Глава 15. Часть 5 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 15. Часть 5

0.00
 
Глава 15. Часть 5

Оксана расположилась в кресле, просторной спальни, положив ногу на ногу, с гордым видом и пустым взглядом, она смотрела в большие окна. За большими стёклами больших окон, разыгрался морозный день, лучи зимнего, февральского солнца, неистово проникали в комнату. Напротив была застелена красными, бархатными простынями огромная кровать, впитавшие в себя аромат тела Оксаны, имеющая название палитра парфюма вкусов, которая называлась «Shalimar Parfum Initial (Guerlain)». Рядом с креслом сидели покорно на коленях две обнажённые девушки, одетые лишь в кожаную черную сбрую, невольницы, покорно расположились у ног Оксаны. Держа в руках тонкую плеть, пруток, Оксана в образе ведьмы, с большой высокой черной колдовской шляпой, смотрела на морозные окна, не отображая на лице никаких эмоций.

Рядом в подсвечниках, расположенных на небольшом столике, горели две красные свечи, своим пламенем их красный воск, в процессе плавления излучал чарующий аромат розы. Справа от Оксаны было расположено высокое большое зеркало, в которое она даже не смотрела, а лишь устремила в пустые морозные окна, предавая своим мечтаниям. Девушки покорно сидели перед Оксаной на коленях, боясь даже оглянуться и посмотреть в её сторону, когда она соблазнительно, пальцем, рук одетых в высокие черные шелковые перчатки ласкала наконечник трости для наказания. Другой рукой, согнутой в локоть, Оксана задумчиво теребила надетую на голову шляпу ведьмы, с пустым взглядом как послушно сидели перед ней две рабыни.

— Так и будешь сидеть ничего не делать?

Спросила Анжелика, разговаривая перед рабынями на английском языке, перегородив обзор Оксаны, девушка встала спиной к окну, в которое она смотрела, потеряв при этом счёт времени.

— Девушки хоть и рабыни

Указала она, подойдя к шатенке, Анжелика коснулась пальцами подбородка невольницы, заставляя её с отчаянным взглядом посмотреть на себя своими карими, покрытой влагой, глазами.

— Но им тоже нужен отдых

— Тебе какое до них дело? — недовольно, спросила Оксана, посмотрев на Анжелику, когда она прервала её мыслительный процесс, с которым она пыталась в мыслях, повесить шансы на коррекцию потока сердца пациентки — Это ведь мои рабыни!

— Ты права — утвердительно кивнула Анжелика, отпустив подбородок девушки, подошла к кресле в котором сидела Оксана, девушка взяла со столика, рядом с ней, небольшой футляр, медленно раскрыла его крышку, где была белая кокаиновая пыль — Рабыни твои, а ты кукла, нашей хозяйки

— Что это? — поинтересовалась Оксана, заметив белый порошок с аккуратно уложенной в футляре трубочкой, который держала на ладони раскрытым Анжелика, протянув его ей

— Васильева не дура — рассказывала Анжелика, продолжая держать перед Оксаной, футляр с кокаиновой пылью, предлагая ей его использовать — Наша хозяйка уже сказала, что ты конченная наркоманка и тебе постоянно требуется доза

— Ты дура что ли? — возмутилась Оксана, посчитав сказанное для себя, непростительным оскорблением — Думай, что ты говоришь мне!

— Прими это! — требовательно Анжелика подёргала ладонью, продолжая держать на ней раскрытый футляр с кокаиновой пылью — Васильева, если узнает, что ты не наркоманка, будет хуже!

— Я тебе еще раз говорю!

Встала с кресла, в котором сидела, Оксана, посмотрев с еще большим недовольством на шатенку в черном коротком платье, была готова её уже ударить тростью для наказания своих рабынь.

— Никакая я не наркоманка! — утверждала Оксана, продолжая перед своими рабынями, говорить на английском языке

— Что же ладно — отчаянно, вздохнула Анжелика, повела недовольно челюстью, когда Оксана гордой вольной походкой в откровенном коротком платье, прошла рядом с ней, с холодным взглядом, даже не посмотрев на шатенку — Но, если Васильева, хоть что-нибудь заметит, они отвечать будут первыми за тебя

— Какое мне до них дело?

Спросила Оксана, выражая абсолютное равнодушие во взгляде, подошла к морозному окну, прислонив ладонь к стеклу, почувствовала исходящий от него холод, который ощутила кожей.

— Я их хозяйка

— Ты кукла нашей хозяйки

Говорила Анжелика, любезно, подлой улыбкой, улыбнулась Оксане, девушка встала у неё за спиной, не могла свести с лица ехидное довольство, тем, как легко раздражало её.

— Каково тебе было чувствовать — продолжая разговаривать на английском языке с Оксаной, обращалась Анжелика, показывая пальцем на одну из рабынь, даже обернувшись к девушкам, старалась нарушить её контроль эмоций — Как они ведут тебя на поводке?

«Она просто меня провоцирует, не стоит зря поддаваться на её уловки», предположила Оксана, прикусывая краешек губы, посмотрела в окно, рядом с которым стояла, как из остановившегося рядом с крыльцом седана, вышла темноволосая женщина в бурой шубке.

— Что здесь делает Подольская? — первое, что спросила Оксана, не отвечая на провокацию шатенки, которая так сильно старалась вывести её из себя

— А ты разве не понимаешь? — поинтересовалась Анжелика, девушка подошла ближе так, чтобы Оксана могла почувствовать, исходящий от шатенки парфюма «Lancôme Trésor», приторный жасмин и роза которой, были ей так сильно знакомы — У неё наверно есть для тебя поручение

— И Васильева

Заметила Оксана, как темноволосая женщина в сопровождение двух девушек, модельной внешностью, одетых в пышные меховые шубы, ступили на покрытое снегом крыльцо.

— Лично пришла встретить Подольскую?

— Они две очень хорошие и близкие подруги

Теребила равнодушно ногти, ухмыльнулась Анжелика, посмотрев на маникюр своих коготков, с равнодушным взглядом наблюдала, как со временем, паника в глазах Оксана, начинала нарастать.

— Конечно, Лидия Константиновна пойдёт, встретит свою долгожданную гостью

— Зачем Подольской всё-таки приезжать сюда?

Поинтересовалась Оксана, обернувшись, посмотрела на Анжелику, девушка с равнодушной усмешкой, наблюдала за тем, как она отражала в глаза панику.

— У нас ведь кажется с тобой всё хорошо?

Обвила пальцами подбородок девушки, Оксана взглянула выразительно в её безупречно карие глаза, в которых отражалась радость того, что она неконтролируемо отражала страх.

— Это ведь не ты её сюда позвала?

— А чего ты так переживаешь? — раскрыла в изумительной ухмылке, шикарно губы Анжелика, прошла рядом с Оксаной, девушку словно забавляло то, как она не могла себя контролировать

— Ты что-то ей говорила про меня?

— Нет

Сделав пару шагов, когда Анжелика отошла от Оксаны, с ехидной улыбкой, девушка посмотрела на неё. После чего шатенка перевела холодный, полный безумием взгляд на невольниц, которые оставались сидеть на полу рядом с креслом, покорно склонив голову, ожидая своей участи.

— Да и зачем мне это?

— Не трогай моих рабынь!

Подошла Оксана к девушке, когда Анжелика обвила пальцами подбородок блондинки, сидящей перед ней на коленях, вынуждая на себя взглянуть отчаянным взглядом.

— Они не твоя собственность — держась за кисть руки шатенки, Оксана свирепым взглядом посмотрела на шатенку — Чтобы ты их тут лапала при мне

— Ну, надо же — ухмыльнулась Анжелика, посмотрев на злость которую отражала Оксана в глазах, пока наблюдала за этой девушкой — Я учту твою злость, когда буду пороть твой голый зад!

— Размечталась

Возразила Оксана, когда прошла рядом с шатенкой, выразительно виляя бёдрами в каждом шаге, подошла сначала к одной из девушек, что сидела перед ней на коленях, протянула ладонь.

— Вот видишь — изумилась Оксана в улыбке, посмотрев на шатенку, ощутила, как блондинка, которая оставалась сидеть перед ней на коленях, сама вложила поводок ей в протянутую ладонь, покорно ответив пленённым взглядом — Это называется полное подчинение

Протянула Оксана вторую ладонь темноволосой рабыни, которая оставалась сидеть на коленях справа от неё, еще больше радовалась тому, как и она, вложила поводок ей в руку.

— А теперь прошу тебя

Кивнула Оксана настойчиво взглядом, оставшейся стоять шатенке в черном платье, наблюдая с удивлением за тем, как она сияла в улыбке, купаясь в лучах власти и полного подчинения девушек.

— Оставь нас там где-нибудь

Кивая головой в сторону раскрытых двустворчатых дверей, за которым находилась просторная гостиная, куда проникали ярко лучи дневного зимнего солнца.

— Пока мои рабыни, будут любить свою хозяйку

— Развлекайся

Изумилась в улыбке Анжелика, играя бёдрами, девушка так сексуально выражала телом свою привлекательность. Подошла к двустворчатым дверям, входа в гостиную, шатенка обвила их грань пальцами, выглядывая, смотрела на Оксану и её окружение.

— Пока у тебя есть такая возможность

— Можно подумать — подтянула Оксана к себе блондинку, намотав поводок на кулак, вынуждая девушку подойти к себе вплотную — Как будто именно ты лишишь меня этого удовольствия

— Лишить могу не я

Утверждала Анжелика, продолжая стоять у двери, девушка со сказочной подлой ухмылкой, выглядывала из-за двери, наблюдая, как Оксана тешилась в нежности рук своих рабынь, стоя между ними.

— Но я могу этому посодействовать

— Закрой дверь — изнывая в нежности того, как обе рабыни гладили нежно своими исхудавшими руками, когда Оксана стояла между ними, рядом с постелью, в которую так и хотелось окунуться и раствориться в объятиях их любви — И не мешай нам!

— Наслаждайся — чмокнула губами, закрывая дверь, ответила Анжелика, оставляя Оксану одну в окружение её сломленных волей девушек, когда она неустанно радовалась их нежности

— Не слушайте эту дуру

Ухмыльнулась Оксана, разговаривая рядом с губами блондинки, смотрела в её пустые голубые глаза, в которых не было видно никаких эмоций, словное глубокое черное море.

— Она мне кажется, не знает, что сама говорит

Играя бёдрами, Оксана вышла из окружения своих пленённых девушек, снимая с себя шляпу ведьмы, небрежно, кинула её крутящуюся на пол.

— Мы ведь не хотим, чтобы нам мешали?

Оставив поводки на ошейниках девушек болтаться, Оксана, играя своим телом перед девушками, которые, словно её собственность полностью принадлежали ей.

— Тем более я не хочу, чтобы вы меня разочаровали

Взяла Оксана со столика оставленную плеть трость, ударив её наконечником по другой руке, подошла к блондинке, которая так дико испугалась этого шлепка, вздрогнув и стиснув зубы.

— Тебе не стоит меня бояться моя дорогая

С ухмылкой хищницы, Оксана обвила пальцами подбородок белокурой девушки, вынуждая её на себя посмотреть, когда сама осторожно вложила ей в руки эту трость для наказания.

— Я тебе, лично, ничего плохого еще не сделала

Утверждала Оксана, отпустив девушку, отошла от неё, повернувшись к невольницам спиной, сексуально, обеими руками, заводя их за спину, встряхнула волосы, придавая им объём.

— Пока еще!

— Вы хотите выпить?

Поинтересовалась темноволосая девушка, оставаясь сидеть на коленях, спросила обращаясь к Оксане на русском языке, когда смотрела так удивлённо на неё не понимала её языка и намерений.

«Не могу же я перед ними раскрыться, особенно, когда сюда идёт эта Васильева», предположила Оксана, что не может довериться этим девушкам, поэтому состроила вопросительный взгляд, когда посмотрела на обеих девушек.

— Подними шляпу — указала Оксана пальцем, обращаясь к брюнетке на английском языке, посмотрела на шляпу, что лежала рядом с красной софой с двумя подушками

— Что простите? — сделала не понимающий взгляд брюнетка, посмотрела девушка на шляпу на полу, рядом с которой стояла Оксана, показывая на неё пальцем

— Она говорит, подними её шляпу — ответила тихим голосом блондинка, продолжая покорно сидеть на коленях, держа на вытянутых руках, оставленную трость для наказания

— А что разве она сама не может? — возмутилась брюнетка, считая, что Оксана могла сама нагнуться и поднять шляпу, под которой она скрывала носочек черных надетых на её ногах туфель

— Просто встань и подними шляпу — обеспокоенно прошипела блондинка, обращаясь к своей темноволосой подруге — Сделай, что она просит

— Ладно

Прошипела, перешептываясь, ответила брюнетка, осторожно встала с колен, но Оксана, нагло указала ей, что эта девушка должна это сделать, не поднимаясь с пола, а оставаясь на четвереньках.

— Мне, что уже подняться нельзя?

— Я сказала на коленях!

Произнесла Оксана, разговаривая на английском языке, обращаясь к темноволосой девушке, когда брюнетка, хотела подняться с пола, медленно привстала. Гордо поднимая подбородок, Оксана, обвив руками талию, смотрела, как кончик её черных туфель скрывала шляпа, что оставалась лежать на полу. Девушка осторожно на четвереньках, подползла к ней, посмотрев на Оксану с жалостью покорного взгляда. Брюнетка сильно удивилась тому, когда взяв в руки шляпу, Оксана всё еще указывала пальцем на кончик надетых на ногах туфель, требуя поцеловать их.

— А теперь целуй их!

— Не поняла? — вопросительно брюнетка, стоя на четвереньках у ног Оксаны, девушка обернулась и посмотрела на свою подругу, возмутившись отсутствием поддержки со стороны блондинки

— Да всё ты прекрасно поняла

Прошипела блондинка, беспокоясь за то, что с ней могут сделать, держала на протянутых руках трость для наказания, оставаясь стоять на коленях рядом с кроватью.

— Делай, что она просит

— Она просит поцеловать ей туфель! — недовольно высказалась брюнетка, однако оставляя губы рядом с носочком туфель Оксаны, когда она пристально не сводила глаз с темноволосой девушки

— Вот видишь — взяв из рук девушки черную шляпу ведьмы, поцеловавшей ей туфель шляпу, ехидно, подлой улыбкой, ответила Оксана — Не всё так сложно

«Власть иногда так поражает, заставляет отвлечься», изумилась в улыбке Оксана, направляясь к блондинке, которая стояла перед ней, рядом с кроватью на коленях, взяла из рук белокурой девушки, предложенную ей трость для наказания.

— А ты дорогая моя — обратилась Оксана к блондинке, другой рукой, пальцами, в шелковых перчатках, коснулась она подбородка белокурой девушки, заставляя на себя посмотреть отчаянным, сломленным взглядом — Принеси мне что-нибудь выпить, да покрепче

— Вы хотите пить? — не обладая в совершенстве знаниями английского языка, на котором говорила Оксана с этими невольницами, переспросила блондинка

— Ну конечно я хочу пить — продолжая улыбаться, ответила Оксана на английском, словно поражаясь глупостью девушек — А теперь встала и пошла, мне налила с бара вина

Указала Оксана на барный сервант, полка которого была заставлена вином, коньячными напитками, джином, тоником и прочими эксклюзивными напитками для дорогих гостей.

— Господи, как же с вами тут сложно

Двустворчатые двери комнаты, открылись, когда Оксана отошла к окну и встав вновь у большого панорамного стекла, коснувшись его прохлады жаркой стороной ладони. Оксана смотрела сквозь изморось, что его покрывала на черный лимузин, который так и оставался стоять у ступенек крыльца. В открытых дверях комнаты, Оксана сразу же услышала голос Подольской и Васильевой, обе, властные и пользующиеся особым обаянием женщины вошли гордо в спальню.

— Барбара — обратилась Подольская, как только двери комнаты открылись, женщина в обворожительном синем платье, длинном, вечернего фасона платья с черной кружевной ажурной тканью, вошла в комнату — Вижу, ты тут пользуешься популярностью

— Как видишь Анна

Разговаривала Лидия Константиновна, обращаясь к своей гостье на русском языке, указывая на шикарные апартаменты большой спальни и огромной гостиной, оставшейся за её спиной.

— Я обеспечила для твоей куклы все самые лучшие условия, для её тут пребывания

— Да

Ухмыльнулась в довольстве Анна Валерьевна, женщина вошла в комнату, заметив, как покорно слушались Оксану её две невольницы. Одна из девушек, продолжала стоять на коленях, а другая, блондинка, наполняла пустой бокал вином для Оксаны, стоя у бара.

— Но почему я не вижу нигде твоей дочери

— Ах… Татьяна — отчаянно произнесла Васильева, опуская взгляд на пол — Татьяна словно с ума сошла, как только узнала о смерти Оксаны, она не могла этого вынести, она сейчас в доме у Вороновой со своим якобы женихом у которого, как я поняла у них не всё так гладко

— Милые бранятся — не сводила Подольская подлую улыбку с лица, чтобы создать интригу успокаивающего разговора — Ты же знаешь, сейчас у них не всё гладко, зато потом начнётся…..

— Я хотела бы попросить тебя…. — посмотрела радушным и в тоже время холодным взглядом Васильева на блондинку, когда девушка прошла мимо неё с бокалом вина для Оксаны

— Можешь не продолжать Лидия

Стараясь сохранять радушие улыбки, говорила Подольская, обернувшись, наблюдая за тем, как Оксана, поправляя на голове одетую шляпу, взяла из рук блондинки, предложенный ей бокал.

— Хочешь, чтобы моя кукла разрядила их обстановку?

— Если конечно — смутилась Васильева того, как Оксана, прекрасно понимая их беседу, продолжала наблюдать, держа бокал рядом с губами, отошла от блондинки, покачивая бёдрами, коснулась пальцами, свободной руки, оголённого плеча девушки — Ты не будешь против

— Я должна спросить Барбару — была не готова Подольская дать ответ так сразу, после чего женщина обернулась, посмотрев на Оксану, когда она подошла к ней

— Да брось Анна — сразу же заподозрила напряжённость в разговоре, выражая на лице обеспокоенность — Что тут думать?

— Я должна спросить Барбару, согласна ли будет она разделить постель с другой парой

— И зачем тебе это?

— О чём она говорит? — поинтересовалась Оксана, с интересом, делая вид, что ничего не понимает, спросила она, продолжая любознательно смотреть на Подольскую

— Я обещала ей, что ни один член больше в неё не войдёт — коснувшись пальцем губ Оксаны, заставляя её замолчать, рассказывала Подольская, не желая отвечать на лишний вопрос

— Так давай её обманем — подошла Васильева к Оксане, встав слева от неё, женщина нежно рукой, обвила ей талию, заставляя обратить на себя внимание

— В каком таком смысле?

Взволнованно Подольская посмотрела на Оксану, когда она стояла рядом с этой женщиной, отпивая глоток приятной сладкой нежности с бокала, что крепостью алкоголя, прогревало изнутри.

— Я не собираюсь обманывать свою куклу

— Ну, так скажи ей тогда, как есть

— Я обещала ей — убеждала Подольская свою темноволосую подругу, когда Васильева её совсем не хотела слушать — Что ни один мужчина, больше, никогда в неё не войдёт

— Значит, ты не хочешь мне помогать?

Спросила Васильева, женщина, будто специально состроила интригу обиды, встав у окна, даже не посмотрела на свою собеседницу, стараясь сохранять радушие и гостеприимность.

«Блядь какая же настойчивая эта сука, может мне удаться потянуть резину», предположила Оксана, посмотрев всё так же взволнованно на Подольскую, когда женщина с таким же взглядом смотрела на неё.

— Я оставлю вас тут — постояла какое-то время в молчании Васильева в то время, когда Оксана и Подольская, просто переглядывались, играя в гляделки, когда смотрели друг на друга

— И что ты хочешь от меня? — растерялась Подольская, не зная как предложить Оксане то, что она и так прекрасно поняла

— Что ты разберёшься со своей куклой и она послужит неплохим тандемом для моей дочери и её супруга, когда их брак уже и так распадается

— А чего хочешь ты?

Спросила Анна Валерьевна, продолжая наблюдать за женщиной, когда она в черном вечернем длинном платье, прошла по комнате, остановившись в дверях гостиной, где стояла Анжелика.

— Я устала

Выражая иронию лжи и пафоса, Лидия Константиновна сморщила губы и таким вызывающим жалость взглядом посмотрела на Подольскую, смутив отражением глаз свою собеседницу.

— И просто хочу внуков

— Ну и как тебе в этом может помочь моя кукла?

— Она послужит катализатором в их отношениях

Рассказывала Васильева, обвив руками открытые двустворчатые двери, женщина стояла в проходе между ними, так любознательно в ответ смотрела на Подольскую.

— Зажжёт ту самую искру, которая в них угасает

— Ты хочешь положить её между ними?

Переспросила Подольская, продолжая больше при этом наблюдать за взглядом Оксаны, когда она так напряжённо смотрела на эту женщину.

— Или всё-таки под каждого из них?

— А вот это как у них получится?

— Нет извини!

Возразила Подольская, отойдя от Оксаны, женщина была решительно обижена тем, как собеседница, словно не считается с её принципами

— Вот такие моменты, я хочу знать, сейчас

— Просто обговори это со своей куклой

Распорядилась Васильева, словно не желая разговаривать, женщина отошла от дверей и холодным, безумным, пугающим взглядом, посмотрела на Анжелику, когда девушка в ужасе отошла от неё.

— Все эти моменты

Направляясь по гостиной, Васильева, сделав несколько шагов, после чего женщина остановилась, положив ладонь на выставленные бёдра, так изумлённо в улыбке, обернулась.

— И когда будете готовы — говорила Лидия Константиновна так, словно не оставляя выбора никакого для Подольской — Мой лимузин, будет ждать у крыльца

— Ты не оставляешь мне выбора!

— Извини Анна — выражая пафос, женщина, поднимая голос, прошла по гостиной, направляя к закрытым дверям большой комнаты — Я думаю, что твоей кукле, он просто не нужен

— Я даже не знаю, что тут тебе теперь сказать? — начиная разговаривать на английском с Оксаной, обращалась к ней Подольская

— И что я должна для вас сделать?

— Ты ведь всё прекрасно и так слышала

— Вы позволите

Уверяла Оксана, с холодным до безразличия взглядом, когда подошла к Подольской, так внимательно посмотрела на женщину, словно всё остальное, что она слышала, не имеет значения.

— Другому мужчине просто войти в меня?

— А ты думаешь, у меня есть выбор?

— И что мы будем с этим делать?

Спросила Оксана, продолжая вести, разговор на английском, оглядываясь, взволнованно посмотрела на девушек, которые стояли на коленях, рядом с большой кроватью.

— Вы ведь распоряжаетесь мною

— Тебе кажется, нужна была Воронова?

— А вот каким боком она-то там делает?

— Зять Васильевой — утверждала, рассказывая Подольская, взяв пустой бокал из-под вина из рук Оксаны так внушительно на неё посмотрела — Это сын Климова

— Вот так поворот

Стараясь не показывать, как сильно испугалась Оксана, как только услышала столь знакомую фамилию, которая, воспринималась для неё весьма неприличными воспоминаниями.

— У меня с ним так и не состоялась встреча в его доме — утверждая, рассказывала Оксана, продолжая вести беседу на английском языке, чтобы не раскрыть себя перед девушками

— Анна Валерьевна — вернулась к открытым дверям в комнате, обратилась Анжелика, встав в проходе между спальней и гостиной — Что мне сказать Васильевой

— Оставь нас Анжелика — обратилась недовольно Подольская, посмотрев беглым взглядом на девушку, нарушившую их гармонию беседы с Оксаной — И забери с собой этих рабынь, пусть дождутся свою хозяйку за дверьми, а лучше верни их обратно Васильевой

— Но подождите!

Взмолилась блондинка, понимая, что её ждёт, если она вернутся, девушка посмотрела несчастным взглядом на Оксану, будто она вправе будет всё изменить и исправить участь обеих девушек.

— Что мы такого сделали, мы ведь во всём служили своей хозяйке

Упала в ноги женщине, девушка со слезами на глазах, разыграла драму, Анна Валерьевна, посмотрела на блондинку с безразличием взгляда.

— Не отводите нас туда, вы не знаете, что нас там ждёт

— Пусть подождут меня в гостиной

Распорядилась Оксана, обращаясь к Подольской, прошла мимо этой женщиной, волной, интригующей походкой от бедра, шикарно выражая сочный изгиб, упругих выраженных ягодиц.

— Нам стоит многое обсудить теперь

— Хорошо

Махнула вольно рукой Анжелике, женщина отвернулась, даже не стала смотреть на умоляющую её блондинку, когда темноволосая подруга этой девушки, просто стояла в ужасе в спальне.

— Анжелика пусть дождутся своей участи в гостиной

— Спасибо

Была безмерно этому рада блондинка, тут же подошла к опешившей от ужаса темноволосой подруге, девушка схватила её за руку и буквально силой выволокла брюнетку из спальни.

— Спасибо вам большое — остановившись в дверях и держа брюнетку за руку, блондинка словно переживала за них обеих

— Всё довольно — безразлично махнула рукой Подольской, словно приказывая обеим невольницам покинуть комнату и закрыть за собой двери — Оставьте нас

— Если я поеду туда!

Дождавшись пока дверь, закроется, выдвинула Оксана свои условия, посмотрев недовольно на Анну Валерьевну, прекрасно понимая по взгляду этой женщине, что она не позволит ей отказаться.

— То только на своих условиях

— Условия здесь!

Обернулась Подольская, было видно в глазах этой женщины, как вся эта нависающая над ней обстановку сказывалась на её психическом состоянии, делая её больше безумной.

— Выдвигаю я! — предупредила Анна Валерьевна, когда подошла к Оксане, темноволосая женщина коснулась пальцем её губ, заставляя замолчать — А ты просто слушаешь и миришься со своей участью, которую я для тебя тут приготовлю

— Но так же нельзя — уверяла Оксана, когда испугалась взгляда этой безумной женщины, отошла назад, продолжая наблюдать за Подольской — Мы же с вами договаривались, что ни один мужчина в меня не войдёт, если я буду вашей куклой

— Хорошо поступим, по-твоему — согласилась Анна Валерьевна, когда подошла к Оксане, заставляя её отойти по комнате спиной к окну — Я загоню тебя, сама лично в подвал и начну там воспитывать себя, а там я выбью плетью из тебя всю твою дурь!

— Я вам не половая тряпка — воскликнула Оксана, стараясь показать гордость перед львицей, которая загнала её по комнате в угол, заставляя стоять у окна — Я не собираюсь ложиться под каждого, кого вы только захотите

— Согласна

Ухмыльнулась Подольская, женщина вдруг стала мыслить, как Оксана и понимать её боль и неудобства положения, отошла от неё, оставляя стоять у большого окна.

— Но Васильева, делает меня такой, она не хочет считаться с моими интересами

— Так дайте его мне

— Лидия не поймёт

Уверяла Анна Валерьевна, продолжая с интересом наблюдать за Оксаной, женщина поставила пустой бокал из-под вина на столик, после чего подошла вплотную к ней, состроив взгляд хищницы.

— У меня на тебя Карамель большие планы — рассказывала Подольская с уверенностью, посмотрела на Оксану, когда осторожно пальцами, коснулась её подбородка

— Я не хочу спать с мужчиной…… — выражая жалость в глазах и влагу, жалким голосом, обратилась Оксана к этой женщине

— Не всё так плохо — убеждала Подольская, стараясь успокоить Оксану — Это сын самого Климова, многим девушкам за зависть, просто провести с ним ночь

— Там есть рабыни?

— Что? — вопросительно Анна Валерьевна, посмотрела на Оксану, не понимая сути её вопроса

— Я спросила, там есть рабыни?

Повторилась Оксана, позволяя себе отойти от окна, как только женщина, находящаяся с ней в комнате, повернулась спиной и грациозно, покачивая бёдрами, отошла от неё.

— Пускай они исправляют положение их неудачно сложившегося брака

— Там нужна свободная девушка

Пояснила Подольская, когда обернулась, женщина остановилась в комнате, обернулась, положив руку на выставленное бедро.

— А ты моя кукла — уточнила Подольская, ткнув аккуратно пальцем, через надетое на Оксане платье, её в грудь — И Васильева просит тебя, у меня

— А я что не имею слова?

— Похоже, что так — развела руками Подольская, пытаясь исправить напряжение, сложившегося разговора, женщина мило улыбнулась, стоя перед Оксаной

— И как вы себе представляете? — поинтересовалась Оксана, посмотрев покорным взглядом, готовым подчиняться этой властной женщине, спросила она, находясь в такой максимальной близости с ней, что чувствовала её парфюм — Как я должна лечь под каждого из супругов?

— То как ты будешь с ними трахаться, решать полностью тебе

— А я могу не трахаться ни с кем?

— Нет!

— Значит, выбора у меня тут нет

— Получается, что так — вновь это лучезарная бесподобная улыбка Подольской, дала понять Оксане, что она находится в безвыходном положении

— Мне придётся переспать с ними?

— Ты догадливая — ухмыльнулась Подольская, игриво обвила пальцами подбородок Оксаны, женщина внушительно посмотрела ей в глаза — Но когда именно, решать, тебе

— То есть, как понять когда?

— Ты же туда не на один день едешь — улыбнулась Анна Валерьевна, играя на чувствах Оксаны

— И сколько, я должна буду там пробыть?

— Как только закончишь с их примирением — утверждала Подольская, женщина прошла по комнате к барному серванту, дверцы которого оставались открыты

— А это значит не один раз?

— Ну, это тебе решать, какой будет этот один раз или не один

— То есть тут вы предоставляете мне право выбора

— Да моя маленькая ведьма

С лучезарной подлой улыбкой, ответила Подольская, взяла пару бокалов, поставила их на столик рядом с барным сервантом, после чего взялась за горлышко открытого графина с вином.

— Околдуй их, очаруй своим обаянием и заставь быть вместе

— Я ведь не волшебница — утверждала Оксана, изумившись в улыбке, заметив, как женщина с бутылки, наполняла другой пустой бокал вином, для неё — Я не могу заставить быть их вместе

— Но тебе придётся это сделать

Убеждала Подольская, наблюдая, как Оксана подобно львице, прошлась по комнате, обвив руками свои бёдра, всё еще продолжала держать в руках плеть для наказания.

— Как именно решать тебе — передала Подольская бокал в руки Оксане, как только она подошла, расплываясь в улыбке к этой женщине — Если получится, без секса, я буду только рада

— Порой мне кажется

Отражая на лице улыбку застенчивости, ответила Оксана, играя с этой женщиной глазами, чувствовала, как от неё пахнет завораживающей прелестью парфюма «For Her от Narciso Rodriguez». Ноты которого служили ваниль, апельсин, османтус, сочетание которых было поразительным сексуальным, особенно когда они сливались воедино в единственной композиции.

— Что вы требуете от меня невозможного — обвивая пальцами ножку хрустального бокала, застенчиво продолжала улыбаться Оксана, осторожно поднесла его к губам, глядя на женщину

— Серьёзно? — наполняя вино с графина, обернулась Подольская, оставаясь стоять спиной к Оксане, женщина скрыто и ехидно при этом улыбнулась — Но я никогда тебя ничего подобного не требовала, просто порой тебе кажется то, чего нет?

«Наивная дура, которая решила меня сделать дешёвой подстилкой», оставаясь стоять за спиной у Подольской, предположила Оксана, отчаянно опустила взгляд на пол.

— Ты так смотришь Карамель

Изумилась в улыбке Анна Валерьевна, наполнил бокал себе вином с графина, женщина обернулась и подошла к Оксане, состроив выразительный повиливающий взгляд, царицы. Такая грация в походке Подольской, привлекла к себе внимание Оксаны, темноволосая женщина словно играла с её сознание, понимая, как сильно она глядя на брюнетку жаждет зависеть от неё всем телом. Каждое движение Подольской, каждый шаг, был подобен пленительному акту, который склонял разум Оксаны и её сознание, заставляя принадлежать всем телом только одной женщине.

— Как будто что-то хочешь спросить

— Это неважно — обернулась Оксана, посмотрев на окно, выражая во взгляде отчаяние, обвив пальцами так сексуально рукоять трости для наказания, что была у неё в другой руке

— Мне ты можешь

Подошла Подольская к Оксане, настойчиво женщина коснулась пальцами её подбородка, обвив его, заставляя посмотреть на себя, когда сама состроила гордый вынуждающий сломиться, взгляд.

— Рассказать всё то, что тебя беспокоит, Карамель

— Скажите — сама не ожидала Оксана от себя, как легко поддалась на уловки Подольской и решила довериться ей — Ведь есть хоть что-то, на что сын Климова слаб и мне не придётся играть роль подстил между ним и его супругой?

— Не хочешь, чтобы тебя просто поимели

— Это звучит грубо — согласилась Оксана с мнением этой женщины, держа бокал рядом с губами, так и не решаясь из него испить

— Кое-что есть — призналась Подольская, посмотрев внимательно в глаза Оксане, стоя в комнате при падающих на пол лучах яркого зимнего солнца — Не уверена, что тебе это может и подойдёт

— И что же это?

— Его сын больше всего любит танцовщиц на пилоне — ответила Подольская, так внимательно посмотрела на Оксану — Сегодня вечером в Москве будет проводиться небольшой конкурс, в одном из клубов, победительницу, доставят в их особняк, со всеми почестями

— И что мне следует сделать, чтобы победить в этом конкурсе?

— Порази публику

Невзрачной улыбкой, ответила Подольская, подойдя к Оксане, женщина едва коснулась его бокала своим, издавая лёгкий звон хрусталя, после чего поднесла к губам и начала с него пить вино.

— И тогда тебе будет место на вечере у Климова, как танцовщица

— Это гарантирует то, что я не буду использована, как подстилка?

— К танцовщицам, там особое отношение — отметила Подольская, отпивая с бокала, что держала в руке, показывая на Оксану выставленным указательным пальцем

— Тогда я бы хотела попасть на этот конкурс

— Тебе нужно смыть клеймо — указала Анна Валерьевна в сторону лобка Оксаны, когда она делала глоток сладкой, завораживающей алой прелести с бокала, который держала в руке

— Это обязательно?

— Васильева уже пообещала ему тебя — рассказывала Подольская, положив ладонь на живот Оксаны, когда она в очередной раз отпила с бокала вино

— Но он меня сможет узнать только по клейму? — отрываясь от бокала, Оксана прильнула к губам, женщины, рядом с которой стояла, чувствовала, как исходит будоражащая сила парфюма

— Не думай, что попав туда, тебе не нужно будет работать

— Там я тоже должна буду танцевать?

— Именно для этого

Утвердительно кивнула Подольская, словно специально, женщина дразнила Оксану прелестью исходящего с губ сладкого запаха вина, чувствуя который, она как будто сходила с ума.

— Ты туда и едешь

— Там будут рабыни?

— Там состоится следующий крупный аукцион

— А танцовщицы, нужны будут, чтобы разрядить обстановку?

— Как ты иногда бываешь догадливая Карамель

— Так что вы предлагаете

Играя глазами с этой женщиной, Оксана, отпивая с бокала, очередной глоток вина, строя интригу отношений, отошла от властной бестии, что так легко на уровни эмоций, контролировала её.

— Чтобы я для вас сделала?

— Я ненавижу эту суку Васильеву

Произнесла с ненавистью Подольская, женщина, отразила такие эмоции, выражающие чистую женскую натуру страдания и душевную боль, словно показывая на лице в мимике, предательство.

— Она растоптала мои принципы тут при всех, хотя отлично сама знала о них

— Значит

Предположила Оксана, допивая вино с бокала, оставив его на столике рядом с кроватью, пока они всё это время с женщиной, играя, словно в танец, то наступая друга на друга, то отступая.

— Если я уберу это клеймо

Продолжила рассуждать Оксана, сделав шаг по направлению к Анне Валерьевне, поднимая взгляд застенчивых глаз, будто хотела угодить этой женщине, возвысить до небес её эго.

— Я смогу попасть в дом Климова, где меня не узнают

— Но тебе придётся там танцевать — утверждала Подольская, взяв Оксану за руку, женщина настойчиво подвела её к креслу, расположенному рядом с большой кроватью

— Много танцевать?

— Много

Ответила Анна Валерьевна, продолжая держать Оксану за руку, женщина под стук каблуков, их обеих, подошли к креслу, в которое уселась Подольская, умиляясь при этом подлой улыбкой.

— Продемонстрируй, что умеешь

— Что сейчас? — была удивлена требованию этой женщины, теряясь в вопросах, спросила Оксана, когда посмотрела на Подольскую — А это обязательно?

— Ты должна быть готова исполнить приватный танец — убеждала Подольская, продолжая строгим недовольным взглядом смотреть на Оксану — Я не понимаю ты, что меня стесняешься?

— Да нет, вы не о том подумали — смутилась Оксана, заметив с каким взглядом, Анна Валерьевна продолжала за ней наблюдать

— Перед Климовым

Пояснила Подольская, трогая Оксану своими руками, женщина, поднимая свой взгляд, взглянула на неё, при этом, не переставая касаться ладонями, нежной материи надетого на ней платья.

— Тебе придётся много танцевать

Рассказывала Анна Валерьевна, продолжая настойчиво трогать тело Оксаны, живот и бёдра, когда она подобно королевской кобре, такту сексуального движения, играла перед ней в танце.

— И при этом не дать себя поиметь

— В танце — играя сексуально бёдрами, держа ладони на ягодицах, рассказывала Оксана, мило улыбнулась женщине, которая словно не хотела убирать руки от её тела, была восхищена медленным ритмом движения тела — Я словно теряю над собой контроль

— Тебе придётся научиться держать его при себе

— Я постараюсь — ответила Оксана, продолжая гладить себя по телу, когда отошла от кресла, в котором осталась сидеть женщина, наблюдая за её танцем

— И сними эту дурацкую шляпу — указала Подольская на шляпу, одетую на голове у Оксаны при этом, так ехидно улыбаясь — Быть ведьмой, тебе, не к лицу

— Ладно — утвердительно кивнула головой Оксана, кинув шляпу на пол рядом с большой постелью, расправила в шикарном объёме прически, свои золотистые волосы

— Раздевайся — заявила Анна Валерьевна, наблюдая за танцем Оксаны — Медленно

— Зачем?

— Не думаю, что в ванну, ты пойдёшь в одежде

— Я тоже так не думаю — ухмыльнулась Оксана, коснувшись пальцами подола платья, сжимая нежную ткань в кулаках, обеих рук, медленно оголила бёдра

— Отдай мне эту трость — протянула руку Подольская, предлагая Оксане, забрать из её рук тонкую трость для наказания, наблюдая за тем, как она аккуратно оголила кожу бёдер из-под платья

— Да конечно — отпустила Оксана ткань платья, осторожно подошла к женщине, вручив ей эту тонкую трость, состроила милую застенчивую, выражающую покорность, улыбку

— Можешь снять с себя платья

— Спасибо

Сохраняя радушие улыбки перед женщиной, Оксана медленно завела руки за спину, расстёгивая его молнию, при этом так сексуально вращала бёдрами в момент танца, на радость хозяйке.

— Как я доберусь отсюда до города

— Мы это обсудим позже

— Интересно бы знать когда?

Освободившись от платья, Оксана, плавно играя телом, оголила медленно плечи, опуская его осторожно по талии вниз, пока оно полностью не оголило ей ягодицы, после чего упало на пол.

— Я смогу отправиться в город

— После того — утверждала Подольская, указывая кончиком трости на трусики, что были надеты на Оксане, женщина настойчиво повелительным жестом, шлепком наконечника для наказания, ударила её по лобку — Как твои рабыни тебя отмоют

«Я сама знаю, что мне нужно делать», недовольно Оксана, опустив голову, искоса, взглянула на Подольскую, стиснув зубы от шлепка наконечника трости по лобку, стерпела боль в себе.

— Я могла бы сама это сделать

— Боюсь

Продолжая строить иронию улыбки, Анна Валерьевна с довольством наблюдала за тем, как Оксана, послушно, стоя перед этой женщина, обвив большими пальцами обеих рук, снимала с себя трусики.

— Ты будешь не в состоянии этого сделать

Смотрела темноволосая искусительница, как прекрасно Оксана, играя телом, медленно спускала трусики, оголяя полностью тело из-под власти, надетой на себе одежды.

— Твои рабыни отнесут тебя в ванную и отмоют, пока ты будешь без сознания

— А это обязательно? — спросила Оксана, переступая, через лежащие на полу трусики, подошла к женщине, когда Анна Валерьевна, поманила её к себе пальцем

— Я думаю, что обязательно

Ответила Подольская, вставая с кресла, в котором сидела, женщина подошла к Оксане и коготком указательного пальца, коснулась её подбородка, заставляя посмотреть на себя.

— Но для начала я хочу знать, как ты будешь танцевать приватный танец

— А что потом?

— Просто танцуй для меня — отпуская подбородок Оксаны, ответила темноволосая женщина, когда отпустила её подбородок, расплываясь в довольстве улыбки Подольская, вновь прошла по комнате к серванту, где находился графин с вином — А дальше сама всё увидишь

— Почему вы ведёте себя так? — спросила Оксана, почувствовав, как выпитые два полных бокала вина расслабили её сознание, с изумление улыбки, наблюдала, как женщина прошла по комнате, подняла со столика оставленный пустой бокал — Не оставляете мне выбора

— Выбора? — обернулась Подольская, наполняя бокал вином, пролила его на столешницу барного серванта, когда отвлеклась на Оксану — Ну вот видишь, из-за тебя я разлила вино

— Какая жалость — выражая сарказм в улыбке, ответила Оксана, продолжая двигаться телом в порочном такте ритма, исполняя для этой женщины приватный танец

— И не говори — взяла салфетку, женщина протёрла поверхность столешницу от разлитого на неё вина — Что же в этот раз мы с тобой выпьем на брудершафт

— На брудершафт?

Встряхнула Оксана волосы, придавая им выразительный объём, спросила она, посмотрев с интересом на женщину, когда Подольская поставила графин обратно, держа в руках по бокалу.

— Уверены что вам это сейчас нужно

— Я тебя и не спрашивала — изумляясь в подлости пьяной улыбки, ответила Анна Валерьевна, держа по бокалу в руках, женщина медленно подошла к Оксане

— Значит, я не имею права выбора?

— Послушай — возмутилась Подольская, встав рядом с Оксаной, женщина, пошатываясь, посмотрела на неё оценивающим недовольным взглядом — Тебе не нравилось быть просто подстилкой, для того, под кого тебя попросят лечь?

— Ну, кажется вы тоже весьма против, чтобы всякий там мужчина мной воспользовался

— Вот для этого я предлагаю тебе выбор — передавая бокал с вином в руки Оксаны, убедительно смотрела на неё Анна Валерьевна, очень аккуратно скрестила с ней руки — Господи, как ты меня уже достала со своим выбором

— Обязательно меня доводить до состояния обморока?

Играя бёдрами, стоя обнажённой перед женщиной, Оксана прислонила бокал с вином к губам, продолжая смотреть на темноволосую властительницу, оставляя руки скрещенными.

— Я могу принять ванну и сама

— Ну, тогда ты не доставишь мне никакого удовольствия

— А разве наш с вами предстоящий поцелуй

Обратилась Оксана, когда разговаривала нежным голосом, продолжая наблюдать за взглядом женщины, с которой скрестила руки, прежде чем начать пить на брудершафт.

— Не доставит вам удовольствия?

— Всё будет зависеть от того, насколько убедительной ты будешь

— О…. поверьте

Уверяла Оксана, наблюдая за взглядом женщина, разговаривала с ней, когда держала бокал рядом с губами. Их взгляды были слиты воедино, как будто Оксана разговаривала на языке любви с этой женщиной без слов, не разделяя единой гармонии глаз, что напоминал танец утонченной страсти.

— Я буду более чем убедительна

— Серьёзно?

Вопросительно Подольская посмотрела на Оксану, начиная пить со своего бокала следом за ней, женщина была изумлена в улыбке. Анна Валерьевна пристально наблюдала за тем, как сексуально с горячей похотью, Оксана пила вино с бокала, постанывая в момент такого пылкого глотка.

— Ты так горяча — призналась Подольская, коснувшись пальцем капли стекающей по груди Оксаны, когда она плавно огибая подбородок, упала на напряжённый сосок, начала падать вниз

— Я стараюсь для вас

Ответила Оксана, оторвавшись от бокала, когда допила его до дна, специально опрокинула его так, что остатки его алой жидкости, капли упали на её пылающую плоть. Охлаждающим эффектом касания, заставили Оксану издать насыщенный сексуальными нотками стон, раскрыв в искушенной страсти, сияющие блеском лазурные голубые глаза, когда посмотрела на женщину.

— Я произвела на вас впечатление? — спросила Оксана, разговаривая с женщиной рядом с губами, словно уже ввиду большой крепости алкоголя требовала от неё насыщенный страстью поцелуй

— Зачем тебе быть этой дешевой танцовщицей, которую никто не будет там воспринимать всерьёз?

— Затем что лишь на пилоне

Говорила Оксана сексуальной интонацией голоса, рядом с раскрытыми губами в их напряжённый момент с женщиной, держа в руках оставленные пустые бокалы.

— Я, чувствуя себя, собой

— Ты нимфа Карамель

Произнесла Подольская, после чего их губы с Оксаной слились в единой гармоничной страсти поцелуя, их нежность касания, так будоражили, словно подобно танцу. Каждое касание губ, вкус слюны, всё так сильно и мелодично возбуждало Оксаны, в слияние с губами женщины, словно подобно заставляли гармонировать в единой песни любви. Отдавая себя в руки женщины, после того как поставила пустой бокал на рядом стоящий столик, не разрывая связи губ, так легко оказалась в руках темноволосой властительницы. Поцелуй был таким насыщенным, когда доверие Оксаны к этой женщине было абсолютным, обвила руками шею этой женщины, словно ввиду большого количества выпитого алкоголя теряла голову. Гармоничные ноты парфюмерного изделия, которым обладала Подольская, запах вина всё так сильно пробуждало в Оксане дикую сексуальную зависеть, которая полностью лишала её саму контроля над своим телом.

Оказавшись спиной на большой кровати, Оксана расправила руки, словно крылья, старалась первой не разрывать гармонию тесно связанного поцелуя с женщиной. Теряя постепенно рассудок, когда в момент пылающей плотской любви, Оксана теряла сознание, слабость после выпитого вина словно выбила её из тела. Постепенно женщина, обвив пальцами подбородок Оксаны, медленно разорвала гармонию их сладострастия, оставив незабываемый сокрушающий разум касание на её губах своими. Оставаясь сидеть на теле Оксаны, когда она лежала и стеклянным взглядом смотрела в потолок, потеряв сознание от страсти и волнующей сил любви этой женщины, что пробудила в ней вершину сексуального довольства в одном лишь поцелуе.

— Сейчас я тебя раздену полностью — уверяла Подольская, женщина продолжала сидеть на коленях в постели, над телом Оксаны — Тш…..

Прошептала Анна Валерьевна, коснувшись пальцем упоительной страсти губ Оксаны, когда она смотрела пустым взглядом в потолок. Женщина осторожно сняла с ног Оксаны туфли, скинув их на пол, после чего, оставляя её лежать на постели в одних чулках, встала с кровати. Направляясь к двери, что были закрыты, Подольская обернулась, посмотрела нежным, пылким взглядом на то, как изнывала натяжным возбуждённым дыханием Оксана, продолжая при этом смотреть в потолок. Открывая медленно дверь, женщина, оставаясь стоять в проходе, наблюдала за тем, как лежала Оксана на постели, лишённая сил, что-либо предпринять, просто смотрела в потолок.

— Разденьте её и вымойте — распорядилась Подольская, оставляя ручку входной двери комнаты, женщина отошла от входа, покачивая бёдрами, направляясь в пол оборота, смотрела на Оксану

— Анна Валерьевна, что вы решили?

Спросила Анжелика, оставаясь стоять у окна в гостиной, посмотрела на то, как её хозяйка покинула комнату, оставляя Оксану лежать на постели, кивнула рабыням, делать что сказано.

— Вы согласитесь на условия Васильевой?

Интересовалась шатенка, наблюдая из-за плеча подошедшей к ней по гостиной женщине, как обе невольницы, встав рядом с кроватью, на которой лежала Оксана, начали снимать с неё чулки.

— Кармель должна знать своё место…..

— Думай что говоришь

Ударила Подольская пощечиной по лицу наглую шатенку, заставляя её замолчать, женщина обернулась, посмотрела как обе обнажённые девушки, одетые в кожаную сбрую, снимали с ног Оксаны, чулки.

— Карамель сделала сейчас такое предложение, на которое у тебя мозгов бы не хватило

— Простите Анна Валерьевна — состроила виноватый взгляд Анжелика, прижав ладонь к щеке по которой пришёлся удар — Я ведь не знала

— Дашь ей ключи от своей машины

Распорядилась Подольская, в то время, как обе девушки, сидя рядом с Оксаной на постели, осторожно и в тоже время нежно, оголяли ноги своей хозяйки от чулок.

— Как только её вымоют и оденут

— Что вы намерены делать? — спросила Анжелика настороженно, беспокоясь снова вызвать ярость в глазах своей хозяйки — Вы отпускаете Карамель?

— Я разве так сказала? — возразила Подольская, посмотрев недовольно на свою послушницу, была возмущена её беспринципным интересом — Карамель поедет в клуб Волкова в Москве

— А тебя я отвезу в дома Климова — ответила Подольская, после чего Оксана потеряла сознание, когда обе девушки, осторожно подняли её на руки

— Нас ждёт

Наблюдая за тем, как девушки подняли Оксану, оторвав её плоть от нежных шелковых простыней на которых она лежала, спросила Анжелика, не оборачиваясь, когда хозяйка прошла рядом с ней.

— Что-то интересное?

— Очень интересное — вышла в открытые двери большой гостиной, покинула Подольская огромный блок дома, в то время, как девушки несли обнаженную Оксану по спальни в ванную комнату

 

***

Оксана лежала в большой, огромной просто ванне, сугробы пышной белой пены, прилипали к её телу, оставляя на коже смачные вязкие сгустки. По обеим сторонам в этой же ванне сидели две обнаженные девушки, омывали тело Оксаны, мочалками. В этой просторной ванной комнате горел тёплый приятный свет ламп, словно он не позволял Оксане, когда она была в омуте порочного забвения, обрести над собой власть сознания. Нежность женских рук омывала тело Оксаны, девушки обращались с ней, подобно богине, омывали её плоть от порочной страсти.

— Ну как она

Вошла в ванную комнату Анжелика, стукая каблуками надетых туфель по мокрому кафельному полу, девушка прошла, посмотрела на то, как голова Оксаны лежала на спинки самой ванной.

— Уже пришла в себя?

— Нет еще — ответила блондинка, омывая водой с ладошки пену на бюсте у Оксаны, посмотрела, обернувшись на вошедшую в ванную комнату шатенку

— Приведите её в чувство

Распорядилась Анжелика, гордо поднимая подбородок, встав в нескольких метрах от самой в ванной в которой лежала Оксана с девушками.

— Мне нужно с ней поговорить

— Может дать ей немного выспаться?

Спросила темноволосая девушка, обвив ладонью сочный бюст Оксаны, с изумлением улыбки, взглянула на его сочную объёмную форму, когда теребила нежно большим пальцем сосок.

— Она так сладко спит

— Мне она нужна сейчас в сознании — не обращала Анжелика внимания, в какой интимной нежности, женских рук, Оксана словно тонула, находясь в ванне с девушками

— Ладно — пожав плечами, изумившись в улыбке, белокурая девица, обвила ладонью лицо Оксаны, когда позволила себе поцеловать её прямо в приоткрытые губы, оставляя на их пылкой страждущей поверхности лёгкое послевкусие от касания — Просыпайтесь

— В чём дело? — открыла медленно в глаза, Оксана понимала, что эта рабыня поцеловала её в губы, посмотрела на девушку недовольно в ответ

— Уже проснулась? — спросила Анжелика, посмотрев на Оксану и то, как она медленно открыла глаза, после того, как девушка услышала её голос

— Ты? — посмотрела Оксана вопросительно на шатенку, после чего перевела взгляд на двух рабынь, что покорно сидели по обе стороны от неё в одной ванной, девушки заметив недовольство в её глазах, тут же опустили головы, не решаясь в мешаться в разговор — Чего тебе нужно?

— Хотела с тобой поговорить

— Ну, так говори

Потребовала Оксана, когда вновь запрокинула голову на спинку ванной, в которой лежала, чувствовала, сильный упадок сил, головокружение, которое оказывало, изнурительный эффект.

— Или ты думаешь, я мысли умею читать? — заметила Оксана, после того, как шатенка, словно покраснела от застенчивости, девушка не могла некоторое время не могла выговорить ни слова

— Они тебя уважают

— Конечно — изумилась Оксана в блеклой улыбке, страдая бессилием и головокружением, оставалась лежать в ванной, не имея сил пошевелиться — Я ведь их хозяйка

— Ты кукла Анны Валерьевны

— Может и так

Согласилась Оксана, не открывая голову от спинки ванной, посмотрела гордым до безумия взглядом на шатенку в черном коротком платье, что строила из себя ту, кем не являлась.

— Только у меня свободы выбора чуточку больше чем у тебя!

— Согласна

Ухмыльнулась Анжелика, не обращая внимания на девушек рабынь, что удивлённо смотрели на них с Оксаной и слушали их разговор на русском языке.

— Но вот только ты уедешь сейчас Карамель

Утверждала шатенка, с ухмылкой посмотрела на двух девушек, между которых Оксана лежала в большой ванной, когда они обе в раз смотрели то на неё, то на Анжелику.

— А они обе останутся тут

— К чему ты клонишь?

Спросила Оксана, не придавая значения удивлённому взгляду девушек, встала в ванной между ними на колени, ощущая, как капли в сочетании со сгустками пены, скатывались по её телу.

— Пускай остаются — развела руками Оксана, мило улыбнувшись девушкам, чувствуя, как между ними возникло напряжение пугающей интриги — Я разве против

— Только вот я против, чтобы они тут находились, а как ты думаешь, куда я их отведу, после того, как ты уедешь отсюда?

— На самом деле меня это не должно волновать — подлой улыбкой, прикусывая краешек губы, улыбнулась Оксана девушкам, чтобы как-то скрасить возникшее между ними напряжение

— Да согласна

Ухмыльнулась улыбкой шатенка так, как будто что-то задумала и одобрительно кивнула двум невольницам, оставшимся стоять позади Оксаны, чтобы они обе схватили её за запястье рук.

— Но их это волнует!

— Вы уж извините — обратилась блондинка, любезно улыбаясь Оксане — Я не знала, что вы прекрасно разговариваете на русском

— Блядь…… — грязно выругалась Оксана, прошипела это скверное слово чрез зубы, послушно встала с колен в ванной, когда обе невольницы, держали её за запястье, каждой из рук

— Я не могу отговорить Анну Валерьевну поступиться своими принципами

— Ну, так скажи им — заявила Оксана, переступая через борт ванной, коснулась голыми ступнями пола в ванной, ощутила, как на коже испарялась влага и как скатывалась сгустками пена по телу

— Чего сказать? — удивлённо посмотрела гордая шатенка на Оксану, сделав вид, девушка, словно не поняла, о чём она её просит

— Чтобы они меня блядь отпустили!

— Не могу — ухмыльнулась Анжелика, согнув одну руку в локоть, девушка соединила пальцы вместе, словно рассматривая свой идеальный маникюр — То есть могу…..

— Ну, так сделай это! — требовательно повторилась Оксана, направляясь по ванной комнате, понимая, что она одна против двух девушек не справится

— Я же сказала тебе, что не могу

Утверждала Анжелика, когда Оксана в сопровождение двух невольниц, державших её за руки, подвели к этой властной шатенке. Девушка обвила руками собственные бёдра, выгнув спину, отражая грудь, с изумлением смотрела на то, как сексуально Оксана играла телом, выразительно в каждом шаге выражала сексуальную красоту, обнаженной плоти, пока направлялась к ней.

— Пока мы обо всём не договоримся

— Ты ведь в курсе — посмотрела Оксана с усмешкой сначала на шатенку, после чего оглядела двух девушек, держащих её за руки — Что ничего сделать мне фактически не можешь?

— Ты обо всём расскажешь Анне Валерьевне?

— Если именно сейчас они меня отпустят

Убеждала Оксана, ощущая, как на коже испарялась влага и как лёгким моросящим холодком, волосы прилипали к коже плеч и спины. Словно обжигали холодом горячую пылкую плоть Оксаны, когда с их прямых мокрых кончиков, капли, что с них сочились падали к ней на спину.

— Мы с тобой предположим, что этого разговора не было

— А ты не такая дура — ухмыльнулась Анжелика, кивнула двум девушкам, которые держали Оксану, чтобы они её отпустили — Как кажешься

— Не стоит иногда начинать то

Подошла Оксана к шатенке, выражая на лице довольство подлой улыбки, после того как освободилась от оков пальцев, державших её девушек, коснулась ладонью лица Анжелика.

— Что ты не в силах сама закончить

— Как ты смогла так быстро завоевать доверие Анны Валерьевны

Обернулась Анжелика, наблюдая за тем, как Оксана прошла по ванной комнате, касаясь кафельной голубой плитки пола голыми ступнями, оставляя за собой дорожку капель воды.

— Почему она теперь ценит твоё мнение и твоё доверие, больше, чем общение с тобой?

— Потому что в отличие от тебя

Сохраняя обольщение улыбки, играла выразительно в каждом шаге бёдрами Оксана, обернувшись, заметила, с какой завистью смотрела шатенка на её форму обнажённой плоти.

— Я думаю, прежде чем что-то сказать — подошла Оксана к полотенцу, взяв в руки голубое махровое, обернула им сама своё тело, обернулась, коснувшись пальцами белого полотенца

— Значит, по-твоему — подошла шатенка к Оксане в тот момент, когда она обворачивала себя голубым махровым полотенцем, девушка, встав за её спиной, помогла ей заправить его кончик на спине, делая так, чтобы оно не разворачивалось — Я тупая курица?

— Заметь!

Выставила указательный палец к верху, Оксана обратила своим обращением внимание смотрящей на неё шатенки, когда сняла с крючка белое полотенце, которым обернула мокрые волосы.

— Не я это сказала

— Надеюсь, ты пришла в чувства

Недовольно ответила Анжелика, когда встала за спиной у Оксаны, словно почувствовала и в тоже время одобрила этот искушающий запах душистой розы, что оставила на коже пена для ванны.

— Потому, как Анна Валерьевна хочет, чтобы я доверила тебе свою машину

— У тебя наверно потому что выбора нет — ухмыльнулась Оксана, посмеявшись озорным смехом

— Смейся-смейся — возмутившись довольству Оксаны, шатенка проследовала к закрытой двери ванной комнаты — Посмотрим, как я еще буду смеяться, когда я тебя высеку плеткой

— Мечтай — крикнула Оксана радостно напоследок, после того, как Анжелика, вышла через открытую дверь — Как была дурой, так дурой и осталась

— Я конечно понимаю — обратилась белокурая обнажённая девушка стоя в ванной комнате с Оксаной, после того, как шатенка покинула её — Это не моё дело

Заставляя обернуться Оксану своим голосом, девушка говорила так, как будто боялась обратиться к ней, выражая всё почтение и уважение к ней, блондинка словно чувствовала перед ней вину.

— Но вы не сказали мне, что вы прекрасно говорите на русском языке

— И тебя разве это должно удивлять?

— Простите за всё, что мы с подругой вам сделали

Не позволяя себе поднять голову, девушка остановилась в пару метрах от Оксаны, когда она, нагнувшись, обворачивала мокрые волосы, белым махровым полотенцем.

— Мы не думали, что вы…..

— Что я конченная дура? — обернулась Оксана, выпрямив спину, посмотрев на невольницу, гордым пронзающим взглядом

— Простите, если мы этим вас обидели

— Да нет ничуть

Ухмыльнулась Оксана, направляясь гордой походкой к отрытой двери ванной комнаты, обернулась, встав в проходе, посмотрев нежным заигрывающим взглядом на невольниц.

— Но ваша помощь мне кажется пригодиться

Поманила Оксана кокетливо девушек пальцем, оставаясь стоять в проходе, перед тем как выйти из большого помещения ванной комнаты и войти в огромную спальню.

— Так что прошу — обратилась Оксана, покидая ванну комнату, медленно провела пальцами по дверному проему, открытой двери, сексуально играя бёдрами — Пойдёмте за мной

Играя выразительно бёдрами, Оксана обернулась, посмотрев, как две обнаженные мокрые девушки, после ванны, взяли у входа по полотенцу, обернув ими свои тела, вышли следом.

— Я думаю, нам теперь есть о чём с вами поговорить

— Мне почему-то кажется

Покидая ванную комнату первой, говорила блондинка, посмотрев на Оксану, когда она при свете дневного солнца, проникающего в комнату через большие окна, остановилась в пол оборота.

— Что вы совсем не та, за которую себя выдаёте теперь

«Я почему-то так и думала, что этот разговор, наступит именно в такой форме, сейчас, стоит предложить им хоть что-то, чтобы они меня не раскрыли перед Васильевой», смутилась Оксана, с каким взглядом на неё посмотрела белокурая девушка, когда покинула ванную комнату.

— Может, расскажите нам с подругой

Продолжая строить перед Оксаной покорность, девушка осторожно посмотрела на неё, поднимая взгляд испуганных глаз, когда она стояла в лучах, проникающих в комнату.

— Кто вы вообще такая?

— Я та

Раскрывая лазурные голубые глаза, полные светом, ответила Оксана, наблюдая за тем, как блондинка с подругой, держась за руку, до ужаса её боялись, вошли в комнату, покидая ванную.

— Которая поможет вам отсюда выбраться

— В самом деле

Оживилась темноволосая девушка, услышав эти слова, брюнетка была готова упасть в ноги к Оксане и умолять её сделать всё, лишь бы только покинуть этот ужасный для неё особняк.

— Вы можете это сделать?

Брюнетка, отпустив руку своей подруги, прошла по комнате, где стояла Оксана и когда она хотела отойти, темноволосая девушка, упала ей в ноги, стала так жалко целовать ей ступни и голени.

— Пожалуйста, заберите меня

Не обращая внимания на ошарашенный взгляд своей белокурой подруги, когда девушка, осталась стоять у неё за спиной, недоумевая того, что происходит, просто смотрела пустым взглядом.

— Я буду для вас хорошей рабыней

— Ты что делаешь дура!

Возмутилась блондинка, когда подошла к своей подруге, которая сидела на коленях перед Оксаной и целовала настойчиво ей ноги, не позволяя отойти от себя, вцепилась так, будто последняя надежда.

— А ну встань!

Коснувшись плеча своей подруги пальцами, вскрикнула блондинка, в то время, когда Оксана словно была поражена такой властью и влиянием, что она пользовалась у этих девушек.

— Не позорься!

— Заберите меня, пожалуйста, отсюда — не слушая свою белокурая подругу, девушка настойчиво целовала Оксане ноги, жарко таким жгучим соблазном, касалась их своими губами

— Ладно-ладно

Еще больше смутилась Оксана взгляда, с которым, блондинка, заступаясь за свою подругу, посмотрела на неё, выражая на щеках румянец застенчивости.

— Я сама, как вы уже поняли, кукла и принадлежу Подольской

— Куклы вольны и сами по доброй воле служат своей хозяйке

— И им разрешено иметь себе двух рабынь!

— Нас как раз двое — понимая вдруг свою подругу, девушка, словно вспоминал случай в подвале, когда её чуть не убили — Можете взять нас к себе?

— Вы же надеюсь, понимаете, что после того, что вы видели и где вы были, вам никогда уже не быть свободными, они вам просто этого не позволят!

Прошла Оксана по комнате, вольной походкой, шикарно играя бёдрами, так выразительно в каждом шаге, отражая перед девушками, между которыми прошла, их сексуальную эластичность.

— Но вы можете попросить свою хозяйку выкупить нас для своих утех

— Думаете, вам будет легче

Подошла Оксана к кровати, согнув ногу в колено, наступая на постель, обернулась, посмотрела на двух, сзади стоящих девушек, аккуратно кончиками пальцем, развернула полотенце на себе.

— Если я буду вашей хозяйкой

Обернувшись к своим собеседницам, Оксана скинула полотенце на пол рядом с кроватью, забравшись на постель обнаженной, обернулась к девушкам, оставаясь сидеть на коленях.

— Что от этого изменится, если вы поменяете одну хозяйку на другую?

— Кажется, та девушка хотела вас высечь — убеждала блондинка, состроив губки трубочкой, указывая на закрытые двери спальни

— И какое это теперь имеет отношение?

— Мы можем сделать это за неё — утверждала брюнетка, стесняясь посмотреть на Оксану, после того, что сама только что сказала

— Серьёзно? — ухмыльнулась Оксана, как смутилась темноволосая девушка, после того, как посмела ей предложить подобное — Вы хотите высечь меня перед хозяйкой?

— Только если вы провинитесь — решительно сделала белокурая девушка шаг в сторону кровати, после того, как Оксана, сидя на ней на коленях, так соблазнительно поманила их к себе пальцем

— Не думала, конечно, такое услышать от вас

Изумилась в улыбке Оксана, облизывая губы, оставаясь сидеть на постели, манила к себе обеих девушек, заставляя их взойти на большую постель рядом с ней.

— Но мне от вас кое-что нужно

— И что вам нужно? — обе девушки послушно подошли к постели, на которой на коленях сидела Оксана, изумляясь в улыбке, продолжала манить к себе обеих девушек пальцем

— Мария Николаевна Студёнова

Произнесла Оксана, сидя обнажённой на постели, с изумлением улыбки смотрела на забравшихся к ней на кровать девушек, которые от услышанного имени, словно впали в шок.

— Это имя вам хоть о чём-нибудь говорит?

— Кто вы такая?

Боясь дальше продвинуться по расправленной постели к Оксане, остановилась блондинка, обвив крепко пальцами руку брюнетки, которая явно не понимала, что это имя означает.

— Вы ведь не американская гражданка?

— Верно — осторожно кивнула головой Оксана, продолжая сидеть на постели, поманила к себе подойти обеих девушек — А теперь в двух словах расскажите мне о ней

— Вас ведь заберёт Подольская?

Словно подготавливая заранее почву для отхода, спросила блондинка, держа темноволосую подругу за кисть руки, не позволяя ей подползти по кровати к Оксане.

— Ну, когда всё закончится

— Хотите со мной?

Поинтересовалась Оксана, наблюдая за испуганным взглядом блондинки, которая так и осталась сидеть вначале большой постели, держась, крепко вцепившись пальцами в запястье подруги.

— Ладно — стараясь сохранить любезность улыбки в этот напряжённый момент разговора, ответила Оксана, пожав плечами — Я замолвлю за вас словечко перед Анной Валерьевной

— Одного слова, пожалуй, будет мало — возразила блондинка, не пуская свою темноволосую подругу, которая питала к Оксане надежду, подползти к ней

— А чего ты от меня хочешь?

Возмутилась Оксана наглости этой блондинки, когда посмотрела на неё при этом, испытывая раздражительность, сжимая пальцами, шелковую накидку большой кровати на которой сидела.

— Всё что могу для вас!

Стараясь казаться убедительной для девушек, воскликнула Оксана, тем самым криком своего голоса, испугала девушек, которые так с удивлением на неё смотрели.

— Я сделаю — обещала Оксана, начиная нервно теребить пальцами, простынку, которой была накрыта постель — Обещаю!

— А если что-нибудь пойдёт не так? — продолжая развивать череду своих сомнений, спросила блондинку, отпустив руку темноволосой девушки, позволяя ей, подползти к ногам Оксаны

— Подольская сразу меня заберёт — утверждала, стараясь казаться более убедительной, когда наблюдать за обеими девушками

— Вот именно — возразила блондинка, не желая считаться со словами Оксаны, девушка продолжала упорствовать — Подольская, заберёт вас, потому что вы её собственность

— А вы моя собственность — пояснила Оксана, обвив рукой тёмные волосы девушки, которая на кровати упала ей в ноги, не хотела её от себя ни на шаг отпускать

— Ладно — отчаянно согласилась, блондинка, посмотрев с жалостью на свою подругу, глаза и мимика на лице была несчастной — Только если вы нас заберете с собой отсюда

— И вы согласны на то, что Подольская, вас никогда не отпустит, а вы не попытаетесь сбежать?

— Я слышала, Подольская живет в большом доме на опушке леса

— Ну, в нескольких километрах от него есть деревня

Объяснила Оксана, любезно улыбнулась девушка, когда они странным взглядом, выражающим сексуальное желание, смотрели на её обнажённое тело. По взгляду обеих девушек, Оксане показалось, что они неплохо бы хотели развлечься с её плотью, прямо на этой большой постели.

— И вы вполне можете дойти до деревни и попросить помощи

— Зимой? — удивлённо посмотрела блондинка на Оксану, аккуратно девушка, прошла на четвереньках, белокурая бестия, обернутая в белый халат, села рядом с нею — Голой?

— Расскажите мне лучше про девушку, чью фамилию, я вам назвала

— Да рассказывать особо-то нечего — застеснялась блондинка, когда Оксана на неё так внимательно начала смотреть — Нам там не разрешено было общаться в подвале

— Ну, вообще — потребовала Оксана, посмотрев напряжённо на девушек — Вы хоть что-нибудь о ней можете рассказать?

— Бледная девушка, провинциалка, студентка, приехала в Москву на заработки — рассказывала услужливо для Оксаны, темноволосая девушка

— Ну, в принципе

Согласилась Оксана, обвив нежно пальцами подбородок брюнетки, так выразительно раскрыла перед ней лазурные голубые глаза, посмотрела на темноволосую невольницу.

— Этого уже более достаточно

— Что вы будите делать? — поинтересовалась блондинка, так удивлённо посмотрела на Оксану

— Мне нужно в Москву — ответила Оксана, коснувшись пальцами плеч девушек, когда они сидели на кровати по обе стороны от неё, так любезно им улыбнулась, наблюдая с каким голодным сексуальным взглядом, они на неё смотрят — На несколько дней

— А как же мы?

Жалостным взглядом, брюнетка, взглянула на Оксану, не желая больше возвращаться в подвал, где надзиратели этого фальшивого модельного агентства, над ней, продолжили бы издеваться.

— Нас ведь отправят в подвал без вас

— Можете остаться тут — ухмыльнулась Оксана, посмотрев в глаза испуганных двух девушек — Мне ведь нужно, чтобы кто-то убрал весь этот бардак, после меня

Указала Оксана, выставленным пальцем, на разбросанные оставленные вещи на полу, которые она оставила, когда раздевалась в комнате.

— Вот вы обе, как раз этим тут и займётесь!

— Если нас никто отсюда не выгонит

Пояснила блондинка, посмотрев в сторону закрытой двери, комнаты спальни, после чего перевела взгляд на Оксану, когда она сама медленно встала перед ней на четвереньки в постели.

— Что мы им тут объясним, если вас тут не будет?

— Хотя бы то

Утверждала Оксана, обвив колени белокурой девушки своими пальцами, обеих рук, говорила она нежным голосом, выставив упругие ягодицы.

— Что вы обе мои рабыни, а я ваша хозяйка

— Думаете, нам они поверят? — спросила блондинка, посмотрев осторожным, взглядом полным волнения на Оксану

— Ну моего слово вам будет достаточно

Утверждала Оксана, любезно улыбнувшись девушкам, оказавшись в их тесном окружении, почувствовала, как их тонкие прохладные мокрые пальцы, прикоснулись к её пылающей плоти.

— Ведь, в конце-то концов, я ваша хозяйка

— А вас не беспокоит тот факт, что вы перед нами тут голая?

— Нет

Улыбнулась Оксана девушкам, радуясь нежности осторожного касания их холодным пальцев к своему телу и как пленительно приятно, блондинка осторожно ладонями обвила ей грудь.

— Если я вам позволяя меня трогать

— А если мы захотим вас поиметь силой

— Хм….

Изумилась Оксана в улыбке довольства, посмотрев на блондинку, в очередной раз обвила пальцами подбородок девушки. Обернувшись с ухмылкой назад, посмотрела настойчиво ей прямо в глаза, ощутила, как девушка, находясь сзади, пальцами раздвинула ягодицы Оксаны.

— Почему-то мне кажется, что и это я вам позволю сделать

— Вы позволите нам изнасиловать или использовать вас?

— Чтобы я вам не сказала

Обвив пальцами подбородок наглой блондинки, Оксана, так убедительно посмотрела в глаза девушке. Обернувшись назад, Оксана ощущала, как девушка сзади, аккуратно большими пальцами, держа руки у неё на бёдрах, раздвинула её упругие ягодицы. Повернув снова гордый взгляд, хозяйки, на белокурую девушку, Оксана думала, что обладает властью над невольницами.

— Вы это для меня сделаете

— Иначе что? — отражая на лице ухмылку довольства, спросила блондинка, когда смотрела услужливо в глаза Оксане

— В противном случае, я вас обеих высеку

Говорила Оксана злой улыбкой, не обращая внимания даже тогда, когда к анусу, брюнетка, прислонила стеклянный кончик пробки, от графина с вином, что был оставлен на столике.

— Я ведь знаю, как вам это…… — не успела Оксана договорить, ощутила, как стеклянный пробка от графина, растягивая моментально стенки ануса, вошла в неё

— Что?

Переспросила, наблюдая безумным взглядом, как Оксана чувствовала, наглое проникновение в себя пробки от графина. Белокурая девушка, обвила нежно пальцами ей подбородок и сама посмотрела настойчивым, взором на Оксану, в тот момент, когда она испытывала боль.

— Что вы сказали?

— Вам обеим наглости не занимать!

Была поражена Оксана от шока, продолжая дышать учащенно, сама не ожидая такой наглости от девушек, что и так ей принадлежали, как допустила, как они истязали её болью.

— Не могу даже себе представить, как высеку, вас обеих стоя рядом с этой же кроватью

— Не думаю

Возразила блондинка, вцепившись пальцами в подбородок Оксаны так, что указательный пропихнула ей прямо в рот, заставляя на себя полностью обратить внимание.

— Что вы захотите это сделать

— После того — договаривая за свою подругу, брюнетка, расположилась лицом, под раздвинутым ногами Оксаны, когда она стояла на коленях в постели, в плену белокурой девушки, что полностью её обуздала — Как вы вас порадуем, своим вниманием

— Вам придётся

Вцепилась Оксана в кисть руки блондинки, медленно обсасывая палец девушки, вытащила палец из-за рта, после чего только начала говорить, обращаясь сразу к обеим невольницам.

— Быть для меня достаточно убедительными

Сливаясь с губами девушки, Оксана ощутила, как брюнетка, что находилась снизу, обвила пальцами ей бёдра, крепко в них вцепившись, очень нежно и трепетно коснулась, языком её гладкого лобка. Девушка так настойчиво играла с лобком Оксаны, убедительный твёрдый кончик языка брюнетки, словно хотел проткнуть её, после чего плавно коснулся поверхности всего языка половых губ. Такое пронзающее тонкое ощущение, Оксана почувствовала, прохладную поверхность языка девушки и как нежно она почувствовала пылкой кожей половых губ, пропитанную, будто специально гладкость слюны.

Поцелуй с губами, белокурой девушки был таким сильным, насыщенный эмоциональными чувствами, песнью сексуальных стонов Оксаны, которые она испытывала, находясь в возбуждение порочных оков двух невольниц. Облизывая губы девушки, Оксана не могла использовать танец, власти языка, когда блондинка, играла с ней на чувствах. Девушка лишь едва дотрагивалась языком до кончика языка Оксаны, пока она, изнывая в стонах, чувствовала, как девушка, сзади, расположилась сидя на коленях, аккуратно всунула промеж её возбуждённых половых губ свой язык. Ощущение слизкой, прохладной и в тоже время приятной слизи, слюны, внутри горячих, пылающих жаждой любви половых губ, было словно эйфорией для Оксаны, когда она чувствовала скользящую его мягкую и гладкую поверхность внутри себя. Такая нежность, ощущая в себе язык девушки, чувствуя как на ягодицах лежали её жаркие ладони, когда Оксана так грациозно стоя на четвереньках выгнула спину, словно не хотела разрывать столь сильное сексуальное чувство наслаждения. Не желая разрывать связь сладострастия поцелуя, Оксана так жадно, задыхаясь в собственных стонах, от переизбытка сексуального ощущения, облизывала губы блондинки.

— Кармель надеюсь, ты уже собралась

Говорила Анжелика, открывая двери комнаты, заметила, как Оксана, стоя в постели на коленях, обвила плечи, лежавшей в кровати блондинки, так страстно соединила с ней узы губ в поцелуе.

— О…. господи!

Возмутилась шатенка, встав в проходе раскрытых двустворчатых дверей, возмутилась Анжелика, как растворялась в объятиях любви Оксана, среди двух обнажённых девушек.

— Я тебя оставила тут, чтобы ты привела себя в порядок?

— О…. блядь

Возмутилась Оксана, прошипев недовольно, словно искусная хищница посмотрела в раскрытые серые глаза блондинки, над телом которой, находя в одной кровати, находилась она, стоя на четвереньках.

— Вот тебе обязательно было именно сейчас прийти?

— Я оставила тебя одеваться с ними — была недовольна Анжелика, войдя в спальню, посмотрела на двух девушек, в окружении любви которых находилась Оксана — А ты что тут устроила?

— Мне нужно было снять напряжение

Отпрянула Оксана от тела блондинки, к которой прижималась грудью, так выразительно, отражая в глазах неистовое недовольство, посмотрела на девушку, нарушившую ей гармонии любви.

— Разве ты этого не понимаешь?

— Я не понимаю, знаешь Карамель — высказывалась недовольно Анжелика, начиная ходить по комнате — Почему наша хозяйка, так тебя ценит?

— Потому что видит

Ухмыльнулась Оксана, сдерживая свой сексуальный порыв, когда её пылающая плоть, каждой клеточкой своего тела, жаждала продолжения сексуальной власти над собою.

— Как в тебе окончательно не хватает мозгов

— Я тебе это припомню — поразительным образом, Анжелика сдержалась, стараясь не показывать состояния раздражительности — Когда буду пороть тебя в подвале плетью, за то, что ты провинилась

— Успокойся

Посмотрела Оксана повиливающим взглядом на брюнетку, словно намекая взглядом извлечь из ануса оставленную стеклянную пробку от графина.

— Я пока еще ничего не сделала!

— Ничего я терпеливая — ответила Анжелика, оставив ключи от автомобиля лежать на столике рядом с раскрытыми двустворчатыми дверьми спальни — Подожду, когда ты ошибёшься

— Интересно

Делилась впечатлением Оксана, когда девушка послушно извлекла стеклянную пробку из её ануса, заставляя в искушенной форме, раскрыть губы, ощущая, как убедительно пробка, растянула упругие стенки.

— Что же будет, когда ошибёшься ты

— Не дождёшься — озорным смехом, рассмеялась Анжелика, играющей бёдрами походкой, девушка вновь проследовала к дверям — Надеюсь, когда я второй раз приду сюда, ты уже будешь одета

— Когда ты второй раз сюда зайдёшь

Утверждала Оксана, после того, как взвизгнула, от того как неаккуратно девушка извлекла стеклянную пробку графина из неё, заставляя почувствовать на себе, нестерпимую боль.

— Блядь, да что же так больно — прислонив пальцы к анусу, застонала Оксана, присаживаясь осторожно в постели, посмотрела на свою темноволосую обидчицу

— Извините…… — смутилась брюнетка, от того, как взглядом королевской кобры, на неё посмотрела Оксана

— Извините!

Замахнулась Оксана на девушку, хотела одарить темноволосую обидчицу, ударом пощечины, желая, чтобы она ощутила ту же боль, что она почувствовала на своём теле.

— Да я тебе сейчас…..

— Ты, кажется, что-то хотела мне сказать — отвлекла Анжелика в тот момент, когда Оксана, замахнувшись на девушку, хотела одарить её пощечиной по лицу — Так говори, я слушаю

— Оставь меня с моими рабынями! — прошипела Оксана, чувствуя, как изнывали стенки ануса, после того, как стеклянная пробка вышла из неё

— Я оставлю, но не для того, чтобы ты тут трахалась с ними!

Шатенка встала на входе в комнату, указала кивком головы, чтобы обе невольницы, что оставались на кровати рядом с Оксаной, вышли из комнаты, оставив их одних.

— А чтобы ты оделась и привела себя в чувства

— Неужели ты курица тупая

Прошипела Оксана, вставая медленно с постели, после того, как коснулась пола в спальне голыми ступнями, покачивая выразительной формой бёдер, направилась к оскорбившей её шатенке.

— Думаешь, что можешь вот так взять и разговаривать со мной в таком тоне?

— Ну же давай

Ухмыльнулась шатенка, после того, как Оксана подошла к ней и вцепилась пальцами одной руки в горло девушки, была готова, словно идеальная хищница сжать трахею Анжелики.

— Дай мне только повод треснуть тебе

— Оставь меня тут! — вскрикнула Оксана прямо в лицо девушке, чувствуя, как омерзительно для неё присутствие Анжелики в этой комнате рядом с ней

— Оставлю

Облегченно вздохнула шатенка, после того, как Оксана убрала руку от горла девушки и отошла от неё, гордой, вызывающей похоть походкой к окну, не желая даже смотреть на Анжелику.

— Только лишь для того, чтобы ты скорее оделась

— Не думай что ты тут всё решать будешь за мня

Встав у окна, рядом с кофейным столиком, Оксана посмотрела пустым, беспринципным взглядом на сумочку, которая на нём находилась.

— И это мои рабыни, они останутся здесь, пока я им не прикажу

— Ладно хорошо

Ухмыльнулась злорадной улыбкой, говорила Анжелика так, как будто близость предстоящего скандала, словно забавляло эту шатенку. Девушку словно возбуждало обнажённое тело Оксаны, когда она пыталась это умело скрывать, выражая в разговоре лишь подлость характера.

— Тогда именно им я предложу, как тебя наказать, когда ты окажешься в моей власти

— Мечтай

Рассмеялась Оксана, обернулась к своей собеседнице, любезно улыбнулась невольницам, когда обе девушке оставались на кровати, словно ожидали её одобрения, даже не посмели сдвинуться.

— Они сделают лишь то — утверждала Оксана, проходя по комнате, направляясь к гардеробному шкафу, двери которого были открыты — Что я им прикажу

— Но когда хозяйка…..

— Хватит!

Прокричала Оксана в истерики на шатенку так, что обе девушки, вздрогнули от её крика, когда она остановилась посреди комнаты и посмотрев с ненавистью на Анжелику.

— Чтобы в нашем, с тобой разговоре не случилось, ты всегда прячешься за Анну Валерьевну

— Она ведь наша с тобой хозяйка — сохранила обольщение улыбки Анжелика, стараясь не показывать, перед невольницами, как она испугалась крика Оксаны

— Этот вопрос — рассказывала Оксана, когда подошла к двери открытого шкафа купе, что находился напротив входа в ванную комнату — Я как-нибудь без тебя решу!

— Я вот так почему-то не думаю

— Мне плевать, что ты там думаешь — почувствовала Оксана, посмотрев на своих рабынь, как девушки усомнились в её авторитете, при разговоре с Анжеликой

— Только я почему-то вижу обратное

Заметила Анжелика, что Оксана никак не хочет обращать внимание на эту девушку, когда вошла в шкаф с нарядными платьями, юбками и блузками, стала аккуратно перебирать вешалки пальцами.

— Не хочешь разговаривать

«Дура конченная, когда же ты наконец-то заткнёшься», возмутилась Оксана, настойчивостью девушки, когда шатенка столь неудачно прервала интимную гармонию, женских тел, предавшихся соблазну плотской любви.

— Ладно, сама доедешь там до своего клуба

— Будто бы у меня есть выбор — ответила шепотом Оксана, стараясь сделать так, чтобы разговаривавшая с ней девушка, её не услышала

— Она ушла мадам

Обратилась блондинка, невольница осторожно сползла с кровати, поправляя на себе, белое махровое полотенце, девушка осторожно подошла к шкафу, в дверях которого стояла Оксана.

— Что прикажите?

— Оставьте меня! — выглянула раздражённо Оксана, из-за двери шкафа, диалог с Анжеликой, сильной испортил ей настроение, от чего она с трудом могла контролировать свои эмоции

— Ладно, как скажите

Наблюдая за тем, как Оксана выставила бёдра, стоя в проходе, открытой большой, двери-купе, гардеробного шкафа, девушка решилась подойти к ней, посмотреть, с каким интересом, она перебирает платья.

— Или если хотите я могу…..

— Я же сказала, чтобы вы обе меня оставили в покое — раздражённо ответила Оксана, оборонив кожаный ремень женских стильных брюк прямо к ногам, где стояла

— Ладно-ладно — подошла к месту, где Оксана обронила на пол ремень, не обращая на него внимания, старалась подобрать для себя вызывающий наряд — Я просто хотела….

— Мне плевать, что ты там хотела

Перебирая откровенные платья, что висели на вешалках, огрызнулась Оксана, даже не обернувшись не посмотрела, как блондинка, подняла аккуратно с пола кожаный ремень.

— Оставь меня в покое рабыня! — упрекнула грубо Оксана, стараясь подобрать вызывающий наряд для ночного клуба, передвигая вешалку одну за другой пальцами

— Я только лишь хотела сказать

Обратилась блондинка, стоя за спиной у Оксаны с ремнём, когда она обернулась к ней, с вешалкой на которой была шикарная белая блузка и юбка черная карандаш.

— Вы обронили — протянула белокурая девушка ремень в руки Оксане, когда она в ответ так удивлённо посмотрела на невольницу

— Ах…. спасибо — чувствительно нежно вздохнула Оксана, сохраняя обольщение улыбки, осторожно подошла к белокурой девушке — А я его как раз искала, всё думала, где же он мог быть

Взяла Оксана из рук девушки ремень для юбки, прошла мимо блондинки, грациозной походкой, играя выразительно бёдрами в каждом шаге.

— А теперь раз у нас с вами ничего не получилось — обернулась Оксана к девушкам, посмотрев на обеих невольниц сразу, встав посреди комнаты — Я хочу, чтобы вы оставили меня недолго

— Мы будем в гостиной — ответила блондинка, когда обвила кисть руки, подошедшей темноволосой девицы, после чего они вместе, не сказав больше ни слова, проследовали к выходу

«Как будто блядь меня должно волновать, где вы там будите, если вы мне понадобитесь, я вас и так из-под земли достану», стала привыкать Оксана, как не заметила для себя, к образу властной хозяйки, когда посмотрела на двух невольниц, покидающих комнату, закрывших за собой двери.

— Наконец-то я осталась одна

С облегчением вздохнула Оксана, положив вешалку с одеждой на большую кровать, сама направилась к шкафчику, доставая оттуда черный ажурный бюстгальтер.

— Надеюсь теперь в самый раз, стоит позвонить Марии в больницу

Встав у открытой дверцы шкафа, Оксана с задумчивым выражением лица, прислонила подушечки бюстгальтера к розовым напряжённым соскам, сочной груди.

— Я поступаю, как сука, до сих пор так и не нашла решения, как провести операцию пациентке, пока мои лакеи, спасают её жалкую жизнь

Застёгивая застёжку бюстгальтера сзади на груди, чувствовала Оксана за собой вину, которая терзала её изнутри, с которой она не могла так просто справиться.

— Стоит позвонить и узнать, как дела обстоят всё-таки у пациентке

Убеждала себя Оксана, направляясь к столику, рядом с большим окном, где располагалась её белая маленькая сумочка. Посмотрев с холодным взглядом на разбросанные вещи, оставленное платье, чулки и туфли на шпильках, что оставались лежать на полу, Оксана с безразличной улыбкой прошла мимо них. Обернувшись, прислонив пальцы к губам, Оксана посмотрела на смятую, буграми страсти постель, после прерванной сексуальной страсти. В комнате чувствовался аромат, карамели, такой изысканной силы был парфюм, что Оксана, ощущая его, этот тонкий, возбуждающий запах ванили, никак не могла унять в себе играющую порочную зависть.

— Что я ей скажу

Спросился себя Оксана, встав у окна, прислонила ладонь к прохладному, покрытому изморосью стеклу. С безразличием Оксана посмотрела на покрытое снегом крыльцо, рядом со ступеньками, которого продолжал стоять черный лимузин, на крышу автомобиля, не переставая падал снег.

— Но позвонить всё же стоит

«Мне предстоит исправить сложный врождённый порок человеку, которому приближается уже третий десяток, блядь, о чём я думаю, шансы на эту операцию мизерные», размышляла Оксана, когда отошла от окна, подошла к столику, рядом, на поверхности которого стояла сумочка.

— Ну и почему она интересно не берёт трубку

Набрав номер Марии Леоновой, Оксана какое-то время, подождала, пока идут долгие затяжные гудки, после чего, включив телефон на громкую связь, оставила его лежать на столике.

— Чем же она там занимается? — возмутилась Оксана, когда дойдя до постели, на кровати у которой оставила лежать свою одежду, обернулась, продолжая слушать гудки лежащего на столе телефона

— Оксана Владимировна

Ответила уставшим голосом Мария, судя по интонации вялого женского голоса, девушка не спала уже больше суток, от того и речь казалась такой затяжной.

— Вы теперь будите звонить, когда вам вздумается?

— Ну, вообще-то, если честно

Повела неловко губами Оксана, когда встав рядом с постелью, сняла аккуратно с вешалки блузку, принялась надевать её на себя, повернувшись спиной к окну, поправляя при этом волосы.

— Я хотела спросить у тебя как дела? — взмахов рук, Оксана вынула свои волосы из-под надетой белой блузки — Ну и заодно и про пациентку, нашу, спросить не мешало бы

— Всё боитесь за свою шкуру? — недовольно говорила Мария, словно девушка почувствовала в беседе с Оксаной, всё её лицемерие

— Так стоп!

Обернулась Оксана, возмутившись сказанному от собеседницы, посмотрела на телефон так, что будто бы после того, как услышала подобное, хотела уже выкинуть его в окно, разбив стекло.

— Я разве сейчас, про себя, хоть что-нибудь сказала?

— Вы змея Оксана Владимировна

Возразила Мария, громко при этом, выругавшись, разговаривая с Оксаной, девушка позволяла себе огрызаться в их беседе.

— Вы спрашиваете так осторожно, чтобы прочувствовать почву в разговоре

— Да с чего ты так могла вообще про меня подумать?

Возмутилась Оксана, упрёку, со стороны своей собеседницы, когда сняла юбку с зажимов на вешалке и стала надевать её на себя рядом кроватью.

— Я ведь просто, как человек, спрашиваю, что у тебя случилось?

— Вы уже нашли главных ключевых лиц этого синдиката по незаконной продаже девушек в рабство? — унылым измотанным голосом, продолжила Мария, совершенно игнорируя сказанное ей

— Боюсь

Ответила Оксана, встав напротив зеркала, дверцы шкафа-купе, повернулась боком, чтобы оценить, как черная изящная юбка-карандаш, на ней изящно сидит

— Что тут не всё так просто

— В каком таком смысле? — голос Марии в этот момент показался Оксана встревоженным и в тоже время напряжённым бесконечным количеством эмоций

— Долго объяснять — уверяла Оксана, прикусывая губу, посмотрела в зеркало, любезно улыбнулась тому, как ткань черной юбки, надетой на ней, сексуально подчеркивает талию, бёдра, живот

— Нет! — не принимая для себя такой ответ, оспорила его Леонова — Так вы попробуйте! — была не согласна с легкомыслием Оксаны, ответила Мария, в нотках голоса такой собеседницы, ярко выражалась нервная раздражённость

— Ничего я не обязана тебе объяснять!

Возразила Оксана на упрёк со стороны девушки, встав рядом с полкой, для обуви в гардеробном шкафу, выбрала сразу же для себя, красивые леопардовые туфли на высоком каблуке.

— В конце концов!

Возмутилась Оксана наглости собеседницы, когда нагнулась к полке, где стояли эти туфли, посмотрела недовольно на телефон, когда он оставался на столике.

— Я ведь твой начальник

— Как ни странно

Утверждала Мария, соглашаясь с таким доводом, в то время, как Оксана, стоя напротив зеркала, выдвижной двери гардеробного шкафа, наблюдала за тем, как смотрелись туфли на её ногах.

— Терешкова назначила именно вас ответственной за жизнь этой девушки

— И ты знаешь

Начала Оксана выражать сарказм в разговоре, когда говорила с девушкой, стараясь не поддаваться на уловки собеседницы, когда Мария, уже не могла сдерживать при себе напалм эмоций.

— Я почему-то этому не удивлена

— Если с ней хоть что-нибудь случится……

— Даже можешь не говорить — прошла по комнате Оксана, играя бёдрами, оставляя дверцу, купе шкафа открытой, подошла к столику, где располагался её телефон

— Конечно, вы и сами всё понимаете

— Тут и понимать нечего — ответила Оксана, взяв в руки телефон, повесив сумочку на плечо

— Я рискую своей карьерой

Начала высказываться Мария, в то время, как Оксана переключила разговор сотовой связи в тихий режим и прислонила телефон к уху, направилась к закрытой входной двери в спальне.

— Своей свободой — продолжала собеседница, пробудить в Оксане хоть долю совести, когда она подошла к двери в комнате, обвив пальцами ручку, любезно улыбнувшись тому, как Мария, вызывала своим голосом у неё в разговоре, жалость — Да и наконец, своей жизнью!

— Жизнью и свободой

Уверяла Оксана, открывая дверь, переступая сразу порог, вошла в небольшую гостиную, где покорно на небольшой софе, размещённой спинкой к окну, сидели две обнажённые девушки.

— Ты не рискуешь, так что не ври мне тут!

— Терешкова просто так от меня не отстанет!

— Успокойся

Изумившись в улыбке, Оксана напротив диванчика, на котором, послушно опустив голову, искоса смотрели пленённым взглядом две невольницы, когда их тела были обернуты в полотенца.

— Максимум, что с тобой сделают, это решением суда, запретят тебе заниматься врачебной практикой — пояснила Оксана, направляясь по огромной гостиной, грациозной походкой, к выходу, где у входа стояла и ждала Анжелика, раскрыв большую белую шубу для неё

— Вы так легко об этом говорите Оксана Владимировна — возмутилась Мария, равнодушию в момент разговора с Оксаной — Как будто вас, совсем не беспокоит, что же будет со мной потом!

— Как будто тебя беспокоит — включила вновь на громкую связь телефон, положив его и сумочку, что сняла с плеча на рядом стоящую тумбу у входа в гостиную, Оксана повернулась спиной к девушке, позволяя ей на себя надеть шубу — Что же случится со мной?

— Лучше расскажи, как там дела у пациентки?

— Что тут рассказать — всё так же недовольно говорила Мария — Гипертрофия правого желудочка, легочная гипертензия, отёк нижних конечностей, частичный цианоз кожных покровов

— Всё настолько печально?

— Как будто вы сами не знали, в каком она сейчас находится положении?

— Я думала, вы хоть как-то препаратами, что я назначила, смогли улучшить динамику сердца пациентки

— Как?! — возмутилась Мария, вскрикнув на Оксану так, что все присутствующие в гостиной, где она находилась, вздрогнули от её писклявого визга — Девушка пережила такой шок, её оставили умирать одну на холоде, когда у неё случился этот приступ, повезло, что она вообще жива еще!

— Подготовьте её к операции — распорядилась Оксана, повесив сумочку на плечо, подошла к столику, где лежал её оставленный телефон, взяла его в руку — Я проведу её, как только смогу

— Она умрёт на операционном столе! — возразила Мария, оспаривая решение Оксаны

— Нужно хотя бы попытаться

— У неё сложный врождённый порок

Уточнила Мария в тот момент, когда Оксана уже переключила режим громкой связи ни тихий режим, прислонила телефон к уху, подошла к зеркалу в гостиной у входа.

— Переключение магистральных сосудов может вызвать обструкцию легочных путей

Обструкция дыхательных путей (от лат. obstructio — помеха, преграда) — синдром непроходимости респираторного тракта. Может наблюдаться на любом уровне, от глотки до бронхиол.

— Может быть так же и тромбоз легочной артерии и инфаркт миокарда

— И зная всё это!

Утверждала Мария, обвиняя Оксану, когда она подошла к закрытой двери гостиной, после того как насмотрелась на себя в зеркало и то, как Анжелика, стоя у неё за спиной поправила ей волосы.

— Вы настаиваете на операции?

— Она умрёт иначе

Уверяла Оксана, подойдя к двери, обвила пальцами ручку, заметила, как Анжелика подошла к ней, с ненавистным взглядом, девушка вложила ей в карман ключи от автомобиля.

— А я хочу попытаться спасти ей жизнь!

— Она не перенесёт операцию при переключении магистральных сосудов в таком возрасте, без последствий!

— Но стоит же попытаться — выходя из гостиной, утверждала Оксана, сбавив тон голоса, когда вошла в коридор большого дома — У нас ведь есть варианты?

— Да целых два — ухмыльнулась Мария, было даже слышно нежным звучанием дыхания девушки, прямо в динамик телефон, который держала Оксана рядом с ухом

— Ну и я хочу послушать их оба — направляясь по коридору, потребовала Оксана, после того, как тихо за её спиной, Анжелика закрыла двери её огромной комнаты, оставив одну в этом помещении

— Как вы хорошо знаете, транспозиция магистральных сосудов имеет два пути решения этой проблемы, а все их нужно было в возрасте до 2 лет

— Ну, мы немного опоздали немного со временем

— Это вы так это теперь называете! — возмутилась Мария, не поверив, с каким равнодушием и спокойствием, Оксана отзывалась о состоянии здоровья пациентки — Немного?

— Ну, а что я должна тебе сказать?

Посмотрев на покрытые изморосью стёкла, пока направлялась Оксана по коридору, заметила, как некоторые модели проводили фотосъёмку прямо на покрытом снегом крыльце с бокалами в руках.

— Ты сама всё прекрасно понимаешь! — рассказывала Оксана, продолжая идти по красной ковровой дороже, аккуратно одной рукой надела на голову капюшон — А теперь я хочу послушать от тебя, те два варианта и методики, что ты мне говорила

— Операция Растелли

Операция Растелли — метод хирургической коррекции, применяемый при сочетанном пороке — транспозиции магистральных сосудов, стенозе легочной артерии и ДМЖП. Операция Растелли заключается в пластике ДМЖП аутоперикардиальной или синтетической заплатой и формировании выходного туннеля левого желудочка; закрытии суженного устья легочной артерии и имплантации сосудистого протеза для создания сообщения между легочным стволом и правым желудочком. Т. о, формируются новые пути оттока крови — интракардиальный тоннель из левого желудочка в аорту и экстракардиальный кондуит из правого желудочка в легочную артерию. Недостатками операции Растелли служат стенозирование, кальцификация, тромбоз кондуитов и необходимость их замены при росте организма.

С транспозицией магистральных артерий и дефектом межжелудочковой перегородки имеется тяжелая обструкция выносящего тракта левого желудочка либо выраженный стеноз клапана легочной артерии или его атрезия, наиболее безопасно наложение анастомоза между большим и малым кругом кровообращения. Коррекцию порока провести очень трудно и делать это лучше после 1-2 лет. Хирургическая коррекция (операция Растелли) заключается в закрытии дефекта межжелудочковой перегородки заплатой таким образом, чтобы аорта была соединена с левым желудочком. После этого правый желудочек соединяют с легочной артерией с помощью внешнего анастомоза с клапаном; это позволяет обойти обструкцию выносящего тракта левого желудочка.

— Ладно, послушай

Выслушав Марию, Оксана подошла к двери в коридоре, что вела в другое крыло дома, открывая которую, вышла на лестничную площадку, где были знакомые ей белые мраморные ступеньки.

— Но ведь есть же второй вариант

— Вы наверно имеет в виду операцию Жатене?

Операция Жатене — методика анатомической коррекции транспозиции магистральных сосудов, заключающаяся в перемещении аорты к левому, а легочного ствола — к правому желудочку с формированием неоаорты и неолегочной артерии. Аорта и легочная артерия пересекаются, перемещаются в анатомически соответствующие желудочки и анастомозируются своими дистальными отделами с проксимальными сегментами друг друга. Одновременно производится пересадка венечных артерий в неоаорту. При операции Жатене происходит восстановление анатомического соотношения полостей и сосудов сердца, возвращение левого желудочка на системный круг кровообращения, поэтому операция также носит название «артериального переключения».

Варианты анатомической коррекции транспозиции магистральных сосудов включают различные способы артериального переключения: операцию Жатене (пересечение и ортотопическую реплантацию магистральных сосудов, перевязку ОАП), операцию Растелли (пластику ДМЖП и устранение стеноза легочной артерии), артериальное переключение с пластикой МЖП. Специфическими послеоперационными осложнениями, сопровождающими коррекцию транспозиции магистральных сосудов, могут служить СССУ, стеноз устьев легочных и полых вен, стеноз выносящих трактов желудочков.

Синдром слабости синусового узла (СССУ) (англ. sick sinus syndrome) — описательный термин для обозначения совокупности признаков, симптомов ЭКГ-изменений, определяющих нарушение функции синусового узла (СУ) в клинических условиях.

Полная транспозиция магистральных сосудов — критический, несовместимый с жизнью порок сердца. При отсутствии специализированной кардиохирургической помощи половина новорожденных погибает в первый месяц жизни, более 2/3 детей — к 1 году от тяжелой гипоксии, недостаточности кровообращения и нарастания ацидоза.

Ацидоз (от лат. acidus — кислый) — смещение кислотно-щелочного баланса организма в сторону увеличения кислотности (уменьшению рН). головные боли. недомогание. сонливость. одышка. кашель. аритмия. учащенное сердцебиение. слабость и судороги. диарея. тошнота и рвота.

— Однако все эти перечисленные операции — рассказывала Мария, пока Оксана спускалась по ступенькам, на первый этаж — Проводят в возрасте до двух лет, дальше мы можем просто потерять пациентку, прямо на операционном столе

— Думаешь, я этого не знаю! — упрекнула Оксана, разговаривая шепотом, стараясь не привлекать к себе постороннее внимание, двух моделей поднимающихся снизу, когда сама, делая вид, что ничего не происходит, просто прошла рядом — Я прекрасно понимаю, что есть риск потерять её

— В таком возрасте трудно будет что-то изменить — рассказывала Мария, стараясь переубедить Оксану бросить эту затею — Её сердце уже подстроилось под такую динамику работы, любое хирургическое вмешательство сейчас, имеет огромный риск, закончится летальным исходом

— И это я тоже предусмотрела

— И что же вы предусмотрели?

Поинтересовалась Мария, проявляя любознательный интерес, стараясь не выдавать улыбку довольство, понимая, в каком отчаянно положении находится эта блондинка и Оксана.

— Динамика работы сердца, уже подстроилось под работу в таких условиях

— Я должна сегодня встретиться с Вороновой — рассказывала Оксана, спустившись вниз, вошла в коридор на первом этаже, сразу же направляясь по нему к выходу

— И как нам это поможет?

— Ты не дослушала

Утверждала Оксана, направляясь по коридору, нарушила гармонию фотосессии двух девушек, когда мужчина фотограф, проводил с ними работу со своей фотокамерой на фоне больших окон.

— Опять прерываешь меня!

— Вы же не думаете покупать у неё сердце?

— Похоже, что другого выбора у меня нет!

— Вы хоть понимаете, что будет…… — создавая мимолетную интригу в разговоре, специально проявляя интерес Оксаны — Если Терешкова узнает, какие операции мы проводим в этой больнице?

Вновь проявляя интерес Оксаны, девушка снова замолчала, как будто играя на её чувствах, заставляя такой паузой, вызвать панику у неё в голове.

— Я про Тиханова вообще молчу

— Не думаю, что Тиханов будет нам проблемой

Утверждала Оксана, направляясь дальше по коридору, так как скрывая лицо перед фотокамерой, нарушила гармоничную фотосессию двух целующихся девушек с бокалами шампанского.

— Да ему и вовсе не надо знать — рассказывала Оксана, почувствовав, хмельный запах шампанского, вкус губной женской помады и сладкий ванильный запах парфюма, от моделей

— Это будет серьёзный поступок Оксана Владимировна — предупредила Мария, когда Оксана дальше прошла по коридору, подошла к спуску двери, что вели в тамбур и выходу с торца дома

— Как будто бы я не понимаю…..

— Нет не понимаете — возразила Мария, стараясь быть более убедительной — Вы собираетесь вживить человеку, незаконно приобретённый донорский орган на глазах у следственного комитета, который продолжает до сих пор находиться в больнице!

— Они еще не уехали?

— Уедут как же

С ухмылкой в голосе, произнесла Мария, когда Оксана подошла к ступенькам, спуску дверей в тамбур, обернулась, посмотрела на фотосессию девушек, что так красиво целовались на камеру.

— Когда идёт дело по незаконной торговле людьми — продолжила рассказывать Мария — Да еще вы тут со своим побегом навели шуму для полиции, теперь они вас разыскивают

— А меня-то зачем?

Спустившись со ступенек, Оксана подошла к дверям тамбура, обвив ручку которую, открыла одну створку и вошла в узкое помещение, бра, на стенках которого тут же засветилась.

— Не я ведь этим занимаюсь бизнесом по продаже людей

— Вы не хотите оказывать помощь следствию!

— Я разве такое сказала? — прошла Оксана по помещению, где чувствовался странный смешанный запах парфюма, в котором особо выделялся аромат черёмухи

— Вы сбежали от полиции

— Ты сначала бы послушала, что мне предлагала эта дура Терешкова

Была готова уже рассмеяться Оксана, с ухмылкой, открывая дверь с уличной стороны, ощущая проникающую прохладу в это узкое помещение, когда крупинки снега залетали внутрь.

— Она хотела, чтобы Львова, преподнесла меня Вороновой на блюдечке с потрохами!

— А разве вы не к ней сейчас собираетесь за донорским органом?

— Тут не всё так просто — смутилась Оксана, с каким упрёком, ей высказала это девушка по телефону, переступая при этом порог открытой двери, вошла на небольшое крыльцо, выход с которого сразу вёл к спуску автомобильной автостоянки — Мне нужен адрес этого места

— И зачем же он вам?

— Я уверена что там

Утверждала Оксана, проходя по снежинкам, которым было покрыто поверхность каменного крыльца, чувствуя этот морозный запах зимней свежести, подошла к спуску из двух ступенек.

— Будет проводиться незаконный и в тоже время крупный аукцион по продаже девушек в рабство

— И что вы собираетесь там делать?

— Ты же меня знаешь — изумилась в улыбке Оксана, вдыхая прохладу холодного воздуха, спустилась со ступенек, направилась сразу же по тротуару к стоянке, где была расположен автомобиль, на котором она сюда с Анжеликой приехала — Я буду вести себя, вечно, в своём стиле

— Интересно как? — спросила с недовольством в голосе Мария — Как вы собираетесь его там проводить?

— А вот об этом я тебе рассказывать не обязана

Подошла Оксана к машине, когда прошла по автостоянке, покрытой снегом, коснулась пальцами хлопьев снега покрывающих капот седана, к которому она подошла.

— Главное я позвоню, заранее Терешковой и предупрежу о дате и месте аукциона заблаговременно

— Думаете, вам позволят это сделать? — интересовалась Мария

— А почему нет? — открывая электронные замки дверей с пульта управления сигнализацией, Оксана нажатием кнопки завела его двигатель дистанционно

— Не думаю, что это будет так легко

— Да ладно

Продолжая выражать довольство, лёгкой ухмылкой, Оксана открыла дверь с водительской стороны, располагаясь тут же на шикарном кресле, обивка которой была гладкая алькантара.

— Они ничего не поймут, когда их схватят с поличным на этом аукционе

— Думаете — рассуждала Мария, недоверчиво относясь к словам Оксаны — Что Терешкова вам так легко это спустит с рук?

— Спустит когда схватит главных фигур этого аукциона

— Если они узнают, когда их сдал…..

— Они ничего не поймут

Уверяла Оксана, вставляя ключ в замок зажигания, закрыла за собой дверь, поставила свою сумочку между передних сидений и переключила телефон вновь на громкую голосовую связь.

— Терешкова тоже ведь не дура и пойдёт на сделку со мной

— Ей проще будет упрятать вас в тюрьму

— Тогда она упустит свой шанс прихлопнуть всю эту рабскую систему

— Мне кажется, вас самих, там проще будет прихлопнуть — возмутилась легкомыслию со стороны Оксаны, утверждала Мария

— А мне вот почему-то нет

Возразила Оксана, наслаждаясь приятным теплом, работающей печки в салоне, что быстро создала комфорт, после морозной небольшой прогулки по воздуху для всего её тела.

— Если я в розыске, мне стоит избегать постов ДПС и держаться подальше от любых автомобилей полиции — дождавшись пока температура, недавно работающего двигателя, снова станет нормой, Оксана держала руку на рукояти переключения скоростей

— А что с тем место, где вы сейчас были?

— Там не получится всё так просто?

— Вы могли бы сдать их прямо сейчас, вам стоит позвонить Терешковой!

— Нет! — возразила Оксана, оборачиваясь назад, включая заднюю передачу, осторожно вывела машину задом, разворачиваясь на автомобильной стоянке — Я не удивлюсь, если она прямо сейчас прослушивает наш с тобой разговор

— Не думаете, ли вы, что она, используя это — рассуждала Мария, пока Оксана направляла автомобиль по автомобильной стоянке, между рядами покрытых снегом машин — Что она попытается перехватить вас по дорогу в Москву, выслать за вами машину

— Думаю, что если она захочет, она сама прямо за мной поедет прямо в клуб Волкова

— Вы едете опять в тот же клуб?

— Как будто бы у меня есть выбор?

— Как будто вам в прошлый раз было мало?

— Хватит Маша! — возразила Оксана, любезно улыбнулась охраннику с автоматом, дежурившим на блок посту у главных больших ворот, куда она направила свой автомобиль

— Вы рискуете собой это ладно

Продолжая высказывать недовольства, когда Оксана покидала периметр охраняемой территории огромного дома, оставляя его огромный забор позади.

— Но вы подставляете всех нас своим поведением

— Каким еще поведением Маша?

Направляя автомобиль вдоль небольшой дороги по степи, что была покрыта большим количеством снега, в сторону небольшого богатого деревенского посёлка.

— Что ты вечно ко мне цепляешься?

— Да потому что теперь моя жизнь и моё будущее стало зависеть от ваших поступков

— Не говори ерунды — ощущая, как трясло машину в момент движения по щебню и дороги размытой грязью и выпавшего на неё снега

— Вы играете нашими жизнями — утверждала Мария, обвиняя в этом Оксану

— Хватит Маша! — коснулась Оксана, кончиком пальца сенсорного экрана телефона, разрывая телефонный разговор, продолжая дальше вести автомобиль по загородной размытой грязью дороге, на которую неустанно падал снег — Дура какая-то

«Надеюсь Терешкова меня услышала, пусть подавиться своей информацией, ей придётся меня отпустить, если вдруг меня поймают», размышляла Оксана, продолжая вести автомобиль, подвергая себя сомнениям и чувствуя личной неуверенности в себе.

 

  • Струится вечер / Лещинский Леонид
  • Ленская Елена - Супер отпуск / Лето, море, отпуск… - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Глава 22 / Хроника Демона / Deks
  • НЕПОКОРНЫЕ МЫСЛИ / Сергей МЫРДИН
  • Окна / Чтобы осталось / suelinn Суэлинн
  • Околдовала я тебя. Вербовая Ольга / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Глава 2 / Разломы судьбы (Рабочее название) / Чудов Валерий
  • Ассоль. Виски со льдом / Тёмная вода / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Драконы, роботы, Чужие / Фотофанты / Зауэр Ирина
  • Крылья / Leshik Birich
  • Киношное: выстрел / Киношное / Hortense

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль