Глава 2. Часть 2

0.00
 
Глава 2. Часть 2

Яркие лучи утреннего солнца стремительно проникали в комнату через промерзшее изморосью стекло, озаряя своей естественной силой комнату. По стенам комнаты всё же играли тенистые оттенки качающегося за окном дерева, тень которого охватывала стены и потолок, вырисовывая строптивые жесты непокорности танца с ветром. Воздух в комнате поразительно сохранял стойкость древесного, природного аромата, полностью исключая из атмосферы любой сторонний запах. Постель, на которой лежала Оксана, пропиталась сказочным теплом, простынь была смята буграми ночной пережитой страсти. Тепло постели и смятой простыни с изумительным вкусом аромата дамасской розы, изумительная непокорность запаха которого принадлежала коллекции «Rose Sauvage», искушающей палитре вкуса духов, которыми пользовалась Оксана.

Звуки сексуальной страсти, вынудили Оксану открыть глаза, имея легкую раздражительность от женских стонов и шлепков во время полового акта. На полу посреди комнаты, среди постеленной одежды и какой-то белой простыни, лежал Нечаев со своей темноволосой спутницей, поддавшись порочной силе любви, они оба отдали себя этому чрезмерно интригующему занятию. Не обращая на Оксану никакого внимания, влюблённая парочка, не переставая ублажала себя радостным увлечением в объятиях порочных оков и сладострастия поцелуя.

«Сука ты Нечаев, после того что произошло прошлой ночью, ты всё еще предпочитаешь эту блядь нежели чем ублажать и радовать меня, свою истинную королеву», нахмурила Оксана недовольно губки, обращая внимание на секс влюблённой пары на полу.

Продолжая лежать так некоторое время, Оксана, ощущая жар по всему телу, скинула с себя объятия одеяла, которым она была накрыто. Обращая внимание на тумбу, что стояла рядом с кровью, Оксана заметила там свой телефон, который случайно забыла его внизу в гостиной на первом этаже. По полу комнаты были разбросаны вещи и полотенца, в пылу охватившей разум страсти, влюблённая парочка не смогла даже соорудить себе нормальное постельное ложе, поддавшись утехи на полу в безобразной скиданной куче вещей. Порочные стоны и ритмика движений, которых возбуждала частотой меняющегося такта.

— Обязательно этим заниматься на полу — тихо Оксана, повернувшись на живот в расправленной постели — Будто другого места не нашли

Некоторое время Оксана лежала в постели, не желая помешать объятиям порочной силы любви, Нечаева и его спутницы, которые устроились на полу. После чего, Оксана, поднявшись, спустила ноги с кровати, касаясь теплого деревянного пола голыми ступнями. Вставая с постели, выразила красоту упругих ягодиц и изящную формы груди, что сказочно смотрела в отражение зеркала.

— Майор Нечаев — подошла Оксана, покачивая бёдрами к Нечаеву, что ублажал свою девушку в объятиях порочной любви — Я вам не мешаю?! — прошептала она под ухом

— Орлова? — неожиданно быстро отпрянул он от брюнетки

— Вы меня разбудили своими — указала Оксана игриво указательным пальцем на гениталии мужчины — И очень сильно огорчили тем, что мне пришлось увидеть, но вы понимаете, о чем я

— Ты же меня уверял, что твой друг еще спит — возмущённо брюнетка высказала своё мнение, выползая из-под тела лежащим на ней мужчины — Да и какое тебе вообще дело до того, чем мы тут занимаемся?

«Какая же ты сука после этого Нечаев, мне такие слова говорил ночью, а сама трахаешь эту потаскуху», подумала про себя Оксана, в тот момент, когда Нечаев и его девушка так на неё выразительно и вдумчиво смотрели.

— Мне?! — ответила Оксана, немного помедлив с ответом — Да если честно никакого

— Тогда, если ты не возражаешь — заявила брюнетка, проводя пальцем по груди Нечаева — Не могла бы ты нас оставить тут одних, спустись вниз, выпей вина и сходи к девчонкам в сауну

— Вообще-то, если ты не против — возразила Оксана, стараясь сохранять хладнокровие играющих в ней эмоций ревности, что раздирали её душу как кошки когтями — Я бы хотела поговорить с майором с глазу на глаз, он ведь всё-таки обещал отвезти меня в больницу к вашей сотруднице

Выразительным голубым, подобно камню топаза взглядом посмотрела Оксана на Нечаева, выказывая в мимике лица раздражение и неутолимое чувство ревности.

— Вы ведь помните Нечаев — пояснила Оксана, оставаясь стоять над влюблённой парочкой, положила ладонь теплой руки на выставленное бедро — О чём мы с вами договорились?

— Анна оставь нас — распорядился Нечаев весьма суровым голосом, чувствуя при этом выразительную неуверенность и растерянность в том неловком случае

— Серёжа?! — возмутившись, брюнетка хотела оспорить мнение своего кавалера

— Я сказал, оставь нас — повторил Нечаев своё требование, еще больше выказывая недовольство

— Да, пожалуйста — фыркнула она недовольно, посмотрев выражая ненависть на Оксану, медленно вставая с пола — Развлекайся со своим так называемым другом, да кого ты обманываешь Нечаев, она тебе больше чем друг

— Это всё

Спокойным, но всё же едва сдерживающим темпераментом голоса, пояснил Нечаев, после того как его любовница с грохотом захлопнула за собой дверь, покидая комнату, оставляя их одних.

— Очень некрасиво получилось — говорил Нечаев, оставаясь сидеть на полу

— О…. я согласна с вами — выказывая возмущение, ответила Оксана, поджав от обиды губу, выказывая ранимую влагу слёз на лазурных голубых глазах — Это просто пиздец как некрасиво

— Послушайте Орлова — уверял Нечаев, вставая с пола

— Орлова?! — демонстрируя недовольство, сразу же ответила Оксана — Прошлой ночью вы называли меня по имени, когда трахали, говорили что безумно любите меня и только меня

— Я понимаю — пытаясь найти себе оправдания, ответил Нечаев — Я был пьян и сначала не понял кто со мной, я думал, это была Анна….

— Вы просили называть меня моим именем

Соглашаясь с такой идей, пояснила Оксана, выказывая влагу ранимых слёз, что текущей сочной стихией стекали с глаз, обжигая щёку, завораживающей силой скольжения.

— Вы трахали меня — повысив тон голоса, говорила Оксана — И просили называть меня Оксаной, говорили, что любите меня и только меня одну….

— Я знаю Орлова — довольно холодно ответил Нечаев, задев тем самым чувства Оксаны

— Хватит!

Не сдержала Оксана эмоции при себе, влепила ему крепкую жгучую пощечину, чувствуя обиду и дикую душевную боль после того как этот мужчина этим утром растоптал её чувства.

— Я устала от вашей лжи

Прокричала Оксана, выражая приступ ненависти, ярость в мимике лица, продолжая при этом со злобой, терзающей любовной мукой смотреть в глаза этому мужчине.

— Скажите мне хоть раз правду — продолжала кричать Оксана на него, требуя немедленного ответа, потирая ладонь руки, которой обожглась во время пощечину о щеку мужчины — Будьте, в конце-то концов, уже мужчиной, мне уже заебала ваша ложь

— Мы же с вами условились быть друзьями — уверял Нечаев, потирая щеку после ранимого удара пощечину от ладони Оксаны — И после этого вы выказываете ревность

— Друзья не трахаются вместе — оспаривая мнение мужчины, говорила Оксана, едва сдерживая порыв сексуальной ревности, что охватил её сознание — Друзья не говорят друг другу, как сильно они любят друг друга, что не представляют своё ебаное существование без него

— Я был пьян Орлова, что вы от меня хотите?! — прокричал в ответ Нечаев, пытаясь найти себе оправдания — Вы просто вчера воспользовались положением

— Воспользовалась положением?! — прокричала Оксана, не сдержав при себе эмоций, как мужчина этими словами унизил её чувства, влепила со всей силы ему еще одну пощечину

— Да хватит уже — высказывая ненависть, ответил Нечаев, потирая щеку, по которой пришёлся удар, выказывая перед Оксаной осознание своей ошибки

— Хватит?! — вопросительно и с тем же порывом возмущение, посмотрела Оксана на него, когда слёзы неконтролируемой волей потока стекали с её глаз, обжигая щеку — Я только начала

— Чего вы от меня хотите?! — спросил Нечаев с опаской получить от Оксаны еще одну пощечину

— Что если бы вы меня застали, как я трахалась с другим мужиком?! — поинтересовалась Оксана, терзая сознание чувством неутолимого любопытства

— О… чем вы? — не понял вопроса Нечаев

— Как бы вы отреагировали — пояснила Оксана — Если бы узнали, что я потрахалась с одним из ваших коллег вчера

— Но вы ведь, так не сделали?! — выказывая ревность и чувство привязанности, спросил Нечаев

«Как же хочется сказать, что мне очень хотелось устроить оргию с двумя, нет с тремя его офицерами, я но, по крайней мере, испытываю к себе чувство уважения», продолжая выказывать невинность в глазах, размышляла Оксана, продолжая смотреть на Нечаева презирая его.

— Нет, я так не сделала — ответила Оксана, вздохнула, переводя дух — Я верна только вам и хочу заниматься любовью только исключительно с вами, мне больше никто не нужен

— Это ваш телефон там вот звонит? — спросил Нечаев сразу же, как звук мобильного телефона, прервал их ссору

— Это не имеет значения — возразила Оксана, отстаивая свою позицию — До тех пор, пока вы мне не ответите?

— Вдруг это из больницы?! — выказывая волнение, предположил Нечаев — Что если состояние Насти ухудшилось?

— Моё блядь состояние ухудшилось — возразила Оксана, не придавая значения входящему вызову на сотовый телефон — Ответьте мне сейчас же

— Что вам ответить?! — повторил свой вопрос Нечаев

— Вы любите меня? — поинтересовалась Оксана, раскрывая голубую красоту глаз в полную силу, выражая очертанием скул, невинность во всей в этой ссоре — Вы хотите, чтобы я была вашей и только вашей белокурой королевой?

— Но там же телефон…..

— Мне плевать сейчас на телефон — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Я хочу знать, я для вас хоть что-то значу?

— Да я люблю вас Орлова — ответил, явно выказывая волнение Нечаев — Теперь возьмите, пожалуйста, телефон, вдруг это из больницы

«Хм…. а какого еще ответа я ожидала от него услышать, для начала меня и этот устроит, пускай даже хоть и он обращается ко мне до сих пор по фамилии», подумала про себя Оксана, состроив в ответ, милую улыбку.

— Ладно, я возьму трубку — ухмыльнулась Оксана, чтобы скрасить напряжение неловкого момента подошла к мужчине, положив руки к нему на плечи, чуть коснулась его жарких губ своими

— Что это сейчас было? — не понял намёка Нечаев, спросил он, удивлённо посмотрев на Оксану, что умело, вырисовывала перед ним застенчивость, играя с его чувствами, как хищная кошка

— Меня порадовал ваш ответ — продолжая сохранять красоту улыбки, ответила Оксана — Но когда я решу дело с вашей подчинённой, я сама лично назначу дату, нашей с вами, свадьбы

— Свадьбы?! — был поражен таким резким доводом Нечаев

— Да майор свадьбы — убедительно пояснила Оксана, отошла от него на несколько шагов обернулась, встав боков, положила ладонь на выставленное бедро — А теперь, если вам не трудно, оставьте меня одну, я хочу поговорить процедуру дальней диагностики с моей коллегой

— Да-да конечно — поспешно Нечаев направился к выходу из комнаты

— Вот и славно — направляясь к тумбе, где разрывался в такте динамического ритма вибрации, сотовый телефон Оксаны

— Оксана Владимировна?!

Услышала Оксана, возмущенный голос Валентины, после того как взяв телефон, провела подушечкой большого пальца по его сенсору принимая входящий вызов.

— Вы не слишком-то спешили ответить — продолжая высказывать недовольства, говорила Валентина, напряженным тоном голоса

— Анализ на самые известные яды, не дал результатов — пояснила Валентина — Только зря потратили реагенты, Тихонов в ярости если честно

— Ему-то что злиться? — нахмурила губки, Оксана подошла к постели, согнув ногу выразительной эластичностью бёдер в колено, наступила на кровать, ощущая теплоту пронзающей материи

— Если ваши друзья из полиции, что изъяли бутылку вина — говорила рассудительно Валентина, весьма поспешной интонацией — Смогут предположить что за там яд, из той бутылки, то мы сразу же сможем начать лечение

— Это не яд — возразила Оксана, располагаясь на постели — Я думаю, что у девочки, кора головного мозга словно покрыта форпостами вражеских опухолей, что разрастаясь, проводят новый захват территории, постепенно блокируя функции мозга

— Если это рак — уверяла Валентина, высказывая своё предположение — Тогда ей нужно срочно в онкологический центр, здесь мы ей ничем не сможем помочь

— Что показал анализ крови? — поинтересовалась Оксана, не придавая никакого значения, жалобным словам Валентины

— Анализ крови? — выражая удивление, спросила Валентина

— Ты ведь умная девочка Валюша — рассуждала Оксана, теша себя нежностью в постели располагаясь на ней спиной — Ты ведь знала, что если анализ на яды в крови девушки не даст результатов, ты сама лично проведешь биохимию крови

Биохимический анализ крови, показал увеличение СОЭ 22 мм/ч, так же увеличение числа эозинофилов 9%, холестерин 7 ммоль/л, значительно отклонялся выше нормы. Коагулограмма крови выявила, что все активные факторы, отвечающие за свертываемость крови, были, в процентном содержании, значительно выше.

— Типичная реакция организма на стороннее проникновение среды извне

Предположила Оксана, после того, как внимательно выслушала доклад от Валентины, согнув ногу в колено, подняла её над головой, ласкаясь в теплой постели.

— Организм пытается бороться — рассуждала Оксана — Выдвигая танки, тяжелую механизированную пехоту, чтобы сломить сопротивления врага, но иммунная система в нашей жизни устроена так, что у организма человека не хватит сил противостоять повстанцам, оккупировавшим мозг этой девушки

— У нас нет нейрохирурга — возразила Валентина, понимая, к чему клонит Оксана — Мы не можем проводить такого рода операции, мы просто потеряем её на операционном столе

— Но мы можем провести КТ — уверяла Оксана, утопая головой в мягкой подушке — Это поможет нам выявить локализацию фортификаций этого врага и в конце-концов, есть много объяснений на тему опухолей головного мозга

— Да как ваша сифилитическая гумма да?! — предположила Валентина, сразу же подхватывая мысли Оксаны

— Можно и так назвать — смутилась Оксана, вспоминая случай с Королёвым

«Догадливая рыжая сука», повела недовольно губками Оксана, оставаясь при этом лежать в теплой постели, продолжая смотреть в потолок.

— Ладно, послушай — привстала с кровати, отрываясь от подушки, заявила Оксана — Подготовь должным образом нашу пациентку к КТ

— Я думаю, это не составит труда — согласилась Валентина

— Тогда я выезжаю — ответила Оксана, спуская ноги с постели, касаясь ступнями теплого деревянного пола

— Вы даже не спросили — возмутилась Валентина, выказывая недовольство — Как я себя чувствую

— А что с тобой что-то тоже случилось? — поинтересовалась Оксана, вставая с постели, выказывая эластичные формы сочного обнаженного тела

— Я не спала всю ночь — продолжала недовольно говорить Валентина — Проводила ваш анализ на яды, если бы только у меня была та бутылка с вином, которую вы отдали полиции

— Я отдала?!

Не согласилась с таким утверждением, возразила Оксана, остановилась, нагнувшись напротив зеркала комода, обувая на ноги черные, лежащие на полу, туфли.

— По-моему, меня тут

Пояснила Оксана прошла по комнате, стукая каблуками черных туфель, покачивая выразительно в каждом шаге оголённой красотой эластичных бёдер.

— Даже и не спрашивали — говорила Оксана с ухмылкой на губах, забавляясь над раздражительностью, своей собеседницы

— Вы могли повлиять на это — утверждала Валентина, оспаривая мнение Оксаны

— Как?! — поинтересовалась Оксана, когда подошла к закрытой двери, касаясь пальцами её теплой металлической, блестящей ручки

— Имея в руках яд — рассуждала Валентина — Я бы быстро провела анализ и уточнила с достаточной точностью его

— А что если это не яд — возразила Оксана, сняла с вешалки у входа белое махровое полотенце, прижав его плотно к груди, открыла дверь, держа другой рукой, телефон возле уха

— Тогда у неё нет шансов — предположила Валентина — Судя потому, что я видела и то какие симптомы вы описали, то рак близок к последней стадии, даю ей несколько месяцев

— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана, вышла в коридор, ощущая легкую знойную прохладу воздуха, которая скопилась в этом помещение за ночь

Лучи восходящего солнца, ярым потоком света проникали через окно в коридоре, освещая лишь часть этого помещения, пока другая его половина была заполнена качающейся тенью, растущего за окном дерева. Игра света и теней в этом помещении коридора, второго этажа, выдала больше интригу страсти, изысканные оттенки света при попадании на брус, из которого были сделаны стены этого дома, как бы подсвечивали его. Легкая обворожительная прохлада обдала необузданной силой потока тело Оксаны, когда она прошла по коридору, подошла к лестнице, что вела на первый этаж. В доме была умиротворённая тишина, лишь с улицы за окном было слышно, как свистел ветер, раскачивая деревья, что щекотали пышными лиственными ветками, брус дома. На первом этаже, было слышно, как кто-то спорил, весьма тихой интонацией голоса. Мощные перила деревянной лестницы, украшало чье-то белое полотенце, пропитанно искушающим ароматом лаванды в сочетании с жасмином. В воздухе чувствовался легкий древесный запах, пропитанный влагой и обворожительным теплом, подобно, как в сауне.

— Пока рано что-то выяснять

Оспорила Оксана такую точку зрения, спустившись в предбанник гостевой комнаты, заметила Нечаева, что стоял у окна, одевая на себя, белую рубашку

— Но я думаю — ухмыльнулась Оксана, заметив поначалу его могучий торс без покрова белой шелковой материи, что подобно парусу, облегало тело этого голиафа — Что КТ прояснит нам всю ситуацию — подобная нагота мужского тела Нечаева, возбудила порочную силу голода

«Блядь как же всё-таки этот Нечаев красив, я прям начинаю течь, видя его обнаженное сексуальное тело», размышляла Оксана, спускаясь по ступенькам, снизошла на первый этаж, выразительным голубым искушенным взглядом смотрела в сторону окна, где стоял Нечаев.

В гостиной, где одевался Нечаев, встав у окна, остался так и неубранный накрытый стол, после вчерашнего застолья. Из закрытой двери, что вела в сауну, слышался женский смех и чей-то столь не разборчивый пьяный голос, принадлежащий какой-то из девиц служащей в полиции. На деревянной лавочке лежали чьи-то женские черные кружевные черные трусики, такого же фасона покрова лежал на краю деревянного стола бюстгальтер. Половина бокалов, что была оставлена из всей массы посуды с содержащимися на ней продуктами, содержали на своём гладком стекле прелесть смачного оттенка помады, смеси алого и розового. Дверь сауны, когда спускалась Оксана по ступенькам лестницы, медленно открылась и под смех женской пьяной речи из сауны, выпуская пар наружу, вышли две девицы. Тела девушек были укутаны объятием белого полотенца, а их бархатистая кожа, капли влаги, которые в сочетании пота и воды пленительно стекали вниз, имели розоватый оттенок. Их пьяный смех, как и пошатывающаяся походка, после бурной будоражащей ночи страсти, выказала больше отвращение в глазах Оксаны, чем любезности их видеть.

— Вон смотри подружка Нечаева идёт — снизив тон голоса, прошептала рыжеволосая девушка под ухо белокурой девице, когда они подошли к ступенькам лестницы, по которым спускалась Оксана

— Да мы вчера с ней неплохо развлеклись в сауне

Говорила кашемировая девица, таким же шепотным тоном речи, своей подруге, застенчиво состроив глазке Оксане, когда она спустилась, прошла мимо них, не обращая на них внимания.

— Она такая горячая штучка — похотливо начиная откровенничать, продолжила рассказывать шатенка, когда прошла мимо Оксаны, шепотом рассказывала под ухо рыженькой красотке

«Просто какие-то пьяные бляди, не стоит придавать этому никакого значения, хотя и не спорю, в сауне мне было с этой белокурой сукой хорошо», размышляла Оксана, когда прошла мимо пьяных девиц, спустившись со ступенек, снизошла в гостевую комнату.

— Если это опухоль — уверяла Валентина, пытаясь придать убедительность своим словам — Мы не сможем её удалить, по крайней мере, не у нас в больнице, нужен серьёзный онкологический центр

— Мы удаляли кисты у нас в больнице — возразила Оксана, разговаривая шепотом, начиная дышать учащенно, продолжая смотреть на спину стоящего у окна мужчины

— Вы кардиохирург — пояснила Валентина, уверенным твердым голосом — Но никак не нейрохирург, у вас нет такой специфики

— Кто сказал, что это именно буду делать я?! — поинтересовалась Оксана, прикрывая телом другой рукой, прошла по гостевой комнате, стараясь не привлекать к себе внимание Нечаева

— У вас есть кто-то — говорила Валентина с усмешкой в голосе — Кто сможет провести операцию на головном мозге, удалив опухоль хирургически?

— Я знаю, как ты мне не доверяешь

Говорила шепотом Оксана, ускоряя шаг, направляясь к выходу, стукала каблуками по деревянному полу, вынуждая Нечаева обернуться.

— Я тебе перезвоню — смутившись внимательного взгляда мужчины, Оксана скинула быстро телефонный разговор, положив телефон на тумбу у входа в прихожую — Майор, хм…… я вас тут совсем не ожидала увидеть

— Оксана Владимировна — удивился Нечаев, застегивая пуговицы белой надетой на нём рубашки, что отлично сочеталась с его джинсами — Не хотел вас тревожить

— Вы и не потревожили — ответила, мило улыбаясь, Оксана, оставаясь стоять у входа в гостевую комнату — Просто я уже закончила разговор с коллегой

— Что-нибудь известно о Насте? — выказывая волнение, поинтересовался Нечаев, пронизывающим любопытством взгляда посмотрел на Оксану, как она, сжав полотенце в руке, прижала его к груди

— Только то

Пояснила Оксана, обворачивая полотенцем, взявшись за его грань обеими руками всё своё обнаженное тело, сковывая жаркую пылающую огнём похоти объятиями оков нежной ткани.

— Что пока её состояние стабильно — уверяла Оксана, забавляясь с каким искушением мужчина, которого она желала, смотрит на неё — Но это ненадолго

— Почему? — продолжая строить интригу в разговоре, Нечаев, пытался не выдавать своего пылкого рвения к Оксане — Ей что-то угрожает

— От места локализации опухоли и по мере её разрастания — говорила Оксана, опираясь бёдрами на каркас арочного входа в гостевую комнату — Симптомы могут проявить себя фатальным образом для неё

— Понимаю — уверял Нечаев, опустив голову, стараясь не смотреть на гордый самовлюблённый взгляд лазурных голубых глаз Оксаны

— Что показал анализ изъятой бутылки вина? — поинтересовалась Оксана, чувствуя как огонь пылкого сексуального желания, охватил её разум, испепеляя властью похоти

— Я не могу пока вам сказать ничего — уверял Нечаев, ловко увиливая от ответа

— Это еще почему? — была возмущена Оксана подобной скрытностью эмоций со стороны своего собеседника — Ваша девушка там умирает и моё самое явное предположение, либо это ваш яд, что в бутылке, либо опухоль что по мере разрастания задавит её весь мозг

— Ответ еще не пришёл из лаборатории — шепотом, снизив тон голоса достаточно низко, направляясь к Оксане, пояснил Нечаев — Я не могу пока всем тут говорить, что у Насти рак, понимаете, люди слишком резко реагируют на некоторую суть вещей

— Даже если это угрожает им их жизнью?!

Удивилась Оксана, замечая в мимике лица взаимную симпатию, спросила она, наблюдая за мужчиной, что словно лев, хищной походкой, направлялся к ней.

— Просто скажите мне, когда анализ будет готов — уверяла Оксана, продолжая искушать собеседника прелестью пленяющего лазурной красотой голубого взгляда, безупречных глаз

— Не думаю, что это мог быть яд — согласился Нечаев, вошёл следом за Оксаной в прихожую

— Странно — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, как мужчина внимательно смотрит на то, как она эффектно покачивала бёдрами — Вы стали уже со мной соглашаться

— Просто уж слишком часто, вы Орлова — уверял Нечаев, подошёл вместе с Оксаной к вешалке с одеждой гардеробного шкафа с крючками — Оказываетесь правы

— Уже хорошо — хотела Оксана коснуться черных кружевных трусиков, что висели поверх её черного платья — Что вы…..

— Я просто хочу вам помочь — уверял Нечаев в ответ на возражение Оксаны, коснувшись её руки, когда она взялась за трусики — Вы ведь позволите?

— Вы спятили! — рассмеялась Оксана тихим смехом, прикрывая кончиками пальцев губы

— Просто хочу за вами поухаживать — пояснил Нечаев, предварительно оглянулся и посмотрел через арочный вход в гостиную, после чего присев на одно колено перед Оксаной — Вы ведь, кажется, хотели выйти за меня замуж

— Оу…. даже так — согнув одну ногу в колено, Оксана переступила через трусики, после чего согнув так же другую переступила, позволяя рукам мужчины, надеть на себя нижнее белье

— Вы ведь хотите стать моей белокурой королевой?! — столь же пленительным шепотом говорил Нечаев, держась за резинку трусиков Оксаны, завораживающим трением скользил по её бёдрам

— Я всегда…… — раскрыла Оксана алые губы, предвкушая тонкость момента, как теплые, обворожительные мужские руки, держась за резинку трусиков, проникла за грань её полотенца

— Не понимаю, конечно, каким чудом мне так повезло — откровенничал шепотом Нечаев, аккуратно закрепляя резинку черных трусиков на талии Оксаны, после чего убрал руки

— Потому что я — коснувшись пальцами одной руки подбородка Нечаева, поднимая его взгляд на себя, лаской упоительного нежного шепота, ответила Оксана — Я выбрала вас, вы теперь просто обязаны стать моим

— Вы ведь помните наш уговор?

Возразил Нечаев, вставая с колен, коснулся лица Оксаны нежными теплыми ладонями обеих рук, посмотрел в её полные жаждой искушения глаза.

— Сначала уточните диагноз Анастасии Смирновой — повторил условия Нечаев, продолжая при этом взаимной страстью смотреть в глаза Оксане

«Ну и сука же ты после этого Нечаев, ничего я придумаю, как тебе отомстить, ты у меня блядь на коленях будешь возле меня ползать», размышляла Оксана в тот момент, когда её сознание, раздирало злостью от наглости Нечаева.

— Ах… вот значит как — отпрянула Оксана от Нечаева, возмутившись что он выдвигает ей требования — Тогда после того, как я решу вашу задачу, я буду выдвигать вам требования, которые вы просто обязаны будите для меня исполнить

— О…. поверьте, Орлова! — заверил Нечаев, снимая черное короткое платье с крючка, обернулся в тот момент, когда Оксана коснулась его руки — Я выполню ваше требование

— Я вам верю — возразила Оксана, вцепившись когтями, одной руки в материю черного платья, прикусывая от волнения краешек губы — А теперь оставьте меня

— Оставить вас? — удивился Нечаев

— Вы ведь пока ней муж — заявила Оксана, повесив платье на согнутую в локоть руку, другой рукой коснулась края полотенца, что скрывал в оковах, сочную грудь — Так что будьте так добры, больше не смотреть на меня голой, пока им не станете

— Вот как?! — был поражен таким заявлением Нечаев, отошёл на шаг от Оксаны, когда она подобно дикой королевской кобры на него смотрела

— Да вот так — повторила убедительно Оксана своё требование, повернувшись к собеседнику спиной — И если вы уж трахаете девок, тогда и я имею право заниматься сексом с тем, с кем сама захочу — обернувшись, состроив выразительный злобный оскал, пояснила она

— Я думаю, я что-нибудь для вас решу — уверял Нечаев, явно выдавая себя перед Оксаной, после такого заявления с её стороны в качестве ревнивца

— Да уж блядь постарайтесь

Грязно выругалась Оксана, разворачивая полотенце на груди одной рукой, позволяя его нежной махровой материи завораживающим трением скользить по её телу.

— А то, кто знает, когда и с кем я захочу потрахаться

Злой улыбкой улыбнулась Оксана, обернувшись стоя к Нечаеву спиной, одевая на себя, черное платье, материя шифона которого так пленительно, лаской трения прошлась по её коже.

— И это не обязательно должна быть женщина — специально вынуждая Нечаева на ревность, говорила Оксана, встав напротив зеркала в прихожей, расправляла одетое платье на бёдрах

— Умеете вы Орлова зацепить за живое — в голосе Нечаева было хорошо слышно, как его выворачивало от переполняемой ревности

— Как же иногда просто приятно знать — ухмыльнулась Оксана, сняв с крючка гардеробного шкафа белую шубку — Что я вам не безразлична — одевая её на себя, говорила она, сохраняя прелесть коварной улыбки

— Разве вам не нужно? — пояснил Нечаев, указывая на лицо пальцем

— Приведу себя в порядок в машине — заверила Оксана, обращая внимание, на то, как смутился Нечаев — О…. поверьте, когда мы с вами подъедем к больнице, я буду выглядеть, как королева

— Да я в этом, не сомневаясь — снял с вешалки коричневую кожаную куртку, согласился с этой мыслью Нечаев

— Еще бы вы в этом сомневались — ухмыльнулась Оксана, повесив сумочку на плечо, одевая на голову пышный белый капюшон

— Ну что можем идти? — спросил Нечаев подошёл к закрытой плотной деревянной двери, от которой веяло будоражащей прохладой зимы

— Я думаю что можем — ответила Оксана, когда Нечаев открыл перед ней дверь, медленно подошла к темному тамбуру, в котором скопился холод зимней стужи

Переступая высокий порог, Оксана вошла в темный тамбур, подошла к закрытой уличной двери, толкая её от себя, взявшись за деревянную гладкую ручку, ощутила пронизывающий холод, что морозным утренним влиянием охватил всё тело объятием воздушных рук. Мелкими крупинками, снег сразу же ударил по лицу, его колкость обжигала холодом кожу лица Оксаны. Легкий ветер, что поднимал снег, кружил его в воздухе, словно в танце танго, обворожительным влиянием проникал за грань белой шубки Оксаны, обволакивая прохладой ноги.

Лес, что окружал деревянные постройки имения Романовых, словно гудел хором естественной природной музыки, аккорд которой завораживал тонким звучанием шелеста. Белоснежная пелена одеяло покрывало покровом снега деревья, крыши домов, машин и колодца, машины, скопившиеся во дворе, были окутаны одеянием покрова снега. Тонким влиянием снег, посыпал каменную плитку, что вела к входу одного из домов, расположив между тропинкой две небольшие кучи сугробов, что были аккуратно убраны еще вчерашним днём. На улице было видно как забавляясь, не взирая на плохую погоду, две девицы, в шубах бросали друг в друга с нег, продолжая при этом весело смеяться. Кто-то из мужчин продолжал жарку барбекю в мангале в центре двора, сдувая собравшийся дым картонкой, другой рукой покрывал сочное запеченное мясо каким-то соусом из бутылки. Двое других мужчин сидели в беседке на деревянной лавочке, взявшись за стопки с водкой, прикрывши красные тела, после сауны мужскими шубами, расслабляясь, беседуя между собой. Воздух был пропитан дымом с мангала, запаха готовящихся там шашлыков разыгрывал аппетит. С трубы дымохода дома, белым клубом валил плотный дым, большие пластиковое окна, стекла которых были покрытым тонким слоем морозной измороси.

— Нечаев, а ты куда Оксану от нас увозишь? — поинтересовался один из мужчин, что стоял у мангала махал картонкой сгонял дым с шашлыков

— Думаю если я останусь — говорила Оксана, направляясь вместе с Нечаевым в черной машине, шептала своему спутнику под ухо — Не о каком КТ для вашей Смирновой сегодня и наверно и завтра не может быть и речи — пояснила она, взявшись нагло этого мужчину под руку

— Я всё понимаю — ответил Нечаев, выражая тихую интонацию голоса — Семёныч нам нужно срочно в больницу, Анастасию проведать, да и Оксана Владимировна назначена её лечащим врачом

— Вот оно как — повёл челюстью полноватый мужчина, поправляя черную шапку на голове — Ну вы тогда не задерживайтесь, езжайте скорее, раз такое дело

— Как же вы мне своей манерой конспирацией нравитесь Нечаев

Выразила собственное мнение Оксана, подошла к черной Ладе Гранта, касаясь её капота кончиками пальцев, стряхнула легонько лежащие крупинки снега на его поверхности.

— Вот прям пиздёж — грубо выразилась Оксана выражая красоту улыбки, очертанием прекрасных скул — У вас в крови — открыла она переднюю дверь с пассажирской стороны, после того как Нечаев, нажал на кнопку брелка

— Оксана Владимировна — сделала замечание Нечаев, открывая дверь с водительской стороны

— А что я такого сказала? — ухмыльнулась Оксана, поправляя капюшон на голове, аккуратно заползла в салон, располагаясь на переднем пассажирском кресле

— Работа у меня такая Оксана Владимировна — пояснил Нечаев, после того как залез в салон машины, закрыл тут же за собой дверь

— Я это уже поняла — сохраняя красоту улыбки, ответила Оксана, закрывая за собой дверь, прекращая поток бурной будоражащей прохлады, что стремительно проникала внутрь машины

— Да я про ваш язык — выразил мило возмущение Нечаев, вставляя ключ в рулевую колонку, легким поворотом запустил двигатель под черным капотом отечественного автомобиля

— А что с ним не так? — ухмыльнулась Оксана, открывая молнию сумочки, что положила себе на колени, спросила она, не понимая упрёка со стороны Нечаева

— Любите вы сквернословить — поделился впечатлением Нечаев, включая дворники, что легким и плавным движением стряхнули выпавший снег с лобового стекла

— Это я еще не пьяная — продолжая состроить ироничную ухмылку, поделилась впечатлением Оксана, доставая из сумочки помаду

— О…. лучше мне знать — смутился Нечаев, тому, как хитро и весьма кстати ему улыбнулась Оксана, выдвигая кончик помады, провела им по губам, оставляя на них оттенок алой страсти

— Я тебе блядь дам сейчас не знать — вновь грязно выразилась Оксана, состроив возмущение в мимике собственного лица — Ты как мужем моим собираешься быть майор, если не будешь знать меня такой, какая я есть на самом деле

— Давайте не будем загадывать — дождавшись пока температура двигателя достигла нормы, Нечаев выжал сцепление, включил первую передачу — Всякое может случиться

— Не для вас — возразила Оксана — Вы куда собрались, машина ведь не прогрелась

— Она и не успела остыть — уверял Нечаев, выжимая педаль газа, отпуская педаль сцепления, тронул машину с места

— То есть как? — не поняла ответа, Оксана посмотрела, выражая удивление на Нечаева, положив ногу на ногу — Она же всю ночь тут стояла

— Мы с Анной ездили кое-куда ночью — пояснил Нечаев

— Вы с Анной?! — выказывая ревность во взгляде лазурных голубых глаз, Оксана с трудом сдерживала при себе эмоции

«Опять эта сука, похоже, всё сложнее, чем я думала, я быстро устраню её, стряхну её как муху со своего рукава, она не помеха», размышляла Оксана, чувствуя, как сознание раздирает дикая лютая ревность, с которой она сама не могла совладать.

Распознала Оксана этот странный запах, что сразу же напоминал коллекцию духов «L'Air du Temps Nina Ricci», сочетавшие в себе палитру изумительных оттенков, такого вкуса, как ирис, впитавший в себя силу жасмина и бесподобным ароматом розы. На заднем сиденье лежали белые кружевные трусики, впитавшие в себя запаха женского тела.

— Я чего-то не знаю?! — подводя аккуратно помадой губы, спросила Оксана, посмотрела на Нечаева, выказывая недовольства

— Только то, что вам удалось увидеть утром — уверял Нечаев — Разве у вас есть причина, на что еще злиться? — поинтересовался он, поднимая вверх по крутому холму машину, проезжая промеж хвойных деревьев, что качая ветками, стряхивали снег

— Ну, господин Нечаев — возразила Оксана, прикусывая от дикой ревности краешек губы — Для вас лучше, что я не смогла разобраться с делом Смирновой

— Почему еще? — удивился Нечаев, вел круто машину, что от неровной дикой местности и сугробов, машину штормило, подобно кораблю, попавшему в шторм

— Потому что тогда

Заверила Оксана, продолжая смотреть в окно пассажирской двери, в тот момент, когда её нижняя губа дрожала от ненависти, вызванной пороком неконтролируемой ревности. Продолжая смотреть через стекло окна пассажирской двери, Оксана не могла перебороть чувства, что терзали её сознание, после сцены пережитого утра.

 

***

Мелкими хлопьями, кружась в воздухе снег, падал на дорожное покрытие израненной асфальтированной дороги. Лучи дневного солнца рьяно пытались пробиться через пелену падающего снега, насыщая его белизну еще более усиленно ярким отблеском. Всё было укутано зимним одеялом снега, крыши домов, машин, деревья, заборы частных домов, даже крыша крытого деревенского рынка, напротив которого проезжала черная Lada Granta. Рядом с деревенским рынком стоял автомобиль УАЗ полицейской постовой службы, дым из его выхлопной трубы, при работающем двигателе, выходил плотным белым клубом. В такой снежный день, деревенские жители, ходили по улицам, кто-то выгуливал собаку, вольно переходя проезжую часть по пешеходному переходу, большая часть людей была на рынке. Ребятня лепила снеговик, пока пробегающая мимо дворняга, с визгом загоняя кота на деревянный забор, не пронеслась в пучине ярости, разнося снег детской постройки в пыль. Стая голубей поднялась ввысь над крышей крутого рынка, как к ним подбежал какой-то мальчик, пытаясь поймать одного из них, стремительно побежав к месту их своры.

— Нет, всё же — возразила Оксана, аккуратно карандашом завершая силуэт черной подводки глаз, поинтересовалась она — Почему вы не хотите мне открыться, так как спокойно общаетесь со своей Анной?!

— Орлова это не ваше дело — уверял Нечаев, не желая вести беседу, направляя машину к въезду в больничный дворик, значительно снизил скорость, переезжая через лежачий полицейский

— Ах…. вот теперь как — возразила Оксана, нахмурив щедро накрашенные алые губки — Так вот это теперь не моё да?

— Да вот так получается — уверял Нечаев, остановив машину напротив ступенек главного крыльца больницы, на поверхность которых, медленно кружась в воздухе, падал снег

«Ну ты и сука Нечаев, трахнул и думаешь можно так со мной поступать, я тебе не какая-то дешевая блядь, чтобы со мной так можно было обращаться», выражая недовольство, Оксану словно раздирало чувство отверженности с которой к ней относился мужчина.

— Вы что не идёте в больницу?

Удивилась Оксана, в тот момент, когда Нечаев остановил машину напротив крыльца, оставив двигатель в рабочем состоянии, во всём внимании продолжал на неё удивлённо смотреть. За стеклом машины кружился в воздухе снег, плавно падая на стекло и поверхность корпуса автомобиля. Из выхлопной трубы, выходящий угарный газ, белым паром окутывал заднюю часть машины, нависая над ней плотным облаком.

— Она ведь ваша сотрудница — убеждала Оксана, испытывая скрытое желание удержать рядом с собой этого самца — Вам, что до неё никакого нет дела?

— Я просто пока припаркую машину вон там, на стоянке — указал Нечаев взглядом на въезд на стоянку, через который выезжала белая иномарка

«Он просто не может и мгновения побыть без своей Анны, чем только эта сука его приворожила, почему он так на меня внимания не обращает», размышляла Оксана, поджав от дикой раздирающей чувства ревности, нижнюю губу, посмотрела на мужчину, вызывая жалость в глазах.

— И сразу же поднимусь в палату к Насте — придавая убедительность своему голосу, ответил Нечаев, продолжая на Оксану так любознательно, изучающим взглядом смотреть

— Езжайте блядь к своей Анне!

Не сдержав наворачивающую влагу слёз в лазурных, подобно камню топаза глазах, прокричала Оксана в лицо мужчине, испытывая нежелание находиться больше в его окружение.

— Давай валите к ней, она ведь лучше чем я, я ведь просто для вас Орлова — открыла Оксана быстро дверь, впуская поток прохлады зимы в прогретый теплый салон машины

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, успев схватиться за кисть руки Оксаны, когда она хотела поспешно покинуть его автомобиль

— Да блядь что?! — сохраняя высокий тон голоса, прокричала на него Оксана, когда мужчина продолжал держать её за руку

— Иногда не всё бывает правдой — придавая уверенность собственному голосу, рассуждал Нечаев, смотрел в лазурные влажные голубые глаза Оксане — И то, что вы видите, может……

— Хватит — возразила Оксана, пытаясь освободить руку от крепкой мужской хватки — Я уже вдоволь натерпелась вашего вранья, отпустите меня немедленно — продолжала она разговаривать высоким тоном, привлекая к себе внимание спускающихся девушек по ступенькам крыльца

— Ладно-ладно — смутился Нечаев удивлённого взгляда двух девушек, что застыли в ожидании на ступеньках крыльца, наблюдая за ситуацией — Я сейчас остановлю машину вон там на стоянке

— Тогда почему бы нам не прогуляться вместе? — поинтересовалась Оксана, продолжая выказывать недоверие, возмутилась тому, как уклончиво Нечаев вёл беседу

— Потому что вы слишком легко одеты — ответил Нечаев, обращая внимание на то, как была одета Оксана и то, как кожа, цвета спелого персика, быстро на морозе приобрела блеклый вид

«Возможно, феноменально будет, если я сыграю сцену ревности, прямо на глазах людей, я хочу знать, что я не безразлична ему и то, как сильно я ему нужна», убеждала себя Оксана, продолжая смотреть в глаза мужчины, выдала себя коварной улыбкой.

— Ну и вали ты к своей Анне

Прокричала на него Оксана, выхватив из крепкой хватки свою руку, быстро покинула машину, вдыхая прохладу зимнего воздуха, что жутко пронизывало тело холодом.

— Давай катись — продолжала кричать Оксана, не давая сказать своему собеседнику ни слова, резко захлопнула за собой дверь — Уёбок блядь — специально на глазах девушек, что застыли в удивление, закатила сцену ревности

— А я всегда знала, что все мужики козлы — говорила белокурая девушка своей каштановой собеседнице — Вот так можно……

— Да блядь — прошипела Оксана, наступая каблуком черных туфель на покрытую снегом ступеньку, оставляя на неё след от подошвы — Вот так вот можно

— Вы не переживайте — обратилась шатенка к Оксане, когда она стукая звонко каблуками по бетонной поверхности ступенек, выражая специально истерику — Он еще не знает, что может потерять, а когда опомниться, вы уж не сразу его простите, чуть дайте время помучиться

— Я как-нибудь

Возразила Оксана, не желая слушать советы этих девушек, продолжила подниматься по ступенькам, чувствуя, как выкатившая слеза с глаза, обжигала жгучим трением щеку.

— Сама разберусь — выражая независимость, ответила Оксана, поднявшись по ступенькам, взошла на крыльцо, сразу же подошла к закрытым деревянным большим дверям

Чувствуя обворожительную, пронизывающий прохладой холод, Оксана быстро открыла дверь, взявшись за деревянную ручку в форме большого шара, потянула её на себя. Поток приятного теплого воздуха их тепловой завесы рядом с входными дверями тамбура, тут же окутал Оксану прелестью воздушных рук. В этом помещение играла гармония спутанная палитра вкусов жасмина и герани, тонкость изумительных аккордов которых захватившую власть атмосферы запаха напоминала больше женский парфюм. Переступая быстро высокий порог, Оксана при свете светодиодных светильников, стукая каблуками по тамбуру, подошла к другой двери. Потянув за ручку двери, Оксана прищурила чуть глаза от белизны света вестибюля больничного здания.

Белые оттенки стен, тюлей занавесок на пластиковых белых окнах, даже белый мраморный пол, при проникающем дневном свете и ослепительной белизны снега за окном, ярко в светлых тонах освещал столь большую приёмную площадь больницы. В фойе находилось несколько пациентов, что расположились на лавочках в зоне ожидания, да две медсестры, что проходили по помещению, звонко стукая каблуками туфель. Кто-то смотрел телевизионную панель жидкокристаллического телевизора, что свисала на кронштейнах с потолка, молодые парни и девушки что тоже были в холе, не отрываясь от своих телефонов, ерзая пальцами, перелистывая странички открытых на экране интернет сайтов. Уборщица, что тряпкой мыла пол, придавая почти зеркальный оттенок полу, выложенному из мраморных плит. Дежурный врач, что общался с кем-то по телефону, не переставая вести спорную беседу, прошёлся по вестибюлю в сторону массивной лестницы, что вела на второй этаж.

— Оксана Владимировна — послышался голос, Валентины со стороны регистратуры, где собралось несколько пациентов, ожидая своей очереди

Рыжеволосая девушка была одета в белый длинный халат, эффектно скрывающий выраженный под ним силуэт прекрасного тела, белоснежная кожа которого была покрыта прелесть изрядного ряда веснушек. Огненный оттенок волос, что подобно пламени, красиво переливался при свете, подобно строптивой гармонии огню. Изысканный оттенок кашемирового дерева, сразу же насытил гармоничность воздуха, благодаря коллекции «Azzaro Club Women», тонкость запаха которого внушала легкую порочную интригу. За гранью белой материи халата скрывала взывающий порочной страстью голод, кружевной красный бюстгальтер, краешек которого выглядывал при каждом шаге за счет открытого декольте в каждом шаге девушке, когда она прошла по помещению, стукая каблучками красных туфель.

— Вы не спешили то появляться — высказывая возмущение, начала разговор Валентина, когда подошла к Оксане, покачивая шикарной упругой прелестью бёдер

— Возникла небольшая проблемка личного характера — прикусывая краешек губы и вдыхая изысканную страсть парфюма рыжеволосой красотки, ответила Оксана, утаивая от неё взгляд

— Которая как мне кажется, была связана с майором Нечаевым да? — поинтересовалась Валентина, сжимая в раках красную папку, словно хотела о чем-то поговорить

— Что бы там тебе не казалось

Возразила Оксана, стукая каблуками черных туфель по мокрому мраморному полу вестибюля, прошла она к большой лестнице, которая вела на второй этаж.

— Поверь мне — обернулась Оксана, положив руку на бедро, выражая хитрую форму усмешки — К тебе это ну совершенно никакого отношения не имеет

— Тогда может, поговорим о нашей с вами пациентке — хитро сменила тактику ведения разговора Валентина, проследовав следом за Оксаной — Которая как оказывается, служит в полиции

— То кем она работает — возразила Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы, наступая на одну из них каблуками черных туфель — Никакого отношения к её болезни не имеет

— А что если её отравили?

Высказывая своё мнение, утверждала Валентина, выражая убедительность, тону собственного голоса, продолжая подниматься следом за Оксаной по ступенькам лестницы.

— Что если пока мы ищем загадочную опухоль — уверяла Валентина, быстро настигнув Оксану, стукая каблучками красных туфель по ступенькам — В это время её убивает какой-то неизвестный нам яд, ведь версию с отравлением пока исключать нельзя

— Бутылка с вином, из которого она пила — оспаривая такую теорию, говорила Оксана, касаясь пальцами массивного деревянного перила лестницы — Находиться у оперативников, если это отравления, я постараюсь сделать так, чтобы мы узнали об этом первыми

— Честно сказать её парень весь на нервах — пояснила Валентина, поднимаясь следом за Оксаной по ступенькам лестницы

— А что её родители? — поинтересовалась Оксана, поднявшись на второй этаж, пропустила к ступенькам лестницы, двух медсестёр, что о чём-то весело смеясь, общались между собой

— Вчера вечером мать приехала из Москвы — ответил Валентина, направляясь следом за Оксаной по коридору из голубых окрашенных, краской стен

— А её отец? — поинтересовалась Оксана, стукая каблуками по линолеуму, направлялась по больничному коридору при свете светодиодных светильников над головой

— Её отец приехал сразу же, как только узнал — рассказывала Валентина, передавая карту пациентки в руки Оксане

Показания наблюдения за пациенткой, выявило усиление головной боли, нарушение речи, расстройство зрения (пятна, мушки, двоение, туман). Онемение конечностей, девушка уже почти утратила чувствительность ног, это означало то, что данная угроза в её организме, начинает прогрессировать. Судорожные припадки не перестали беспокоить пациентку, так же как шум в ушах, приступы тошноты, рвоты, а так же неоднократное обморочное состояние.

— Значит, опухоль начинает развиваться — предположила Оксана, делая вывод из прочитанной карты — В скором времени это может привести к сдавливанию головного мозга

— Почему вы сразу исключаете возможность отравления? — возразила Валентина, оспаривая мнение Оксаны

— Потому что кому и зачем убивать госслужащего — пояснила Оксана, подходя к дверям, входа в стационар — Даже при неисполнении служебных обязанностей

— Но всё же нельзя исключать возможность воздействия яда из целого ряда известных нам симптомов — упорствовала Валентина, продолжая стоять на своём, пропуская Оксану первой войти в отделение

— Ну, хорошо

Уныло вздохнула Оксана, прищурив глаза от яркого проникающего света, лучей солнца через окна в отделении в вестибюле, где был расположен пост дежурной медсестры.

— Назови хотя бы один из них — обернулась Оксана, встав у входа дверей в столовую отделения стационара, пропуская сначала войти туда санитарку, что с кастрюлями вкатила туда тележку

— Ботулотоксин — предположила Валентина

Ботулизм — это серьезное заболевание, приводящее к параличу, вызвано ботулотоксином, которое вырабатывает бактерия Clostridium botulinum. Этот яд вызывает повреждение нервной системы, остановку дыхания и смерть в ужасных муках. Симптомы могут включать тошноту, рвоту, двоение в глазах, слабость лицевых мышц, речевые дефекты, трудности с глотанием и другие. Бактерия может попасть в организм вместе с едой (как правило, плохо консервированные продукты) и через открытые раны.

— Или например тетродотоксин

Этот смертельный яд содержится в органах рыб рода иглобрюхих, из которых готовят известный японский деликатес "фугу". Тетродотоксин сохраняется в коже, печени, кишечнике и других органах, даже после того, как рыба была приготовлена. Этот токсин вызывает паралич, судороги, психическое расстройство и другие симптомы. Смерть наступает в течение 6 часов после попадания яда внутрь. Известно, что каждый год несколько людей погибают от мучительной смерти при отравлении тетродотоксином после потребления фугу.

— Хотя да — согласилась Валентина, заметив возмущенный взгляд на лице Оксаны — Возможно, что прошло достаточно много времени, да и ей всё-таки сделали промывание желудка, возможно яд остался в организме, только в малых недостаточных для смерти дозах

— Умная девочка

Ухмыльнулась Оксана, после того как Валентина тут же поправила себя, допустив нелепую ошибку в дифференциальной диагностике.

— Что-нибудь еще есть, ну хоть что-нибудь, из твоих так называемых ядов, которые могут быть, даже после промывания желудка нашей пациентке

Направляясь дальше по коридору, Оксана прошла напротив поста медсестры, за которым, не обращая внимания на их с Валентиной беседу, продолжала стучать по клавишам клавиатуры компьютера.

— Остаться всё еще в её крови и оказывать влияние на её организм? — поинтересовалась Оксана, вновь остановившись и удивлённым взглядом, посмотрела на Валентину

— Их достаточно, чтобы вы сосредоточили на них своё внимание — уверяла Валентина, придерживаясь своего мнения

— Хорошо

Допустила Оксана такой вариант, после чего вздохнула, понимая, что настойчивую собеседницу так легко не переспоришь.

— А какой из этих твоих ядов, может вызвать опухоль головного мозга — продолжая столь выразительно голубым лазурным взглядом смотреть на Валентину — Которую мы обнаружим, когда проведем КТ головного мозга нашей пациентке

— Она еще не готова к такой сложной процедуре — возразила вновь Валентина, проследовав следом за Оксаной по отделению, проходя между закрытых дверей, медицинских палат — Организм девушки сильно ослаблен

Уверяла Валентина, выражая пикантность, стройной фигуры, эффектно выказывала красоту бёдер, скрытых за белой материей надетого на ней врачебного халата.

— И любого хирургического или иного вмешательства может просто не перенести — пояснила рыжеволосая красотка, когда подошла вместе с Оксаной к закрытой одной из дверей палаты

— Так подготовь её к этой процедуре — прошипела Оксана, чувствуя как эмоции ревности и пережитой скандальной сцены с Нечаевым, стали её докучать — Это твоя работа, так что действуй и не испытывай лишний раз моё терпение

Нажимая пальцами на пластиковую ручку двери, Оксана открыла дверь, другой рукой расстегивала пуговицы белой надетой на ней шубки. Переступая порог открытой двери, Оксана вошла в палату, оставляя за собой дверь открытой. Легкая атмосфера качающегося за окном снегом укатанного тополя, вырисовывала строптивый танец страсти игры света и тени по стенам палаты, окрашенных на половину голубой краской, а после белоснежной побелкой. Голубые длинные шторы, что украшали интерьер пластикового закрытого окна, были слегка задвинуты, пропуская в палату лишь половину дневного света, что стремился попасть через промерзшее изморосью стекло. В палате тихо урчал обеззараживатель воздуха, его вентиляторы тихим шумом, создавали приятную гармонию в этой больничной комнате, быстро растворяя весь сторонний запах в атмосфере помещения.

Девушка, шатенка, которая являлась пациенткой, лежала на кровати, в белой больничной женской сорочке, прикрытая наполовину одеялом. Рядом с её кроватью сидел парень, держа за руку свою возлюбленную, о чем-то шепотом с ней разговаривал. У окна стояла женщина, одетая в черное длинное платье, внешний возраст которой был около сорока пяти лет, расположилась спиной к открытой двери, держа кончики пальцев на подоконнике, женщина с каштановым оттенком волос, что были сплетены в клубок сзади. Мужчина с сединами на висках, был одет в представительский серый, скорее даже пепельного цвета костюм, сидел в кресле, напротив кровати, повернутой спинкой к окну, лицом к входу, положив ногу на ногу, он приободрился, когда открылась входная дверь палаты.

— Оксана Владимировна — обратился сразу же парень, обратив внимание, как Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в палату

— Значит, вы и есть тот врач — встал мужчина кресла, вынув платок из кармана своего пиджака, протёр их лысину на лбу — О вас тут достаточно хорошо отзываются

— Достаточно хорошо

Обернулась женщина с весьма недовольным видом, выражение её лица и видные морщины скорее говорили о тяготы душевной раздирающей болью сопереживания за свою дочь, чем о её немолодом возрасте. Черное платье, весьма выразительно сидело на ней, облегая материей шифона, стройный, хорошо сохранивший силуэт тела, что скрывался под его тонкой материей, места даже плотно прилегающей к коже. Декольте v-образной формы, подчеркивало шикарную, весьма взывающую грудь, объём которой завораживал своей упругостью. Осиная талья этой женщины, демонстрировала пикантный изгиб, за счет пояса с блестящей металлической бляшкой, красиво подчеркивал эластичную форму бёдер. Подол черного платья этой гордой женщины, был до пола, скрывая форму скрывавшихся под ним ног, а так же выказывая будто специально высокий каблук её черных туфель.

— Что позволяет себе входить в палату к моей дочери, не раздевшись

Выказывая во взгляде карих глубоко посаженных глаз, неприязнь говорила женщина с каштановым оттенком волос, отошла от окна.

— Выйдите, пожалуйста, отсюда и разденьтесь, а после этого входите в палату — продолжала высказывать недовольства, указала она на открытую дверь, через которую вошла Валентина

— Боюсь это — возразила Оксана, расстегивая пуговицы, прошла по палате, снимая медленно с себя белую шубку, наглым образом передала её в руки Валентины, даже не обернувшись — Я пока не осмотрю вашу дочь, никуда не смогу выйти

— Что же — поджала от обиды нижнюю губу женщина в черном платье, которая являлась, матерью пациентки — Тогда пускай ваша подчинённая вынесет отсюда вашу верхнюю одежду

— Валентина ты слышала — обернулась Оксана, состроив милую выразительную красоты улыбки, благодаря очертанию прекрасных скул — Занеси одежду в мой кабинет

— Вы прошлись в ней по всей больнице, вошли в отделение — демонстрируя несогласие, говорила Валентина, нахмурив розовые, пропитанные помадным блеском губы — А теперь вошли в палату пациентки, я не думаю, что несколько минут нахождения здесь вашей одежды……

— Валентина! — возмутилась Оксана, посчитав это оскорблением со стороны Валентины — Просто сделай то, что тебе говорят

— Ладно, Оксана Владимировна — мимика лица рыжеволосой девушки, словно перекорёжило от переполняемой ненависти — Как скажите — под стук каблуков, красных туфель, Валентина покинула палату пациентки, выражая красивый силуэт скрытых под белым халатом бёдер

— Почему вы исключаете версию с отравление — подошёл к Оксане отец пациентки, протянул правую руку, в знак приветствия — Вполне возможно, что Анастасию, хотят отравить

— Дорогой вы мой — обратилась Оксана, делая акцент, на то, чтобы мужчина представился ей, пожала ему руку

— Александр Викторович — пожимая руку Оксане, представился мужчина, догадавшись намёка молчания и взгляда ожидания голубых, подобно лазури топаза, её глаз

— Так вот Александр Викторович — уверял Оксана, отпуская руку мужчины, прошла по палате, покачивая в каждом шаге, скрытой под тонкой материей шифона упругой красотой бёдер — Если бы вашу дочь хотели бы убить, я так думаю, зная несколько самых опасных ядов, то она бы уже была мертва

— Господи — ужаснулась мать пациентки, заметив холодное и уверенное в себе выражение лица Оксаны, прижала кончики пальцев к собственным губам — Да как вы такое можете вообще говорить

— Мама — возразила пациентка, девушка едва оторвала голу от подушки — Оксана Владимировна права — уверяла она, выказывая страдания утомляемостью

— Ты как будто знаешь — была недовольна замечанием дочери, женщина в черном платье, так удивленно посмотрела на Оксану, когда она подошла к кровати пациентки

— Можно мне вас осмотреть? — поинтересовалась Оксана

— Да-да конечно — привстала, находясь в кровати пациентка, когда её парень придержал за руки, помогая сесть

— И вы не могли бы выйти — предложила Оксана, присаживаясь с краю у пациентки, поправила черное платье на коленях

— Вообще-то я ей мать — возразила темноволосая женщина, встав рядом с кроватью

— Людмила! — видимо не сдержался супруг этой наглой самодовольной женщины — Хватит, позволь врачу работать

— Я тоже подожду в коридоре — ответил парень девушки, отошёл от постели

— Вы можете остаться — тихим шепотом произнесла Оксана

— Нет — возразила пациентка, самокритично выражая упорство — Иди, попей кофе, ты уже и так тут всю ночь со мной сидишь

— Хорошо — покорно, согласился он с убеждением своей девушки — Я буду снаружи

— Это ваш парень — удивилась Оксана, заметив как девушка, что сидела перед ней на кровати, так выразительно на неё посмотрела

— А я и ничего не говорю — мило улыбнулась, ответила пациентка, пожав плечами, дотронулась руками до бёдер, выражая, словно какое-то неудобства в ногах

— Позволите осмотреть вас — закатала рубашку на спине девушке, обратилась Оксана

— Да-да конечно — помогая Оксане закатать у себя на спине белую медицинскую сорочку, говорила девушка шатенка — Еще эта мама со своим капризами, вы не представляете, как она меня бесит

Своим характером девушка продемонстрировала депрессивное состояние, привстав в постели, она выразила легкое головокружение и потемнение в глазах. Данная патология уже выказывала недостаточность мозгового кровоснабжения. Прижав кончики пальцев к виску, пациентка показала, что её беспокоят головные боли. Прикосновение пальцев Оксаны к позвонкам этой девушки, словно усиливало боль, однако межпозвонковой грыжи, травмы позвоночника и других новообразований визуально видно не было.

«Странно травмы позвоночника не было, может это действительно яд или всё-таки опухоль головного мозга», предположила, размышляла Оксана, состроив задумчивый взгляд лазурных глаз, убрала пальцы от тела девушки.

— Вы не знаете, кому и зачем вас убивать? — поинтересовалась Оксана, пытаясь придать тихий тон собственного голоса

— О чём вы? — выказывая обеспокоенность, задала встречный вопрос девушка, когда Оксана привстала с постели, помогла ей лечь головой на подушку

— Я говорю о том — высказывая собственное мнение, говорила Оксана, отошла от постели пациентки, подошла к белому креслу — Что действительно, это может быть яд

— А что теория о раке головного мозга уже отпадает? — спросила девушка, выказывая вялость голоса и дефект речи

— Если даже мы проведем вам МРТ головного мозга — уверяла Оксана, расположившись в кресле, положила ногу на ногу, придавала всю серьёзность лазурного голубого взгляда — И если там будет новообразование, то уверяю, вы миллион раз подумаете, что лучше бы это было отравление

— А что других вариантом нет? — испытывая надежду услышать разумный, устраивающий её ответ, спросила пациентка

— Есть — ухмыльнулась Оксана, потом тут же повела губами — Но я их только что исключила

— Скажите какие? — проявляя интерес, задала вопрос шатенка, что лежала на больничной койке

— Скажите, у вас травмы позвоночника когда-либо были — поинтересовалась Оксана — Или может быть, вы попадали в аварию?

— Не понимаю причем здесь это — удивилась девушка, не понимая, к чему клонит Оксана

— Так были или нет? — проявляя настойчивость, переспросила Оксана, оставаясь сидеть в кресле

— Я даже если честно…….

— Понятно — вставая с кресла, в котором сидела, ответила Оксана — Я распоряжусь, чтобы вам провели томографию головного мозга

— Значит, вы всё-таки уверены, что это рак?

Проявляя теперь оживлённый интерес, спросила девушка, опираясь на локти, привстала с кровати, после того как Оксана встала с кресла в котором сидела, направляясь к выходу.

— Ну же скажите же — вызывая к себе жалость, потребовала девушка, обращаясь к Оксане

«Эта сука меня доканает, ладно ради того чтобы склонить перед собой Нечаева, я готова потерпеть её нудные выходки», размышляла Оксана, когда подошла к закрытой двери палаты, стукая каблуками по линолеуму, красиво выражая упругость бёдер, ставила ноги крест-накрест.

— Я, конечно, могу допустить, что это отравление — ухмыльнулась Оксана, взявшись пальцами за пластиковую ручку закрытой двери — Но сама посуди, в карте указано, что тебе сделали промывание желудка и дали активированный уголь

— Значит, шансов у меня нет — продолжая выражать отчаяние, спросила девушка, словно питая надежду, услышать разумный и в тоже время радостный для неё ответ

— Шансы есть всегда — уверяла Оксана, вздохнула, хватая воздух ртом, нажимая пальцами на ручку закрытой двери, открыла её, потянув на себя

— И что вы так просто уйдёте? — спросила девушка, когда Оксана покидала её палату, переступая через порог открытой двери

— Послушайте вы офицер полиции — встав в коридоре отделения стационара, говорила Оксана, опираясь руками на каркас открытой двери — Просто пока у меня нет результатов анализов и МРТ я вам ничего, не могу обещать

— Тогда давайте проведём эту процедуру — словно цепляясь за соломинку, потребовала девушка, пациентка — Я ведь жить хочу, сделайте же что-нибудь……

— Я скажу своей коллеге, чтобы она вас сопроводила в кабинет томографии — заверила Оксана, состроив милую улыбку, прикусывая краешек губы, закрыла за собой дверь

— И это всё что вы можете? — прокричала, возмутившись, девушка

— Ну блядь извините — грязно выразилась шепотом Оксана, отошла от закрытой двери — Я вам тут не волшебник — разговаривая тихим тоном голоса, высказала она впечатление

— Оксана Владимировна — послышался голос отца пациентки — Вам что-нибудь удалось узнать

Обернувшись, Оксана заметила, как мужчина в пепельном дорогом костюме, направлялся к ней, держась под руку со своей женой.

— Прошу скажите — уверяла женщина, мать пациентки, ведя себя более сдержанно — Что вы разберетесь, накажите виновников, отравившись мою дочь

— Я конечно врач — возразила Оксана, чувствовала, как эмоции раздирались от чувства неприязни к этой женщине

«Наглая самодовольная сука, думает, что всё можно купить деньгами, только вот в чем проблема, мне твои деньги, нахуй не нужны», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала, как в ней играли, подобно шторму в океане, чувство ярости.

— Виновных наказывать будет ваша дочь — сдержала себя Оксана в руках, пытаясь не сорваться, укрощая в себе свой пыл — Я постараюсь выяснить причину её болезни

— Разве это не отравление? — была удивлена эта женщина, навязчивым вопросом

— Послушайте — уверяла Оксана, коснувшись ладонью собственного бёдра — Я попрошу коллегу, чтобы провела МРТ, жаль, конечно, что катетеризацию сосудов головного мозга, я пока не смогу провести……

— Скажите, а эта ваша процедура она эффективна? — поинтересовался отец пациентки, прерывая рассуждения Оксаны

— МРТ? — спросила Оксана, медленно отошла в зону фойе отделения

— Нет, та вторая — пояснил он, чем вызвал удивление и жажду влечения к этому делу у Оксаны, заставив её обернуться и посмотреть на него

— Вы хотите, чтобы я провела КТ вашей дочери? — переспросила Оксана, оставаясь стоять напротив поста дежурной медсестры

— А она даст вам результат? — спросил отец девушки

— Она поможет мне увидеть всю картину — уверяла Оксана, скрывая восхищение улыбкой, повернулась спиной к родителям пациентки — Что происходит у вашей дочери в голове

— Если эта процедура вам действительно может помочь — уверял мужчина, оставаясь стоять в коридоре, держась за руку с женой — Тогда почему бы вам её не провести

— Вы что серьёзно? — была удивлена Оксана, выражая восторг, милой улыбкой безупречных алых губ — И вы готовы на этом поставить жизнь своей дочери? — начиная манипулировать родителями пациентки, придавая всю серьёзность голосу, спросила она

«Я так и знала, что он блефует, стоит только чуть надавить и вы уже начинаете колебаться в выборе принятия решения», размышляла Оксана, заметив как лицо матери пациентки быстро переменилось в ужасе, после того, как она задала вопрос.

— Дорогой ты серьёзно? — обратилась жена этого мужчины, выказывая страх на лице — А если вдруг, во время процедуры, что-нибудь случиться, она тебе это никогда не простит

— Я бы даже вам лучше скажу — ухмыльнулась Оксана, выражая прекрасное очертание скул, подошла к посту дежурной медсестры — Она вам просто физически уже никогда уже не сможет сделать, если возникнут осложнения в момент или после исследования

— Вы знаете…… — колебался мужчина в выборе принятия решения, провела кончиками пальцев по седине своих густых черных висков — Нам нужно с женой подумать

— Только знайте — предупредила Оксана, пытаясь придать всю серьёзность выражения лица, высказывала своё мнение — Пока вы думаете, вы тратите время, её время

— Да-да я знаю — шепотом, ответил он, пока его жена была в ужасе и не могла принять сама решение — Но всё же нам вас рекомендовали как лучшего специалиста в своей области

— Я кардиолог

Пояснила Оксана, обошла пост медсестры, покачивая упругой красотой бёдер, подошла к одному из двух белых мягких кресел, что стояли спинкой к окну.

— Занимаюсь лечением сердечнососудистых патологий

Говорила Оксана, расправляя кончиками пальцев, платье на талии, села в свободное кресло, облокотившись на его мягкую спинку, положила ногу на ногу.

— Но даже если, предположим, опухоль мозга, пускай даже на такой стадии, она будет операбельна

Придавая всю серьёзность выражения лица в момент разговора, выражая голубой лазурный взгляд, подобию царице, восседающей на троне.

— Я вам не нейрохирург, способный провести эту операцию на головном мозге — уверяла Оксана, положив ладони обеих рук на подлокотники мягкого кресла

— Я так и знала — словно переменившись, заявила мать пациентки, отпуская руку супруга, подошла к Оксане на пару шагов, встав напротив её кресла — Дорогой я так и знала, что эта молодая неопытная, которая все считают специалистом, нам может тут помочь

«Да блядь, если честно, мне как-то похуй, что ты там думаешь, швабра, на которой даже платье сидит словно мешок из-под картошки», подумала про себя Оксана, умело скрывая раздражительность и стараясь проявлять сдержанность по отношению к этой женщине.

— Людмила успокойся — возразил мужчина, упрекнул свою жену, подошел к свободному креслу справа от Оксаны — Так значит, вы Оксана Владимировна, нам не сможете помочь

— Да к кому ты обращаешься — не соглашаясь с мнение своего мужа, женщина начала еще больше высказывать недовольства, встав напротив кресла Оксаны — Нам вас тут расхваливали, говорили, что вы лучший врач, что наша дочь не пострадает, пока вы её будите наблюдать и лечить

— Я врач — заявила Оксана, легкостью трения коготков процарапала поверхность кресла, в котором сидела — И знаю своё дело

— Но нам вас рекомендовали как специалиста — уверял мужчина, не обращая внимания на истерики своей жены — Человека который знает, как решить проблему

— Специалист это не тот, который всё знает!

Прикусывая краешек губы, Оксана встала с кресла, в котором сидела, выказывая взглядом лазурных, голубых глаз недовольство.

— А тот, который знает, куда нужно в первую очередь посмотреть — отошла Оксана, от кресла обернувшись к своему собеседнику, посмотрела на него и на его жену, выражая возмущение

— Умеете вы Оксана Владимировна убеждать — согласился с мнением Оксаны отец пациентки, вставая с кресла, в которое недавно присел — Сделайте всё для нашей дочери….

— Дорогой?! — возразила жена этого мужчины, что протянул руку в знак содружества Оксане — Ты, что серьёзно собираешься доверить лечение нашей дочери этой молодой девке?

«Неугомонная ты сука и почему мне вечно попадаются вот такого рода пизданутые мамаши, блядь как же меня это всё достало», размышляла Оксана, стараясь не придавать значению возражению женщины, гордо пожала руку отцу пациентки.

— Я назначу процедуру — распорядилась Оксана, мило улыбнувшись стервозной подавляющей улыбкой его жене — Хотя бы будем знать, с чем конкретно мы будем иметь дело

— У меня есть хороший знакомый врач в Москве — уверяла темноволосая женщина, обращаясь к своему супругу — Давай перевезём её туда в лучшую клинику, там хорошее медоборудование и персонал опытный, не то, что эта вертихвостка

— Давай дадим Оксане Владимировне шанс — уверял мужчина, стараясь не придавать капризам жены никакого значения, вёл себя сдержанно

— Какой шанс?! — возразила тут же госпожа Смирнова — Угробить нашу дочь?

— Людмила?! — вновь сделал замечание мужчина, упрекнул свою жену, привлекая к себе внимание пациентов проходящих по коридору отделения, медсестёр и дежурную медсестру, что сидела за постом — Оставь нас

— Оу… прошу, не стоит! — возразила Оксана, пытаясь как-то сгладить неловкость положения — Я буду у себя в кабинете, отправьте кого-нибудь, чтобы дать знать, когда вы надумаете, чтобы провести исследование катетеризации головного мозга

— Мы согласны — заверил мужчина, убедительно придавая серьёзность и уверенность своему твердому тону голоса

— Ты что?! — хотела возразить его супруга, господина Смирнова, отца пациентки, но заметив строгое выражение лица мимике лица мужа, тут же передумала

— Процедура понимаете не бесплатная — пояснила Оксана, чувствуя всю неловкость и так сложившегося положения — Так что вам придётся сначала заплатить в……

«Блядь что я несу, а что если они откажутся и заберут у меня пациентку и тем самым лишат меня всякой надежды быть с Нечаевым, ведь таковым было его условие», перевернула быстро в голосе исход положения, размышляла Оксана, не решаясь дальше продолжать разговор на эту тему.

— Если это поможет установить диагноз в лечение нашей дочери

Уверял мужчина, заметив как неловко себя начала чувствовала Оксана, смутившись своих утверждением выражая румянец застенчивости на щечках.

— Я готов заплатить указанную сумму — пояснил он

— Нет, посмотрите она еще и денег с нас требует — была возмущена супруга господина Смирнова

— Деньги не мне — возразила Оксана, сразу пытаясь убедить себя в своей правоте — Оборудование для диагностики это собственность больницы и за его использование вам нужно будет заплатить

— Да я лучше заплачу своему знакомому в Москве — оспаривая предложение Оксаны, говорила мать пациентки — Чем буду оплачивать неизвестно что какой-то проходимке в этой дыре

— Людмила?! — в который раз сделал замечание, супруг разъярённой женщина

— Что?! — не соглашаясь с позицией мужа, вскрикнула госпожа Смирнова — Ты что серьёзно намерен лечить нашу дорогую дочь у этой девки здесь, в этой дыре?

«Если они уедут, про Нечаева я могу забыть, неизвестно когда мне еще представиться такая возможность показать себя», размышляла Оксана, испугавшись потерять возможность сблизиться с человеком которого она желала.

— Ладно, я всё сделаю сама — скрепя зубами, уверяла Оксана — Вам не нужно будет ничего платить

— Нет, постойте! — оспаривая такое предложение, ответил господин Смирнов, встав между Оксаной и своей супругой, что с недоверием смотрела и презрением смотрела на неё — Если ваша диагностическая процедура сможет выявить опухоль

— МРТ сможет выявить опухоль — уверяла Оксана — Просто КТ поможет мне выяснить точнее структуру этого новообразования

— И оно как она тогда сказала, не является риском для жизни — пояснила Смирнова

— В таком случае, я приму любое ваше решение — ухмыльнулась Оксана, вновь чувствуя себя между супругами Смирновых, словно не в своей тарелке — Но учтите, если у вашей дочери новообразование в головном мозге, время не на вашей стороне

— Мы всё понимаем Оксана Владимировна — понимающе ответил Смирнов, стараясь не смотреть и не придавать значения возмущению супруги

— Я буду ждать в своём кабинете

Ответила Оксана, покачивая бёдрами, направилась к выходу из отделения, прикусывая краешек губы, ощущая внутри себя волнение, потерять возможность сблизиться с Нечаевым.

 

***

Высокий каблук черных туфель, звонко стукал по бетонному полу, пока Оксана направлялась по больничному коридору, проходя мимо замерзших изморосью стекол, на фоне которых колебались тенью по стенам и полу, тени деревьев, качающихся на улице. Белые занавески на пластиковых окнах, голубые окрашенные краской стены, запах средств антисанитарии, которыми производили уборку, пол после которых приобретал слегка зеркальный оттенок. Тишина этого помещения завораживала слух, лишь вначале коридора было слышна чья-то женская речь. За закрытыми кабинетными дверями, была слышна монотонная беседа, а за окном на улице было слышно, с гулом двигателя в больничный дворик въехала газель скорой помощи. Покачивая упругой красотой бёдер, Оксана подошла к закрытой двери своего кабинета, дверь которого была пропитана щедрым слоем лака, имела оттенок изысканного кофе.

Открывая дверь кабинета, взявшись за блестящую металлическую ручку, нажимая на неё пальцами, Оксана потянула на себя. Стойкой свежесть запах кофе насыщал атмосферу рабочего места секретарши, что сидела сто лакированным столом в шикарном черном кресле. Блондинка с пышной прядью белокурых волос, расположилась в кресле, не переставая сквозь стёкла очков, следила в монитор за набираемым на клавиатуре текстом. На краю её рабочего стола, лежала большая черная папка, листы которой были аккуратно скрыты за мультифорой. За спинкой черного кресла, был расположен книжный шкаф, вмещавший на своих полках бесчисленное количество папок с финансовыми отчетами, по работе отдела.

— Ах…. Оксана Владимировна

Мило улыбнувшись, выразила впечатление Валерия, приспуская кончиками пальцев очки с глаз, обращая внимание, как Оксана, согнув ногу в колено, переступила порог открытой двери приёмной.

— Рада вас видеть — сохраняя прелесть улыбки, алых губ, блондинка, отпила кофе с кружки, что держала в руке, поставив её на поверхность стола рядом с клавиатурой

— Я тоже — ответив взаимной улыбкой, Оксана вошла, закрывая за собой дверь, облокотилась на неё спиной, придав задумчивый выразительный взгляд, за счет красоты очертания формы скул

— Оксана Владимировна у вас что-то случилось?

Выказывая беспокойство, блондинка встала с кресла, расправляя белую блузку на талии, что придавала изумительную форму шикарной скрывавшейся за ней грудью.

— По вашему взгляду — уверяла Валерия, стукая каблуками черных туфель по линолеуму в кабинете, направилась к Оксане, когда она продолжала стоять у закрытой двери

«Эта сука Смирнова и правда меня зацепила, да еще этот Нечаев, он обещал же зайти, пойти со мной, любить только меня, а когда я в нём так нуждаюсь, его и след простыл», размышляла Оксана, выказывая некую порочную зависть, посмотрела на Валерию взглядом голубых лазурных глаз.

— Вас явно что-то беспокоит — медленно подобно хищной кошке, выразительная собой блондинка, искусно ставя ноги, крест-накрест подошла к Оксане

Феноменальностью образа Валерии по мере её короткой возбуждающей юбкой, что скрывала форму бёдер, выказывала спереди разрезом кружевной узор её черных чулок. Послужила коллекция возбуждающих духов «Pure Poison от Christian Dior», композиция которых впитала в себя запах апельсина, мандарина и бергамота. Белоснежная блузка, что выказывала сочную форму бюста Валерии, выражала за счет v-образной формы декольте красный кружевной бюстгальтер.

— Если расскажите, в чем дело может я смогу вам помочь? — поинтересовалась Валерия, демонстрируя в своём скрытом влечении удивительное чувство притягательности

— Да мать пациентки

Ответила Оксана, оставаясь зажатой у двери, подпустила к себе знойную блондинку, что по непонятным для неё причинам, оказалась сильно возбуждена. Запаха сладкой карамели исходил от её алых губ, манил к себе выразительностью сладкого оттенка вкуса.

— Эта дура не считает меня врачом — уверяла Оксана, смутившись такого желания со стороны Валерия, скрыла от неё возбужденный играющей порочной похотью взгляд

— Вас и раньше, из-за вашего молодого возраста

Рассказывала Валерия, по внешнему виду этой женщины, было видно, как её терзало сильное порочное чувство, которое она не могла в себе утаить.

— Я вижу, что проблема в другом

Коснулась Валерия кончиками пальцев подбородка Оксаны, направляя её застенчивый сгорающий по сексуальной страсти взгляд голубых лазурных глаз на себя.

— Если расскажите мне

Говорила пленительным шепотом Валерия, словно сгорая в пучине необратимого сексуального соблазна. По взгляду и выразительности глаз этой женщины, было видно, как её поглощало пламя страсти порочной любви.

— Может я смогу вам чем-нибудь помочь — разговаривала Валерия, едва касаясь губ Оксаны, понимая, как легко она захватила и пленила сознание её разума

«Нечаев трахал при мне какую-то суку, могу и я себе позволить немного расслабиться, в конце-то концов, я имею на это полное право», Оксана аккуратно, продолжая смотреть в глаза белокурой искусительнице, повернула рукоятку замка двери и закрыла дверь приёмной изнутри.

— Тогда может — уверяла блондинка, игриво касаясь кончиком указательного пальца носа Оксаны, продолжая искушать её сознание прелестью повелительного взгляда — Я смогу вам хоть как-то помочь, только скажите

«Всё это пиздец как заводит, но сначала я хочу посмотреть Нечаеву в глаза, я хочу знать, значу я для него хоть что-нибудь или нет», отодвинула Оксана взгляд от искушающей разум порочного влияния блондинки, отошла от неё в сторону.

— Мне просто нужно побыть одной — заявила Оксана, оставив возбуждённую блондинку одну, прошла по приёмной она, направляясь к двери закрытого кабинета

— Вы всё вечно держите в себе — возразила Валерия, не желая так легко отступать и сдаваться, проследовала следом за Оксаной

— Такая уж я — ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, коснувшись ручки в форме шара, легким поворотом подала её на себя

— Я могла бы…… — уверяла Валерия, когда Оксана, переступая через высокий порог открытой двери, вошла в кабинет, сразу же закрыла за собой дверь

«Чокнутая сука, мне сейчас не до этого как ты не можешь это понять своим тупым блядским мозгом», облокотившись спиной, на поверхность закрытой двери, размышляла Оксана, прикусывая, сгорая от возбуждения краешек губы.

Игра гармоники света и тени, чудесно воцарилась в помещении светлого кабинета, жалюзи, на больших окнах которого были наполовину прикрыты, создавая некую темную интригу. Свежая обстановка запаха в кабинете, не имела никаких сторонних запахов, включая даже кофе, пластиковый стаканчик которого стоял на стеклянном столе в центре. На стеклянном столе, расположенном в центре кабинета, были разложены материалы по делу Смирновой, взятые анализы крови и мочи. Белый мягкий диван вмещал в себе клетчатый плед и подушку на поверхности которой осталась ямка от головы. Тихо урчал в углу системный блок компьютера, монитор которого был погашен. Поверхность рабочего стола Оксаны, сохранила в себе тюбик алой помады, а так же футляр теней, которые, по всей видимости, принадлежали Валентине.

— Я же сказала же Валерия — возмутилась Оксана, как только отошла от закрытой двери, почувствовала, как её вдруг кто-то открывает — Мне ничего от тебя не нужно

— Валерия?! — послышался голос Нечаева за открывающейся дверью — Это ваша секретарша, что чуть не сбила меня с ног, когда я входил в вашу приёмную?

«Нечаев, хм…… а почему бы и нет, уж теперь я не отпущу его из кабинета пока не добьюсь своего, он склонится передо мной», уверяла себя Оксана, терзая разум порочной фантазией.

— Господин Нечаев — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, заметила, как мужчина что вошёл в её кабинет, тут же закрыл за собой дверь — Как раз вас я и ждала

— Вы меня ждали? — был удивлён Нечаев — Интересно, чем я удостоен такой чести?

— Почему вы так долго? — поинтересовалась Оксана, сгорая в пучине сексуального соблазна, уже не могла держать в себе порыв порочной страсти, что терзал её тело гормонами власти порока

— Нужно было уладить кое-какие дела — уверял Нечаев, легко пытаясь уйти от ответа

— Какие дела? — продолжая проявлять интерес, спросила Оксана, продолжая стоять у гардеробной вешалки с одеждой с изумлением и улыбкой наблюдала, как Нечаев прошел по кабинету

— Черт возьми, Орлова! — возмутился Нечаев — Я что перед вами теперь должен отчитываться?

— Да — гордо заявила Оксана, направляясь за ним следом, желала устроить ему сцену ревности, истерики и капризов — Или может вы забыли, кого вам нужно любить, так я могу вам напомнить

— Насколько я знаю — возразил Нечаев, направляясь к столешнице, с кофейными принадлежностями — У нас с вами Орлова лишь деловое соглашение

— Деловое соглашение? — стукая каблуками по линолеуму кабинета, Оксана прошла за мужчиной, что медленно подошёл к столешнице — Так это так теперь называется?

— Чем вы разозлили родителей Смирновой? — поинтересовался Нечаев, повернувшись лицом к Оксане, когда она, ускорив шаг, проследовала за ним, остановившись прям возле него

— Так это я разозлила да? — вспылила Оксана, специально выказывая сцену капризов перед этим мужчиной, желала получить окончание дикого секса

— Они хотят забрать свою дочь из вашей больницы — уверял Нечаев, придавая всю серьёзность в момент разговора

— Моя пациентка уже большая девочка — возразила Оксана, скрывая, не выдержала угнетающего психологически взгляда самца, посмотрела на пол — И сама должна уже за себя принимать решения

— А вы спросили ли себя — оспаривая такое мнение, говорил Нечаев — Какой пациент захочет у ас лечиться, когда вы ведёте себя как дура

— Как дура?! — прошипела Оксана, сжимая пальцы в кулак с ненавистью посмотрела на этого мужчину — Это я значит после всего того, что я для вас делаю, теперь дура да?

— За что вас так невзлюбила мать Смирновой? — поинтересовался Нечаев, наблюдая за тем как Оксану уже трясло от того как он легко её довёл

— Теперь и я должна перед вами отчитываться? — возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, желала каждой клеточкой своего тела, чтобы этот мужчина овладел ею

— Просто скажите, что произошла в палате у Анастасии Смирновой? — угнетал невыносимыми расспросами Нечаев

— Просто скажите мне — возразила Оксана, оспаривая мнения Нечаева — По какой такой причине вы так надолго задержались и не стали вообще со мной идти вместе со стоянки машин

Эмоции в сознании Оксаны играли бурным ритмом страсти, подошла вплотную к своему собеседнику, выражая оскал хищной кошки, за счет прелести лазурных, подобию топаза глаз.

— Вам что я противна? — вошла в раж Оксана, пытаясь вывести из себя этого мужчину, вынуждая его закатить и устроить скандал — Или может быть, вы стесняетесь меня?

— О чем вы Орлова? — поинтересовался Нечаев, не понимая, к чему клонит Оксана

— Орлова?!

Возмутилась Оксана, посчитав это оскорблением и принимая специально на свой счет, поджав от обиды нижнюю губу, умело демонстрируя влагу на глазах.

— Значит я для вас просто Орлова? — была вне себя Оксана, провоцируя этого мужчину, влепила не сдержав себя крепкую жгучую пощечину по его лицу, обжигая ладонь от удара

— Да хватит……. — возмутился мужчина, прислонив руку к щеке, по которой пришёлся удар, Нечаев сдерживал с трудом порыв ярости, что взыграл в нём после такого акта агрессии

— Хватит?! — возразила Оксана, надувшись подобию королевской кобры — Я только начала и хочу сейчас, да блядь Нечаев расставить между нами все точки над и…..

— Хорошо

Уступил Нечаев, заметив с каким подавляющим гнётом, на него смотрит Оксана, положив обе ладони своей руки на бёдра, словно демонстрировала ему взять её тело силой.

— Что вы хотите знать? — растирая щеку, спросил Нечаев, опасаясь вновь получить от Оксаны удар по самолюбию

«Нет блядь он, что издевается или действительно такой тупой, ну хотя бы пусть скажет то, что я и так жду от него услышать», размышляла Оксана, внимательно изучая взглядом влажных, покрытых слезами глаз мужчину, стоящего перед собой.

— Скажите просто

Пояснила Оксана, сжимая вновь пальцы в кулак, умело демонстрируя злобу и чувство обиды, терзающих её к этому мужчине чувств. Пленительная страсть оттенка его одеколона «Abercrombie & Fitch Fierce», завораживающей палитрой. Запахом искушенной страсти манила к себе вкусом розового дерева, впитавшего в себе такие тона, как дубовый мох и мускус кружили разум изысканностью утонченной силы аромата. Всё в этом мужчине от его одежды, до полкости и трепета его дыхания, каждое его слово, словно подобию сильного влечения мощнейшего магнита, тянуло к себе Оксану, путами необузданной любви сковав её разум в оковах порочных чувств.

— Что я для вас что-то значу — схватившись за воротник его черной куртки, Оксана словно прилипла к телу этого мужчины, ощущая жар манящего огня дыхания от его Нечаева — Скажите то, как вы сильно любите меня, что я для вас не просто Орлова

— Да это так — согласился Нечаев, с таким утверждением поддаваясь чарам и упорству пленительного влияния Оксаны — Но тут не всё так просто, сами понимаете…….

Не давая договорить Нечаеву, Оксана впилась в его губы, позволяя его рукам обхватить свои бёдра, ловким и наглым образом оказалась на руках самца. Сливаясь в горячей гармоничной страсти поцелуя, Оксана находилась на руках кавалера, обвивая обеими руками его шею, чувствуя, как убедительность его пальцем сжимали её бёдра. Дикость неподвластному разуму порока, словно вырывалась из Оксаны фонтаном неконтролируемых чувств, подобию неутолимого голода она пыталась насытиться поцелуем сексуальной страсти от губ мужчины. Начиная тяжело и с трепетом, выражая через каждый выдох стон, Оксана, словно королевская кобра, выказывала перед мужчиной свою необузданность, демонстрируя изгибами находясь у него на руках, красоту и доступность для него своего тела. Вкус его слюны, как и танец языка, что он умело, вытворял в момент поцелуя во рту у Оксаны, пленяли рассудок ритмичностью порочных независимых и умелых движений.

— М…… господин Нечаев — простонала Оксана, оторвавшись от губ мужчины, задыхаясь властью порочного сильного, подобию стихии водоворота сокрушающих разум чувств — Это просто бесподобно, вы блядь так искусно целуетесь

— Очень рад что вам понравилось — ухмыльнулся радушной улыбкой Нечаев — А теперь если вы не возражаете, я бы хотел выпить чашечку кофе

— Возражаю — нагло заявила Оксана, держась за воротник черной куртки мужчины — И не вздумайте меня ставить на пол, мы еще не закончили

— Простите — удивился такой логике Нечаев — Не закончили что?!

— Радовать свою королеву

Шепотом необузданной страсти, прошептала Оксана, специально играя на звериных чувствах мужчины, простонала, раскрывая алые губы рядом с его пылкой трепетностью губ.

— Только после того, как я охуею от счастья — говорила Оксана, игриво указывая на расправленный диван кончиком указательного пальца — Я сама лично сделаю вам кофе, договорились?

— Вы мне условия ставите Орлова? — удивился столь наглой требовательности Нечаев

— Я их вам навязываю — гордо заявила Оксана, опрокидывая голову назад, выставляя шикарную сочную грудь прямо в лицо мужчине

— Навязываете? — ухмыльнулся Нечаев, медленно отошёл, держа Оксану за бёдра на руках от столешницы, рядом с которой стоял

— Вам просто придётся их выполнить — с гордостью подобающей королеве ухмыльнулась Оксана, чувствуя себя владычицей искушающей властью порока и любви сердце этого мужчины

— И у меня нет выбора? — заигрывая с Оксаной, создавая интригу пылкого порочной любви разговора, спросила шепотом упоительной похоти рядом с её губами

— А разве вам нужен выбор? — поинтересовалась Оксана, ощущая, как мужчина чуть наклонился, опуская её страдающее в стонах порочной власти любви, тело на диван

— Вы мне его просто не оставляете — положив Оксану спиной на расправленный диван, оказавшись стоять на четвереньках над её телом, говорил Нечаев, опираясь коленом на диван

— Значит он вам и не нужен — ухмыльнулась Оксана, сгорая в пылу сексуального соблазна, издыхая стоном порочного желания, искушению подобающей сексуальной страсти

— Вы решаете теперь уже за других? — выразил взаимной улыбкой Нечаев, заметив как Оксана вцепилась в застежку его куртки, медленно потянула её

— Исключительно только за вас — ощущая жар пылких ладоней мужчины у себя на бёдрах, ответила Оксана — И вообще я должна вас наказать за антисанитарные нормы

— Какие еще? — удивился Нечаев, заметив хитрую ухмылку на губах Оксаны

— В верхней одежде — полностью расстегнув, лежа спиной на подушке, куртку мужчину, говорила Оксана, игривой кошкой заигрывая с самцом — В больницу вообще нельзя, а вы по отделению тут у меня везде как барин расхаживаете

— Так вы хотите теперь меня за это наказать?

Продолжая выражать восхищение, выражая восторг, спросил Нечаев, как Оксана, с хищной страстью вцепившись в его куртку, села на колени, перед ним, находясь на диване.

— Интересно посмотреть, как это будет выглядеть

Продолжая восхищаться пластичностью тела Оксаны, когда она сидела перед ним на диване, находясь на коленях, медленно расстегивала замок его черной зимней куртки.

— Надеюсь, для меня это будет наихудшим образом — предположил Нечаев, заигрывая с Оксаной легко поддавшись её чарам обольщения

— Я могу просто позвать охрану — придавая всю серьёзность мимике лица в момент разговора, предложила Оксана, срывая с плеч мужчины черную зимнюю курку — И вас просто выведут из здания здравоохранения за несоблюдение правил санитарной гигиены

— Вот как — ухмыльнулся Нечаев, позволяя Оксана самой снять с него куртку — Тогда я могу попросить от вас еще одну наглость?

— Вы сейчас ничего не можете просить

Уверяла Оксана, взглядом лазурных голубых глаз, подобающих царице смотрела на мужчину, скинув его черную куртку с дивана на пол.

— Сейчас могу требовать только я

Вцепившись в пуговицы белой рубашки на Нечаеве, убедительной лаской шепота говорила Оксана над его ухом. Находясь у него на коленях, Оксана чувствовала власть теплоты мужских ладоней у себя на бёдрах. Тонкость трения пальцев которых завораживала по мере того как подол короткого платья на Оксане, начинал подниматься оголяя бархатистую прекрасную кожу.

— И требую от вас — гордо говорила Оксана, издыхая стоном порочного желания рядом с губами мужчины, пристально, взглядом королевы смотрела в глаза Нечаева — Мне повиноваться

— О…. даже так

Удивился Нечаев, с каким рвением Оксана разорвала на его торсе белую надетую на нём рубашку, так что пуговицы, пришитые к её материи, посыпались на диван и потом на пол.

— А вы не думали, что они мне могут пригодиться? — спросил Нечаев, после того как Оксана рвением бурной играющей в её теле страсти разорвала ткань белой рубашки, одетой на нём

— Пригодиться вам — уверяла Оксана, коснувшись игриво кончика носа мужчины, начала медленно закатывать платье на бёдрах, поднимая его вверх — Могу сейчас только я — оголив своё тело перед самцом, она скинула платье на пол где лежала черная его крутка

— Вы всегда решаете за других Оксана Владимировна?

Спросил Нечаев, восхищаясь телом Оксаны, когда она сидела перед ним на коленях, позволяя жарким и трением пальцев прикоснуться к груди. Продолжая сохранять молчание, Оксана, искушая самца прелестью исходящего с алых губ стона, скользила медленно ладонями обеих рук по его жаркому торсу пропитанному мышцами и выделяющихся на руках вен. Медленно наклоняясь, искушая взглядом развращенной страсти мужчину, Оксана остановилась между ширинкой мужских джинсов, словно спрашивая разрешения, знаком таинственного молчания, раскрыть их сомкнутые молнией ширинки путы. Сострив невинный насыщенный порочной извращенностью взгляд мужчине, Оксана, медленно сохраняя прелесть распущенной улыбки алых губ, медленно потянула за язычок собачки молнии ширинки. Расстегивая пуговицу на джинсах, Оксана искушала мужчину, на которых они были надеты, прелестью порочного распущенного взгляда, приподнялась, вновь встав рядом с ним на колени.

— Вы требовательны — восхитился Нечаев, когда Оксана легкостью прикосновения указательного пальца потребовала его лечь на диван

— Тш…. — прошептала Оксана, находясь над телом мужчины, стоя перед ним на четвереньках

Развернувшись, стоя над телом самца, Оксана ощутила, как пальцы кавалера вцепились в резинку черных кружевных трусиков, что были одеты на ней. Спуская медленно джинсы с мужчины, Оксана, освобождая его член из-под нижнего белья, обвивая пальцами его крепкий стебель, чувствуя всё напряжение момента, раскрыла алые губы. Пленительной завораживающей страстью резинка черных кружевных трусиков скользила по бёдрам Оксаны, завораживая и тоже время, предвкушая моментом трения порочное сильное желание. Момент пленительной сексуальной страсти настал, когда Оксана, переступая через трусики, играя с мужчиной, расположилась с боку, от него прижав ягодицы к ногам. Покрывая головку напряженного члена самца жаром порочного дыхания, Оксана коснулась его развращенной пылкой горячей поверхностью, ощущая губами всю пульсацию желания. Плавностью трогательного скольжения, Оксана прошлась губами по стеблю пениса мужчины, чувствуя поверхностью языка, как кровь в жилах его пениса, играла ритмикой порочного искушения.

Приподнимаясь, выгибая спину кошкой, Оксана скользила губами по стержню члена мужчины, чувствуя во рту вкус выделяемой с головки смазки. Пальцы мужских рук, прикоснулись к поверхности половых губ Оксаны, жажда которых насытила стенки влагалища неутолимой сексуальной влагой. Играя губами по стеблю пениса самца, Оксана закрыла глаза, чувствуя с какой прекрасной для неё нежностью подушечки его пальцев прикасались к её влагалищу, разводя нежно её половые. Раскрывая неожиданно лазурные голубые глаза, Оксана почувствовала, как пальцы мужчины наглым проникновение, вошли в неё. Волей принуждения, мужские пальцы, растягивая стенки влагалища Оксаны, силой необузданного трения затрагивала каждую клеточку её тела пульсацией ритма сокрушать разум властью порочного желания, искушенной нежной песнью стонов.

— Ах…… — отрываясь от стебля напряженного крепостью члена мужчины, Оксана не выдержала в себе накопившуюся мощь энергии, что выливалась из неё фонтам будоражащего желания

— Вы прекрасны Оксана Владимировна — уверял Нечаев, медленно вытаскивая пальцы из Оксаны

— Я хочу быть вашей — уверяла Оксана, поворачиваясь к своему искусителю лицом — И только вашей королевой — шептала она рядом с его губами, искушая его прелестью развращенного взгляда желания

— Тут не так всё…..

«Блядь как ты уже заебал, только не в этот раз, я возьму тебя, чтобы ты мне не говорил, ты мой и только мой и я не хочу тебя делить не с какой сукой», возразила мыслями Оксана, сливаясь с мужчиной в жаркой страсти поцелуя, не давая ему договорить.

Играя пластичностью своего тела, в момент сладострастия поцелуя, Оксана искушала сознание мужчины прелестью своего тела. Чувствуя жар, исходящий от тела мужчины и сладость поцелуя мужской слюны, власть его языка у себя во рту, Оксана изнемогала нежной нотой стонов сгорая вкусить плод любви этого самца в себе. Лаской завораживающего тонкостью момента трения, Оксана скользила продольной поверхностью губ по стеблю пениса возбуждаясь от столь колкого чувствами, затрагивающим душу трением.

— М…. — господин Нечаев — отрываясь от губ мужчины, разрывая связь пламенной страсти поцелуя, ухмыльнулась Оксана — Вижу, вы сами сгораете, чтобы вкусить меня

— Вы же сами сказали, что вы моя королева — положив жар пламенных ладоней на выставленные ягодицы Оксаны, обжигал огнём дыхания он её алые раскрытые губы

— А вы мой подданный — нагло заявила Оксана, насаживаясь на стебель пениса мужчины, раскрывая алые губы в развращенной форме порочного искушения

Насыщенный крепостью член самца, медленно проникал в Оксану, принуждая её нежные стенки влагалища растягиваться, проникая внутрь раскаленной мужской силой. Опираясь руками на его крепкие плечи, Оксана раскрыла лазурные голубые глаза, изнывая песнью стонов, чувствовала, как мощь пениса мужчины медленно проходила в её обитель. Прижимаясь к телу мужчины, Оксана истязала себя стонами, перед его жаркими пленительными губами, сгорая в ритме сексуального желания. Руки мужчины ласкали тело Оксаны, лаской приятного трения, завораживая тонкостью и настойчивостью властью пальцев, сжимая медленно одной рукой кожу бёдер, другой рукой терзая грудь. Подобно пластичности королевской кобры, Оксана извивалась над телом мужчины, чувствуя в себе проникающее влияние его пениса.

Ловко мужчина перевернул Оксану на спину, оказавшись, словно могучий лев над её телом, сгибая повелением своей власти её ногу в колено, держась за бедро, медленно полностью ввёл в неё свой член. Жар, подобно пламени доменной печи вспыхнул по всему телу Оксаны, после того как мужчины прижался к её телу вводя в неё член, что словно крепости нефрита плавно и убедительно проникал в неё. Поры на коже тела Оксаны, выпустили обильными каплями пот, еще больше усиливая влияние вкуса духов, пропитывающих её плоть. Мягкая материя дивана, на которой происходила сцена порочной красоты любви, пропиталась потом и вагинальных выделений, что стекали с половых губ Оксаны, завораживая жгучим колким течением. Мужчина подобно власти короля и в тоже время могучего льва, сам нагло слился с губами Оксаны, прерывая песнь её искушенных сексуальных стонов.

— Оксана Владимировна — послышался голос Валентины, заставляя прерваться сцену любви — О…. господи Оксана Владимировна это же больница

Высказывала своё недовольства Валентина, когда Оксана продолжала лежать под телом мужчины, раскрыв от удивления широко лазурную голубую красоту глаз, оставаясь в едином слиянии с губами самца.

— Я хотела вам сказать — уверяла рыжеволосая красотка, вошла в кабинет, закрывая за собой дверь

— Вот ты не могла зайти чуть позже — выразила возмущение Оксана, отрываясь от губ мужчины, словно сгорала в пучине предвкушения оргазма и неконтролируемой злости — И нет, ты посмотри, она всё еще стоит в кабинете

— Ваша пациентка……

— Ну говори уже теперь — нахмурила Оксана обидчиво губки, после того как мужчина вытащил свой член из неё

— Вижу у вас с майором — говорила Валентина смущаясь — Возникла очень тесная связь

— Это не твоё дело — подобию злости королевской кобры, прошипела Оксана, чувствовала, как внутри всё разрывалось и тело требовало отдаться любви — Говори, зачем пришла или убирайся уже — была вне себя от сцены прерванной любви

— Мы можем провести МРТ — пояснила Валентина, стараясь не смотреть на напряженный член Нечаева, подошла стукая каблуками по полу к большому стеклянному столу

— МРТ?! — удивилась Оксана — Это позволит нам увидеть новообразование, но не саму структуру в оболочке её мозга и это самое большее, что ты смогла выпросить у них?

— Вы сами напугали их катетеризацией мозга — уверяла Валентина, присаживаясь на свободный стул спинкой к Оксане

— И я её проведу — заверила Оксана, оставаясь лежать на диване, искушая прелестью порочной улыбки самца, стараясь вновь заманить его во власть своих пут

— У вас нет разрешения — возразила Валентина

— Так достань мне его — прошипела Оксана, чувствуя, как гормоны словно разрывали её тело в предвкушении несбывшейся сексуального удовольствия

«Мне нужно провести КТ, так я смогу понять, с чем я имею дело, в противном случае я просто потеряю свою пациентку и упущу шанс притянуть к себе Нечаева», размышляла Оксана, прикусывая губами коготок указательного пальца.

— Вам ведь не нужно разрешение — ухмыльнулась Валентина, обернувшись в тот момент, как услышала звук застегивающейся ширинки джинсов Нечаева

— Что ты имеешь в виду? — поинтересовалась Оксана, нахмурив губки, понимая, что половая связь с мужчиной уже окончена

— Мы можем увезти её в кабинет, где проведем КТ — рассказывала Валентина — Если конечно майор не будет против

— Вы хотите обмануть родителей Насти? — удивился Нечаев, обернувшись, сначала посмотрел на Валентину, после чего на Оксану, когда она продолжала лежать на диване обнаженной

— Я хочу помочь вашей сотруднице майор — повела недовольно губами Оксана — Не залечь в гроб

— Фу…. как грубо — восхитилась Валентина уверенностью Оксаны

— Оксана Владимировна! — упрекнул Нечаев, сердитым взглядом посмотрел на Оксану — Как вы можете такое говорить?

— Майор — возразила Оксана, игнорируя упрёк со стороны Нечаева — Я, по-моему, вас не отпускала, как вы наверно поняли, мы с вами еще не закончили

Провела Оксана ладонью по поверхности пропитанной потом и сексуальной страсти, материи дивана, намекая мужчине вернуться на место. Пропитанная потом ткань обивки дивана и стойкостью вагинальных выделений, в сочетании с духами, изысканность и гармоничность которых туманила все сторонние запахи своим пленяющим разум ароматом дамасской розы.

— Насколько я понимаю…..

— Насколько я понимаю

Оспаривая сразу же мнение Нечаева, выразила противоречия, говорила Оксана, оставаясь лежать на диване, согнув соблазнительно ногу в колено, завлекая своего кавалера обратно в свои сети.

— Я вас никуда не отпускала — говорила Оксана, указывая взглядом наглых лазурных, безупречно голубых, как камень топаза глаз на диван — Так что прошу, вернитесь на место

— Но ваша коллега — уверял Нечаев, не решаясь пойти на уступки Оксаны — Наверно будет против того, чтобы у нас с вами тут что-либо было

— Плевала я на эту коллегу — грубо выразилась Оксана, располагаясь сидя на диване, поджав под себя ногу, выказывая злобный оскал дикой кобры — Вы должны и обязаны слушаться только меня

— Оксана Владимировна — возразила Валентина, вставая со стула на котором сидела — Как я уже поняла вы и майор уже вместе

— Это не совсем то…… — хотел уточнить Нечаев

— Это не твоё дело — возмутилась Оксана, прошипев подобию дикости кобры — Занимайся лучше тем, чем тебе говорят

— Я и пытаюсь спасти вашу пациентку

Возразила Валентина, выражая недовольство, продолжая стоять рядом со стулом, с которого только что встала, опираясь ладонью руки на выставленное бедро.

— Постоянно вам потакаю, иду как собачка у вас на поводу, даже……

— Да заткнись ты уже

Прошипела Оксана, скрепя от раздирающей злости зубами, прикрывая обидчиво грудь пледом в клеточку, взглядом угрызенья совести смутилась посмотреть в сторону Нечаева.

— И без тебя пока хлопот хватает, раз уж гражданин Нечаев хочет играть по правилам, я их ему устрою, только исход этой игры будет заканчиваться по моим правилам — продолжая шепотом говорить себе под нос, сидела Оксана, на диване укрывшись пледом

— Оксана Владимировна — возразил Нечаев, одевая на себя, черную куртку — Вы и так выдвигаете требования, которые я уже выполняю, но вы уж хотите много

— Я лишь хочу вас — уверяла Оксана, выказывая влагу в лазурных, подобно камню топаза глазах, чувства в которых бурлили актом искренней любви

— О…. господи майор — выказывая возмущение, уныло вздохнула Валентина — Прошу сделайте же что-нибудь, в этой больнице лишь у Оксаны Владимировны такой сильный опыт, чтобы провести эту процедуру

— Чего вы от меня обе хотите?! — Нечаев был на пределе собственного недовольства, оказавшись в этой ситуации, словно между двух огней

— Я нужна тебе Нечаев? — обиженно, поджимая нижнюю губу, спросила тихо Оксана

— Господи Оксана Владимировна — возразил Нечаев, вздыхая изнуренно, едва сдерживая терпение, приложив ладонь ко лбу, отошел медленно к окну — Это первое о чем вы сейчас спрашиваете в этот неподходящий момент?

— Так нужна или нет? — повторила вопрос Оксана, но уже чуть громче, оставаясь укрытой пледом в клеточку

— У вас с Оксаной Владимировной отношения не у меня — пожала плечами Валентина, мило при этом улыбнувшись, не собираясь как-то вмешиваться в этот спор

— А что если ответ вас пока не устроит? — предположил Нечаев, встав у окна не желая поворачиваться в сторону, где сидела Оксана на диване

— А что если вашей коллеге начать уже искать другого врача? — нахмурила губки, прошипела Оксана, испытывая крайнюю степень обиды

— Оксана Владимировна! — упрекнула сразу же Валентина — Вы уже ставите свои отношения превыше человеческой жизни

— Это несправедливо по отношению к Анастасии Смирновой — возразил Нечаев, обернувшись, в его лице было видно, как его корёжит от недовольства или беспомощности принять решение

— А справедливо ли вы поступаете по отношению ко мне? — упрекнула Оксана этого мужчину, опустив голову, не зная, что предложить, играла на его слабостях

— Я хотя бы не манипулирую жизнями людей в выгоду своим чувств? — признался Нечаев — Тем более теперь это ваша забота, я настоял, чтобы вы были лечащим врачом Анастасии Смирновой

— Когда я об этом вас не просила — тихо прошептала Оксана, прикусывая краешек губы

— Кроме вас ей больше некому надеяться — уверял Нечаев, пытаясь переубедить, отошёл от окна, рядом с которым стоял

— Её мать меня ненавидит — пояснила Оксана, нахмурила губки, сгорая от стыда посмотреть в сторону идущего к ней Нечаева

— Она вам не доверяет — возразил Нечаев медленно подошёл к дивану, на котором продолжала сидеть Оксана, укрывшись пледом

— Тогда как я могу помочь её дочери? — продолжая демонстрировать обиду, нахмурив губки, тихим шепотом говорила Оксана, стесняясь даже взглянуть в сторону Нечаева

— В конце концов — ухмыльнулась Валентина, вмешавшись в разговор, продолжая стоять у стула рядом со стеклянным столом — Её мать не центр вселенной, её можно и подвинуть?!

— Мне кажется — ухмыльнулась Оксана, выражая застенчивость перед Нечаевым блеклым румянцем на щечках — Мы уже это обсудили

— Тогда я немедленно доставлю пациентку — заверила Валентина, хотела уже направиться к выходу из кабинета

— Подожди — возразила Оксана, продолжая держать взгляд влажных, лазурных, голубых глаз направленным на собственные ноги — Мне нужно сначала посоветоваться с Серовым

— Это еще зачем? — удивилась Валентина

— Он специализировался на нейрохирургии головного мозга — пояснила Оксана, сгорая от стыда, за своё безрассудное поведение, когда рядом с ней, на диван, сел Нечаев — Кто сейчас как не он, поможет мне, провести КТ головного мозга

— Серов в Москве — выражая удивление, говорила Валентина, отошла от закрытой двери, покачивая упругой прелестью, скрытых за белым халатом бёдер — Как же он нам может помочь, ведь из Москвы сюда добираться несколько часов, а у нас с вами нет столько времени

— Но ведь Skype — оспаривая такой довод, уточнила Оксана, мило улыбнувшись мужчине, что сидел перед ней на диване — Еще ведь никто не отменял

— Вы хотите провести трансляцию

Выражая восторг, поделилась впечатлением Валентина, подошла к стеклянному столу вновь, коснулась его гладкой поверхностью кончиков пальцев.

— Прямо во время процедуры

Говорила Валентина, нежно царапая коготками гладкую поверхность стекла, по внешнему образу этой рыжеволосой девушки, было видно, как сильно ей не хватало развлечений, как сильно её терзало чувство внутреннего сексуального заточения.

— Умно — похвалила Валентина, девушка глядя на Оксану и Нечаева, в этот момент словно выказывала всю терзающую в муках её сознание, похоть

— Пока еще рано радоваться — возразила Оксана, прикрывая грудь пледом — Неизвестно что мы там можем обнаружить

— Да и для меня в вашем злобном плане найдётся роль? — сам вызываясь помочь, спросил Нечаев

— Я бы даже сказала — ухмыльнулась Оксана, выражая перед мужчиной прекрасное очертание формы скул — Что ваша роль будет самой главное

— Правда?! — недоверчиво Нечаев посмотрел на Оксану — И какая же?

— Вам удостоиться честь — уверяла Оксана, коснувшись другой рукой, руки Нечаева, что легла на её колени — Отвлечь внимания её матери от нас

— Не знай, я вас Орлова — высказывая недовольства, говорил Нечаев, продолжая сидеть на диване рядом с Оксаной — То мог бы подумать что вы сумасшедшая

— Ты мой Нечаев — коснувшись ладонью щетины мужчины, гордо заявила Оксана — Как ты можешь меня не знать

— Оксана Владимировна — отдёрнул Нечаев руку Оксаны, что нежностью ладони прошлась по его щетине — Угомонитесь!

— Вот как! — воскликнула Оксана, вскочив на диване резко, на колени, была шокирована таким заявлением

«Ну и сука ты после этого Нечаев, сначала трахнул меня, а теперь всё отвали да?!», размышляла Оксана, не успев схватиться за руку мужчины, что только что встал с дивана.

— Думаете я ради своего интереса спасаю вашу коллегу — поинтересовалась Оксана, выражая глубокую обиду, шипению подобающему аккорду королевской кобры

— Нет, я думаю, вы действительно змея Оксана Владимировна — уверял Нечаев, встав у дивана, поднял с пола лежащую черную куртку

— Ну а что в этом плохого? — поинтересовалась Оксана, не посчитав это оскорблением, прикрывая грудь пледом, что сполз с неё, когда она резко вскочила, оставаясь сидеть на диване

— А то что как я уже говорил — надевая на свой торс куртку

— Оу… прошу простить — возразила Валентина, почувствовав себя лишней в происходящей драматической сцене выяснения отношений — Я, пожалуй, пойду лучше займусь пациенткой

— Пожалуй — повела недовольно губами Оксана, чувствуя внутри, как раздирала всё ранимая душевная обида — Это будет сейчас лучшее для тебя

— Я пожалуй тоже пойду с вами — направился Нечаев следом за Валентиной, застегивая одетую на себе зимнюю куртку

— Ну и катись — прошипела Оксана, сквозь зубы, демонстрируя ненависть к этому мужчине, оставаясь сидеть на диване, прикрыла пледом грудь — Давай беги к своей темноволосой суке трахай её пока можешь

— Знаете Оксана Владимировна — возразил, упрекнув своим поступком Нечаев, встав в открытой двери — До ненависти, в вашем то положении сейчас безрассудно доходить — закрывая за собой дверь, говорил он, оставляя Оксану одну находиться кабинете

— Ёбнутый уёбок — продолжая выказывать неприязнь, шипела Оксана, состроив выразительный оскал королевской дикой кобры, оставшись одной сидеть на диване в пустом кабинете

 

 

  • Кролик идёт по следу. / царёв максим
  • 01 / Вьетнамский дневник / Jean Sugui
  • Полуночное / Помешательство / Магура Цукерман
  • Вот и встретились / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Записки путешественника. Таиланд / Записки путешественника / Kartusha
  • Танец лунных волкодлаков, Алиелейса / В свете луны - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Арена / Неопасные тексты / Ольга Девш
  • Пространственные перемещения / Никитин Андрей
  • Поэт и Жаба / Диалоги: Имярек и Жаба / Валеев Иван
  • Рядом бродят строчки / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Интро / Комната в твоей голове / Лисовская Виктория

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль