Глава 3. Часть 3 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 3. Часть 3

0.00
 
Глава 3. Часть 3

Комната была насыщена оттенка гардении и жасмина, в воздухе стоял приятный душистый аромат роз, в сочетании со вкусом апельсина который напрочь, на фоне всего прочего, туманил остальные запахов витавших в воздухе. В комнате горел блеклым тёплым светом ночной светильник, бра, что висела на стенах с обеих сторон от спинки кровати, излучала приятный свет. Кровать, на которой лежала Оксана, была собрана буграми страсти, пропитана нежным ароматом розы, впитала в себе тепло её нежного обнаженного тела и сладость нежных слёз. Под спиной Оксаны чувствовался пиджак, столь нежный и приятный материал, имел в тоже время ласку касания и легкий согревающий эффект. Руки были освобождены от пут сковавших прошлой ночи браслетов, с глаз была снята черная кружевная повязка, позволяя Оксане раскрыть, проснувшись, лазурные голубые, подобно камню топаза, взгляд в полную силу красоту. Голова Оксаны чуть свисала с края кровати, когда она открыла глаза, оценивая обстановку белых, покрытыми кувшинками фиалки стен, при фоне теплых оттенков бра.

— Оксана Владимировна — радостно ответил мужчина, которого Оксана заметила сидящего в темном углу комнаты — Как хорошо, что вы проснулись, как вы себя чувствуете?!

«Блядь Корнилов, ну хорошо, что не Романов или не мой отец, а то он бы с Катериной мне бы весь мозг бы оттрахали», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала, как тело истязала жажда.

— Пить — требовательно унылым голосом, произнесла Оксана, выражая всю беспомощность, лежала спиной на постели, чувствуя под собой тёплую и нежную ткань пиджака — Сколько я здесь уже сплю?

— Вы проспали до самого утра — рассказывал Корнилов, медленно поднимая с кресла, в котором сидел — У вас всё хорошо, вы ничего не чувствуете?

— Нет — мило улыбнулась Оксана, чувствуя с какой заботой к ней обратился мужчина, ощущая себя перед ним королевой — А что разве что-то должно быть?

— А вы разве ничего не помните? — выражая удивление, спросил Корнилов — Вы ведь даже не пили вчера и что совсем ничего не помните? — переспросил он, после чего как Оксана, искушая его прелестью развращенной улыбки, мило помотала ему в ответ головой

— Подо мной что пиджак? — спросила Оксана, ответила мужчине тёплой и нежной улыбкой, вызывая в нём чувство неутолимого искушения

— А вы разве не помните? — отвечая вопросом на вопрос, ответил Корнилов

— Нет, а что должна?! — словно забыла весь вчерашний вечер, спросила Оксана — Ваша жена господин Корнилов, я сюда пришла только из-за неё

— Давайте поговорим сначала о вас — медленно подобно хищнику мужчина подошёл к кровати, на которой расположилась Оксана

— Во мне нет ничего особенного — возразила Оксана, наблюдая, как мужчина подошёл к тумбе, взяв стакан с апельсиновым соком

— Вы так считаете? — оспаривая такой довод, ответил Корнилов, присаживая на одно колено, перед Оксаной так чтобы она могла легко, при свете настенной бра, разглядеть

— Я это знаю — тешась подобно кошке спиной о пиджак, на котором лежала, улыбаясь порочной ухмылкой, ответила Оксана — А теперь если не возражаете, господин Корнилов я бы хотела одеться и чего-нибудь выпить

— Вы вчера ревели в постель — возразил Корнилов, возмутившись нежеланием Оксаны общаться на эту тему, встала у кровати, где она лежала спиной на его пиджаке

— Ну и что — мило улыбнулась Оксана, забавляясь тому, как мужчина стоял у её раздвинутых, согнутых в колени ног — Ну может быть, была чуточку не в настроение

— Оксана Владимировна — сдерживая себя, говорил Корнилов, не мог понять довольства Оксаны, словно чувствуя за собой перед ней вину — Просто скажите мне, чем вы недовольны или расстроены и я для вас всё исправлю

«Блядь ну как верный пёс, как же мне не хватает иногда такого отношения, что если я его склоню перед собой, порезвлюсь с ним с утра и поеду в больницу сама себе», ухмыльнулась Оксана, запрокидывая голову, размышляла о порочных играх, выражая неутолимое желание, прикусывая краешек губы.

— Вы, правда

Переспросила Оксана, прикусывая коготок указательного пальца, была готова вновь отдаться в его жаркие пленительные губы, что неукротимо придавали каждую клеточку тела, власти поцелуя.

— Готовы будите сделать ради меня всё то — ухмыльнулась Оксана, специально выражая застенчивость перед мужчиной, чаруя его сознание прелестью изгиба приятных скул с выраженным румянцем на щечках — Или это просто ваши слова?

— Всё что пожелаете — уверенно заявил Корнилов, наступая коленом на постель, где лежала Оксана, сминая под собой матрац — Просто скажите чего вы хотите? — наклонился он к ней

«Какой мужчина, я и не думала, что он так красив, а какой аромат его парфюма это просто пиздец, о…. нет, я снова теку перед ним», коснувшись кончиками пальцев белого ворота рубахи мужчины, Оксана всматривалась в лицо самца, что нависал стоя над её обнаженным телом на четвереньках.

— Осторожнее в своих желаниях — помешав губам мужчины себя поцеловать, возразила Оксана, прислонив подушечки пальцев к его губам — Я ведь могу попросить ответа р….

Издавая сексуальный рык, прорычала как кошка Оксана, коснувшись коготками одной руки груди мужчины, там где были расстегнуты верхние пуговицы его белой рубашки.

— Потребовать сполна

Пояснила Оксана, изнывая песнью стонов, не могла укротить в себе порочную силу соблазна, что выливалась из её тела, как только она вдохнула аромат парфюма мужчины

— Вы готовы будите для меня это выполнить? — подобно дикой кобре прошептала Оксана, выражая в голубых лазурных глазах, взгляд развращенной похоти перед мужчиной

— Я на вас смотрю — уверял Корнилов, схватившись за руку Оксаны, когда она заигрывая перед ним кошкой, процарапала легонько коготком по его груди опускаясь вниз — И словно готов вам подарить своё сердце

— Я ведь могу его поцарапать — создавая интригу разговора, говорила Оксана, обращая внимание, как мужчина другой рукой расстегивал ширинку серых надетых на нём брюк в полоску

— Я надеюсь — отпуская руку Оксаны, заверил мужчины, помогая второй рукой расстегнуть ширинку брюк — Что вы этого не сделаете

— Господин Корнилов?! — возразила Оксана, возмутившись настойчивости мужчины овладеть ею таким наглым образом — Я не давала вам на это права — была возмущена она предельной наглостью со стороны самца

— Правда? — удивился он, разговаривая рядом с губами Оксаны, пламя его дыхания обжигало её алую поверхность губ, вызывая страждущее желание секса — А мне показалось по отблеску в ваших глазах, что вы не против продолжения вчерашней неудавшейся ночи

— Вот как! — возразила Оксана, начиная дышать учащенным тактом ритма дыхания, выражая стоном, искушенное желание похоти, кончиком коготка коснулась жарких губ мужчины

«Блядь как он красив, жаль я вчера его не видела через эту повязку, он просто пиздец заставляет меня течь перед ним», думала Оксана, покорно смотрела в глаза мужчины, что нависал перед ней своим телом, тактом тяжелого дыхания, был словно лев.

— Но почему-то мне кажется

Выражала собственное мнение Оксана, выражая страсть в голубых лазурных глазах, позволяя его руке, медленно обхватить её бёдра, выставляя перед самцом сочную упругую грудь.

— Что вы больше всего хотите меня — ухмыльнулась Оксана, ощутив голым лобком напряженность в штанах мужчины, желание неугомонного сексуального голода, что терзало его тело и разум

— Только если вы сами мне это позволите — искушая Оксану прелестью карих глаз, ответил самец, пальцы которого нежной лаской обжигали кожу её упругих выраженных бёдер

«Интересно, а почему я должна отказывать себе в удовольствие, он ведь сделает всё то, что я только ему прикажу, ведь я вижу, как он на всё готов лишь бы овладеть мною», размышляла Оксана, позволяя мужчине охватить пальцами одной руки грудь, что она перед ним выставила.

— Вы подарили мне власть видеть вас

Говорила Оксана, изнывая песнью стона, через каждый выдох, выказывая сильное желание секса, что каждая клеточка её пылкого тела буквально требовала от неё.

— И уж тем более пользоваться руками — обольщалась Оксана в улыбке, забавляясь тому, как её бюст не помещался в ладони мужчины — Хотя вчера я такой возможности была лишена

— Ваше тело Оксана Владимировна

Уверял мужчина, разговаривая властью шепота рядом с губами Оксаны, пылкость его аккорда дрожью порочной любви выказывала сильное естественное его порочное искушение.

— Оно словно редчайший цветок розы — нежно едва дотрагиваясь губ Оксаны, высказывал впечатление Корнилов — Ваш аромат подобен запаху богини

— М… как вы сладко поёте — ухмыльнулась Оксана, чувствуя власть оков пальцев мужчины, что сдавливали кожу бёдер, пока другой рукой разминали желанным чувством искушения грудь

— Только для вас — касаясь напряженной мощью члена, что под волей власти этого самца вылез из расстегнутых брюк, коснулся пылких возбуждением её половых губ

— Александра Семёнович, простите, что отвлекаю, но мне…..

Открылась неожиданно дверь комнаты, на пороге стояла рыжеволосая девушка в коротком черном платье, с шикарным вырезом под декольте. Держа в руках вещи Оксаны, оставленные в комнате для переодевание прошлым днём, она с трудом удерживая всё в двух руках, переступила порог открытой двери.

— О господи Корнилов, ну ты и свинья — заметила Анжелика, оставаясь стоять у входа открытой двери, замерла в ужасе увиденной сексуальной сцены

— Блядь! — прошипела Оксана, грязно выругавшись, испытывая дикую ненависть сорванного сексуального чувства услады — Тебя стучаться не учили…..

— Я значит, тут распинаюсь

С криком переступая порог, вошла в комнату Анжелика, её черное платье так удобно сидело на ней, выражая всю сексуальность откровенным фасоном. Открытые плечи, шикарное выраженное декольте, что за счет чашечек в форме кувшинок подчеркивало изящностью грудь рыжеволосой девушки. Разрез спереди выражал откровенностью ноги Анжелики и скрывавшиеся под ним кружевные трусики шортики. Блестящая бляшка пояса черного платья бестии с цветом полос света пламени, выражала осиную талию девушки, подчеркивая за счет этого упругость выразительных бёдер, скрывавшихся за тонкой материей платья.

— А ты тут трахаешь эту дрянь…..! — выказывая чувство ревности, прокричала Анжелика — Ты променял жену на меня, на меня ты понимаешь, а теперь меняешь меня с этой блондинкой

— У…. дорогой — расположилась сидя на кровати, нахмурила губки Оксана, касаясь кончиками пальцев плеча мужчины, белая рубаха на нем пропиталась излюбленным теплом страсти, а коготок пальца другой руки прикусила кокетливо губой — Кажется твоя рыжая сука, ревнует

— Вас это забавляет? — поинтересовался Корнилов, недовольно посмотрев на Оксану

«Он бросил свою жену и двоих детей ради этой рыжей суки, когда я вдоволь с ним наиграюсь, я его тоже брошу», размышляла Оксана, задумывая план как отомстить, повела губы в хитрой ухмылке.

— Меня забавляет — кокетливо выражая всю распущенность характера, Оксана ткнула коготком пальца в грудь мужчины — То, как она ревнует вас ко мне

— Ты должна была достаться Романову — кинула она вещи Оксаны на пол — А ты решила закрутить шушеру с моим мужчиной……

— Твоим мужчиной?! — возразила Оксана, услышав, как жужжит на вибрации телефон в сумочке

— Я принесла её вещи — фыркнула недовольно она — Хорошо хоть её платья и нижнее белье всё мокрое, пускай валит отсюда вся в мокром белье

— Ты мне своё отдашь — ухмыльнулась Оксана, хитрой улыбкой

— Размечталась — огрызнулась Анжелика

— Мне нужно в больницу к вашей жене господин Корнилов

Применила хитрый ход Оксана, выражая всю ангельскую красоту, за счет выраженных очаровательных скул и формы роскошных объёмных золотистых русых волос.

— Но моя одежда она намокла — уверяла Оксана, пытаясь вызвать к себе жалость со стороны мужчины, когда он не переставал так искушено на неё смотреть — Вчера из-за того что я села на пуфик где было разлито вино

— Твои проблемы — выражая несогласие, ответила Анжелика — Корнилов ты что серьёзно?! — была удивлена рыжеволосая девушка, заметила несогласие, с её мнением, во взгляде Корнилова

— Я вообще-то собираюсь в больницу — заверила Оксана, забавляясь в улыбке тому, как рыжеволосая девушка была в шоке, от серьёзного взгляда мужчины на неё — Ваша жена господин Корнилов, она в крайне тяжелом состоянии……

— Вот посмотрите-ка

Ухмыльнулась недоверчиво Анжелика, потому как она отреагировала эта игра, сложившегося диалога её забавляла, как предположила Оксана, она была даже рада закатить скандал.

— Она теперь про жену вспомнила

Продолжая выказывать подлость улыбки, прошла Анжелика по комнате, обошла кучу вещей Оксаны, что лежали на мягком пушистом белом ковре.

— Где же раньше была твоя забота — обратилась рыжеволосая девушка, нагло указывая указательным пальцем на Оксану — Когда ты перед ним вчера ноги раздвигала?!

— Анжелика?! — возмутился Корнилов, почувствовав себя неловко от того, как на него серьёзно посмотрела Оксана — У нас с Оксаной Владимировной не было ничего

— Да кому ты сказки рассказываешь — была не согласна с таким утверждением рыжеволосая девушка, стукая каблуками черных туфель, прошлась по ковру, подошла к Корнилову, влепила ему крепкую пощечину — Как будто я не видела, что тут между вами было

— Да даже лучше бы было — прошипела Оксана, сжимая под собой пиджак, на котором сидела в кулаки — Тебе до этого дела нет никакого

— Ты вообще молчи — прошипела, выказывая злобу, ответила Анжелика, по лицу этой девушки, Оксана смогла понять, как сильно этот мужчина для неё значил, однако, из обстоятельств случившегося, она не собиралась с ним разрывать отношения так просто — Лучше бы я тебя вчера сюда не приводила…..

— Анжелика хватит! — возразил Корнилов — Снимай одежду

— Что?! — была шокирована таким несоизмеримым для неё решением, ответила Анжелика, раскрыв удивлённо розовые мандариновые губки

— Ты всё слышала — ухмыльнулась Оксана, сморщив кокетливо губки трубочкой — Давай снимай свою одежду

— Ну, уж нет! — возразила Анжелика, не желая разделить свою одежду — Вчера был день влюблённых, наш с тобой день Корнилов, а вместо этого ты провёл его с какой-то дешевой блондинкой

— Ты язычок то свой прикрой — пригрозила, прошипев недовольно, возразила Оксана — Ты думаешь, я много смогу стерпеть от тебя многое?

— Да если бы не я — оспаривая такой довод, говорила недовольно Анжелика — Тебя бы сюда вообще никто никогда бы не пустил, ты мне должна быть благодарна

— Анжелика — суровым голосом обратился Корнилов, растирая щеку по которой пришёл удар от рыжеволосой обидчицы — Снимай одежду!

— Корнилов?! — не решаясь никак уйти, боясь разорвать отношения с этим мужчиной, поджала от обиды душевного разочарования она нижнюю губу — Ты, что хочешь дать какой-то блондинке, которую ты первый раз видишь мою одежду

— Какой-то?! — возмутилась Оксана, решаясь в этот удобный для себя момент, поиграть на чувствах мужчины

— Анжелика немедленно извинись перед Оксаной Владимировной — потребовал суровым голосом Корнилов — Что ты себе позволяешь?!

— Нет, это что ты себе Корнилов позволяешь

Продолжая стоять посреди комнаты, напротив зеркала, что висело на стене, заявила Анжелика, не желая покоряться воли мужчины и покидать эту комнату по собственной инициативе.

— Для тебя какая-то блондинка важнее — уверяла Анжелика, пытаясь пробудить чувства мужчины к себе, выказывая влагу, ранимых чувств, на глазах — Чем я, что поддержала тебя после развода, кто представил тебя перед Романовым в лучшем свете?

— Так вот оно что

Ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как девушка устраивала сцену ревности, оставаясь стоять противостояла воли мужчины и боялась в тоже время выйти из комнаты.

— Оказывается ты у нас вся святая такая?

Продолжая издеваться над девушкой, выразила Оксана собственное мнение, состроив очертание милых скул перед мужчиной, разжигая в нём еще большую симпатию.

— Снимай одежду милочка — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Ты ведь не думала, что я одену свою мокрую одежду?

— Корнилов! — была возмущена Анжелика, в тот момент, когда к ней подошёл мужчина, не желая никак уступать своё платье — Нет, даже не думай!

Выставила рыжеволосая девушка, перед Корниловым указательный палец, в знак протеста, чтобы он к ней не прикасался.

— Поверить не могу — высказывая недовольства, расстегивая пояс платья, продолжала высказывать возмущение Анжелика — Ты всего за одну ночь смог привязаться к совершенно незнакомой тебе блондинке

— Ну, про моего отца, он был хорошо информирован — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому как рыжеволосая красотка вращая нервно телом снимала с себя черное платье

— Хватит Анжелика — возразил, упрекнул рыжеволосую девушку Корнилов — Хватит устраивать скандал на пустом месте

— Ты отдаёшь ей мою одежду

Продолжала высказывать недовольства, жаловалась Анжелика, пытаясь пробудить к себе чувства стоящего перед собой мужчины.

— Ей-ей — продолжала настойчиво повторять это рыжеволосая девушка, покорно сняла с себя платье, перешагнув через него, оставила его лежать на белом пушистом ковре — Да ты её впервые видишь, да что она тебе такого сделала, что ты лелеешь так её?

«Нет эта рыжая блядь, от меня так не отделается, я хочу её натурально унизить и почему все рыжие суки, так мне докучают», размышляла Оксана, наблюдая как рыжеволосая девушка, подняла платье с пола и гордо всучила его в руки мужчине.

— И нижнее белье тоже пускай отдаёт — заявила Оксана, состроив хитрую ухмылку на лице

— Что?! — возразила Анжелика — Ну уж нет, так Корнилов мы с тобой не договаривались, либо ты приструнишь свою блондинку, либо я сама это сделаю

— Господин Корнилов

Состроив ангельское очертание скул, обратилась Оксана к мужчине, играя специально на его чувствах, словно кукловод, дергала за его ниточки, сплетая их по своим правилам.

— Вы же не думаете, что я какая-то дешевая шлюха — грязно выразилась Оксана, оставаясь сидеть в постели, играя коготками с материей мужского пиджака под собой — И я не выйду из этой комнаты без нижнего белья

— Корнилов нет!

Возразила Анжелика, когда хозяин клуба подошёл к ней, взявшись обеими руками за её хрупкие плечи, развернул к себе спиной.

— Нет-нет

Упорствовала рыжеволосая девица против воли мужчины, что с ловкостью расстегнул застежку её красного кружевного бюстгальтера, что формой чашечек красиво подчеркивал грудь.

— Нет!

Прокричала Анжелика, упав на колени, скрестив руки на груди, склонила голову, выражая отчаяние нестерпимым потоком слёз.

— Ты, что не видишь разве — уверяла рыжеволосая девица, сидя на белом пушистом ковре рыдая неудержимой душевной силы боли — Он на неё налезет у неё грудь почти четвертого размера

— Она права

Ухмыльнулась Оксана, когда мужчина положил к ней на колени красный кружевной бюстгальтер, снятый с Анжелики, взялась за его лямки, демонстративно прикинув к груди.

— Пускай оставит его себе — скинула Оксана с кровати подарок, брошенный к её ногам — А вот её трусики мне бы пригодились

— Ты совсем больная что ли? — прошипела рыжеволосая девица, обернувшись, посмотрела на Оксану заплаканным взглядом ранимых душевных болезненных слёз

— Вчера ты такой не была — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как придавалась девица, что прошедшим днём её сильно зацепила — Вчера ты вставила мне в рот свой кляп

— Анжелика снимай — словно как очарованный влияние и обольщением Оксаны, распорядился мужчина, обращаясь к рыжеволосой девушке, что сидела на ковре, казалась такой несчастной со слезами на глазах, поджала от обиды нижнюю губу — Я второй раз повторять не буду

— Да на, подавись! — начиная снимать с себя последнее оставшееся нижнее белье, прошипела, поддавшись пучине ненависти, ответила Анжелика — Забирай у меня всё, твоей блондинке это так ведь важно

— Люблю, когда она так делает — изумляясь в довольстве улыбке, выразила Оксана собственное мнение, наблюдая, как нервничая, девушка, что сидела на белом пушистом ковре в закрытой комнате снимала с себя последнее белье — Тебе всё-таки идёт быть голой

— Теперь ты доволен?!!! — прокричала она, окутавшись обаянием, собственной истерики, рыжеволосая девица сама кинула трусики шортики в сторону кровати, на которой сидела Оксана

— Господи — выражая прелесть улыбки роскошных алых губ, с восторгом говорила Оксана, свесив аккуратно ноги с кровати — Зачем же так нервничать

— Посмотри в кого ты меня превратил!!!

Продолжая поддаваться отчаянию, терзающей её печали, прокричала Анжелика, оставаясь сидеть на белом пушистом ковре поджав под себя ноги.

— Теперь уже любая блондинка может меня

Поток нестерпимых слёз, стекал по лицу рыжеволосой девицы, когда она с жалобным обращением высказывала мужчине, свои эмоции.

— Легко перед тобой унизить — играя на чувствах жалости к себе, продолжала громко говорить Анжелика — Тебе хоть меня жалко?

— Ой, да прекрати

Насмехаясь, говорила Оксана, ставя искусно ноги крест-накрест завораживая мужчину, прелесть сочного рельефа бёдер, нагнулась, чтобы поднять лежащие на полу трусики.

— Мы же не маленькие дети

Уверяла Оксана, мило улыбнувшись несчастной рыжеволосой девушки, посчитав её слёзы и отчаяние лишь пустым моментом бессмысленной жалости.

— Господин Корнилов вы не оставите нас на несколько минут — обратилась Оксана, присаживая на кровать, скинула с ног туфли — Ой да бросьте, да что она мне сделает? — ухмыльнулась она в ответ на серьёзное выражение лица Корнилова

— Я буду наверху в клубе

Заверил Корнилов прошёлся по комнате, даже не посмотрел на сидящую, на полу рыжеволосую рыдающую девушку.

— Если что понадобиться обратитесь к охране

Подошёл он к закрытой двери, открывая которую, в ожидании приятного теплого взгляда от Оксаны посмотрел в её сторону, после чего вышел и закрыл за собой дверь.

«Какая жалость всего за один день из такой львицы превратиться просто ни во что, даже блядь противно смотреть», какое-то время, Оксана, находясь в постели одевая на себя, красные трусики шортики, смотрела на рыдающую девушку, что сидела полу.

— Я вижу, ты получила от этого удовольствия? — прошептала отчаянно Анжелика, даже не посмотрев в сторону Оксаны

— Я?!

Удивилась Оксана, вставая с кровати ощущая, как резинка красных кружевных шортиков села на её талии, как приятная ажурная ткань, приятно облегала её упругие сочные ягодицы.

— Милая моя — подобно дикой кошке, направлялась к куче вещей Оксана, что рыжеволосая девушка вывалила на пол когда вошла в комнату — Мне вообще плевать — нагнулась она, поднимая с пола свою сумочку — состроив выразительный радостный взгляд лазурных голубых глаз

— Ну да конечно — возразила Анжелика, всё еще продолжая выказывать недовольства страдающим заплаканным голосом, моментами всхлипывая — То-то вся светишься от счастья

— Свечусь только тем

Держа в сумочке в одной руке за лямку, обернулась Оксана, встав наполовину боком к своей рыжеволосой собеседнице, которая сидела на полу.

— Что всего за одну только ночь — уверяла Оксана, доставая сотовый телефон из сумочки, медленно направляясь к кровати, покачивая выраженными бёдрами при каждом шаге — Что за одну ночь сделала то, что ты уже делаешь несколько месяцев

— Ой-ой — возразила Анжелика, словно насмехаясь над Оксаной — Наивная тупая блондинка, ты еще обо мне узнаешь

— Сплю и вижу

Наступая коленом на кровать, выставляя прелесть обворожительных упругих бёдер, Оксана подобно кошке заползла на кровать.

— Как испугаюсь тебя

Располагаясь на кровати, Оксана в довольстве улыбке, положила сумочку возле себя, подобно кошке игриво ёрзала коготком по сенсору

— А сейчас милая моя, закрой свой ротик и прибереги его для более сладких вещей, которые ты лучше всего умеешь им делать

Уверяла Оксана, прислонив телефон к уху, ожидая появление долгих затяжных гудков вызова сотовой связи, на экране которого высветился номер Валентины.

— Мне нужно позвонить своим коллегам — говорила Оксана, словно заигрывая и забавляясь отчаянным положением рыжеволосой собеседницы, что сидела обнаженной на белом пушистом ковре — И узнать состояние жены господина Корнилова

— Оксана Владимировна?! — послышался возмущенный голос Валентины — Почему до вас так трудно дозвониться, что вы там делаете, вы знаете, сколько я вам сообщений оставила?

— Мой рыжий и верный миньон — с ухмылкой обворожительных алых губ, ответила Оксана, выражая довольство слышать приятный для неё голос — Я тоже рада тебя услышать

— Почему до вас не дозвониться? — выражая недовольства, спросила Валентина — У пациентки возникли острые боли в животе, возникла рвота кровь, а температура 39,7 её лихорадит

— Возможно «прободная язва желудка»?! — предположила Оксана, наклонившись, подняла платье, что лежало на краю кровати

Прободная язва желудка — сквозное повреждение стенки желудка, возникающее на месте острой либо хронической язвы. Данное состояние относится к симптомокомплексу «острого живота». Клинически проявляется интенсивной болью в животе, доскообразным напряжением передней брюшной стенки, лихорадкой, тахикардией, рвотой.

— Я склоняюсь к «острому панкреатиту» — вынесла своё мнение Валентина

Острый панкреатит — воспаление поджелудочной железы. Симптомы острого панкреатита: острая, нестерпимая боль в области живота. В зависимости от того, какая часть железы воспалена, локализация боли возможна в правом или в левом подреберье, в подложечной области, боль может быть опоясывающей. Хронический панкреатит сопровождается потерей аппетита, нарушением пищеварения, острыми болями (как при острой форме), возникающими после употребления жирной, острой пищи или алкоголя.

— Где Серов? — расположившись сидя на коленях в постели, спросила Оксана, одевая на себя черное платье, чувствуя как нежная материя стейчевый материал, выполненный под искусственную кожу, ласкал спину, плавно переходя на ягодицы — Ты что одна там в палате с ней?

— С кем? — удивилась Валентина, не понимая вопроса

— С пациенткой дура — рассмеялась Оксана, прикрывая кончиками пальцев алые губы

— Нет, я у нас в кабинете — возразила Валентина, почувствовав себя неловко в момент такого диалога — Серов и ваша Мария, ну та, что блондинка, повезли пациентку на «обзорную рентгенографию брюшной полости»

— Умно — одобрила Оксана, сползая, как кошка с кровати, обувая на ноги, оставленные на полу туфли — Что на счет синдрома Рейно, удалось его подтвердить?!

— Да кажется ваша блондинка…….

— Эй…. — возразила Оксана, стукая каблуками, прошлась по комнате, мимо рыжеволосой девушки, которая набралась в себе терпения успокоиться, всхлипывая, поднялась с пола — Я ведь тоже блондинка, говоря про Марию Леонову так, ты критикуешь и меня

— Оу… да правда — делая вид что смутилась, ответила Валентина — Ну я не имела в виду конкретно вас, я просто…..

— Да ладно — возразила Оксана, давая понять своей собеседнице по телефону, что не в обиде за её критику, нагнулась, поднимая с пола черное пальто — Я не в обиде

— Так что вам удалось выяснить у мужа пациентки? — проявляя интерес, спросила Валентина — Он ведь должен знать за несколько лет совместной жизни то, что беспокоило его жену

— Его бывшую жену — уточнила Оксана, переключая телефон на громкую связь, положила его на парфюмерный комод рядом с которым стояла — Они развелись

— Оксана Владимировна! — упрекнула Валентина, выражая недовольства — В личную жизнь пациентов мы с вами не лезем, это их проблемы, нас ведь интересует их болезнь и возможная причина её возникновения

«Наглая самодовольная рыжая дура и это ты мне так говоришь», сдерживая с трудом себя в руках, размышляла Оксана, застегивая пуговицы черного надетого пальто.

— Да я понимаю

Прикусывая краешек губы, испытывая чувства раздражения, ответила Оксана, одевая на голову черный пышный капюшон, взяв телефон в руки, выключая на нём громкую связь.

— Но мне кажется, что у меня с ним могло бы что-нибудь получиться — подошла Оксана к кровати, на которой расположилась рыжеволосая девушка, с удивлённым видом и влагой слёз в глаза наблюдала за ней — Только ты не подумай…… — подняла она с постели сумочку

— Оксана Владимировна — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны — Это было ваше правило никаких контактов с пациентами, разве не ваше ли это правило

— Между прочим — направляясь к закрытой двери в комнате, говорила Оксана, поправляя сумочку, что повесила на плечо — Я пациентку еще не видела

— Вы её не увидите — с угрозой в голосе, высказалась Валентина — Я пожалуюсь Тихонову на ваше недопустимое поведение, до каких пор это будет продолжаться, это больница, мы тут людей вообще-то лечим

— Как будто блядь — ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, переступая через высокий порог открытой двери, вышла из комнаты, закрывая за собой дверь, не обращая внимания, на обнаженную девушку, что так и осталась сидеть в постели — Я этого не поняла

Красные стены, с колоннами, потолок в форме свода, скульптуры из камня, а так же вырезка на стенах, всё было выполнено в античном стиле. Горевшие в подсвечниках свечи, создавая интригующую атмосферу страсти, древности развращенности мира, погрузившегося в пучину порочной услады. Красные диван-софа, стояли у стен больших комнат, что словно модулями строились в одну общую большую комнату. Роскошные двери, окрашенным лаком цвета шоколада, отдавали ярким отблеском, светились пламенным отраженным светом горевших настенных свеч, аромат розы которых искушал изысканностью развращенной обстановки. Бокалы с шампанским только успевали наполняться для избранных гостей и членов клуба. Обнаженные девушки, чулки, ажурное белье, цепи, наручники, кандалы, все было в этой извращенной сексуальной порочностью обстановке, искушенные женские стороны и даже звуки плётки, насыщенность такой сексуальной атмосферы позволяла до сих пор гостям этого клуба поддаваться порочной утехе.

— Кажется, Серов вернулся

Пояснила Валентина, когда Оксана, направляясь среди красных диванов, подобно софы, проходила мимо танцующих искушенных пьяных девушек.

— Перевожу на громкую связь — говорила Валентина, на заднем фоне Оксана услышала звук открывшейся двери

— Кто это Оксана Владимировна? — услышала Оксана голос Серова

— Да Валерий Валентинович это я — выражая радость на губах, ответила Оксана, направляясь по красной ковровой дорожке к выходу из клуба — Что там с пациенткой

— Провели рентген брюшной полости — разъяснил Серов — И опираясь на его данные, я могу смело предположить, что у пациентки «окклюзия мезентериальных сосудов»

Окклюзия мезентериальных сосудов — острое нарушение кровообращения в брыжеечных сосудах, приводящее к ишемии кишечника. Заболевание проявляется резкой, нестерпимой болью в животе, рвотой и поносом с примесью крови, шоковым состоянием.

— Нужно срочно оперировать — вмешалась в разговор Мария — Усиленные боли в животе, вкололи морфин, но это лишь временная мера

— Мы готовим операционную — распорядился Серов — Валентина и Мария займутся этим немедленно

— Я выезжаю Валерий Валентинович — заявила Оксана, когда перед ней открылась входная дверь в закрытое помещение клуба, на входе стояла роскошная блондинка в длинном чреном вечернем платье, открытые плечи и v-образно шикарное декольте — Я хочу сама провести операцию

— Оксана Владимировна — возразил Серов — Я не уверен, что вам можно, вы ведь после болезни, такое потрясение для всех, не советую вам как врач выходить на работу

— Валерий Валентинович! — возразила Оксана, не желая слушать жалкие реплики Серова, вошла в подсобное помещение, где переодевались гости и члены закрытого клуба — Я ваш начальник и я вам не советую, я вам указываю, что дождитесь моего визита, прежде чем начать операцию

— Значит вот вы как стали разговаривать? — выражая недовольство, ответил Серов — Стоит дать вам, хоть какую-то власть, вы сразу чувствуете себя королевой перед всеми остальными

— Так я и есть королева

Гордо заявила Оксана, прошла мимо сидящего на стуле дежурившего охранника, прошла по белой кафельной плитке, обращая внимание, как две девицы переодевались в комнате для раздевания.

— Вы сами выбрали на меня работать — пояснила Оксана, подошла к закрытой двери, ведущей на площадку с винтовой лестницей — Так что смиритесь с моими условиями

— Никогда бы не подумал — выразил впечатление Серов, странным образом легкомысленно проигнорировал упрёк Оксаны — Что в вашей тут глуши, могут быть интересные случае

— Интересней чем в Москве?

Спросила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла на площадку, где стояли две молодые девушки лет по двадцать пять, о чем-то разговаривали, испуская дым сигарет в воздух.

— Да теперь я вам не верю

Ухмыльнулась Оксана, прошла по черной зеркальной кафельной плитке, между двух курящих девушек под теплым светом неоновой лампы, что висели на стенах с обеих сторон.

— Уверенна, что в таком много миллионом городе как Москва — наступая на ступеньку лестницы, говорила Оксана, поднимаясь вверх, держась за её поручень, что шёл по кругу — Всегда будет очень интересный случай

— Ну, может не такой интересный, как ваш — возразил Серов, оспаривая мнение Оксаны — А теперь Оксана Владимировна прошу меня извинить, мне нужно подготовить операционную, пока Мария и Валентина займутся пациенткой

— Дождись меня — заверила Оксана, быстро стукая каблуками по ступенькам лестницы, поднималась, вверх держась за поручень — Я хочу лично участвовать при оперировании пациентки

— Тогда вам придётся поторопиться — пояснила Валентина — Серов только что отправился в операционную, у него нет времени на разговоры с вами

— Мр…… — прорычала кошкой Оксана, после чего сбросила, проводя пальцем по сенсору дисплея телефона — Вечно этот Серов что там, в Москве был самонадеянным, что теперь тут у меня, в моём отделении строит свои порядки — поднявшись вверх, подошла к закрытой двери, убирая телефон в карман черного пальто

В клубе играла легкая мелодичная музыка, нотки которой имели приятный романтический настрой, своим тактом нежным ритмом звучания. Несколько посетителей обедали за столиками, сидя на кожаных диванах, несколько девиц, в откровенных вечерних платьях, продолжали сидеть у барной стойки, когда молодой парень так красиво раскручивал в руках бутылки, наполняя им бокалы коктейлем. Надпись «С днём всех влюблённых», красиво висела над входом в клуб, под светом голубых, подобно голубой лагуне океана, света падающего на неё. Танцовщиц в клубе не было, такое чувство, что атмосфера самого этого заведения, которое работало круглые сутки, была днём почти вымершей. На танцевальной площадке, стояли, медленно кружа какой-то вальс, влюблённая пара мужчины и женщины, судя по их внешнему виду, ночь для них была будоражащей в оттенках страсти и похоти, потому как устало, они смотрели в глаза друг другу.

— Оксана Владимировна

Обратился Корнилов, вставая тут же с черного кожаного дивана, когда Оксана вошла в клуб, преступая высокий порог открытой двери. Мужчины в дорогих представительских черных костюмах, общались о чем-то между собой. На столе, за которым они сидели, лежали черные папки, какие-то бумаги, стеклянная пепельница. Бутылка коньяка и четыре бокала наполненных им на одну четверть. Девушка шатенка, в откровенном чреном коротком платье, что обслуживала их мужской коллектив, позволяла себе, трогать им свои бёдрам, задорно при этом, смеясь, когда они засовывали руки к ней под платье, расплачивались с ней, засовывая прям в трусики крупные купюры, что были для них лишь изрядной напрягающей карман мелочью.

— Вы уже уходите? — выходя из-за стола, спросил Корнилов — Прошу меня извинить коллеги

«Блядь хотела уйти по-тихому, но вижу, придётся теперь еще и с ним распрощаться», подумала про себя Оксана, не желая в данный момент разговаривать с этим мужчиной, нервно прикусывая краешек, нижней алой губы.

— Да ничего страшного — ответил один из мужчин, наблюдая, как Корнилов поспешно направился к Оксане, когда она шла по зеркальному полу клуба

— Оксана Владимировна — говорил Корнилов, медленно подошёл к Оксане — Позвольте вас проводить

— Оу… не стоит — возразила Оксана, мило улыбнувшись в ответ, стараясь не выдавать своего раздраженного поведения — Я доеду сама, у меня машина прямо возле клуба

— Я настаиваю Оксана Владимировна — уверял Корнилов, делая тонкий намёк, позволяя взять Оксане себя под руку — Довезу вас куда только скажите

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, любознательно посмотрев на этого мужчину

«Блядь, похоже, он от меня так не отстанет, ладно пускай довезёт», мило улыбнувшись, размышляла Оксана, испытывая легкое чувство раздражительности и волнения.

— Похоже у меня нет выбора? — выбирая хитрую тактику разговора, говорила Оксана, сохраняя прелесть улыбки алых губ на лице — Мне нужно в больницу к вашей жене, похоже ей стало очень плохо

— О… господи! — пафосно сделал вид, что беспокоится, ответил Корнилов, открывая перед Оксаной входные двери клуба — Надеюсь, всё обойдётся

— Я тоже на это надеюсь — ответила Оксана, вошла в открытые двери, в помещение вестибюля клуба — Нужно срочно провести оперативное вмешательство

— Да-да езжайте, конечно — выразил впечатление Корнилов, но как показалось Оксане на тот момент, состояние его жены мало беспокоило этого мужчину — Я распоряжусь, чтобы мой водитель довёз вас

— Я могу сама

Возразила Оксана, встав посреди клуба, чуть не столкнулась боком с темноволосой женщиной, что одевала на себя бурую меховую шубку, встала боком к своему назойливому собеседнику.

— У меня машина — говорила Оксана, чувствуя в себе странное чувство волнения, которое не могла сама для себя объяснить при разговоре с Корниловым — Совсем рядом на стоянке вашего клуба

— Я же вам говорю, мой водитель вас довезёт

Оспаривая мнения Оксаны, настаивал Корнилов, прошёлся по фойе клуба, подошёл к закрытым дверям, выхода на улицу.

— В компании со мной естественно

Пояснил убедительно он, открывая перед Оксаной дверь на улицу, в тот момент легкое объятие холода будоражащим потоком прохладного воздуха просочилась в клуб. Белизна и яркость света восходящего солнца над деревней, слегка ослепила Оксану, вынуждая прищурить голубые лазурные, подобно камню топаза глаза. Мелкие крупинки снега покрывали лицо Оксаны, в такт порыва легко прохладного ветра, вынуждая её стряхивать снежинки с носа и глаз.

— Вы ведь не будите возражать? — выражая заботу, спросил Корнилов, вышел на улицу следом за Оксаной — Если я составлю вам компанию

— Ну, если вы настаиваете — мило улыбнулась Оксана, скрывая застенчивое чувство волнения, заметила, как от стояночного места отъехал черный роскошный седан с тонированными стёклами

— Мне бы очень не хотелось отпускать вас одну — выражая заботу, ответил Корнилов, позволяя Оксане взять себя под руку

— Вы что так пойдёте? — удивилась Оксана, не заметив на мужчине верхней одежды — На улице же зима, вам, что разве не холодно?

— Я же ведь не гулять по холоду тут собрался — чарую прелестью улыбки сознание Оксаны, ответил Корнилов — Вот смотрите вот ваша карета

— Вы такой милый

Поблагодарила Оксана, обращая внимание, с каким тонким чувством уважения и теплой улыбкой, мужчина перед ней открыл заднюю дверь подъехавшего к входу черного седана.

— Рядом с вами

Мило улыбнувшись, создавая приятную интригу в момент разговора, ответила Оксана, стряхивая кончиками пальцев снежинку с носа мужчины.

— Я чувствую себя королевой — сохраняя красоту улыбки, выразила впечатление Оксана, залезая в темный салон автомобиля, расположилась на его теплом велюровом заднем сиденье

— Разве это плохо? — поинтересовался Корнилов, залезая в салон черной машины, с изумлением наблюдал как Оксана, сидя рядом с ним, положила ногу на ногу, закрыл за собой дверь

— В местную больницу, пожалуйста — распорядилась Оксана, обращаясь к мужчине в черной кепке, который сидел в водительском кресле — Вы ведь не против, господин Корнилов, если я вашими людьми буду немного командовать

— Оксана Владимировна — приятно прохладой ладони Корнилов дотронулся до выставленного обнаженного колена Оксаны — Вы для меня королева, я буду только рад, если мы с вами будем вместе

— Вместе?! — ухмыльнулась Оксана, кокетливо пригрозив мужчине, что сидел рядом с ней на заднем сиденье, указательным пальцев — А не слишком ли вы торопите события?

— Я бы хотел чтобы вы сегодня приехали вечером ко мне — пояснил Корнилов — Ну после того как закончите операцию

— Я буду оперировать вашу жену — уточнила Оксана, смотрела в окно, в стекло которое, ударяясь о темное, покрытое тонировкой стекло ударялся мелкими крупинками снег и то, как пара мужчины и женщины о чем-то разговаривали, стоя на крыльца клуба — Ей нужна срочная операцию

— Я буду рад, если всё обойдётся — заверил Корнилов, ёрзая ладонью по колену Оксаны — Я бы хотел, чтобы вы приехали ко мне Оксана Владимировна, хотел вас кое-кому представить

— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана роскошной формой алых губ, облокотилась на мягкую спинку сиденья, продолжала смотреть на деревенские дома, улицу по которой, выезжая со стоянки клуба, направлялся автомобиль — И с кем же это и почему именно я?

— Потому, что увидев вас! — пламенным шепотом говорил Корнилов, выражая открытые чувства перед Оксаной, откровенно высказывал чувства рядом с её ухом — Я теперь уже не могу представить свою жизнь без вас

«Такого мне даже сам Коновалов, никогда не говорил, интересно, а что если и правда, может, стоит согласиться на его просьбу», размышляла Оксана, чувствуя как внутри от шепота мужчины, рядом с её ухом, всё стало трепетать тактом бешеного сексуального ритма.

— Хорошо — согласилась Оксана, поддавшись легко чарам обольщения, столь красивого для неё брюнета — Я думаю вы заберете меня теперь уже после того как я закончу

— С удовольствием — заверил Корнилов — Я бы кое-что хотел обсудить с господином Тихоновым, если конечно вы не будите против

— Да какое мне дело до этого Тихонова — сначала серьёзно смотрела на него Оксана, после чего рассмеялась озорным смехом, прикрывая алые губы кончиком пальцев — Вы главное меня теперь уже с собой заберите, после того как я закончу

— Можете считать

Заверил столь же прекрасной для Оксаны нотой шепота, ответил Корнилов, снова разговаривая рядом с её ухом, обольщая нежность пламенного жаркого дыхания.

— Что мы с вами договорились — ухмыльнулся он — Тем более я буду рад, вам представить тех людей, которые окажут мне поддержку здесь

— А разве это не Романов? — удивилась Оксана, столь выразительно раскрыла перед ним красоту лазурных, голубых, подобно камню топаза, глаз

— Романов?! — ухмыльнулся Корнилов — Всего лишь мелкая пешка, да я позволил ему кричать нам меня в моём клубе, пока моя позиция в этой деревне шатка, но я уверен, что с вами, она будет более уверенной

— Мне нравится, как вы мыслите — выразила впечатление Оксана, мило ответив улыбкой своему столь настойчивому жаркому на чувства собеседнику

— А вам понравиться быть королевой — поинтересовался Корнилов — Рядом с полноправным королём? — спросил, он пленил сознание Оксаны, разговаривая рядом с её губами

— Думая любая женщина желает быть королевой

Столь же обаятельной и нежной лаской порочного искушения голоса, ответила Оксана, разговаривая рядом с губами мужчины, испытывая жажду дикого голода поцелуя. Позволяя рукам мужчины обвить талию и касаясь пальцами бёдер, Оксана уже не могла устоять перед, столь пленительной, власти самца над своим телом.

— Рядом со своим королём

Пояснила Оксана, тут же сливаясь с губами кавалера в единой страсти поцелуя, отдавая полностью во власть порока искушения, чувствуя, как он сгорал по ней пламенной страсти любви.

 

***

Медленно кружась в воздухе снег, плавно падал вниз, под воздействием ветра его крупинки кружили метель в танце танго между собой, играя страсть природы. Яркие лучи восходящего над деревней солнца, просачивались даже через темные, покрытые тонировкой стекла седана, когда он медленно, подобно короблю в морском плаванье, преодолевал ухабы покрытой снегом дороги. На улице в этот день было не так много народу, однако проезжая напротив крытого рынка было видно, как там собралось много покупателей, как отъезжала большая фура, испуская в воздух ком белых угарных газов через выхлопные трубы. УАЗ ППС стоял как всегда у центральной площади, рядом с крытым рынком, автомобиль постовой службы полиции тихо тарахтел, пока на его переднем сиденье, старшина составлял для кого-то протокол. Деревенский дворовой пёс, загнал только что вышедшего с крытого рынка черного кота на большой тополь, бедная живота даже с могучих его веток стряхивал стихийно снег, спасая свою меховую шкурку. Напротив местного кабака, было видно, как происходила гулянка, несколько мужчин о чем-то громко разговаривали, раскуривая между собой сигареты.

Обольщаясь в объятиях нежности мужских рук, Оксана тешила себя их проницательной лаской, чувствовала, как руки кавалеры проникали за грань её черного пальто. Нежность касание теплых, столь трогающих чувствами прикосновение пальцев самца, что так пленительно гладили ноги Оксаны, выше колена, сводили с ума. Не давая сосредоточиться, мужчина так сладко и эмоционально дышал рядом с ухом Оксаны, сбивая весь её настрой на работу. По его взгляду, Оксана поняла, как сильно он в неё влюбился, мужчина, словно не хотел её отпускать из своих объятий, делая так, чтобы она сходила с ума от столь пленительного и нежного прикосновения к бархатистой коже сочных бёдер. Его парфюм, что чувствительным нежным аккордом сочетания столь сильных запахов манил к себе, искушая сознание Оксаны, поддаться порочным чувствам этого льва, отдать своё тело в пучину его сексуальных истязаний.

«Я Врач, я должна сосредоточиться на лечение своей пациентки, а я на самом деле, занимаюсь сейчас самым натуральным блядством», размышляла Оксана, утопая в нежности руки мужчины, что потешно чувственно нежно трогал кожу её ногу выше колено.

— Господин Корнилов — не выдержала Оксана обольщения мужчины, обращаясь к нему взявшись за кисть его руки, что хотела продвинуться дальше под черное пальто — Не могли бы вы тут остановить машину

— Но ведь мы только въехали в больничный дворик — уверял Корнилов, не желая выполнять просьбу Оксаны — Вам еще далеко будет идти

— Я зайду через приёмный покой

Заверила Оксана, состроив выражение нежности и самой жалости, посмотрела в глаза мужчине, чью руку держала, препятствуя дальнейшему ему продвижению.

— Мне ведь нужно срочно в операционную, пока мои коллеги не начали без меня — провела Оксана другой рукой по щетине мужчины — Я не замерзну, обещаю, тут всего два шага

— Ладно хорошо — согласился Корнилов — Останови машину у крыльца сокрой помощи

— Спасибо — поблагодарила Оксана, задержав ладонь на щеке мужчины, нежно коснулась его жарких, пылким огнём страждущего дыхания губ — Обещаю позаботиться о жизни вашей жены

— Я бы хотел — остановив Оксану, когда она открыла дверь в тот момент как машина встала у крыльца приёмного покоя — Чтобы вы позвонили, как закончите операцию

— Я обязательно вам доложу — заверила Оксана, чувствуя прохладу улицы, что проникала в салон через открытую заднюю дверь остановившегося автомобиля

— Я буду надеяться — отпуская Оксану, мужчина словно хотел вдоволь насладиться её образом, красотой обаянием и запахом её тела, обворожительность которого составляла дамасская роза

— Я же ведь обещанная гостья на эту ночь — уверяла Оксана, вышла медленно на улицу, наступая каблуками черных туфель на покрытый снегом тротуар — Вы мне обещали представить своих дорогих гостей, вы ведь помните?

— Конечно Оксана Владимировна — подтвердил свои слова Корнилов, на некоторое время задержав взгляд на Оксане, после она закрыла сама перед ним дверь

«Фу… блядь наконец-то думала уж, никогда от него не отстану», размышляла Оксана, направляясь по тротуару к крыльцу приёмного покоя, стараясь не обращать внимания на то, как машина, из которой она только вышла, отъехала медленно от тротуара.

Подойдя к крыльцу, у которого стояла молодая медсестра, одетая в бурую шубку, что-то читая в сотовом телефоне, заметив Оксану, тут же спустилась по ступенькам, уступая ей дорогу. Быстро поднявшись по ступенькам, подошла к закрытой двери, взявшись пальцами за пластиковую ручку, Оксана потянула дверь на себя. Чувствуя тут же обворожительную прохладу зимы, влияние крупинок падающего снега, что покрывал обнаженные ноги, Оксана тут же переступила высокий порог открытой двери, вышла в приёмное отделение. В отделение приемного покоя было тихо, было даже слышно как медсестра, что сидела у окна в дежурном кабинете перелистывала страницы журнала. Свет светодиодных светильников служил единственным освещением, на фоне опустившейся тени покрытого снегом тополя, что мощным стволом и крупными ветками, укутанных снегом загораживал весь просвет дневного солнца, окна в этой части здания выходили на теневую сторону дворика. Запах фармацевтических и средств уборки помещения, сбивали напрочь все сторонние ароматы. На фоне синих стен, покрытых побелкой, стояли несколько больших цветков в виде фикуса, домашней пальцы и папоротника, что создавали легкую природную гармонию этого места.

— Сеточка я буду в операционной

Послышался голос Валентины, после чего рыжеволосая девушка вышла из дежурного кабинета, чуть не столкнувшись с Оксаной, когда она проходила напротив открытой двери. Девушка была одета в медицинское служебное белье, её рыжие волосы, цвета пламени были скрыты за плотным белым колпаком, на ногах были зеленые штаны, а верх тела, скрывала белая рубаха, как у всего остального медицинского персонала больницы.

— Оксана Владимировна?! — сделав вид что удивилась, выразила вопросительно своё мнение Валентина, встав у Оксаны — Давайте скорее в операционную, пациентку сейчас уже доставят

— Сильные боли в брюшной области — рассказывала Валентина, направляясь вместе с Оксаной по больничному коридору — При пальпации, между пупком и лобком может прощупываться тестовидная припухлость

— Симптом Мондора?! — поинтересовалась Оксана, любознательно посмотрев на свою рыжеволосую собеседницу

Мондора симптом — при тромбоэмболии брыжеечных сосудов в период развития паралитической кишечной непроходимости пальпируется «опухоль» тестоватой консистенции, представляющая собой раздутую отечную кишку.

— Он самый — подтвердила Валентина — Мне нужно переодеться, сами понимаете в этом в операционную нельзя

— Как и мне — ухмыльнулась Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель, направлялась быстрым шагом по больничному коридору

— Не знаю что там было у вас с мужем пациентки — высказывая недовольство, проходя вместе с Оксаной мимо открытых дверей кафетерия, куда только что вошли де медсестры, смеясь озорным смехом — Но Тихонову не понравиться ваша связь с родственниками больных

— Я сама как-нибудь разберусь — прошипела Оксана, остановившись напротив окна, схватила рыжеволосую любопытную собеседницу за руку — А ты не суй свой нос в чужие дела

— Пока это дела команды — возразила Валентина, упрёком для Оксаны — Они касаются и меня тоже

— Вот как значит?! — возмутилась Оксана, надувшись как королевская кобра — Только не забывай благодаря кому ты в этой команде

— Я и не забываю — выхватила свою руку Валентина, обернувшись недовольным взглядом, посмотрела на Оксану, встав к ней наполовину боком — А вы не забывайте, что вы не такая уж незаменимая теперь у нас в отделение — не давая возможности возразить рыжеволосая девушка, поспешным шагом удалилась вдоль по больничному коридору

— Вот значит как — прошипела Оксана, оставаясь одна стоять в коридоре — Пригрела блядь змею на свою голову — высказывая недовольством, шепотом подошла она к окну, дотрагиваясь кончиками пальцев до занавески, чувствовала внутри себя отринутой дорогим для неё человеком

 

***

Обрабатывая руки раствором «ОКТЕНИСЕПТА», стоя перед зеркалом в предоперационной, под светом светодиодного светильника, что висел над входом в операционное помещение. Белые кафельные стены, сам смеситель, с раковиной у которого стояла Оксана, имел зеркальный оттенок, словно как зеркало было все так начищено, нигде не было даже не пылинки. Тщательно проводя дезинфекцию рук, Оксана смотрела в зеркало, когда за её спиной непрерывно ходила взад вперед Валентина. Рыжеволосая девушка, словно мучала себя вопросом нерешенной проблемы, выдавая это своим нервозным поведением, которое настойчиво демонстрировала перед Оксаной.

— Ты можешь не ходить туда-сюда?! — поинтересовалась Оксана, забавно скрывая ухмылку за стерильной марлевой повязкой на лице

— Просто вы перенесли такое — уверяла Валентина, словно пытаясь вразумить — А сейчас здесь собираетесь произвести операцию

— Между прочим — заявила Оксана, тампоном вытирая руки, бросила его в урну, держа руки согнутые в локти, подошла к закрытым двустворчатым дверям входа в операционную — Я главный хирург, а не Серов, но ты будешь моим ассистентом

— Это ведь ваше королевство — вредничала Валентина вошла за Оксаной следом в операционную, когда она, толкая локтями двери, открыла обе створки — Вы же здесь королева

— А вот это — обернувшись, встала Оксана в пол оборота к своей рыжеволосой собеседнице — Ты верно подметила

— Оксана Владимировна

Удивился Серов, погружая инструменты в специальный моющий (щелочной) раствор, в состав которого входит моющее средство (стиральный порошок), перекись водорода и вода. Температура раствора 50-60°С, экспозиция 20 минут. После этого инструменты моют щетками в том же растворе, а затем в проточной воде. Высушивание может осуществляться естественным путем. В последнее время, особенно при последующей стерилизации горячим воздухом, инструменты сушат в сухожаровом шкафу при 80°С в течение 30 минут. После высушивания инструменты готовы к стерилизации. Самыми лучшими способами стерилизации являются газовая стерилизация и особенно лучевая стерилизация в заводских условиях. Последний метод получил распространение при использовании одноразовых лезвий для скальпеля и хирургических игл (атравматический шовный материал).

— Рад вас видеть в добром здравии, надеюсь, вы себя хорошо чувствуете перед проведением операции на пока еще живой пациентке

— Очень смешно Валерий Валентинович — нахмурила скрыто под повязкой на лице губы Оксана, прошлась по белой кафельной плитке пола операционной

— Мария проведи, пожалуйста, стерилизацию — распорядился Серов, уступая место белокурой девушке, когда она подошла к нему — А я пока займусь пациенткой

— М…… как же больно — изнывала от боли шатенка, что уже лежала на операционном столе, когда её аккуратно переложили на стол санитары — Да сделайте же что-нибудь

— Анастасия Валерьевна — подошла Оксана к столу, на котором расположили девушку, накрывали её тело синим операционным бельем, оставляя лишь небольшой разрез на брюшной полости для проведения хирургических манипуляций — Я ваш лечащий врач, не волнуйтесь

«Странно Корнилов всегда себе кукол выбирает, хоть она и родила двоих детей, но тело у неё просто шикарное, интересно, почему он её бросил?», размышляла Оксана, стоя над лицом пациентки со стороны головы, взяла в руки анестезиологическую маску.

Одним из неотъемлемых инструментов в анестезиологии является маска, с помощью которой осуществляется искусственная вентиляция легких. Как правило, она имеет анатомическую форму, снабжается мягкими манжетами для обеспечения герметичности и безболезненного прилегания к лицу (усилие прилагается совсем незначительное). При использовании такого приспособления пациенту обеспечивается максимальный комфорт, а медицинскому персоналу — удобство при выполнении профессиональных обязанностей.

— Вы не волнуйтесь, всё будет хорошо — уверяла Оксана, передавая маску в руки Серову, отошла от хирургического стола — Что показал обзорный рентген, могу я взглянуть на снимок?!

— Да-да конечно — включила негатоскоп, говорила Валентина — Как видите тромбоэмболия, вот на этом участке

Указала Валентина на рентгеновском снимке, что висел на негатоскопе, место тромбоэмболии брыжеечного сосуда, что вызвало сильную резкую боли в животе.

Брыже́йка (лат. mesenterium) — орган пищеварительной системы человека, посредством которого полые органы брюшной полости прикреплены к задней стенке живота.

— Вызвала окклюзию брыжеечных сосудов — рассказывала Валентина — Это и привело к ишемии кишечника и острым болям

— Пациентка уснула — ответила Мария, встав между Оксаной и Валентиной — Можем приступать к операции

— Хорошо — мило улыбнулась Оксана — Валентина обработай место предполагаемого оперативного вмешательства, по методике верхняя срединная лапаротомия

— Подготовлю пока раствор для обработки операционного поля — ответила Валентина, направляясь к столу у которого стояла столешница с хирургическим инструментом и растворами

Обработав место раствором «Йодопирона», представляет собой смесь йода с поливинилпирролидоном. По сравнению с йодом он имеет ряд преимуществ: растворим в воде, устойчив при хранении, нетоксичен, не имеет запаха, не вызывает аллергических кожных проявлений. Используют 1 % раствор йодопирона.

Используя скальпель, Оксана, пользуясь методикой верхняя срединная лапаротомия, через пупочную область, огибая пупок левее, чтобы исключить травмирование круглой связки печени. Брыжейку тонкой кишки расправляют, петли кишок отодвигают влево и книзу. Начальный отдел брыжейки в соответствии с началом тощей кишки также натягивают. Брюшину рассекают от трейтцевой связки по линии, соединяющей последнюю с илеоцекальным углом. Длина разреза 8-10 см. Обнажение сосудов требует от хирурга осторожности и бережного отношения к тканям. Повреждение брыжеечных сосудов делает проблематичным дальнейшее выполнение операции на сосуде. Линию разреза брюшины брыжейки коагулируют, после чего брюшину осторожно рассекают скальпелем. В последующем целесообразно пользоваться сосудистыми ножницами. Оксана аккуратно рассекла ножницами ткани между анатомическими пинцетами, которыми она и Валентина приподнимают ткани по линии разреза. Пинцетами следует захватывать небольшое количество ткани, чтобы видеть сосудистые веточки, которые коагулируют или сразу же лигируют тонкими шелковыми нитями. Крупные ветви верхней брыжеечной вены, лежащие над стволом артерии (их бывает обычно 1-3), мобилизуют, приподнимают над артерией, но ни в коем случае не пересекают.

— Так турникеты установлены — отчиталась Оксана — Начинаем подготовку артерии к извлечению эмбола

— Мария подготовь зонд Фогарти — распорядился Серов — Ретроградный кровоток в норме, можете продолжать Оксана Владимировна

— Повезло что во время рассечение тканей скальпелем я не задела сосуды брыжейки — мило ухмыльнулась Оксана — А то это нам бы усложнило бы задачу

— Перекрывая ствол верхней брыжейки — отчиталась Валентина, аккуратно пережала зажимами сосуд брыжейки

После перекрытия ствола верхней брыжеечной артерии и ветвей с помощью турникетов сосудистыми ножницами или скальпелем производят артериотомию. Лучше производить рассечение артерии в поперечном направлении, так как в этом случае после наложения швов не наступает сужение сосуда. Длина артериотомического отверстия не должна превышать XU или 1/з периметра артерии. Поперечный разрез артерии необходимо производить с учетом отхождения ветвей артерии, так чтобы из него при необходимости можно было провести зонд Фогарти в среднюю ободочную артерию и хотя бы в одну из интестинальных. Этим требованиям обычно соответствует место чуть выше устья средней ободочной артерии (в 4-5 мм от него).

— Артерия готова — пояснила Оксана, передав скальпель в руки Валентины — Подготовьте катетер Фогарти, будем извлекать эмбол из кровеносного сосуда

— Катетер готов — отчитался Серов, обработав его поверхность в растворе хлорида-натрия, достал из миски приготовленной смеси — Начинайте вводить его в артерию пациентки

— Так ввожу контраст — доложила Валентина, вводя контрастную жидкость в установленный катетер в руке пациентки — Жидкость пошла, можете начинать вводить катетер в артерию

— Так всё начинаем — заявила Оксана, начиная медленно вводить катетер в артерию девушки, продвигая его по контрасту, достигла поврежденного эмболом сосуда брыжейки

«Катетер Фогарти» — это инструмент, предназначенный для удаления тромбов и эмболов из кровеносных сосудов. Катетер для эмболэктомии и тромбэктомииизготовлен из специального полимера Peebax (комбинация полиамида и полиуретана), Данный материал не токсичен, биологически инертный, прочный, устойчивый к сгибанию, с низкой тромбогенностью.

Оксана применила технику выполнения непрямой эмболэктомии, пользуясь зондом Фогарти: 5 для ствола артерии, 3-й ветви. После чего Оксана медленно ввела зонда в проксимальный отрезок артерии с последующими тракциями при раздутом баллончике на конце зонда, произвела удаление эмбола, вызвавшегося окклюзию сосуда брыжейки. Затем Оксана выполнила ревизию дистального отрезка артерии и её ветвей. Для этого Оксана вначале ослабила турникеты и проверила ретроградный кровоток из дистального отрезка артерии, интестинальных и средней ободочной артерий. По показаниям производят ревизию этих стволов зондами Фогарти. Следует помнить, что даже при проходимых артериях ретроградный кровоток может быть слабым или совсем отсутствовать

«Кровоток ретроградный» — К. в направлении, противоположном естественному (напр., К. в коронарных сосудах при перфузии изолированного сердца).

После удаления тромбоэмбола, Оксана произвела сшивание артериотомной раны с помощью непрерывного сосудистого шва. Завершая вмешательство, хирург аккуратно укрывает серозной оболочкой те зоны, где целостность ее нарушена, затем осушает брюшную полость от кровяного содержимого, экссудата и т. д., тщательно проверяет гемостаз, пересчитывает салфетки и инструментарий, чтобы случайно не забыть ничего в животе!

Рану после лапаротомии Оксана сшила наглухо. При сшивании кожи Оксана предельно точно сопоставляла её края для достижения максимально быстрого рубцевания и удовлетворительного косметического результата.

— Пациентку доставить в палату — распорядилась Оксана, отошла от стола, позволяя Валентине очень тщательно обработать рану раствором и наложить стерильную асептическую повязку — В случае если вдруг её состояние измениться, немедленно звонить мне!

— Надеюсь, вы возьмёте трубку — высказала своё мнение недовольно Валентина

— Я тоже на это надеюсь — ухмыльнулась Оксана — И да Валерий Валентинович, Мария, спасибо что приехали и помогли с пациенткой, не знаю, чтобы я без вас делала

— Весьма уникальный случай — согласился Серов, проигнорировал мнение Оксаны — Не то, что знаете в Москве, в кабинете детской педиатрии

— Как я вас понимаю Валерий Валентинович — подошла Оксана к закрытым двустворчатым дверям операционной — Сейчас мне нужно отлучиться, так вот в случае…..

— Оксана Владимировна — возразила Мария, прерывая реплику разговора Оксаны — Мы вас хорошо поняли, если состояние нашей с вами пациентки измениться, мы вам первыми дадим об этом знать

— Да и постарайтесь сопоставить синдром Рейно — говорила Оксана, открывая двери операционной, опираясь на каркас открытой двери — И острую окклюзию мезентеральных сосудов

— Два совершенно разных заболевания — усомнился, выражая задумчивый вид, высказал собственное мнение Серов — Не представляю, как их связать вместе

— Мы что-то упускаем — согласилась с таким мнение Оксана — Пришлите мне на электронную почту весь собранный анамнез

— Вы куда? — поинтересовалась Мария

— Мне нужно подумать — пояснила Оксана, выглядывая из-за закрывающейся двери — Ты ведь меня знаешь, мы ведь с тобой работали и если я так делаю, значит, мы в тупике

Вышла Оксана, из операционной оставив дверь, позволяя ей тихо и плавно закрыться за спиной, оставаясь одной в помещении предоперационной. Чувствуя изнурительную слабость, Оксана прошлась по помещению предоперационной, шаркающей походкой, медленно подошла к закрытым дверям входа в операционное отделение. Открывая двери операционного отделения, Оксана обратила внимание на темноволосую женщину лет тридцати, что была в роскошном длинном синем вечернем платье, которое оставляло открытым лишь одно плечо. Брюнетка слонялась из угла в угол, словно не находила себе места, держа пальцы обеих рук около губ, она изводила себя муками долгого времени ожидания. Напротив, у стены стоял Корнилов, мужчина, облокотившись на стену, стоял, ёрзая пальцем по сенсору телефона. Заметив Оксану, вышедшую из дверей операционной Корнилов и женщина в синем элегантном платье, словно как с цепи сорвались быстро подошли к ней.

— Оксана Владимировна — обратилась темноволосая женщина — Саша сказал, что вы главный лечащий врач моей подруги, скажите как она?

— Жить будет — уверяла Оксана — Пока что — повела она отчаянно губами, вызывая интригу в желание этой брюнетки продолжить свой ярый интерес

— Вот такие вот у моей жены подруги — ухмыльнулся Корнилов

— Да подожди ты — упрекнула его знойная брюнетка, подобно песчаной гадюке, прошипела в ответ, посмотрев на Корнилова злобным оскалом — А почему пока что?!

— Потому что я пока не знаю, чем больна ваша подруга — ответила Оксана, уныло вздохнув, чувствуя, как тело требовало легкой расслабляющей ванны или массажа

— Оксана Владимировна — создавая интригу, обратился Корнилов, создавая интонацию так, как будто он с Оксаной не так тесно знаком — Я могу с вами поговорить……

— Корнилов! — возразила брюнетка, весьма критикующим взглядом посмотрела на него, не давая Корнилову высказаться — У тебя жена в больнице умирает, а ты…..

— Именно по этому поводу я хотел поговорить с главным лечащим врачом этой больнице — гордо заявил Корнилов, восхваляя для себя Оксану

«Хм… вернуться домой это верная тюрьма под замком в своей комнате, а после того что я сделала, Катерина теперь будет моим жестким ревизором, к Романовым тоже нельзя, в больнице меня тоже сдадут, так что выходит Корнилов единственный разумный вариант», размышляла Оксана прошла мимо парочки мужчины и женщины.

— А почему бы и нет — ответила тихим голосом Оксана, обернувшись, встав у урны, скинула с рук назойливые резиновые перчатки, что пропахли насквозь хирургическим раствором

— Простите, что вы сказали? — удивилась брюнетка, что так выразительно взглядом карих глаз посмотрела на Оксану

— Я сказала, а почему бы и нет! — сбросив перчатки в урну, встав в пол оборота к своим собеседникам, повторила Оксана — Хотя вам то, какое дело?

— Как это какое…… — хотела возразить брюнетка, но заметив суровое выражение лица Корнилова, предпочла сдержать своё мнение при себе

— Ждите меня внизу на первом этаже

Ухмыльнулась Оксана скрытой ухмылкой в ответ Корнилову, медленно направляясь по больничному коридору, окутавшему тенями смуглых сумерек.

 

***

Пелена густого тумана окутала пластиковую кабинку, в которой стоя под струёй воды, томила нежностью себя Оксана, закрыв глаза, отдалась власти сексуального искушения разума. Смачные сгустки пены, подобию обильных густых капель пленительно стекали по сочному телу Оксаны, плавно огибая грудь. Зависая лаской на розовых твердых сосках, падали в свободном падении на плоскость живота Оксаны, медленно скатываясь, зависая на лобке. Создавая столь сильное ощущение, вынуждая Оксану открыть, сияющие блеском желания лазурные голубые глаза, когда сгустки уже облегали её возбужденные половые губы. Завораживающий вкусом аромат дамасской розы, подобно сорту первозданного редкого цветка, окутывал мокрую кожу тела Оксаны, насыщая каждую клеточку ё тела этим искушающим запахом страсти. Подобно танцу дикой королевской кобры, Оксана, запрокинув голову, чуть обернув её на правое плечо, вращала соблазнительной силой бёдер, переступая с каблука на другой каблук черных туфель, звонко стукая по мокрому кафелю плитке пола. Вдыхая глубоко насыщенный пар, что подобно пелене облака окутал пластиковую кабинку, Оксана чувствовала пленительную силу вкуса роза, обворожительный оттенок которого пленял с каждой новой естественной силой, как только густые его капли геля стекали с мочалки в падении страсти падали на её тело.

Закрыв блестящие вентили смесителя душевой кабинки, Оксана другой рукой, ощущая влагу стекающих капель по её телу, стянула с двери сухое белое полотенце. Стоя в кабинке за закрытой дверью, Оксана обернула им своё мокрое пропитанное запахом розы тело, взяв второе белое полотенце, что висело там же на двери. Обворачивая вторым полотенцем, мокрые волосы, что моросили кожу холодным касанием, затрагивая прохладой плечи, вынуждая пускать дрожь по всему телу Оксаны. Взяв в руки стеклянный флакон с гелем и мокрую мочалку, Оксана легким касанием пальцев свободной руки толкнула дверь, от себя, вынуждая её открыться. Переступая через высокий порог, сгибая ногу в колено, Оксана отразила прелесть упругих бёдер, по которым, медленно пленяя трением, скатывались капли обворожительной влаги. Стукая каблуками черных туфель по белой кафельной плитке, Оксана подошла к закрытой двери душевых помещений, взявшись за её пластиковую ручку, потянула её на себя, открывая дверь.

— Расскажи мне по больше о Оксане Владимировне

Услышала голос Марии Леоновой, когда белокурая девушка, была одета в хирургическое белье, стоял у окна с Валентиной. Две девушки, держа в руках по пластиковому стаканчику кофе, стояли, облокотившись на подоконник бёдрами, не заметили, как из душевых помещений вышла Оксана. Интрига лазурного заката солнца и приближение ночи, создавала легкую пикантную обстановку, на фоне запах приятного кофе и кондитерских изделий, что лежали на кофейном столике, который был расположен у дивана. В комнате, персонала больницы, горел тусклый свет светодиодного светильника над входной дверью, поэтому остальная часть этого помещения была окутана сумеречной тенью. Запахи гардении, жасмина и малины переплелись воедино, а так же вкус ментола, тонкая сигарета которой дымилась в стеклянной пепельнице.

— Какая она стала?

Дотрагиваясь кончиков пальцев рыжеволосой девушки, спросила блондинка, мило улыбнувшись, скрасила красоту очертанием приятных форм и обольщением улыбки.

— Я давно с ней разговаривала — уныло вздохнула блондинка, отводя взгляд голубых глаз в пол, выражая откровенность открытых чувств, говорила Мария — Можно сказать сегодня я только первый раз её увидела

— Вас что-то связывает вместе? — поинтересовалась Валентина, чувствуя как Мария, словно задумавшись, случайно уже гладила ей руку

— В каком смысле? — удивилась Мария, заметив Оксану, вошедшую в комнату, тут же убрала руку от рыжеволосой девушки

— Оу… — прикусывая коготок указательного пальца свободной руки, ответила Оксана, нахмурив кокетливо губки — Прошу не обращайте на меня никакого внимания

Пленительной походкой, покачивая выраженными бёдрами при каждом шаге, скрытыми под белым полотенцем, объятия которого сковали тело Оксаны в оковах нежной ткани.

— Можете продолжать общаться — уверяла Оксана, прошлась по комнате, стукая каблуками по линолеуму пола — У вас так мило это получается

— Оксана Владимировна — мило улыбнулась белокурая девушка — А мы как раз вас обсуждали

— Это я уже заметила — подошла Оксана к отрытой двери шкафчика — Как пациентка, вы доставили её в палату?

— Да сейчас её подруга — уверяла Мария Леонова — Ненавижу этих богатых аристократов

— Вот как — ухмыльнулась Оксана, поставив стеклянный флакон геля для душа на полку и рядом мочалку — Порой я тоже так считаю

— Вы ведь между прочим — рассказывала Мария — Тоже были несчастной серой мышкой, пока вас не подобрал Серов, помню как вы просили занять у меня денег до зарплаты, потому что вам не хватало на автобус, а сейчас у вас такая дорогая роскошная машина, платья самой последней коллекции, ожерелья и брильянты, откуда это у вас

— Да брось — смутилась Оксана, почувствовав выразительный удивленный взгляд Валентины на себе — Ничего такого, просто я вдруг поняла, как нужно жить

— И купили себе вдруг разом машину за пятнадцать миллионов? — упрекнула, пытаясь пошутить Мария — Я ведь помню и понимаю на зарплату врача, такую жизнь как у вас не устроишь

— Мои расходы тебя не должны интересовать — прошипела, обернувшись, Оксана, схватилась за красные, лежащие на полке кружевные трусики шортики — И вообще доставать меня плохая затея, я ведь могу забыть про тот факт, что мы когда-то вместе с тобой ездили домой в одном автобусе

— Когда я за вас платила — рассмеялась Мария

— Оксана Владимировна не любит когда за неё платят — пояснила Валентина — Кроме того я никогда не видела её без денег просто не могу представить такого

— Вот видишь, что говорит мой верный рыжий миньон — ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому как Валентина горло отстаивала её честь

— Да и какая разница, у кого какой карман — возразила Валентина — Оксана Владимировна всегда помогает людям, это никогда не зависело от статуса и положения, а уж тем более от кармана человека

— Я пришла к вам Оксана Владимировна — уверяла Мария — Потому что у вас за прошедший год было во много раз больше случаев

— Так вот закрой тогда свой рот — прошипела, выражая ненависть Оксана — Про то какой у меня карман, в этой больнице, я работаю за бесплатно, я даже карту свою отдала своей матери

— Тогда на что же вы живете?! — удивилась Валентина

— Я кажется, знаю на что — ухмыльнулась Мария — Но Оксана Владимировна это подло с вашей то стороны, у него ведь могли быть родственники……

— Он сам отдал мне их — пожала плечами Оксана, мило улыбнувшись — Я у него ничего не забирала и не просила, он сам отдал мне все свои активы и состояние

— Да и попросил……

— Такова была его воля — не давая высказаться, возразила Оксана — Старик сам этого желал, что я могла сделать, когда он сам через юристов в больнице, наложил запрет на своё лечение, а ответ был так просто, он сам этого хотел……

— Вы не имели права…..

— Я блядь не имела права?! — прокричала, повысив голос Оксана, на белокурую девушку — Если тебе что-то не нравиться, можешь валить обратно в свою Москву, забирай Серова и валите оба, та еще блядь парочка

— В то время — вспоминая пережитую ностальгию прошлого, делилась впечатлениями Мария, выражая отчаяние в интонации жалостливого голоса — Когда мы с вами ездили на одном автобусе, когда я за вас платила, вы были куда человечнее

— У меня была самая низкая ставка в больнице — рассказывала Оксана, одевая на себя красные трусики шортики, стоя у открытой дверцы шкафчика — Даже поломойка Маргарита Ивановна, что мыла наш кабинет, получала раза в два больше меня

— Вы убили ребёнка Самойловой — утверждала белокурая девушка, выставляя Оксану виноватой, указывая в её сторону пальцем — Скажите спасибо, что вас вообще чуть не посадили

— Это не я его убила — возразила Оксана, оспаривая такой довод — Я тогда ничего не смогла сделать и не моя была вина, что ребёнок погиб прямо на операционном столе

— Вы настояли на операции — утверждала Мария, продолжая выдвигать обвинения в адрес Оксаны, хотела подойти к ней, но Валентина преградила быстро путь — Вы плели интриги, строили свою паутину и настояли на скорейшем проведении операции

— Без неё мальчик так и так бы умер — утверждала Оксана, держа в руках красный кружевной бюстгальтер, испытывая ненависть к своей белокурой наглой собеседнице

— Хватит! — прокричала Валентина, посмотрев быстро то на Оксану, то на Марию — Это больница, а не место для споров

— Если тебе что-то не нравиться — игнорируя рыжеволосую девушку, подняла Оксана голос до крика, снимая с себя белое мокрое полотенце, что окутывала её тело — Можешь валить в Москву, я тебя сюда не звала и тем более не держу

— Нет — возразила Мария, чувствуя себя виновато — Потому что Иванов, узнав, что мы переходим к вам, не хотел нас так просто отпускать

— Вот тогда — прошипела Оксана, прислонив мягкие подушечки ажурного красного бюстгальтера, к розовым чувствительным соскам сочной груди — И не пизди, какая я для тебя такая блядь уж плохая

— Оксана Владимировна! — упрекнула Валентина, мило улыбнувшись, заметив на лице другой блондинке ухмылку радости

— Ничего страшного — ухмыльнулась Мария — Оксана Владимировна всегда была колкой на язык

— А ты ебанутой — продолжала ворчать Оксана, застегивая застежку красного ажурного бюстгальтера, стягивая бюст прочными его оковами

— Так всё хватит! — такая беседа несколько разозлила Валентину — Мария пойдёмте с вами в буфет, давайте не будем Оксану Владимировну попусту злить

— Я бы между прочим — встав в пол оборота к блондинке, заявила Оксана, состроив хитрое выражение лица, выражая прекрасное очертание скул — Её бы послушала

— Ах… да конечно — взяла с подоконника Мария, рядом с которым стояла красную папку, прошла мимо Валентины и Оксаны, кинула её на мягкий диванчик — Думала, пока вы не отправились куда-то там, так может у вас будет время, чтобы помочь нашей с вами пациентке

— Хм…. — посмотрела выразительно раскрыв голубые лазурные глаза Оксана, была удивлена подобным поведение блондинки — Странный у тебя подход, сначала облила меня грязью, а теперь пытаешься подлизаться

— Скажите спасибо — возразила Валентина, взявшись за предплечье руки Марии, когда блондинка обернулась к Оксане с недовольным видом — Что с вами хотя бы такой подход — после чего обе девушки покинули комнату, ничего не говоря

«Пригрела блядь змею на свою голову, ну ничего я призову тебя к ответу, за то, что ты так поступаешь со мной», нахмурила Оксана обидчиво губки, снимая вешалку с платье, что висело в шкафчике.

Прошедшие двадцать минут Оксана поправляла плойкой для волос укладку, придавая им выразительный объём русой страсти. Черное платье, облегая телом Оксаны нежностью материала, демонстрировало пикантную форму её сочного тела, подчеркивая сексуально грудь, размер которой имел весьма сексуальный аргумент. Открытые плечи и весьма откровенное декольте, что за счет чашечек в форме кувшинок прорисовывало красивым эскизом бюст Оксаны. Вырез спереди платья, открывал красоту стройных ног Оксаны. Высокий каблук черных туфель, подчеркивал сексапильность образа Оксаны, убедительность которых могла подвергнуть внимание зрителя, таких выразительных ног, к своей обладательнице.

Отложив плойку и убрав её на полку, Оксана подошла, покачивая бёдрами к открытой дверце шкафчика, снимая с него черное зимнее пальто. Взяв с полки сумочку, Оксана повесила её к себе на плечо, закрывая за собой дверь шкафчика, направлялась к выходу из комнаты, застегивая пуговицы черного пальто, подняла лежащую на диване красную папку. Открывая дверь нажатием на пластиковую ручку, Оксана толкнула её от себя, переступая высокий порог, накинула на голову пышный черный капюшон, вышла в больничный коридор. Положив красную папку, в сумочку, Оксана закрыла за собой дверь, направилась дальше по больничному коридору, стукая по бетонному полу каблуками черных туфель. Стёкла пластиковых окон были покрыты изморосью, вырисовывая узор морозом, за которым скрывалась мгла приближающей ночи. Тёплый свет светодиодных светильников достаточно ярко освещал коридор, голубые стены и побелку, отражался подобно эффекту зеркала от пола. В самом коридоре была умиротворённая тишина, лишь стук женских каблуков, что доносился из вестибюля больничного здания, до Оксаны.

— Оксана Владимировна — обратился Корнилов, как только Оксана вошла, стукая каблуками в фойе, заметила его у первого окна рядом с входом — Я как раз вас жду

«Блядь, да что ты так пугаешь», глубоко резко вдохнула в себя воздух Оксана, испытывая испуг от неожиданности.

— Александр Семёнович

Ухмыльнулась Оксана, переводя дух, стараясь не выдавать свой испуг, застенчиво играла лазурной красотой глаз, вошла в холл здания, прошла мимо стройки регистратуры, у которой стояли три медсестры весело общались между собой.

— Ох…. простите — прижав ладонь к груди, выдохнула воздух из себя Оксана — Просто не ожидала вас тут увидеть, простите, пожалуйста

— Нет, это вы меня простите Оксана Владимировна

Подошёл весьма галантно мужчина к Оксане, взяв её руку своими обеими руками, коснулся поверхности жаркими подобно пламени губ.

— Я не должен был вас так пугать — предельно искренно говорил Корнилов, позволив Оксане взять себя под руку — Вы наверно сильно утомились, куда скажите, я вас отвезу, если захотите я могу представить вас своим гостям, что приедут ко мне из Москвы вечером

«Я должна у него спросить, нет, просто обязана, потому что домой мне нельзя и к Романовым тоже, они ведь все запретят заниматься этим делом, а Корнилов он другой, я должна у него спросить, просто обязана», начиная нервничать проходя с мужчиной по вестибюлю, размышляла Оксана.

— Господин Корнилов — обратилась Оксана, когда мужчина открыл перед ней дверь в тамбур главных больничных дверей — Я могу у вас кое-что спросить? — пленяя для себя разум мужчины, переступая через высокий порог открытой двери, она вильнула специально перед ним бёдрами

— Конечно Оксана Владимировна всё что угодно? — вошёл за Оксаной следом в тамбур, ответил соглашаясь Корнилов

— Скажите Александр Семенович

Подошла Оксана к закрытой двери, что вела на улицу, встав под потоком тёплого воздуха, работающей у дверей тепловой завесы, обратилась она, касаясь пальцами деревянно ручки двери.

— Вы ведь не будите против — встала Оксана, к своему собеседнику в пол оборота под светом светодиодного светильника, что висел над первой дверью — Если я у вас останусь ночевать?!

— Вы правда этого хотите? — глаза мужчины засветились непомерным счастьем

— Если конечно

Ответила Оксана, открывая дверь, когда Корнилов подошёл к ней, поток будоражащей прохлады с улицы вместе с крупинками снега тут же стал проникать внутрь. На улице уже зарево заката сменилось смуглой тьмой, лишь фонари уличного освещения периметра больницы, смогли пробиться светом через пелену зимнего тумана. Снег продолжал, медленно кружась в воздухе падать, легкий ветер вновь подбрасывал его, кружил в водовороте танца природной страсти. В воздухе чувствовался запах снега и мороза, а так же ароматный привкус дерева и соломы. Не так далеко в парковой зоне, рядом с больницей, где росли голубые пышные ели, слышался трезвон гитары и песни молодёжи, так же как лаем чей-то дворовой пёс, поднял стаю голубей, на площади рядом с больницей.

— Я не помешаю вашим планам — переступила Оксана порог открытой двери, вышла на улицу, вдыхая глубоко морозный деревенский воздух зимы — М…. сколько же я не была на улице, операция длилась несколько часов

— Я всё организую, Оксана Владимировна — заверил Корнилов вышел следом за Оксаной на каменное мощное центральное крыльцо больницы — Ужин будет готов, тёплая постель, всё что пожелаете

— А я не помешаю вашим гостям? — играя в интригу с мужчиной, встала Оксана в пол оборота, стряхивая упавшую снежинку с носа — У вас там наверно будет какие-то важные дела, а тут я….

— Даже не думайте об это — возразил Корнилов, после чего черный седан отъехал от тротуара, медленно хрустя по снегу, подъехал к крыльцу — Оксана Владимировна вы королева и вы диктуете правила этого вечера для меня

— Можно просто Оксана — мило улыбнулась Оксана, взявшись за предложенные кончики пальцев Корнилова, когда он протянул ей руку — Мне так будет гораздо приятнее, если мы будем называть друг друга на ты

— Как пожелаете Оксана — спускаясь вместе с Оксаной по ступенькам крыльца, ответил Корнилов

— А ведь от хорошего ужина я бы не отказалась — ухмыльнулась Оксана, снизошла со ступенек крыльца на покрытый тонким слоем снега тротуар — Как быстро уже смотрите, наступила ночь

— Сейчас же зима — мило улыбнувшись, ответил, подошёл Корнилов первый к машине, открывая заднюю дверь перед Оксаной

— И вчера был день всех влюблённых

Отчаянно вздохнула Оксана, хватая холодный воздух ртом, влезла в тёмный салон автомобиля, располагаясь на его заднем сиденье.

— А я так и не нашла, свою любовь — уныло вздохнула Оксана, откинувшись на спинку сиденья, пытаясь вызвать, у мужчины что влез следом в салон машины чувства жалости к себе

— Зато этот день свёл меня с тобой Оксана — уверял Корнилов, закрывая за собой дверь, кивнул водителю, чтобы начать движение — А это для меня очень много значит

— Я для тебя что-то значу? — словно кошка Оксана прильнула к телу мужчину, положив ноги на сиденье, поджала их под себя

— Хоть я тебя не так давно знаю Оксана

Говорил откровенно Корнилов, его чувства и уверенность перед Оксаной были непоколебимы и столь же чисты как капля горной воды.

— Но даже за такой короткий промежуток — продолжал столь красиво и шепотом рядом с губами Оксаны, придаваться откровенными речами Корнилов — Я не хочу тебя терять, не хочу с тобой расставаться, я хочу быть с тобой всегда

— Правда?! — столь сильные откровенные чувства мужчины, что так убедительно звучали для слуха Оксаны, тронули её за глубину души, выражая искренность, она показала радостную влагу слёз в лазурных, сияющих блеском отраженного света глазах — Я так сильно тебе дорога?

— Очень — заверил он, в решительности коснулся щеки Оксаны своей пылкой ладонью, разговаривал рядом с её раскрытыми алыми страждущими губами

Возникла кратковременная интрига жаркой пылающей страсти, взгляд Корнилова, сошёлся воедино с взглядом Оксаны, искренность и открыть чувств, гармонировала в этот момент в самой полной мере. После чего Оксана не выдержала такой интригующей порочной атмосферы, первой слилась с губами мужчины в единой страсти поцелуя. Позволяя объятие рук мужчины обвить своё тело, подобно прочным похотливым путам, Оксана придавалась усладе поцелуя, слившись сладостью губ Корнилова. Начиная извиваться, подобно дикой королевской кобры, в момент страсти поцелуя, Оксана закрыла глаза, чувство были на пределе, ей хотелось вкусить плод его любви в себе, каждая клеточка её тела непременно сильной воли этого требовала. Отдавая себя полностью моменту сладкого поцелуя, Оксана чувствовала, как нежность приятных теплых уже рук Корнилова проникала за грань её черного пальто, начиная разглаживать бёдра, пока автомобиль медленно ехал по деревенским улицам. Хруст снега под шинами черного протектора, снег, что падал на тонированные стекла и свет уличного освещения улиц деревни, старался проникнуть за грань его окна там, где чувства и порок играли в Оксане бушующим вихрем сексуального искушения, сгорая в пламени пылкого ощущение поцелуя.

  • Это все ты / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Day 22. Ghost/призрак / Инктобер / Ruby
  • Сон / Кактусова Екатерина
  • Приходит время, уходить / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Последнее письмо. / elzmaximir
  • Любовь. / Винтер Кэтрин
  • Джон и Светлана в своей квартире в Лосинске. Утро нового послевоенного дня / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Кормите детей перед прогулкой! / ВСЁ, ЧТО КУСАЕТСЯ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лисовская Виктория
  • Хрустальная ночь / Фабрика святых / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Совет / Армант, Илинар / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Вырвать сердце / Nostalgie / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль