Глава 10. Часть 2 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 10. Часть 2

0.00
 
Глава 10. Часть 2

Открывая медленно глаза, Оксана не могла поначалу привыкнуть к светлой комнате, что была сокрыта тенью, так как жалюзи на окнах были полностью закрыты. Слабость во всем теле, вынуждала её оставаться в постели, от чего Оксана не хотела даже просто пошевелиться, пока привыкая к атмосфере. Окно в палате было закрыто, однако Оксана дышала свободно сама и не испытывала дискомфорта. В палате чувствовался свободный воздух, едва доносились нотки искушающего аромата роз, осматривая комнату, Оксана заметила вазу с цветами на рядом стоящей тумбочке. Постоянно пикающий прибор контролировал показания жизненные показатели кривые пиковых диаграмм, что вырисовывались на мониторе.

— Мисс Джонсон — обратилась в палате медсестра, немного погодя Оксана разглядела девушку, сидевшую в углу комнаты на стуле, которая держала в руке телефон — Я сообщу, мисс Хилл, что вы уже пришли в себя

— Стой! — обратилась Оксана, случайно вырвала слово на русском, но после этого понимая, что медсестра разговаривала с ней на английском, тут же решила поправить свою речь до американского диалекта — Подожди

— Мисс Хилл будет очень рада видеть, что вы пришли в себя — ответила девушка, цвета волос у которой Оксана не могла разглядеть за счёт тени создавшейся в палате — Я её сейчас позову

Уверяла медсестра, вставая со стула, девушка, чувствуя за собой некую ответственность, скорее даже чувство вины, она не могла посмотреть на Оксану, просто прошла молча по палате.

— Мисс Хилл — обратилась она, отодвигая стеклянную дверь-купе в сторону, обращаясь к женщинам, что стояли у дежурного поста в отделении — Мисс Джонсон уже пришла в себя

— Очень хорошо

Обернулась темноволосая женщина, в белом халате убирая ручку, положила ей в раскрытую амбулаторную карту, отошла от дежурного поста медсестры.

— Что же давайте посмотрим на вас мисс Джонсон

— Что блядь тут происходит? — не хотела Оксана даже пошевелиться, разговаривая на русском языке, чувствовала как от головокружения, комната словно плыла у неё перед глазами

— Мисс Джонсон

Обратилась, войдя в палату, мисс Хилл, женщина с черными волосами, переступила порог, касаясь пальцами выключателя света, провела по его клавише пальцем, включая яркий свет.

— Вы значит уже пришли в себя — говорила она, направляясь по палате, в то время как Оксана не была готова к такому яркому свету, прищурила глаза

— Где я нахожусь?

Поинтересовалась Оксана вялым сухим голосом, не могла смотреть на яркий свет светильников в палате, отвернула взгляд в сторону окна, жалюзи на котором были закрыты.

— Что со мной происходит?

— Нет-нет — возразила, мисс Хилл, дотронувшись до плеча Оксаны кончиками пальцев — Не вставайте мисс Джонсон, у вас был серьёзный шоковый приступ, по вине нашей работницы, вас чудом удалось реанимировать и вернуть к жизни

— Что теперь? — поинтересовалась Оксана недовольно, прикусывая краешек губы, не могла смотреть ни на эту женщину, ни на яркий свет, когда она своей головой загородила свет светильника, встав рядом с койкой — Что мне теперь делать?

— Как вы себя чувствуете? — поинтересовалась, мисс Хилл

— А как я должна себя чувствовать? — возмутилась недовольно Оксана, почувствовала, как пальцы этой женщины обвили ей подбородок и вынудили посмотреть на себя

— Зрачки вроде пришли в норму — улыбнулась она, продолжая смотреть на Оксану — С вами хочет поговорить наш психолог

— Психолог? — не понимая сначала, что только сказала эта женщина — Но зачем?

— Вы чудом остались живы — рассказывала, мисс Хилл, присаживаясь на край койки на которой лежала Оксана — Это простая процедура, попьёте чаю у неё в кабинете, успокоитесь и ничего такого, это просто беседа

— Я что, по-вашему, блядь дура?

Вскрикнула Оксана, резко вскочила с постели, на которой лежала, неожиданно вспомнила про беременную женщину Робинсон и про её сердечный порок и то, что она вынашивала ребёнка.

— Та беременная девушка — продолжая сидеть на постели, Оксана заметила, что не может встать, так как была привязана ремнями к кровати — Это еще зачем?

— Пока с вами не поговорит психолог! — утверждала мисс Хилл — Мы вас не развяжем, прошу извинить, но такие правила нашей больницы

— Но зачем мне психолог?

— Вы пережили серьёзное нервное потрясение — утверждала, рассказывая мисс Хилл, касаясь пальцами плеча Оксаны, вынудила её лечь обратно в постель, прикрыв её грудь покрывалом

— Я, по крайней мере, жива

Возразила Оксана, была не согласна с мнением женщины, что сидела перед ней на больничной кровати, когда её руки были привязаны к поручням по обе стороны.

— И умом вроде как не тронулась

— У вас могут быть расстройства на нервной психике

— Это у вашей медсестры

Оспаривая такой довод, говорила Оксана, хотела подняться с кровати, но ремни, что держали её за руки, не давали ей это сделать в полной мере и она рухнули вновь головой на подушку.

— Расстройства психики — грубо выразилась Оксана, посмотрев, поджав от обиды губу на женщину, которая сидела рядом с ней на больничной кровати

— Я этого не отрицаю — ответила мисс Хилл, мило улыбнулась — Я оставлю с вами медсестру, она вас проводит к нашему психотерапевту

«Какую-то глупую девку я с радостью обведу вокруг пальца», стараясь выглядеть любезно, Оксана улыбнулась женщине, что встала с постели, где она лежала.

— Ладно — пожав плечами, согласилась Оксана — Надо так надо

— Вы соглашаетесь? — поинтересовалась, мисс Хилл, недоверчиво посмотрела на Оксану — Что-то с трудом верится, как легко я вас уговорила

— Ну, если таковы правила — пожав плечами, ответила Оксана, прикусывая нервно краешек губы, желая освободиться от оков постели — Как я могу спорить с системой

— Хм…. — вновь выражая на лице гримасу сомнения, посмотрела мисс Хилл на Оксану, словно как не ожидала такого легкого ответа — Я ожидала, что вы будите более упорной

— Я ведь не смогу бороться с целой системой — уверяла Оксана, состроив улыбку — Вы знаете, если моей жизни больше ничего не угрожаете, вы не могли бы меня отпустить

— Отпустить? — удивилась врач гинеколог, изучающим взглядом посмотрела на Оксану — Ладно у меня всё равно начнётся приём в клинике, а после обеда я вас навещу

— Ну так что на счёт ремней — поинтересовалась, пытаясь казаться для этой женщины любезной, спросила Оксана — Вы освободите меня, а я сама пойду на приём к вашему психотерапевту, вам даже не придётся меня больше уговаривать

— Кристалл — обратилась мисс Хилл, глубоко и изнурённо вздохнула — Развяжи ремни у нашей пациентки и глаз с неё не спускай, теперь она твоя ответственность

— Хорошо мисс Хилл — ответила девушка, подойдя к кровати на которой лежала Оксана, девушка начала расстегивать ремни, привязывающие её руки к поручням кровати

— Я ведь никуда отсюда не уйду

— Ну, я на вас надеюсь мисс Джонсон — отодвигая дверь-купе, говорила мисс Хилл — После чего женщина покинула палату с другой медсестрой, что покорно опустив голову, следовала за ней

— Так, когда нам нужно к психологу? — поинтересовалась Оксана, ловко высунула руку из ремня, почувствовала свободу в движении, сама этой же рукой, освободила левую руку

— За нами зайдёт медсестра — уверяла, рассказывала девушка, отошла от Оксаны после того как заметила что она сама с легкостью освободила свою вторую руку, поднялась на постели

— Значит, зайдёт медсестра — ухмыльнулась Оксана, кивнула в сторону палаты напротив — Не подскажите что за палата вон там, за дежурным постом медсестры в отделении?

— Это палата мисс Робинсон — пояснила девушка, отошла обратно к креслу с которого не так давно встала — Мистер Робинсон хотел, чтобы ваша палата была напротив, чтобы в любой момент зайти и проведать вас

— А что это за люди тогда в белых халатах у неё там стоят? — спросила Оксана, сидя на кровати, выгнула спину, выставив грудь подняла обе руки вверх потягиваясь

— Это доктор Хоуп со своей командой врачей

Рассказывала девушка, продолжая сидеть в кресле, облокотившись на спинку, обернулась, чтобы рассмотреть людей в палате, напротив, за стеклянными большими окнами и дверями.

— Они кажется почти убедили её пойти на кесарево

«Кесарево, этот пиздюк, хотел вскрыть её чтобы достать ребёнка из матери, когда он думает что он её убивает и хочет всеми путями спасти жизнь ей, для своей отметки», вспоминая события прошедшего дня, Оксана медленно сползла с кровати, держась за неё стоя пока неуверенно.

— Вы куда мисс Джонсон?

Вскочила растерянно с кресла, в котором сидела, девушка перепугалась от того что Оксана покинула постель стоя уже рядом с кроватью, неуверенно на слегка трясущихся ногах.

— Мисс Хилл ясно дала понять, что вам никуда пока нельзя

— Но ведь её же здесь нет — мило улыбнулась Оксана, пожав плечами, почувствовав уверенность в своих силах, отошла от постели

— Но она же узнает

— Это не моя забота — направляясь медленно к закрытой двери в палате, ответила Оксана

— Постойте мисс Джонсон — направляясь следом за Оксаной, девушка хотела схватить её за руку

— Хватит уже меня хватать — выдернула Оксана свою руку, не позволяя себя держать на привязи

— Мне ясно дали понять не отпускать вас никуда

— Это больше не твоя забота — подошла Оксана к закрытой двери, касаясь её пальцами отодвинула, открывая, тут же неуверенно переступила порог, касаясь линолеума пола в отделении

— Ошибаетесь — проявляя настойчивость, девушка хотела вновь схватить Оксану за руку, не не успела так, как она ловко выворачивая руку, вышла из палаты

— Что ты ко мне прицепилась? — встав в отделении, прошипела Оксана тихим голосом, недовольно продолжая смотреть на девушку

— Мисс Хилл поставила меня следить за вами

— Вот и просто следи — ответила недовольно, столь же тихим голосом Оксана, стараясь не привлекать к себе внимание — А я сама как-нибудь во всём разберусь

— Постойте — обратилась медсестра, когда подошла к открытой двери, через которую только что вышла Оксана в отделение — Оденьте хотя бы халат для наших пациенток

— Халат?

Удивилась Оксана встав посреди отделения, когда дежурная медсестра в отделении так косо на неё посмотрела, белокурая девушка сидя за компьютером коснулась пальцами дужек очков.

— Хм…. а вообще давай — согласилась Оксана, любезно улыбаясь, подошла к девушке вышедшей из палаты, вынося ей в руке полупрозрачный белый халат — Не знала что такие халаты у вас выдают пациенткам

— Они легкие — рассказывала шатенка, подойдя к Оксане, когда она повернулась к ней спиной, позволяя надеть на своё тело халат — И в них кожа легко дышит

— Можно сказать, ты меня убедила — изумилась Оксана в улыбке, чувствуя, как нежные пальцы девушки одели на неё прозрачный белый халат

— Может, всё-таки вернёмся в палату

— В палату я вернусь — возразила Оксана, обернувшись, положив ладонь на выставленное бедро, посмотрела с недовольным взглядом на дотошную ей девушку — Только когда я захочу

— Но мисс Хилл…..

— Да плевать я хотела на мисс Хилл

Грубо ответила Оксана, не давая девушке высказаться, прошла по отделению, направляясь к стеклянной двери палаты напротив, касаясь пальцами дежурного поста медсестры.

— И на то, что она скажет или захочет сказать

— Но мисс Хилл… — говорила девушка, пытаясь привлечь к себе внимание Оксаны, когда она подошла к стеклянной двери купе в палату Робинсон

— Мисс Робинсон

Утверждал, доктор Хоуп, стоя у больничной кровати в которой лежала темноволосая женщина, на приподнятой спинке в наполовину сидячем положении, в то время как Оксана дверь палаты.

— Я вам говорю

Утверждал настойчиво Хоуп, показывая на снимок УЗИ, мужчина передал снимки в руки женщине, которая ничего по виду тому, как она на них смотрела, не поняла.

— Вы это роды не переживёте — рассказывал усердно доктор, обводя контур рисунка, в то время как его двое интернов покорно стояли в углу, Хоуп ходил по палате взад и вперёд, стараясь всем своим видом подкрепить важность своих слов — Вы и сами умрёте и ребёнка своего погубите

— Я не помешаю? — выглянула Оксана, легонько пальцами открыла дверь палаты, уже даже через щель открытой двери слышала прекрасно суть беседы доктора Хоуп — Могу я посмотреть снимки проделанного УЗИ

— Мисс Джонсон? — нервно обернулся Хоуп, по выражению его лица он явно был против присутствия Оксаны в палате у этой беременной женщины

— Прошу не стоит бурных аплодисментов

Переступила порог босыми ногами, Оксана вошла в палату, направляясь сразу к больничной койке, на которой лежала пациентка.

— Насколько я понимаю

Рассказывала Оксана, направляясь по палате покачивая выразительной формой бёдер, прошла мимо мужа пациентки. Мужчина в чёрном костюме, который стоял посреди палаты своей жены и был ошеломлен её присутствием.

— Можно?

Подошла к кровати пациентки Оксана, попросила у неё снимки проведённого в режиме допплерометрии, посмотрела на них внимательно, напрягая зрение. Всматриваясь в снимок, Оксана заметила утолщение стенок правого желудочка, увеличение его объёмов. Так же особо бросалась в глаза разница градиента давления между правым желудочком и легочной артерией.

— На каком сроке вы говорите? — поинтересовалась Оксана, представляя сразу некую аномалию, что увеличивает нагрузку на правый желудочек, а так же обеднение легочного ствола

— Двадцать четыре недели — ответила мисс Робинсон, посмотрев на Оксану как на луч надежды

— Мисс Джонсон — обратился недовольно Хоуп, возмутившись появлению Оксаны в палате своей пациентки — Вы мешаете проводить диагностику мне и моим коллегам

— Это тем, что чуть не убили мисс Робинсон? — насмехаясь над мужчиной, ответила Оксана, продолжая сидеть на постели рядом с темноволосой беременной девушкой

— Мисс Джонсон — продолжая говорить столь же возмущённо, пояснил Хоуп — Если вы не покинете палату моей пациентки, я буду вынужден применить силу

— Просто скажите! — выставила руку испугалась Оксана, после того как мужчина в белом халате с сединами на висках, направился к ней — Какой диагноз вы ставите тут

— Что? — остановился рядом с кроватью пациентки, там где на краю сидела Оксана

— У вас ведь есть какие-то догадки — переспросила Оксана, давая понять Хоуп, что же всё-таки его команде интернов удалось узнать — По поводу того, какой это может быть сердечный порок

— Причины гормонального сбоя — ответил Хоуп, не желая обсуждать подобную тему с Оксаной

— И всё? — удивилась Оксана, продолжая сидеть на постели рядом с темноволосой беременной женщиной, которая удивлённо наблюдала за происходящим диалогом

— Я еще раз вам повторяю мисс Джонсон — стоял Хоуп перед Оксаной с недовольным видом, словно принуждая её уже покинуть эту палату — Покиньте, пожалуйста, палату, здесь идёт осмотр пациентки

— А что если она тоже моя пациентка

— Перестаньте! — возразил Хоуп, был не согласен с решением Оксана — Вы ведь даже не врач

— А вам откуда знать? — поинтересовалась Оксана, мило улыбнулась Робинсону и его жене

— Хватит мисс Джонсон! — вскрикнул Хоуп, мужчина явно был на пределе своего терпения, от чего беременная девушка вздрогнула сидя на кушетке — С тех пор как вы прибыли в нашу больницу, вы только и делаете, что создаёте нам всем тут проблемы

— Себя на гинекологическом кресле я тоже чуть не убила?

Произнесла Оксана такие подробности, смутив девушку, медсестру, что стояла у входа закрытой стеклянной двери палаты и испугалась услышанных подробностей. Шатенка, сразу же опустила голову, как услышала от Оксаны неприятные для неё воспоминания, чувствуя за собой вину.

— Или может быть я сама себе, в глотку тампон с пинцета уронила?

— Это вина полностью нашего персонала — не желая дальше отвечать не подобные доводы, увиливал Хоуп

— Чтобы вы там не говорили — уверяла Оксана, стараясь казаться любезной для влюблённой пары Робинсонов — Можно вас стетоскоп мистер — обратилась она к интерну, что просто от удивления, стоял, смотрел на неё рядом со своей коллегой

— Возьмите, пожалуйста, мисс Орлова — покорно подошёл молодой интерн, мило улыбаясь Оксане, так как был без ума от сцены, что она устроила в палате Робинсон

— Повернитесь, пожалуйста, ко мне спиной — обратилась Оксана к беременной девушке, взяла из рук молодого интерна предложенный ей стетоскоп

— Ну давайте мисс Джонсон удивите нам — насмехаясь говорил Хоуп — Вы кажется, хотели шанс показать себя, так вот ваш шанс

— Хорошо посмотрим — повела нервно губами Оксана, одевая стетоскоп на себя, прислонила ушко стетоскопа к спине женщины

Выполняя аускультацию, Оксана обнаружила, что II тон на лёгочной артерии раздвоен, значительно ослаблен его лёгочный компонент; систолический шум продолжительный, ромбовидный, его пик приходится на вторую половину систолы, часто продолжаясь дольше аортального компонента II тона.

— Выраженная форма стеноза легочной артерии

Произнесла задумчиво Оксана, снимая стетоскоп, после того как сделала такое заключение, подтвердив всё то что сказал тут Хоуп.

— Скажите мисс Робинсон — обратилась Оксана к беременной женщине, после того как она закатала на себе ночную сорочку в которой лежала на больничной койке — Вы очень хотите стать матерью?

— К чему этот вопрос мисс Джонсон? — возмутился муж пациентки, удивлённо посмотрел на Оксану — Миранда же вам сказала еще тогда

При данном сердечном пороке у женщин на сроке после 26 недель беременности на сердце возлагаются максимальные нагрузки, что приводит к нарушению функций диафрагмы и легочной вентиляции. Это грозит отеком легких и застойными явлениями, может приводить к гестозам, угрозам преждевременных родов, а также развитием сильной фето-плацентарной недостаточности плода. При сильной нагрузке на сердце возможно развитие сердечной недостаточности и гибели женщины.

«Я вижу, как она хочет стать матерью и прекрасно понимаю, что дальнейшее пребывание ребёнка в этой женщине, просто её убьёт, операцию делать нельзя, а при кесарево ребёнок просто не сможет выжить», предположила Оксана, посмотрев на женщину, рядом с которой сидела на постели.

— Мне не хотелось это уточнять — говорила Оксана застенчиво, не могла посмотреть в глаза мисс Робинсон — Но кажется, я знаю, как спасти жизнь вашему ребёнку

— Ценой жизни матери — упрекнул Хоуп, уже заранее зная ответ, мужчина обернулся с презрением и выраженным недоверием продолжал смотреть на Оксану

— Мисс Робинсон

Утверждала Оксана, вставая с постели пациентки, на краю которой сидела, выгнула спину, оставив стетоскоп висеть на шее, когда его ушко, легонько касалось кончиком сочной груди.

— Сказала же вам что хочет стать матерью — высказывалась Оксана, подпирая руками спину, продолжая смотреть на доктора Хоуп — Я могу помочь попробовать сохранить ребёнка

— Что-то удивительно мисс Орлова или как вас там

Насмехаясь, делился впечатлением Хоуп, стараясь из-за своей гордости высмеять Оксану, мужчина сером костюме, отошёл к противоположной стене от кровати пациентки.

— Вы перестали говорить, о возможности сохранить жизнь матери — уточнил доктор этот момент, заострив внимание мистера Робинсона конкретно на этом аспекте надлежащей темы беседы

— Чтобы вы там не думали доктор Хоуп

Продолжая разговаривать на английском языке, высказывала Оксана громко собственное мнение, подошла к мужчине, что отошёл к окну. Оксана посмотрела в его глаза, указывая при этом пальцем на пациентку, которая продолжала сидеть на постели.

— Я не позволю этой женщине потерять ребёнка

Вдохновила Оксана своим крепким голосом и жестким характером беременную девушку, которая всем своим желанием, хотела сохранить ребёнка.

— Она должна стать матерью

— Спасибо вам — искренне поблагодарила на ломаном американском языке, мисс Робинсон — За всё, что вы делаете для нас с мужем

— Если вы врач — обернулся Хоуп, мужчина заметил, как упал во мнениях перед своими интернами и хотел любым способом вернуть к себе их доверие — Вы должны понимать, что мать ребёнка умрёт, она даже до 40 недель не доживёт

— Нам нужно выждать максимум хотя бы еще две недели

— У нас хватит оборудования чтобы спасти ребёнка уже на таком сроке — мешкала с ответом, ответила девушка интерн, продолжая стоять рядом с молодым парнем — Мы можем попробовать рискнуть, после чего проведём кесарево

— Две недели при таком пороке — оспаривая мнение своего интерна, возразил Хоуп — За это время, мисс Робинсон не сможет пережить даже кесарево

— Я могу попробовать сохранить хотя бы жизнь ребёнку — уверяла Оксана, прикусывая краешек губы, направилась к Робинсону — Ваш ребёнок с Мирандой будет жить

— Я не могу позволить потерять тебя Миранда — не мог он вынести взгляда той надежды, что предлагала ему Оксана, мужчина отвернулся и посмотрел на свою жену, взглядом жалости

— Дорогой

Поднимая взгляд так, говорила беременная женщина, было видно искра любви между двумя людьми, словно на мгновение, как будто всё остановилось, когда они смотрели друг на друга.

— Всё что я прошу сохранить нашего ребёнка — словно как умоляла она его, обращаясь к своему мужчине — Сохрани ему жизнь

— Но как же ты? — подошёл к кровати мистер Робинсон, посмотрев на свою возлюбленную, коснувшись ей пальцев обеих рук, держался за них, как будто в последний раз — Я не смогу без тебя Миранда

— Я хочу, чтобы у нас был ребёнок

Посмотрела, мисс Робинсон своему мужу в глаза, держась за его руки, продолжая сидеть на кровати, её тон голоса казалось, будто выражала легкой формы отдышку и высокое волнение.

— Всё остальное понимаешь, не имеет значение

— Ты правда этого хочешь? — обратился он переспрашивая возлюбленную продолжая пристально и напряженно смотреть ей в глаза

— Так всё хватит!

Не мог больше смотреть Хоуп на телячьи ласки двух влюблённых, подошёл мужчина к Оксане и принуждённо схватил её за руку, потащил за собой.

— Что касается вас мисс Джонсон с вашим диссоциативным расстройством личности

Крепко держал Хоуп за руку Оксану, что она как бы сначала не пыталась и не тянула на себя, не смогла вырваться сразу из крепкой мужской хватки пальцев, схватившихся за запястье.

— Так идите в свою палату и пудрите голову там

— Что вы делаете?! — воскликнула Оксана, пытаясь схватиться за что-нибудь в палате, когда Хоуп настойчиво тащил ей к выходу и двое, его интернов, не смогли даже ему в этом помешать

— Что вы делаете Хоуп? — удивился Робинсон, сурово обратившись к мужчине

— Да вы что не видите она шарлатанка, обманщица

Остановился мужчина посреди палаты, продолжая держать Оксану за руку, в то время как она со злостью на него смотрела, хотела вырваться из его крепкой хватки.

— Она пережила страшную аварию — рассказывал Хоуп, пытаясь спасти свою репутацию — Из-за этого она думает, что она какая-то Орлова

— У неё перегрузка правого желудочка, обеднение легочной артерии — опровергла Оксана утверждения Хоуп — По-вашему, я что это из интернета вычитала?

— Это действительно так — согласился, парень из интернов, доктора Хоуп — У мисс Робинсон, перегрузка правого желудочка, незначительная перегрузка правого предсердия и обеднение легочной артерии

— А вас Бромовый никто не спрашивал — огрызнулся Хоуп, посмотрев недовольно на своего интерна — Ты здесь работаешь, потому что папа позвонил кое-кому и тебе быстро нашли тёпленькое местечко

— Как бы не так доктор Роберт Хоуп — возразил молодой интерн подошел к Хоуп, так что вынудил его отпустить руку Оксаны, когда он насильно хотел её выволочь из палаты пациентки

— Александр!

Вскрикнула девушка с английским акцентом, называя имя молодого интерна, воскликнула так, чтобы парень не совершил какую-то глупость. Судя по тому, как девушка интерн обратилась к коллеге, Оксана поняла, что он ей не безразличен, заметив это во взгляде и потому, как она взволнованно на него смотрела. Белокурая девушка интерн, подошла к нему и коснулась пальцев его руки, вынуждая парня отвлечься и обратить на себя внимание.

— Прошу не стоит сейчас ничего делать — уверяла она, продолжая разговаривать на английском языке — Помнишь, как мы учились в аспирантуре, то мечтали попасть на практику к доктору Роберту Хоуп

— Послушай лучше свою коллегу — строго заявил Хоуп, направляясь к выходу из палаты беременной девушки

— Прошу простить меня

Ответила Оксана, чувствуя себя виноватой, посмотрев на то как беременная женщина, сидя на кровати с ужасом смотрела на сцену, произошедшую прямо у неё перед глазами.

— Возможно, я лезу не в своё дело

— Я хочу чтобы вы были моим лечащим врачом — заявила с твёрдой уверенность, мисс Робинсон

— Что?! — возмутился Хоуп, открывая дверь палаты пациентки, мужчина отодвинул её в сторону, посмотрела удивлённо на Оксану, потом на пациентку — Но мисс Робинсон, это женщина даже не врач и она явно не понимает о том, что говорит

— Эта женщина господин Хоуп — возразил Робинсон, соглашаясь с мнением своей жены — Сделала для Миранды намного больше, чем вы и ваша команда врачей

— Я всё расскажу главврачу

— Да можете идти хоть сейчас рассказывать — насмехаясь ответил Робинсон, выражая на лице коварную усмешку

— Может зря вы так

Чувствуя себя виноватой, поделилась Оксана собственным мнением, продолжая стоять посреди палаты, опустив голову, смотрела в пол. В то время как интерны доктора Хоуп, направились к выходу из палаты, дверь которой была открыта и рядом с которой стояла медсестра.

— Ведь неизвестно чем это всё может закончиться

— Для него неважно — ответил недовольно Робинсон, мужчина повернулся к своей жене, присаживаясь рядом на край её больничной койки

— Оксана — обратилась мисс Робинсон, называя полное имя Оксаны — Вас ведь так зовут?

— Ну, вообще-то это моё настоящее имя — отражая застенчивость блеклым румянцем на щечках, ответила Оксана

— Я хочу, чтобы вы занимались моим лечением

— А как же доктор Хоуп? — удивилась Оксана, чувствуя себя растерянной, продолжая смотреть в сторону открытой двери палаты пациентки

— А что доктор Хоуп — изумилась в улыбке, мисс Робинсон, облокотившись на подушку приподнятой кровати, беременная женщина обвила руками свой живот — Он ведь кажется, чуть не дал мне умереть на том кресле в гинекологии

— Мисс Орлова — обратился мистер Робинсон к Оксане — Если моя жена чего-то хочет, я сделаю всё, чтобы так было

«Я ведь прекрасно понимаю, какой пиздец ждёт эту ненормальную, если она продолжит и дальше вынашивать своего ребёнка», предположила Оксана, уже зная заранее результат родов для беременной девушки, нервно начиная при этом ёрзать губами.

— Я даже и не знаю, что и ответить — растерянно, произнесла Оксана, не могла даже взглянуть в сторону любящей семейной пары, что сидели на больничной койке

— Соглашайтесь — уверенно сказал мистер Робинсон, продолжая сидя рядом с женой на кровать поддерживать её, держась за руку — Другого ответа я от вас и не жду

— Могу я хотя бы обдумать? — отошла Оксана к стеклянной двери, у которой стояла медсестра, покорно ожидая, когда она выйдет

— Учтите мисс Орлова — говорил Робинсон, когда Оксана направлялась к открытой двери палаты, обращая на себя всё её внимание — Другого ответа я от вас не приму

— Хорошо мистер Робинсон — ответила Оксана, касаясь пальцами стекла входной двери палаты, что была открыта — Я обещаю, что не заставлю вас долго ждать…..

— Мисс Джонсон

Обратилась, наконец, медсестра, к которой подошла Оксана, встав с девушкой рядом, она ощутила прикосновение её пальцев к своей руке.

— Нам нужно срочно направиться к психотерапевту — указала она на девушку в белом халате, что только зашла в палату к Оксане — Эта девушка пришла вызвать вас на приём

«Ну, уж нет, если он хочет, чтобы я взялась за это безнадёжное дело, в котором его жена при любом раскладе теперь уже погибнет, сначала он должен поплясать у моих ног», предположила Оксана, нервно кусая краешек губы, завоевать расположение к себе мистера Робинсона.

— Ах… да

Чувствительно нежно вздохнула Оксана, раскрывая в искушенной форме губы, стараясь привлечь своим нежным дыханием к себе мистера Робинсона.

— Мистер Робинсон, у меня есть, как бы так сказать к вам небольшая просьба

— Вы можете говорить всё, что вам вздумается Оксана

— В таком случае

Не могла пока Оксана переступить ту грань дозволенного, пожав плечами, сохраняя на губах красоту улыбки, отразила на щечках красивый изгиб ямочек.

— Не могли бы вы со мной сходить на эту беседу с психотерапевтом?

— Дорогая ты не будешь против? — поинтересовался Робинсон, отходя от кровати своей возлюбленной — Скажите, а зачем вас вызывают на беседу к психотерапевту

— Может, расскажешь ему — кивнула Оксана в сторону медсестры, что еще больше смутилась того, как на неё посмотрел Робинсон — Хотя знаешь лучше я сама……

— Мисс Джонсон прибыла в результате нашего осмотра в состоянии клинической смерти, её чудом удалось вернуть к жизни

— Не понял, какого еще осмотра? — мистер Робинсон уже почти был вне себя от того, что узнал от медсестры, когда она невежливо прервала Оксану, не давая возможности ей высказаться

— Представляете, они меня чуть не убили

Ухмыльнулась Оксана, испытывая жалость к медсестре, что еще больше напугалась того, как Робинсон, разговаривая на английском, поднял тон своего голоса.

— Что будет с вашей женой — утверждала Оксана с насмешкой обошла, покачивая выразительной красотой бёдер, за спиной девушку, с каштановым оттенком волос

— Почему мне Хоуп ничего не рассказал? — был недоволен Робинсон, что его не поставили в курс дела — Что вообще тут у вас происходит

— Вот к ней

Указала гордо Оксана, насмехаясь над девушкой, что чувствовала себя виноватой перед ней и в тоже время ужасно боялась посмотреть в сторону Робинсона.

— К ней, пожалуйста, все вопросы — продолжая улыбаться коварной улыбкой, Оксана чувствовала прилив гордости от того, что на её сторону встал столь влиятельный человек в этой больнице

— Это произошло по вине нашего медицинского персонала — уклончиво ответила девушка, беспокоясь за то, чтобы Оксана ничего не сказала лишнего

— Что здесь происходит?

Послышался голос Николса, в тот момент Оксана обернулась и заметила, как в отделение вошёл заведующий больницей в сопровождении доктора Хоуп и его интернов.

— Мистер Робинсон! — приветливо мужчина пожал руку, в знак приветствия и недовольно посмотрел в сторону Оксаны — Мисс Джонсон, вы уже не успели прийти в себя после того ужасного случая, так уже создаёте проблемы в обследовании наших пациентов

— Я просто не позволяю провести доктору Хоуп кесарево

— Вы хоть знаете что ребёнок внутри мисс Робинсон

Рассказывал Николс, мужчина в черном деловом костюме, поверх которого был надет белый халат, обошёл Оксану, осматривая её внешнее самочувствие.

— Её скора убьёт — утверждал, будто знал заранее заведующий, стараясь упрекнуть своими словами Оксану — Максимум, что нам тут остаётся это две недели

— Мне этого хватит — заявила гордо Оксана, поднимая подбородок и взглядом королевской кобры, посмотрела ан мужчину, что встал перед её лицом

— Хватит для чего? — оспаривая утверждение Оксаны, заявил Хоуп, подойдя к ней — Вы Джонсон или как вас там теперь Орлова?

— Орлова Оксана Владимировна

Произнёс заведующий больничным комплексом Николс полные данные Оксаны, разговаривая на английском языке, выговаривая это с выраженным акцентом.

— Да действительно работала такая в местной городской больницы №12 в Москве

— Они вам наверно много хорошего про меня рассказали

— А вас нет — ухмыльнулся Николс, потирая подбородок — Хотя знаете внешне, вот даже сейчас, учитывая фото, что я держу в руках, вы наверно действительно та самая Орлова

— Она говорит на русском и без всякого акцента — утверждал интерн, что стоял рядом с Хоуп — Вы ведь знаете я родом из России и прекрасно разбираюсь, по крайней мере, в этом языке

— Ну допустим вы Орлова — положил папку на стол к медсестре, ответил Николс, глубоко и изнурённо вздохнул мужчина — Хотя Орлова считается пропавшей без вести, власти до сих пор не мог найти её тело

— Наверно потому что я здесь — развела руками Оксана, указывая на себя

— Как бы там не было…..

— Как бы там не было доктор Николс — возразил Робинсон, заступаясь за Оксану, подошёл к ней и перегородил заведующему путь к ней, встав спиной к месту, где она стояла — Я хочу чтобы эта женщина занималась лечением моей жены

— Это невозможно — опроверг Николс подобное заявление с усмешкой, обратил внимание мужчина на то, как на него посмотрела дежурная медсестра в отделении — Вы хоть понимаете о чём вы просите, может у нас пациенты начнут лечить людей

— Вам ведь кажется нужно оборудование для детского отделения

Подошёл Робинсон к заведующему больницей, положив руку к нему на плечо и тихо, так чтобы Оксана ясно услышала его, сыграл на чувствах главврача.

— Как вы думаете, сумма — создал Робинсон интригу в разговоре, обращаясь к Николс — В пять миллион долларов, решит эту проблему

— В мой кабинет господин Робинсон

Смутился Николс, но в тоже время понимая ситуацию детского отделения, повёл недовольно челюстью, так как его собеседник ясно знал его спрятанные карты в рукаве.

— Давайте дальнейшую беседу проведём там

— А вас Орлова — подошёл Хоуп к Оксане, седовласый мужчина схватил её за плечевой сустав, когда она хотела проследовать за Робинсоном — Прошу проследовать на беседу с нашим психотерапевтом

— Нет-нет постойте! — возразила громко крикнув мисс Робинсон, беременная девушка, чуть не упала со своей больничной койки, когда услышала заявление доктора Хоуп — Оксана никуда не пойдёт без меня

— Господи дорогая — ринулся быстро выражая волнение Робинсон — Как ты — вбежал он в палату придержав свою жену, чтобы беременная женщина не упала на пол

Сердечная астма — выразила Оксана своё мнение, распознав в беременной девушки следствие еще одного симптома её патологии сердца — Дело становится действительно интересным

— Мистер Робинсон — Хоуп направился к палате беременной пациентки, после того как с упрёком и недовольства чрезмерного гнева для его типичного вредного характера — Я бы хотел с вами обговорить всё-таки процедуру кесарево

— Нет! — возразила мисс Робинсон, находясь в объятиях своего мужа, девушка, выставила руку, расшиперив пятерню пальцев — Никакого кесарево!

— После того как выполним кесарево — утверждал Хоуп — Мы сможем провести дальнейшую диагностику сердечного порока вашей жены, понимаете в её положении мы можем действовать только слепо

— Ребёнок не выживет на таком сроке

Прикусывая губу, Оксана вбежала в палату, беспокоясь больше о своей судьбе, представляя лишь как покровительство Робинсона, поможет избавиться ей от оков гипнотической девицы.

— Я не позволю вам сделать кесарево

— А вас мисс Орлова — обернулся Хоуп, заметил на входе в палату мисс Робинсон, стоящую Оксану — Вы здесь вообще на птичьих правах, которые никто никогда не утвердит

«Сердечная астма говорит о левожелудочковой недостаточности», предполагала Оксана, разные варианты развития головоломки, но было мало доказательств, чтобы судить наверняка.

— Я попробую продержать мисс Робинсон еще две недели

— У неё нет двух недель — возразил, оспаривая такое решение, ответил Хоуп

— Мне кажется доктор Роберт Хоуп

Гордо заявила Оксана, поднимая подбородок, играя красотой тела, вошла в палату к девушке, качая выраженными бёдрами, посмотрела на врача, когда его гордость была ей противна.

— Вы уже это когда-то говорили

— Опять вы за своё — обернулся Хоуп, посмотрел на Оксану, в то время, когда хотел подойти осмотреть приступ пациентки — Вы что не понимаете, господин Робинсон, она ведь просто убьёт вашу жену

— Вы ведь прекрасно знаете, что уже нужно делать доктор Хоуп

— Нитроглицерин?! — подошёл сзади интерн, доктора Хоуп, тихо спросил на русском языке, обращаясь к Оксане

— А разве может быть что-то еще помимо этого что сейчас может ей помочь в её-то положении

Пожав плечами, ответила Оксана, разводя руки, мило обернулась к парню, что стоял у неё за спиной и изумлением наблюдал, как она строит перед всеми доктора Хоуп.

— Нитроглицерин немедленно введите ей внутривенно — распорядилась Оксана, строго обращаясь к доктору Хоуп, который хотел выразить перед всеми свою самооценку

— Странно вот только одно — рассуждал Хоуп, задумчиво приложив пальцы ко лбу, словно как со стороны казался Сократом — До каких пор вы будите её пичкать этим

— Есть альтернативный вариант — улыбнулась Оксана милой улыбкой, после того, как заметила, что за её спиной прошла девушка интерн, направляясь к столешнице в палате, в ящике котором она отодвинула, находились медикаменты для реанимации — Искусственная вентиляция лёгких

— Нет-нет — испугалась задыхаясь девушка, после того как легла на кровать, хрипы в её лёгких давали о себе знать, выражая всем своим видом обструкцию проводимости лёгочных путей, вызванной спазмом их гладкой мускулатуры — Не надо вентиляцию

— Что мне делать? — растерялась девушка, интерн, держа в руках шприц с нитроглицерином

— Вы же здесь врач — отмахнулся с усмешкой, наблюдая за страданиями беременной девушки, Хоуп забавляло то, как быстро он переложил ответственность на Оксану — Но учтите кормить её этим постоянно, будут последствия для ребёнка

— Нитроглицерин вызываетпривыкание — согласилась Оксана — И у этого лекарственного препарата, широкого спектра действия, есть свои минусы

Побочные реакции от применения нитроглицерина возникают со стороны сердечно сосудистой, нервной системы, органов пищеварения. Нередко на фоне приема нитроглицерина пациенты жалуются на появление головокружений, головных болей, тахикардии, что связано с быстрым расширением сосудов. Эти эффекты развиваются наиболее часто и обычно проходят в течение 10-20 минут от момента приема. Для восстановления кровенаполнения мозговых сосудов и устранения головной боли лучше принять горизонтальное положение, опустив голову и немного приподняв ноги. Реже возможны тошнота, сухость во рту, диспепсические нарушения.

При передозировке препарата появляются симптомы со стороны нервной системы: больной возбужден, дезориентирован, может быть заторможен, в редких случаях дело доходит до психозов. Тяжелая интоксикация нитроглицерином сопровождается коллапсом, синюшностью кожи, нарушениями дыхания, в крови появляется метгемоглобин, провоцирующий гипоксию.

Вероятность таких эффектов диктует необходимость четкого следования предписанной дозировке и схеме применения нитроглицерина. Очень редки, но все же не исключены, аллергические реакции и местные негативные проявления — зуд, жжение, покраснение кожи, дерматит.

— Минусы? — был не согласен с тем, как мягко высказала собственное мнение Оксана — Это еще мягко сказано, препарат следует с осторожностью назначать мисс Робинсон

— У нас есть два пути сейчас — предположила Оксана, обращаясь к мистеру Робинсону — И вы прекрасно понимаете, что нужно сделать сейчас

— Кесарево! — заявил твердо Хоуп — Так хотя бы ваша жена будет жива, а ребёнка вы всегда сделать успеете

— Что вы предлагаете Оксана? — был взволнован Робинсон, произнёс имя Оксаны на английском языке, разговаривая ломаным ломанным акцентом

— Искусственная вентиляция легких — предложила Оксана один из вариантов, направляясь к кровати на которой лежала пациентка — Либо нитроглицерин сейчас

— Есть еще и третий вариант — подошёл Хоуп к Робинсону, обращаясь как к мужчине, решающего судьбу своей женщины — Кесарево сечение, ваша жена будет жить, а ребёнка вы сделать успеете

— Коли блядь нитроглицерин

Грязно выругалась, громко прокричала Оксана, обращаясь девушке интерну на русском языке, что встала со шприцом в руке не зная что делать.

— Дура блядь ебанутая дай сюда

Подошла Оксана к девушке, выхватив у неё шприц из рук, сама пальцами произвела пальпацию вен на руке беременной девушки, после чего выделила нужную вену, вставила иглу.

— Я сама приму за вас решение — заявила Оксана, посмотрев недовольно, оскалив хищный оскал на Робинсона, из-за того, как он поддался власти влияния Хоуп над собой

— Как долго вы будите позволять какой-то проходимке, принимать за вас решения

Обратился Хоуп к Робинсону, пытаясь вразумить его в этой ситуации, пока Оксана, вставив иглу в кровеносный сосуд девушки, надавила большим пальцем на поршень шприца.

— Она ведь так убьёт её! — утверждал, зная Хоуп

— До тех пор — вздохнула мисс Робинсон с облегчением, после того как Оксана ввела весь препарат со шприца и вытащила иглу — Пока она спасает жизнь мне и моему ребёнку

— Других объяснений вам я думаю мне теперь не нужно

— Она травит вашу жену мистер Робинсон — утверждал Хоуп, нашептывая Робинсону под ухо

— Хватит!

Возразил, громко вскрикнул Робинсон, от чего его жена вздрогнула и Оксана, взвизгнув, словно неожиданно передёрнуло, отошла от мужчины, который был мужем пациентки.

— Дорогая моя — присаживаясь на кровать к своей жене, обратился Робинсон — Кого из этих двух врачей ты выберешь сама, обещаю принять любой твой выбор, каким бы он не был

— Орлова даёт вам лишь ложную надежду на то, что вы, может быть, станете матерью

Пытаясь вновь вразумить семью Робинсон, обращался Хоуп как змей, словно пытался отравить их своим ядом, разговаривая тоном голоса наводящим ужасную интригу последствий.

— Вы ведь разумно должны понимать

Рассказывал Хоуп, пытаясь стоять на своём, даже когда Николс вошёл в палату, заведующий был не под впечатлением от психологического давления что оказывал его сотрудник на пациентов.

— Вы не переживёте эти роды — утверждал Хоуп — Вы даже пару недель не переживете

— Этого хватит, чтобы спасти вашего ребёнка

Утверждала Оксана, в то время как девушка интерн прилепила на лейкопластырь повязку на руке мисс Робинсон, к месту, где была произведена инъекция.

— Ваш ребёнок будет жить!

— А чего нам еще нужно для счастья любимый — обратилась мисс Робинсон к мужу, принимая близко к сердцу слова Оксаны, что казались ей более разумными — Наш ребёнок будет жить

— Тогда я потеряю тебя — едва сдерживая слёзы, ответил жалким голосом Робинсон, обнимая свою возлюбленную — Я не смогу без тебя

— С тобой будет наш ребёнок — положив ладонь на щеку к мужу, ответила мисс Робинсон, со слезами печали на глазах, женщина слёзно молила его сохранить ребёнка внутри неё любой ценой

— Вы довольны теперь?! — огрызнулся Хоуп, понимая, что потерпел поражение в этом споре, прошипел мужчина в сторону Оксаны

— Мисс Орлова — подошёл понимающе Николс, касаясь пальцами плечевого сустава Оксаны, отвлекая на себя её внимания — Мисс Беверли ждёт вас

— Беверли? — ухмыльнулась Оксана, услышав забавную ей фамилию — Это ваш психотерапевт

— Моргана Беверли — ответил Николс более подробно, посмотрел в глаза Оксане, когда за её спиной недовольно прошёл Хоуп

— Учтите Орлова — не выдержал мужчина с седыми волосами на висках, прическах которых была зачесана назад, Хоуп встал в проходе открытой двери палаты пациентки — Смерть этой женщины, как и смерть её, не родившегося ребёнка, будет на вашей совести

— Даже для вас Хоуп это очень низко — упрекнул его Николс — К сожалению, влияние мистера Робинсона на эту больницу очень сильное, а жизнь и здоровье его жены и ребёнка которого она вынашивает, играет неоспоримую ценность для нашей больницы

— То есть мистер Робинсон

Играя теперь на чувствах его жены, прикусывая краешек губы, Оксана хотела заполучить больше расположение этого мужчины к себе.

— За вами последнее слово

Ухмыльнулась Оксана, зная уже заранее ответ, посмотрела в глаза его жене, так как понимала, что эта женщина ни за что не согласиться на прерывание беременности, которую она сильно ждала.

— Кого же вы выберите лечащим врачом своей жены

— Орлова! — воскликнул Николс, строгим американским гонором — Я в вас то никак не ожидал такой низости, как это делал Хоуп

— У всего есть последствия — пожав плечами, обернулась Оксана, кокетливо указала пальчиков в сторону двери, через которую только покинул палату Хоуп — Так ведь, кажется, ваш любящий всеми тут врач сказал

— Не уподобитесь, пожалуйста, до уровня Хоуп — оспаривая такое утверждение, говорил Николс, с упреком посмотрел на Оксану — Порой доктор Хоуп, сам не понимает что говорит

— Я выбираю Оксану — заявила мисс Робинсон не обдумывая, посмотрела она на своего мужа, после того как он переменился в лице от высказывания Оксаны — Я хочу чтобы она занималась моим лечением и моего малыша

— Желание женщины закон мистер Николс — ухмыльнулась Оксана и хотела, будто пройти мимо заведующего, но мужчина схватил её за руку

— Не так быстро мисс Орлова! — возразил Николс, успев схватить Оксану вновь за рукав плечевого сустава, халата который был одет на ней — Вам нужно обязательно посетить психотерапевта

— Зачем? — изумилась Оксана в улыбке, посмотрев на мужчину, мило ему, улыбнувшись в ответ, отразив ямочки на щечках — Я ведь не дура, какая-то

— Вы чуть не погибли — уверял Николс, разговаривая шепотом с Оксаной — И если уж не Хоуп, то я точно отведу вас туда, где наш психолог, проведёт с вами беседу

— Скажите это обязательно?

Сохраняя красоту улыбки, Оксана нисколько не смутилась угрожающего лица заведующего, наоборот её лишь это радовало то, как мужчина злиться и тратит, свои нервы на её капризы.

— Нет просто если бы вы не против

Делилась своим мнение Оксана, сохраняя красоту улыбки на губах, указывая пальцем на беременную девушку, сидевшую на кровати в объятиях своего мужчины.

— Я бы хотела детально теперь заняться обследованием своей уже пациентки

— Вам это будет дорого стоит мистер Робинсон — направляясь с Оксаной к выходу из палаты жены Робинсона, произнёс недовольно заведующий

— Капризы своей жены я как-нибудь вынесу — улыбнулся в ответ мистер Робинсон — А вот улаживать компромисс с мисс Орловой, теперь ваша задача

— А это — высказывалась Оксана, касаясь указательным пальцем другой руки кончика носа Николса, рассмеявшись при этом озорным смехом — Будет не так-то легко

— Дорогой — обратилась, мисс Робинсон к своему мужу — Сходи с Оксаной на эту беседу, я не перенесу просто, если с ней что-то случится

— Если только Оксана ваша устроит очередной каприз психотерапевту — рассмеялся Николс, когда они с Оксаной покинули палату вместе

— Что действительно — соглашаясь с таким мнением, ответила Оксана, посмотрела недовольным взглядом на медсестру, что покорно стояла у открытой двери палаты — Будет наверно верным

— Хорошо любовь моя — так же чувствительно нежно, ответил Робинсон, поцеловав жену в губы, после чего встал с её кровати и направился к выходу — Я ненадолго и обещаю, скора освободится

— Вот видели, какой король мне обеспечивает покровительство — ухмыльнулась Оксана, отошла от заведующего, посмотрев в сторону Робинсона, когда мужчина направлялся к выходу из палаты

— Надеюсь, мисс Орлова — отчаянно говорил Робинсон, покидая палаты своей жены, вошёл в отделение — Я об этом не пожалею

— О… не волнуйтесь господин Робинсон

Ответила Оксана, искушено раскрывая алые губы, протянула мужчине руку, заигрывая, поболтала пальцами, позволяя взять себя под руку, состроив милый ангельский взгляд

— Уж чего-чего

Взяв мужчину под руку, Оксана, словно заявляя уже на него свои права, прижалась к нему, направляясь дальше по коридору отделения.

— А жалеть я вас точно не заставлю

Одарив мужчину красотой улыбки, Оксана проходила мимо медсестры дежурившей в отделении, посмотрев на её завистливый взгляд и то, как девушка презренно посмотрела в их сторону. Не обращая внимания на критику взгляда медсестры, Оксана, держась под руку с мужчиной, чей голос в это больнице имел очень большой вес, считая себя королевой в его безусловной обители.

 

***

Просторный кабинет психотерапевта обладал легкой атмосферой тени, искусственно созданной в этом помещении, что странным образом помогает расслабиться пациенту. Большие окна были наполовину прикрыты висевшими на них большими тёмными шторами. Удобное кресло в котором находилась Оксана, помогающее расслабиться, позволяющее пациенту находящимся на нём лечь в полный рост и при этом не быть в чем-то ограниченным. В кабинете были светлые панельные стены, что даже за счет тёмной атмосферы, задвинутых штор, в этом помещении казалось всё еще достаточно света. Картины с прекрасными пейзажами голубой лагуны, морем, парусниками и всё это искусство создавала атмосферу полного комфорта вновь прибывшему в кабинет пациенту. Фотографии морского дна, что стояла на столике, напротив кресла, в котором сидела Оксана, завораживающими оттенками морской воды, так завлекла своим вниманием, что можно было смотреть на разнообразие рыб изображенных на ней.

Женщина в черном костюме, с густыми тёмными волосами угольного кресла сидела в кресле напротив Оксаны, положив блокнот себе на колени, что-то записывала. От неё исходил редкий волнующий аромат композиции «Donna Karan Essence Lavender», вкус который считался — серенада лаванде. Он может быть уместен в любых случаях. Запах, что дарит ощущение свежести, радости. Вдохнув этот аромат, вы почувствуете себя в объятиях душистой лаванды, вы почувствуете счастье. Уверенная в себе брюнетка с зеленным оттенком глаз, словно как колдунья, обвораживая своими чарами и вкусовыми добавками чая, что Оксана держала в руках, притягивала к себе всё внимание. Всё в этом кабинете, вплоть до малейшей плетеной куклы, что сидела на полке, внушала атмосферу спокойствия и улыбку, манеры поведения хозяйки этого поведения, словно смыкали нервы крепкими узами и не позволяли им гулять в разуме хозяина.

— И так мисс Джонсон попытайтесь расслабиться

— Убедительная просьба мисс — обратился Робинсон, мужчина стоял у закрытой двери в кабинете, покорно скрестив руки на поясе спереди

— Беверли — пояснила, мило улыбнувшись, психотерапевт — Моргана Беверли

— Мисс Беверли — повторил мужчина уже внятно фамилию врача — Мою подопечную зовут Орлова Оксана и впредь убедительная просьба, прошу так к ней обращаться

«Мечта любой женщины, этот самец искушает меня еще больше», ухмыльнулась Оксана, сидя на кресле с кружкой в руках, обернулась и посмотрела через плечо на мужчину в черном костюме.

— Но у меня в карте написано, что она Барбара Джонсон

— Это вымышленная имя и фамилия

— У меня в карточке написано — утверждала психотерапевт, стоя на своей позиции, была на согласна с мистером Робинсоном — Что эта женщина Барбара Джонсон, все мои пациентки могут проходить под вымышленными именами, чтобы сохранять статус инкогнито

— Оксана как вы считаете?

Подошёл мистер Робинсон к креслу, в котором сидела Оксана, мило улыбнувшись доктору, за дерзость и в тоже время защиту мужчины, то как он её выгораживал, возбуждало её характер.

— Вас устроит сохранить статус инкогнито при данной беседе?

— Вы спрашиваете моё мнение? — поинтересовалась, обернувшись, Оксана, посмотрела нам мужчину так, как будто уже потекла, и была готова разделить с ним себя всю

— Это ваша процедура допроса

Утверждал Робинсон, прошёл мимо кресла, в котором сидела Оксана, одним одеколоном, вкус которого пока оставался загадкой, заставлял радоваться её сознание и возбуждаться от желания.

— И только вам решать

Подошёл он к черному кожаному дивану в кабинете, присаживаясь на него, положил ногу на ногу, с изучающим взглядом смотрел на Оксану, когда она это чувствовала и зная это хотела его.

— Какой она будет для вас

— Меня устраивает статус инкогнито

Одарив мужчину улыбкой в ответ, пояснила Оксана, сделала глоток обворожительного чая, вкус которого напоминал лаванду, мелису и жасмин. Каждая композиция или каждая гармония этого тонкого вкуса, успокаивала ураган бушующих в Оксане эмоций, когда она глядя на мужчину, напротив кресла, в котором сидела, словно тонула в порочном омуте.

— Давайте продолжим

— Здесь сказано — указала женщина кончиком ручки на карту, что лежала перед ней на кофейном столике — Что вы какое-то время были в состоянии клинической смерти и вас чудом, удалось реанимировать

— И что вы хотите узнать? — поинтересовалась Оксана, своим вопросом, словно как создала напряжение, между сложившейся беседой

— Расслабьтесь мисс Джонсон — обратилась врач, как будто чувствовала сложившееся накал чувств, в беседе, что она вела с Оксаной — Я просто спрашиваю, такова процедура опроса

— Я вроде вам ничего грубого не сказала — ответила Оксана, чай, глоток которого она повторила снова, заставлял её улыбаться и радоваться каждому мгновению

— Хорошо — создав неловкий момент, женщина деликатно улыбнулась — Так что вы чувствовали на тот момент, когда всё это началось?

— Обязательно это спрашивать? — нервно выразился Робинсон, не давая возможности Оксане ответить на этот вопрос

— Это необходимая процедура опроса

Пояснила врач, что-то записывая у себя на блокноте, после того как Оксана продолжала улыбаться, находясь под действием чая в расслабленном состоянии.

— Так вернёмся к вопросу

— Наверно

Пожав плечами, сохраняя красоту улыбки, Оксана почему-то не чувствовала страха, переживая вновь момент неудачного воспоминания сложившегося в процедурном кабинете для осмотра.

— Чувствовала опасность за свою жизнь

Рассказывала Оксана, по мере того, как она это говорила, сделала еще глоток этого обворожительного чая. Концентрация насыщенного вкуса, что успокаивал омут порочного тёмного сознания Оксаны, не давая ему даже малейшего повода для волнения.

— Боясь кануть в небытие и остаться забытой

— Спокойно — ответила врач, давая понять жестом медленно поднятого кончика ручки, чтобы Оксана успокоилась и пришла в себя — Мы просто разговариваем, не нужно напрягаться

— Я и не напрягаюсь — пожав плечами, ответила Оксана, сохраняя на губах красоту улыбки

— Скажите, а вот обязательно такое спрашивать? — возмутился Робинсон, мужчина был недоволен процедурой опроса

— Это обязательно!

— Для кого?! — был недоволен Робинсон

— Наверно каждый человек

Решив уладить этот конфликт, продолжила говорить Оксана, посмотрев на спорящих между собой людей, отпив еще глоток чая.

— Оказавшись в таком положении, чувствовала страх и опасность за свою жизнь

— В общем и целом — утверждала психотерапевт, после того как выслушала Оксану — Как и любой другой человек оказавшись в подобной ситуации

— Да что за вопросы у вас такие доктор? — возмутился Робинсон, вновь повторяя свои недовольства

— Обычная процедура вопроса — повторила еще раз более внятным тоном голоса врач психотерапевт — Мисс Джонсон, скажите мои вопросы, хоть как-то вас задели?

— Если надо так спрашиваете — пожав плечами ответила Оксана, пытаясь как-то разрядить напряженную обстановку во взгляде мужчины на врача

— Скажите вы сейчас чувствуете дискомфорт? — поинтересовалась врач, строя интригу, стараясь успокоить мужчину, что сидела напротив на черном кожаном диване

— Интересно, почему я должна его чувствовать? — изумилась Оксана в улыбке, жадно допила остатки чая в кружке, была без ума от вкуса поразительно тонких оттенков

— Ваш мужчина — смутилась мисс Беверли, ёрзая нервно губами, посмотрела в сторону Робинсона, что был удивлён таким заявление — Скорее думает иначе

— Он не мой мужчина — пояснила Оксана, испугавшись, что такой резкой реакцией отпугнёт от себя, расположение столь влиятельного для неё человека — Он муж моей пациентки

— Пациентки? — переспросила врач психотерапевт, будто с первого раза невнятно услышала то, как ей ответила Оксана — Так вы теперь лечите тут у нас людей

— Я всегда это делала независимо от места пребывания

— Скажите, а у вас есть какое-нибудь медицинское образование? — что-то записывая в блокнот, поинтересовалась женщина, столь же удивлённо продолжая смотреть на Оксану

— Я кардиохирург — пояснила Оксана, поставив пустую кружку на стол, не могла убрать с лица улыбку, которая самопроизвольно рисовалась вновь

— Значит вы типа лечите людей

— Произвожу сложнейшие операции и диагностирую редкие врождённые и приобретённые пороки сердца у моих пациентов

— Значит вы врач! — утвердила это психотерапевт, продолжая делать записи в блокнот, что-то царапая на его страницах ручкой

— Хватит повторять! — была вне себя Оксана от того как странно вела себя врач

— Давайте поговорим о вашем состоянии

— Только если вы не будите повторять свои доводы вновь и вновь

— Послушайте! — встал Робинсон с дивана, недовольно посмотрел на женщину врача в кабинете, словно выражая уже к ней неприязнь — Да какое это всё имеет дело к происходящему

— У вашей пациентки раздвоение личности — ухмыльнулась психотерапевт — Я назначу ей антидепрессанты

— Что?! — вскрикнула Оксана, понимая, что врач считает её сумасшедшей

— Нет, это бессмыслица какая-то — был ошеломлён от услышанного Робинсон, взяв из рук женщины блокнот, внимательно прочитал записи на его страницах

— Значит ты всё-таки Джонсон — кинул он блокнот на диван, после того как прочитал записи написанного заключения психотерапевта — У тебя пост маниакальный синдром и диссоциативное расстройство лично, ты была в аварии и впервые пережила шок клинической смерти

— Что за бред! — вскрикнула Оксана, отражая обиду на своё лице, однако никак не могла убрать улыбку, что сама по себе вновь появлялась на её лице

— Бред? — удивилась Робинсон, не поверив теперь больше словам Оксаны — Это заключение психотерапевта, хватило и несколько минут, чтобы понять, какое же ты лживое существо Барбара

— Я Орлова Оксана — утверждала Оксана, впадая в приступ паники, боялась очень сильно лишиться доверия Робинсона

— Орлова Оксана умерла

Пояснила врач психотерапевт, женщина взяла в руки большой планшет, ёрзая по нему пальцами, открыла интернет страницу, почтового электронного ящика показала заключение о смерти.

— Нет-нет — испугалась Оксана держа планшет дрожащими руками — Этого не может быть, я же здесь жива и здорова

— Надеюсь теперь вы понимаете — уверяла психотерапевт более нежным и ласковым голосом — Что Орлова умерла её нет, не знаю кого вы там себе придумали, но вы не она

— Чтобы духу вас не было даже в палате моей жены! — заявил суровым жестким голосом Робинсон, после чего мужчина направился к выходу из кабинета

— Мистер Робинсон — оставаясь сидеть на кресле, Оксана словно была раздавлена — Мистер Робинсон, прошу я не понимаю как это возможно

Кричала Оксана, оставаясь сидеть в кресле, когда улыбка на её лице не сходила из-за действия расслабляющего чая, когда в лазурных голубых глазах отражалось отчаяние и полный крах души.

— Мистер Робинсон! — прокричала Оксана, стараясь обратить на себя внимание мужчины

— Послушайте

Рассказывала доктор, отложив планшет, после того как Робинсон покинул кабинет, обратилась женщина к Оксане нежным и успокаивающим тоном голоса.

— Я сообщу доктору Николс — уверяла, мисс Беверли, положив ногу на ногу — Что вы социально не представляете опасности для людей окружающих вас, а он позволит вам и дальше проходить обследование и лечение в нашей больнице

«Эта гипнотическая сука убила меня, всё предусмотрела, она и не собиралась возвращать, а лишь хотела сделать меня своей куклой», предположила Оксана, расположившись в кресле лежа в полный рост.

— Скажите, а я могу воспользоваться мобильником или стационарным телефоном, мне ведь никто не наложил такого запрета? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к доктору, посмотрела на неё с улыбкой, в тот момент, когда по щекам с глаз стекали слёзы

— Только больше прошу никому не утверждать — предупредила психотерапевт, выставив поднятый указательный палец вверх — Что вы якобы Орлова Оксана

— Да-да конечно — мило улыбаясь, ответила Оксана, вытирая кончиками пальцев слёзы, стекающие с глаз — Прошу, пожалуйста, можно ваш планшет ненадолго

— Нет, свой планшет я вам не дам — возразила доктор, вставая с кресла в котором сидела — Но вот попрошу вашу подругу или как сказать жену, чтобы она вам принесла планшет

— Она не принесёт — отчаянно произнесла Оксана, стараясь сдерживать себя, даже когда доктор подошла к креслу, в котором она сидела — Я вообще ничего уже понять не могу

«Проберусь в кабинет заведующего, сделаю так чтобы он охуел, позвоню в Москву, там подтвердят, кто я такая», убеждала себя Оксана, понимая, как быстро были разрушены её планы.

— Ладно, хорошо

Столь же тихо и покорно опустив голову, ответила Оксана, приподнимаясь в кресле, после того как оставила на его кожаной поверхности, влагу вытекающих с глаз горьких слёз.

— Я могу уйти в палату — поинтересовалась Оксана, свесив ноги с кресла, продолжала сидеть на кресле — Или мы еще не закончили

— Я думаю, на сегодня хватит — ответила врач психотерапевт, сохраняя на губах любезность улыбки, закрыла блокнот, когда держала его раскрытым в руке — Я пропишу вам легкий антидепрессант, чтобы помочь успокоиться и прийти в себя

— Я могу обойтись спокойно без него — возразила Оксана, отвергая предложения врача, вставая с кресла в котором сидела, недовольно посмотрела на женщину

— Кажется у вас нарушен менструальный цикл — уверяла, мисс Беверли, разговаривая спокойно сохраняя любезность общения, даже после того, какую подлую тактику она выбрала

— Не понимаю причем здесь это — не поняла Оксана довода врача психотерапевта — Это здесь совсем не причем, вы только что выставили меня дурой

— Вы Барбара Джонсон — утверждала повторяя это снова врач психотерапевт, положив закрывая приложение планшет на кофейный столик — Не знаю что вы там себе внушили, либо внушаете этому мужчине, но у вас диссоциативное расстройство личности

— Да нет у меня ничего — уныло ответила Оксана, на английском языке, не желая выяснять отношения с врачом — У меня только навязчивая дура гипнотизёр, которая даже вас купила, чтобы заполучить меня

— Самоотрицания проблемы

Уверяла Моргана Беверли, когда Оксана направлялась рассеянной походкой к выходу из кабинета, чувствуя разбитость эмоционального состояния и из-за этого слабость во всём теле.

— Один из признаков вашего синдрома раздвоения личности

— Скажите хотя бы сколько она вам заплатила?

Поинтересовалась Оксана, встав посреди кабинета, посмотрела на женщину, выражая перед ней поражение в этой битве слов, отчаянно вздохнула, демонстративно показывая ранимость.

— Неужели вы так раз взяли — утверждала Оксана, продолжая смотреть на женщину, отразила в момент разговора усмешку — И стали поддакивать ей…..

— Она ваша жена — оспаривая такое заявление, оставаясь сидеть в кресле, говорила Моргана Беверли — И кто как не она может знать вас лучше

— Понятно — так с печалью вздохнула Оксана, касаясь пальцами ручки входной двери в кабинет, после чего открыла её и не желая дальше продолжать столь скучную для неё беседу

— Я пропишу вам лекарство в карту — крикнула психотерапевт, когда Оксана вошла в коридор отделения и уже почти закрыла за собой дверь — Медсестра после обеденного перерыва начнёт их вам давать — ответила она напоследок, после чего дверь в её кабинет закрылась

Направляясь по больничному в сторону отделения, Оксана была подавлена, то что рассказала ей врач, никак не укладывалось в голове. Тело словно горело жаром от панического приступа, что испытывала Оксана и даже та прохлада морского воздуха, что проникала в коридор через открытые окна в помещении, не могла погасить огонь пламени терзающий её. Вид с окон коридора больницы как раз выходил на большой пляж Лос-Анжелеса, что в этот солнечный день собрал небывалое количество жителей. Здесь воздух казался приятным, пропитанный душой океана, он впитал в себе палитру морских оттенков.

— Мисс Джонсон

Обратилась медсестра Маргарет, когда Оксана проходила мимо открытой двери процедурного кабинета в гинекологическом отделении. Девушка в белом медицинском халате, под которым скрывалось красное ажурное белье, стояла в проходе кабинета. Волосы с оттенком кашемира едва колыхались, у медсестры, обдуваемые потоком свежего проникающего потока в коридор.

— Мисс Хилл просила зайти вас — уверяла медсестра, отходя в сторону, чтобы Оксана смогла увидеть мисс Хилл в кабинете

— Мисс Джонсон — обратилась женщина в врач, что сидела в кабинете в кресле за столом раскрытого окна — Прошу проходите, как хорошо что я вас нашла

— Вы что-то хотели мисс Хилл? — подошла к открытой двери Оксана, касаясь пальцами дверной коробки, встала в проходе

— Прошлый наш с вами осмотр как-то не задался

— Да — отчаянно повела губами Оксана, посмотрев на женщину, которая сидела в кресле, положив ногу на ногу — Как-то вот он не задался

— Проходите, пожалуйста — мило улыбнулась женщина, предлагая Оксане войти — Обещаю в этот раз, его буду проводить я

«С другой стороны, а чего мне терять, эта дура психотерапевт разрушила все моим мечты, буквально погубила меня», прикусывая краешек губы, Оксана переступила вошла в кабинет, переступая порог.

— В больнице сейчас обеденный перерыв — рассказывала, мисс Хилл, когда за спиной у Оксаны дверь кабинета закрыла медсестра

— А разве вы не должны тоже обедать? — поинтересовалась Оксана, осматривая уже знакомый ей кабинет, в котором она не так давно проходила осмотр

— Прошу проходите в процедурный кабинет — указала темноволосая женщина, не желая отвечать на подобный вопрос Оксаны — Маргарет проводи пациентку и подготовь к осмотру

— Ладно — ответила невзрачно Оксана, направляясь в смотровой кабинет, дверь которого была, стены, пол в нём были покрыты белой кафельной плиткой

— Прошу раздевайтесь — обратилась медсестра, как только Оксана вошла в кабинет, чувствуя приятный освежающий запах, средств, для уборки в кабинете — И проходите в кресло

— Сразу раздеваться?

Удивилась Оксана, покачивая выразительной упругой формой бёдер, подошла к смотровой кушетки, раскрывая на теле белый наполовину прозрачный халат.

— Может, сначала произведёте необходимые замеры

— Необходимые размеры я уже сняла — уверяла медсестра, стараясь сохранять любезность улыбки, девушка хотела казаться милой — Так что дальше осмотр остался в кресле

— Ну что же — повела губками Оксана, снимая с себя халатик, оставляя его лежать на смотровой кушетке, к которой подошла, покачивая бёдрами

— Прошу — успокаивала медсестра, положив пальцы на плечо к Оксане, стоя у неё за спиной, говорила нежным приятным английским голосом — Вам не о чём беспокоится

— И так мисс Джонсон — появилась в дверях врач гинеколог, брюнетка в белом халате, держа в руке амбулаторную карту Оксаны — Прошу присаживайтесь на кушетку

— Снимать белье обязательно? — поинтересовалась Оксана, присаживаясь смотровую кушетку

— Как вы себя чувствуете после перенесённого шока?

Поинтересовалась мисс Хилл, женщина прошла мимо кушетки, где сидела Оксана, взявшись за спинку стула, пододвинула его, села напротив.

— Я прежде всего должна перед вами искренне извиниться

— Звучит очень убедительно

Смутилась Оксана, как женщина выраженно раскрыла глаза, принесла свои извинения, сомкнула колени обеих ног вместе, положив на них ладони, посмотрела в пол на белый кафель.

— Думаю, впредь подобное больше не повторится?

— Теперь вас осматривать буду только я — заявила мисс Хилл, положив карту на кушетку рядом с Оксаной — Маргарет будет заниматься подготовкой вас к осмотру

— Но….?! — хотела возразить Оксана, вопросительно посмотрела на женщину, что сидела перед ней на стуле, положив ногу на ногу, отразила упругие бёдра, и край черной надетой на ней юбки

— В принципе можете начать раздеваться

— Что опять? — ухмыльнулась Оксана, скрывая своё недовольство, за прядью распущенных золотистых волос, расположившись на коленях на смотровой кушетке — Я думала, мы с вами просто поговорим

— Говорить с вами будет ваша жена — заявила, мисс Хилл, строго игнорируя недовольства Оксаны, проявила равнодушие и хладнокровие к её чувствам и смятению

— Не стоит — возразила Оксана, не позволяя рукам стоящей рядом медсестры, прикоснуться к её телу, когда девушка шатенка хотела расстегнуть ей лямку бюстгальтера — Я сама

— Как знаете — покорно опустив голову, девушка отошла на шаг назад от смотровой кушетки

— Мисс Хилл…. — послышался голос медсестры открывшей дверь кабинета гинеколога — Мисс Хилл ваша пациентка

— Анжелика ты, что не видишь, что тут идёт приём?

Возмутилась, поднимаясь со стула, на котором сидела, возмутилась темноволосая женщина, посмотрев на вошедшую в кабинет белокурую девушку. Белый халат на блондинке сексуально огибал формы стройного тела, подчёркивая выраженный изгиб.

— С какой еще пациенткой, что опять случилось?

— Мисс Ривьера рожаете

Говорила она панически на английском языке, девушка вошла в кабинет, озираясь, чтобы увидеть врача, но не могла сразу понять, что она находится вместе с Оксаной в смотровой комнате.

— Аманда Ривьера начала рожать

— Ривьера? — была удивлена, мисс Хилл, настолько что сама ускорив шаг, покинула комнату для осмотра пациенток, вошла первую комнату кабинета — Но у неё срок лишь только через две недели, как она может сейчас рожать?

— Её муж привёз быстро в больницу — рассказывала девушка задыхающимся тоном голоса — У неё воды отошли

— Мисс Джонсон — обратилась, мисс Хилл, женщина стояла в проходе открытой двери смотровой комнаты — Наш с вами осмотр, похоже, что откладывается на потом, прошу меня извинить

— Да ничего страшного — положила к себе на колени халат, Оксана сидела, свесив голову, даже не обернувшись в сторону женщины гинеколога

— Если хотите вас, может Маргарет осмотреть

— Я пожалуй лучше пойду в палату — посмотрела Оксана недовольно в сторону медсестры, что стояла в углу смотрового кабинета

— Я бы могла всё сделать — уверяла медсестра, обращаясь к доктору, когда стояла у столешницы, облокотившись на поверхность обеими руками

— В самом деле? — поинтересовалась женщина гинеколог, стоя в проходе открытой двери смотрового кабинета — Хотя да ты помогала мне с осмотрами и можешь отлично сама справиться

— И что же мне делать? — поинтересовалась Оксана, продолжая сидеть на смотровой кушетке, поджав под себя ноги, когда её полупрозрачный халат лежал на коленях

— Маргарет вас осмотрит

Мило улыбнулась врач, после чего покинула смотровую комнату, быстро удаляясь прошла по парадной комнате кабинета, после чего покинула и её закрыв за собой дверь.

«Блядь опять я наедине с этой дурой, которая так и хочет меня осмотреть», смутилась Оксана, искоса посмотрев на девушку, которая медленно отошла от столешницы.

— Раздевайтесь мисс Джонсон — предложила медсестра, подойдя к смотровой кушетке, где к ней спиной сидела Оксана

— И что вы будите смотреть? — обернув голову в четверть оборота, поинтересовалась Оксана, оценивающе боязно, посмотрела на девушку, что стояла у неё за спиной

— Всё…..

— Ответ не ясный — медленно свесив ноги с кушетки, коснулась оставленных на полу белых шлепок Оксана — Так что вы будите осматривать?

— Мисс Джонсон я просто выполняю поручения мисс Хилл

— Выполняйте их дальше — обувая на ноги обувь, Оксана встала с кушетки — А у меня на это совершенно нет времени

— Мисс Джонсон!!! — обратилась девушка, повысив тон голоса, в то время когда Оксана прошла по смотровому кабинету, направляясь к выходу — Мисс Джонсон!!!

«Дура блядь какая-то ебанутая», подумала про девушку Оксана, когда подошла к закрытой двери в кабинете, переступая порог, вошла в приёмный кабинет гинеколога.

— Мисс Джонсон вернитесь! — повторила она столь же громко свою просьбу на английском языке, когда Оксана, направляясь по кабинету, подошла к закрытой двери, обвивая пальцами её ручку

— Я же вам сказала

Обернулась Оксана, держась за ручку входной двери, посмотрела на девушку, что стояла в проходе открытой двери смотрового кабинета, выражая волнение и панику в глазах.

— Что не вернусь туда

— Но мисс Хилл хотела, чтобы вы прошли осмотр

— Я его однажды с вами уже проходила

Открывая дверь, заявила Оксана, переступая в то время порог одной ногой, наступила на бетонный пол в коридоре гинекологического отделения.

— Блядь

Грязно выругавшись нецензурной лексикой на русском языке, уныло вздохнула Оксана, запрокинув голову, посмотрела в потолок, оставаясь стоять в проходе открытой двери.

— Я забыла свой халат — посмотрела Оксана отчаянно на медсестру, когда девушка даже не сдвинулась с места, внимательно наблюдая за ней — Вы мне его не принесёте?

— Какой халат?

Сначала не поняла просьбу шатенка, а после перенаправила взгляд на смотровую кушетку, на поверхности которой, Оксана, вставая с неё, оставила свой халат.

— Ах…. ну да халат — ухмыльнулась она каверзной улыбкой — Пройдите и сами возьмите

— Всё вечно приходится делать самой — вошла в кабинет Оксана, закрывая за собой дверь

— А вы что думали, как будто я тут вам буду всё подносить

Ухмыльнулась она, отошла в сторону, когда Оксана направлялась по приёмной кабинета, в сторону смотровой комнаты, от входа открытой двери которой отошла девушка в белом халате.

— Сами подойдите и возьмите его!

— Ладно — ответила Оксана, проходя по кабинету, подошла к открытой двери смотровой комнаты, сгибая ногу в колено, переступила порог, наступая на кафель белой плитки пола

— Я вас никуда не выпущу

Заявила шатенка, закрыла тут же дверь, вставив ключ в замочную скважину, повернула быстро оборот, как только отошла от неё, направляясь к смотровой кушетке, где лежал халат.

— Пока вы не сядете вон в то кресло!

— Ты что больная? — обернулась Оксана, посмотрев на девушку намерения и взгляд в глазах которой были полны решимости

— Быстро на кушетку и снимайте с себя всё — указала она в сторону смотровой кушетки, рядом с которой стояла Оксана

— Что решила

С усмешкой, поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть на девушку, что выражала всем своим видом опаску в адекватности поведения.

— Измерить у меня температуру?

— Я вас сейчас всю градусниками истыкаю — прошла быстро по кабинету медсестра, за спиной у Оксаны, когда она стояла у смотровой кушетки

— Может не стоит? — прикусывая краешек губы, Оксана прикоснулась к резинки трусиков

— Еще как стоит — достала она из футляра три ртутных градусника — Снимайте белье и вставайте на четвереньки на кушетке

— Может лучше лечь боком? — поинтересовалась Оксана, специально решила довести девушку

— Я что вам сказала — подошла медсестра со спины к Оксане, касаясь пальцами застёжки её бюстгальтера, в то время как она возмутившись в порочной форме раскрыла губы

— Что вы делаете? — не успела даже возразить Оксана, как девушка, что стояла сзади расстегнула застёжку её бюстгальтера

— Это вам будет лишним — сама сняла с рук Оксаны бюстгальтер, оголила ей сочной формы, выраженную грудь

— Я сама буду решать — не ожидала Оксана, встав посреди кабинета отойдя от девушки, как осталась без бюстгальтера, прикрывая руками грудь — Что мне нужно

— Снимайте белье и на кушетку

— А что это вы со мной в таком тоне разговариваете? — хотела возразить Оксана, но испугалась решительного взгляда медсестры, находясь с ней в запертом кабинете

— Мисс Джонсон лучше не вынуждайте меня принимать силу

— А то смотрите какие мы грозные — злорадствуя, ответила Оксана, снимая с себя трусики, оставила их лежать на полу, прикрывая руками, грудь и паховую область направилась к смотровой кушетки

«Сейчас я тебе сука тут устрою», нагнулась Оксана, поднимая с пола трусики, ухмыльнулась злорадной подлой улыбкой, медсестра, что с разъярённым яростью недовольным взглядом смотрела на неё.

— Вставайте на четвереньки — повторила шатенка, в белом халате, строгим голосом, обращаясь к Оксане, когда она подошла к ней, положив трусики рядом на кушетку

— Послушайте — коснулась Оксана, положив руку на грудь девушки, чарую взглядом лазурных глаз, обратилась к ней — Может мы с вами не так друг друга поняла

— Вам это следовало понять немного раньше — смутилась девушку, скрывая страждущий взгляд от Оксаны, посмотрела в пол, однако не отвергла её от себя

— Я согласна

Утверждала Оксана, продолжая говорить, прильнула к губам девушки, почти обаятельным шепотом рассказывала. Делая специально так, чтобы поток исходящего воздуха с губ Оксаны, обжигал пылкую поверхность нежных губ шатенки.

— На любые ваши условия — делая вид что обвила бёдра девушки, Оксана ловко пальцами, хватая за выставленные ягодицы расстегнутого кармана

— И что же заставила вас мисс Джонсон переменить решение? — поинтересовалась медсестра, когда не могла уже устоять перед соблазном обольщения, что выказывала перед ней Оксана

— Ты тупая сука — грязно выругалась Оксана, разговаривая на русском языке, схватив ключи в кармане медсестры, толкнула её из-за всех сил на кушетку

— А…..

Вскрикнула девушка, падая, испугавшись, выронила тут же инстинктивно из рук все три градусника, когда держала в руке. Медсестра упала на мягкую кушетку, в тот момент, когда Оксана схватила халат, одевая его на себя, другой рукой положила в карман трусики, направилась к выходу.

— Что вы наделали?!

— Давно хотела это сделать — ухмыльнулась Оксана, вставая ключи в замочную скважину, быстрым поворотом открыла дверь, закутывая на своём теле полупрозрачный халат

— Мисс Джонсон! — кричала медсестра, в тот момент, когда Оксана открыла дверь, переступая тут же через порог, вошла в коридор — Мисс Джонсон!

— Сука тупая думала меня обмануть — рассказывала Оксана, говорила по-русски, тут же закрыла за собой дверь, вставляя ключ в замочную скважину, заперла в нём оставшуюся девушку

— Мисс Джонсон откройте дверь — кричала она за закрытой дверью, долбила, о её поверхность своими кулачками, в тот момент, когда Оксана облокотилась на неё, с облегчением вздохнула

«Вот знаешь как-то и не подумала бы выпускать тебя», ухмыльнулась Оксана, после чего отошла от двери, направляясь по приёмной кабинета, покачивая бёдрами и с довольной улыбкой, что блистала на губах.

Посмотрев на рабочий стол, на поверхности которого лежали амбулаторные карты, Оксана прошла по первой комнате кабинета, направляясь к его закрытой входной двери. Проходя мимо большого цветка, горшок которого стоял прямо у входа, Оксана коснулась пальцами его лепестка, заставляя его трепетаться на стебле в воздухе. Обвивая пальцами ручку входной двери, Оксана, открывая её тут же вышла из кабинета, переступая порог, отразив в момент сгиба колена прелесть упругих бёдер. Закрывая тут же за собой дверь, Оксана не хотела, чтобы кто-нибудь услышал так быстро медсестру, что долбилась руками о закрытую дверь смотрового кабинета.

— Добрый день мисс

Проходил рядом интерн, молодой парень, работающий на доктора Хоуп, удивился увидеть Оксану стоя у закрытой двери кабинета гинеколога.

— А вы почему без нижнего белья?

— Да медсестра оставила меня в момент осмотра на кресле привязанной — ответила мило улыбнувшись парню, Оксана разговаривала с ним на русском языке

— Не понимаю — удивился он вновь, столь удивлённо посмотрел на Оксану, когда она облокотившись бёдрами на дверь, одевала на себя трусики — Чтобы кто так чисто разговаривал тут на русском языке

— Наверно потому что я из Москвы — смутилась Оксана похвалы, поднимая взгляд лазурных голубых глаз, посмотрела на парня — Но моя так называемая жена, что меня похитила, всё тут так обвернула, что меня скорее тут признают дурой

— Скажите вы ведь правда Орлова? — поинтересовался он, продолжая смотреть на когда она сомкнув колени обеих ног вместе красиво посадила резинку ажурных черных трусиков на талию

— Я вот только теперь уже не знаю, как это доказать — смутилась Оксана, отошла от закрытой двери, расправляя на бёдрах, надетый на ней полупрозрачный белый халат

— А давайте мы с вами в этом и убедимся — сохраняя любезность улыбки, парень открыл папку, что держал в руке, достал из неё лист кардиограммы

— Вы, в самом деле

Возмутилась Оксана, взглянула на лист кардиограммы, проделанной мисс Робинсон, понимая и видя сразу типичные признаками дилатации правого желудочку.

— Решили меня так дешево проверить

— Для Орловой такая кардиограмма раз плюнуть

Рассматривая снимок кардиографии, Оксана без труда определила смещение электрической оси вправо (угол α=95 градусов). Увеличение амплитуды зубца S в левых грудных отведениях. Имеются признаки поворота сердца вокруг продольной оси верхушкой назад (в отведениях I, II, III наблюдается комплекс QRS типа RS). Длительность интервала внутреннего отклонения V1 не изменятся (0,03с). Имеются признаки гипертрофии правого предсердия (P-pulmonale).

— Так стойте — поднимая палец вверх, Оксана обратила внимание молодого интерна, что стоял с ней в коридоре, направляясь к большим окнам больничного комплекса — Дилатация правого желудочка и правого предсердия ведь вызвана не случайно

— Что вы имеет в виду мисс Джонсон?!

Обратился интерн, однако предпочёл разговаривать с Оксаной на русском языке, но заметив, как Оксана обернулась, посмотрела на него возмутительным взглядом

— Ой, то есть простите, пожалуйста, Оксана Владимировна

— Я говорю, что результаты эхокардиографии

Уточнила Оксана, сложив аккуратно, передала она лист проделанной ЭКГ пациентки Робинсон, когда интерн подошёл к ней, встав вместе спиной к большому окну.

— Сегодня, когда я пришла в себя, я зашла в палату к мисс Робинсон

Отражая задумчивый взгляд, Оксана посмотрела на парня, что стоял в коридоре рядом с ней, выражая перед ним красоту лазурных голубых глаз, широко раскрыла всю их красоту.

— Там отражался градиент разницы давления между камерой желудочка и легочной артерией

— Так…… — потянул интерн, но всё же заинтересовался ходом мысли Оксаны, продолжая на неё столь же удивлённо смотреть, убирая результаты ЭКГ обратно в папку — Что вы этим хотите сказать?

— Вам, не кажется ли странным

Обратилась Оксана, прошла мимо молодого интерна, покачивая бёдрами, словно выказывала в каждом пластику тела, подобно плавности движения королевской кобры. Материя подола белого, надетого на Оксане халата, сексуально колебалась в каждом её шаге, открывая завесу упругой коже бёдер. Рассуждая так, Оксана дышала полной грудью, когда v-образной формы декольте, одежды что была на ней, так пикантно выказывала форму сочной груди. Обольщаясь в улыбке тому, Оксана обратила внимание, с каким пристальным желанием, молодой интерн смотрел на то как она выразительно покачивала бёдрами в каждом шаге, когда прошла мимо него. Золотистые волосы Оксаны имели растрёпанную пышную объёмом укладку, тормошились при каждом её движении и поворотом головы.

— Что тут что-то как будто не сходиться — остановилась Оксана, одарив парня роскошной искушенной улыбкой, заметив с какой страстью, он смотрел на неё

— Что вы имеет в виду?

— Я конечно склоняюсь к версии стеноза легочной артерии

Стеноз устья легочной артерии — сужение выводного тракта правого желудочка, препятствующее нормальному току крови в легочный ствол. Стеноз устья легочной артерии сопровождается выраженной слабостью, быстрой утомляемостью, головокружением, склонностью к обморокам, одышкой, сердцебиением, цианозом.

— Так как смотрите — продолжила рассуждать Оксана, направляясь по больничному коридору, словно на пальцах жестикулируя, объясняя парню свою идею — В правом желудочки мы видим дилатацию правого желудочка

Дилатация — это физиологическое или патологическое расширение полостей внутренних органов. Одной из причин расширения полости считается недостаточность работы клапанного аппарата. Дилатация правого желудочка также может развиваться при патологии миокарда и при перегрузке объёмом крови, причиной которой являются пороки сердца, как врожденные так и приобретенные. В частности к дилатации правого желудочка сердца может приводить дефект межпредсердной перегородки, при недостаточности трикуспидального клапана, при недостаточности пульмонального клапана, и ряде других патологий!

— Доктор Хоуп склоняется к мысли межжелудочковой перегородки

Поделился мнением молодой интерн, направляясь следом за Оксаной, в то время когда она подходила к отделению гинекологии

— А моя коллега думает, что это открытый аортальный проток

— А что интересно думаешь, ты? — обернулась Оксана, встав у входа пластиковых дверей, касаясь пальцами цилиндра ручки

— Пожалуй, соглашусь с вами

— Хм…… — повела задумчиво губами Оксана, открывая дверь, потянула на себя, взявшись крепко за ручку

— Вас это удивляет? — поинтересовался он, позволяя Оксане первой перешагнуть порог открытой двери, войдя в отделение, вильнула перед ним бёдрами

— Скорее впечатляет — обернулась Оксана, положа руку на тали, когда вошла в отделение, посмотрела на парня, который вошёл следом

— Соглашусь с вашей теорией основанной на результатах эхокардиографии

— Теперь вы мне надеюсь верите? — поинтересовалась Оксана, подошла к парню и прижала его стене в отделению рядом с входом, когда рядом с ним закрылась дверь, через которую он вошёл

— Я вам верю — растерялся он, когда Оксана схватила его за воротник белого надетого на нём халата, прижалась к нему, втиснув его в стену — Только вы не могли бы меня отпустить

— Я думала моё общество вам приятно

Смутилась Оксана, сама даже не поняла, как выставленной коленкой левой ноги надавила парню на гениталии, когда прижала его к стене, налегая всем телом на него. Прижавшись к телу парня, Оксана ощутила исходящую от него прекрасную стихию запаха «Acqua Di Gio Profumo», то незабываемое чувство, когда сердце аромата пленяет горьковатой терпкостью герани и мягким мускатным оттенком шалфея. Базу аромата образует неординарный пачули, усиленный сладковатым бальзамическим шлейфом ладана.

— А вы желаете избавиться от меня

— Вы мне яйца так сожмёте — прошипел он, скривив такую неприятную гримасу, что только сейчас Оксана поняла, что своим влиянием причинила ему боль

— Оу… — сделав губы трубочкой, отошла Оксана от парня, почувствовав себя виноватой, склонив взгляд застенчивых голубых лазурных глаз в пол — Простите, пожалуйста

— Да ничего страшного

Уверял он, поправляя на себе халат, отошёл от стены, продолжая с опасением смотреть на Оксану, в то время, когда она чувствовала себя виноватой за дерзость перед ним.

— Вам наверно следует вернуться в палату

— Это еще почему? — возмутилась Оксана, поднимая взгляд обиженных глаз, посмотрела на парня, что поправлял на себе халат — Сами понимаете, правила больницы, когда тихий час, пациенты, должны находиться каждый в своей палате

— Совсем как России — мило улыбнулась Оксана ему, отразив красивый изгиб ямочек на щечках

— Я сделаю всё, чтобы вас признали Орловой — утверждал он, когда Оксана, делая шаг назад спиной, вновь смотрела в пол, беспокоясь посмотреть на парня, к которому проявила неуважение

— Это было бы очень мило с вашей стороны — сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана, состроив глазки парню, направляясь, покачивая бёдрами по отделению

— Мисс Джонсон — обратилась на посту медсестра — Пройдите, пожалуйста, в свою палату, не нарушайте больничный режим

— Я думаю вам лучше послушать медсестру — ответил, пожав плечами, молодой интерн, продолжая смотреть на Оксану с улыбкой — Здесь всё-таки и не Россия, но правила чем-то между собой схожи

— Ну тогда до завтра

Ухмыльнулась Оксана парню, после чего посмотрела на палату Робинсона, где через стеклянную дверь было видно, как беременная женщина, полусидя, лежала на больничной кровати.

— А завтра надеюсь, мы продолжим

— Очень на это надеюсь — направился молодой интерн, проходя по вестибюлю отделения и зоны отдыха к палате мисс Робинсон

«Тупая конченая корова, даже поговорить спокойно мне не даёшь», подумала Оксана грубо про девушку, что была на посту дежурной медсестры в отделении.

Покачивая бёдрами, Оксана направилась к своей палате, дверь в которой была приоткрыта, а атмосфера света и тени всё так же гармонировала в этой больничной комнате. Подойдя к двери, Оксана коснулась пальцами её грани, легонько сделав усилия, чтобы она откатилась в сторону, переступила порог. Направляясь по палате, когда дверь за спиной Оксаны плавно закрылась, подошла к жалюзи, что висели на оконных перегородках палаты, касаясь аккуратно пальцами их натяжения. Задвинув оконные створки в палате, чтобы свет с отделения не проникал внутрь, Оксана создала искусственный полумрак. Чувствуя приятный запах мыльных средств и ноты вкуса жасмина и герани, Оксана распахнула халат, на себе, после чего скинула его так же, как змея сбрасывает кожу с себя, оставив его на полу, играя пластикой тела, подошла к расправленной больничной постели. Чувствуя прилив сексуальной энергии, Оксана сияла с себя трусики, оставив их лежать на полу рядом с кроватью, забралась на неё, поджав под себя ноги, расположилась спиной к входу. Начиная ласкать себя, всё своё тело, Оксана запрокинула голову, сжимая пальцами грудь, гладила кончиками пальцев другой руки лобок, желая поддаться власти окутавшего её разум искушения. Издавая порочный, едва слышный стон, Оксана медленно поднесла пальцы к пылкой страждущей поверхности влагалища, кусая жадно свои губы зубами, разминая грудь, извивалась сидя на кровати королевской коброй. Отдавая себя в пучину разума, Оксана, воспевая песнью упоительной страстью стона, медленно ввела в себя пальцы, играя всем телом, желала получить сильное сексуальное удовольствие. Кусая губу, Оксана почувствовала сначала боль от растяжения стенок влагалища, после гинекологического зеркало, что до предела раздвинуло их не так давно.

Тихо взвизгнув от боли ранимых стенок влагалища, Оксана вытащила пальцы из себя, выражая ранимую натуру прикрывая грудь рукой, прижала пальцы, другой руки к влагалищу. Оставаясь так сидеть, Оксана потеряла счёт времени, придавая в мыслях порочному безумию, что терзало её разум и не позволяло сделать это с собой. Жалея себя, Оксана в то же время испытывала ненависть к себе за столь низкий порог боли, что не позволял ей издеваться над своим телом, когда она этого сильно хотела. Кусая нервно губу, Оксана продолжала, обняв себя сидеть одной в тёмной комнаты, медицинской палаты, спиной к входу, чувствуя, как с глаза прокатилась по щеке слеза, падая на постель. Прикрывая лицо руками, Оксана не смогла сдержать слёз муки, что мучали её сознание и тело, не могла остановить поток слёз, продолжая лишь сидеть в тёмном одиночестве и рыдать от жалости к самой себе.

 

 

  • "При попытке бегства..." / Реконструкция зримого / Argentum Agata
  • Многоточье / Лонгмобы "Смех продлевает жизнь" / Армант, Илинар
  • Рога и копыта / Пасечные байки / Горохов Анатолий Фёдорович
  • Конфабуляция Веры / Каннингем Лэйн
  • *** / Невинность / Дикий меланхолик
  • Жили у бабуси... / Теремок / Армант, Илинар
  • Голосование / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Морок / Прошлое / Тебелева Наталия
  • Ты (Аривенн) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Нет оправданья / Свинцовая тетрадь / Лешуков Александр
  • Глава 2 / Волчье логово / Рэйнбоу Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль