Глава 4. Часть 1 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 4. Часть 1

0.00
 
Глава 4. Часть 1

Лучи яркого весеннего солнца, пробивались неистовой силой через стекло большого окна, озаряя комнату достаточным количеством света. Качающийся кедр за окном, ветки которого были покрыты мокрым снегом, что таил под воздействием лучей солнца, вода с которых, ударяясь о стекло окна, оставляли мокрый след стекающих по его поверхности капель. Приятный свежий воздух прохлады проникал через открытое окно в комнате, запахом весны, мокрым деревом, ароматом хвои, что был особо сочен и естественен в этой местности. Так же было слышно, как шумел лес, тёк ручей с горы леса неподалеку расположенного от дома. Неподалеку из лесу доносился звон колокольчика пасущихся рядом коров, лай деревенских собак. Запах сгорающих веток, что веял с деревни по всей долине, когда жители сжигали мусор пережитой зимы, убираясь у себя в огородах. Всё словно таило, температура воздуха хоть и была прохладной, но лучи солнца, словно вынуждали снег на ветках деревьях, крышах деревенских домов, стекать по поверхности непрерывной капелью.

Расположившись на белом мягком пуфике, Оксана была одета в белое кружевное платье тунику, под которым ничего не было. Завязанный сзади бант, сковывала в оковах, сочное тело Оксаны, придавая выразительность сочной груди, скрытого под тонкой белой кружевной материей, красиво прилегающей к телу. Пышные выразительные волнистые русые волосы Оксаны, золотистым оттенком света и тени переливались при попадании на них свет солнечных лучей, преображая их выразительность объёма укладки. Благоуханная коллекция «Rose Sauvage», преображала тело Оксаны изысканным оттенком аромата свойственному непревзойденному запаху дамасской розы. Кружевной узор белых чулок, что обволакивали стройные ноги Оксаны, фасон которых имел весьма эротичное сочетание ажурных сплетений. Синие туфли на высоком каблуке, украшали ноги Оксаны, придавая образу изощрённую милую сексуальность.

— Ну вот кажется в порядке — заверила Анжелика, стоя за спиной у Оксаны, приводила расческой её золотистые волосы в порядок — Смотрится просто чудесно

— Ты так думаешь? — обратилась Оксана к рыжеволосой девушке, что стояла у неё за спиной в откровенном красном коротком платье

— Сегодня твой день — уверяла Анжелика, отложив расческу на комод, взяла с его поверхности большой бархатный черный футляр — День восьмого марта и Корнилов сделает для тебя всё, что ты ему скажешь, выполнит как миленький любой твой приказ

— В самом деле — нахмурила Оксана, выказывая недоверие, алые накрашенные щедрым слоем помады губки — После того как я ему устроила 23 февраля и особенно как за неделю до восьмого марта я ему устроила взбучку

— Ты не виновата — заверила, успокаивая Анжелика, раскрывая большой футляр, что держала обеими руками, медленно и очень аккуратно достала из него белое жемчужное колье — У тебя тогда помнишь, были эти дни

— Да это просто ужас какой-то был — смутилась Оксана, выражая блеклый румянец на щечках, когда рыжеволосая девушка надевала на неё со сказочной нежностью жемчужное колье

— Да сколько крови ужас какой — согласилась Анжелика, столь же приятно застегнула застежку колье на шее Оксаны — У тебя всегда так они проходят?

— Да мне всегда требуется много прокладок — откровенничала Оксана с этой девушкой, рассказывая ей свои секреты

— Я вообще-то про твоё состояние — весьма неуютно чувствуя себя, призналась Анжелика — Я уж думала убегать из этого дома, хотела уже в окно выпрыгнуть, ты просто не знаю, твои истерики или как бы проще выразиться

— Эмоциональное состояние — мило улыбнулась Оксана, вставая с пуфика на котором сидела

— Да ты разбила дорогой сервиз, что подарила вам Миронова — рассказывала, делилась впечатлением Анжелика — Прямо на глазах его коллег влепила ему пощечину, кинула подаренный тебе букет в камин, разбила вазу и…..

— Ну всё хватит — сгорая уже от стыда, возразила Оксана — Пойду, проведаю своего любимого, как он там в компании своих женских коллег

— И помни — повторила еще раз Анжелика, проследовав следом за Оксаной к закрытой входной двери в комнату — Сегодня ты можешь попросить от Корнилова всё то, что ты сама лично хочешь

«Блядь как ты меня порой уже заебала, вот так и иногда так и хочется взять и треснуть тебе со всей силы», подумала про себя Оксана, открывая дверь, обернувшись к рыжеволосой девушке, что медленно, подобно строптивой хищнице, играя выразительность бёдер, подошла к ней.

— А можно нескромный вопрос? — спросила как-то неуверенно, но было видно, как рыжеволосую девушку терзало это любопытством, когда она, пропуская Оксану первой вышла за ней следом в коридор — Нет, конечно, можешь не отвечать если не хочешь, но просто скажи

— Хорошо задавай свой вопрос — уныло вздохнула Оксана, встав напротив окна в коридоре второго этажа — Вижу, тебе это столь любопытно будет узнать — отодвинула она кончиками пальцев красную бархатную штору, пропуская больше света в покрытый тенью коридор

— У вас с Корниловым был секс? — задала она прямой вопрос Оксане

— А тебе не кажется, что ты уже переходишь грань доверия — упрекнула Оксана, возмутившись столь навязчивому открытому личному вопросу

— Ну, пожалуйста, Оксана скажи — рыжеволосая девушка, словно как приставучая муха, подошла к Оксане по красной ковровой дорожке, вцепилась настойчиво в её руку — У вас уже был секс?

«Да она совсем охуела, зачем тебе-то знать такие подробности, я же в твою личную жизнь ведь не лезу», прикусывая краешек губы, Оксана едва сдерживала себя от навязчивости девушки, что прижималась к её телу.

— М…. — прикусывая краешек губы, Оксана вырвала свою руку из хватки Анжелики, что никак не хотела её отпускать, пока она ей не ответит — Если тебе это так интересно, хотя поверь это, не твоё дело я тебе отвечу, нет, у меня с ним еще не было секса, теперь ты довольна?

— Как это не было?! — раскрыла розовые мандариновые губки Анжелика, словно была очень сильно удивлена таким ответом

— А теперь я могу пройти в кабинет своего любимого? — поинтересовалась Оксана, посмотрев выразительным голубым взглядом в глаза своей навязчивой рыжеволосой собеседнице

— Да-да конечно — уверяла Анжелика, проследовав за Оксаной по коридору, когда она шла, впереди выказывая перед рыжеволосой девушкой в каждом шаге эластичный изгиб кожи бёдер

— Вот и славненько — прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала как её рыжеволосая собеседница, неплохо её начинала раздражать — Если тебе интересно, я даже не сплю с ним вместе, он вечно то в кабинете, то в другой спальне уснёт

— Если ты хочешь, я могу с ним поговорить? — заверила Анжелика, подошла вместе с Оксаной к закрытой двустворчатой двери кофейного цвета

— Вообще-то — возразила Оксана, касаясь рукой лакированной гладкой ручки, потянула дверь на себя, открывая её — Это мой мужчина и я сама с ним решу свои личные проблемы, тебя это не касается!

Поднимая голос почти до крика, выразила Оксана своё мнение, отвлекая всё внимание собравшихся людей в кабинете Корнилова на себя. Женщины, всё той же внешности, которых Оксана видела и до этого, находились в кабинете, сидели на больших креслах с высокой спинкой, перед ними на столе лежали раскрытые черные папки. В кабинете сохранилась игристая атмосфера полумрака, когда тенистые оттенки тени качающегося за окном кедра, играли по панельным кофейным стенам этой рабочей комнаты. Стены этого помещения так и сохранили диковинную атмосферу выложенного красного кирпича, без всяких обоев, панельных плит, керамики и прочего стройматериала. Деревянный пол, выложенный из гладких ровных досок, сочетал в себе приятную мякоть имеющегося на ней первичного пушка, излучал в воздух приятный стойкий аромат древесины. Бежевые шторы украшали интерьер большого пластикового окна, под пластиковым подоконником которого находился радиатор, по которому циркулировала вода из котла в подвале дома. Сервант, на котором была расположена статуя Будды, два ковра один красный, а другой сине-белый в полоску, подобно деревенской обители. Корнилов стоял у окна с бокал коньячного напитка в руке, смотрел куда-то вдаль, словно не слушая и не придавая значения докладам его сотрудниц или коллег женского пола.

— Оксана — обернулся Корнилов, заметив Оксану, когда она своим криком, открывая дверь, привлекла к себе внимание всех, кто находился в кабинете — Любовь моя ты пришла нас почтить своим присутствием

— Оксана — ухмыльнулась шатенка, перелистывая страничку открытой перед собой папки — Я правда очень рада видеть ту даму, что так наповал сразила сердце этого нахала

— С праздником — поздравила рыжеволосая девушка, что находилась за столом, кончиками пальцев поправила дужку очков

— Оксана ты так выразительно оделась — похвалила Миронова, посмотрев на то, как Оксана перешагнула порог открытой двери, сгибая эластично ногу в колено

— Правда Оксана так красиво одета — выразила впечатление блондинка Марина Сергеевна Малинова, что сидела напротив Мироновой — Возможно, тут кажется, у наших влюблённых будет кое-что

— Ух… это так интригует — играя в любезность призналась шатенка Ангелина Викторовна Волкова

— Оксана любовь моя

Обратился Корнилов, переходя на чувства безудержной любви, которую он питал к Оксане, поставив бокал с остатками в нём коньяка на пластиковый подоконник. Мужчина отошёл от окна, поправляя воротник белой надетой рубашки, держа одну руку, скрыто за спиной.

— С праздником тебя, с международным женским днём — доставая из-за спины алую розу, Корнилов торжественно, перед своими коллегами женского пола, вручил для Оксаны этот цветок

«Блядь как я ненавижу этот цветок», едва сдерживая эмоции при себе, размышляла Оксана, чтобы вновь не сорваться и не закатить истерику этому мужчине.

— М…. как приятно пахнет

Взявшись из рук кавалера кончиками пальцев за стебель цветка, Оксана прислонила его лепестки к носу, глубоко вдыхая этот чувствительный запах.

— Вот если бы ты хорошо меня знал любимый — уверяла Оксана, холодно без всяких эмоций передала цветок обратно в руки мужчины — Ты бы понял, что мой любимый цветок это черная орхидея — пояснила она для него, покачивая бёдрами, прошла по кабинету к белому креслу

— Черная орхидея?! — удивилась Миронова — Мне твоя возлюбленная Корнилов еще больше нравиться, это ведь мой любимый цветок

— Действительно необычный выбор — призналась Волкова, повела губами, не ожидая услышать такого ответа

— Хочешь, я для тебя построю целую оранжерею из твоих орхидей — поинтересовался Корнилов, выражая заботу своих чувств — Там будет столько твоих любимых цветок, сколько ты сама захочешь

— Единственное что я хочу — наступая на белое мягкое кресло коленом, говорила Оксана, забираясь в него расположившись в нём на коленях — И ты прекрасно знаешь чего

— Но ведь тебя уже уволили — уверял Корнилов, пытаясь убедить — Ты ведь теперь там не работаешь, я могу тебя обеспечить всем тем, чем ты только захочешь

— Этот вопрос решиться, стоит мне там появиться — заверила Оксана, положив, как кошка нежно ладони на обивку мягкого кресла, обернулась к своему собеседнику — Ну пожалуйста, позволь мне прийти в больницу, мне больше ничего не надо

— Для неё, что работа важнее, чем всё, что ты можешь ей позволить купить? — высказывая своё мнение, спросила Малинова — Дорогая моя, тебе не нужно больше работать, Корнилов же сказал, что всем необходимым для тебя радостям жизни, он тебя обеспечит, тебе лишь только стоит……

— Заткнись блядь — прошипела Оксана, мило выражая очертание скул — Я не с тобой разговариваю тупая курица

— Да как ты смеешь…… — вскочила тут же блондинка с кресла, в котором сидела

— Марина Сергеевна — возразил легкой формой упрёка Корнилов — Моя дорогая любимая, это просто её характер, уверен, вы привыкнете к её таким вот манерам, как я когда-то

— Ну, так можно мне поехать в больницу? — поинтересовалась Оксана, скрасив свои слова очертанием прекрасных скул, милой формы улыбки

— Ну, зачем тебе туда…… — направляясь к креслу, в котором стояла Оксана, пытаясь вразумить, говорил Корнилов

— Да пускай едет

Неожиданно Миронова, словно глава этого женского свора принимает сторону Оксаны и с лёгкой ухмылкой, совместив пальцы обеих ладоней вместе, откинулась на спинку кресла.

— В конце концов она доказала нам что хороший врач — продолжая поддерживать сторону Оксаны, высказывалась Миронова — Настя уже скора поправиться, операция прошла хорошо и скора мы все сможем её увидеть

— Ну же любимый — сморщила губки Оксана, выражая обиду ранимых чувств перед мужчиной и его коллегами по бизнесу — Мне ведь нужно чем-нибудь себя занять

— М…. какая нежность — выказывая сочувствие, поделилась впечатлением блондинка, состроив губы трубочкой — Корнилов я вот думаю, что сейчас между вами что-то обязательно будет, Оксана ведь не просто так оделась

— Я тоже так думаю — поддержала такую идею шатенка — Я думаю Корнилов это хитрый тактический ход между нами женщинами, чтобы добиться своего

— Это я уже понял — ответил Корнилов, смутившись взгляда своих женских коллег

— Тогда чего ты еще ждёшь — поинтересовалась Миронова, любознательно с восхищением посмотрела на Оксану — Мы вас оставим тут ненадолго так ведь девочки?

— Оксана давай

Подошла Анжелика к креслу, в котором на коленях стояла Оксана, обернувшись, словно завораживала взглядом голубых лазурных глаз, притягивала к себе Корнилова.

— Это твой идеальный шанс — уверяла Анжелика, стукая каблуками подошла к креслу, касаясь кончиками пальцев места оголённой кожи спины Оксаны — Александр Семёнович тебя боготворит и выполнит всё то, что ты ему скажешь

— Я конечно сам могу за себя ответить Анжелика — сделав вид, что упрекнул в ласковой форме Корнилов, но заметив суровый взгляд Мироновой и оживлённый взгляд Оксаны, сразу утихомирил свой пыл — Но в целом ты права

— И ты отпустишь меня в больницу? — нахмурила Оксана, милым очертанием формы скул, состроив ангельскую мимику лица

— Девочки на выход

Распорядилась Миронова, вставая с кресла в котором сидела, выражая перед Оксаной зелёное длинное вечернее платье, фасон которого прекрасно подчеркивал выразительные черты её тела.

— Давайте оставим наших влюблённых наедине — отошла от кресла, стукая каблуками зелёных туфель — Им есть о чем поговорить, а вот Корнилову, следует в такой день выполнить всё, что скажет тебе Оксана

— И с чего это ты вдруг стала придерживаться мнения моей возлюбленной?

Удивился Корнилов, словно выказывая недоверие, посмотрел на Миронову, когда зеленоглазая брюнетка, прошлась по комнате, подошла к отрытой двери.

— Неужели после того как, моя любимая, спасла Настю?

Рассуждал Корнилов, остановившись у кресла Оксаны, коснулся кончиками пальцев её подбородка, поворачивая оживлённый взгляд лазурных голубых глаз на себя.

— Вот именно тебя — уверял Корнилов, продолжал смотреть в сторону Мироновой, когда брюнетка, мило улыбнувшись в ответ, касаясь коготками накрашенных красных ногтей дверной коробки

— Ты смотришь на неё — играя перед мужчиной завораживающей красотой накрашенных тенями глаз, спросила нежностью голоса Оксана — Или на меня?

— Я буду внизу с вашими гостями Александр Семёнович — улыбнувшись хитрой улыбкой, Анжелика направилась к выходу вслед за блондинкой, что покидала кабинет через открытую дверь — Желаю вам хорошо провести время

— Я знаю мы с тобой еще не говорили — дождавшись как закрылась дверь рабочего кабинета за Анжеликой, начал говорить Корнилов — После того случая, как я бросил тебя закрыв дверь комнаты — словно чувствуя за собой вину, искренно выражая откровения

— И насколько я понимаю

Обратилась Оксана, продолжая стоять в кресле на коленях, коснулась пальцами пылкой горячей белой рубашки тела мужчины, почувствовала силу его одеколона. Выразительность композиции «Realm Men», которая излучала оттенки лаванды, имбиря, можжевельника и апельсина.

— Ты хочешь вымолить у меня прощения — пленяла Оксана нежностью голоса

— Я хочу чтобы ты сама искренне меня простила — уверял Корнилов, разговаривая рядом с губами Оксаны — Сама без всякого на тебя давления

«Блядь как же ты сука сексуален, понимаю, почему все эти бляди так и вьются вокруг тебя, но у нас с тобой не было секса, я думаю, что горячим танцем, при котором я сама разденусь, я смогу исправить это положение», размышляла Оксана, прикусывая краешек губы, желая порочной связи с этим мужчиной.

— Возможно, я могу попробовать — медленно опустила ногу с кресла, касаясь каблуком синих туфель паркета пола — Но только и ты мне кое-что тогда пообещай, если ты хочешь чтобы я тебя простила — не спеша Оксана встала с кресла, держа руки на плечах мужчины

— Всё что угодно любовь моя — заверил Корнилов, задержав руки на талии Оксаны, прижал её к своему пылкому излучающему жар порочного искушения телу

— Пообещай мне

Заявила Оксана, держа кончики пальцев на плече мужчины, обошла его со спины, завораживая его взгляд на себе, выразительно покачивая перед ним бёдрами.

— Что ты будешь верен мне здесь — кончиком коготка Оксана указала на грудную клетку области сердца мужчина — И здесь — после чего тут же указала на паховую область в районе его гениталий

— Конечно любовь моя — убедительно придавая уверенности словам, уверял Корнилов, коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны, направил её губы и взгляд на себя

— То, что сейчас произойдёт — соблазнительно говорила Оксана рядом с губами мужчины, желая искусить вкус его поцелуя — Изменит наши отношения, ты это понимаешь?

— Ты уверена, что ты этого хочешь любовь моя — едва касаясь губ Оксаны, говорил Корнилов, искушаю её моментом ласки поцелуя, вызывая его жажду с новой естественной силой порока

— Я много чего хочу

Выказывая перед мужчиной прелесть собственных бёдер, Оксана прошла рядом с ним, по кабинету, где на комоде была расположена акустическая система, взяла в руки пульт.

— И сейчас в данный момент — выбирая музыку из списка на экране телевизора прикреплённого к стене, уверяла Оксана — Хочу для тебя исполнить танец

— Танец?! — был удивлён Корнилов — Но как же……

— Тш…… — возразила Оксана, прислонив коготок указательного пальца к собственным губам, выбрав нужную песню из списка, включила её, положив пульт, отошла от комода

Мелодия музыки dubstep, завораживающим ритмом, под который Оксана прошла по комнате, покачивая бёдрами, сгибая ногу в колено, наступая каблуком синих туфель на мягкое черное кресло, забралась на стол. Выказывая вращение бёдрами, круговые движения, после чего звонко стукая каблуками по поверхности стола, Оксана вновь в момент своего танца, выказывала перед мужчиной, эластичную кожу своего тела. Подобно пластике змеи, Оксана, выражала изгибы тела, стоя на столе, постукивая в такт ритма музыки каблуками по столу. Наклонившись чуть вперед, Оксана, согнув обе руки в локти, выражая порочный взгляд раскрытых лазурных голубых глаз, сжала пальцами выставленный бюст. После чего прекрасно, красиво вращая бёдрами, Оксана, словно хищная кошка, спустилась со стола, наступая аккуратно на подлокотник кресла, после чего зависая на нём, стоя на одной ноге, согнув выразительным изгибом вторую ногу в колено, чуть запрокинула голу, выказывая искушение в порочной красоте топазных глаз. Медленно спускаясь с подлокотника кресла, Оксана, стукая каблуками синих туфель по паркету, подошла к мужчине, словно завораживая его сознание взглядом безупречных лазурных глаз.

Начиная тереться о тело Корнилова, словно кошка, которая сгорала по ласке своего хозяина, Оксана выказывала перед ним пластику своего тела сексуальными движениями. Повернувшись к самцу спиной, Оксана, приседая, ёрзала бёдрами, вращая тазом, после чего медленно столь же искушено медленно стала подниматься, нагнувшись вперед. Приятное касание пальцев мужчины, заставило Оксану ответить ему тёплой искушенной улыбкой. Обернув немного голову назад, Оксана ощущала трение его пальцев, как они будоражащим касанием скользили по бархатистой коже, вызывая сильные порочные чувства. Пальцы мужчины вцепились в нежную ткань банта на спине сзади платья Оксаны, развязывая обворожительной лаской его путы, освобождая бюст от сковывающих его оков ажурной нежной ткани. Состроив роскошную улыбку алых губ, Оксана, чувствуя на теле влияние тёплых ладоней мужчины, ощущала, как нежно скользила по тело белое платье туника. Переступая через лежачую на полу кружевную ткань, что оставила приятный осадок на коже тела Оксаны, как только нежно скользила вниз, падая на пол. Окончанием песни dubstep послужило, когда Оксана повернулась к своему кавалеру, представ перед ним в обнаженном виде. Обвивая шею мужчины, Оксана прижалась к самцу, ощущая, трепетное дыхание и жар что исходил от его рубашки, а так же чувствуя приторный терпкий вкус перегара коньячного напитка от пылких мужских губ. Руки самца обвили талию Оксаны, кончиками пальцев касаясь её упругих выставленных ягодиц, его трепетное пылкое огнём перегара силой порочного влияния манила слиться с ним губами в единой прелести поцелуя.

— Присядем? — предложил Корнилов, прошептав рядом с губами Оксаны

— Если только ты при этом войдёшь в меня — эмоции Оксаны были натянуты струной, каждая клеточка её тела безудержна, требовала искушения порочной страсти

— Ты действительно этого хочешь? — поинтересовался Корнилов, спрашивая тихим шепотом рядом с губами Оксаны, едва касаясь их своей пылкой трепетностью губ

— Ну, ты же ведь не думаешь — говорила Оксана, чувствуя как каждое касание губ мужчины своих, заводило с такой естественной силой, заставляя мокнуть изнутри — Что я вот это всё тебе просто так устроила?

— Нет просто сегодня твой день — пытаясь выказывать перед Оксаной свои чувства, откровенничал Корнилов — Я не хочу для тебя всё испортить

— Иди за мной

Предложила Оксана, взявшись за кончики пальцев руки мужчины, поманила его за собой, специально в каждом шаге выказывала эластичность своего тела, выраженно покачивая бёдрами.

— И ты ничего не испортишь — встав у стола, опираясь на его гладкую поверхность упругой поверхностью ягодиц, уверяла Оксана

— Правда? — поинтересовался Корнилов, когда подошёл к Оксане, обвивая вновь её сочные бёдра жаркой поверхностью ладоней, прижался к ней

— Правда — заверила Оксана, умело держась через его черные брюки за напряженные гениталии самца, покорно смотрела в его сгорающие страстью карие глаза

— Ты, правда, этого хочешь?

Как будто чего-то волновался, спросил Корнилов, когда Оксана настойчиво расстегнула его ремень черных брюк, а потом потянул собачку ширинки, спустила достаточно ловко с него нижнюю одежду.

— Просто..…

— Тш…… — прислонила кончик указательного пальца к губам мужчины, пока другой рукой умело доставала, держась за напряженные гениталии мужчины, Оксана вынула его член из трусов

Располагаясь спиной на столе перед мужчиной, Оксана, заползая на него наступая коленом, выраженно демонстрировала сочные формы своего обнаженного тела. Держась одной рукой за напряженные гениталии самца, Оксана, согнув обе ноги в колено, опиралась на поверхность стола, на котором лежала спиной, каблуками синих туфель. Столь же аккуратно Оксана оголила напряженную головку пениса самца, что пульсировала агонией порочной силы искушенного желания. Вены на члене мужчины пульсировала порочным влияние любви, Оксана коснулась алыми губами её жаркой пламенной поверхности кончиком высунутого языка. Играя прозорливо кончиком языка с головкой пениса мужчины, Оксана забавлялась тому, как мужчина, находясь под влияние столь искусного обольщения её власти. Чувствуя кончиком языка, напряжение мужской силы, вкус выделяемой смазки, Оксана едва коснулась его пылкой поверхности головки алые губами, оставляя на розовой кожице алый отпечаток страсти. Медленно продвигая по губам член в полость рта, Оксана чувствовала всё его напряжение пульсацией на нём жил, то с каким рвением и крепкой убедительной силой мужчина вцепился обеими руками в её выставленный бюст. Самец словно попал под влияние сильного порочного искушения, сжимая обе груди Оксаны нежно пальцами, он настойчиво ввёл головку напряженного члена к ней в рот, так чтобы она могла ощутить её вкус смазки нежность поверхности, обволакивая обильно стебель слюной.

— М…… я хочу тебя

Простонала Оксана, когда мужчина вытащил медленно головку члена из её рта, чувствовала во всех тонкостях, как завораживающим трением скользили ладони по поверхности её живота.

— Ну же

Царапая коготками обеих рук поверхность лакированного стола, на котором лежала Оксана спиной, ощущая, как ладони мужчины скользили у неё на животе.

— Дай мне тебя вкусить в себе — изнемогая порочным стоном, извиваясь подобно кобре на столе, Оксана лежала, прижавшись к нему спиной

— И я не собираюсь тебя зря мучить — заверил мужчина, медленно обошёл стол, на котором лежала Оксана, изнывая насыщенной сексуальной нотой стона

— Ну же

Потребовала Оксана, смотрела на самца как на короля, когда Корнилов встал у стола между её ног, почувствовала как его крепкие руки, словно прочные порочные путы обвили её бёдра.

— Не заставляй меня

Обольщаясь в улыбке, Оксана ощущала, как пропитанная слюной головка напряженного члена, коснулась её голого лобка, опускаясь вниз вдоль набухших возбуждением половых губ. Играя с Оксаной, на её тонких чувствах, мужчина водил крепкой головкой промеж возбуждённых половых губ, не пытаясь проникнуть внутрь их мокрой обители. Зависая на промежности возбуждённых половых губ Оксаны, мужчина словно начал круговыми движениями истязать нежным трением вход в неё. Чувства были настолько сильно обострены, изнывая порочной нотой стона, Оксана, выгибая спину, согнув руки в локти, опираясь ими о поверхность стола, чуть приподнялась, находясь бёдрами в объятиях крепких пут мужчины.

— Ах…..

Издала Оксана насыщенный нотой порока стон, раскрывая алые губы в искушенной форме, запрокинула голову, почувствовав проникновение в себя мужской крепкой мощи.

— А…… — медленное проникновение головки пениса мужчины в Оксану, вынуждал её влагалища растягиваться перед его силой, чувствуя проникновение в себя каждой стеночкой

Самец, вцепившись неистовой страстью руки в выставленную грудь Оксаны, которая она словно отдала в его крепкую хватку, пока другая рука этого зверя сковала оковами её бёдра, вынуждая медленно насаживаться на его пенис. Продвижение по стеблю пениса стеночками влагалища Оксаны было таким ощутимым и медленным, кавалер словно был так аккуратен, медленно вводя в неё свой крепкий член. В Оксане в этот момент словно всё бурлило, все эмоции чувства ревности, что она питала к этому мужчине словно, растворились в атмосфере искушения страстью. Каждая клеточка пылкого тела Оксана словно сгорала в пучине объятиях крепкой любви с самцом, которого она сама для себя выбрала и возжелала с ним соединиться.

Рука мужчины медленно сползла в такой сладкий момент скольжения стеночек влагалища Оксаны по стеблю его пениса, с груди на спину, касаясь ладонью её пылающей поверхности спины. Всё в теле Оксаны было так напряжено, столь долгое не испытывая секса, расслабила её так сузив стеночки влагалища. Поры на коже тела Оксаны выпустили пот, вены были так сильно напряжены, пульс участился настолько сильно, казалось, будто сердце выпрыгнет из груди. Кусая нижнюю губу, Оксана испытывала сильное растяжение стенок влагалища. Мужчина резко подхватил её, держа одной рукой Оксану за бёдра, другой ладонью прижимая к спине, медленно ввел в неё весь член, когда она, запрокинув голову от столь сильного глубокого проникновения в себя, раскрыла алые губы, отдавая себя в объятия страсти самцу. Лазурные голубые глаза Оксаны были полностью открыты, губы раскрыты в алой порочной искушенной форме. Обвивая руками шею мужчины, Оксана прижалась к нему, ощущая своим телом, как в неё горел огонь страсти искушенного желания. Мужчина обхватил обеими руками бёдра Оксаны, позволяя ей стоя посреди кабинета. Выказывать пластичность своего тела, Оксана скользить по стеблю его пениса находясь у него на руках, слившись с ним в жаркой страсти поцелуя, выражая при этом дикость окутавшего разум порока. Такое ощущение было у Оксаны в момент столь будоражащей насыщенной оттенками красками чувств, словно мозг, взрывался самыми разными цветами фейерверками, сразу же испытала сильный оргазм, пропитывая напряженный стебель пениса мужчины своим изобилием сока будоражащей любви.

— Ах…. — изнывая порочной нотой стона, Оксана ощутила в момент того как она сгорала переживая момент сильного оргазма, мужчина медленно держась за бёдра поднял её вынуждая пенис покинуть обитель влажных стенок — М……

Покинув стенки влагалища Оксаны, мужчина не смог себя сдержать, словно фонтаном страсти извергнул из себя сперму, что тут же покинув его головку, каплями обильной страсти стекала смачными белыми сгустками по стеблю его пениса.

— Я просто…. я просто

Задыхаясь, говорила Оксана, словно таила в улыбке счастья, когда мужчина посадил её на поверхность стола рядом с которым он стоял, слившись в объятиях сексуальной страсти.

— Просто…… — хватая воздух ртом, Оксана пыталась выразить своё удовольствие, положив одну руку на колено, а другой, взявшись за свою грудь

— Всё хорошо солнце моё — подошёл Корнилов к Оксане, когда она сидела перед ним на столе, обвил ладонью руки её щеки, направляя искушенный взгляд лазурных голубых глаз на себя

— Иди ко мне — потребовала Оксана, обвивая руками подобно путам винограда его шею, слилась тут же с ним губами в искушенной силе поцелуя

Смачно целуясь с дикой страстью с мужчиной, Оксана вела себя необузданной кошкой, выражая перед ним сексуальное обнаженное тело, по коже которого стекали капли пота пережитого сексуального наслаждения.

— Любовь моя ты доволен? — спросила Оксана, оторвавшись от его губ, ощущая его жар пылкое жжение слюны на поверхности алых размазанных помадой губ

— Свет мой солнышко — нежно играя в любезности, мужчина казался таким милы для Оксаны, что она таила перед ним подобно ледяной королеве — Это твой день, день 8 марта я должен спрашивать, довольна ли ты?

— Ну, я довольна! — ухмыльнулась Оксана, нежным поцелуем одарила губы мужчины, выражая перед ним румянец на щечках

— Тогда позволь мне — отошёл мужчина от Оксаны, словно хотел сделать какой-то сюрприз, выражая скрытую ухмылку на губах — Вручить тебе подарок, прежде чем мы……

«Единственный сюрприз для меня позволить ему выйти мне из этого дома, отправиться в больницу взять дело и отвлечься», размышляла Оксана, специально играя на чувствах мужчины, выражая ангельскую прекрасную улыбку.

— Любимый мой — заявила Оксана, отвлекая мужчину, когда он подошёл к серванту в рабочем кабинете, на полке которого находился синий большой футляр — Я хотела тебя спросить, если ты мне разрешишь, конечно, я ведь тебя всё-таки порадовала

— И я знаю, как отплатить тебе за это — ответил Корнилов, взяв в руки большой синий футляр

— Позволь мне вернуться в больницу — сорвалось у Оксаны с языка, желание, которое она требовала от своего кавалера

— В больницу? — по его лицу пробежала дрожь, выражающая его несогласие с мыслью Оксаны

— Ну, прошу — уверяла Оксана, сползая с края стола на котором сидела, касаясь каблуками синих туфель паркета пола — Пожалуйста

— Но ведь…… — по лицу Корнилова было видно, как он не хотел отпускать от себя Оксану

— Ну, пожалуйста — состроив выражение лица полного разочарование выказывая ангельскую невинность, нахмурила Оксана губки, выражая прекрасное очертание скул

— Ну, хорошо

Поддался мужчина чарам обольщения Оксаны, когда она направлялась к нему, выказывая в каждом шаге эластичность бёдер.

«Ну, вот стоит только добавить капельку обольщения и он уже у моих ног, скора я получу то что хочу и мне не нужен его блядский дешевый подарок», размышляла Оксана, обольщая в улыбке довольства, направляясь по кабинету к серванту где стоял мужчина.

— Но только…… — говорил Корнилов, держа в руках синий большой футляр

— Только что

Подошла Оксана, стукая каблуками по паркету, ставя ноги крест-накрест в каждом шаге, касаясь кончиками пальцев футляра, что держал в руках Корнилов, выказывая взгляд королевы.

— Ты что-то хотел сказать любимый? — спросила Оксана нежностью ласковой интонации голоса

— Только то — раскрывая перед Оксаной футляр, в котором находилось дорогое колье из бриллиантов, ответил Корнилов — Какая прелесть — завистливым взглядом посмотрела она сияющее в лучах солнца, проникающего в кабинет дорогое ожерелье

— И оно подарок тебе — уверял Корнилов, передавая в руки Оксане этот футляр

— Я могу отправиться в больницу? — повторила Оксана свою просьбу, держа в руках колье

— Ты ведь приедешь, сегодня ночевать домой? — спросил Корнилов, обвивая талию Оксаны рукой, прижал её к своему телу — Только так я разрешу тебе выйти из дома

— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, ощущая жар пылкости тела мужчины, прижимаясь к его телу своим, поставила раскрытый футляр с колье на полку — А по-другому мне нельзя?

— По-другому я тебя просто никуда не отпущу — заявил Корнилов

— Хорошо — заверила Оксана, коснувшись подушечкой указательного пальца губ мужчины — Я сделаю всё, что ты скажешь, приму любимые твои условия

— Давай выпьем с тобой вина сегодня? — спросил Корнилов, разговаривая шепотом рядом с губами Оксаны — Посидим, отметим праздник

— Вечером — возразила Оксана, я пока хочу побывать в больнице — Освоиться

— Освоиться? — удивился, ответил Корнилов, посмотрев на Оксану вопросительным взглядом не понимая её выражения, лишаясь близости объятий с ней

— Ну, меня ведь там давно не было — пояснила Оксана, покидая объятия мужчины

— Тебя ведь уволили — уточнил Корнилов, задержав Оксану возле себя схватившись за кисть её руки, когда она хотела отойти от него, покачивая выраженной упругой формой бёдер

— Вот и я хочу восстановить всё, как было — заявила Оксана, обольстив мужчину милой красотой улыбки, состроив ему милое очертание улыбки

— Я могу дать тебе всё то, чего ты захочешь — уверял Корнилов, продолжая держать Оксану за руку, не хотел отпускать её от себя

— И я это безусловно возьму — заверила Оксана, состроив губки трубочкой, сделала выразительную ангельскую мимику на лице — Но сейчас дорогой, ты ведь разрешил мне поехать в больницу, ну пожалуйста, сегодня ведь мой день, ты сам ведь говорил

— И кажется я уже начинаю жалеть об этом — согласился Корнилов, уныло вздохнул, отпуская руку Оксаны, позволяя ей отойти от себя — Я пришлю за тобой моего водителя, он тебя отвезёт куда ты ему скажешь

— Я поеду на своей машине — заявила Оксана, покачивая выразительной красотой бёдер, отошла от мужчины, сохраняя для него прелесть роскошной улыбки, алых размазанных после страсти губ

— Но…… — хотел возразить Корнилов, но заметив в мягкой форме суровое выражение лица Оксаны, тут же решил оставить мнение при себе

— Спасибо любимый — подошла Оксана к закрытой двери, прикрывая одной рукой заигрывая с мужчиной, грудь, коснулась ручки закрытой двери — Я тебя тоже очень люблю

— Постой ты, что так пойдёшь? — оспаривая решение Оксаны, ответил Корнилов, оставаясь стоять посреди кабинета — Может, хотя бы оденешь на себя что-нибудь?

— Я думаю твои бабы, что там внизу — указала Оксана в сторону открытой двери — Хорошо поймут меня и то, что я для них королева, а ты мой король

— И то, что для королевы ты выглядишь божественно — выразил впечатление Корнилов, когда Оксана, переступая порог открытой двери, вышла в светлый коридор дома — Моя богиня

«Пиздец люблю, когда он боготворит меня, он словно уже молиться на меня начнёт, он просто безумно в меня влюбился и не хочет меня терять, да и мне, зачем терять его», размышляла Оксана, прикрывая грудь и паховую область ладонями обеих рук, прошла по коридору в сторону открытой двери.

Переступая через высокий порог открытой двери, Оксана вошла в комнату со светлой атмосферой, где за большими окнами, через стекла которых проникало огромное количество света. Белые обои стены, бежевые шторы, даже пушистый ковёр, что был постелен в центре комнаты, тоже был цвета снега. Закрывая за собой дверь, Оксана, стукая каблуками по паркету цвета кофе с молоком, прошлась по комнате, выразительно покачивая бёдрами в каждом шаге, в сторону шкафа.

Продолжительные двадцать минут Оксана стояла перед белым комод, щедро покрывая слоем алого, губы, проводя по их пылкой поверхности стержнем помады. Опираясь каблуком черных зимних ботфорт на мягкий пуфик, Оксана выражала эластичность собственного тела, продолжая смотреть в отражение зеркала, напротив которого стояла у комода. Черное короткое платье, что обегало тело Оксаны, материал которого составлял чистый кашемир, приятной нежности обволакивал кожу, согревая своей лаской и теплом. Пышные русые волосы с золотистым отливом покрывали плечо Оксаны, красота которых была скрыта под материей зимнего платья.

— Не могу поверить — высказывая возмущение, говорила Оксана, задвигая стержень помады, откладывая его на полку комода — Что ты заставил меня надеть это платье и ботфорты я же в них спарюсь — обернувшись, обратилась она к Корнилову, что стоял у окна напротив комода

— Главное чтобы ты не замёрзла — ответил Корнилов, смотрел куда-то через стекло окна, после чего задвинул штору, уменьшая чуть проникающего способность света в комнату

— А то, что я как-то вся спрею, тебя это как-то не ебёт да? — продолжая высказывать недовольства, Оксана опустила ногу, чувствуя, как ботфорты из-за непривычки немного сковывали её движения

— Еще оденешь, шубу, что я тебе подарил — заверил Корнилов, повернувшись к Оксане, словно любовался её черным коротким платьем и то, как оно сочеталось с черными ботфортами

— Нет! — возразила Оксана, взяв телефон с комода, положив его в сумочку, застегнула её на замок

— Тогда останешься, дома и никуда не поедешь — заявил Корнилов, оспаривая мнение Оксаны

— Блядь — прошипела Оксана, грязно выразившись, обратила внимание на то, как Корнилов подошёл к открытым дверям шкафа и достал из него белую меховую шубку

— Встань ко мне спиной — обратился Корнилов, снимая с вешалки шкафа белую меховую шубку

— Ну, сейчас же весна — нахмурила Оксана обидчиво губки, стукая каблуками по паркету, повернулась к мужчине, который направлялся в её сторону, спиной

— Я просто не хочу чтобы ты заболела — уверял Корнилов нежностью подобающей кавалеру так ласково и приятно одел на Оксану белую меховую пушистую шубку

— А то, что я сгорю на солнце — выказывая ранимую обиду перед мужчиной, заявила Оксана, в тот момент, когда мужчина одел на неё шубку, обошёл и встал перед её лицом

— Пойми любовь моя — коснувшись приятными тёплыми ладонями лица Оксаны, нежно пылким горячим касанием губ, одарил легким поцелуем — Я беспокоюсь о тебе и не могу допустить, чтобы с тобой хоть что-нибудь могло случиться

— Да блядь что со мной может случиться? — продолжа грязно выражаться, была не согласна Оксана с заботой своего мужчины

— Вот и я хочу — застегивая пуговицы шубки Оксаны, пояснил Корнилов, заигрывая с ней, коснулся игриво её нахмуренных обидой губ — Чтобы ты была у меня здоровой и счастливой

— И сгорела нахуй на солнце — грязно выругалась Оксана, посмотрев на мужчину как на дурака, была разражена его предельной заботой — Сейчас же весна

— Ну и что — не придавая словам и недовольствам Оксаны никакого значения, ответил Корнилов, пожав плечами

— Это не забота — схватила Оксана сумочку, после того как Корнилов аккуратно одел, капюшон, на её голову — Это блядь пытка какая-то — стукая каблуками черных ботфорт, направилась она к закрытой входной двери

— Всё для того чтобы ты была в целости и сохранности — уверял Корнилов последовав следом за Оксаной, когда она подошла к закрытой двери

— В мой собственный день

Жаловалась Оксана, так же, не воспринимая заботу Корнилова в серьёз, как он её недовольства, открыла дверь и вышла перед ним, покидая комнату, в коридор.

— Ты не можешь поступить так, как я хочу — заявила Оксана, переступая через высокий порог открытой двери, вышла в коридор прямо на красную ковровую дорожку

— Может, я просто боюсь тебя потерять — пояснил Корнилов, проследовал за Оксаной по коридору к ступенькам лестницы, что вели в гостиную — И не хочу, чтобы с тобой хоть что-нибудь случилось

— Ты это уже говорил

Обернулась быстро Оксана к собеседнику, что выражал перед ней предельную заботу, отразила в лазурных голубых глазах, отблеск света солнца, что проникал через стекло окна в коридоре.

— И я тебе повторю — прошипела Оксана, чувствуя как жар, подобно пламени разогревал всю тело под теплой зимней одеждой — Хотя, что толку, пойду я лучше освежусь

Передумала Оксана, наступая на первую ступеньку лестницы перед собой, начина поспешно стукая каблуками ботфорт по её деревянной поверхности спускаться.

«Как же меня порой блядь бесит его забота», думала в тот момент Оксана, желая выйти скорее уже на улицу, чувствуя, как под одеждой телом полыхало неистовым жаром.

Гостиная была в гармонии оттенков света и легкого сумрака, будоражащие тени качающегося за окном кедра, разгуливали по стенам. Камин как всегда излучал розовое свечение блеклого света и при наполовину задвинутых шторах на окнах, создавал легкую интригу романтики. В самой гостиной на фоне голубых её стен и расписанных красками фиалок и вьющихся растений, создавали легкую атмосферу сказочного места. Воздух в гостевой большой комнате, казался тёплым, смешанная палитра вкусов гардении, жасмина, лаванды и легкого привкуса винограда, смешалась в одном единстве вкусов.

Миронова стояла у окна, словно смотрела куда-то, опираясь рукой на выставленное бедро, другой рукой кончиками пальцев держалась за штору. Малинова, белокурая женщина с роскошным оттенком белого и шатенка с незабываемым тоном, цвета волос, кашемира Волковой, расположились в белых креслах, повернутых спинкой к камину, из которого отходило легкое розовое свечение тлеющих в нём углей. Спиридонова, женщина, у которой оттенок волос был подобен пламени вечного огня, с естественным рыжим оттенком, сидела на диване, положив на ногу, у окна, ёрзала игриво указательным пальцем по сенсору сотового телефона. Анжелика, посчитав выгодным заручиться поддержкой со стороны женщины, у которой был немного схожий оттенок цвета волос, расположилась рядом со Спиридоновой, что-то шепотом ей рассказывая. В гостиной сложилась тишина лишь упоительный женский шепотом и треск тлеющих углей в камине, были единственным приятным звучанием в этой гостевой большой комнате.

— Уверяю тебя любовь моя — говорил Корнилов, спускаясь следом за Оксаной — Я просто беспокоюсь о тебе, хочу, чтобы с тобой всё было хорошо

— Да любовь моя — обернулась Оксана, стоя на лестничном пролёте — Ты не мог бы это не повторять по нескольку раз, а то честно могу сказать, как ты порой заебал

— А я всё думаю, у кого там такой грязный язычок

Обратилась Миронова, повернувшись в сторону лестницы, спуск которых со ступенек вёл в гостевую сказочную комнату, расправляя кончиками пальцев на бёдрах зелёное платье.

— А эта наша Оксана умеет удивлять своим появлением — обернулась Миронова выразительным критикующим взглядом, посмотрела на Оксану — О…. господи что это?!

«Блядь тупая сука, как же ты меня бесишь, почему тебе просто взять и не заткнуться», подумала Оксана про Миронову, спускаясь по ступенькам лестницы, снизошла на глянцевый пол.

— А что это? — заявила, холодно не обращая внимания на усмешку женщин, спросила Оксана, направляясь быстрым шагом по гостиной — Что тут может быть блядь такого, чтобы вызвать ваше удивление?

Прошла Оксана за спиной у Мироновой, специально касаясь кончиками пальцев плеча этой темноволосой женщины, подобный жест заставил брюнетку легко вздрогнуть.

— Может быть, вы мне скажите госпожа Миронова — касаясь кончиками пальцев подбородка женщины, спросила Оксана рядом с её губами

— Да что ты себе позволяешь — убирая руку Оксаны, возразила Миронова — Совсем уже дура, что ты себе там возомнила?

— Я ничего даже и не думала

Уверяла Оксана, улыбнувшись легкомысленной улыбкой, мило выражая радушие, обернулась, посмотрела на остальных женщин, которые находились в гостиной.

— А вот ты, похоже вечно пытаешься доказать, что ты среди всех этих куриц

Испытывая чувства Корнилова, что направлялся к окну, где стояли Оксана и Миронова и эмоции брюнетки на прочность.

— Не просто дешевая потаскуха, а чего блядь стоишь

Продолжая выражать чрезмерную гордость, подобающей королевы Оксана смотрела в глаза темноволосой собеседницы, что словно проглотила язык, не знала, что и ответить на оскорбление.

— Но в конечном итоге

Выражая стерву, ответила Оксана, обращая внимание как Корнилов, подошёл к ним, мужчина словно сгорал от стыда за её недопустимое поведение

— Ты просто тупая сука — продолжая издеваться, выразила Оксана собственное мнение, в тот самый момент, когда Корнилов подошёл к ней и схватил за руку, вынуждая отойти от брюнетки

— Оксана что ты делаешь?

Едва сдерживая себя, мужчина был предельно вежлив с Оксаной, понимая, как важна она для него и его компаньоны он словно не мог разорваться и занять чью-то сторону в этом споре.

— Простите, пожалуйста, я…..

Уверял Корнилов, чувствуя за собой вину, за проступок Оксаны, не мог даже посмотреть в глаза Мироновой, что стояла, как рыба не могла проронить ни слова.

— Оксана любовь моя — нежно взял руки Оксаны, мужчина коснулся, их нежной поверхности пылким огнём губ, одарив их лаской поцелуя — Прошу ты ведь куда-то собиралась, езжай, я обещаю, я всё улажу, можешь не о чем не переживать

«Блядь как же меня порой заводит, что я веду себя как сука, а он всё равно принимает мою сторону, надеюсь, я смогу себе позволить большее», размышляла Оксана, сохраняя очертание прекрасных скул, мило улыбнулась в ответ Корнилову, когда он держал её за руки.

— Я как раз именно это

Делая вид, что в сложившейся ситуации она не причём, ответила Оксана, не придавая никакого значения стеснению Корнилова, молчанию Мироновой и удивлению оставшихся женщин

— Собиралась сделать — выразила Оксана милый воздушный поцелуй мужчине, направляясь к выходу из гостиной, стукая каблуками черных ботфорт по глянцевому полу

— О…. боже — удивилась рыжеволосая девушка, что сидела рядом с Анжеликой на диване, прижала кончики ладоней к губам

— А по-моему — попыталась Анжелика выразить собственное мнение Анжелика — Оксана очень даже ничего, иногда умеет еще, как удивить

— По-вашему это смешно? — суровым голосом обратился Корнилов, когда Оксана подошла к закрытой двери в гостиной

— Ой…… простите, пожалуйста — смутилась Анжелика, выглядев перед всеми весьма неуютно

«Еще одна тупоголовая рыжая сука», открывая дверь нажатием на металлическую ручку, подумала Оксана, ощущая тёплое влияние воздуха весны, как охватило её тело.

В этот момент солнце закрыла туча, прекращая влияние его ярких лучей, опуская на деревенскую долину смуглую тень. Чувствовался естественный природный запах весны, мокрых деревьев, тающего снега и легкое ощущение сырости из-за высокой влажности в воздухе. С долины за холмом доносился шум, окутавших опушку хвойных деревьев, завораживающая песнь леса, звучание естественного шуршания распространила мелодию ветра. Воздух был теплым, лишь ощущение легкой прохлады оставляло напоминание уходящей зимы. Голубой небосвод был окутан пышными перистыми облаками, одно из которых загородила, просвет ярких лучей весеннего солнца, бросив легкую тень на деревню и окружающую её холмы. Слышался лай деревенских собак, что были у хозяев домов расположенных у холма, где располагался дом. С домов у подножья холма было видно, как дымоходы извергали из себя клубы белого дыма, насыщая воздух запахом сгоревших дров и пепла.

Переступая порог открытой, Оксана ступила каблуками черных ботфорт на каменное крыльцо трёхэтажного коттеджа. Ощущая легкое чувство весенней прохлады, Оксана закрыла за собой дверь, толкнув её пальцами вовнутрь, прошла, стукая каблуками по каменному крыльцу, подошла к его широким ступенькам. Наступая на первую ступеньку, Оксана медленно подобно кошке, стала спускаться, ведя кончиками пальцев по каменным перилам, чувствуя холод камня с их поверхности. Спустившись со ступенек, Оксана, глубоко вдыхая прохладный воздух весны, чувствовала легкую насыщенную влажность таившего снега, прошла по каменной плитке по ограде, где располагался красный мерседес, что сохранил на своей поверхности капли растаявшего снега. Открывая сумочку, Оксана подошла к машине, доставая из неё брелок, нажимая на кнопку которого, позволяя отключить электронные замки машины и запуская двигатель автомобиля.

«Как же порой мне нравиться этот звук», восхитилась Оксана прошла мимо автомобиля, под капотом которого раздалось страстное рычание Mercedes-Benz SLS AMG Red.

Раскрывая ворота, убирая с них засов, Оксана с легкостью открыла большие главные ворота, что с легким скрипом отодвинулись друг, от друга издавая механический крип петель. После чего направляясь по ограде к автомобилю, мотор которого урчал как довольный сытый кот, звучание его такта было просто завораживающим. Медленно Оксана, стукая каблуками, ботфорт по каменной плитке в ограде, подошла к красному мерседесу, открывая дверь, с водительской стороны, легким поднятием вверх. Выгибая спину, выставляя сексуально бёдра, Оксана, залезая в автомобиль, располагаясь на черном кресле, материал которого была приятная алькантара, как и его приборная панель, обшивка дверей и потолка машины. Закрывая за собой дверь, Оксана почувствовала, как из-за огромной тучи на небе, солнце вновь начало освещать деревенскую долину, прогревая машину мощью лучей. Вставляя ключ в замок зажигания, Оксана поставила сумку между сиденьями, скинула с головы пышный капюшон белой шубки.

«Как же порой я давно не сидела за рулем этого автомобиля, признаю, мне не хватало звука его автомобиля, нежности его материала и просто приятной атмосферы, находясь в нём», размышляла Оксана, расстегнув верхние пуговицы белой шубки, освобождая тело от его назойливых оков.

Выжимая плавно каблуком ботфорт педаль сцепления, Оксана, включая первую передачу, легким нажатием на педаль газа, добавила мощи. Отпуская педаль сцепления, Оксана тронула с места легким рывком машину с места, что с легким механическим рыком, плавно покинула ограду дома, выезжая на деревенскую улицу. Подобно хищнику, преодолевая препятствия дорожного полотна, автомобиль плавно двигался между домов по просторной деревенской улице, пока Оксана забавлялась с педалью газа. Добавляя мощи рьяному хищнику, всех восемью цилиндров, Оксана пустила его с плавным ускорением по улице, оставляя за собой грязь мокрой улицы, которые каплями черной жижи вылетала из-под колёс. Стремительно удаляясь, переливаясь в оттенках красного в солнца лучах падающих на поверхность, красный мерседес скрылся вместе с протяженности звуковой волны, неистовой стихии такта хода поршня в цилиндрах двигателя.

 

***

Плавно двигаясь по деревенской улице, проезжая напротив крутого деревенского рынка, красный мерседес, издавая механический зов мотора, распугал в сторону стаю деревенских псов переходящих вольным шагом дорогу. Разбегаясь в разные стороны дворовые собаки, одна из которых чуть не попала под колёса, отъезжающего от рынка УАЗика ППС, что успел резко затормозить, чуть не раздавив животину. Яркие солнечные лучи в этот день растапливали снег до такой степени, что по дорожному полотну стали стекать тонкие струйки ручьев, вместе с сочетаемой в них грязи. С приближением тёплых температур, на деревенских улицах участилась больше пыли, что витала в воздухе мелкими крупинками, значительно увеличилось грязевых отложений, как у обочины дороги, так и на тротуарах. Однако, не смотря на теплую погоду этим днём, ветер все же что спускался с холмов, имел завораживающую прохладу. На деревенской улице, что вела вниз к берегу речки, мелодия которой текучей воды, приятно сливаясь с гулом леса на опушке, создавали пленительный природный аккорд звучания.

«Надеюсь некоторые хотя бы из этих извергов в больнице, встретят меня боле теплее», размышляла Оксана, направляя автомобиль к въезду в больничный дворик.

Больничный дворик был окутан смуглой тенью кирпичного двух этажного здания, сохраняя внутри себя легкую диковинную атмосферы воцарившейся зимы. Голубые ели, что украшали природу парковой зоны, ветки на которых были обильно покрыты снегом. Тротуар у обочины проезжей части внутри дворика больницы, был укрут легким слоем крупинок снега, оставаясь в тени здания, сохранил свою первозданность, не растаяв. Птичий гул, собравшихся на крыше голубей словно превратился в какой-то базар, из-за которого даже не слышался шум потока ветра, воцарившегося над деревенской долиной.

Проезжая мимо газели, скорой помощи, что отъехала от крыльца приёмного покоя, Оксана остановила свой автомобиль, напротив тротуара не доходя пару метров. Заглушив мотор легким поворотом ключа, Оксана, вытащив его из замочной скважины рулевой колонки, положила его в раскрытую сумочку, что стояла между сидений. Повесив сумочку на плечо, Оксана легким поднятие вверх, открыла дверь с водительской стороны, чувствуя легкую прохладу свежего весеннего воздуха, что бурным потоком просочилась в салон. Покидая автомобиль, Оксана выгнула спину кошкой, вышла на улицу, наступая каблуком черных ботфорт в лужу таившего снега. Закрывая водительскую дверь, Оксана достала брелок автомобильной сигнализации из сумочки, направляясь по тротуару, нажала на его кнопку, включаю электронную систему защиты машины. На ступеньках стояла молодая медсестра, в синем пуховике, из-под которого выказывался краешек белого халатика, девушка с кашемировым оттенком волос, что-то набирала на сенсоре дисплея телефона. Не обращая внимания на Оксану, девушка, как будто её не замечала, прислонила телефон к уху. Поднимаясь по ступенькам крыльца, Оксана вдохнула ртом свежесть весенней прохлады, поднявшись, стукая каблуками по бетону, подошла к закрытой двери крыльца приёмного покоя.

«Блядь если честно я так волнуюсь меня ведь тут, сколько не было, вполне вероятно, что меня уже давно уволили», чувствовала Оксана легкую неуверенность, взявшись за пластиковую ручку двери, потянула её на себя.

Открывая дверь, Оксана тут же перешагнула её порог, вошла помещение, касаясь каблуками, ботфорт бетонного пола. Стук каблуков, вынудил Валентину, когда рыжеволосая девушка стояла у окна дежурного приёмного кабинета, дверь которого тоже была открыта, обернуться. Львова была одета в белый халатик врача, в момент того как она обернулась к открытой двери, Оксана заметила на вырезе декольте v-образной формы, что под ним скрывался красный ажурный бюстгальтер. Выразительный взгляд её голубых глаз, очертание веснушек, а так же мило подражание улыбке на весьма как бы казалось для Оксаны серьёзном лице, действительно было милым. Обратив внимание, как Оксана вошла в помещение, Валентина, тут же стукая каблуками красных туфель, вышла из дежурного кабинета, словно как застыла в проходе открытой двери.

— Оксана Владимировна?! — выказывая удивление, спросила Валентина, словно как будто была не уверена, что видит перед собой Оксану

— Ты так говоришь, как будто приведение увидела

Ухмыльнулась Оксана роскошной улыбкой, алых накрашенных губ, прошла по помещению в сторону открытой двери, где стояла Валентина, облокотившись на дверной каркас.

— Не поверишь вот пришла на работу

Продолжая делать вид, что всё нормально, говорила Оксана, осторожно подошла к рыжеволосой девушке, что так выразительно любопытным взглядом смотрела на неё.

— Да ладно, могла бы хотя бы с праздником поздравить — возразила Оксана, заметив изучающий взгляд Валентины, нахмурила алые губки — Вот я хочу тебя поздравить и пригласить в кафе, где мы можем вместе посидеть и всё обсудить

— Тут нечего обсуждать

Не согласилась с таким утверждением Валентина, выказывая недовольство, хмыкнула, доставая из кармана белого халата сотовый телефон, оживила его нажатием кнопки.

— Вас ведь уволили — ответила Валентина, продолжая смотреть в оживлённый экран дисплея телефона — Да и вы прекрасно наверно это сами знаете, Тихонов натерпелся ваших выходок, да и та история с вашим больничным листом, была для него последней каплей

— Оксана Владимировна — вышел из помещения кафетерия Серов, поправляя воротник белого надетого поверх белой рубашки, халата — Но что вы тут делаете?

— Пришла занять себя новым делом?

Ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, на то, как мужчина нёс несколько кондитерских булок в прозрачном полиэтиленовом пакете. Его седые виски даже в смуглой тени в помещении приёмного покоя, переливались в самых разных оттенках серебристого. Серов был так же галантно одет, белая рубашка и черные брюки, что удачно сочетали с черными зимними ботинками с круглым носиком. Коллекция восхитительной прелести парфюма «Curve Liz Claiborne», сразу же насытила атмосферу воздуха в помещении приёмного покоя, как только Серов вышел из больничного коридора. Оттенки смеси лаванды, бергамота и гвоздики, сочетали в себе верхние ноты этого одеколона. Стихия сердечных нот вдохновляла тонами мускуса и лайма. Базовой стихией непревзойдённого аромата для такого мужчины служили такие запахи как кедр и амбра, аккорд которых мог вызвать влечение любой женщины к обладателю такой сильной вкусовой прелести. Поправляя пальцами черные волосы на висках, Серов был весьма удивлён столь неожиданной для него встречи.

— Но ведь разве вы не в курсе, что Тихонов вас уволил — повторил Серов слова Валентины, вошёл в открытую дверь дежурного приёмного кабинета

«Не удивлюсь, если ты старый пердун занял моё место», стараясь не выдавать чувство собственной обеспокоенности, размышляла Оксана, наблюдая, как Серов прошёл мимо неё.

— Я пришла вернуть моё место, по праву — прикусывая краешек губы, Оксана вошла вслед в кабинет за Серовым — Как я вижу, вы неплохо здесь устроились

— Ваш главврач, предложил мне тут работу — уверял Серов, располагаясь в кресле дежурного врача в кабинете, где стены и пол были выложены из белоснежной кафельной плитки

— Только вот что вы тут делаете? — удивилась Оксана, расположившись на черном стуле, рядом со столом, у которого сидел в черном кресле Серов — Я думала, вы будите замещать меня на то время, пока я буду……

— Так и есть — уверял Серов, кивнул Валентине, когда она вошла в кабинет, чтобы рыжеволосая девушка включила чайник — Эдуард Иннокентиевич попросил подменить его сегодня

— Вы уже успели со всеми тут познакомиться? — поинтересовалась Оксана, облокотившись на спинку стула, на котором сидела

— Пришлось быстро учиться — уверял Серов — Вы ведь вечно ведёте себя безответственно

— Зато вы у нас будто весь такой правильный?! — не согласилась Оксана с таким утверждением

— Извините, вы что-то хотели? — вышла быстро из кабинета, стукая каблуками красных туфель Валентина, как только дверь в приёмном отделении тихо скрипнула

— Да — послышался уставший голос женщины — Мой сын он как-то болен с рождения, ему нужна помощь, скажите, как мне найти Орлову?

— Простите, но это не возможно — уверяла Валентина

— Насколько мне было известно — слышался женский голос со стороны входа в приёмное отделение — Орлова же здесь работает, скажите, как мне делать так чтобы она посмотрела моего сына

— Но я же говорю это не возможно — повторила Валентина — Но я у вас уверяю, в нашей больнице есть хорошие квалифицированные врачи

— Сидите здесь тихо и не высовывайтесь

Предупредил Серов, понимая серьёзность проблемы, встал с кресла, в котором сидел, обошёл стол, после чего поспешно направился к выходу.

— Я доктор Серов — обратился Серов, встав у открытой двери — Чем я могу вам помочь?

— Я хочу видеть Орлову — повторил суровым весьма сдержанным голосом мужчина, выказывая это, что он явно устал это повторять — Мне сказали, что она здесь работает

— Послушайте — глубоко вздохнул Серов, явно с трудом сдерживая себя из-за сложившейся напряженной ситуации — Доктор Орлова сейчас она……

— Она что в тюрьме — предположил неизвестный мужчина — На каком-то острове или в зоне вне досягаемости, где её можно и не достать

— Я говорю вам, да что такое — откашлялся в руку Серов — У нас в больнице работают самые лучшие врачи, скажите, в чём собственно проблема, мы вам поможем

— Мне не надо лучших ваших врачей, даже самых лучших — возразил мужчина, был не согласен с предложением Серова — Мне нужна Орлова

— Послушайте это невозможно — уверял Серов

— Она что умерла? — вынес другое мнение неизвестный мужчина

— Да бог с вами что вы — возразил Серов, выразил удивление на предположение мужчины — Нет, как вы такое могли только подумать

— Тогда где она? — словно уже не выдержал мужчина, едва себя контролировал

— Папа успокойся! — уверяла какая-то девушка, что находилась тоже в помещение приёмного отделения скорой помощи — Послушайте, моему сыну нужна срочная медицинская помощь….

«Они хотят видеть именно меня, похоже, другого такого шанса, избежать своего позорная увольнения я не вижу», размышляла Оксана, собираясь с мыслью встать со стула и направиться к выходу.

— Послушайте — уже более спокойным голосом говорил мужчина, в тот момент, когда Оксана встала со стула — Я хочу чтобы моим внуком занималась именно Орлова!

— Это я уже понял — согласился с таким утверждением Серов — Но есть врачи гораздо опытнее Орловой, тем более я могу с уверенностью сказать, что если я буду лечить вашего внука, то он будет под надежной защитой и под постоянным наблюдением

— Я еще раз вам говорю — оспаривая такое мнение, возразил неизвестный мужчина в тот момент, когда Оксана, стукая каблуками по белой кафельной плитке, направлялась к выходу — Скажите мне, как найти Орлову, я видел ваших лучших и самых лучших врачей они уже были и никакого результата не один из них не дал

— Так с чего вы решили, что именно Орлова вам поможет? — пытался вразумить Серов — Просто понимаете, в данной сложившейся ситуации……

— Добрый день

Ответила Оксана, мило улыбаясь, вышла из-за спины Серова, встав в проходе открытой двери кабинета для оказания первой медицинской помощи.

— Чем я могу вам помочь? — спросила Оксана, заметила как привлекла внимание, темноволосой девушки что была шокирована её появление

— Послушайте, хватит с меня ваших этих девиц, которые не умеют общаться да и к тому же ничего не хотят слушать — неизвестный мужчина, был готов уже сорваться, словно переводя дух, глубоко вздохнул — Я хочу видеть Орлову, как её найти?

— Папа! — впав в ступор, замерла брюнетка, пытаясь привлечь на себя внимание отца — Это и есть Орлова, разве ты не видишь?

Пояснила темноволосая девушка, что была одета в красный весенний плащ, прекрасно подчеркивая элегантность её фигуры. Фасон её верхней одежды был сшит из весьма дорого материала, что словно вызывал своим красным цветом внимание к своей обладательнице. Красный каблук туфель на её ногах, идеально сочетался с цветом её верхней одежды, прекрасно подчеркивал красоту её стройных, признающих восхищение ног. Благоуханная коллекция женского парфюма «Good Girl Carolina Herrera», чувствовалась в оттенках нот кофе и миндаля, сочетавшие в себе прелесть оттенка жасмина, самбаком и бархатной туберозой. Столь манящие оттенки запахов её парфюма, словно кидали ложный оттенок на эту женщину, с виду казавшейся заботливой матерью для своего ребёнка.

— Простите, пожалуйста, мою дерзость

Извинился признательно мужчина, одетый в черное драповое пальто, по внешнему виду которому было чуть больше пятидесяти лет.

— Просто моему внуку необходима ваша помощь — уверял мужчина, снимая черную шляпу, обнажил черные виски, покрытые легкой пеленой седины — И простите меня, но я сделаю всё, чтобы вы занялись его лечением

— Оксана Владимировна я же велел вам сидеть и не высовываться — прошипел, обернувшись, Серов, выражая недовольством взглядом серых глаз — Вечно вы встреваете туда, куда вас не просят

— Позвольте представиться — выразил признательность мужчина, сняв черную шляпу, прижал её к груди своего пальто — Полковник Волков Роман Андреевич, глава ФСБ

— Это всё очень прекрасно — согласилась Оксана подошла к мужчине, когда он протянул ей правую руку в знак приветствия — Но могу ли я увидеть вашего внука?

— Вы не имеете права Оксана Владимировна — возразил Серов, вмешался в тот момент, когда Оксана пожимала руку полковнику Волкову — Вы теперь больше не врач

«Блядь ну вот нужно было тебе вот влезть и всё испортить», возмутилась Оксана, пожимая руку Волкова, выражая возмущение, посмотрела на Серова косым взглядом.

— Это еще почему? — возмутился Волков, недовольным взглядом посмотрел на Серова, когда он прервал их разговор с Оксаной — Я назначу ответственным лечащим врачом своего внука Орлову

— Что?! — была шокирована Оксана, раскрыв в полную силу красоту лазурных голубых глаз

— Но у неё нет больше права занимать пост лечащего врача — пояснил Серов, был крайне не согласен с таким решением

— В таком случае я забираю Оксану Владимировну в другую больницу в Москве — ответил Волков, как будто, выражая абсолютную независимость против упрёка Серова

— Соглашайтесь — ухмыльнулась Оксана, посчитав себя словно королевой в этом споре — Вам ведь нужно дело и нужна я как королева вашей команды и вы это понимаете

— Я думаю, Валерий Валентинович в сложившейся ситуации это будет разумным правильным решением — высказала Валентина собственное мнение, встала между Серовым и Волковым

— Так могу я взглянуть на вашего внука

Не придавая значения недовольства Серова и то какой, спор неразрешённых отношений возник между ним и Волковым, поинтересовалась Оксана, посмотрев любопытным взглядом лазурных голубых глаз на Волкова и на его дочь.

— Да и скажите, пожалуйста, какой возраст у вашего мальчика? — продолжая строить ангельскую улыбку — И что конкретно его беспокоит

— Да-да конечно — согласился мужчина в черном пальто — Алина дорогая ты не принесешь им Сашку, пускай госпожа Орлова пока она здесь произведёт ему осмотр

Распорядился полковник Волков, откашлявшись в руку, немного своим молчанием создал напряженную обстановку, до того момента как его дочь не покинула отделение, вышла на улицу.

— Да и вот еще кое-что Оксана Владимировна — заявил Волков, как только его дочь, открывая дверь, покинула отделение, вышла на улицу — Я бы хотел, чтобы вы направились с нами

— В каком смысле? — была удивлена Оксана таким решением, надулась подобию дикости королевской кобры — Я никуда с вами поехать не могу

— Говорят вы лучший из лучших, поэтому я так вас долго искал — рассказывал Волков, подошёл к окну в отделение, через которое открывался вид на больничный дворик

— Простите, что вообще происходит?! — возмутился Серов — Насколько мне показалось, вы хотите, чтобы Оксана Владимировна посмотрела вашего внука

— Именно это я хочу сделать

Пояснила Оксана, подошла вслед за Волковым к окну через стекло, которого заметила, как поднималась по ступенькам крыльца, его дочь, держа ребёнка в возрасте полугода, на руках.

— Давайте уже посмотрим на вашего внука — предложила Оксана, как только дверь отделения открылась, через которую вошла брюнетка, держа в руках своего ребёнка

Цианотический оттенок кожи, лёгочная гипертензия, а так же отставание в физическом развитии, быстрое дыхание и приступы отдышки, несомненно, мучали ребёнка.

— Позвольте мне послушать вашего внука — предложила Оксана, замечая легкое потоотделение на лобной части головы ребёнка — Валерий Валентинович можно ваш стетоскоп

— Ну, ведь вы же теперь главный врач в этом деле — согласился Серов, выражая таким ответом недовольство, передал в руки Оксане стетоскоп

— Прошу можете раздеть вашего ребёнка — обратилась Оксана к матери ребёнка, подошла к лавочке в коридоре, на которую женщина села вместе со своим сыном, держа его на коленях

Производя аускультацию стетоскопом, Оксана предположила обструктивное поражение легочных сосудов, ослабленный систолический шум и максимально усиливается II тон на основании сердца, при этом здесь же дополнительно возникает убывающий диастолический шум, указывающий на недостаточность легочного клапана.

— Можете одевать ребёнка — распорядилась Оксана снимания стетоскоп, оставляя его висеть на шее — Скажите господин Волков, мы можем с вами поговорить?

— Что-то не так? — заволновался, откашлявшись в руку, спросил Волков

— Скажите ваш внук где того как вы приехали сюда лечился? — поинтересовалась Оксана обращая схожесть симптоматика с дефектом межжелудочковой перегородки

«Тетрада Фалло или может транспозиция магистральных сосудов, что же может еще объяснять всё это?!», размышляла Оксана, стукая каблуками, ботфорт подошла к окну, рядом с которым стоял Волков.

— И вы же понимаете, если я буду заниматься лечением вашего внука

Говорила Оксана, обращая внимание на то, как Волков обернулся и с внушающим внимание взглядом посмотрел на неё.

— Я не могу его отпустить отсюда

Пояснила Оксана, обернулась, посмотрела на дочь Волкова, что с таким чувствительным взглядом душевной боли взглянула в её сторону.

— У вашего сына легочная гипертензия, в таком состоянии его нужно срочно в отделение интенсивно терапии — уверяла Оксана, заметив выраженное несогласие в глазах дочери Волкова

— Если только это не будет лишней тратой времени — согласился с убеждениями Оксаны, ответил Волков — Это ведь необходимо?

— Это было необходимо — ухмыльнулась Оксана, обращая внимание, на то, как колебался в выборе принятие решения Волков — Искать меня специально в этой дыре?

— Я собрал о вас целую картотеку Орлова — ответил серьёзно Волков — Вы лучший врач, поэтому я приехал к вам и других мне не надо

— Тогда — глубоко вздохнула Оксана, хватая воздух ртом — Как лучший врач, я вам настоятельно советую передать ребёнка нам в отделение интенсивной терапии, ему необходима срочная медицинская помощь

— Я хочу только чтобы — заявил Волков, выдвигая свои требования — Чтобы вы лично контролировали лечение моего внука

— Хорошо — мило улыбнулась Оксана, пожав плечами, соглашаясь с таким решением — Скажите мне только, у кого до меня лечился ваш внук, я уверена у вас были лучшие врачи, но они не справились и вы приехали сюда ко мне

— Вы правы Орлова — одевая, черную шляпу, ответил Волков — Врач кардиолог Фадеев Виктор Андреевич — назвал он имя специалиста, который занимался до этого лечением его внука

— Как я могу с ним связаться? — поинтересовалась Оксана, встала рядом с окном, где стоял Волков, повернулась к отделению лицом, опираясь на пластик подоконника бёдрами — Да и еще мне нужны все результаты исследований, что проводили вашему внуку

— Тогда не понимаю, зачем вам видеться с Фадеевым? — поинтересовался Волков

— Папа ты, что хочешь отдать Сашку — грубо выразилась дочь Волкова, одевая своего сына, мальчик, прижавшись к ней, казался достаточно молчаливым и если бы не хрипы при каждом вздохе и выдохе он бы вообще не выдавал никакого звука — В этот курятник?

— Я тоже соглашусь с вашим мнением, действительно курятник — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, заметила отчаянный взгляд в глазах Валентины

«Ну ладно-ладно, ну почему эта рыжая сука, заставляет меня вызывать к ней жалость, ладно я дам шанс ей и Серову принять меня к себе в команду, но по моим правилам», ухмыльнулась Оксана, стараясь не выдавать затронутые чувства от взгляда Валентины.

— Но поверьте, это моя команда и эти люди подчиняются мне — заверила Оксана, не придавая значения возмущенному взгляду Серова, что словно был готов её испепелить

— Оксана Владимировна у вас нет таких полномочий, вы ведь даже теперь не врач……

— Я думаю — возразила Валентина, словно испугалась потерять возможность показать себя и потерять шанс заняться этим делом — Что нам стоит взяться за это дело — подошла она к Серову, дернув мужчину за рукав белого халата

— Но как же……

Хотел было оспорить, но в один момент передумал, обратив внимание на легкомысленный пустой взгляд Оксаны, который видимо его и заставил передумать из-за её собственного безразличия.

— Хорошо я поговорю с Тихоновым — уверял Серов, мило улыбнувшись — Послушайте полковник Волков, вашего внука, нужна срочно разместить у нас в больнице, в отделение интенсивной терапии

— Да, но только у меня условие — согласился Волков — Моя дочь останется с ним

— Боюсь это невозможно — хотела возразить Валентина

— А ну цыц….! — упрекнула Оксана Валентину, отодвигая рыжеволосую девушку на задний план загородив его своей спиной — Я думаю это можно будет устроить, доктор Серов даст вашей дочери всю необходимую одежду для того чтобы можно войти в отделение реанимации

— Ну, это уже слишком…… — хотел было возразить Серов

— Ну, это он так выражает — мило улыбнулась Оксана, состроив невинную ангельскую улыбку, перед Волковым — Что будет рад оказать вам и вашей семье тёплый приём в этой больнице

— Алина Романовна — обратилась Валентина, к темноволосой девушке, которая держала полугодовалого ребёнка, одетого в синем зимнем комбинезоне на руках — Прошу пройдём я вас провожу, не волнуйтесь, в нашей больнице работают самые лучшие специалисты, вам……

— Тоже самое нам говорили и в Московской клинике — высказывая возмущение, поделился мнение Волков — Я слишком много сил потратил, чтобы найти вас Орлова, потратил такие ресурсы, чтобы просто узнать о вас

— Мене очень приятно — сделав вид, что смутилась, ответила Оксана — Но сейчас прошу, вы можете мне дать контактный номер вашего доктора, у которого лечился ваш внук?

— Да-да конечно я передам вам всю необходимую информацию — заверил Волков — И вот еще кое-что, я бы хотел поприсутствовать на ваших медицинских…..

— О…. нет, это невозможно! — возразил Серов, возмутившись, высказываясь недовольно на просьбу полковника Волкова

— Я думаю, не стоит — ухмыльнулась Оксана, отказывая в просьбе этого человека — Вы меня искали, потратили столько ресурсов, я пошла для вас на очень большие уступки, но и позвольте мне проводить дифференциальную диагностику за закрытыми дверьми

— Поддерживаю — был удивлён Серов, посмотрев на Оксану выразительным взглядом, но тут же принял её сторону

— Моё королевство мои правила и законы

Заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, покачивая упругой прелестью бёдер, стукая каблуками черных ботфорт по бетонному полу, подошла к входу в коридор.

— Вы уж извините полковник Волков

Выказывая ангельской улыбкой, неловкий момент ситуации Оксана пыталась загладить, встав у входа в коридор больницы.

— Но я обещаю, я и моя команда будет держать вас обо всём в курсе

Под стук каблуков, уверяла Оксана, направляясь по больничному коридору промеж синих окрашенных стен, сохранив красоту улыбки алых губ.

 

***

Стукая каблуками ботфорт, Оксана направлялась по больничному коридору, проходя мимо света проникающего дневного света через большие пластиковые окна. Держа в руках сотовый телефон, Оксана, ёрзая по дисплею коготком большого пальца, искала в списке Миронову, пока другой рукой расстёгивала пуговицы белой меховой шубки. Золотистые волосы Оксаны, в самых разных оттенках русого переливались при попадании на них света солнечных лучей, объём выразительной прически пышными прядями покрывал её плечи. Касаясь игриво кончиками коготков огромных лепестков фикуса, мимо которого прошла, Оксана мило улыбнулась медсестре, у которой был изысканный цвет кашемировых волос, в ответ девица в белом халате была сильно удивлена её появлением больницы и выразила свою признательность милым подобием улыбки.

— Да Миронова — ответила женщина, которой исходил звонок

— По-моему для меня так официально можно было не представляться — ухмыльнулась Оксана, касаясь кончиками пальцев белой занавески, встала у окна, продолжая смотреть через стекло окна

— А…. какой приятный сюрприз — послышалась лёгкая усмешка в голосе Мироновой — Просто не ожидала и с чего бы тебе мне звонить?

— Ты ведь кажется, мне обязана? — состроив коварную улыбку, Оксана проявила наглую манеру разговора — Мне от тебя нужна одна услуга

— Только лишь из-за того чтоб ты ради меня спасла Настю — уверял Миронова, выказывая тоном голоса недовольства — Что тебе нужно?

— Ты могла бы приехать в больницу — словно сгорая от стыда, выдавила из себя Оксана, понимая в глубине своего сознания, что это чисто её вина — Мне просто необходимо твоё присутствие

— Интересно зачем? — не понимая, спросила Миронова — Я же ведь не врач

«Блядь да как же мне объяснить этой тупой суке, что без неё, меня Тихонов просто вышвырнет из больницы, ему будет плевать, что у меня дело», думала Оксана, словно не могла выдавить из себя желаемое, потому как позор, покрывший её сознание, мешал правильно выразить свои мысли.

— Просто можешь приехать

Уверяла Оксана, состроив выразительную форму губ, выразила застенчивую улыбку в отражение окна на стекло, которого падали прямые лучи дневного солнца.

— И я тебе всё объясню при личной встречи — пояснила Оксана, отвернувшись от окна, не могла стерпеть лазурной голубой красотой глаз столь яркий солнечный свет

— М…… поверь мне не охота с тобой вечно везде водиться — заявила Миронова, выказывая нотой железного сексуального голоса, своё нежелание исполнять просьбу Оксаны — Но это первый и последний раз и только для тебя, цени это

— Главное ты это цени — ухмыльнулась Оксана, проводя кончиком пальца по сенсору телефона, сбросила исходящий вызов, направляясь дальше по коридору

— Оксана Владимировна — послышался голос Валентины, после чего стук женских каблуков по бетонному покрытию пола, стал стремительно приближаться

«М… как же порой ты умеешь доставать меня, ну ладно сейчас я не в том положении, чтобы выёбываться, готова уж блядь выслушать тебя», глубоко вздохнула Оксана, обернувшись к рыжеволосой собеседнице, которая окликнула её, направляясь ускоренным шагом по коридору.

— Моя дорогая Валентина — выдыхая воздух, ответила Оксана, состроив милую выразительную улыбку — Я тоже тебя рада видеть, что-то случилось? — спросила она оставаясь стоять в нескольких метрах не доходя до двери рабочего кабинета

— Пришёл первый анализ крови — уверяла Валентина, раскрывая красную папку, достала из неё лист распечатанного только проделанного анализа крови — Я думаю, вам стоит на него взглянуть

— Разреши на него взглянуть — потребовала Оксана, словно выхватила анализ крови из рук рыжеволосой девушки

Анализ крови указывал на повышенное число эритроцитов 9,8х10*12*9л, «гемоглобин» 179,6г/л, «гематокрит» 68,7%, вязкость крови 9, все показатели проведенного анализа, были завышены от нормы возраста ребёнка. Учитывая проблемы с дыханием у малолетнего пациента, Оксана смогла предположить, опираясь на проведённые данные анализа, что у ребёнка «обструктивная болезнь легких».

— Проведите «исследование мокроты»

Распорядилась Оксана, передавая лист, с проделанным анализом крови, подошла к закрытой двери кабинета, обернувшись к рыжеволосой спутнице, касаясь пальцами блестящий руки двери.

— А так же проводите «спирометрию» — потянув на себя ручку двери, Оксана открыла дверь

Светлые стены помещений приёмной, подобно оттенку кофе с молоком, были обшиты деревянными гладкими панелями, синий интерьер штор на пластиковом окне, а так же сам паркет так и сохранил первозданность оттенка цвета шоколада. В помещение так же сохранились растения фикуса и лимона, стены украшали вьющиеся растения, создавая диковинную атмосферу рабочего помещения. Белокурая секретарша сидела в черном кожаном кресле за столом, заметив открывшуюся дверь, Валерия оторвала свой взгляд от монитора компьютера, к которому была прикована пристальным вниманием. В приёмной сохранился обворожительный запах кофе, смешиваясь с оттенками сладости карамели, насытили воздух в этой комнате изысканным вкусом сладости. За спинкой кресла, в котором сидела секретарша, блондинка, был расположен книжный шкаф с четырьмя полками, на котором размещены бухгалтерские папки синего и черного цвета.

— Оксана Владимировна — выказывая удивление, выразила своё мнение Валерия, касаясь кончиками пальцев дужек очков на глаза, чуть приспустила их — Но что вы тут делаете?

— Пришла на работу

Заявила Оксана, переступая высокий порог открытой двери, вошла в приёмную осматриваясь по сторонам, оценивая светлые тона обстановки приёмного помещения и вдыхая сладкий запах кофе.

— Я ведь имею ведь на это право — ухмыльнулась Оксана, касаясь коготками деревянной панели стены, оставаясь стоять рядом с открытой дверью, пропуская через неё войти Валентину

— Но вас ведь уволили — уверяла Валерия, взявшись пальцами за пластиковый стаканчик с кофе, который стоял на краю её столика рядом с клавиатурой

— Думаю, ему придётся теперь взять меня обратно

Заявила Оксана, стукая каблуками черных ботфорт по паркету, прошлась по приёмной, снимая с себя белую меховую шубку, наглым образом передала её в руки Валентины.

— Обстоятельства так сложились — ухмыльнулась Оксана, подошла к закрытой двери кабинета, касаясь её металлической ручки

— Просто чистая случайность — уверяла Валентина, повесив белую шубку Оксаны на вешалку рядом с входом в приёмную

Открывая дверь рабочего кабинета, Оксана обратила внимание на легкий полумрак, создавшийся за счет того что окна в этом помещении выходили на тёмную сторону больничного дворика, где царствовала тень больничного здания. Обстановка в кабинете сохранила прежний быт рутины трудовых будней, на стеклянном столе в центре кабинета так же были раскрыты папки пациентов, проведенные листы анализов и снимки проделанным рентгенограмм. В воздухе пахло черным кофе, гранулы которого были рассыпаны на поверхности стеклянного столика, на котором стояла банка Nescafe Gold. На мягком диване лежал клетчатый плед и бамбуковая мягкая белая подушка, его подлокотник украшал белоснежный халат, принадлежащей Леоновой Марии.

— Узнаю старую привычную обстановку — ухмыльнулась Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в кабинет, заметила на компьютерном столе тюбик с помадой

— После вашего ухода здесь почти ничего не поменялось — уверяла Валентина вошла следом за Оксаной в кабинет, закрывая тут же за собой дверь

— Мне нужно связаться с бывшим лечащим врачом внука Волкова — заявила Оксана, покачивая бёдрами в коротком чреном платье, прошла по кабинету

— Его номер есть на обратной странице карты — пояснила Валентина, проследовав следом за Оксаной — Так что вы хотите выяснить

— Боюсь, что любой врач кардиолог был обязан провести УЗИ — ответила Оксана, остановившись, обернулась к рыжеволосой собеседнице — И то, что он там увидел, вполне возможно и даст мне ответ, почему он не устранил эту проблему

— Вы хотите провести УЗИ сердца? — поинтересовалась Валентина, прошла мимо Оксаны, покачивая выразительной красотой бёдер, скрывавшихся за белой тканью халата

— А ты догадлива — согласилась с этой идей Оксана, подошла к черному креслу — Мне сначала нужно поговорить с лечащим врачом, который уже занимался лечение внука Волкова, уверена ему будет, что мне рассказать — расположившись в нём, облокотившись на его мягкую черную спинку

— Вот его номер — пояснила Валентина подошла к компьютерному столику, встала рядом с креслом, в которое села Оксана, положив ногу на ногу

— Спасибо дорогая — ухмыльнулась Оксана милой роскошной улыбкой, доставая из сумочки, что лежала у неё на коленях сотовый телефон — Ты сделаешь мне чашечку кофе?

— Вы всего недавно в больнице — возмутилась с усмешкой на розовых губах рыжеволосая девушка, выразительным пылким взглядом посмотрела на Оксану — А уже отдаёте мне приказы

— Ну это же не приказ — набирая номер на сенсоре дисплея сотового телефона, уверяла Оксана, придавая губам милую — Так просьба, помоги же мне

— Не знаю, что скажет Тихонов — ухмыльнулась Валентина

— Приёмная доктора Фадеева — послышался женщины, как только долгие затяжные гудки закончились

— Могу я поговорить с доктором — вежливо потребовала Оксана, лелея себя в черном кожаном кресле, ёрзала по нему попкой

— Этот извращенец! — словно как будто этот мужчина, уже доставлял ей проблем, испытывая к нему чувства, ответила женщина нотками ревности — Опять уехал в этот проклятый дом

— Какой еще дом? — была удивлена Оксана признание и всё же понимала раздражительность голоса этой женщины, которая испытывала чувства к этому мужчине — Скажите, как мне связаться с доктором Фадеевым?

— Ищите его в массажном салоне «Нежность» это недалеко от Москвы посмотрите сами, какой он извращенец, озабоченный кобель — высказывала женщина, едва сдерживая слёзы, что уже выражались рыдающим голосом

— Постойте-постойте — возразила Оксана, забавляясь тому, как её собеседница по сотовой связи изводила себя мука ревности и недовольством — Вы говорите такое совершенно незнакомому человеку, простите моё любопытство, но могу я узнать, в чем причина?

«Хотя если честно мне похуй, я знаю, куда направился Фадеев, а это самое главное, теперь остаётся просто свести разговор на нет», размышляла Оксана, пытаясь придумать выход, как бы благополучно распрощаться в этот момент разговора, с этой ревнивой незнакомкой.

— Он подлец! — повышенным тоном выругалась женщина — Заставил меня работать в его клинике в женский день 8 марта, как вы считаете это, по-вашему, нормально, когда сам он поехал развлекаться с бабами

— Ну я бы предпочла бы заменить слова бабы

Возразила Оксана прикусывая краешек губы, понимая что обстановка вне клиники действуя по её правилам может смягчить ситуацию и разговорить Фадеева.

— А с женщинами

Говорила Оксана, касаясь большим пальцем сенсора телефона, что держала в руке, любознательно посмотрела на Валентину, когда рыжеволосая девушка держала в руке стаканчик кофе. Белый халатик так соблазнительно облегал нежной тканью тело Валентины, подчеркивая пикантные формы её скромное сексуальные выразительные черты, груди и осиной талии с шикарными бёдрами. Вызывающее декольте v-образной формы выказывал красный кружевной узор бюстгальтера, грудь которого словно желала освободиться от его мучительных стягивающих оков страсти. Пленительная стихия аромата «Azzaro Club Women», что завораживающим утонченным оттенком аромата кашемирового дерева уже изводил с ума порочным стойким влечением.

— А теперь, когда вы мне назвали название заведения, куда направился Фадеев

Ухмыльнулась Оксана, вдыхая глубоко запах кашемира, которым там приятно пахло тело рыжеволосой бестии, посмотрела на каблуки её красных выразительных туфель

— Мне нет смысла дальше с вами проводить беседу

Разорвала Оксана наглым образом разговор по сотовой связи, отодвигая телефон от уха, продолжая смотреть на Валентину.

— Спасибо Валюша — поблагодарила Оксана, состроив любезную ухмылку на губах — Скажи мне, пожалуйста, что-нибудь про массажный салон «Нежность»

— Зачем? — удивилась Валентина, поставив белую керамическую кружку с кофе на край стола рядом с клавиатурой — Куда вы собрались?

— Фадеев туда сейчас направляется — пояснила Оксана, взявшись тут же за ручку белой кружки, оторвала её от стола — Я должна с ним поговорить, у него было столько времени, я думаю он знает в чем проблема, просто боится признаться Волкову из-за того что не знает как решить эту проблему

— Постойте! — возразила Валентина, привлекая на себя всё внимание Оксаны — Фадеев и то что вы просите провести УЗИ сердца уже о много говорит

— Ну я думаю версию с отравление мы можем исключить

Ухмыльнулась Оксана, раскрывая алые губы перед горячей кружкой с кофе, ощущая исходящий из неё терпкий запах черного кофе и сладости карамели

— Никто бы просто не стал травить внука Волкова — рассуждала Оксана, разговаривая рядом с горячей кружкой кофе, вдыхая через алые губы, запах кофе — Да и к тому же зачем?

— И всё-таки вы уверены, что это сложный порок сердца — скривила губки Валентина, выразительным голубым взглядом посмотрела на Оксану

— Уверена я быть не могу — заверила Оксана, отпив глоток сладкого кофе с оттенком вкуса карамели с кружки, продолжала держать её в руках — Я просто могу склоняться к этой мысли

— Что же — согласилась Валентина, кивнула легко головой, поддерживая идею Оксаны

Дверь кабинет легонько открылась на пороге открывающейся двери, Оксана отчетливо услышала голос Серова и заметила на входе Тихонова. Мужчина в черном деловом костюме, будто не удивился появлению Оксаны, перешагнул порог открывшейся двери, поправляя рукой ухоженные черные усы. На какое-то время наступила тишина, Серов даже замолчал, не зная, что и ответить, Валентина отошла от компьютерного стола рядом с которым, утопая в кресле, продолжала сидеть Оксана, мило улыбнулась приветливой улыбкой. Момент молчания, продолжая сохраняться напряженных нескольких секунд, пока Тихонов прошёл по кабинету в сторону стеклянного стола, на котором уже лежала раскрытая красная папка.

— Стоило мне заметить машины ФСБ

Высказывался Тихонов, взяв в руки красную папку с вновь поступившим пациентом, молча перевернул страницу, читая записи на другой стороне.

— Как я тут же подумал — продолжал высказывать Тихонов свои впечатления — Что Орлова вот непременно должна как-то иметь к этому хоть какое-то отношение

— Уверяю вас — ухмыльнулась Оксана, мило пожав плечами, улыбнулась с ответ — Моё здесь присутствие и машины ФСБ здесь абсолютно ну как бы так сказать наполовину не связаны

— Я же вас уволил! — возмутился Тихонов, кинув красную папку на стол — Вы мне Орлова уже поперёк горла, я так долго ждал, искал момента от вас избавиться, стоило мне вас уволить, как вы опять бежите опять в эту больницу

— Наверно потому что — ухмыльнулась Оксана, разговаривая, держа рядом с губами горячую кружку с кофе — Я не могу без этой работы

— Вы сами её лишись — упрекнул Тихонов, делая такой акцент тона голоса, что ему всё равно

— Могу я себе позволить хоть немного отдыха — выражая очертание прекрасных скул и красивое подобие улыбки, ответила Оксана

— Вы себе и так много чего позволяете — возразил Тихонов — А теперь убирайтесь отсюда

— Валерий Валерьевич — оспаривая такое решение, ответил Серов — Я думаю это не лучший выход, так как полковник Волков, хочет видеть главного врача своего внука именно Оксану Владимировну

— Мне плевать — был не согласен Тихонов — Вы немедленно покинете больницу Оксана Владимировна и больше не смейте сюда возвращаться

— Думаю что полковнику ФСБ Волкову — уверял Серов, пытаясь вразумить Тихонова, который уже почти не поддавался убеждением — Он просто заберёт своего внука и Оксану Владимировну из больницы, в итоге мы останемся без дела

— Что за шум — на входе стояла Миронова, с изумление и подлой улыбкой брюнетка перешагнула порог открытой двери — ОЙ какой ужас, ваши крики наверно слышит вся больница

— Наталья Валерьевна — обернулся Тихонов, был удивлён скорым появлением Мироновой и то с каким гордым выраженным видом эта брюнетка, вошла в кабинет — Кажется, я понимаю…….

— Спасибо что приехала — поблагодарила Оксана, отпивая глоток кофе, поставила полупустую кружку с кофе на край стола — Попробуй вразумить моего босса, сохранить мне работу

— И это только потому — заверила Миронова, всё же была недовольна бегать на побегушках по каждому зову — Что ты спасла Настю, в последний раз, дальше решай свои проблемы сама

— Значит, я не могу выгнать Оксану Владимировну — отчаялся Тихонов, понимая твердую позицию защиты, отошёл в сторону открытой двери

— Скажу даже больше

Уверял Миронова, подобно королеве эта брюнетка в бурой меховой шубке прошла по кабинету вдоль стеклянного стола, выражая элегантную пластичность своего тела.

— Вы сейчас же примите её на работу — подошла она к Тихонову — Иначе уверяю вас Валерий Валерьевич, я найду нового главу для этой больницы

— Стоило бы догадаться

Почесав подбородок, скривил Тихонов гримасу в недовольстве, понимая, что возразить против Мироновой он не может по какой-то причине.

— Что Оксана Владимировна применит какой-нибудь хитрый ход — уступил Тихонов, принимая такие условия — Ну что же Оксана Владимировна спасла и так достаточно пациентов и подняла репутацию этой больнице, а уж тем более имеет таких влиятельных сторонников, мне только и остаётся

— Вы сами знаете что — мило улыбнулась Оксана, держа в руках кружку с кофе, вдохнула приятный сладостный аромат кофе, что исходил из неё — А теперь не мешайте мне, пожалуйста, работать

— И да раз вам всё равно нечем заняться

Предложила Миронова, опираясь ладонью руки на стекло поверхности стола в центре кабинета, обернулась брюнетка, положив другую руку на талию.

— Не соизволите ли вы меня проводить — заявила Миронова, обращаясь к Тихонову — Именно такой человек как вы Валерий Валерьевич составит мне хорошую компанию — направляясь к в сторону открытой входной двери, покачивая бёдрами, высказывалась брюнетка

— Как пожелаете, Наталья Валерьевна — покорно согласился Тихонов, проследовав следом за Мироновой — Почту это за честь составить вам компанию

— Валерий Валерьевич — окликнула Тихонова, поставив кружку на стол Оксана — Вы ничего случайно не забыли? — состроив милую выразительную ухмылку с легким упрёком спросила она

— А ну да конечно — смутился он угнетающего взора зелёных глаз Мироновой и любопытством пронзающего взгляда Оксаны — Милые дамы от лица, заведующего этой больницей, я поздравляю вас с международным женским днём

— Всё это прекрасно — вмешался в напряженный момент разговора Серов, когда Оксана и Миронова смотрели так изучающим взглядом на Тихонова — Но давайте не отвлекаться от работы у нас пациент возраст 6 месяцев

Положив Серов раскрытую красную папку с проделанным результатом ЭКГ, на стол, перед Оксаной привлекая её всё внимание на кардиограмму. На снимке отмечается отклонение средней электрической оси сердца влево (небольшие размеры септального дефекта). Выявлено замедление атриовентрикулярной и внутрижелудочковой проводимости, что, наряду с отклонением AQRS влево, позволяет исключить тетраду Фалло, имеющую одинаковую с данным пороком клиническую картину. Отмечается увеличение легочного кровотока, имеются признаки левожелудочковой гипертрофии с глубоким Q и высоким R в отведениях V5-6.

— Гипертрофия правого желудочка — разглядывая снимок электрокардиограммы, рассуждала вслух Оксана, продолжительное некоторое время смотрела на него через надетые очки — Отклонение ЭОС влево — задумчиво тихо произнесла она

— Вам это о чем-то говорит? — поинтересовался Серов — Не напоминает случайно Комплекс Эйзенменгера?

Комплекс Эйзенменгера — сложный врожденный порок сердца, включающий дефект межжелудочковой перегородки, декстропозицию аорты и гипертрофию правого желудочка.

— Возможно можно и предположить Транспозицию магистральных сосудов — предположила Валентина, взяла из рук Оксаны папку с проделанным результатом ЭКГ

Транспозиция магистральных сосудов — тяжелая врожденная патология сердца, характеризующаяся нарушением положения главных сосудов: отхождением аорты от правых отделов сердца, а легочной артерии — от левых.

— Странно — возразила Оксана, оспаривая мнение своих коллег когда дверь кабинета закрылась за Тихоновым, позволяя ей и команде производить дифференциальную диагностику — Вы отклонили аневризма синуса Вальсальвы?

Аневризма синуса Вальсальвы — аортальный порок, выражающийся в аневризматическом выпячивании стенки аорты в области корня, в месте расположения полулунных клапанов. По данным «электрокардиографии» специфических признаков аневризмы синуса Вальсальвы не выявляется; в случае прорыва аневризмы отмечается острая перегрузка правых или левых отделов сердца.

— Раз уж вы так ставите вопрос — возмутился Серов, оспаривая ложное предположение Оксаны, не соглашаясь с таким диагнозом — Тогда почему бы нам не предположить сразу Тетрада Фалло?

Тетрада Фалло — сочетанная врожденная аномалия сердца, характеризующаяся стенозом выводного тракта правого желудочка, дефектом межжелудочковой перегородки, декстропозицией аорты и гипертрофией миокарда правого желудочка. «ЭКГ» — картина характеризуется значительным отклонением ЭОС вправо, гипертрофическими изменениями миокарда правого желудочка, неполной «блокадой правой ножки пучка Гиса».

— У нас ведь гипертрофия правых отделов сердца

Отвергая такую версию, возразила Оксана, облокотившись на спинку кресла, в котором сидела, положив ногу на ногу, выразила эластичную красоту ягодиц.

— А так же отклонение электрической оси сердца влево — уточнила Оксана, поправляя кончиками пальцев дужку надетых на глазах очков

— У нас мало данных, чтобы делать поспешные выводы — согласился Серов — Как вы главный лечащий врач внука Волкова вам и принимать решения

— Валентина всё знает

Заверила Оксана, опираясь на подлокотники кресла, в котором сидела, встала с него, выказывая прелесть упругих ягодиц и элегантность формы тела скрывавшегося за черным зимним платьем.

— А мне в то время нужно отлучиться

Заявила Оксана, покачивая выраженно упругими ягодицами в каждом шаге, прошла по кабинету, направляясь к выходу, касаясь игриво коготками стеклянной поверхности стола.

— Нужно наведаться к Фадееву — пояснила Оксана, остановилась, обернувшись, положила руку на талию — Наверняка ему будет есть, что мне рассказать и передать мне материалы дела исследования, которые он по какой-то причине не передал Волкову

— Вы уверены, что он вообще хотя бы захочет с вами говорить? — поинтересовался Серов, выказывая недоверие словам Оксаны

— Ну, попытаться стоит — мило улыбнулась, пожав плечами, осторожно стукая каблуками черных ботфорт, подошла к закрытой двери кабинета, касаясь пальцами металлической ручки

— Не поверите — выразила собственное мнение Валентина, обращаясь к Серову — Я ей тоже самое говорила, но разве Оксана Владимировна меня послушает?

— Он провел столько времени с мальчиком — уверяла Оксана, повернув ручку в форме шара открывая дверь в приёмную, встав в её проходе — И я просто уверена результата УЗИ будет для меня более чем достаточно

— И что вы там надеетесь увидеть? — оспаривая мнение Оксаны, высказывался Серов — Допустим там дефект межжелудочковой перегородки?

— Это не просто дефект межжелудочковой перегородки — возразила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в приёмную — Но я уверена хоть он и сочетается с другой какой-то аномалией ребёнка и я намерена это выяснить — гордо заявила она, после чего закрыла за собой дверь

— Оксана Владимировна

Обратила белокурая секретарша внимание на то, как Оксана вошла в приёмную, закрывая за собой дверь, на некоторое время облокотилась на её поверхность спиной.

— Не ожидала, если честно вас тут еще увидеть

Словно пыталась произвести впечатление, Валерия сняла с глаз очки и предельно выказывала в момент разговора любезность.

— Но очень удивлена тем, как Валерий Валерьевич быстро покинул ваш кабинет

Положив очки на край стола, рассуждала блондинка, облокотилась локтями, на поверхность стола рядом с которым сидела.

После того как в него вошла эта брюнетка — состроив милую выразительную улыбку, говорила Валерия, наблюдая за Оксаной и то как она отошла от закрытой двери

— А… Миронова — ухмыльнулась Оксана, прошла по комнате приёмной в сторону вешалки стоящей у входа — Да он быстро на него повлияла

— У вас наверно очень влиятельные люди — предположила Валерия, снимая с глаз очки, уставшим взглядом поморгала несколько раз — Судя потому, как молча Тихонов покинул ваш кабинет

— Меня впечатляет это конечно — выразила собственное мнение, Оксана подошла к вешалке с верхней одеждой, снимая с неё белую меховую шубку — Но мне нужно отлучиться по делам

— Да-да конечно — согласилась Валерия, поднимая с края стола очки, тут же надела их на себя, сделав виноватый взгляд перед Оксаной — Прошу простите меня, пожалуйста

— Вы так любезны — выразила собственное мнение Оксана, снимая с вешалки белую меховую шубку — И вы меня не сильно отвлекаете

— Позвольте просто спросить?

Поинтересовалась Валерия, блондинка надела на глаза очки, состроив выразительный деловой вид, поправила кончиками пальцев другой руки, воротник белой блузки.

— Как вас всё-таки приняли обратно — спросила Валерия, взяла в руки недопитый пластиковый стаканчик с кофе — Нет, не сочтите за обиду, мне просто любопытно

— Просто Валерий Валерьевич — говорила Оксана, одевая на себя белую шубку встав перед зеркалом, взяла с полки белую кожаную сумочку — В конечном итоге признал, что не может допустить работу отделения без меня

— Наверно он это сказал под большим давлением

Предположила Валерия, милой улыбкой улыбнулась Оксане, поставила стаканчик с кофе обратно на край стола, сохранив на нём алый отпечаток помады с губ.

— Знали бы вы, когда вы обеспечили срыв больничного — рассказывала Валерия — Валерий Валерьевич тогда очень сильно ругался и велел вас уволить немедленно

— Старый пердун всё делает с горяча — пояснила Оксана, посчитав это забавным улыбнулась в отражение зеркала рядом с которым стояла, застегивая пуговицы белой меховой шубки

— Смею предположить — заверила Валерия, продолжая вновь стучать пальцами по клавиатуре компьютера — Что в этом вы правы

— Спасибо — поблагодарила Оксана, одевая на голову, пышный капюшон, стукая каблуками ботфорт, направилась к выходу из приёмной — За то, что не теряли веру в меня

— А…. ну всегда, пожалуйста — заявила Валерия, смутившись тому, как выразительным лазурным голубым взглядом Оксана посмотрела в её сторону

«Самодовольная наглая дура, хотя мне очень нравиться, что она на моей стороне», открывая входную дверь приёмной, Оксана, переступая высокий порог, вошла в коридор.

Закрывая за собой дверь, Оксана направилась по больничному коридору прошла мимо двух идущих медсестёр, что с удивлённым взглядом посмотрели на неё, одна из которых держала в руках стопку медицинских карт. Направляясь при падающих лучах солнечного света на бетонный пол, Оксана игриво коснулась огромного лепестка фикуса, заставляя его колыхаться будоражащим игривым трепетанием страсти. Пропуская медсестру, вошедшую в больничный коридор с лестничной площадки, Оксана, переступая порог, вошла на лестничную площадку с большими массивными перилами. Касаясь каблуками ступенек лестницы, покрытых мраморной белоснежной плиткой, Оксана, покачивая бёдрами, медленно спускалась вниз, игриво касаясь дубовых перил коготками. В воздухе пахло фруктовыми ароматами парфюма женских тел, запахом апельсина, жасмина и лаванды, сливаясь в гармоничном сплетении гардении и фиалки, составляли сочетанную коллекцию нескольких ароматов духов для искусительниц.

Вестибюль больничного здания, куда спустилась Оксана, медленно снизошла по ступенькам, касаясь белой мраморной плитки пола, был охвачен светлыми оттенками. Дневной свет неистово проникал через стекла больших пластиковых окон, расположен в фойе, вынуждая Оксана прищурить глаза от воздействия его ярких лучей. Холл здания был почти пустым, лишь с коридора кафетерия доносился озорной женских смех и два дежурных врача прошли в помещение клиники, вошла в коридор, где над входом весела поздравительная надпись с 8 марта. За окнами стоял яркий весенний день, влияние мороза суровой зимы под воздействием солнц превращала всё в слякоть и грязь, вынуждая, словно течь улицы деревни ручьями. В самом вестибюле сохранилась природная атмосфера, большие пальмовые домашние растения распустили пышные листья, возрастали в больших керамических белых горшках. Над каждым входом в коридор на стенах по контуру дверной коробки вились между собой подобно винограду вьющиеся растения придавая диковинную обстановку этому большому парадному месту. Стукая каблуками черных ботфорт, Оксана прошла по холлу, здания вошла в коридор с кафетерия, пытаясь сопоставить в голове известные ей данные воедино.

«Я просто уверена, что Фадеев может что-то знать, наверное, у него есть все необходимые мне результаты УЗИ, ангиографии и рентген грудной клетки» размышляла Оксана, вошла в коридор, откуда веяло запахом кондитерских изделий, быстро направляясь по всей его протяженности.

Столь же быстро Оксана прошла по коридору, входя в отделение приёмного покоя, где принимали женщину с пятилетним ребёнком. Прошла мимо медсестры, которая ввела ребёнка и его мать в смотровой кабинет, после чего закрыла за посетителями дверь, недовольно посмотрев в сторону Оксаны. Открывая входную дверь, когда подошла к ней, Оксана сделала большой глоток свежего воздуха, переступая порог, вошла на каменное крыльцо. Больничный дворик был окутан тенью здания, легкой прохладой весеннего воздуха в котором сохранились запахи сырости таившего снега, деревенский аромат сена, мокрого дерева и сгорающего в атмосфере пепла. Над крышами некоторых домов в воздух поднимались клубы белого дыма. Голые деревья, на ветках которых сохранилось одеяло мокрого снега, что каплями падал на сырую землю. Лай деревенских собак, что бегали по больничному дворику разгоняю стаю слетевшихся в кучу голубей, черный кот, который смотрел на всё это с высоты голого тополя. Пьяные девушки, что отмечали женский праздник прямо в парке больничного дворика звуком хлопка, открывая пробку бутылки шампанского. Газель скорой помощи, у которой стояла молодая белокурая медсестра, разговаривая о чем-то веселым заигрывающим тоном голоса с парнем водителем служебного автомобиля больницы.

Направляясь по больничной стоянке, Оксана проходила мимо рядов расположенных на ней машин, чувствуя, как тело словно полыхала жаром надетой на ней зимней одежды. Медленно подошла к стоящему красному мерседесу, Оксана достала из кармана белого пальто брелок сигнализации и нажатием кнопки открыла электронные замки дверей. Легким поднятием вверх, Оксана открыла дверь с водительской стороны, выгибая спину, заползла внутрь, расположившись в нежности алькантры водительского черного кресла. Закрывая за собой дверь, Оксана, вставляя ключ, в замок зажигания, быстро настроила на приборной панели работу кондиционера в салоне, создавая микроклимат приятной прохлады. Работа вентиляторов, почти моментально создало прохладу в салоне приятно, сочетаясь с работой такта восемью цилиндров двигателя красного спортивного автомобиля.

Выжимая педаль сцепления, касаясь ладонью рукоятки переключения передач, Оксана включила первую передачу, выжимая каблуков черных ботфорт педаль газа. Отпуская педаль сцепления, Оксана медленно тронула автомобиль с места наезжая колёсами на большую образовавшуюся лужу на стоянке. Проезжая мимо рядов поставленных на стоянке нескольких машин, Оксана направила автомобиль к выезду, достаточно плавно пересекая лежачего на ней полицейского, после чего машина выехала на проезжую часть больничного дворика. Играя с педалью газа, нажатием каблука черных ботфорт, Оксана, направляясь по больничному дворику, мерседес, словно как корабль по волнам с легкостью преодолевал израненное трещинами, мокрой грязью, лужами и мокрым снегом дорожное полотно асфальта. Выезжая на деревенскую улицу, покидая больничный дворик, машина, набирая скорость с гулом мотора, Оксана направила автомобиль вверх по дороге. Мотор красного мерседеса рычал неистовым зверем, гулом всех восемью цилиндров, выражая поразительную мощь, от того как Оксана забавляясь его рычание стремительно набирая скорость после чего оставила за собой лишь облако витавшей пыли и следы грязи от шин протектора, скрываясь за поворотом в направления здания администрации.

  • Струится вечер / Лещинский Леонид
  • Ленская Елена - Супер отпуск / Лето, море, отпуск… - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Глава 22 / Хроника Демона / Deks
  • НЕПОКОРНЫЕ МЫСЛИ / Сергей МЫРДИН
  • Окна / Чтобы осталось / suelinn Суэлинн
  • Околдовала я тебя. Вербовая Ольга / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Глава 2 / Разломы судьбы (Рабочее название) / Чудов Валерий
  • Ассоль. Виски со льдом / Тёмная вода / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Драконы, роботы, Чужие / Фотофанты / Зауэр Ирина
  • Крылья / Leshik Birich
  • Киношное: выстрел / Киношное / Hortense

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль