций, женщина словно, как с куклой играла с её разумом, как будто кукловод, постоянно дёргающий нити.

— Всё хорошо

— Кто это? — спросила Катерина, когда кивнула в сторону черного, отъезжающего автомобиля от тротуара, напротив главного крыльца, больничного здания, после чего машина развернулась и двинулась в обратном направлении — Только не говори, что просто знакомая

— Она помогала мне в то деле

— И как же она тебе помогала? — интересовалась Катерина, наблюдая за тем, как Оксана по пешеходной дорожке, перешла к стоянке автомобилей, где на въезде её ожидала брюнетка

— Я не хочу об этом говорить

Направляясь к автомобилю Катерины, Оксана кончиками пальцев коснулась капота машины, когда обходила её спереди, наступая при этом каблуками в лужу рядом с которой он стоял.

— Поехали уже домой

— Я всё ждала

Усаживаясь в водительское кресло, с лестной улыбкой, ответила Катерина, наблюдая за тем, как Оксана подошла к двери, пассажирской стороны спереди, открывая которую, стояла рядом.

— Когда же ты мне это предложишь

— Ну, вот я тебе это предложила

Усаживаясь на переднее пассажирское кресло, ответила Оксана, поправляя шубу и сумочку, после чего закрыла за собой дверь, прекращая влияние зимней прохлады, на своё тело.

— Теперь мы можем ехать?

— Да конечно — расположившись в водительском кресле, Катерина словно была безмерно рада тому, что находилась с Оксаной в одном приятном, для неё обществе, после чего брюнетка закрыла за собой дверь — Мы едем, наконец-то, домой

— Спасибо — поблагодарила Оксана, облокотившись на спинку сиденья в котором она сидела, не могла даже думать, общение с Анной Валерьевной, словно как комом в горле осело у неё

— Может, расскажешь

Выезжая полностью со стоянки, направляя автомобиль на главную проезжую часть в больничном дворике, медленно продолжала его вести, играя легонько с педалью газа.

— Кто это всё-таки был

— Никто

Ответила Оксана с каменным выражением лица, которое Катерина увидела в отражение на стекле двери, в которую она смотрела, словно давая понять, что не готова вести этот разговор.

— Просто поехали уже домой

— Господи Оксанка

Испытывая ужас и переживания за Оксану, продолжая вести, автомобиль по больничному дворику, высказывалась взволнованно Катерина, словно хотела показать для неё свои переживания.

— Ты прям сама не своя

Была не согласна Катерина, с каким равнодушие и каменным выражением лица, Оксана смотрела на больничный дворик и его прилегающие территории густого парка, ветки которого были покрыты снегом.

— Расскажи всё-таки, что произошло

«Она ведь блядь всё равно не отстанет, скажу ей, что всё нормально, только по-своему», думала на тот момент Оксана, прищурив взгляд глаз, когда машина покинула больничный дворик и прямые солнечные лучи, неистово проникали в салон, через лобовое стекло.

— Надеюсь

Высказывалась Оксана, наблюдая за деревенской площадью, домами, магазина, павильонами и крытым рынком на площади, мимо которой уже проезжал, медленно двигаясь, автомобиль.

— Что ничего такого, о чём бы я могла пожалеть

— Уверена? — переспросила Катерина, обернувшись, бросив на Оксану мимолётный взгляд, продолжая при этом вести автомобиль по деревенской дороге — Что не хочешь об этом говорить?

— Уверена

Заявила Оксана, коснувшись пальцами руки Катерины, что лежала, на рукояти переключения скоростей, впервые, после беседы с Подольской, нашла в себе силы улыбнуться этой брюнетке.

— Что просто хочу домой

Сохраняя мило обольщение, говорила Оксана, когда Катерина, понимая значение, мимики её порочной ухмылки, легонько надавила педаль газа, устремляя свой автомобиль с диким рычанием по дороге. Мелкими крупинками снег вылетал из-под колёс машины, что с рычанием двигателя, устремилась вверх по деревенской дороге, скрывая за поворотом оставляя за собой облако кружащего медленно в воздушном пространстве снега и следы черных покрышек на асфальте.

  • Егорка, Боня и люди добрые... / Алёшин Сергей
  • 2 / Зов алой луны / Triquetra
  • Человек, который загадывал желания / Грэй Варн
  • Сюрприз.  Автор - Пьяный Гном / Конкурс фантастического рассказа "Тайна третьей планеты" -  ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / No Name
  • Баллада Жанны / Баллады / Зауэр Ирина
  • Чужак / Линце Аниша
  • Иван Шиванкович меняет профессию / Funfyryk Magik
  • Засеребрило (Лещева Елена) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Cовершенное пророчество / Козырев Александр
  • Клоун - Армант, Илинар / Игрушки / Крыжовникова Капитолина
  • ВЕРХУШКА АЙСБЕРГА / Глушенков Николай Георгиевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль