Глава 11. Часть 1 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 11. Часть 1

0.00
 
Глава 11. Часть 1

Аппарат жизнеобеспечения, фиксировал жизненные показатели с тела Оксаны, когда она находилась в состоянии искусственной комы. Просторная палата, пол, как и стены которой были выложены белоснежной кафельной плиткой, имеющей блеклый зеркальный оттенок. Белые льняные шторы на большом окне даже не колыхались, так как оно было закрыто и в самой комнате создавалась искусственная атмосфера воздуха. Кровать трансформер, была словно похожа на гинекологическое кресло, когда ноги Оксаны были зафиксированы на специальных подставках. Руки Оксаны были прикованы наручниками к поручням кровати, так же как и ноги зафиксированы в области бёдер и голени кожаными ремнями.

— Маргарита — обратился мужской знакомый голос, Оксана точно знала, что где-то его слышала, но вот только из-за смутного состояния не могла понять где — Пациентка уже скора выйдет из комы, так что закругляйся проводить обследование

«Что случилось где я, почему я не могу вернуть контроль над телом, что со мной произошло, как я здесь оказалась», продолжая смотреть пустым взглядом, в полоток, размышляла Оксана, когда лишь появилось сознание в скованном разуме телом.

— Хорошо Виктор Валентинович

Радушно улыбаясь, ответила девушка, цвета волос которой Оксана не могла разобрать, так как полностью не пришла сознание, а словно как была замкнута в своём теле.

— Я только исследую поверхность матки пациентки

— Не забудь отключить аппарат искусственной вентиляции легких

Только сейчас, Оксана поняла, что у неё в горле стоял зонд, через который одновременно проходило и кормление и подача нагнетающего воздуха умным аппаратом.

— Как только пациентка придёт в себя

— Хорошо Виктор Валентинович

— Весь отчёт составь в папке и предоставь мне

Был слышен голос мужчины, который говорил с какой-то девушкой в палате, когда Оксана всё еще была заперта в своём теле, пыталась пробиться сознанием, чтобы вернуть над собой контроль.

— И я хочу чтобы ты контролировала её, когда она не придёт в себя — слышала Оксана указания от человека, чей голос из прошлого который ей был сильно знаком

— Хорошо Виктор Валентинович

— И Маргарита — обратился мужчина, судя по голосу, когда он больше звучал со стороны входной двери — Просто возьми мазок и ничего больше не делай, как только Оксана Владимировна прейдёт, в себя, мне срочно об этом доложи

Помедлил он, словно хотел передумать, мужчина, потянул какой-то отрезок времени, пока медсестра подкатила столик с инструментами, расположив его рядом с поднятыми ногами Оксаны.

— Хотя знаешь — передумал этот мужчина — Ничего не делай

— Но…..

— Просто сиди и наблюдай

— Но ведь вы же хотели удостовериться что мы ей не навредим

— Просто вытащи трубку — заметил мужчина, как Оксана слыша их беседу, пытаясь пробиться через барьер своего сознания к своему телу — Кажется Оксана Владимировна приходит в себя

ЧСС резко подскочило, когда Оксана смогла прорвать сознанием ту грань что не пускала её к контролю над телом, прейдя в себя, ощутила, как что-то мешает дыханию. Начиная метаться, заметив, что руки были прикованы к кровати наручниками, Чувство неконтролируемого разуму страха охватывает сознание Оксаны, как будто предчувствие смерти, из-за чего началось шоковое состояние. Оксана билась в ярости, пока девушка в палате не отключили аппарат искусственной вентиляции легких. После чего самостоятельная функция дыхания Оксаны вновь восстановилась, она смогла дышать самостоятельно с трубкой в гортани.

— Маргарита извлеки трубку вентиляции легких — распорядился тот же знакомый мужской голос, но почему-то он покинул палату, когда Оксана приходила в себя

— Виктор Валентинович вы куда? — взволнованно обратилась темноволосая девушка, извлекая трубку для вентиляции из трахеи Оксаны

— Пойду доложу Громову что пациентка пришла в себя

— А вы разве не будите с ней разговаривать

— Зачем? — ухмыльнулся мужчина в белом халате, лицо которого, Оксана не могла разглядеть из-за света солнечных бликов, пока всё казалось как-то пятнами, комната как будто стала плыть

— Послушайте Маргарита — убедительно говорил мужчина, голос которого Оксана не могла вспомнить, пока девушка извлекала из её горла трубку для вентиляции легких — Просто поговорите с пациенткой и отпустите её

— Что случилось? — поинтересовалась Оксана первым делом, посмотрев жалким взглядом на девушку, как только она извлекла у неё из горла трубку — Где я?

— Успокойтесь — сидела рядом девушка в белом халате, приложив руку к плечам Оксаны, внушительным взглядом карих глаз посмотрела ей в глаза — Как вы себя чувствуете?

— Что случилось? — повторила вопрос Оксана, не помня совсем последних событий — Где я?

— Вы были в состоянии комы

Уверяла медсестра, когда Оксана сразу распознала в ней запах композиции «THE ONLY ONE», удивительное сочетание нот фиалки и кофе образуют фирменный почерк композиции и дают жизнь чарующему цветочному аромату. Персиковый оттенок аромата отражает ее теплое сияние, а золотое кольцо привносит в дизайн дополнительный стильный штрих.

— Сейчас мы вас вывели

— Что произошло? — поинтересовалась Оксана, вдыхая сладкий аромат, в котором чувствовалось воздыхание персика

— Вам лучше это расскажет Виктор Валентинович

— Что происходит? — поинтересовалась Оксана, посмотрела в карие глаза девушки, что сидела перед ней — Развяжите меня

— Я хотела осмотреть ваше влагалище и взять мазок с матки

— Что? — была не согласна Оксана, возмутилась, задавая наводящий вопрос — Какой нахуй мазок дура, отпусти меня

— Успокойтесь мне необходимо посмотреть

Уговаривала темноволосая девушка в белом халате, снимая накидку которой была накрыта тело Оксаны, когда она нежным приятным эффектом соскользнула по обнаженной коже. Вновь переживая момент страха, даже нежное касание пальцев девушки, когда они были одеты в резиновые одноразовые медицинские перчатки, к обратной стороне бёдер Оксаны, становилось для неё неприятным. Испытывая вновь чрезмерное волнение, Оксана чувствовала себя неуютно перед этой темноволосой незнакомкой и точно не хотела ей позволять копаться в себе. Желая вновь избавиться от этого, Оксана панически, переживая момент страха и боли, стала искать бегло по палате возможности вырваться и сбежать от страданий, которые она могла испытать.

— Я просто произведу осмотр и возьму мазок

— Зачем? — возмутилась Оксана, заметив, что браслеты на её руках были слегка ослаблены, если придать чуточку усилий, можно было вытащить руку — Я себя хорошо чувствую, не нужно никакого осмотра

— Лезвие ножа прошло мимо ваших маточных труб — рассказывала брюнетка, взяв лоток, где было гинекологическое зеркало, девушка тщательно смазала его поверхность гелем

— Меня пырнули ножом? — возмутилась Оксана, поднимая голову, посмотрела на свой живот, не увидела на нём ни шрама

— Это было в Лос-Анжелесе

— В Америке? — переспросила Оксана, пока девушка тщательно смазывала зеркало гелем

— Да вы занимались там лечением жены мистера Робинсона

— Робинсона? — медленно стараясь не привлекать внимания, Оксана ёрзала запястьем в надетых на руках браслетах

— Послушайте — недовольно обратилась девушка — Что вы всё время переспрашиваете, дайте я сделаю своё дело, потом можете идти куда вам вздумается

— Но если меня проткнули ножом, почему я не умерла?

— Тот укол — рассказывала брюнетка, заканчивая обработку, наклонилась между раздвинутых, лежащих на подставках ног Оксаны — Та девушка, вколола вам барбитурат, поэтому вы не умерли, он замедлил кровотечение, а в сочетание с алкоголем, вином, которым вы выпили, ввёл вас в кому

— Мне нужно идти

— Успокойтесь

— Я говорю отпустите меня! — вскрикнула Оксана, начиная дергаться, как только девушка прислонила кончик зеркала к её губам влагалища

— Успокойтесь или я произведу осмотр, когда вы будите спать

— Ты ничего не будешь со мной сделать

Испугалась Оксана и на уровне инстинктов дернула сильно руками, так что освободила сразу обе руки, от чего браслетами поцарапала кожу, когда вытаскивала кисти.

— Отпусти меня немедленно — вставая на кровати, Оксана напугала девушку резким рывком, так что она упала со стульчика на котором сидела, выронив из рук зеркала и фонарик

— Оксана Владимировна — уверяла брюнетка, когда Оксана развязывала ремни, связывающие её ноги к подставкам для осмотра — Успокойтесь, пожалуйста

— Я тебе блядь сейчас успокоюсь — сползая тут же с кровати, Оксана подобрала скальпель, что лежал на полу и направилась к девушке, которая пыталась встать после падения со стула, на заметив у неё в руках острое лезвие тут же передумала — Что ты там хотела со мной сделать?

— Оксана Владимировна, пожалуйста, успокойтесь

— Снимай халат и туфли — стояла Оксана, держа лезвие скальпеля, находясь полностью обнажённой, чувствовала изнывающую слабость, но стресс и паника во всём состояние придавала ей неимоверное множество сил — Быстро я сказала

— Это военный хорошо охраняемый объект Оксана Владимировна — предупредила девушка, когда Оксана присев перед ней на колени, прислонила лезвие скальпеля к горлу — Вам не уйти с него

— Это я сама буду решать

— Вас не выпустят — ухмыльнулась она, но Оксана быстро выхватила у неё из рук халат, словно вырвав его, тут же вставая на ноги, стала надевать на себя

— Это позволь мне решать! — возразила Оксана, держа в руках скальпель, пока девушка перед ней разулась, туфли которой подошли ей в самый раз, когда она их обула на ноги

— И как далеко вы собираетесь уйти?

— Подальше от сюда

— Это исключено

— Откуда тебе то знать? — схватила Оксана девушку, и взяв с железного столика жгут для забора крови из вены, подвела её к кровати с которой она в панике вскочила

— Я еще раз вам говорю Оксана — уверяла девушка, когда Оксана держа её за волосы не больно, подвела аккуратно к кровати, принуждая положив вторую руку со скальпелем, зажатым в пальцах лезвие которого было направлено на горло девушки — Это стратегический объект, вас не выпустят

— Ты меня плохо знаешь

Ухмыльнулась Оксана, когда девушка села, она ловко завела её обе руки за спину и так же быстро привязала их к поручням кровати, так скованно, чтобы она не могла встать полностью.

— А сейчас извини

— Громов очень сильно расстроится за то что вы так со мной

— Да плевала я на тебя и твоего Громова — ухмыльнулась Оксана, взяв чистую салфетку с рядом стоящего столика, скомкав её в руке

— Что вы собираетесь делать?

— Для начала — ухмыльнулась Оксана, ловко всунула салфетку в рот девушке, ухмыляясь при этом, после чего медленно встала с колен — Тебя заткнуть

Направляясь по палате, Оксана подняла с пола белый медицинский колпак, аккуратно собрала волосы на голове в пучок, отойдя к зеркалу. Всё еще чувствовала как ощущение несоизмеримого страха охватывает разум, Оксана стоя перед зеркалом, надела на голову колпак, тщательно уложив внутрь него волосы. После чего взяла с рядом стоящей столешницы маску для лица, надела её скрывая под ней нижнюю половину лица. Подойдя к двери палаты, Оксана отчаянно, вздохнула, взявшись за ручку двери, посмотрела на бирку на халате, где было написано Соколова Маргарита Сергеева, врач гинеколог. Встав у двери, Оксана, переводя дух держалась за ручку, пытаясь как-то понизить панику, чтобы не выдать себя, решительно была настроена убежать из этого заведения, каким бы оно для неё не было.

«Что со мной происходит и как блядь я тут вообще оказалась?», стараясь контролировать шок, Оксана нажимая на ручку двери палаты, вышла из неё, переступив через порог, вошла в коридор.

Большой больничный комплекс, коридор которого простирался на десятки метров, подойдя к окну, Оксана заметила охранный периметр, ограждённый бетонными стенами. Всё это напоминало какую-то цитадель, по квадрату этой местности Оксана заметила несколько высотных вышек, на которых ходили часовые. На улице, на большой площади ездили военные джипы, люди в военной форме с автоматами, как будто что-то охраняли. Единственное что могло на какую-то долю обрадовать Оксану, так это флаги Российской федерации и их символика на изображении на военных транспортных средствах, что она видела, направляясь по коридору, продолжая смотреть в окна. Это здание было больше похоже на какой-то военный госпиталь, здесь был и медицинский персонал, который ходил по коридору, как и охранники, что постоянно ходили по коридору.

Здание было советской эпохи, бетонные стены, тот же квадратный бесперспективный их фасон, квадратные большие окна, только что пластик. Подвесной потолок с квадратными большими светильниками, что был по всей протяженности коридора. Подойдя к лестнице, что вела на первый этаж, Оксана услышала включение военной тревоги, сильно испугавшись, зная прекрасно, что её будут искать. Оксана, обернувшись стоя у лестницы, слыша звон тревоги и заметила как персонал больницы, как и люди вокруг переполошились, от чего она еще крепче вцепилась в перила лестницы, лестничный пролёт которой казался узким как в советских многоэтажках. Всё даже перила лестницы, бетонные пролёты, всё напоминало советский стиль исполнения здания, только лишь теперь символика знаков и униформе персонала военного комплекса, отличала это от того времени, минувшей эпохи.

«Кажется меня скора обнаружат, надо быстрее убираться отсюда, только вот как», спускалась Оксана вниз, затерявшись среди двух медсестёр, что быстро спускались к выходу.

— Это не учебная тревога — слышался голос звуковой сигнализации, охранн6ого периметра — На территории базы посторонний, всем покинуть здание и выйти на улицу

— Господи что случилось — говорила одна из белокурых медсестёр, рядом с которыми Оксана затаилась спускаясь в маске — Какой еще посторонний

— Ты что Танька не слышала?

Рассказывала шепотом, другая белокурая девушка, своей подруге, когда Оксана, направляясь за их спинами, спускаясь по лестничному пролёту вниз, слышала их разговор.

— Сюда привезли какую-то врачиху — продолжила рассказывать она — Мой папа рассказал, что она будет лечить агента, что вернулся из Ирана в тяжелом состоянии

«Агента, какого блядь еще агента и почему я, какого вообще хуя тут делаю?», была возмущена Оксана, нахмурив обидчиво губки, обернулась, заметила, как сзади спускались военные, а так же двое солдат побежали быстро наверх.

Продолжая спускаться, Оксана прошла еще пару пролётов, пока не оказалась на первом этаже, пытаясь держаться рядом с белокурыми медсёстрами, делая вид, что направляясь к выходу.

— Говорят что наш агент вернулся с конференции по урегулирование конфликта в тяжелом состояние — продолжала рассказывать блондинка, когда Оксана, направляясь из их спинами, прекрасно слышала их разговор

— Вот это да — ухмыльнулась, не поверила подруга — И это всё тебе отец рассказал?

— Я случайно подслушала их разговор — смутилась она, когда не выдержала взгляда подруги, направляясь к выходу, стеклянным пластиковым большим дверям

— Ну да как же — не поверила ей подруга, когда они направлялись к пропускному пункту, Оксана начала нервничать, ведь там стояли бойцы из группы захвата вооруженные автоматами и с собаками, они осматривали каждого — Должно быть что-то серьёзное

Создав коридор, из вооруженных людей, по которому медицинский персонал военного госпиталя, направлялся к выходу, персонал безопасности осматривал каждого.

— Сергей Викторович она где-то здесь — уверял один из офицерских чинов, обращаясь к мужчине, которого Оксана видела, когда последний раз была в доме у Коновалова — Орлова где-то здесь

— Головой за неё отвечаешь — пригрозил он этому офицеру, мужчина в черном костюме был решителен — Найдите Орлову, во что бы то вам это не стало

— Девушка маску снимите — обратился один из охранников, к Оксане, когда она следовала за двумя медсёстрами блондинками

«Ну всё теперь мне пиздец», растерялась Оксана, когда её сознание объял неконтролируемый страх и она не знала что делать в такой ситуации.

— Девушка я вам говорю

Обратился охранник, к Оксане, после чего две медсёстры блондинки обернулись и заметили как за ними она шла в медицинской маске, что скрывала нижнюю половину лица.

— Снимите, пожалуйста, маску — повторил но вновь, после чего двое из солдат закрыли путь Оксане к выходу — После его мы вас пропустим

— Это моя дочь — вступился кто-то из мужчин в черном костюме, заметив табличку на белом халате, что был одет на Оксане — Пропустите её

— Не положено — возразил этот парень и был настойчив — Снимите, пожалуйста, маску — после чего несколько солдат в помещении направили на неё свои автоматы

— Нет! — выхватила Оксана скальпель из кармана и инстинктивно схватила белокурую девушку за волосы, приставив лезвие ножа к её горлу — Что вам всем от меня надо?

— Орлова?! — был удивлён один из мужчин в черном костюме, судя по всему, как поняла Оксана он был командующим этого комплекса — Пожалуйста, все опустите оружия

— Отпусти нож — прокричал кто-то из солдат не слушая приказа своего командира, солдаты взяли Оксану в кольцо, когда она держа блондинку за волосы, прислонила лезвие скальпеля к её пульсирующей вене на шее — Сдавайся у тебя нет шансов

— Пожалуйста, все опустите оружия — вмешался Громов, человек которого все должны были тут слушать — Не медленно опустите оружие — обратился он к солдатам, окружившим Оксану, прекрасно понимая её состояние

— Прошу, пожалуйста — слёзно просила блондинка, которую Оксана держала за волосы, отходя с ней к стене в холле — Помогите

— Спокойно Орлова — уверял Громов, выйдя в центр — Вас никто не обидит, просто опустите нож и девушку и мы с вами обо всём поговорим

— С чего мне вам верить — возразила Оксана, пытаясь держать крепко девушку за волосы, дёрнула её так, чтобы она не дёргалась, от чего блондинка взвизгнула — Я вас видела у Коновалова

— Я вас тогда просил чтобы вы спасли моего сына

— Того агента? — указала Оксана на блондинку, когда держала её в заложниках, отойдя к стене в холле медицинского военного госпиталя — Что якобы вернулся из Ирана

— Тут всё сложно Оксана Владимировна — пытаясь вести себя деликатно, говорил Громов, медленно сделав шаг вперёд вошёл в круг солдат, которые окружили Оксану — Давайте вы отпустите эту девушку и мы с вами обо всём поговорим

— Что я тут делаю господин Громов? — поинтересовалась Оксана, не желая отпускать девушку, когда сама поддавалась влиянию паники, ведь лай собак под дулами автоматов, что её окружили, взяв плотное кольцо, из которого не возможно было выбраться — Почему я?

— Опустите оружие Оксана Владимировна — уверял Громов, мужчина в черном костюме, был сам в замешательстве от напряженной обстановки солдат, нацелившись на Оксану дуло автоматов и лая овчарок, создавал напряженную обстановку в которой пришлось ему работать — И мы с вами обо всём поговорим

— Нет — держала крепко Оксана за волосы, девушку, оказавшись прижатой к стенке, прикрывалась ей как щитом, когда сама была так же напугана как и блондинка, к горлу которой она прислонила лезвие скальпеля — Сначала пусть ваши люди отойдут

— Вы держите в заложниках

Утверждал Громов, успокаивая, выставил руку в его сторону, мужчину в другом черном костюме, что хотел прорваться через оцепление собак и солдат с автоматами.

— Богданову Веронику Игоревну — рассказывал Громов, сделав осторожно шаг к Оксане — Она дочь начальника безопасности этого штаба

— Сергей Викторович да сделайте же что-нибудь

Вмешался мужчина, выкрикнув из толпы солдат, судя по тону его интонации, как поняла Оксана на тот момент, он был отцом блондинки, которую Оксана держала в заложниках.

— Она же её убьёт!

— Спокойно Игорь Васильевич — уверял Громов, успокаивая своего товарища — Солдаты опустите, оружие прошу вас

— Они слушаются только меня — пояснил Богданов — Я начальник безопасности и сейчас я хочу, чтобы Орлову обезвредили

— Ну всё хватит этот бедлам

Не выдержал один из солдат, который явно знал как нужно вести себя в этой ситуации, заметил беглый взгляд Оксаны и ту неосознанность с которой она держала блондинку.

— Пора его заканчивать

— Сержант нет! — прокричал Громов

— Сержант там ведь моя дочь — добавил Богданов, когда парень чуть старше тридцати лет вышел в круг и направляясь к Оксане, чем ошеломил её своей смелостью

— Назад! — прокричала Оксана растерявшись, сердце билось с таким бешеным ритмом, что было готово выпрыгнуть, а руки и всё тело было скованно страхом — Иначе я её убью

Чувство неконтролируемой паники играло в Оксане, она уже не могла контролировать ситуацию, когда мужчина в военной униформе направлялся к ней, с автоматом в руках, прекрасно зная, что нужно делать в такой ситуации.

— Назад! — прокричала Оксана в истерики, предчувствуя, словно страх смерти — Я её убью

— Пожалуйста

В слезах умоляла блондинка, когда вся ситуация перешла на секунды и момент решал всё, а солдат был в опасной близости от них с Оксаной и нужно что-то делать.

— Помогите

— Назад!!!

Прокричала Оксана, когда мужчина одним захватом, болевым приёмом на кисть руки пальцами надавил на кость, так чтобы она выронила из рук скальпель, не навредив, заложнице.

— А…… — кричала Оксана от боли, болевого приёма, который применил солдат, после чего тут же получила прикладом автомата в челюсть, сильным ударом её ошеломило и сбило с ног

— Папа! — вскрикнула в слезах, ринулась тут же белокурая девушка к своему отцу, как только солдат болевым приёмом выбил скальпель из рук Оксаны и высвободил пленницу

— Дочка!

Подбежал сразу Богданов, когда его белокурая дочка, бежала в его сторону и падая тут же в его объятия, падая словно на него, словно требовала от него защиты, своей ранимостью. Девушка прижималась к своему отцу, не переставая при этом плакать от пережитого шока и ужаса, что ей довелось пережить, пока Оксана держала её в заложниках. Она вжалась к телу своего папаши, тряслась вся от ужаса, не переставая при этом рыдать.

— Как ты? — поинтересовался Богданов, обвивая лицо своей дочери руками, при всех поцеловал её в лоб, как любимого ребёнка

— Господи папа — в слезах и заботах говорила она, пытаясь вызвать у отца к себе долю жалости, при этом неустанно не переставала его обнимать — Я так испугалась, папа мне до сих пор страшно

— Всё хорошо девочка моя — обвив голову дочери рукой, Богданов, прижал её к себе, заключив в объятие, чтобы помочь ей успокоиться и отойти от ужаса, шока который ей довелось пережить

— Это было лишним солдат

Вышел вперед Громов и резким хуком справа одарил в челюсть солдата, которым ударом приклада автомата, причинил неимоверную боль Оксане по лицу.

— Как вы Оксана Владимировна — подбежал взволнованно Громов, когда Оксана прижимаясь к стене, поджала слегка под себя ноги, чувствовала сильную боль в челюсти от которой не могла сдержать слёз — Простите пожалуйста моих солдат

— Я хочу домой — слёзно умоляла Оксана, прижав ладони к стене, касаясь челюстью, стороной которой пришёлся удар приклада к холодной каменной стене — Домой понимаете……

— Увидите сержанта Варламова в карцер — распорядился Громов строго — Пусть подумает там о своём поведении, пока Оксана Владимировна не придумает, как с ним поступить за подобное поведение

— Папа я так испугалась — жаловалась блондинка, когда отпрянула от тела Богданов, стоя с ним в обнимку — Кто она вообще такая?

— Иди дорогая — распорядился он своей дочери, чтобы она не мешала ему вести дела — По какому праву вы хотите арестовать сержанта?

— За превышение должных обязанностей — заявил Громов, кивнув в сторону двух солдат, чтобы задержали сержанта, ударившего Оксану прикладом автомата

— Он спас моей дочери жизнь Сергей — обратился мужчина в черном костюме, встав за спиной у Громова, когда он продолжал сидеть рядом с Оксаной на коленях

— Когда ей ничего и не угрожало — оспаривал такое утверждение Громов

— У неё был нож у горла моей дочери — пытался возразить Богданов подобное утверждение

— А он ударил девушку — возразил, оспаривая это Громов, испытывая жалость к Оксане, когда она прижималась испуганным взглядом к стене — Прикладом для оружия, господи, да какой же он после этого мужчина?

— Эта твоя девушка взяла в заложницы мою дочь

— А ты сам то Игорь — был не согласен Громов, вставая с колен, обернулся к мужчине, что вышел к нему — Как бы ты повёл себя в такой ситуации, эта девушка испытала шок, очнувшись после комы, в которую мы же её и погрузили, чтобы доставить сюда

— Она чуть не убила мою дочь — был не согласен Богданов — Я хочу, чтобы её изолировали

— Я изолирую тебя и твою дочь скорее

— Громов — возразил вновь Богданов, когда подошёл к Громову слишком близко, посмотрел ему в глаза в тот момент, когда солдаты начали уже расходиться — Она чуть не убила мою дочь!

Утверждал стоя на своём, мужчина высказывался недовольно в адрес Оксаны, посмотрев на то, как она сидела на полу, поджав под себя ноги, вжималась к стенке, боясь даже посмотреть на солдат с автоматами и их овчарок

— Я хочу, чтобы её посадили в камеру

— Отставить — грозно скомандовал Громов, когда двое из солдат двинулись к Оксане исполнять приказ своего начальника — Даже не вздумайте никто к ней прикасаться

— Думаешь, что если она будет спасать твоего сына

— Ты сам знаешь, что на кону — заявил Громов, продолжая смотреть напряженно на Богданова не давая двум солдатам даже приблизиться к Оксане — Я не могу позволить Оксане Владимировне быть изолированной, тем более какой ценой, мне довелось её сюда доставить

— Какой такой еще ценой? — ухмыльнулся недоверчиво Богданов — Такой, что даже её родители сочли её мертвой, что пришлось выставить невинную умершую девушку за Орлову, лишь бы только все посчитали её мертвой и выставить всё как несчастный случай

— Что?

Дрожащим голосом, поинтересовалась Оксана, обернувшись, продолжая сидеть на мраморном полу у стены, посмотрела со слезами на глазах, на двух спорящих между собой мужчин.

— Все теперь считают меня мёртвой?

— Формально да — улыбнулся Громов застенчивой улыбкой — Но не фигурально, вы живы, просто вы больше не Орлова, пока что, пока мы все не решим

— Значит, все считают меня мертвой?

— Нам пришлось сделать пластическую операцию трупу и такую грудь как у вас — рассказывал Громов, обернувшись к Оксане, чувствовал себя неуютно в виду таких событий

— Мы даже наняли косметолога специально для такого

Изумился в подлой улыбке Богданов, теперь, когда его товарищ выглядел не в лучшем цвете, решил высмеять его перед Оксаной

— Представляете, сколько пришлось заплатить, чтобы та девушка, которую положили в гроб вместо вас, была так похожа на вас

— Теперь все Оксана Владимировна

Рассказывал знающе Громов, продолжая смотреть на Оксану, когда она со слезами на глазах смотрела на него и абсолютно, не понимая теперь событий происходящего.

— До единого человека — уточнил более подробно Громов — Считают вас мертвой

— Мёртвой? — переспросила Оксана, раскрывая глаза лазурные голубые глаза, что были подобно топазу несравнимой красоты — Господи, я хочу домой

Умоляла Оксана, оставаясь сидеть на холодном мраморном полу, прижав к губам кончики пальцев, чувствовала, как челюсть всё еще болела от удара приклада автомата.

— Что я вам такого сделала

Прокричала Оксана, сидя на коленях, не могла никак сдержать слёзы отчаяния катились с глаз, подобрала с пола белый колпак слетевший с головы момент удара.

— Я хочу домой — утверждала Оксана, стоя на четвереньках, когда охрана солдат постепенно разошлась под грозным взглядом Громова, оставив холл, почти пустым — Домой-домой — прижав подушечками пальцев колпак, поднесла его материю к губам, нервно начала прикусывать

— Ты уверен, что она тебе нужна? — насмехался Богданов над увиденной картиной — Ты потратил такие ресурсы и всё в пустую

— Не смотря на это — возразил Громов, едва сдерживая своё раздражение — Орлова лучший диагност и хирург, я читал всё её досье, даже видел видео с камер наблюдения в штатах, когда она отчаянно пыталась спасти жену Робинсона, местного магната, но ей этого не позволили

— Вижу, Сергей ты прекрасно осведомлён Орловой — похлопал Богданов по плечу своего товарища, после чего прошёл мимо, с усмешкой еще раз посмотрел на Оксану, как она от пережитого ощущения страха, нервно сходила с ума, кусая губами медицинский колпак — Смотри не пролети

— Постараюсь — недовольно ответил Громов, после чего мужчина подошёл к Оксане — Господи Оксана Владимировна, на вас жалко смотреть

— Я хочу домой

Не могла Оксана сдержать слёз, продолжая сидеть на полу на мраморной белоснежной плитке полевого госпиталя, когда все разошлись, они остались в вестибюле с Громовым наедине.

— Отпустите меня домой — отбросив медицинский колпак в сторону, недовольно потребовала Оксана от мужчины, который любезно улыбаясь, протянул ей руку

— Не могу Оксана Владимировна

Утверждал Громов, подойдя к Оксане, протянул ей руку, помогая подняться на ноги, придерживая аккуратно её, за талию, пока она не начала уверенно стоять на ногах.

— Но обещаю, если вы поможете мне понять, чем болен мой сын

Утверждал Громов, доставая из внутреннего кармана, надетого пиджака, белый шелковый носовой платок и сам аккуратно его кончиком нежной материи, стёр вытекающие слёзы с глаз Оксаны.

— Я верну вам вашу прежнюю жизнь, а та ошибка, что мы якобы похоронили вместо вас другую девушку, сочтём за глупую неловкость

— Неловкость? — возмутилась Оксана, недовольно посмотрев на Громова — Вы закопали неизвестного мне человека

— О… уверяю вас — смутился Громов взгляда Оксаны, когда она поправляла на себе халат и так возмущенно на него смотрела — Она уже была мертва, когда мы слегка подправили ей лицо и сделали укладку волос как у вас

— Скажите, хотя бы, что к её смерти вы не причастны

— Острая сердечная недостаточность была причастна — ухмыльнулся Громов, взяв за руку Оксаны, направляясь к лестничному проходу, ведущим на верхние этажи здания

— Хоть это утешает — ухмыльнулась Оксана, подойдя к лестничным пролётам — Что хотя бы ей не перерезали глотку

— Господи Оксана Владимировна

Ухмыльнулся Громов, смутившись тому, как грозно Оксана состроила гримасу, когда подошла к ступенькам лестницы, взявшись за перила, обвив пальцами поручень.

— Откуда такая кровожадность?

— Я могу хотя бы переодеться?

— Переодеться? — ухмыльнулся Громов, удивлённо посмотрел на Оксану — Я думал медсестра в палате, оставила вам во что переодеться

— Кстати о медсестре — смутилась Оксана, очертание прекрасных скул отразила ямочки на щечках, продолжая мило улыбаться Громову в ответ

— Да она должна была вас смотреть

Рассказывал Громов, следуя за Оксаной по ступенькам лестницы, поднимался вверх, когда она в ответ играла перед ним выраженной, скрытой под белым халатом красотой упругих бёдер.

— Лезвие ножа которым вас проткнули, прошло рядом с маточными трубами и мы очень волновались

— Это ваша была заслуга? — поинтересовалась Оксана, остановившись на ступеньках, посмотрела на зелёную покрытую краской стену с побелкой — Вы приказали этой суке меня пырнуть ножом?

— По-другому я вас просто не смог бы сюда заманить

— Сука! — не стерпела Оксана и со всей силы влепила мужчине пощечину прямо по щетине, чем обожгла руку от соприкосновения с его колкой кожей

— Заслуженно — признал это Громов, приложив ладонь к щеке, после того как Оксана взвизгнула отпрыгнув на ступеньку, после того как обожгла руку о его щетину

— Вы блядь в своём уме — прокричала Оксана, грязно ругаясь матом — Вы могли меня убить, что вы сделали

— Кстати в морге

Уточнил Громов, ухмыльнувшись, как Оксана вцепилась другой рукой в ладонь, которую обожгла и шипела как королевская кобра, оскорблённая обидой, болью и непомерной злостью на него.

— Ваши родители, когда были в штатах, видели ваш якобы труп, нам круто пришлось накачать вас барбитуратами, чтобы вы не подавали никаких признаков жизни

— Вам смешно да

— Кстати о той медсестре — решил ловко Громов переменить тему — Вы кажется что-то хотели сказать о ней

— Так вам теперь стала интересна её судьба

— Она дочь моего компаньона

— Здесь что клановый подряд?

— Нам ведь нужно куда-то было — ухмыльнулся Громов, разводя руками, когда они с Оксаной поднялись на второй этаж, где были такие же зелёные покрытые краской стены и длинный коридор с кабинетами и отделением расположенным дальше — Пристроить своих детей

— Понятно — уныло ответила Оксана, понимая как эта блеклая серая обстановка советского военного комплекса ей становилась скучной — Так я могу для начала одеться?

— Разве вам не дали одежду

— Ваша медсестра — изнурённо вздохнула Оксана, посмотрев на подвесной потолок с квадратными светильниками — Сидит связанной на койке, где я пришла в себя, точнее на полу

— Связанной? — переспросил Громов, не поверив сначала тому, что услышал от Оксаны — На полу?

— Бога ради — вновь изнывая, вздохнула Оксана, запрокинув голову в потолок, направляясь вдоль коридора — Прекрати повторять каждое моё слово

— Вы связали девушку, которую хотела вам помочь — пояснил Громов, схватив Оксану за руку, чем самым вызвал в ней еще больше недовольства, заставил обернуться к себе — И оставили её в палате

— Эта дура хотела мне матку осмотреть

— Ваши месячные так ведь не пришли

— Естественно они не придут — остановилась Оксана, внимательно посмотрела на мужчину, который держал её за кисть руки — Вам и это известно?

Продолжая со всем вниманием, разглядывать каждое подергивание мышцы на лице мужчины, Оксана словно хотела понять, чего он так скрывает, хотела уловить этот таинственный взгляд.

— Вы были там в Лос-Анжелесе

— Я? — удивился Громов указывая на себя пальцем — Нет что вы, я предан своей страны и из неё честно говоря, никуда не хотел уезжать

— Тогда откуда вам столько известно? — прокричала Оксана, испугавшись таких подробностей и того что таил в себе Громов, отошла спиной от мужчины на несколько шагов

— А ты не думала

Обратилась темноволосая девушка в обаятельном черном коротком кружевном платье, стояла она за спиной у Оксаны. Почувствовала Оксана, даже не оборачиваясь, опасное сочетание в себе запахов, которое только имела эта коллекция парфюма «SIMPLY SEXY». Прекрасно складываясь, жасмин, ваниль и бергамот, ноты этого запаха вызвали мурашки по коже, как только Оксана почувствовала эту симфонию будоражащих, как натянутая струна гитары, ароматов.

— Что просто я могла ему всё рассказать?

— Ты — обернулась Оксана и сразу же узнала женщину, брюнетку, что обладала способностью гипноза и ту самую, что проткнула её ножом в больнице Лос-Анжелеса — Ты сука!!!

Ринулась Оксана на брюнетку, но Громов, успел схватить её за кисти рук, свёл их за спиной, не давая ей приблизиться к брюнетке, которую она хотела убить, за всё то, что она от неё испытала.

— Я блядь убью тебя — яростно пыталась вырваться Оксана, когда мужчина сзади, держал её за руки, не давая приблизиться к брюнетке — Я тебя убью, ты сука, слышишь?!

— Как грозно — ухмыльнулась темноволосая девушка коварной улыбкой, в красоте которой и её обаяние отражался истинный сарказм — И как низко сказано, фу…. Оксана ты могла бы и лучше

— Что блядь она тут делает? — продолжая грозно ругаться матом, обернулась Оксана, посмотрела на мужчину, который держал её за руки, пытаясь сдержать безумие, которое она могла устроить

— Это сделка с дьяволом Оксана Владимировна — отпустив Оксану, опустив голову, ответил Громов, теперь когда картина всего стала ясна перед ней

— Какая нахуй еще сделка? — грязно продолжая ругаться нецензурной лексикой, Оксана смутила двух проходящих у неё за спиной медсестёр, что шарахнулись от неё как от огня

— Анна помогла нам доставить вас сюда

— А взамен? — поинтересовалась Оксана, обернулась, посмотрела на Громова, после чего вдруг опять перевела взгляд на брюнетку

— Кстати по видеокамерам я видела такое внизу — ухмыльнулась Анна, решив сменить тему разговора — Группа захвата, Оксана просто молодец, взяла в заложницу ту блондинку

— Анна хватит! — возмутился Громов, не желая отвечать на вопрос Оксаны, прошёл мимо неё с видом, как будто её тут и не было — Кто вас пустил на пост управления видеонаблюдением комплекса?

— Там было открыто — ухмыльнулась темноволосая девушка, заигрывая с Громовым, придавая очертанием изумительной формы губ, она словно потешилась над его недовольством — А ваш охранник очень любит пончики, он просто не смог отказаться, когда всё началось

— Хватит валять дурака Анна — возмутился Громов — Здесь вам не цирк

— Что вы ей пообещали? — вскрикнула Оксана, едва сдерживая себя, вцепилась в руках Громова

— Ну же ответьте ей господин Громов — забавлялась темноволосая обладательница гипнозом девушка — Скажите сами, что вы пообещали, за мою помощь?

— Я предложил ей вас — словно выдавил из себя это Громов, по выражению мимики лица, что заметила на нём Оксана, она поняла, как это было ему тяжело — Но на одну ночь

— На одну? — была не согласна с условиями брюнетка, встав между Громовым и Оксаной, брюнетка вцепилась в кисть руки её руки, уже заявляя на неё свои права

— Стойте — вскрикнула вновь Оксана, обращая на себя внимание брюнетки и Громова — Какую ночь, что блядь за бред, она проткнула меня ножом, я чуть не умерла……

— Но ведь не умерла же — ухмыльнулась темноволосая искусительница, кончиками пальцев коснулась подбородка Оксаны— Потому что я знала где стоило тебя проткнуть

— Вас спас укол барбитурата

Уточнил Громов, уныло вздохнул, от того что брюнетка, ставила в себе заслугу своё умение, принуждая взглядом, чтобы она отпустила руку Оксаны.

— Именно он оставил кровотечение, а в сочетание с алкоголем, ввёл вас в состояние комы

— Вы двое сговорились за моей спиной — вскрикнула, возмутившись, Оксана, посмотрев на мужчину и женщину, между которых стояла в узком коридоре больничного военного комплекса

— По-другому я просто не смог бы вас сюда доставить

«Они предали меня, только она в своих личных интересах, а он из-за того что жалкий слабак, который ни на что не годен», размышляла Оксана, посмотрев снова на темноволосую женщину, после чего перевела взгляд на Громова.

— Хватит! — громко вскрикнула Оксана, когда степень напряжения между Громовым и брюнеткой стала чрезмерно возрастать — Вы оба ничего не получите от меня — нахмурила она обидчиво губки

— Оксана Владимировна вам следует одеться

— Постой? — возразила брюнетка — Она что не одета?

— А ты сама разве не видишь Анна — недовольно ответил Громов

— Так под халатом ничего нет? — раскрыла она выразительно красивые глаза, утонченная красота словно была готова поглотить разум Оксаны — Совсем ничего?

— Она связала дочь моего коллеги и оставила её в палате, из которой вышла из комы

— Господи я же должен её освободить — направился он в спешке по коридору — Оксана Владимировна оставайтесь, пожалуйста, в коридоре

— Как будто теперь я могу куда-то отсюда выйти — уныло вздохнула Оксана, обвивая локти, отошла к большому окну, рядом с входом на лестничную клетку

— Просто признай — встала за спиной Анна, девушка хотела вывести Оксану из себя, совершенно не думая о том, что она совсем недавно вышла из состояния комы — Ты хочешь меня

— Слушай, отстань! — была не согласна Оксана с таким утверждением, чувствуя за спиной парфюм брюнетки, вздохнула, глубоко хватая воздух — Скажи лучше спасибо Громову, что не позволил мне убить такую змею как ты

— Змею?! — удивилась брюнетка, словно выражая восторг карих глаз, когда они отразились в отражение холодного стекла окна, к которому прикоснулась Оксана — Мне это нравится

— Просто — прокричала, обернувшись, Оксана, на темноволосую девушку, чем напугала выходящую рыжеволосую девушку со стороны лестничной клетки, когда она чуть не запрыгнула на руки рядом идущего солдата — Оставь меня в покое!

— Ладно-ладно — выставила руки Анна, уверяю Оксану успокоиться, считая насмешки за глупое недоразумение — Всё успокойся, я пошла

Забавляясь тому, как Оксана сдерживала свой порыв ярости, темноволосая девушка, заметила, чем чаще она вдыхала, парфюм который пропитал её тело, тем больше она её желала.

— Просто……

— Убирайся!!!

Прокричала, рявкнула Оксана, царапая коготками пластик подоконника рядом с которым стояла, продолжая смотреть на зелёную лужайку и бетонное ограждение рядом со зданием.

— Оставь меня в покое — тяжело дышала Оксана, пытаясь прийти в себя, только сейчас, поняла, в палы ненависти, что находится одна в помещении

«Слаба богу, наверно у меня просто поехала крыша, её тут нет, её тут нет», убеждала себя Оксана, не желая признавать того, что искусительница её разума, находится теперь с ней рядом.

 

***

Расправляя одетое платье на бёдрах, Оксана смотрела в зеркало, стоя напротив него в просторном кабинете. Здесь бетонные стены заменили, на офисную отделку, что имела кофейный оттенок, помещение с большими окнами, интерьер которых украшали огромные вертикальные жалюзи.

— И так господин Громов — поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть в зеркало, выразительно раскрыла голубые лазурные глаза — Почему я вам так была нужна?

Расправляясь аккуратно кончиками пальцев складки на бёдрах, Оксана обернулась и посмотрела на Громова, когда он явно переживал какое-то нервное недомогание, держал в руке стакан с коньячным напитком.

— Просто расскажите, что случилось с вашим сыном?

— Он мой племянник — нервно посмотрел на дверь Громов, убедившись, что в кабинете, с Оксаной, только они одни — Он сын моего старшего брата, который уже очень давно мёртв

— Просто скажите мне, в чём проблема? — поинтересовалась Оксана, ухмыльнувшись роскошной улыбкой, алых, щедро накрашенных помадой губ

— Мы думаем, что это отравление ядом — помешкал немного Громов, прежде чем открыться перед Оксаной — Но вот каких, симптомы слишком запутанны

— Исключено — возразила Оксана, сразу отвергая версию Громова — Прошло слишком много времени, он бы умер

— Да действительно — согласился Громов — Тогда что объясните тогда, почему здоровье никак не может восстановиться

— Как давно это случилось

— В Иране?

— Я спросила как давно — ухмыльнулась Оксана, пропустив мимо ушей страну, так как пока она к ни о чём не говорила — И что он там делал?

— На этот вопрос я не могу ответить

— Я врач! — заявила Оксана, обернувшись, недовольным взглядом посмотрела на Громова — Я должна знать, что произошло

— Мы думаем, что это яд? — еще раз повторил Громов, не желая отвечать на вопрос Оксаны

— Он в коме? — поинтересовалась Оксана, внимательно посмотрев на мужчину, что сделала глоток коньячного напитка из бокала, что держал в руке

— Что? — сделал вид, будто не расслышал Громов, переспросил так, удивлённо посмотрел на Оксану — Я не расслышал, что вы сказали Оксана Владимировна

— Я могу его увидеть? — поинтересовалась тогда Оксана, отошла от зеркала, положив руки на бёдра и выразительной походкой, играя бёдрами, отошла от него

— Два месяца вот уже как это происходит

— Ровно два месяца вы нашли меня в доме у Коновалова

— Я тут же стал собирать команду лучших врачей

Рассказывал Громов, направляясь по просторному кабинету к закрытой лаком покрытой деревянной двери, выполненной в стиле советской эпохи.

— Сейчас стало всё гораздо хуже

— Могу лишь с гордостью заверить — уверяла Оксана направляясь по кабинету, стукая каблуками черных туфель по гладкой поверхности паркета — Что это не отравление ядами

— У главного лечащего врача моего сына — заявил Громов, встав в дверях выхода из кабинета, как только он её открыл — На этот счёт совершенно другое мнение

— У главного лечащего врача?

Возмутилась Оксана, встав рядом с мужчиной, раскрыла выразительно словно королева, голубые лазурные глаза, цвет которых был подобен первозданному топазу.

— Я думала — утверждала Оксана, продолжая смотреть на мужчину недовольно, будто была готова его разорвать взглядом — Что я буду вашим главным лечащим врачом

— Виктор Валентинович об этом другого мнения

Оспорил Громов, переступая порог, мужчина вышел в коридор, направляясь по нему, прошёл мимо двух медсестер и солдата, несущего караул в отделении.

— Он собрал тут команду из своих лучших интернов

— Какой еще Виктор Валентинович

— Ваш ректор института — рассказывал Громов, направляясь по коридору, в сторону где была вывеска реанимационное отделение — Он отобрал лучших студентов своего курса, чтобы они помогли поставить диагноз моему сыну

— Вы блядь разрушили мне жизнь!

Вскрикнула Оксана, чем напугала выходящую медсестру из реанимационного отделения, девушка несла в руках пробирки с кровью, услышав её громкий крик, она от испуга всё выронила.

— Уничтожили, грубо говоря, меня

Продолжала кричать Оксана, когда пробирки с забора крови, пациентов некоторых солдат в тяжелом состоянии падали на пол. Соприкасаясь с кафельной белоснежной поверхностью их стекло, разбивалось, а их содержимое брызгами разлетелось по полу и стенам.

— И всё блядь ради чего?

— Вы разбили кровь Оксана Владимировна

Ухмыльнулся Громов, даже не посмел посмотреть в сторону Оксану неодобрительным взглядом, в ответ он просто улыбнулся тёплой улыбкой.

— Представляете, сколько работы вы создали моим медицинским работникам

— Вы блядь издеваетесь? — была вне себя от ярости Оксана и готова была уже разорвать этого мужчину на части — Вы разрушили мне жизнь

— Вы нужны Виктору Валентиновичу

— В качестве кого? — была не согласна Оксана с таким утверждением — Я не собираюсь быть у кого-то лакеем на посылках

— Не забывайтесь Оксана Владимировна — не мог уже сдерживать себя в руках Громов, когда подошёл к Оксане — После того что вы выкинули внизу и с девушкой, что хотела вас осмотреть, я должен был вас изолировать и посадить вас в карцер

— Так почему же вы этого не сделали! — наклонились Оксана к мужчине, словно решила над ним поиздеваться — Почему я до сих пор еще не сижу как больная истеричка в клетке, чтобы на меня все смотрели как на ёбаную блядь макаку

— Наверно потому

Обратился Виктор Валентинович, когда Оксана, словно уже орала на Громова, устроив скандал прямо посреди отделения, смутив медсестёр и солдата несущего там караул с боевым автоматом.

— Что я не позволю

— Зачем я вам Виктор Валентинович — была приятно удивлена Оксана увидеть, бывшего ректора, у которого проходила практику в институте — У вас есть уже команда

— Что толку от этой команды

— Но ведь они лучшие ученики на вашем курсе сосудистой хирургии

— Мы не можем поставить диагноз

Рассказывал Виктор Валентинович, когда вышел в коридор, внимательно и очень удивлённо, мужчина посмотрел на Оксану. Время над ним постаралось, как успела заметить Оксана, виски стали седыми, а на лице появились морщины, однако щетина на его лице осталась всё такая же.

— Вот уже два месяца

— Это вы сказали что я вам нужна?

— Потому что никто из этих бездарей как оказывается

Развёл отчаянно руками Виктор Валентинович, отчаянно посмотрел в сторону реанимационного отделения, из которого вышел, оставаясь стоять в проходе открытых двустворчатых дверей.

— Не может предложить нормальную идею

— Есть условие — изумилась в улыбке Оксана, так как помнила, что этот человек заступился за неё тогда в больнице в Москве, когда она спасала Аришку — Я либо королева, либо ищите себе другого ассистента

— Я предполагал такой вариант — ответил Виктор Валентинович, выходя в коридор, когда за его спиной плавно закрылась дверь

— Ну и что? — продолжая любознательно смотреть на этого человека, почувствовала Оксана всё тот же старый вкус одеколона «Acqua di Parma Colonia Intensa», что сочетал в себе удивительный вкус кориандра и будоражащий шлейф американского сандала — Каким будет ваше решение?

— Два короля ведь не смогут ужиться вместе

— Стойте Оксана Владимировна — коснулся Громов, плеча Оксаны, вынуждая её обернуться и обратить на себя внимание — Без халата в это помещение нельзя

— Ну, так дайте мне халат

С презрением Оксана посмотрела на медсестру, что отчаянно пыталась собрать осколки разбитых колб, когда кашемировая девушка сидела на полу на коленях, отчаянно смотрела на свою неряшливость.

— Или вы Виктор Валентинович дайте свой

— Девушка встаньте — обратился Громов к медсестре, что сидела на кафельном полу на коленях, рядом с разбитыми склянками крови, Оксана поняла, что она недавно устроилась сюда, так как совершенно не понимала, что нужно делать в такой ситуации — Одолжите пожалуйста ваш халат

— Что? — вставая с колен, поинтересовалась шатенка, выразительно раскрыв карие глаза, посмотрела на Громова в недоумении

— Халат одолжите нам свой — обратился Громов, подав руку девушке, когда она неуверенно вставая с колен, пыталась подняться на ноги

— Но как же……

— Давайте он вам всё равно ни к чему теперь

Не давая выговориться бедной девушке, заявил Громов, начал он снимать с шатенки белый халат, обнажая напоказ белое летнее платье, одетое на ней, что так пикантно подчеркивало её фигуру.

— Вызовите санитарку, пусть тут всё уберёт

— Хорошо Сергей Викторович — освобождаясь от халата, девушка вела себя нерасторопно перед Громовым — Слушаюсь Сергей Викторович

— Вас тут все уважают — чувствуя себя королевой, Оксана встала спиной к Громову, позволяя его обольщению надеть на себя белый халат — Это заметно

— Давайте не будем терять времени — смутился Виктор Валентинович, как Громов обольщал Оксану своим ухаживанием, как она словно об него позволяла себе вытирать ноги, когда она расправлял складки белой материи на ней — Пройдёмте в палату к пациенту

— Это будет замечательно — ухмыльнулась Оксана, понимая, в каком положении находится её бывший ректор, что Громов, позволил себе такое ухаживание над ней

— Давайте я открою дверь — предпочёл Громов, ринувшись, первый к закрытым створкам пластиковых дверей — Оксана Владимировна так почему вы не хотите рассмотреть версию с ядом

— Потому что это бред!

— Я тоже самое — добавил Виктор Валентинович — Говорил вам Сергей Викторович

Рассказывал Виктор Валентинович, когда Оксана, застёгивая пуговицы белого халата, вошла в реанимационное отделение военного медицинского комплекса Российской Федерации.

— Версию с отравлением мои коллеги давно исключили

— Ваши коллеги не смогли поставить диагноз

— Возможно, они просто не туда смотрят

Встряхнула Оксана кончиками пальцев золотистые пряди русых волос, придавая им выразительный объём, когда играя бёдрам в каждом шаге, направлялась по реанимационному отделению.

— За два месяца я думаю, можно было что-то придумать

— Поэтому я вынужденно попросил Сергея Викторович

Рассказывал Виктор Валентинович, направляясь следом за Оксаной, когда она словно светилась гордостью, понимая, что в этот момент без неё они никуда с места не сдвинуться.

— Разыскать вас

— Очень интересно

Изумилась в улыбке Оксана, заметила у открытой двери реанимационной палаты девушки с золотистым русым оттенком волос, что стояла, держа папку пациента в руках.

— Кто же из вас двоих, примул план

Интересовалась Оксана, изумляясь в улыбке, ощущая себя королевой между двух мужчин, которые в обществе пользовались огромным уважением и в тоже время сильно нуждались в ней.

— Доставить меня сюда

— Виктор Валентинович — обратилась девушка, как только Оксана подошла к палате, рядом с которой в открытых дверях стояла эта интерн — Состояние больного ухудшилось

— Марина Павловна пожалуйста передайте все данные Оксане Владимировне — довольно услужливо попросил Виктор Валентинович, обращаясь к девушке интерну

Взяв красную папку открытой, Оксана сразу обратила внимание на лист проделанной ЭКГ, где регистрировалось «изменения сегмента ST» и «зубца Т», «снижение амплитуды комплекса QRS» ,»нарушения ритма сердца» и «нарушения проводимости сердца».

Изменения сегмента ST и/или зубца Т отражают изменения электрических свойств клеток миокарда, вызванные органическим поражением или так называемыми функциональными влияниями любой этиологии (нейровегетативными, метаболическими, электролитными и т. п.). Следует подчеркнуть, что изменения зубца Т и депрессия сегмента ST не позволяют определить локализацию нарушения. Можно указать отведения, в которых регистрируются эти изменения. Только подъем сегмента ST позволяет локализовать нарушение реполяризации.

Нарушение реполяризации — это заболевание, в ходе которого сокращается или становится более длительной по времени фаза реполяризации. Подобное нарушение может носить симптоматический характер, но определить это можно только путем проведения необходимых диагностических мероприятий.

— Выраженные изменения диффузного характера — первое на что обратила внимание Оксана, как только посмотрела на кардиограмму, еще не видев самого пациента — Отмечаются признаки частичной дистрофия миокарда

Диффузные изменения в миокарде — неспецифические, то есть нехарактерные для какого-либо определенного заболевания, процессы, затрагивающие все стенки сердца.

Такие нарушения могут наблюдаться и у здорового человека. Однако при выявлении диффузных изменений миокарда рекомендуется обратиться к терапевту, который выяснит причину обнаруженных отклонений. При необходимости пациента направят к кардиологу!

— Странно — взяла Оксана лист проделанной рентгенограммы пациента — Вы тоже обратили на эту тень в сердце, смотрите, какие она имеет причудливые контуры — обратила она внимание Виктора Валентиновича, показывая пальцем на лист проведенной рентгенограммы

— Перикардиальный выпот — пояснил Виктор Валентинович, соглашаясь с мнение Оксаны — Мои интерны уже установили дренаж

Экссудативный перикардит — воспаление серозного перикарда, сопровождающееся накоплением выпота в перикардиальном пространстве. Признаками экссудативного перикардита могут быть тяжесть и боль в груди, одышка, дисфагия, кашель и осиплость голоса, отечность лица, набухание шейных вен, симптомы сердечной недостаточности и тампонады сердца.

— Мы предполагаем что — встал Громов между Оксаной и Виктором Валентиновичем — Что его могли отравить или подсыпать что-то в еду в Иране

— Он бы уже умер — опровергла Оксана любое малейшее предположение о возможном яде

— В малых дозах седативное или транквилизатор

Предположил Виктор Валентинович, пытаясь убедить Оксану в обратном, когда она вошла в палату к пациенту, не слушая бредовые домыслы двух мужчин.

— Могут вызвать подобные симптомы

— Здравствуйте

Обратилась Оксана к пациенту, как только вошла в его палату, когда он лежал на больничной койке подключенный к аппарату жизнеобеспечения. Заметила Оксана бледность кожных покровов, отдышку и нарушение проводимости сердечного ритма, посмотрев на экран, где фиксировались показания сердечного ритма. Рядом на стуле стояла миска с кровеносными выделениями, что выходили вместе с кашлем у пациента. Уменьшение массы тела, Оксана сразу предположила о физиологических изменениях в теле пациента. Перед Оксаной на больничной койке лежал парень, к которому по внешнему виду было слегка за тридцать, но исхудавшее тело в период долгой болезни, привело его к потере массы на десятки килограмм.

— Я Орлова Оксана Владимировна

— Дядя рассказывал мне о вас — ответил вялым голосом парень, взгляд его был тусклым и тупым, он словно смотрел в одну точку на потолке — Он хочет убедить, этого лакея

Указал он, пальцем правой руки, открывая медленно голову от подушки, на Виктора Валентиновича, когда он вместе с Громовы вошёл к нему в палату.

— Что меня не отравили

— Бред какой-то — согласилась Оксана, присаживаясь рядом — Как вы себя чувствуете

— В груди болит — уточнил пациент на один из симптомов, на который Оксана тут же обратила своё внимание — Знаете, как будто, словно чувство сдавливание

— У вас кашель с кровью — обратила сразу на это внимание — Чувство сдавливание, отдышка, а так же нарушение ритма сердца и сердечной проводимости и прошло два месяца

— Вы не представляете — говорил он, посмотрев на Оксану, как будто вот она ему приглянулась, заметил он яркое красное платье, что было одето на ней, под белым халатом — Это словно тюрьма, я даже не знаю, когда это закончится

— Перикардиальный выпот и дренаж из вашей груди, по которому стекает экссудат

— Вы еще краше, чем та блондинка — коснулся он кисти руки Оксаны, когда она сразу же определила у него повышение температуры тела, а потому каким он был одеяло был укрыт, смогла легко предположить что у него озноб — Где мой дядя, только таких находит?

«Озноб, лихорадка, нарушение сердечного ритма, изменение тени сердца на рентгенограмме, кашель с кровью», размышляла Оксана, продолжая смотреть на бледное лицо пациента.

— Возможно киста — предположила Оксана, пытаясь погрузиться сознанием в сердце пациента, представляя некую аномалию блокирующую ток крови в левой части сердца — Или может это не опухоль, тогда что эта за тень

— Я узнаю этот взгляд — заметил Виктор Валентинович, как Оксана встала со стула на котором сидела — Вы уже там, вы словно видите….

— Всё не так как вы думаете Виктор Валентинович

Опровергла Оксана, доводы мужчины, после чего вновь подошла к девушке интерну, взяла у неё из рук красную папку, положив её в раскрытом состоянии на столешницу в палате.

— Где же этот снимок — искала Оксана среди листов снимок рентгенографии пациента — Заметила аномально образованную тень на сердце пациента, которую объяснить не могла

— Оксана Владимировна можете мне объяснить

Поинтересовался Виктор Валентинович, когда подошёл к Оксане и легонько кончиками пальцев, коснувшись её руки, мужчина обратил на себя её внимание.

— Что я упускаю

— Пока только то — достала Оксана из раскрытой карты, снимок рентгенографии пациента, направляя его на солнечный свет, проникающий в палату через большое окно, внимательно посмотрела на аномальную тень на снимке — Что это точно не яд

— Что вы думаете Оксана Владимировна?

— Кардиомиопатия

Кардиомиопатия — первичное поражение сердечной мышцы, не связанное с воспалительным, опухолевым, ишемическим генезом, типичными проявлениями которого служат кардиомегалия, прогрессирующая сердечная недостаточность и аритмии. Различают дилатационную, гипертрофическую, рестриктивную и аритмогенную кардиомиопатии.

— Но это не точно — уверяла Оксана, продолжая некоторое время смотреть на снимок рентгенографии пациента

— Объясните — потребовал Виктор Валентинович

— Понимаете — отложив снимок обратно на столешницу, Оксана внимательно посмотрела на мужчину, который перед ней стоял

Гипертрофическую кардиомиопатию (ГКМП) характеризует ограниченное или диффузное утолщение (гипертрофия) миокарда и уменьшение камер желудочков (преимущественно левого). ГКМП является наследственной патологией с аутосомно-доминантным типом наследования, чаще развивается у мужчин разного возраста.

При данной патологии присуще уменьшение размеров полостей сердца, утолщение и плохую подвижность межжелудочковой перегородки (при обструктивной кардиомиопатии), снижение сократительной деятельности миокарда, аномальный систолический «пролапс створки митрального клапана».

— Что-нибудь еще? — поинтересовался Виктор Валентинович, как только выслушал Оксану

— Возможно еще

Амилоидоз сердца — системный диспротеиноз, приводящий к отложению амилоида — специфического белково-полисахаридного комплекса в тканях сердца. Амилоидоз сердца сопровождается гипертрофией миокарда, нарушением его сократительной способности, развитием хронической недостаточности кровообращения, аритмий, гипотензии, клапанных пороков.

При амилоидозе сердца миокард уплотняется, становится малорастяжимым («резиновый» миокард); объем полостей сердца обычно изменяется незначительно. Старческий амилоидоз сердца протекает по типу диффузного поражения мышечных волокон, что сопровождается их атрофией; отложение амилоида нередко выявляется в коронарных артериях и аорте. Следствием структурных изменений миокарда являются нарушения систолической и диастолической функции, уменьшение сердечного выброса и признаки «сердечной недостаточности».

— Да и в завершение

Отошла Оксана, играя бёдрами к окну, посмотрела на военную, хорошо охраняемую военную базу, периметр которой был под постоянным контролем камер видеонаблюдения, системой летающих дронов и постоянных патрулей солдат.

— Миокардит

Миокардит — воспаление мышечной оболочки сердца (миокарда), чаще ревматического, инфекционного или инфекционно-аллергического характера. Течение миокардита может быть острым или хроническим. Острый миокардит проявляется одышкой, цианозом, отеками на ногах, набуханием вен на шее, болями в сердце, сердцебиением, аритмиями.

Тяжелая форма миокардита может возникать при дифтерии, «скарлатине», «сепсисе». Высокой кардиотропностью обладают вирусы, вызывающие миокардит в 50 % случаев. Иногда миокардит развивается при «системных заболеваниях» соединительной ткани: «системной красной волчанке», «ревматизме», «васкулитах», «ревматоидном артрите», при аллергических заболеваниях. Также причиной миокардита может служить токсическое воздействие некоторых лекарственных препаратов, алкоголя, ионизирующее излучение. Тяжелое прогрессирующее течение отличает «идиопатический миокардит» невыясненной этиологии.

— Но опять же — добавила тут же Оксана, когда рассказывая, ходила кругами по палате, выставила указательный палец руки, что была на поясе — Повторяю, это не я!

— Мы изучили сердце вдоль и поперек

— Тогда, что эта аномальная тень на сердце?

Поинтересовалась Оксана, пытаясь разглядеть левую сторону сердца, где в левом предсердие что-то было, напоминающее аномальное образование или поражение мышечной ткани сердца.

— Биохимический анализ крови пациента — распорядилась Оксана направляясь к выходу из палаты, дверь которой была открыта — И развернутый, так же бак посев

Играя выразительно бёдрами в каждом шаге, когда материя платья, одетого на Оксане так отчетливо отражала пикантные формы её стройного тела.

— Да и Виктор Валентинович — встав в проходе открытой двери, Оксана посмотрела на мужчину в белом халате, когда он не сводил с неё глаз — Возьмите биоптат миокарда, проведите зондирование полостей сердца

— Что вы пытаетесь найти?

— Я хочу исключить миокардит

— Уверяю вас Оксана Владимировна — заверил Виктор Валентинович, направляясь в сторону Оксаны, когда Громов, оставаясь в недоумении так на него внимательно смотрел — Ваше мнение не имеет обоснования, ссылаясь на какую-то тень в сердце, без основания тратя время

— Вы потратили два месяца — возразила Оксана, была не согласна, обвив руками пластиковый проход, открытой двери, выгнув спину, выставила бёдра — Так будьте любезны потратить всего несколько дней, чтобы опровергнуть мою теорию

— Мы ходим вокруг до около

— А давайте спросим у самого пациента или может господина Громова — изумилась Оксана в улыбке, состроив злорадную усмешку — Чью позицию в лечении он выберет, для своего якобы, как он любит говорить сына

— Дирофлярии в сердце — вынес свою теорию Громов — Возможно та самая тень, что вы видели Оксана Владимировна и есть тот самый очаг паразитов

Дирофиляриоз — инвазионное заболевание, вызываемое круглыми гельминтами рода Dirofylaria. У собак паразитируют два вида — D. immitis и D. repens, которые различаются тем, что в половозрелой форме (собственно гельминты) первые локализуются в полостях сердца и крупных сосудах (легочная артерия, аорта), а вторые — в подкожной клетчатке, хотя изредка могут быть обнаружены и в несвойственных им местах: глазах, головном мозге, брюшной полости и спинном мозге. А личинки — микрофилярии — путешествуют по крови, в утренние и вечерние часы концентрируясь на периферии, так как комары именно в это время особенно активно нападают.

Когда сердечные паразиты появляются у больного можно заметить следующие симптомы: Учащенный пульс; Болевые ощущения в области груди; Лихорадочное состояние; Головная боль; Раздражительность; Нервозность; Бессонница; «Тошнота».

— Исключено — возразила Оксана, пациента, вышла в коридор, когда Виктор Валентинович и Громов услужливо проследовали за ней — У нас выраженное нарушение сердечного ритма, застойная сердечная недостаточность, а так же «атриовентрикулярная блокада»

— Так же наблюдаются симптомы раздражительности, головной боли и сдавливания в груди

— Виктор Валентинович — оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, подойдя к мужчине, как только вышла в реанимационном отделении — Я вам могу назвать тысячу таких болезней, что будет иметь всё то, что вы мне тут перечислили

— Я всё еще являюсь главным врачом пациента

— Тогда зачем такими стараниями

Возразила Оксана, встав лицом к лицу с Виктором Валентиновичем, посмотрела ему в глаза, чувствуя его одеколон. По мере оспаривания всех позиций этого мужчины, Оксана не поняла, как возбудилась и чем больше она приводила опровержения, тем больше желание секса, порочного тёмного омута окутывало её разум. Издавая едва слышный порочный стон, в момент разговора, Оксана слегка раскрыла губы, их щедрый алый оттенок, отражал в себе искушению страстью.

— Вы меня сюда притащили?

— Я конечно не врач — встал Громов между Виктором Валентиновичем и Оксаной — Но если Оксана Владимировна так говорит убедительно и за несколько минут назвала вам несколько причин убедительных доводов того, как лечить моего сына, так делайте этой

— Сергей Викторович — уверял Виктор Валентинович — Мы изучали с моими интернами

— Простите — вышла из палаты белокурая девушка в белом халате, посчитав уместным унять этот спор внести свои коррективы — Возможно это будет не кстати, но Виктор Валентинович вы помните как у пациента случился приступ «пароксизмальной тахикардии»

Пароксизмальная тахикардия — вид аритмии, характеризующийся приступами сердцебиения (пароксизмами) с частотой сердечных сокращений от 140 до 220 и более в минуту, возникающих под влиянием эктопических импульсов, которые приводят к замещению нормального синусового ритма. Пароксизмы тахикардии имеют внезапное начало и окончание, различную продолжительность и, как правило, сохраненный регулярный ритм. Эктопические импульсы могут генерироваться в предсердиях, атриовентрикулярном соединении или желудочках.

— А вот это уже интересно — ухмыльнулась Оксана, состроив неотразимую улыбку восхищения, посмотрела укоризненно на Виктора Валентиновича — Ну и когда вы хотели мне сказать об этом?

По этиологическим факторам пароксизмальная тахикардия сходна с экстрасистолией, при этом суправентрикулярная форма обычно вызывается повышением активации симпатического отдела нервной системы, а желудочковая — воспалительными, некротическими, дистрофическими или склеротическими поражениями сердечной мышцы.

— Тут может быть тысячу причин этому — оспорил Виктор Валентинович в ответ, сразу понимая, о чём подумала и что может теперь Оксана ему противопоставить — Это не обязательно будет структурное нарушение целостности сердечной мышцы

— Результаты крови — направляясь к выходу из отделения, Оксана не стала слушать бессмысленные домыслы от Виктора Валентиновича — Должны быть завтра утром у меня

— Вы куда? — поинтересовался Громов, хотел проследовать за Оксаной

— Пойду найду себе какого-нибудь солдатика — ухмыльнулась Оксана, играя бёдрами, подошла к выходу стеклянных пластиковых дверей, что вели из реанимационного отделения — И попробую хорошо провести время

— Оксана Владимировна — окликнул Громов, Оксану, когда она выходила из дверей реанимации, взявшись за ручку, она оттолкнула её от себя — Вы ведь ничего толком не ели, давайте я отведу вас, пообедаете

— Доставьте еду в мой номер — ухмыльнулась Оксана, встав в коридоре, нагнулась, облокотилась на выставленное колено, отразив упругие бёдра — Он ведь у меня есть? — поинтересовалась она, подмигнув Громову

— Я распоряжусь, чтобы вас туда проводили — ответил Громов, немного помешкав, словно переменился — Нет, я сам вас провожу

— Я могу хотя бы осмотреться? — развела уныло руками Оксана, оставаясь стоять в коридоре больничного военного комплекса — Я ведь всё равно далеко никуда не уйду

— Пусть идёт — встал за спиной у Громова, Виктор Валентинович — А я как раз хотел с вами обговорить очень интересное решение проблемы диагностики вашего сына

— Серьёзно Виктор Валентинович — возмутился Громов, обернувшись посмотрел на стоящего у него за спиной мужчиной — Вы два месяца со своими интернами пудрили мне мозги, а теперь когда Оксана Владимировна у нас появилась

«Пожалуй лучший момент чтобы мне тихо уйти и найти себе солдатика, блядь как секса хочется, похоже эта кома на меня как-то повлияла», направляясь очень осторожно по коридору, Оксана очень аккуратно наступала на кафель плитки, направляясь к лестничной клетке.

— Старый надоедливый дурак — тихо выругалась Оксана, подойдя к лестничному проходу, коснулась пальцами арочного входа, прижалась к ней грудью, посмотрела на двух спорящих мужчин у входа в реанимационное отделение — Тебе никогда не держать меня под контролем

Посмотрев напоследок на Громова и Виктора Валентиновича, Оксана подошла к ступенькам лестницы, начиная медленно спускаться, по ним, чувствуя замах сочетания малины и смородины, оставленный шлейф, который принадлежал какой-то девушке. Облизывая жадно губы, Оксана сгорала по поцелую, чем больше она думала о больном пациенте, тем больше становилась жажда порочного искушения. Спускаясь по ступенькам на первый этаж, Оксана хотела унять звериную страсть инстинкта, что окутал омутом её сознание, когда она касаясь пальцами гладкой, высохшей зелёной краски на стене, не могла смириться с тем, как сильно требовало её тело любви.

 

***

Спускаясь по ступенькам лестницы, находясь в лестничном коридоре, ведущим в холл больничного комплекса. Оксана сгорала от предвкушения безудержной тяги к любви, едва проявляя сдержанность, прошла мимо двух медсестёр, что поднимались выше на этаж, была готова слиться с ними в пламени поцелуя. Чувствуя сочетание запаха от девушек, Оксана прошла мимо них, вдыхая жасмин и сирень, а так же бергамот и герань в одном сочетание, танец таких симфоний, был для неё неудержим. Продолжая спускаться ниже, облизывая губы, Оксана предавалась мечтанию, раствориться в утопии ласки рук этих молодых медсестёр, тонуть в безудержном омуте их любви.

— Оксана Владимировна — обратился к Оксане солдат, как только она покинула лестничную шахту и вошла в вестибюль

— Ты…… — испугалась Оксана, узнав сразу того солдата, который её ударил прикладом оружия, высвобождая из её рук заложницу — О…… нет-нет-нет

Попятилась Оксана назад, но споткнулась каблуками черных туфель о порог входа в лестничный коридор, после чего вдруг чуть не упала, успев вовремя облокотиться спиной о стену. Оксана, словно кошка вжалась от страха в угол, не желая совершенно видится с этим мужчиной. Раскрыв лазурные голубые глаза от ужаса, Оксана когтями впилась в краску на стене, забившись в угол, смотрела на него словно как загнанная в угол кошка перед огромным псом.

— По-моему мы ведь решили вопрос и меня отпустили

— Да я знаю — ухмыльнулся он в ответ, наблюдая как Оксана его боялась вжалась в угол — Громов просил лично проводить вас до вашей комнаты и глаз с вас не спускать

— Может, я как-нибудь сама дойду

Прикусывая нервно краешек губы, предложила Оксана, не желая покидать угол лестничной клетки, когда спускающиеся медсёстры так на неё удивлённо смотрели.

— Не стоит зря вам перетруждаться

— Громов сказал, что за вас я отвечаю головой — мило улыбнулся он, протянул руку Оксане, оставаясь стоять на расстояние, как только вошёл в лестничную шахту, переступая порог

— Не стоит — возразила Оксана, продолжая испуганным взглядом смотреть на него, не желая пользоваться его помощью, предпочитая стоять в углу

— Громов сказал если я хочу остаться в армии после того что я сделал с вами — продолжал настойчиво рассказывать, говорил он, продолжая стоять у входа лестничного коридора — То я должен выполнять все ваши желания, отвечать за вас головой и попросить прощения

— Не стоит — уныло Оксана опуская взгляд — Я в той ситуации была сама виновата, я держала в заложниках испуганную девушку с ножом у горла

— Это тоже верно — сохраняя любезность улыбки, признал он, кивнув Оксане соглашаясь с ней во всём — Я ведь выполнял свой долг, вы должны меня понять

— Выполняли долг? — ухмыльнулась Оксана, придавая очаровательное недовольство, вышла из угла, протянула руку мужчине, чтобы он взялся за кончики её пальцев — Вы ударили меня прикладом

— И за это я дико извиняюсь — принял он руку Оксаны, пропуская её первой выйти из лестничного коридора — Хотя вы тоже были виноваты не меньше моего

— Я значит была виновата? — сохраняя обольщение улыбки, Оксана обернулась, встав в пол оборота, посмотрев на парня, в военной форме, как он вышел следом — Вы ударили беззащитную напуганную девушку!

— Я же вам говорю — краснел он перед обольщением Оксаны, особенно, когда так соблазнительно подыграла ему глазками — Я делал свою работу

— А сейчас у вас какая работа? — решив поиздеваться над ним дальше, спросила Оксана, играя телом, направляясь по коридору

— Я должен сопроводить вас в вашу комнату

Повторил он, словно уклоняясь добавить сказанное ранее перед Оксаной, когда она почувствовала власть над ситуацией разговора, над ним решила посмеяться.

— Я за вас головой отвечаю

— И…..? — потянула Оксана, играя бёдрами, направляясь к рамкам металлоискателя

— И выполнять все ваши желания — добавил он стесняясь того, как Оксана на него с ухмылкой смотрела — Чтобы вы не попросили

— Не приказала

— Простите? — не понял он, как Оксана восторженно это сказала

— Ты же сам сказал, что будешь выполнять все мои желания

— Ну и? — не понимал он тонкого намёка Оксаны, когда она к нему подошла, почувствовав от него запах мужской парфюмерии для бритья, столь резкий вкус, возбуждал в ней порочное желание

— Значит я твоя королева

— О… нет-нет-нет — возразил он, ухмыляясь, отошёл от Оксаны, было видно, что он почему-то её опасался, когда она на этом решила сыграть в свою пользу

— Не волнуйся — продолжая строить обольщение улыбки, отразила Оксана очертание сексуальных ямочек на щечках — Я не заставлю тебя здесь вставать на колени

Обвив пальцами подбородок солдата, говорила Оксана рядом с его губками, чувствуя нежными подушечками его колкую щетину лица.

— Но — обернулась Оксана, вильнув бёдрами, направилась к рамкам металлоискателя, сгорая от предвкушения скорее придаться власти любви, кончиком коготка указательного пальца, игриво коснулась она носа парня — Только не здесь

— Простите Оксана Владимировна — отвлекла девушка, обратилась шатенка, отвлекая Оксану от гармонии напряженного момента отношений — Халат можно мне вернуть обратно?

— Вы взяли чужой халат? — поинтересовался парень с хитрой ухмылкой, когда Оксана стесняясь в его глазах отошла от него — Снова?

— Не без причины — уверяла Оксана, сохраняя любезную застенчивую улыбку — Мне он был нужен, чтобы осмотреть пациента, да она сама мне его дала

— Не удивлюсь если под давлением Громова — поддержал он Оксану улыбкой, когда она медленно пуговицу за пуговицей расстегивала на себе белый медицинский халат

— Он сам мне его дал — повернулась спиной Оксана к парню, после того, как расстегнула все пуговицы надетого на себе белого халата, делая тонкий намёк, чтобы он освободил её от него

— Да действительно Громов так распорядился — подтвердила шатенка в белоснежном коротком платье, что так прекрасно облегала силуэт её тела

— Вот видишь — ухмыльнулась Оксана, освобождаясь от халата, под влиянием пальцев солдата, отошла в сторону, сделав несколько шагов ставя ноги крест-накрест, выражая упругие бёдра

— Сергей Викторович убедительно попросил меня доставить вас в дом — заверил парень в военной униформе наблюдая с изумлением, как Оксана, играя телом прошла через рамку металлоискателя

— К нему? — поинтересовалась Оксана, когда подошла к большим стеклянным дверям больничного военного комплекса, обвивая пальцами пластиковую ручку

— Тут офицерский городок — рассказывал он, когда Оксана, открывая дверь, переступая порог, вышла на крыльцо — Там дома для офицеров, так вот для вас там приготовили отличный дом

— Большой? — поинтересовалась Оксана, как только вышла на улицу, расправляя руки, потянулась, запрокинув голову, посмотрела на яркое солнце — Я не привыкла жить в какой-нибудь халупе

— Ну, думаю, вам он подойдёт — застенчиво улыбнулся он, когда Оксана обернулась, высказывая ему своё мнение — Он для вас будет большой

— И что я там буду делать одна? — недовольно Оксана обернулась к парню, который стоял с ней на одном крыльце

— Но вы же сами хотели большой дом?

— Но что я там буду делать одна? — нахмурила Оксана обидчиво губки, желая в истязание страданий разума по любви, чтобы он к ней проявил

— Вы всегда можете прийти в гости к Громову

— К этому старому пискуну? — возмутилась Оксана, подойдя медленно по каменному крыльцу к ступенькам — Мне его рожа уже за сегодня надоела

— Где вы так научились выражаться? — сделал он замечание, спускаясь следом за Оксаной, парень словно любовался пикантными выраженными её формами

— А ты кажется, согласился выполнять все мои желания

Ухмыльнулась Оксана, оглядывая, словно сказочную зеленую рощу у больничного комплекса, словно всё было ровненькое, каждый куст, деревья, за всем тщательно следили.

— Так вот терпи — заявила Оксана, спустившись со ступенек крыльца, снизошла на тротуар, аккуратно его касаясь каблуками черных туфель

— И как долго ваше величество будет вести себя так……

— Мне уже нравится — перебила его Оксана направляясь по хорошо ухоженной тротуарной дорожке, как только отошла от ступенек крыльца, коснулась пальцами листов сирени, глубоко вдыхая их завораживающий тонкий аромат уходящего лета — Ты уже вживаешься в роль?

— В какую роль?

— Моего подданного

— Ах… вашего значит подданного

Возмутился кокетливо солдат, когда подошёл к Оксане, наблюдая как она выставив колено, держа на ладошке лепестки сирени, вдыхала глубоко их аромат.

— Значит вот как мы теперь — не мог он оторвать взгляд от бёдер Оксаны, когда она так излюблено перед ним демонстрировала — Это называем?

— Прости дорогой — обернулась Оксана и была под впечатлением под тонким запахом сирени, околдовавшим её разум — После того как ты ударил меня прикладом от оружия по лицу

Утверждала Оксана, отпустив лист сирени, оставив его болтаться на ветке, состроив хищное, строптивое страстью выражение лица, подошла к парню в военной форме.

— Ты думаешь, я смогу тебе так просто взять и простить тебе эту — коснулась Оксана расстегнутого ворота военной униформы на парне, легонько коготком поцарапала его грудь, продолжая смотреть взглядом королевы ему в глаза — Оплошность

— А я и не просил — ухмыльнулся он, развёл руками, почесав затылок — Мне, между прочим, ваше прощение Оксана Владимировна

Продолжая смотреть в глаза Оксане, было видно, как он был очарован её красотой, но из-за всех сил держал себя в руках, чтобы не выдать себя, придал он напряженный взгляд серых глаз.\

— Мне не нужно — пояснил он, нагло продолжая смотреть и ухмыляться на Оксаны — Я выполнять свой долг, спас заложницу и обезоружил вас

— Вот как?! — изумилась Оксана в улыбке, шикарно раскрыла накрашенные алой помадой губы, блеск которых отражался при падении на них лучей дневного солнца — Так вот как ты это теперь называешь?

— Давайте я проще покажу ваш дом

— Я думаю, охрана мне не помешает — изумилась Оксана, осматривая крыши проглядывающихся за макушками деревьев, домов, военного городка — Это ведь закрытый город? — поинтересовалась она, направляясь по тротуарной дорожке к алее с большими распустившимися деревьями

— Да — насторожился он, когда Оксана к нему обернулась, встав под тенью наклонившихся веток берёзы — Только вот гражданин Громов, запретил мне называть вам его название

— Пф…. — пафосно нахмурив губки, махнула Оксана рукой, продолжив путь по тротуарной аллее, вошла в цветущий лесной парк, рядом с больничным военным комплексом — Я и так узнаю

— Ну самое главное не от меня

— Думаешь, меня это остановит? — продолжая играть выраженно бёдрами в каждом шаге, обернулась, Оксана не останавливаясь — Я в любой момент смогу узнать своё местоположение

— Чего вы пытаетесь доказать? — спросил он в тот момент, когда Оксана обернулась и стоя к нему спиной, придала задумчивый вид

«Блядь он всё больше и больше меня заводит, но прежде чем это у нас с ним случится, я заставлю его приклонить передо мной колени», размышляла Оксана, состроив злорадную ухмылку, коснулась листьев свисающей ветки берёзы, игриво качая бёдрами, продолжила движение.

— То, что я твоя королева — обернулась Оксана, забавляясь тому, как парень был в замешательстве от того, как она раскрыла выразительно голубые лазурные глаза — И ты не можешь этого отрицать

— Смотрите-ка Оксана Владимировна — ухмыльнулся он, наблюдая как Оксана, направляясь по тротуарной бетонной дорожке, проходила мимо покрытого зеленью сада — Откуда в вас столько гордости?

— Гордость моя второе имя

Ухмыльнулась Оксана, обернувшись, посмотрела на идущего за ней следом солдата, после чего взглянула на улицу рядом с которой выходящего из тернистого сада, располагались жилые дома.

— Что же показывайте — поинтересовалась Оксана, встав под тенью качающегося кедра, пышные игольчатые ветки которого создавали объём, скрывая за собой могучий ствол — Какой из них мой?

— Вон тот, что с красной крышей — указал он на двухэтажный особняк с чудным балконом, ограждённый периметр которого, был выложен из красного кирпича

— Серьёзно? — посмотрела Оксана удивлённо на кончик указательного пальца солдата, и потом на направление, что он указывает, увидел вполне большой дом с красной черепицей — Ну……

— Что скажите?

— Интересно, а какой дом у тебя? — обвив руками талию, Оксана выраженно подчеркивая бёдра, изящной фигурой, что было скрыта под материей красного надетого на ней платья

— Я живу в общежитии, как и все контрактники — старался держать дистанцию, парень отступил в сторону, когда Оксана стояла с ним совсем близко

— Ну, у тебя есть какое-то задание?

Ухмыльнулась Оксана, специально наседая, играя с ним, сделала шаг в его сторону, специально создавая напряжение гармонию, сексуальной страсти.

— Только не говори, что ты просто проводишь меня до дома

— Громов распорядился проследить, чтобы вы пообедали

— Умираю от голода — подошла Оксана к нему, чувствуя мужскую силу парфюмерии для бритья и уходу за кожей лица Gillette, сгорала с ума по тонкости его резкого запаха — Съела бы слона

— Я и не думал что вы такая кровожадная

Не позволяя тому, чтобы власть Оксаны, так долго держала его пальцами за воротник его спецовки, парень отошёл вновь на шаг назад, нарушая гармонию образовавшейся связи.

— Что будите угрожать целому земному виду

«Почему он меня сторонится, я что не достаточно хороша для него или он просто охуел?», думала Оксана, нахмурив губки от отчаяния, с обидой посчитав себя оскорблённой, посмотрела на него.

— Ты меня еще плохо знаешь — изображая на лице, кровожадность и в тоже время сексуальное рвение, ответила Оксана ухмыляясь

— Боюсь даже узнать вас Оксана Владимировна — выставив руки согнутые в руки, он как бы создал барьер в отношениях, прекрасно понимая, чем грозит ему близость с Оксаной

— А почему? — поинтересовалась Оксана, когда отошла в сторону, отступая от парня, потешаясь, как он сторонился её — Я что не достойна тебя?

— Громов меня разорвёт — опустив голову, строя драму перед Оксаной, смутился он её близости и её созидания над ним — Он сказал оберегать вас, чтобы не случилось

— И…..? — потянула Оксана, снова держа руки на поясе, выставила указательный палец в сторону парня — Он что-то еще говорил ведь?

— Вы издеваетесь?

— Ну и? — специально Оксана, ухмыляясь хищной улыбкой, сделала шаг в его сторону

— Может, пойдёмте я вас провожу — выставил он вновь руки не давая наседать Оксане на него, он снова отошёл от неё

— Какая гордая осанка — ухмыльнулась Оксана, когда подошла к нему, кончиками пальцев задела его погоны — Какие плечи, только один вопрос?

Скривила Оксана губки, прислонив к ним коготок указательного пальца, с насмешкой посмотрела на стоящего перед собой солдата, стоя над тенью пышных веток могучего кедра.

— Как такой мужчина

Обвив руками плечи солдата, Оксана выразительно раскрыла перед ним голубые лазурные глаза, строя улыбку обольщения перед ним посмотрела на него.

— Смог ударить меня?

— Тьфу ты…… — выругался он сдерживая свой гнев, смутился того как забавлялась Оксана, когда смотрела на него так, кокетливо, прислонив коготок указательного пальца к краям губ

— Совесть проснулась? — сделала вид, что удивилась Оксана с ухмылкой, посмотрела на него

— Вам смешно?

— С чего ты взял? — едва сдерживая смех, спросила Оксана, прислонив кончики пальцев к губам

— Вы издеваетесь — признал он это, посмотрев на Оксану, соглашаясь с её мнением — По-вашему это значит смешно?

— Извини дорогой — прислонив кончики пальцев к груди, возмутилась Оксана, состроив выразительные ямочки на щечках — Если тебя что-то смущает

Подошла Оксана к нему, играя сексуально телом, наступая каблуком черных туфель на сломанную высохшую ветку и листву под ногами, создавая хруст и шелест.

— То будь так добор — коснулась Оксана подушечкой пальцев пылких губ парня — Потерпи меня

— Поскольку наш с вами разговор так и ни к чему и не приведёт

— И что ты намерен сделать? — посмотрела Оксана взволнованно, как парень равнодушно прошёл мимо неё, направляясь к выходу из тернистого парка

— Просто провожу вас домой

— Но мне нужна и защита?

— От кого?

Уныло вздохнул, обернулся он, изнурённо посмотрел на Оксану, когда встал у выхода из лестной чащи, что вела к улице, где были расположены частные дома горожан закрытого города.

— Вам не нужна защита тут

— От одиночества — состроив скучную гримасу, Оксана опустила глаза, посмотрела на закруглённые носики черных туфель

— От одиночества Оксана Владимировна — был не согласен он с утверждением Оксаны, не придавая значения её лживой жалости и печали, он вышел на улицу, направляясь сразу к дому, переходя проезжую часть — Защищайте себя сами

— Вот значит как! — вскрикнула Оксана, выбежала за ним с недовольным видом, звонко клацая каблуками черных туфель по асфальтному покрытию тротуара, ощущая как легкий холодок, нежностью прикосновения объял её тело обворожительной прохладой — Так ты теперь заговорил?

— Господи

Вздохнул солдат, почувствовав себя неловко перед проходящей по улице парой парня и девушки, когда они держались за руки, смотрели в глаза друг другу, но отвлеклись на крик Оксаны.

— Да когда же вы угомонитесь уже

— Да как ты вообще смеешь возмущаться — раскрыв изумлённо алые губы, Оксана решила закатить скандал выставить солдата, не в лучшем свете перед молодыми людьми, что шли по улице

— Ненормальные какие-то — ответил парень, что шёл с девушкой, посмотрев смущенно в сторону Оксаны, когда она закатывала сержанту скандал на глазах влюблённой пары

— Вот ваш дом — указал он на ворота, нажимая на ручку маленькой двери, легонько нажал чтобы открыть её — Всё наверно на сегодня с меня хватит

— Ты должен охранять меня

— Я должен вернуться в часть

— Сегодня я твоя часть — подошла Оксана к нему и схватила за рукав спецовки, сама первая вошла в ограду, вильнув бёдрами перед самцом

— Но так же нельзя — хотел он возразить, но Оксана настойчиво втащила его в ограду, кончиками пальцев, не слушая его, толкнула дверь, чтобы она закрылась

— Я могу

Отпуская его рукам, отошла Оксана от него, направляясь в пол оборота, смотрела на него, играла выразительно телом в каждом шаге, приковывая его взгляд к себе.

— Делать, что захочу

— Можете осмотреть ваш дом — отчаянно ответил он, когда Оксана прошла по ограде, стукая звонко каблуками о каменную плитку, оставаясь в тени наклонившихся веток яблони, коснулась пальцами свисающего зеленого плода — Я пока подожду вас тут?

— Ты не идёшь? — удивилась Оксана, когда подошла к ступенькам деревянного крыльца, вдохнула этот завораживающий запах сирени, кусты которой росли рядом с оградой кирпичного забора

— Мне сказали охранять вас ценой своей жизни

— Но так ты можешь сделать это и дома?

Ухмыльнулась Оксана, облокотившись обеими руками на перила, выразила на щечках изумительной формы ямочки.

— Я буду не против, если даже и в моей кровати — выставила Оксана сочные упругие бёдра, состроив глазки

— Что?! — отразил он тупую гримасу на лице, возмутительно посмотрел на Оксану

— А что такого? — пожав плечами, Оксана развела руками, непонимающим взглядом в момент напряженной интриги разговора, продолжала на него смотреть — Я не в твоём вкусе?

— Да нет — смутился он того, как Оксана на него смотрела, гордостью подобающей королеве — Я совсем не то хотел сказать

— Ну тогда заходи — кокетливо Оксана позвала за собой, качнув указательным пальцем, когда её кисть была на плече, а другой рукой она коснулась ручки закрытой двери

— Я не думаю что это хорошая идея

— Можно я буду думать

Открывая дверь, ухмыльнулась Оксана, переступая через порог, вошла в просторную прихожую, где все казалось цвета кофе. Комод, что стоял напротив входа, гардеробный шкаф справа, а так же паркет пола, всё было шоколадного цвета. В гостиной, окутанной сумраком, за счёт задвинутых штор, колыхалось легкое алое свечение с камина. Воздух был пропитан древесным свежим запахом, ароматом цветения зелени и трав, чувствовался легкий вкус тлеющего угля с камина.

— За нас обоих

— Вы не оставляете мне выбора

Уклончиво покачал он головой, но в итоге соглашаясь с приглашением Оксаны, подошёл он ко входу когда она отошла к комоду, красиво играя, в каждом шаге, телом перед ним.

— Ничего не поделаешь

— И не смей сомневаться — подошла Оксана к нему, вцепившись в воротник его спецовки, сама пальцами толкнула дверь, чтобы она закрылась, создавая в доме, лёгкую сумрачную романтику

— Вы точно знаете, чего хотите

— Именно этого и хочу — заявила Оксана, играя бёдрами, вошла в тёмную гостиную, покачивая бёдрами, прошла через арочный проход

— Вам стоит перекусить — утверждал он, когда Оксана с голодными глазами посмотрела на шикарно накрытый небольшой столик в гостиной, что был расположен у черного кожаного дивана

— Умираю с голода — изнывающим голосом, признала это Оксана, вошла быстро в гостиную, стукая каблуками черных туфель по паркету

— Что вот так просто сядете есть?

— А что я должна произнести какой-то обет перед этим? — ухмыльнулась Оксана, прошла рядом со светом, проникающим через щелку в гостиную, направляясь к черному кожаному дивану

— Может для начала, раздвинем шторы

— Когда я поем — ответила Оксана, подойдя к столику, кокетливо указала на парня, который только что вошёл в гостиную, переступая порог арочного входа — Я и ноги раздвинуть, готова буду

— Это будет лишнее — возразил парень, оставаясь стоять у арочного входа в гостиную

— Правда — ухмыльнулась Оксана, взяв сочную запеченную ножку курицы с тарелки, с чувством голода посмотрела на неё — Ты так считаешь?

— Это будет лишним

— Ну хотя бы — кончиком язычка, Оксана облизнула запеченную корочку, ощущая на его поверхность весь уточенный вкус её сока — Посидишь со мной?

— В этом вам не откажешь

— А ты мог бы?

— Простите — удивился он, настороженно подходя к дивану, на который, свободной рукой разглаживая платье на бёдрах, села Оксана — Я вас возможно не понял

— Отказать мне

— Громов дал мне четкое распоряжение…..

— Да плевать я хотела на Громова — грубо выразилась Оксана, смачно кусая курицу, сгорая от аппетита, испробовать то чувство, как словно таит мясо во рту — Мне важно, что ты сам скажешь

— А чтобы вы сами хотели от меня услышать

«Нет ты блядь реально идиот что ли», тщательно пережевывая курицу во рту, предположила Оксана внимательно посмотрела на него, лицо парня так сексуально переливалось в оттенках алого, когда так романтично тлел уголь в камине.

— Ты бы сам хотел провести со мной время

— И это не смотря на тот факт, что вас ударил?

— А что если между нами — дала Оксана тонко понять мужчине, рядом с которым сидела на диване, обвив пальцами, бокал с фруктовым соком — Случится интимная связь?

— Простите — было видно, по выражению его лица, как от предложения Оксаны у него чуть не отвисла челюсть — Что вы сказали?

— Ты всё прекрасно слышал — мило улыбнулась Оксана, отразив ямочки на щечках, медленно, поднесла бокал к раскрытым губам

— Я не уверен, что это хорошая идея

— Почему? — ощущая сладкое послевкусие, когда сделала глоток, поинтересовалась Оксана, отрываясь от бокала, оставляя на поверхности стекла алый след от помады

— Спасть с вами в мои планы не входило

— Постой — схватила его Оксана за кисть руки, когда парень хотел встать с дивана и отойти от него, оставив её одну — Подожди немного

— Я побуду на улице — возразил он, оспаривая мнение Оксаны, чтобы остаться

— Но зачем? — вскочила Оксана с дивана, боясь остаться одной в этом доме

— Простите, я не могу

«Блядь я не могу его отпустить, что мне уже со стеной, что ли трахаться потом», нервно кусая губу, думала Оксана, боясь упустить возможность, хорошо провести время, в компании мужчины.

— Постой — побежала за ним, клацая каблуками черных туфель по паркету в гостиной, схватилась за руку парня, когда он уже вошёл в арочный проход — Давай всё будет так

Уговаривала Оксана, продолжая смотреть в лицо мужчины, что стоял перед ней в военной униформе, пальцами обеих рук коснулась погонов, сержанта, на его лице.

— Как ты сам скажешь

— Ну хорошо — не смог устоять он перед обольщением улыбки Оксаны, когда она так чудесно отразила ямочки на щечках — Но только без всякого…….

— Я согласна — прерывая его закивала головой Оксана, сохраняя улыбку на губах, оставаться в одиночестве в таком большом тёмном доме, меньшее из того, чего она хотела

— Поговорим? — предложил он указывая на диван, с которого они с Оксаной только что встали

— Я согласна

Держась крепко за кисть руки, Оксана не хотела отпускать от себя этого мужчину, близость с ним ей была необходима, его сексуальная энергия, как будто подзарядка для её организма.

— Давай поговорим

— Вам нужно поесть

«Возможно, так напрямую его не сломить, стоит подлить романтики немного в костёр, чтобы пламя стало жарким», предположила Оксана, сохраняя любезность улыбки на алых губах.

— Зажжешь свечи — любезно попросила его Оксана, указала на восковые свечи в подсвечниках на камине — Будь так любезен

— Что вы собираетесь сделать?

— Немного расслабиться нам с тобой — ухмыльнулась Оксана, когда каждая её клеточка тела, безудержно требовала поддаться власти любви — Точно не помешает

— Смотря, что вы подразумеваете под словом — поддержал он улыбкой, вытащил зажигалку из нагрудного кармана своей куртки, после чего легким щелчком зажег пламя на свечах

— Уверяю тебя — заверила Оксана, подошла, играя бёдрами к парню, коснувшись его рук кончиками своих пальцев, повела его за собой к черному дивану, стараясь не разрывать нерушимую создавшуюся гармонию отношений — Только всё самое лучшее

— Именно этого я боюсь

— Уверяю тебя, тебе нечего боятся

Уверяла Оксана, когда подошла держась с ним за руку к дивану, пламя играющих оттенков огня в гостиной, создавала яркую выраженную обстановку сексуальной близости.

— Я просто хочу, чтобы мы поняли друг друга

— А без этого никак?

— Успокойся — обвивая плечи парня, Оксана принудила его сесть обратно на диван, когда сама нагло околдовывая его разум своей красотой, расположилась у него на коленях

— В самом деле?

Поинтересовался он, когда Оксана взяла пульт от жидкокристаллического большого телевизора, что висел за спиной, обернувшись, тут же нажала на нём, кнопку включения. Выбрав в меню канал музыки, Оксана настроила подходящую музыку, симфония которой, будоражащими нотками пробуждала дикий порочный соблазн. Специально подобрав композицию «ATB, Amurai — Love Light (Downtempo Mix)Chill out», Оксана пользовалась скрытыми намерениями хищницы.

— Серьёзно? — поинтересовался он, когда Оксана встала с его колен, отложив пульт снова на диван, после того, как настроила на нём нужную громкость звучания, а акустический эффект комнаты, сделал уже всё остальное — И как нам это поможет расслабиться?

— Просто

Наклонилась Оксана, заметив как под действием музыки и прелестью изгибов тела и то, как красное платье облегало её тело, самец, поддался власти чар и сам сломил этот барьер. Касаясь подушечкой указательного пальца пылких губ, своего кавалера, Оксана нагнувшись выразительно раскрыла глаза, оставив пульт лежать на диване, отошла от дивана играя сексуально телом.

— Попытайся расслабиться — состроив пафосно губки трубочкой, уверяла Оксана, убирая палец с губ парня, медленно отошла от него

Сексуально играя телом, когда отошла к окну, шторы которого были плотно закрыты, в гостиной единственным светом было пламя горевших свеч на камине и розовое свечение тления в нём углей. Встав спиной к шторам, Оксана коснулась их ладонями, прислонившись к ним упругими бёдрами, немного наклонилась вперед, выставив колено. После чего сделала поворот, встав опять лицом к своему зрителю, Оксана ровно выпрямила спину, аккуратно сгибая одну ногу в колено, отражая эластичных ягодиц, скрывавшихся под красной материей платья. Затем Оксана прошла к стене, словно королевская кобра, играла в каждом шаге своим телом, прикоснувшись к прохладным обоям ладонями, вновь выгибая спину, выставила бёдра, касаясь коленом стены.

Подойдя к креслу, что было справа от окна у стены, Оксана, сгибая ногу в колено, наступила на его подлокотник. Вставая на кресле, ровно на его подлокотнике, держась на одной ноге, Оксана плавно наступила на кожаную черную поверхность другой ногой на второй подлокотник. Обе руки Оксана положила на его спину, встав спиной к мужчине, что сидел на диване. Плавно играя телом, держась лишь ладонями за спинку кресла, Оксана, плавно стала опускаться, оборачиваясь пока полностью не легла, оказавшись спиной на двух его подлокотниках. Выгнув спину, опуская колени согнутых ног вниз, и руки, Оксана столь же медленно, отражая пластику, стала подниматься, пока полностью не расположившись в кресле на коленях. Отражая в глазах страсть, истинный сексуальный голод, Оксана, открывая их голубую лазурную красоту, посмотрела на своего зрителя, медленно раскрывая страждущие по любви губы. Расположившись на подлокотниках кресла, так чтобы голова свисала вниз, Оксана, медленно поднимая ноги, плавно сгибая их поочередно в колени. Извиваясь плавно на подлокотниках кресла, Оксана плавно оказалась в момент пластики ритма движения, под звучащую музыку в гостиной, села в нём на коленях. Опустив плавно руки на колени, Оксана, чаруя взглядом мужчину, плавно стала спускать их вниз, плавно переходя с кресла на пол, выгибая спину, под ритм, качающей музыки в комнате, выставила бёдра, пока не коснулась ладонями пола.

Сползая кошкой на пол, Оксана прошлась очень осторожно к мужчине, когда он продолжал пристально наблюдать за сексуальным танцем. Продолжая смотреть на самца, словно на бога, Оксана искушала его, пробуждая в нём сильный порочный голод. Медленно подползая к нему, играя телом, Оксана села перед мужчиной на колени, плавно касаясь пальцами его раздвинутых ног, когда он сидел перед ней, наблюдая с чувством искушения за её действиями. Выгибая спину, выставляя грудь вперед, Оксана, держа ладони на коленях кавалера, запрокинула голову, играя телом в момент звучащего в гостиной ритма эротической музыки, пробуждая яркий сексуальный соблазн, искушая желанием. Вновь выпрямляя спину, играя телом, Оксана немного наклонилась в момент припева играющей композиции к парню, когда он в ответ тоже прильнул к ней.

— Вы умеете Оксана Владимировна добиваться своего

— Я старалась — мило поиграла ресницами Оксана, чаруя обольщением мужчину, медленно вставая на ноги, держа руки у него на коленях, плавно выгибая спину, отражая упругие бёдра

— Я и подумать не мог — был под впечатлением он, вставая с дивана на котором сидел, после того, как Оксана выпрямилась и сгорала над тем, чтобы самец обуздал её, раскрыла алые пылкие губы

— Ну же говори — потребовала Оксана, повернувшись к нему, словно чувствовала создавшуюся взаимосвязь, страсть, пламя порочного огня, которое стало неистовым пожаром между ними, что становилось всё больше и больше — Говори раз начал

— Вы так красиво танцуете

— Спасибо — создавая милое подобие улыбки, постаралась улыбнуться Оксана, так как ожидала почувствовать от него другой ответ, который был ей так необходим

— Нет — возразил он, сделав вид что хотел отойти от Оксаны — Я и подумать никогда бы не смог, что вы так можете…..

Не давая ему высказаться, Оксана прикрыла его губы кончиками своих пальцев, создавая гармонию необходимого ей молчания, пристально посмотрела в его глаза. Обвивая плечи мужчины рукой, Оксана, убирая вторую руку, пальцы которой были у него на губах. Продолжая так же напряженно смотреть на него, Оксана, прикусывая краешек губы, в напряжённый момент создавшегося мгновения, пытаясь пробудить в нём зверя, что утолит все её порочные желания.

— Не надо — словно умоляя его, прошептала Оксана, видя в нём льва, чья мужская сила которого полностью излечит её сексуальное чувство голода

— Чего не надо? — словно не понимал он, посмотрел внимательно на Оксану

Не став больше добавлять чего-либо или дожидаясь от него решимости, Оксана сама впилась в его губы так, как устала ожидать момента сладострастия поцелуя. Держась с ним за руки и не разрывая образовавшуюся гармонию, нежности, ласки губ, когда их чувства были столь сильно напряжены, Оксана потихоньку стала отходить назад, направляясь спиной к выходу. Плавно покидая гостиную, Оксана тонула в нежности рук самца, он так убедительно и крепко водил ладонями по её телу, словно хотел сорвать платье, одетое на ней. Жадно облизывая его губы, чувствуя его трепетное дыхание, Оксана, улыбаясь в момент поцелуя, понимая уже, что завладела его сознанием, словно приклонила этого льва перед собой. Утопая в нежности его губ, покидая гостиную, отходя спиной назад, Оксана, расплываясь в улыбке, позволила самцу сорвать с неё платье, прямо в коридоре, представ перед ним в коридоре дома в нижнем красном ажурном белье.

— Ты удивлён? — удивилась Оксана, как парень что обнажил её тело властью своих рук, словно хищник, сорвав плоть с жертвы, когда кинул красное платье на пол в коридоре

— Вы не похоже на человека, который только что вышел из комы

— Серьёзно?

Была польщена Оксана комплиментом, что он сказал для неё, когда любовался её телом, которое так пленительно переливалось в оттенках света и тени, находясь с ним в сумраке коридора.

— А на кого я похожа?

— На модель…..

— На королеву

Подошла к нему Оксана, так как сгорала от дыхания, когда мужчина, который подходил её на руки, обвив руками бёдра, в то время как она обнимала его за шею, прижалась к нему.

— На богиню!

— На богиню? — поинтересовался, переспросил он, держа Оксану на руках, направляясь вместе с ней по коридору, он словно был очарован красотой и взглядом, что она, словно искусная хищница перед ним выражала — Хотя почему бы и нет

— Вот именно

Согласилась с ним Оксана, когда поднималась по ступенькам лестницы, находясь у мужчины на руках, чувствовала, как он был очарован ею, как сходил с ума по её взгляду, движению губ.

— Мне это нравится — обвивая руками его голову, Оксана словно находилась в объятиях зверя, льва которому она была готова принести в жертву своё тело, для искушения страстью

— Как вам….

— Тш….

Прислонила Оксана, взглядом королевы, подушечку указательного пальца к губам парня, когда он поднялся, держа её на руках на второй этаж, направляясь к открытой двери комнаты.

— Давай без слов

— Но как же нам……

— Без слов — опускаясь на ноги, сходя с рук мужчины, Оксана вновь прислонила палец к его губам, направляясь к отрытой двери комнаты, свет с окна, которого проникал в коридор, падал на ступеньки лестницы — Они нам ведь не нужны?

«Как же давно я этого желала», мечтала Оксана, когда держась с парнем, в военной форме, войдя с ним в комнату, держась за кончики пальцев, сомкнув вместе рук.

— Раздевайся

Приказным тоном скомандовала Оксана ему, когда они подошли к кровати, оставаясь стоять в метре от неё, она легонько толкнула его кончиками пальцев, так чтоб он упал на постель.

— И я обещаю — говорила Оксана, оставляя туфли на шоколадном паркете в светлой комнате, соблазняя при этом мужчину взглядом — Ты об этом

Говорила Оксана столь же нежно, немного наклоняясь вперед, обеими руками обвила резинку ажурных красных трусиков, одетых на ней, начиная их медленно с себя снимать.

— Не пожалеешь

Снимая медленно трусики с себя, оставляя их лежать на оставленных, на полу комнате черных туфель, Оксана медленно, словно хищница направилась в постели. Наступая на постель колено, предварительно, сексуально изгибом, отражая упругие бёдра, согнула ногу в колено, Оксана забралась на кровать. Оставаясь сидеть на коленях на мягком белье, Оксана с изумлением, заводя руки за спину, касаясь пальцами застёжки красного бюстгальтера, смотрела на оголённый торс мужчины, сидевшим перед ней. Мужчина уверенно, крепко и в тоже время нежно обвил рёбра Оксаны, притянул её к себе, когда она, выражая под ним подобие ранимости и беспомощности, простонала, раскрыв алые губы в порочном отражении желанного искушения страсти. Снимая с себя всю военную униформу, парень бросил её с другой стороны кровати, расположившись спиной на постели, в тот момент, когда Оксана позволила себе власть завоевать его своим обольщением, забравшись на него.

— Господи как же вы красиво

— Тш…..

Обвивая лицо мужчины рукой, Оксана упиралась в подушку другой рукой, аккуратно заткнула его пылкие страждущие губы грудью. Позволяя ему облизывать жадно розовый бархатистый сосок, Оксана сходила с ума по его обольщению, чувствовала себя богиней в его окружении. Продолжая смотреть на него повелительно, словно королева, какое время, Оксана возбуждалась от того как тонко, в ощущениях, кончик его языка, облизывал её сосок, обволакивая его слюной. Оксана словно играла с самцом, чувствуя бёдрами напряжённый член мужчины, к которому лишь едва прикасалась, когда находилась в экстазе от того как он сосал её грудь. Чувствуя как самец, что ласкал ртом её грудь, Оксана знала, как он сильно был возбуждён, как желал её, представляя уже, что отдав ему, контроль он истязает её своею любовью.

— Хороший мальчик

Похвалила Оксана, оставляя во рту у него грудь, переживала сама в деталях момент оргазма, стоя над ним на четвереньках извивалась как королевская кобра, искушенная в страсти.

— А…… — простонала Оксана, запрокинув голову, вырвав из его губ свою грудь, отражала в глазах бездонный порочный омут, смотрела в потолок, словно как сознание погрузилась в бездну

— Вам хорошо Оксана Владимировна?

Обвил он приятными нежными ладонями выставленные бёдра Оксаны, когда она стояла над ним на четвереньках, сгорая от момента оргазма, что переживала каждая клеточка её тела. Сознание словно разрывалось на части, испытывая от напряжения столь тонкие сексуальные чувства, как будто мозг, словно как небо сиял весь в фейерверках. Всё было так чувствительно, когда Оксана находилась в окружении могучего льва, руки которого обвили её выставленные ягодицы, чувствуя себя под надёжной защитой, была готова отдаться безумной любви его неистовой ласки.

— Всё хорошо? — прошептал он, когда Оксана лежала, боком прижавшись к нему спиной, он слегка вынес её согнутую ногу в колено, целуя жаркими губами плечо, обвив другой рукой ей шею

— Наверно

Закрывая веки изнывающих по страсти, лазурных, безупречно голубых, топазных глаз, ответила Оксана, чувствуя, как его крепкая головка слегка касалась её возбуждённых половых губ.

— Лучше и быть не может — чувствовала Оксана, что его мизинец, лишь слегка касался розового соска груди, когда его рука лежала на её бюсте — Что может быть лучше…..

Не успела договорить Оксана, как издала порочный стон, ощутив как крепкий, словно нефритовый стержень, член мужчины входит в неё, растягивая стенки её влагалища. Он словно как могучий лев обвил тело Оксаны в оковах, когда она, раскрыв алые губы, воспевала порочным стоном, в момент такта движения в ней твердого пениса. Отдавая себя во власть любви, Оксана сходила с ума от ощущения, что он владел ею, тонула в танце любви, извиваясь королевской коброй, в порочных крепких оковах, мужских убедительных рук. Чувства были столь напряжены, каждый момент, любая мелочь, играла всё для Оксаны то, как скользила головка члена мужчины вдоль её половых губ. Трением необузданной страсти, царапая нежные стеночки влагалища Оксаны, когда она в ответ подпитывала это ощущения соком безумной любви.

  • Пороки / Накипело / Кккквв
  • Не грусти / В безвоздушном пространстве / N. N. NoName
  • Когда твоя жизнь распалась осколками... / Стиходромные стихи / IcyAurora
  • Танова Ильяна - Агата / 14 ФЕВРАЛЯ, 23 ФЕВРАЛЯ, 8 МАРТА - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • уровень 2.0 / Кибер город Идо / id0
  • Ученику / Стихи / Капустина Юлия
  • Карточный дом / Карточный Дом / Sarino Lito
  • Художница / САПОЖНОЕ / Змий
  • Когда / Магурнийская мозаика / Магура Цукерман
  • Пара шагов / Семенцова Карина
  • СТАРИКИ / Хорошавин Андрей

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль