Глава 7. Часть 4 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 7. Часть 4

0.00
 
Глава 7. Часть 4

Некоторое время Оксана сидела на столе, на коленях, её руки были сплетены оковами наручников за спиной. В зубах у Оксаны был зажат шарик кляп, не позволяющей ей говорить или издать хоть какой-то звук. Склонив голову, Оксана смотрела на поверхность стола, на котором покорно находилась, пока её искусительница сидела молча в кресле, держа бокал шампанского перед собой в одной рукой, словно не знала, как начать разговор. Так прошло некоторое время молчания, пока девица с естественно рыжими волосами, цвета пламени отпивала маленькими глотками с бокала шампанское, при этом смотрела на Оксану.

Бурая меховая шубка, имела весьма солидную стоимость, как и колье у неё на шее, все этой пьяной девушки вещи, превозносили образ этой бестии. Длинное красное вечернее платье облегало тело рыжеволосой бестии, отражая в ней пикантные и в тоже время скромные формы её хрупкого тела. Пленительное сочетание парфюма исходило от этой девицы, словно делая её редчайшим цветком, манящей композицией запахов притягивающих к себе внимание. Чашечки этого платья подчеркивали грудь девушки, что с её худощавым телом имела внушительный размер и контур, который был подтянут. Красные туфли, что сидели на ногах девушки, сочетались с цветом её платья, имели строгий выразительный каблук, придающий сексуальность образу.

— Дорогая моя

Коснувшись, кончиками пальцев одной руки, подбородка Оксаны, ответила она, после ожидания некоторого времени, поднимая её лазурный взгляд голубых безупречных глаз на себя.

— Прям, даже не знаю, как и начать разговор

Было видно, как девушка волновалась, хоть и была пьяная, её интонация и заплетающийся в словах язык выдавали душевные переживания, которые она испытывала в данной ситуации.

— Я первый раз сегодня здесь

Неожиданно сменила девушка тему разговора, её нижняя губа даже в таком пьяном состоянии слега подёргивалась, наверняка от волнения.

— Прости, я так волнуюсь

Рассказывала искренне она, продолжая смотреть в глаза Оксане, будто пыталась что-то сказать, своим пустым пьяным взглядом.

— Пожалуй, мне стоит представиться

Неуверенно рассуждала, высказывалась девушка, вставая с кресла, в котором сидела, оставив лежать на нём бурую шубку.

— Я Воронова Варвара Викторовна

Представилась она, покачивая выразительными бёдрами, скрывавшимися за красным длинным вечерним платьем, девушка направилась к комоду, на котором стояла бутылка с виски.

— Твой танец

Делилась впечатлением девушка, подошла к комоду, взяв с него бутылку с виски, пододвинула кончиками пальцев к себе стакан.

— Он просто божественен

Высказала она своё мнение, наполняя бокал содержимым из бутылки, после чего не сдержавшись, поставила бутылку, поднимая бокал.

— Я хочу пригласить тебя в свой клуб

Отпивая с бокала глоток виски, она нахмурила губки, поёрзав ими, смакуя выпитую крепость алкоголя, которая снимала оковы с её разума.

— И конечно же сделать тебя своей девушкой

«Охуевшая наглая тупая сука, мало того что ты приказала этому псу Волкову связать меня, так её промываешь мне мозги своим нытьём», размышляла Оксана, жадно облизывала шарик зажатый в зубах, покрывая его изобилием слюны.

— Что мне предложить взамен на то чтобы ты хотя бы обдумала моё предложение?!

Спросила рыжеволосая девушка, направляясь к столику, на котором Оксана сидела на коленях, продолжая пристально за ней наблюдать. Пьяная девица подошла к столику, поставив бокал рядом с коленями Оксаны, нагнулась к ней, посмотрела с любопытным восхищением ей в глаза.

— Вот хочешь, я тебе шубу подарю свою

Потянулась она рукой к шубке, скинув её небрежно с кресла на пол, куда и упала её сумочка, открывшись из которой выпали пятитысячные купюры.

— Хочешь денег

Сидела рыжеволосая пьяная девица на коленях перед Оксаной, разбрасывая крупные пятитысячные купюры по комнате.

— Даже если захочешь — снимая колье со своей шеи, Воронова положила его на стол к коленям Оксаны — Я тебе колье своё подарю

Обвила она руками шею Оксаны, мило улыбаясь, расстегнула ремешок кляпа, который она крепко сжимала в зубах.

— Просто скажи, что мне сделать? — вынимая шарик из-за рта Оксаны, рыжеволосая пьяная девица была готова на всё лишь бы получить положительный для себя ответ

— А разве это правда

Поинтересовалась Оксана, завистливым взглядом голубых лазурных глаз, посмотрела сначала на купюры, лежащие на шубке, потом на колье перед своими коленями.

— Всё будет моим?

— Стань моей — предложила пьяная рыжеволосая девушка, сидевшая перед Оксаной на коленях, коснулась кончиками пальцев поверхности стола, на котором она сидела

— А как же Вера? — была удивлена настойчивостью инициативы рыжей компаньонки

— А что Вера? — удивилась, отпрянула пьяная девица, разговаривая заплетающимся языком — Вера это прошлый век, да что она тебе может дать?

— Она не отпустит меня — уверяла Оксана, желая получить хотя бы одну пятитысячные купюру, завистливым взглядом смотрела на них

— Да кто её будет спрашивать

— Могу я хотя бы попросить вас?

Мило улыбнулась Оксана, продолжая смотреть на девушку, которая от её одного внешнего вида сходила с ума и была очарована её красотой.

— Освободить мне руки от наручников

— Ах… да-да конечно

Вздохнула чувствительно Воронова, выражая нежность и ранимость перед Оксаной, по лицу этой девицы было ясно, как сильно она хотела заполучить её, что пойдёт на всё что угодно.

— Я сейчас освобожу вас

— Можно будет мне хотя бы одну пятитысячную купюру в долг — попросила Оксана, понимая свою потребность жажды денег — Обещаю, я всё верну — наблюдая за девушкой, которая вставая с колен на ноги, едва держалась на высоких каблуках, почти не падая прошла мимо столика

— Это всё твоё — взяла она откуда-то из-за спины ключ от наручников, которыми были сплетены руки Оксаны за спиной

— Но я не смогу вернуть вам такие вещи — была шокирована Оксана, не воспринимая серьёзно ответ рыжеволосой девушки для себя

— А мне не нужно ничего возвращать — вздохнула отчаянно она, освободив руки Оксаны от сковывающих оков браслетов на запястье рук

— Но как же так? — потирая руки от браслетов на запястье, когда их освободили, спросила Оксана

«Ах… как бы я завернулась в ту шубку, а то колье, блядь это просто пиздец, а вот деньги да, мне действительно нужны, Вера никогда мне не даст столько, да даже одной бумажки», размышляла Оксана, желая поддаться и вкусить эту радость искушения, которая как омутом охватила её разум.

— Вы просто так возьмёте, подарите мне всё это?

— В то время как ты — уточнила она, продолжая сидеть на коленях рядом со столиком, где расположилась Оксана — Подарю всю себя мне

— Я не могу так взять и……

— Я сделаю тебя своей королевой — утверждала Варвара Воронова

— Разве что

Была польщена Оксана, когда смотрела на меховую бурую дорогую шубку, желая утонуть в её нежности, чувствовать, как нежный материал меха обволакивает кожу обнаженного тела.

— Мне бы кое-что хотелось

— Только скажи

Уверяла Воронова, продолжая стоять перед Оксаной на коленях, когда она прикрыла одной рукой сочную выраженную грудь, а другой паховую область медленно встала со столика.

— Я всё для тебя сделаю

— Могу я потешаться в вашей шубке

Смутившись, выражая румянец на щечках и чудесные изгиб их ямочек, спросила Оксана, наступая аккуратно на паркет комнаты красным каблуком черных туфель.

— Просто у меня никогда не было таких дорогих вещей

— Пожалуйста — ухмыльнулась Варвара Воронова

— Такой нежный мех — похвалила Оксана, окунувшись сразу в нежность бурой шубки, ластилась как кошка, купаясь в купюрах лежащей на ней

«Жизнь меня научила брать всё, что она даёт, гордость мне сытости не прибавит, да и пешком надоело часами гулять по Москве, уж лучше хотя бы на автобусе, а на него тоже нужны деньги, а с этими деньгами я могу и на такси позволить себе иногда роскошь», предположила Оксана, ухмыльнувшись роковой улыбкой.

— А почему бы и нет — ухмыльнулась Оксана, теша себя как пятитысячные купюры скользили по нежной коже сочной выраженной объёмом груди, радовалась тому, как они посыпали всё её тело

— Ну, так что ты согласна? — поинтересовалась Варвара Воронова, продолжая сидеть на коленях рядом с Оксаной, когда она как кошка ластилась в обольщение дорогой меховой вещи

— Полагаю — вставая медленно, прикусывая краешек губы, Оксана светилась от счастья, желая получить сразу деньги, шубу и колье — Ответ ты ожидаешь услышать сейчас?

Поджала она под себя ноги, когда сидела на шубки рядом с рыжеволосой пьяной девушкой, сгорая от предвкушения манящей близости.

— А-а…. — возразила Оксана, заигрывая, пригрозила кокетливо указательным перед губами Вороновой, когда она хотела её одарить поцелуем — Можно мне сначала вон то колье примерить

— Хочешь получить всё и сразу?

— Ты же сама сказала, что это всё теперь моё

— Что же — недовольно повела губками пьяная рыжеволосая девица — В таком случае — взяла она с края столика, лежащие на его поверхности колье

— И сними уже с меня этот дурацкий ошейник

Нервно выразила Оксана своё мнение, нахмурив обидчиво губки перед своей обольстительницей, пытаясь пробудить в ней жалость, стараясь выглядеть для неё единственной королевой.

— Чувствую себя словно собака

— А… этот Волков — раздражительно ответила Воронова, смутившись критики Оксаны, положив колье к ней на колени, расстегнула кожаный ошейник у неё на шее

— Я тоже так подумала

Улыбнулась Оксана, выражая застенчивость перед рыжеволосой девушкой, почувствовала ласку касания её пальцев, как они с ловкостью расстегнули ошейник на её шее.

— Ах… как же свободно — ответила Оксана глубоко и чувствительно нежно вздохнула

— Вот что должно быть на моей девушке

— Полностью с этим согласна

Подтвердила Оксана, расплываясь в улыбке, ощутила как приятно девушка, сидящая рядом с ней излучающая приторный запах перегара из-за рта одела на её шею дорогое колье.

— Оно так прекрасно

— Ты прекрасна! — испуская жар крепости выпитого алкоголя, прямо в губы Оксаны, высказалась нежно Варвара Воронова

— Я так люблю, когда ты так говоришь — обольстилась в улыбке Оксана, ощущая на себе, как шепот девушки пронзал её слух, затрагивал и обволакивал душу искушением страсти

— Хочешь, я могу всегда так говорить — разговаривая рядом с ухом Оксаны, рыжеволосая пьяная девица пленила её слух, вынуждая поддаться и покориться воли порочных чувств

— Что мне нужно сделать?

Была на пике искушения Оксана, прошептав рядом с раскрытыми губами Вороновой чувствуя сладость алкоголя, исходящую с её губ.

— Чтобы вырвать с твоих губ первый наш с тобой поцелуй?

— Просто сделай это — изнывая в предвкушении поцелуя, простонала Варвара Воронова

Раскрыла Оксана алые пылающие огнём губы, начиная медленно сближаться, когда расстояние осталось на миллиметры, чувствовала порочное дыхание возбуждённой пьяной девушки.

— Ну же — простонала, изнывая порочной властью Воронова, едва касаясь губ Оксаны своими, испуская ей в рот порыв будоражащего страстью порыва дыхания

— Оксана?!

Неожиданно, разрывая гармония назревающей связи, послышался голос Вероники, назойливая блондинка, открыла дверь в самый не подходящий момент, прерывая момент слияния.

— Это что еще такое

«Блядь ну это пиздец, хуже просто уже некуда, вот умеешь ты вовремя появляться, у тебя наверно дело просто талант», отпрянула Оксана от губ рыжеволосой девушки, прикусывая краешек губы.

— Уверяю тебя

Сидела Оксана на бурой меховой шубке, пропуская сквозь пальцы нежные ворсинки меха, легонько сжала её, впиваясь от каприза, нахлынувших эмоций, когтями в материю.

— Это не то, что ты подумала!

— Я тебя значит ищу хожу по всему клубу

Вошла в комнату разъярённая блондинка, девушка словно кричала, выражая свои бурные чувства, скорее была похожа на разъярённого цербера, охраняющего врата ада.

— Волнуюсь за тебя — продолжала она высказывать свои недовольства, с грохотом когда вошла в комнату, закрыла за собой дверь — А ты здесь пропадаешь, да еще и Вороновой, что чёрт возьми, происходит?

— Хочешь, я её выпровожу? — тихо прошептала Воронова, Оксана заметила, как по её лицу пробежала искра недовольства, как мускулы на её лице были в полном напряжении

— Позволь я всё улажу сама — возразила Оксана, коснувшись подушечкой пальца пылких, играющих чувствами губ рыжеволосой девушки

— В таком случае

Вставая с колен, рыжеволосая пьяная девица, едва держалась на ногах, сохраняя самоконтроль и ориентацию в пространстве, отражая на своём лице мимику недовольства и раздражительности.

— Ты знаешь теперь, что от тебя требуется и что теперь за это ты мне должна

Уверяла Варвара Воронова, направляясь шатающейся походкой к выходу из комнаты, когда разъярённая блондинка, что была тут же, смотрела на неё с удивлением.

— Надеюсь, ты примешь верное решение, в противном случае, хочешь ты этого или нет, ты просто всё равно будешь моей, так ведь?!

Утверждала рыжеволосая пьяная девица, открывая дверь, встала в её проходе, облокотившись, грудью на её коробку, выразительным взглядом смотрела на Оксану.

— Карамель — с этим обращением, Воронова покинула кабинет, закрывая плавно за собой дверь

— Что это, черт возьми, сейчас было?

«Дура блядь ебанутая, ты как будто не понимаешь, что из-за твоей выходки я погрязла в долгах, которые я не в силах буду выплатить», размышляла Оксана, прикусывая губу, теша себя нежностью материала меха шубки, расположилась спиной на ней.

— А как будто ты не поняла? — прикрывая грудь шубкой, ответила Оксана, состроив губки в застенчивой форме

— Я всё поняла — заявила Вероника, подойдя к шубке, где на полу лежала обнаженной Оксана, прикрывая грудь материю бурой шубки Вороновой — Только, причем здесь эта рыжая дрянь и с какой это стати она тебя обихаживает, когда ты моя девушка

— Она предложила мне все эти деньги, шубу и колье……

— Дай-ка представлю просто — возразила блондинка, присаживаясь рядом с Оксаной на колени прямо на пол, говорила Вероника не став её слушать, прерывая — Что она тебе всё это предложила не просто так

— Ну, надо же! — изумилась в насмешке Оксана, ощущала, как нежная ткань меха шубки облегает лаской сочную грудь — Сама догадалась или кто подсказал?

— Ты откажешься от этого всего

— С какой это стати?! — возмутилась Оксана, опираясь на локти, приподнялась с пола

— Нам с тобой не нужны подачки от этой ведьмы

— А с каких это пор ты стала принимать решения за меня?

— С тех самых пор — оспаривая такой довод, говорила повышенным тоном голоса Вероника, продолжая сидеть на полу рядом с Оксаной — Как ты стала жить у меня, разве ты не помнишь, как всё началось?

— Больше не буду жить

— И куда интересно ты пойдёшь — оставаясь сидеть на коленях, спросила блондинка, когда Оксана с колен, оставляя лежать шубку на полу — Да кому ты нужна, ты посмотри на себя, грязная дешевая шлюха……

— Хватит! — прошипела Оксана влепила девушке, оскорбившей её, крепкую, обжигающую ладонь пощечину — Ты сама притащила меня в это клоповник

— Я просто подумала, что ты будешь культурной девушкой и будешь знать себе цену

Потирая щёку, опустив обиженный взгляд в пол, ответила блондинка, оставаясь сидеть на коленях, когда перед ней стояла рядом Оксана.

— Но я никак не могла даже представить, что ты окажешься такой дешевой

— Я дешевая?! — вскрикнула Оксана, выражая обиду, замахнулась на девушку, что сидела перед ней на коленях — А ты на себя посмотри, трахаешься с владельцем клуба просто так

— Пошла вон отсюда — не сдержав эмоции, прошипела как гадюка Вероника на Оксану — Вон отсюда, я не хочу тебя и знать, живи, где хочешь и с кем хочешь

«Мне ведь некуда идти, а комнату здесь в Москве снять это я без денег останусь, куда мне идти, что делать, как жить?», испугалась Оксана таких слов от подруги, прекрасно понимая и осознавая их последствия, не могла сама для себя придумать решение.

— Значит вот как! — воскликнула Оксана, не могла сдержать влагу слёз на лазурных голубых глазах, так как чувства к этой блондинке всё еще переполняли её разум

— Да вот так теперь Оксана — склонив голову на пол, ответила Вероника

— Ты не можешь меня выгнать! — возразила Оксана, действительно не понимая, что происходит, продолжая стоять рядом с белокурой девицей, сидевшей на полу

— Могу и делаю это

— Через что мы с тобой обе прошли……

— А через что мы с тобой обе прошли? — прерывая слова Оксаны, оспаривая такое утверждение, спросила Вероника

— Ты помогла мне принять роды Аришки у той ненормальной

Утверждала Оксана сев на колени рядом с блондинкой, со слезами на глазах рассказывала она, положив руки на колени, выразительным голубым лазурным взглядом посмотрела на девушку.

— Ты помогла мне вернуть её из детского дома

Ухмыльнулась Оксана, посмотрев на девушку, что сидела рядом с ней, поджав под себя ноги, пытаясь пробудить в ней самые тёплые и искрение чувства по отношению к себе.

— Если бы не ты — коснувшись подбородка девушки, внушительным доверием голоса, говорила Оксана, направляя её взгляд на себя — Мне бы ни за что не дали Аришку, а тем более я сама бы не приняла роды у той ненормальной пьяной суки

— Но ведь заметь — упорствовала блондинка — Что всё, что тебе не даешь, ты сама рассыпаешь в пыль, роды ребёнка, его усыновления, наши чувства, отношения, любовь ты всё разрушила сама, своей чокнутой нимфоманией

— Это всё Волков! — возразила Оксана, оспаривая такой довод — Это он насильно принудил меня прийти сюда, вот посмотри на наручники кляп и ошейник, как ты думаешь, на ком это всё было одето?

— Волков тебя не заставлял целоваться с этой Вороновой — делая вид, что ей противно обсуждать эту тему, опустив снова взгляд в пол, говорила блондинка

— А ты представляешь её логику убеждения — пытаясь найти оправдания своему безумному влечению, пояснила Оксана — Я бы сама ни за что не поцеловалась с этой рыжей сукой

— Ты хотела это сделать

— Она принудила меня к этому!

— Да ну — не поверив не единому слову Оксаны, удивилась блондинка — И как же?

— Ты её не знаешь

— Зато я прекрасно теперь знаю тебя Оксана — тихим голосом продолжая смотреть в пол, ответила блондинка, оставаясь сидеть на коленях

— Прошу, пожалуйста! — уверяла Оксана, оставаясь сидеть на коленях рядом с блондинкой, коснувшись кисти её руки — Дай мне шанс, я ведь тебе не изменяла ведь

— Ты хотела её поцеловать

— А ты трахалась с Волковым у меня на глазах!

— М…… — ерзая недовольно губами, потирая щеку, по которой пришёлся удар ладони Оксаны, недовольно пробурчала Вероника — Умеешь ты надавить

— Скорее добиваться своего — говорила Оксана рядом с губами девушки, чувствуя нежный исходящий от её тела аромат, будоражащие ноты которого заводили в ней огонь безумной страсти

— А как же твоя нимфомания?

— Я же говорю, это Волков меня связал

— Ему, зачем это? — не поверила словам Оксаны, возразила блондинка, убирая её руку от своего лица, не давая к себе прикоснуться — Будет ли владелец клуба тратить время на тебя, кроме того, что он и так знает, что ты принадлежишь мне

— Еще всё принадлежу? — играя искусно в застенчивость, переспросила Оксана, мило улыбнувшись блондинке, сидевшей рядом с ней на коленях

— Не испытывай лучше судьбу Оксана

Упрекнула блондинка, приткнув губы Оксаны указательным пальцем, не давая себя поцеловать, отпрянула от её тела, опираясь на руки, выставила их назад.

— Я пока тебя еще не простила за то……

— А то, что я должна тебя простить за секс с Волковым?

— Это не одно и тоже

— Воронова просто хотела меня поцеловать

— Этого уже более чем достаточно

— А то, что член Волкова был в тебе этого не достаточно?! — вскрикнула Оксана, уже не могла держать при себе эмоции переполняющих её разум чувств ревности

— Ладно — уныло вздохнула, отражая отчаяние в своём поведение, ответила блондинка — Иди на свою работу или куда там тебе нужно, только убирайся на сегодня с этого проклятого клуба

— А как же работа здесь в клубе

— Я решу вопрос с Волковым

— То есть, как решишь? — недовольным голосом, спросила Оксана, оставаясь сидеть на шубке, поджала под себя ноги — Надеюсь, не так как ты привыкла решать в своём стиле?

— Не испытывая моё терпение Оксана — поднимаясь с пола заявила Вероника — Или как тебя теперь они все называют

Блондинка сурово посмотрела на Оксану, положив руки на талию, белое платье, что облегало её плоть, сексуальной чертой изгиба подчеркивало сочные прелести тела.

— Карамель?!

— Ты сама купила мне эти духи

— Но ведь согласить этот вкус тебе очень идёт

— Ты ведь знаешь, я люблю розу

Продолжая сидеть на полу, Оксана собирала рассыпанные деньги в сумочку, делая специально перед блондинкой, как будто, так и должно быть.

— Но карамель?! — поднимаясь с пола, положив сумочку на кофейный столик, Оксана подняла с пола бурую шубку, надевая на себя

— Что ты делаешь?

Возмутившись, спросила Вероника, девушка посмотрела на Оксану сердито, считая, что конфликт будто бы улажен на этой почве и его обсуждение больше не требует.

— Мы ведь с тобой это обсуждали

— В каком смысле? — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, взяв в руки сумочку, как будто она уже принадлежит ей и содержащаяся там сумма денег уже её

— Ты вернешь шубу и деньги

— Но ведь Воронова подарила мне всё это

— В качестве задатка — пояснила блондинка, вставая медленно с пола напряженным взглядом, так что её голубой глаз лишь слегка подергивался — Что ты уже будешь принадлежать ей

— Ну, ведь там деньги

— Ну и что — ухмыльнулась Вероника, опровергая мысли Оксаны, развела руками, развеяв в пыль ей мечты — Заработаешь сама и еще, а их оставь

— Но там столько денег и всё это может принадлежать мне

— Выбирай! — психанула Вероника, устав больше повторять и бороться с искушение власти денег и дорогих вещей, которым поддалась Оксана — Либо я или твои шмотки и деньги?

— Ты ведь мне этого не купишь

— Воронова дала это тебе в качестве платы — утверждала блондинка, подошла к Оксане и легонько кончиком коготка указательного пальца коснулась её груди — Не будь шлюхой Оксана

— Почему сразу шлюхой? — нахмурив обидчиво губки, переспросила Оксана, чувствуя сказанное, как оскорбление в свой адрес

— Потому что Воронова хочет получить тебя — пояснила Вероника, продолжая стоять рядом с Оксаной изучая ё взглядом — И по весьма дешевой для себя цене

— Это тебе так только кажется — провела Оксана пальцем по колье на шее, другой рукой держала сумочку не решаясь расставаться с деньгами, которые ей дали в качестве платы

«Блядь ну ладно, зато колье, тысяч за тридцать я смогу его сдать в любом ломбарде, да даже у самой скрупулёзной бабке оценщице», ухмыльнулась Оксана, оставив сумочку с деньгами на столике стоящим между двух кресел.

— Ладно, хорошо — снимая с себя бурую шубку, делая вид, что принимает условия блондинки, оставила шубку, скинув её на пол

— Оксана? — обратилась недовольно Вероника, когда Оксана быстро повернулась спиной, чувствуя на коже, до сих осадок после надетой недавно на теле шубки

— Да что еще — прикусывая краешек губы, чувствуя крайнюю степень недовольства, обернулась Оксана, положив руку на бедро

— Колье

— А что колье? — сделав вид, будто удивилась серьёзному взгляду блондинке, переспросила Оксана

— Оно тебе не принадлежит

— Но могу я его оставить себе

— Нет, не можешь

Возразила Вероника, указывая коготком указательного пальца на кофейный столик, где оно должно было лежать рядом с сумочкой, куда Оксана убрала рассыпанные Вороновой купюры.

— Потому что оно тебе не принадлежит

«Наглая самодовольная сука», сдерживая гнев назревающих эмоций, Оксана завела руки, за спину расстегивая застежку колье на шее.

— На, вот подавись! — бросила Оксана, колье на пол, прямо к ногам Вероники

— Не нужно так грубо — возмутилась, делая упрёк Вероника, в ответ на грубую реакцию Оксаны

— И как мне теперь жить?

Прокричала Оксана, когда подошла обнаженной к двери, прикрывая грудь одной рукой, другой ладонью, закрывала паховую область, обернулась к блондинке.

— Ты мне не оставляешь даже средств, для существования

— Тебе не так давно Волков дал пять тысяч — уточнила Вероника, улыбнувшись злорадной улыбкой, поднимая с пол колье — Куда ты их дела?

— Это не твоё дело

— И как у тебя после всего этого — ответила недовольно блондинка, поднимаясь с пола, положила шубку на столик — Язык поворачивается так говорить на меня, когда я спасаю тебя

— От чего? — продолжая громко кричать, недовольно спросила Оксана

— От того — ответила Вероника, повернувшись к Оксане, положила руку на выставленное упругое бедро — Чтобы ты Вороновой не досталась, хотя бы за такую дешевую цену

— Дешевую цену?!

Дрожащей губой, отражая обиду на лице, ответила Оксана, стараясь сдержать влагу наворачивающихся слёз на лазурных голубых глазах.

— Да пошла ты нахуй — переступая тут же через порог, резко открытой дверь, грубо выругалась Оксана, с грохотом закрывая за собой дверь, оставаясь в коридоре одна

Отошла Оксана от закрытой двери, звонко стукая каблуками по паркету коридора, направлялась под томным, скорее даже эротическим светом светильником висевших бра. Витавший запах жасмина, лаванды и гардении в этом коридоре был особенно сильным и утонченно вкусно, напоминающим Оксане сочетание особого вкуса парфюма. Подойдя к закрытой двери, Оксана, прикусывая отчаянно, начиная нервничать краешек губы, обвив пальцами металлическую ручку двери, легонько нажала на неё пальцами. Переступая через высокий порог открытой двери, Оксана, коснувшись пальцами дверной коробки задержав взгляд на двери, ведущей в клубный зал, откуда доносился аккорд романтического dubstep звучания.

В комнате для танцовщиц, горел еще более тусклый свет, скорее он даже исходил от женского уголка, на зеркале которого по периметру были лампы накаливания слабой мощности. Закрывая за собой следом дверь, Оксана облокотилась на её поверхность, чувствуя запах кожи, сигарет с фильтром, чей нежный запах напоминал больше аромат роз. Вздохнув изнурённо хватая воздух ртом, Оксана отошла от двери, направляясь к дамскому уголку слева от входа, чувствую легкую обеспокоенность и раздражительность внутри себя, после ссоры с Вероникой. Встав у комода, Оксана какое-то время наблюдала в отражение в зеркале, облокотившись на поверхность дамского уголка, покусывая нервно губу.

«Тупая сука, возомнила себя, будто я ей чем-то обязана, на самом деле это не так», размышляла Оксана, продолжая некоторое время стоять у зеркала.

— Ха…… — услышала Оксана женский смех, после того как дверь в комнате неожиданно открылась, заставив её присесть на стул, одеть на себя черный легкий халатик

— Лерка ну ты даешь — послышался голос другой танцовщицы, девушки, судя по всему, когда вошли в комнату, пошатываясь, были изрядно пьяны, так как позволили себе радость с клиентами

— Карамель? — ухмыльнулась одна из блондинок, что вошла в комнату, заметив Оксану, тут же обратилась к ней — Тебя владелец клуба зачем-то искал

— И чего же он хотел?

Сидела Оксана на стуле на коленях, обернувшись, посмотрела на девушек, так как не успела полностью одеть халат, её плечо слегка оголилась, приоткрывая очертание формы груди и живот.

— Я так понимаю — говорила Оксана, раскрывая губы в искушенной форме — Вы у него не спросили

Объёмная красота белокурых волос Оксаны, посыпала плечи, падала на спину, завиваясь в полукольца, имела золотистый оттенок.

— Так как позволили себе посидеть с богатыми клиентами

— А вот это уже не твоё дело

— И кстати сейчас твоя очередь — заявила блондинка, которая была одета в одном нижнее черное ажурное белье, которым она любезно хвасталась, покачивая выраженно бёдрами в каждом шаге

— Давай иди на пилон — распорядилась шатенка, от которой когда она подошла к стулу, на котором сидела Оксана, так пахло жасмином, гарденией и лавандой

— Да что ты

Изумилась в улыбке Оксана, не придавая значениям издевки от пьяных девиц, обернувшись, посмотрела на девушку с кашемировым оттенком волос, которая к ней обращалась.

— Давай я буду сама решать — заявила Оксана, медленно вставая со стула касаясь красными каблуками пола комнаты, выпрямила спину, выражая под черным халатиком упругие бёдра

— Мне так ему и передать? — сделав вид будто насмехаясь, обратилась блондинка, указывая пальцам себе на грудь

«Блядь если она так скажет, про работу в этом клубе я могу забыть», предположила Оксана, посмотрев на девушку недовольным взглядом.

— Ладно, я сейчас приду

Расправляя роскошные золотистые волосы, ответила Оксана, стоя перед зеркалом, когда девушки, отошли к парфюмерному уголку в противоположной стороне и снизили тон голоса до шепота.

— Тупые наивные курицы

Тихим голосом, Оксана выразила своё мнение, взяв из сумочки, стоящей на столике губную помаду, кончиками пальцев другой руки медленно выдвинула её алый стержень.

— Главное успеть сегодня прийти на работу во время — рассуждая почти шепотом, говорила Оксана, покрывая слоем помады поверхность пылких губ

Оставив помаду, положив её в сумочку, Оксана, закрывая своё тело халатиком, медленно, ставя ноги искусно крест-накрест в каждом шаге, покачивая выраженной формой бёдер, направилась к закрытой двери. Девицы что-то обсуждая искоса недовольно смотрели, в сторону Оксаны недовольным, скорее даже завистливым взглядом. Открывая дверь комнаты для танцовщиц, Оксана, переступая порог, вошла в коридор, где горел приятный тёплый свет настенных светильников бра. По мере приближения Оксаны к двери, ведущей в зал клуба, она слышала, басы звучания динамики музыки усиливали дверь тактом ритма вибрации. Подойдя к двери, Оксана, касаясь металлической ручки, легким нажатием надавила на неё, открыла её, потянув на себя.

Будоражащей тактом музыки слышался dubstep удачная подобранная композиция аккордом своего тонкого звучания, благодаря которой слагалась мелодия. Переступая высокий порог открытой двери, Оксана вошла в клубный зал, тёмной обстановки зеркальных стен и потолка по контуру которого было блеклое освещение синего цвета создающая интригу порока и искушения поддаться соблазну страсти. Направляясь по зеркальному полу, напротив барной стойки и танцовщицы у пилона, Оксана подошла к ступенькам подиума. Наступая на которые, покачивая выразительно бёдрами, словно старалась попасть в такт звучания музыки, Оксана медленно поднималась на подиум у пилона. Поднявшись на танцевальную сцену для стриптизёрш, Оксана медленно потянула, проходя мимо столиков клиентов клуба, за кончик пояса халатика, развязывая его. В момент движения раскрыла его, Оксана словно крылья ангела распахнула халатик, открывая напоказ скрывшуюся под тонкой материей сочную красоту обнаженного тела. Скинув с себя халатик на пол, Оксана подошла к пилону, обвивая его стержень пальцами, подобно движению королевской кобры, прижалась к нему, играя бёдрами в разные стороны, подчеркивая каждым жестом пленительный изгиб на её теле. Вынося бёдра за него, играя тазом, Оксана, занося ногу за шест, прокрутилась вокруг него, прижавшись спиной к его металлическому стержню. Подобрав точно ритм танца, Оксана завораживала красотой сексуального искусного движения, внимание зрителей, столики которых находились рядом.

 

***

Прислонив рентгеновский снимок к доске негатоскопа, Оксана, находясь в реанимационной палате пациента, внимательно с надетыми на глазах очками всматривалась на него. Приборы жизнеобеспечения, датчики которых были прикреплены в грудной клетке Вольфа, фиксировали показания его сердечной деятельности. За стеклянными окнами в палате и дверью на посту реанимационного отделения постоянно дежурила медсестра, время от времени девушка вставала и вводила инъекцию лекарство кому-нибудь из пациентов в канюлю с иглой пациента. В отделение был постоянно включен свет, работали освежители воздуха, постоянно очищая его через специальные фильтры которыми затягивает лопастями вентиляторов. Воздух в палате был без примесей запахов или каких-то вкусовых добавок, даже вони асептических средств которым проводили уборку помещения не присутствовало в помещении.

— При «рентгенографии легких» — рассуждала Оксана, внимательно разглядывая снимок через стёкла надетых на глазах очков — Определяется повышение прозрачности легочных полей

— Так же отмечается

Говорила Мария Леонова, нежным приятным голоском, расположившись на высоком медицинском стуле с маленькой спинкой, держала у себя на коленях электронный планшет.

— Обедненный сосудистый рисунок — рассказывала блондинка, в обворожительном коротком белом врачебном халатике

Продолжая рассматривать дальше снимок, Оксана заметила для себя интересную особенность, на которую стоит обратить внимание при диагностики данного заболевания. Ограничение подвижности купола диафрагмы и ее низкое расположение (спереди ниже уровня VI ребра). Выделяется сужение сердечной тени, расширение загрудинного пространства. Выявляется обструкция дистальных отрезков дыхательных путей. Проведение теста с ингаляторами-бронходилататорами показывает необратимость обструкции.

— Что же если верить твои записям Мария — прикусывая краешек щедро накрашенных еще в клубе губ, размышляла вслух Оксана — Необратимая обструкция легочных путей — прочитала она записи наблюдения врача Леоновой, на планшете лежавшей перед ней на столешнице

— Так же следует отметить

Положив ногу на ногу, улыбнулась застенчиво блондинка, что-то высматривая в планшете, состроив забавное очертание довольства на лице.

— При проведении, аускультации, у пациента отмечается

Рассказывала блондинка, едва сдерживая свой восторг и даже сказать удивление, когда Оксана обернулась и на неё посмотрела, девушка прикрыла губы, смотрела в экран планшета.

— Ослабленное везикулярное («ватное») дыхание — рассказывала Мария, убрала тут же планшет с колен, как только Оксана на неё недовольно посмотрела — Выделяются глухие сердечные тона

— Как ты думаешь

Задавая риторический вопрос, обращая внимание, на то, что пациент спит на больничной койке реанимационной палате, сделала шаг в сторону блондинки, сидевшей на стуле

— Что это может быть?

— Как ни странно догадаться

Сомкнула ноги вместе блондинка, отражая на лице выражение застенчивости, выказывая это блеклым румянцем, поведением которым она демонстрировала перед Оксаной.

— Удивляет, что вы первой не назвали это

Говорила Мария Леонова, медленно встала со стула, на котором сидела, коснувшись кафельной белой плитки пола в реанимационной палате.

— Эмфизема легких

Эмфизема легких — хроническое неспецифическое заболевание легких, в основе которого лежит стойкое, необратимое расширение воздухоносных пространств и повышенное вздутие легочной ткани дистальнее концевых бронхиол. Эмфизема легких проявляется экспираторной одышкой, кашлем с небольшим количеством слизистой мокроты, признаками дыхательной недостаточности, рецидивирующими спонтанными пневмотораксами.

— И вы ведь прекрасно знаете, что нужно делать

— Медикаментозный метод терапии здесь не сработает — прикусывая от волнения губу, рассуждала Оксана, всматриваясь вновь в снимок на негатоскопе

— Вот именно так как ингаляции бронхолитиков тут бессильна

— Она будет пожизненной — пояснила Оксана, подходя шаг за шагом к блондинке в палате

— Вы ведь лучше меня знаете — утверждала Мария Леонова, словно чувствуя опаску, осторожно сделала шаг назад — Что в данном нашем с вами случае, показано хирургическое вмешательство

— Иванов ни за что не даст мне разрешения

«Чем эта тупая сука так удивлена, нет, она словно меня увидела в другом свете, хочет сказать и боится, знает что получит пощечину», размышляла Оксана осторожно, подобием хищной кошке, приближалась к своей белокурой жертве.

— На проведения такой процедуры

Подошла Оксана к столешнице, где лежал электронный планшет, наблюдая за реакцией блондинке, которая отошла к закрытому пластиковому окну.

— Когда имеется весьма обоснованный риск

— Это точно

Испугавшись чего-то, блондинка, быстро направилась к столешнице, у которой стояла Оксана, коснувшись кончиком коготка указательного пальца, сенсора экрана планшета.

— И вам, безусловно, следует его получить

— А-а-а — пригрозила кокетливо Оксана блондинке указательным пальцем, не давая возможности взять планшет в руки, сама первая схватила его с поверхности столешницы — Не так быстро

— Оксана Владимировна отдайте — виновато опустив голову, потребовала Мария Леонова

— Что ты там такое смотрела?

— Отдайте планшет — нервничала блондинка, разговаривая шепотом, боясь разбудить пациента

— Что ты там такого увидела? — повторила еще раз свой вопрос Оксана, держа планшет за спиной у себя в обеих руках, не давая возможности наглой блондинке вырвать его у себя

— Это вас не касается — уверяла Мария Леонова, подойдя к Оксане, хотела забрать у неё планшет

— Да ну — ухмыльнулась Оксана, раскрыв в шикарной накрашенной алой форме губы — А давай может, мы вместе это посмотрим

— Я думаю, вам будет это просто не интересно — почувствовав себя, неловко заулыбалась Мария Леонова, делая шаг к Оксане, хотела забрать у неё планшет из рук

— Просто покажи!

Выставив указательный палец перед блондинкой, Оксана, держа планшет обеими руками, пальцем нажатием на кнопку сбоку вывела его из спящего режима, заметив сразу видео просмотра youtube.

— И я от тебя отстану

Не могла сначала Оксана разобрать тёмный фон обстановки на экране видео, поэтому продолжая смотреть на блондинку, легким нажатием пальца запустила просмотр видеозаписи на экране.

— Только гляну что тут

«Не может быть, видеозапись уже в сети, ну пиздец блядь», была шокирована Оксана записью видео танца на пилоне, то, как она обнаженной крутилась у шеста, играя бёдрами.

— И давно это у тебя? — поинтересовалась Оксана, остановив просмотр в беззвучном режиме, положила планшет на столешницу у себя за спиной

— Давно вы танцуете? — задала встречный вопрос, разговаривая шепотом, спросила Мария Леонова, надеясь на то, что пациент в реанимационной палате которого, они с Оксаной находились, спит

— Это тебя не касается — прошипела Оксана, наклонившись к девушке — Всё, что происходит за стенами этой проклятой больницы, ни тебя, ни кого-либо еще не должно касаться

— Нет, правда, Оксана Владимировна!

Словно теперь уже вопрос видеозаписи уже сам себя решил, блондинка подошла к Оксане, коснувшись пальцами обеих рук её руки, вынуждая обратить на себя внимание.

— Этот танец это просто бесподобно

— Заткнись! — прошипела Оксана, перед лицом девушки, вручив ей в руки планшет, чувствуя, как ощущение непреодолимого барьера стыда опутывает её сознание — Пошла вон отсюда

— Что?! — возмутившись, прошипела как змея Мария Леонова — Вы не можете меня теперь через что мы с вашим пациентом просто взять и выгнать, я нужна вам

— Могу и выгоню — заявила Оксана, указывая пальцем на дверь выхода из реанимационной палаты, продолжая смотреть напряжённым взглядом лазурных голубых глаз на девушку — Пошла вон отсюда, я больше в твоих услугах не нуждаюсь

— Вы меня выгоняете? — переспросила, испытывая чувство отчаяния, шепотом говорила Мария Леонова — После того, как я вам помогла…….

— Ты помогла — рассмеялась Оксана, забыв уже про пациента, ткнув пальцем в грудь стоящую перед собой блондинку — А не ты ли хотела, чтобы этот старик быстрее уже откинул копыта, не ты ли называла его зажравшимся богатеем, не достойному права жить и не желала ему даже помогать

Утверждала Оксана, встав вплотную рядом с девушкой, выразительно перед ней раскрыла в полную силу красоты лазурные голубые глаза, посмотрев суровым внимательным взглядом на неё.

— Ты хотела, чтобы я дала ему умереть

— Всё изменилось

— Ничего не изменилось — возразила Оксана не поверив ни единому слову блондинку — Ты как была единоличной сукой, решающей за всех кому жить, а кому сдохнуть, такой ты и осталась

— Хорошо — уныло вздохнула Мария Леонова, сделав шаг к Оксане — Посмотрите на него, он богатей, живущий в Германии, якобы приехал навестить родственников, каких родственников, его страдания это мучения, даже если он…….

— Хватит! — прошипела Оксана, выражая ненавистный взгляд в глазах — Убирайся отсюда, без тебя как-нибудь справлюсь

— Я не уйду

— Это еще почему? — уставившись удивлённым взглядом на девушку, Оксана никак не могла принять для себя дерзость которую, блондинка демонстрировала перед ней

— Посмотрите сами на него

Указала Мария Леонова на пациента, у которого наблюдалась выраженная степень дыхательной недостаточности, что свидетельствуют цианоз, одутловатость лица, набухание вен шеи.

— Вы прекрасно понимаете, Оксана Владимировна — убедительно говорила Мария Леонова, отложив планшет за Оксану на столешницу, когда стояла рядом с ней — Что без меня вы не справитесь

— Пошла вон отсюда! — прошипела Оксана, повторила своё требование вновь

— Оу…. нет

— Я тебя за волосы сейчас вытащу отсюда — заявила Оксана, когда была вне себя от присутствия блондинки в палате своего пациента

— Давайте спросим Иванова — возразила Мария Леонова — Посмотрим, что он скажет в ответ на ваши угрозы

— Чтобы он не сказал — оспаривая такой утверждение, говорила Оксана, внимательно продолжая смотреть в глаза своей собеседнице, с трудом сдерживая свои эмоции — Это никак не повлияет на ход моего решения

— Да ну — была не согласна блондинка — Интересно, что будет, если я покажу ему эту запись, как вы крутитесь красиво конечно, но голой на шесте

«Это разрушит и без того всю мою репутацию, я просто не могу себе позволить допустить, чтобы про меня думали, что я какая-то дешевая стриптизёрша», предположила Оксана, что всё-таки может смериться с обществом наглой, много возомнившей о себе блондинке.

— Ладно — тяжело вздохнула Оксана, соглашаясь с условиями блондинки — Ты в деле, только не думай, что я тебе это так просто с рук спущу

— А с вами так и надо

Играючи коснулась она кончиками пальцем золотистых прядей волос Оксаны, что выходили вьющимися, словно лиана из-под надетого на голове белого колпака.

— Но я учту это Оксана Владимировна — ухмыльнулась милой улыбкой блондинка, продолжая смотреть на Оксану, испытывая скрытое чувство интереса

— Фрейлин

Неожиданно хриплым голосом обратился старик лежащей на больничной койке в палате, разрывая интригу предстоящего разговора Оксаны с блондинкой.

— Вы уже тут?

«Блядь, но вот именно тебе нудно было сейчас проснуться», прикусывая нервно от раздражительности краешек губы, ощущая вкус сладкой помады во рту.

— Пойду, пропущу чашечку кофе в кафетерии — сохраняя лживое подобие улыбки, ответила Мария Леонова, нежно коснулась щеки Оксаны тёплой стороной ладони руки

— Давай пошла отсюда — прошипела Оксана, чувствуя себя неудобно перед пациентом

— Надеюсь, вы

Прошла пару шагов, Мария Леонова обернулась, положив руку на талию, посмотрела на Оксану, сохраняя любезность милой, но подлой улыбки на лице.

— Примите верное решение

— Через пятнадцать минут Иванов должен быть уже на работе

— Я буду ждать вас там

С этими словами, отодвигая стеклянную дверь-купе в сторону, блондинка, покачивая выраженной упругой формой бёдер, скрывающихся под белым халатиком, вышла из палаты.

— Не опаздывайте

— Простой уйди — прошипела, вновь отражая на лице недовольство, говорила Оксана

— Фрейлин — обратился старик, хриплым голосом — Я вижу, вас что-то печалит

— Всё нормально господин Вольф — обернулась Оксана к пациенту, после того как дверь реанимационной палаты, сама плавно закрылась за Марией Леоновой

— Всё так плохо?

Поинтересовался старик, отражая почти через каждое слово, тяжесть мучащей его дыхательной недостаточности, однако через силу всего этого он желал говорить с Оксаной.

— Это ведь реанимационная палата?! — уточнил Вольф, когда Оксана повернулась и медленно направилась к койке, где он лежал

— Всё плохо господин Вольф — пояснила Оксана, проходя мимо столешницы, взяла в руки стетоскоп, одела просто его на шею, подошла к стулу у койки пациента

— Насколько всё плохо? — поинтересовался старик, коснувшись руки Оксаны, как только она села на стул, положив ногу на ногу, рядом с его кроватью

— У вас эмфизема легких

Ответила на вопрос пациента Оксана, ощущая, как его дряблые сухие пальцы коснулись кисти её руки, от одного только прикосновения она ощутила легкую дрожь по телу.

— Другими словами

Склонив голову, испытывая застенчивость, так как строгий и в тоже время внимательный взгляд старика, как показалось Оксане, подавлял её сознание.

— Патология изменения легочной ткани — рассказывала Оксана, положив обе руки к себе на колено, не могла посмотреть в глаза пациенту — Характерно для которой свойственно расширение альвеол и деструкция альвеолярных стенок

Альвеолы — это концевые части дыхательного аппарата легких, имеющие форму пузырька. Они являются самыми мелкими «единицами» легких. Альвеолы отделяются друг от друга при помощи межальвеолярных перегородок, имеющих толщину 2-8 мкм.

Альвеолярные стенки состоят из поверхностного слоя сурфактанта, клеток эпителия и интерстициального пространства, включающего базальные мембраны, капилляры и интерстициальные клетки. Интерстициальные заболевания легких, вызванные как известными, так и неизвестными причинами, характеризуются тремя типами (паттернами) патологических изменений альвеолярных стенок.

— Говоря простым языком — мило улыбнулась Оксана, поняв, что пациент ничего не смог разобрать из того что она ему наговорила, облокотившись на спинку стула, посмотрела в глаза мужчины

Прогрессирующее течение эмфиземы легких приводит к развитию необратимых патофизиологических изменений в сердечно-легочной системе. Спадение мелких бронхиол на выдохе приводит к нарушениям легочной вентиляции по обструктивному типу. Деструкция альвеол вызывает уменьшение функциональной легочной поверхности и явления выраженной дыхательной недостаточности.

— Это лечится?

Поинтересовался старик, но так, что Оксана больше поняла из его тона голоса, что жизнь для него теперь уже не имеет смысла. Прежде чем уйти из этой жизни, он хотел что-то сделать, что-то значимое, чтобы его помнили.

— Хотя позвольте фрейлин — вновь коснувшись обеих рук Оксаны, когда она держала их у себя на коленях — Вы действительно надеетесь меня излечить?

— Я врач

Ответила Оксана, не могла смотреть в бездонные глаза старика, в которых скрывалась чуть ли не вся вселенная из моря грёз и разочарования, жизненного предательства, любви и ненависти.

— Это моя работа

— Ваша коллега сказала — ухмыльнулся через силу дыхательной недостаточности старик — Что я зажравшийся богатый скупердяй, которого волнует лишь своё личное мнение, что я манипулирую людьми, как хочу, что все мы продажные, вопрос лишь в том какова будет у каждого своя цена

— Она вам это действительно сказала? — поинтересовалась Оксана, серьёзным взглядом посмотрев на старика

— Она считает, что я не заслуживаю права жить

— Это её мнение — возразила Оксана, повертев указательным пальцем — Не моё

— А как считаете вы фрейлин?

— Я же сказала — повторила Оксана, посмотрев на старика, придавая глазам, уверенность и решительный настрой — Я врач и я обязана вам помочь

— Так как я понимаю, вы примените какой-то особенный метод лечения

— К сожалению, медикаментозный метод лечения в данном случае малоэффективен

Что вы предлагаете? — поинтересовался Вольф, будто действительно не понимает сути разговора, который уже подробно изложила для него Оксана — У вас есть какой-то другой особенный метод?

— Требуется хирургическое вмешательство — ответила Оксана, опустив голову и потом тут же резко её подняла — Операцию произведу я, она малоинвазивная, так что не будет никаких швов

«Мне только нужно чтобы он согласился, блядь ну как же мне его убедить, что я смогу сделать всё сама», убеждала себя Оксана, немного помешкав с разъяснениями, посмотрела в глаза старика.

— Я сама вам проведу операцию — убеждала Оксана, после нескольких секунд молчания и пациент не знал что ответить — Вам не о чем волноваться, вы будите под моей охраной и опекой там, на операционном столе, обещаю, что эта операция вам поможет

— Значит, вы утверждаете

С тяжелым дыханием говорил мужчина, по его внешнему самочувствию, Оксана понимала, что последствия эмфиземы легких уже перешли на следующую стадию, вызывая приступы отдышки в состоянии покоя.

— Что вы сами это сделаете

— Вот оденьте — подала Оксана мужчине кислородную маску — Вам станет на какое-то время легче, только не снимайте её, пока я не вернусь

— Вы, в самом деле, думаете фрейлин — обратился старик, так будто уже давая Оксане согласия на право проведения этой операции — Что сможете спасти меня?

— Я могу хотя бы попытаться это сделать

— Какой вам от этого прок? — говорил он, когда Оксана встала со стула, поправила на талии белый халатик

— Я просто хочу вам помочь — уверяла Оксана, мило улыбнувшись, посмотрела на пациента, который дышал через кислородную надетую на лице маску

Кислородотерапия или оксигенотерапия представляет собой процедуру по насыщению организма кислородом с лечебной или профилактической целью. Всем известно, что этот газ жизненно необходим для любого живого организма и его недостаток имеет губительные последствия. Насыщение организма кислородом через дыхательные пути. Это может быть ингаляция самим газом, так и его смесей. Она может осуществляться через маски, предназначенные для рта или носа, носовые катетеры, а также специальные трубки.

— Мне нужно поговорить с заведующим

Уверяла Оксана, направляясь к выходу из реанимационной палаты, стукала каблуками черно-красных туфель по белоснежной кафельной плитке пола.

— На проведение данной процедуру — утверждала Оксана, обернувшись, встав посреди реанимационной палаты — Он должен дать официальное разрешение

— Мне так и не удаётся с вами поговорить

«Ёбаный ты старый дурак, я тебе твою жалкую жизнь пытаюсь спасти, единственное, что я хочу, это вернуться на своё прежнее место работы и получать зарплату, не работая танцовщицей в клубе», размышляла Оксана, пытаясь бороться с эмоциями, окутавшими её разум омутом.

— Давайте поступим так — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Я проведу лично вам сегодня операцию, вы хорошенько сегодня выспитесь, а завтра с утра самого я вас навещу

— Это позволит мне вам излить душу?

— На весь световой рабочий день — уверяла Оксана, сохраняя милое подобие улыбки на губах, подчеркивая это ямочками на щечках — Я буду в вашем распоряжении

— Вы сами это сказали

— Разве я отказываюсь от своих слов — ответила Оксана, подошла к закрытой стеклянной двери реанимационной палаты

— Надеюсь на вашу сознательность

— По крайней мере

Ответила Оксана, подойдя к двери палаты, коснувшись ручки в форме железного стержня, открывая, потянув на себя дверь-купе.

— Она меня еще ни разу не подводила — вышла Оксана из палаты, оставляя дверь, позволяя ей самостоятельно задвинуться

— Оксана Владимировна — обернулась дежурившая в отделении медсестра, как только Оксана переступала порог открытой двери, вошла в реанимационное отделение — Вы уже выходите?

— А что-то случилось Виктория?

Поинтересовалась Оксана, любознательно посмотрев на девушку, волосы которой кашемировым оттенком слегка выглядывали из-под белого, надетого на голове колпака.

— Мне нужно поговорить с Ивановым

Пояснила Оксана, покачивая упругой формой бёдер, направилась к выходу из отделения, проходя мимо стеклянных стен, дверей, палат пациентов находящихся в тяжелом состоянии.

— Проследи, пожалуйста, за господином Вольфом

Распорядилась Оксана, когда проходила за спинкой офисного стула на колёсиках, за которым непрерывно дежурила сидя за компьютером медсестра.

— Если что-то хотя бы случится — коснувшись пальцами спинки стула, за которым сидела шатенка, обернувшись тут же к Оксане — Сразу же разыщи меня и дай знать, а пока глаз с моего пациента не спускай

Почувствовала Оксана, стоя рядом с дежурившей в отделении медсестрой запах коллекции «Lanvin Jeanne Lanvin», пленяющей оттенками цветочных и фруктовых вкусов. Начальные ноты, которого служили груша, ежевика и лимон. Ноты сердца завоевали, такие представили, как будоражащей гармонии как белая фрезия, пион, роза и завораживающий аромат малины. Такой букет пылких вкусов внушал в обладательнице уверенность и непоколебимую волю, заставляющих притягивать внимание окружающих её людей.

— Прекрасный парфюм — похвалила Оксана, задержав своё внимание на взгляде зелёных глаз шатенки, после чего оставив её кресло, направилась к выходу из отделения

— Спасибо Оксана Владимировна

Похвалила девушка, обернувшись обратно к монитору компьютера, после чего тут же встала, как в соседней из палат запищал прибор жизнеобеспечения, свидетельствующий о падении давления.

— Простите мне нужно работать — заявила она, вставая тут же с кресла, в котором сидела

— Ничего — ответила Оксана, подойдя к закрытой двери входа в реанимационное отделение

«Как же мне Иванову объяснить, допустит ли он меня в операционную, после того что случилось с сыном Самойловой, он меня и близко туда не подпустит», размышляла Оксана касаясь ручки в форме стержня, толкая дверь от себя.

Переступая порог открытой двери, сгибая ногу в колено, Оксана вышла в коридор, стукая каблуками по бетонному покрытию пола. За окнами коридора назревал в ярких лучах рассвет, яркие лучи восходящего над мегаполисом Москвы солнца, прямо над высотками огромных зданий, жилых домов, центров проникали рьяно через покрытие стёкол. На улице в блеклых, окутанных серых тонах небом, сгущались пасмурные тучи, рассвет которых рассекал, пронзая словно мечом, озаряя город светом утра. Город словно никогда не спал, даже в ранее утро он жил миллионами огней, сотнями или скорее даже тысячами движущихся машин по трассам, дорогам, магистралям, беспринципно несущимся в сплошном миллионом потоке.

Больница начинала оживать, во дворе в прохладную пору поздней осени, в момент перехода на зиму, начали появляться первые пациенты. Было слышно, как въехала во дворик газель скорой помощи, шурша по асфальту шинами на который, медленно кружась в воздухе, падал снег. За окном в саду у больницы, лаял какой-то бездомный дворовой пёс, разгоняя собравшихся в кучу голубей он пронёсся по улице, устремляя дальше по алее в город. На первом этаже мимо лестницы, которой Оксана проходила, шла оживлённая беседа, стук женских каблуков. Грузовой и пассажирский, простой лифт, находились почти рядом не так далеко от входа в реанимационное отделение, к дверям которым не спеша, покачивая выразительной формой бёдер, подошла Оксана.

— Оксана Владимировна

Услышала Оксана голос Марии Леоновой, когда обернулась, заметила блондинку, поднимающуюся по ступенькам лестницы, со стаканчиками кофе в руках.

— Как удачно, что я вас застала

— Полагаю

Прикусывая краешек губы, поинтересовалась Оксана, заметив в руке девушке направляющейся к ней, как только она поднялась по ступенькам на второй этаж.

— Второй стаканчик принадлежит мне

— Вы проницательно

Кивнула головой, мило улыбнувшись, ответила блондинка, когда подошла к Оксане, в тот момент она, продолжая наблюдать за идущей к ней девицей, нажала на кнопку вызова лифта.

— Ну как вы обдумали решение взять меня с собой на операцию

— В конце концов — взяв стакан из рук Марии Леоновой, ответила Оксана — Мне будет нужен там ассистент, когда я получу добро от Иванова

— Я лично буду настаивать

Утверждала блондинка, вошла в кабину лифта первой, как только двери открылись перед Оксаной и она, задержав своё внимание на запахе кофе с изумительным вкусом карамели.

— Что Валерий Иванович дал вам разрешение на операцию

— Откуда вдруг…….

«Тупая наглая сука, даже тут решила меня наебать», распознала Оксана запах карамели, исходящий из стаканчика кофе, который она держала в руках.

— Что-то не так? — взволнованно поинтересовалась девушка, заметив отринутый взгляд в глазах Оксаны, как только она молча перешагнула порог и вошла в кабину лифта

— Почему именно карамель? — поинтересовалась Оксана, нажимая на кнопку четвертого этажа, где находился административный персонал больницы

— Это я у вас хотела спросить — ответила блондинка, мило улыбнувшись, когда двери лифта медленно закрылись, кабина медленно направилась вверх — Почему именно карамель?

— В каком смысле? — возмутившись стоя спиной к девушке, обернулась Оксана, прикусывая от раздражительности краешек губы

— Просто однажды заметила в палате вашего Вольфа — утверждала Мария Леонова, стараясь не задеть и без того ранимые чувства Оксаны — Как стоял стаканчик с кофе, на подоконнике окна, оставленный вами

— Только это? — убедительно спросила Оксана, продолжая напряжённо смотреть в глаза собеседнице, поинтересовалась Оксана

— Если не учитывать тот факт конечно — всё же решила съязвить блондинка — Что название видео на youtube «Красивый танец Карамель на пилоне»

Поразила девушка Оксану идеологией своих мыслей, зацепив её тем, что выставила перед собой какой-то дешевой танцовщицей, подрабатывающей в ночных клубах.

— Не я не хотела вас обидеть этим

Пояснила Мария Леонова, как только двери лифта открылись и Оксана, словно как кошка, убегающая из пасти собаки, сбегая от своих страхов, вышла первой из кабины.

— Вас ведь они называют там — уточнила блондинка, вышла из лифта следом за Оксаной, стараясь загладить свою вину — Карамель?!

— Знаешь — обернулась Оксана, когда встала у окна в коридоре, опираясь на его пластик упругими бёдрами — Я только одного не могу понять, чего ты ко мне цепляешься?

— Я хочу, чтобы вы были главой отдела

«Хм… она на моей стороне, но какой-то странный у неё подход», ухмыльнулась Оксана, услышав предложение, которое ей было по нраву.

— С какой это стати?! — выразила удивление Оксана, дотронулась кончиками пальцев до собственной груди, состроила милую завораживающую красотой улыбку

— Серов вас позвал

Утверждала Мария Леонова, когда подошла к окну, встала рядом с Оксаной, блондинка продолжа смотреть в окно, держа в руках пластиковый стаканчик с кофе, медленно раскрыла губы.

— Тогда когда привезли вашего же ребёнка к нам в больницу

— Иванов меня отстранил от вашего отдела

Утверждала Оксана, впервые после долго времени, сделала глоток из стаканчика с кофе, который держала в руках. Сладкий вкус, изощрённой тонкостью карамели пленил рассудок Оксаны, принуждая еще больше ощутить всю его усладу, испив его до дна, наслаждаясь каждым глотком.

— В смерти мальчика Самойловой виновата не я

— Он так не считает

— Он мог умереть в любую минуту — поделилась переживаниями Оксана, ощущая сладкий вкус карамели во рту — Да кем угодно могло такое произойти

— Но произошло это с вами — ответила Мария Леонова, указав пальцем на грудь Оксаны — Иванова самого поставили перед фактом, либо вас посадят, либо его уберут, но как видите, обошлось почему-то, лишь переводом в бригаду неотложки

— Я не убивала её сына!

Утверждала Оксана, ударив стаканчиком кофе о подоконник так чтобы его брызги, выплеснулись из стаканчика с закрытой крышкой, попали обильными сочными каплями на пластик.

— На тот момент я ничего не могла сделать

— Верно — согласилась, мило улыбнулась блондинка, странной подозрительной улыбкой — Но произошло это с вами!

— Мы ничего тогда не смогли сделать

— И тут верно — посмотрев в глаза Оксане, ответила Мария Леонова — Вы тогда ничего и не пытались сделать, просто встали столбом и смотрели, как это всё случилось

— Опять ты за своё — поджав от обиды губу, Оксана посмотрела в глаза стоящей перед собой блондинке в белом халате — Знаешь что, такое могло произойти с каждым

— Просто тогда вы были главой отдела

Пояснила девушка, направляясь следом за Оксаной, когда она шла по коридору, проходила кабинет бухгалтерии, смотрела на высотные здания, вдали которых простирался мегаполис.

— На вас всё и повесили

— Им просто был нужен козёл опущения — пояснила Оксана, обернувшись, положив руку на талию, встав в нескольких метрах от лакированной двустворчатой двери

— На моём месте мог бы быть Серов

— Серов не настаивал так на операции!

— Она была ему необходима

— Он умер на операционном столе

Рассказывала Мария Леонова, когда Оксана подошла к двери, потянув за ручку, открыла её, вошла в светлое помещение, сияющая в лучах восходящего солнца приёмную.

— Когда Серов утверждал, чтобы вы не так были навязчивы с операцией

— Хватит! — прошипела Оксана, встав на входе в приёмной, так что девушка с искусным цветом оттенком волос кофе с молоком, отвлекла своё внимание от монитора компьютера, на котором она так усердно набирала текст — Сколько можно тыкать меня носом, в мои же ошибки

— Пожалуйста, можно тише — упрекнула секретарша, поправляя кончиками пальцев дужки очков, надетых на глазах

— Извините, конечно — возразила Оксана, посмотрев, возмутившись на девушку, что отвлекла их от спора — Но эта наивная блондинка не понимает по-другому

— По-моему — уверяла шатенка, выглянув из-за монитора — Вы здесь две наивные блондинки, которые не понимают, что мне нужно работать

— Придержи язык — огрызнулась Оксана, посмотрев недовольно на секретаршу — Тупая курица

— Да что вы себе позволяете — возмутилась шатенка, нахмурив обидчиво губы

— Оксана Владимировна — укоризненно с улыбкой, посмотрела на Оксану, высказалась Мария Леонова — Ну разве так можно

— А что она себе такое позволяет — прошла по приёмной, Оксана, словно встав под светом лучей восходящего солнца, проникающих в кабинет, через окно, как будто купалась в его себе

— Нам нужно поговорить с Ивановым

— У Валерия Ивановича важный разговор с Шаровым — утверждала секретарша, стараясь не придавать внимания огласки Оксаны — Он просил его не беспокоить

— С Шаровым? — была удивлена Оксана, как будто легкая искра этой интриги разожгла в ней пламя любопытства — Интересно, что он тут забыл?

— Спросите потом — уверяла секретарша, поправляя дужки очков на глазах, перелистнула страницу папки, что лежала перед ней на столе, щелкая кнопкой компьютерной мыши — Когда прейдёте в следующий раз к заведующему на приём

«Я не могу больше ждать, мне нужна операционная, иначе мой пациент просто умрёт, а меня за него просто сгноят где-нибудь в санитарках», предположила Оксана, что бессмысленное ожидания времени, лишь загубит её карьеру.

— Нет! — возразила Оксана, продолжая стоять посреди приёмной, в то время как золотистый свет лучей, слега озарял её светом солнца — Я зайду в кабинет прямо сейчас

— Стойте

Быстро оторвала свой взгляд от монитора компьютера девушка в белой прелестной блузке, с чудесно красивым декольте, подчеркивающим её грудь, выразительным объёмом.

— Вам туда нельзя!

— Мне можно — подошла Оксана ускоренным шагом к двери, касаясь пальца дверной металлической ручки, легкой нажатие пальцев на неё, толкнула дверь от себя

— Постойте — уверяла шатенка, когда Оксана, нагло не постучавшись, перешагнула порог открытой двери, вошла в кабинет

Просторный кабинет заведующего, обладал роскошной атмосферной деревянных расписных резкой по дереву панелей, щедро покрытых шоколадным цветом лака. Большие окна, выполненные в деревянном ретро стиле, имели цвет кофе с молоком. Стол стоящий посреди этой комнаты, во главе которого, восседая на большом черном кресле сидел заведующий. Напротив сидел мужчина в черном представительском костюме, спинкой стула к входу. Мужчины пили кофе, аромат и терпкость его молотовых зёрен почувствовала Оксана, как только вошла в кабинет.

— Валерий Иванович — убеждая себя, говорила шатенка — Я говорила им, что вы заняты, что у вас встреча

— Всё хорошо Настенька — ухмыльнулся Иванов, заведующий был, словно рад увидеть Оксану в этот момент у себя в кабинете — Проходите, Орлова и кто там Леонова, заходите, я бы хотел поговорить с вами обеими

— Эдуард Валентинович

Обратилась Оксана, застенчиво улыбнувшись, заметила управляющего директора аэропорта, когда вошла в кабинет, отражая ямочки на щечках и румянец на их белоснежной коже.

— Не думала, что могу застать вас тут — сохраняя красоту улыбки, прошла Оксана по кабинету главврача больницы, стукая каблуками черно-красных туфель

— А я собственно с вами тоже хотел поговорить Орлова

— Да ну?!

Ответила улыбкой сарказма Оксана, подойдя к синим шторам в кабинете главврача, встала у окна, коснувшись коготком указательного пальца поверхности прохладой пропитанного стекла.

— И с какой же целью — поинтересовалась Оксана, продолжая стоять спиной к мужчинам — Могу я от вас узнать

— Прекращайте эту игру Орлова! — упрекнул Иванов недовольным тоном голоса — Зачем пожаловали?

— Я…..

Раскрывая алые щедро накрашенные помадой губы, ответила Оксана, обернувшись, опираясь руками на подоконник окна рядом с которым стояла, опираясь на него упругой формой бёдер.

— Да собственно поговорить о своём пациенте

— Подождите — ничего не понял, возразил Шаров, посмотрев сомнительным взглядом на Иванов, когда главврач сидел, как будто ничего такого не произошло — А каком пациенте пойдёт речь?

«Он так ему и не сказал, что меня перевели и назначали главным лечащим врачом Вольфа, ну ты и скотина последняя же Иванов», подумала про себя Оксана, понимая, что управляющий аэропортом, не был в курсе такого назначения лечащего врача.

— Орлова у нас тут вообще-то дела — интерес Шаров к этому делу был менее интересен — Я хотел обсудить с доктором Ивановым о лечении господина Вольфа и его лечащем враче

— Мне нужна операционная — заявила Оксана, прикусывая краешек губы, так и не решилась признаться директору аэропорта о лечении пациента, ради которого он приехал сам сюда

— С каких это пор у вас фельдшер проводит операцию? — был удивлён Шаров — Идите Орлова, а то не дай бог в службу 9-1-1 поступит срочный вызов о каком-нибудь ненормальном нажравшимся таблеток

— В чем дело Орлова?

Спросил напряженно Иванов, было видно, как по лицу заведующего больничным комплексом пробежала черта недовольства и ярости, которую он с трудом пытался в себе скрывать. Поставив кружку с недопитым кофе на стол рядом с раскрытыми картами, историй болезни пациентов, главврач взял блестящую золотистого цвета ручку из раскрытой истории болезни.

— Разве не видите, у нас с директором аэропорта происходит важный разговор

— Мне нужна операционная

— Что у него? — поинтересовался Иванов, в тот момент как Шаров наблюдал за интригой протекающего мимо главврача и Оксаны разговора

— Эмфизема легких — пояснила Оксана, отошла от окна посмотрела на Марию Леонову — Развита легочная гипертензия

— В таком возрасте эмфизема легких медикаментозная терапия не даст результатов

— Нужна операционная

— Вы справитесь?

— Да-да конечно — посмотрела Оксана на Марию Леонову, когда блондинка стояла у входа закрытой двери — Только нужно срочно операционную

— Леонова помогите Орловой в операционной

— Простите! — возразила Оксана, посмотрев недовольно на заведующего — Но я хочу быть главным хирургом там в операционной

— Леонова будет вашим ассистентом — утверждал Иванов, взяв кружку с кофе, посмотрел на мужчину, что сидела за большим столом напротив — Расскажите мне о вашем методе

— Что прям сейчас? — удивилась Оксана, почувствовав себя неловко, когда сидела рядом с Шаровым — У меня вообще-то там пациент, страдающий тяжелой формой лёгочной гипертензии

— Я вкратце опишите ваш метод — потребовал Иванов, стараясь произвести впечатление на Шарова, что не зря сделала ставку в этом деле на Оксану

«Блядь еще один старый пердун от меня просто так не отвяжется, если я не назову ему метод моего лечения», нахмурила обидчиво губки Оксана, ёрзая бёдрами на стуле.

— Можно ваш планшет Валерий Иванович

Обратилась Оксана к заведующему, прекрасно понимая, что без фундаментальной почвы под ногами он ей не предоставит операционную.

— Вот смотрите

Встала Оксана со стула, пробуждая планшет, создала на нём с помощью анатомической программы трехмерную модель человеческого тела и увеличила область в районе грудной клетке.

— Я проведу операцию по уменьшению объёма легких методом торакоскопической буллэктомии

Хирургическая редукция объема легкого — паллиативная хирургическая методика уменьшения легочного объема, заключающаяся в резекции измененных эмфизематозных участков легочной паренхимы.

Хирургическая редукция объема легкого применяется у пациентов с терминальной стадией дыхательной недостаточности, вызванной диффузной эмфиземой легких, при кислородной зависимости и неэффективности медикаментозного лечения, а также при ожидании трансплантации легкого.

— Методом торакоскопического доступа мы сделаем разрезы грудной полости здесь и здесь

Указала Оксана на планшете кончиком коготка стоя рядом с креслом Иванова, будто специально выставила излюбленную упругую форму бёдер перед Шаровым.

— Производим удаление участков тканей эмфиземы с помощью резекции

Рассказывала Оксана, кончиком коготка пальца вела по сенсору, словно лезвием троакара, отсекая пораженные эмфиземой легких участки лёгких.

После удаления эмфизематозных участков легочной ткани достигается декомпрессия функционирующих отделов легкого, улучшается механика дыхания, газообмен и самочувствие пациентов.

— Ну, вот в принципе и весь метод

— Это всё замечательно — возразил, выражая сарказм Шаров — Но только скажите, кого будет лечить в операционной фельдшер, который работает у меня в аэропорту

— Господина Вольфа — огрызнулась Оксана, прошипела подобием королевской кобры, посмотрев недовольно на директора, управляющего аэропортом

— Вольфа?! — вскочил со стула недовольно Шаров, опрокинув его

— Да она чуть не убила его там в аэропорту

— Я спасала ему жизнь

— Вы ослушались приказа своей напарницы

— И тем самым Вольф жив

— Вы что серьёзно?! — был рассержен Шаров — Я крайне был рад, что вы забрали эту ненормальную к себе работать обратно, но узнав такое извините

— А что вы сделаете?

— Орлова?! — обратился Иванов к Оксане, не обращая никакого внимания на возражения со стороны Шарова — Пациент, дал добро на операцию?

— Он хотел, чтобы именно я провела её для него

— То есть он не против?

— Наоборот он даже рад, что я его лечащий врач

— Хм…. — повел недовольно подбородком Шаров, поднимая стул который сам случайно, когда резко с него встал, опрокинул — В таком случае, если это так, я не буду возражать

— Что вот так просто? — удивился, не поверив сначала Иванов

— А почему нет — утверждал управляющий аэропортом — Если господин Вольф хочет сам чтобы его лечила это ненормальная блондинка, я тут бессилен, да и зачем, он же в ней видит спасительницу

— Хорошо — махнув пальцами держа руку на столе, обратился главврач к Оксане — Я распоряжусь, чтобы вам подготовили операционную

— Спасибо — мило улыбнулась Оксана, отражая ямочки на щечках

— И помните Орлова! — сделал замечание Иванов — Всё то, что случится, с нашим немецким другом тяжелым грузом ляжет на ваши плечи, а там еще и сына Самойловой вам вспомнят

— Я поняла вас — опустив голову, прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала легкую нервную возбудимость — Спасибо за доверие

— Как бы мне теперь моё же доверие боком мне не вылезло

— Я сделаю всё, что от меня потребуется — уверяла Оксана, стукая каблуками по паркету, направляясь к выходу из кабинета заведующего

— Да уж не подведите

— Орлова хороший хирург? — обратился Шаров к главврачу, как только Оксана подошла к закрытой двери, касаясь металлической ручки пальцами, надавила на неё

— По крайней мере лучший из того что у меня есть — утверждал Иванов, когда Оксана открывала дверь перешагивала через её высокий порог, вошла в приёмную оставляя дверь открытой

— Поздравляю, Оксана Владимировна — тихо выразила впечатление блондинка, покидая кабинет главврача, следом за Оксаной — Как вам так легко удалось убедить Иванова дать вам шанс

— Наверно потому — ухмыльнулась Оксана, встав посреди в приёмной, посмотрела на шатенку, сидящую за столом в черном кожаном кресле — Что он сделал на меня большую ставку

— Репортёры до сих пор интересуются состояние крупного финансового магната

— Которого, как раз лечу я

Рассказывала Оксана, направляясь по приёмной покачивая упругой формой бёдер, которая скрывалась под белым коротким халатиком, одетым на ней

— Спасибо что будешь ассистировать мне

— У нас такой кажется, был с вами уговор — удивилась Мария Леонова, когда Оксана прошла по светлой комнате приёмной главврача, касаясь пальцами ручки закрытых дверей

— Да и еще

Открывая дверь, вышла Оксана первой в коридор, дождавшись пока блондинка следом за ней не выйдет и не закрое за собой дверь, подошла к ней, вплотную прижав к стене спиной.

— Если хоть кому-нибудь ляпнешь

Почувствовала Оксана вдохновляющую коллекцию «Trésor Midnight Rose», манящими оттенками малины, смородины и пионы, исходящей от прекрасного тела блондинки.

— О том, что ты видела на youtube

Пригрозила Оксана, ощущая исходящий от губ девушки терпкий сладостный оттенок вкуса миндаля, запаха кофе, который так прекрасно гармонировал с её парфюмом.

— Ты блядь не то, что тут полы мыть не будешь

Уверяла Оксана, отразив блеском падающего на них света, всю серьёзность намерений в лазурных голубы глазах, разговаривая тихим шепотом рядом с губами блондинки.

— Ты вообще у меня про медицину забудешь

— Кажется, я вас поняла Оксана Владимировна — смутилась Мария Леонова, но по взгляду Оксана поняла, что блондинка была не против от её настойчивости

— Подготовь операционную

Распорядилась Оксана, направляясь по коридору, покачивая бёдрами, выразительным звуком стукала каблуками туфель по поверхности бетонного пола.

— Я пока займусь пациентом

Рассказывала Оксана, проходя по коридору мимо больших пластиковых окон, расположенных справа от неё, через стекло которых проникал свет восходящего солнца над Москвой.

 

***

Находясь в операционной Оксана приложила снимок проделанной рентгенографии пациента к доске негатоскопа. Определяется повышение прозрачности легочных полей, обедненный сосудистый рисунок, ограничение подвижности купола диафрагмы и ее низкое расположение (спереди ниже уровня VI ребра), почти горизонтальное положение ребер, сужение сердечной тени, расширение загрудинного пространства. Продолжая смотреть на него через стёкла надетых очков, Оксана отметила прямо на нём возможные точки расположения портов. Предполагая для себя методику проведения хирургической операции, Оксана прокручивала непрерывно в голове каждое своё действие.

Белоснежный халат, скрывал тело Оксаны, за его тонкой белой тканью была надета белая рубаха и зелёные штаны с обувью для операционной. Столь же белые как первозданный снег кафельные стены и пол в операционной, отражали отблеском блика света свою белизну. Запах в операционной был пропитан запахом асептика антисанитарной уборки хирургического помещения. Каталка с пациентом стояла у операционного стола, два парня санитара, переложили старика на место для хирургических манипуляций.

— Господин Вольф — обернулась Оксана, скрывая улыбку алых губ за стерильной марлевой повязкой на лице — Извините, что не смогла прийти лично, нужно было организовать операционную самой лично

— Фрейлин — ответил старик тяжелым голосом, по его интонации Оксана поняла, что это уже была тяжелая форма легочной гипертензии — Я хотел с вами поговорить

— Уверяю вас

Стараясь быть предельно вежливой, ответила Оксана, направляясь к операционному столу, рядом с которым Мария Леонова, подкатила железную тележку с оборудованием.

— Я от вас никуда не денусь

Обратила Оксана внимание на то, как у пациента сопровождались выраженные признаки головокружения, одышки и даже боли в грудной клетке, а так же слабостью при минимальной нагрузке и даже в состоянии покоя.

— По крайней мере пока вас не вылечу

— Девочка вы моя

Через силу, Оксана заметила, как ему было это тяжело, улыбнулся старик, дотронувшись кончиками пальцев до её руки, когда она подошла к столу, на котором он располагался.

— Я прожил уже достаточно в этом мире — словно он о чём-то переживал, страдая душевной терзающей его разум болью — Уже достаточно долго, прошу, отпустите вы меня уже

— Только не в мою смену — возразила Оксана, дотронувшись пальцами в резиновых перчатках до грудной полости пациента — И не в то время, когда я ваш лечащий врач

— Вы так говорите потому что……

— Я так говорю

Утверждала Оксана, взяв пульт от экрана напротив операционного стола, настроила экран напротив стола для хирургических манипуляций

— Поверните, пожалуйста, пациента в латеральную позу

Обратилась Оксана к двум парням санитарам, находящимся в операционной, чтобы они повернули пациента в нужное положение. Мария Леонова, ввела через установленный артериальный катетер, установленный в руке пациента, необходимую большую дозу снотворного. Дело в том, что при выполнении сложных манипуляций на легких, сердце или других органах грудной клетки пациент должен быть абсолютно неподвижным. Достичь этого можно только при помощи введения больших доз снотворных и обезболивающих препаратов. Однако их введение в подобных дозах вызывает угнетение дыхания больного, вследствие чего его (дыхание) нужно поддерживать с помощью специальной аппаратуры. Для этого в трахею пациента, Мария Леонова, аккуратно ввела трубку, через которую специальный аппарат вентилирует легкие. Более того, иногда хирургам может потребоваться «выключить» из дыхания оперируемое легкое, чтобы они могли выполнить необходимые манипуляции. Это также можно достичь только с помощью общей анестезии. При этом белокурая девица, считающей себя врачом-анестезиологом в данной операции продвигает трубку не в трахею, а несколько глубже, пока она не достигнет бронха другого (здорового) легкого. Во время операции будет вентилироваться только то легкое, в котором располагается трубка, в то время как второе (оперируемое) будет абсолютно неподвижным.

— Перехожу к установке первого порта для визуализации — рассказывала Оксана, взяв в руки первый троакар — Проверь эндоскоп, мне нужна будет хорошая рабочая картинка

— Эндоскоп в порядке — отчиталась Мария Леонова, наблюдая в экран картинку камеры эндоскопа изображения операционной, которое выводилось на монитор, когда она держала его в руке

— Можем начинать устанавливать порт — ответила Оксана, взяв в руки первый торакопорт

Торакопорты — это имеющие скругленную, без острых ребер, винтовую нарезку бесклапанные тубусы, комплектуемые стилетами или обтюраторами.

Обычно при торакоскопической операции используют 3-4 торакопорта.

Приступая к установке троакаров, Оксана задействовала первый торакопорт в пятое-шестое межреберье по заднеподмышечной линии. Далее через первичный порт вводят камеру, в плевральную полость входят при спавшемся легком. Визуализация с камеры, выводилась на экран телевизора, прямо напротив стола, чтобы хирургу, было удобно выполнять манипуляции.

— Так отлично — улыбнулась Оксана, заметив картинку с камеры изображения, медленно вводя её в первый торакопорт — Получаю изображение

— Господи! — выразила ужас в глазах Мария Леонова, когда обратила внимание на то, как 50% легкого было поражено эмфиземой

— Случай конечно тяжелый — согласилась Оксана, наблюдая как препарат эмфиземы оккупировал плацдарм легочной ткани пациента, в экран телевизора, продвигая камеру в первый порт

— Второй торакопорт — отвлекая Оксану, когда она рассматривала картину легкого, представляя уже в голове методику резекции и извлечения пораженной ткани

Второй торакопорт, Оксана расположила в третьем межреберье по аксиллярной линии и через него вводят манипулятор для фиксирования удаляемого участка ткани. Особое внимание уделяют верхушке, рядом с которой обычно расположены плотные спайки. Необходимо найти все крупные буллы. Цель операции при типичной форме заболевания — резекция примерно 50% верхней доли.

— Манипулятор установлен в нужном положении — медленно спустя какое-то время, Оксана установила манипулятор

— Подготавливаю третий торакопорт

— Отлично я пока зафиксирую ткани легкого — доложила Оксана, используя введенный во второй торакопорт манипулятор, приложила фиксацию пораженной ткани легкого мужчины

— Третий торакопорт готов

— Начинаю медленно его вводить — взяла Оксана из рук ассистентки третий торакопорт, принялась к его установке по схеме, методику которую она проработала до начала операции

Третий торакопорт Оксана установила в пятом межреберье по среднеключичной линии и используют для рабочего инструмента. Теперь Оксана перешла к определению линии резекции, демаркационная зона, как она посчитала при данном случае больше подходит так, как лучше видна после рассечения буллы. Можно применять другие приемы, такие как форсированный вдох через эндотрахеальную трубку. Для определения места резекции можно использовать предоперационные методы визуализации.

Затем Оксана провела резекцию в направлении спереди назад с помощью «EndoGIA» (45-60; Tyco International, Princeton, NJ) с усиленной линией скобок.

Резецированный препарат Оксана произвела его извлечение из грудной клетки через латеральный порт. Если остается большое пространство в плевральной области или имеется просачивание воздуха, можно укрыть линию резекции плевральным лоскутом. С помощью электрокоагулятора делают разрез париетальной плевры, которую затем мобилизуют от поверхности грудной клетки марлевым тупфером. Через передние порты вводят 2 плевральных дренажа и направляют их кпереди и кзади. Затем Оксана произвела резекцию легкого с противоположной стороны аналогичным образом.

— Кажется, это был последний кусочек препарата пораженного эмфиземой

Предположила Оксана, произвела его извлечение из плевральной полости с помощью манипулятора зафиксированного во втором порту у пациента

— Начинаю извлечение троакаров

— Наконец-то

Уныло вздохнула Мария Леонова, используя электроотсос, для откачки крови из выступившей раны, вступавшей со стороны портов, из которых Оксана медленно вынимала троакары.

— Мы уже который час тут провозились

— Не провозились — извлекая последний порт из грудной полости пациента, возразила Оксана, доставая стерильный медицинский пластырь, пока Мария Леонова пользуясь электроотсосом, извлекла выступающую кровь из портов которые она извлекла — А помогли пациенту

— Да было бы хоть кому помогать — оспаривая такое утверждение, говорила Мария Леонова — Он ведь про нас и забудет, даже гроша нам не даст

— А за что? — заклеивая раны после установленных извлеченных портов, в которых находились троакары, утверждала Оксана — Мы делали свою работу

— Вы что думаете, он будет долго жить?

— Я просто хочу получить своё место в нашем отделе

Уверяла Оксана, заклеивая последнюю рану стерильным пластырем, отложила его обратно на тележку, убедившись в надёжной его фикции на теле пациента

— Знаешь — утверждала Оксана, отойдя от стола для манипуляций, кивнула санитарам, чтобы переложили тело Вольфа на каталку, в тот момент, когда Мария Леонова, начала извлекать трахеальную трубку из горла пациента — На зарплату фельдшера долго не проживешь

— Так дело только в деньгах

— Ну если ты не поняла — подошла Оксана к наглой блондинке и сквозь стекла надетых на её глазах очков посмотрела в глаза стоящей перед ней девушке — Я уже не хочу работать танцовщицей в дешевых клубах

— Так вас никто не заставляет — пожав плечами, ответила Мария Леонова, извлекая трубку из горла пациента, положила её на столешницу рядом со столом хирургу

— Нужда заставляет — прикусывая, скрыто под марлевой повязкой краешек губы, ответила Оксана, повернувшись спиной к своей собеседнице, направилась к выходу из операционной

— Тогда не жалуйтесь

— Вот тебя блядь забыла спросить — прошипела Оксана, когда подошла к входной операционной двери, коснувшись хирургическими перчатками её поручня

— Вас не поймешь

«Тупая белокурая сука», подумала Оксана про девушку, открывая дверь, потянув, взявшись за её поручень на себя, после чего покинула операционную.

Чувствуя изнурённое чувство усталости, Оксана направлялась по помещению предоперационной, едва передвигая ноги, когда они казались её словно ватными. Тело после напряженной работы в несколько часов в операционной изнывало от усталости, Оксана чувствовала, как глаза словно хотели на время закрыться, от чего она отошла к стене, опираясь на кафель спиной, прикрыла их.

— Оксана Владимировна — вышла из операционной, оставляя дверь открытой, позволяя двумя парням, медицинским работника выкатить каталку из операционной — Всё нормально?

Спросила Мария Леонова, чуть ли не испугав Оксану, когда она стояла, опираясь на стену, стараясь сосредоточиться, когда само состояние уже валило с ног изнеможением.

— Простите — заметила, как Оксана резко открыла глаза, вздрогнула от того, что услышала почти под ухом знакомый женский голос

— Не делай так больше — чувствуя, как сердце словно барабанило от страха, ответила Оксана, заметила, как из дверей операционной выкатывали каталку с пациентом

— Я же извинилась — мило улыбнулась, ответила Мария Леонова, скрывая улыбку за марлевой стерильной повязкой на лице

— Я же блядь испугалась — прикусывая краешек губы, ответила Оксана

— Пойдёмте уже отсюда — взяв Оксану под руку, ответила блондинка, направляясь с ней вместе за каталкой, которую катили два парня санитара

— Да ты права — ответила Оксана, медленно отошла от кафельной стены, держась за пальцы руки блондинке, не позволяющей ей упасть — Вы сегодня молодец!

— И правда что ли?

— Думаю, Иванов после этого дела сделает вас главой отдела кардиологии

Выражая своё мнение, говорила Мария, когда она с Оксаной покинули через открывшейся для них двери предоперационной, вошли в больничный коридор.

— Проделали такой труд — была под впечатлением блондинка, когда они с Оксаной шли по коридору, держась за руку — Не каждый из нас мог бы совершить подобное, тем более для таких как наш пациент

— Опять ты за своё

Снимая одной рукой, держась за дужки очки с глаз, ответила Оксана, прищурив глаза от воздействия лучей заката солнца, когда оно красиво заходило за крыши высоток Москвы.

— Мы с тобой врачи

Пояснила Оксана, подошла она к окну, снимая с рук перчатку, прикоснулась горячей стороной ладони к прохладной поверхности стеклопакета, впитывая усладу его холода.

— В первую очередь нас должно с тобой волновать его самочувствие и здоровье

Утверждала Оксана, продолжая смотреть, как Москва стала вновь покрываться миллионами огней, как зажигались окна и витрины магазинов огнями свята, не давая угасать городу в ночи.

— А не на его карман и амбиции

— Хорошо сказано — подошла блондинка сзади, поддерживая слова Оксаны, обвивая её талию обеими руками, прижалась к её спине, склонив подбородок на её плечо — Жаль, что иногда реальность и наша судьба к нам не всегда благосклонна

— Мы сами строим свою судьбу — уныло ответила Оксана, отошла от окна, чувствуя как расположение этой девице ей было не совсем приятно

— В этом я не сомневаюсь — уверяла блондинка, проследовав за Оксаной по коридору, пропуская сначала проехать каталку с пациентом, которую катили два парня санитара

— Мне нужно срочно принять душ

— И что с того?

— В каком смысле?

Не поняла цели допроса Оксана, посмотрела недовольно на девушку, когда подошла к ступенькам лестницы, снимая резиновые перчатки с рук, перевела взгляд на двери грузового лифта.

— Я устала

Утверждала Оксана, зевая, скрывая форму губ за марлевой повязкой, смотрела, как один парень открывал двери грузового лифта перед каталкой, после чего они вдвоём её закатили туда.

— И хочу уже домой

— Да ну — возразила, не поверила девица словам Оксаны, смотрела на то, как она сняла операционные перчатки с рук, кинула и в урну у ступенек лестницы — Что-то я вам не верю

— А я и не прошу — ухмыльнулась Оксана, снимая марлевую повязку с лица, мило улыбнулась блондинке в ответ, кинув туда же её вслед за перчатки — Чтобы ты мне верила

— Я скорее поверю, что вы побежите в свой клуб

— Туда куда я пойду

Спустившись на пару ступенек, оспорила Оксана это заявление, обернулась, держась рукой за перила, возмутившись дотошности своей собеседницы, с недовольным взглядом смотрела на неё.

— Тебя это ебать — грубо выразилась Оксана, отражая на лице оскал дикой королевской кобры, выражая в этот момент всю неприязнь — Никак не должно

Оставив девушку стоять на ступеньках лестницы, Оксана медленно продолжила спускаться вниз, чувствуя, как оковы усталости и изнеможения, окутывали её тело и разум, омутом прочных оков.

  • Это все ты / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Day 22. Ghost/призрак / Инктобер / Ruby
  • Сон / Кактусова Екатерина
  • Приходит время, уходить / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Последнее письмо. / elzmaximir
  • Любовь. / Винтер Кэтрин
  • Джон и Светлана в своей квартире в Лосинске. Утро нового послевоенного дня / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Кормите детей перед прогулкой! / ВСЁ, ЧТО КУСАЕТСЯ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лисовская Виктория
  • Хрустальная ночь / Фабрика святых / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Совет / Армант, Илинар / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Вырвать сердце / Nostalgie / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль