Глава 8. Часть 2 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 8. Часть 2

0.00
 
Глава 8. Часть 2

Палата была отделана по высшему сорту роскоши, серые дорогие обои с золотистой росписью, большое пластиковое окно, дающее огромную освещенность пространству. Молочно-кофейный деревянный пол, был выложен паркетом, прекрасно вписывающийся в серую обстановку медицинской палаты. В палате на тумбе, на подоконнике, стояли в белоснежных керамических вазах дорогие алые розы, в углу слева от входной двери стояли сложенные чемоданы с одеждой, даже стоял комод с зеркалом и черный пуфик, заказанный из мебельного магазина. Воздух в палате, был пропитан изысканным оттенком тона алой розы и губной помады, чья щедрость которой покрывала тонким слоем губы Оксаны. Помимо всего этого работал аппарат жизненного обеспечения пациентки, контролирующий частоту дыхания и гоняющий кровь пациентки, которая так же оставалась лежать, не подавая никаких самостоятельных признаков жизни. В горле пациентки стояла трубка обеспечивающая дыхание через аппарат, так же аппарат контролировал давление крови и сердцебиение, многочисленными подцепленными датчиками к телу пациентки.

Оксана стояла у большого окна, на котором простирались от потолка, до низа белые шелковые шторы, вид с которого выходил на огромные многоэтажки мегаполиса. Сад рядом с больницей, был окутан зеленью, пышные деревья покрытые листьями зелёных оттенков лета. Голубое небо бороздили десятки самолётов, разрисовывая на нём полосы следа, так где они пролетали. Внизу по автобану двигались тысячи машин, в парке рядом гуляла молодая пара. Рядом пробегал черный дворовой пёс, облаивая стаю собравшихся голубей на площадке рядом с посаженными елями.

— Оксана Владимировна, куда стоит поставить это большое зеркало? — поинтересовался Гордеев, занося огромное зеркало в палату пациентки

— Поставьте его слева от входа в углу — распорядилась Оксана, обернувшись, поправляя рукава белого надетого на ней халата

— Что здесь происходит? — услышала Оксана голос Воронова, заведующего этим больничным комплексом — Господин Филатов, ваша дочь умерла, следственный криминалист, что осматривал её тело, констатировал её смерть

— У моего доктора! — возразил Филатов оставаясь где-то в коридоре за открытой дверью — На этот счёт совсем другое мнение

— У них есть доктор — распознала Оксана голос Валентины — И боюсь вы его не совсем будите рады тут видеть, как и Наталья Валерьевна

— Я?! — послышался в коридоре удивлённый голос Натальи Валерьевны — Да мне какое дело, кого там привёл этот мужчина в нашу больницу, пока его доктор не будет переходить мне дорогу, мы будем равнодушны

— Боюсь — возразила Валентина, будто скрывая что-то, не хотела сразу подводить людей к отрытой двери палаты пациентки — Что того кого вы там увидите вас разозлит

— Не хочешь, не пускай — не поверила Наталья Валерьевна — У меня других хлопот хватает, знаете что, делайте что хотите, только не пускайте никого в моё отделение

— Вы не имеете права — спорил заведующий, обращаясь к Гордееву — После того что вы устроили со своей племянницей, так теперь история повторяется

— Каждый должен иметь второй шанс

— Я пойду, поговорю с родителями Оксаны — утверждала Наталья Валерьевна — Кого бы вы там гражданин Филатов не привели воскрешать свою умершую дочь, мне до этого дела нет

— Вы устроили балаган у меня в больнице! — упрекнул Воронов, выражая недовольство, прокричал, словно на всё отделение — И хотите думать то, что ваши грязные деньги всё здесь покроют

— Для меня важно найти Оксану — заявила Наталья Валерьевна — Мне плевать живую или мертвую, я должна показать её родителям

«Наивные, конечно Наталье Валерьевны, после того, что я видела там внизу, на первом этаже, лучше бы не попадаться на глаза», предположила Оксана, взволнованно прикусывая краешек губы, обернулась стоя у окна, опираясь на пластиковый подоконник бёдрами.

— Просто посмотрите — Валентина, словно за руку ввела Наталью Валерьевну в палату пациентки, в тот момент, когда Оксана стояла у окна, прикусывая нервно краешек губы.

— Оксана?! — была шокирована Наталья Валерьевна тем, что увидела Оксану в палате пациентки в белом халате, когда стетоскоп висел у неё на шее

— Я тоже вас рада видеть Наталья Валерьевна — выражая застенчивость в улыбке, ответила Оксана, замечая суровые черты лица в темноволосой женщине, когда она стояла у открытой двери входа

— Но твои родители, они здесь…… — растерялась Наталья Валерьевна, не зная, как продолжить или как завязать разговор

— Я знаю — ответила Оксана, боялась больше того, что Валентина начнёт рассказывать и переворачивать не в лучшем свете для неё — Я видела их внизу

— Девочка моя — растрогалась Наталья Валерьевна, словно слёзы счастья и радости, показались на её лице у этой женщины, когда она направлялась по палате к Оксане — Девочка моя, ты жива, это самое главное, я уже думала, что….

— Она видела, как плакала её мать там внизу — утверждала, возмутившись Валентина — Видела и ничего не сделала, чтобы просто подойти

— А что я могла сделать? — возразила Оксана, оспаривая мнение рыжеволосой девушки, отошла от окна, покачивая выразительной формой бёдер

— Господи ты вся белая — заметила Наталья Валерьевна оттенок кожи на Оксане — И круги под глазами, что с тобой случилось, девочка моя Оксана?

— Перенесла тяжёлую форму заболевания — пояснила Оксана, отойдя на шаг назад, не давая женщине, подошедшей к ней, себя обнять

Благоуханную коллекцию парфюма «Yves Saint Laurent OPIUM», впитавшая в себя изобилие фруктов, завораживала тонкостью уточенного запаха жасмина, использовала Наталья Валерьевна.

— Не волнуйтесь — вдохнула Оксана прекрасный запах, который исходил от Натальи Валерьевны, тонкие аккорды его нот манил к себе всё внимание — Сейчас всё нормально

— Что с твоей кожей? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, подошла к Оксане, схватила её за кисть руки, закатав рукава белого надетого на ней халата — Ты солнца, что ли боишься?

— Я так и знал?

Возмутился Юрий Владимирович Воронов, встав на входе открытой двери палаты, с недовольным видом, в тот момент, когда Гордеев его туда не хотел пускать.

— У кого бы еще хватило ума воскрешать людей

Ухмыльнулся саркастичной улыбкой, выражая недоверие Воронов, перешагнул порог открытой двери, вошёл в палату.

— А ведь ваши родители Оксана Владимировна, ищут вас, ваша мать, вы бы хоть знали, что она устроила там, в больнице, что переживает каждый из членов вашей семьи, пока ищут вас

— Она знает — прошипела недовольно сквозь зубы, выражая злобу, пояснила Валентина — Оксана Владимировна была на тот момент внизу, когда всё это произошло

«Тупая рыжая сука, вот надо было тебе снова раскрыть свой вонючий рот», смутилась Оксана, испугавшись взгляда заведующего больничным комплексом и той недоброй мимике, что пробежала по лицу Натальи Валерьевны.

— Это правда?! — ужаснулся Воронов, был шокирован такими подробностями — Вы видели всё в деталях, как плакала ваша мать там на полу внизу?

— Оксана скажи, что это не правда? — не поверила таким подробностям Наталья Валерьевна

— У меня не было выбора — ответила Оксана, беспокоясь больше за реакцию Натальи Валерьевны, так как хорошо знала эту женщину

— На что у тебя не было выбора Оксана? — сдерживая себя, осторожно сделав шаг в сторону Оксаны, поинтересовалась Наталья Валерьевна

— Хватит! — возразил Филатов, войдя в палату, прерывая этот спор — Оксана Владимировна дала мне надежду на то, что моя дочь еще всё может быть жива и сейчас находится там

Указал мужчина в белой рубашке, с расстегнутыми верхними пуговицами на тело девушки, подключенной к аппарату жизнеобеспечения.

— Вы тут собрались все критикуете то — сделав тон голоса более сердитым, рассказывал Филатов, встав в центре палаты — Чего сами не понимаете

— Ваша дочь умерла! — утверждал Воронов — Её там нет, Оксана Владимировна отравляет вас своим ядом, потому что хочет верить в то, чего сама не знает……

— Хватит! — прошипела Наталья Валерьевна, вступившись за Оксану — Я работала с этой девочкой, когда она только закончила, свой институт, я знаю её тут как никто другой

— Какой вы её знаете — ухмыльнулся недоверчиво главврач — Оживляющей трупов, дающий людям лживую надежду, что их родственники еще не умерли

— Она не умерла! — утверждала Оксана, оспаривая довод приведённый заведующим — Не вам это решать

— Оксана Владимировна — помешкав немного, покрутив головой, вмешалась Валентина, встав между Оксаной и Вороновым — Послушайте, но ведь следственный криминалист, констатировал её смерть, это сейчас лишняя трата ресурсов

— А с чего это вдруг тебя стало это заботить? — продолжая смотреть на рыжеволосую девушку возмущенно, выражая скептицизм, поинтересовалась Оксана

— Оксана — обратилась Наталья Валерьевна, коснувшись плеча Оксаны, женщина посмотрела ей в глаза, долго изучая этот взгляд — Дай на тебя посмотреть, ты жива и это самое главное

— Я хочу знать, с кем контактировала ваша дочь господин Филатов — отходя от Натальи Валерьевны, говорила Оксана, прошла по палате, покачивая бёдрами

— Если вам это поможет

— Тот кто это устроил — рассуждала Оксана, после того как Филатов что-то промямлил — Хотел всё обставить будто она наглоталась таблеток

— И оно выглядит так — утверждала Валентина, оспаривая доводы Оксаны — Эта девушка действительно наглоталась таблеток, дозировка которых явно была превышена

— Это тебе так хочется верить — была не согласна с таким мнение Оксана — Эта девушка, что там сейчас лежит, не могла покончить жизнь самоубийством

— Но ведь всё так и было — пояснил Воронов, когда подошёл к Оксане — Послушайте, я читал отчёт криминальных экспертов, осматривающих дочку гражданина Филатова, там указано было, что она превысила, дозу барбитуров

— Зачем? — возмутился Филатов, так как ответ, который излагал главврач, находясь в палате, его не устраивал — Поясните, зачем ей это делать?

— Ну не знаю — пожав плечами, ответил молодой мужчина главврач — Может стрессы на работе или еще что-то, может, были проблемы со сном или бог знает что, да всё что угодно

— Это не так

Возразила Оксана, не принимая для себя такие утверждения, вышла вперед, встав в центре окруживших собравшихся людей в палате.

— Я видела там в морге

Рассказывала Оксана, покачивая выразительной формой бёдер, стала ходить кругами по палате, прислонив пальцы согнутой руки в локоть к подбородку.

— В подвале! — уточнила Оксана — Как её глаза, буквально следили за мной какое-то время, она пыталась моргать

— Это не чего не объясняет — был не согласен главврач с такой теорией — Вы тратите оборудование детского отделения, а вдруг кому-то из пациентов понадобится срочная реанимация

— Перебьётся! — рявкнула Оксана, обернувшись прямо перед лицом главврача напугав его своей ненавистью и яростью решительных намерений

— Вы здесь не работаете! — оспорил такой довод Воронов

— Я о том же Юрий Владимирович

Будто стала подхалимничать Валентина, рыжеволосая девушка подошла к Воронову, но по выражению лица заведующего, Оксана понимала, что вот такие люди, его больше всего раздражают.

— Говорила это Оксане Владимировне — утверждала Валентина, встав рядом с главврачом — Но разве станет она меня слушать

— Вы пользуетесь оборудованием моей больницы — рассказывал Воронов, посмотрев сначала на Валентину, как на пустое место — Просто доказать чтобы что девушка лежавшая сейчас здесь жива

— Она жива

Возразила Оксана, наклонившись к главврачу, так что смогла почувствовать его коллекцию парфюма «Dior Sauvage», который завораживал оттенками перца и калабрийского бергамота, сливаясь с головокружительной силой аромата герани.

«Поразительный тонкий вкус господин Воронов, уверена, если бы при других обстоятельствах, я бы не устояла перед силой вашего запаха», размышляла Оксана, вдыхая этот вкусный гормональный тон парфюма исходящий от мужчины, чувствовала, как внутри разгорался огонь.

— Хотела бы я увидеть ваше лицо — скрывая истинную злобу, мило улыбнулась Оксана улыбкой королевской кобры — Когда она действительно придёт в себя и будет стоять так же как и я перед вами

— Вы говорите чепуху Оксана Владимировна

Был не согласен с такими доводами Воронов, начиная ходить по палате кругами, когда все так на него как на последнюю надежду смотрели.

— Валерий Иванович

Рассказывал главврач, остановившись посреди палаты, посмотрел в отражение большого зеркала стоящего в углу, почесал подбородок покрытой щетиной.

— Предупреждал меня, не при каких обстоятельствах не пускать Орлову в больницу, не давать ей никаких полномочий

Ухмыльнулся Воронов, пот отражению в зеркале, которое мужчина выказывал, Оксана поняла, как он злился на себя, будто хотел пойти наперекор всем выдвинутым ему правилам.

— Но, черт возьми, для той наркоманки, вы достали сердце, вы сами провели пересадку, не смотря на мой запрет, отключив камеры видеонаблюдения, спасли девушке жизнь, когда все были против

— Но что?! — не понимая, к чему клонит этот человек, поинтересовалась Оксана, продолжая на него удивлённо раскрыв лазурные голубые глаза смотреть

— Прежде чем что-то принять или ответить вам теперь — обернулся Воронов — Я прочитал тонны информации о вас Оксана Владимировна и могу с уверенностью заявить

Сделав шаг в сторону Оксаны, заведующий больницей словно создавал интригу нарастающего разговора, его намерения так же оставались для всех непонятными и неясными.

— Изучив ваше дело Орлова — немного помедлил главврач, понимая, что люди, собравшиеся в палате, на него напряженно смотрит — Что нет более безумного хирурга и гениального врача, чем вы Оксана Владимировна

— Это значит да? — испытывая надежду, Оксана, состроив улыбку и в тоже время волнение, как будто затаив дыхание подошла к Воронову

— Проводите своё расследование — махнул рукой, направляясь к выходу из палаты — Берите кого хотите в помощь, но знайте, ваша заслуга, это заслуга всей этой больницы

— Ну, всё же лучше чем ничего — пожав плечами, развела руки Оксана, обернувшись к Филатову и Гордееву, когда оба этих мужчины стояли за её спиной

— Я всё равно считаю это глупой затеей

Высказала своё мнение Валентина, обращаясь к Оксане, состроив недовольную гримасу на лице, поджала от обиды нижнюю губу, понимая, что главврач сыграл не в её пользу.

— Вы тратите время персонала этой больницы

Утверждала рыжеволосая девушка в белом халатике, подойдя к Оксане, посмотрев суровым взглядом в её лазурные голубые, как камень топаза глаза.

— А так же её ресурсы попусту — говорила она, продолжая смотреть на Оксану, в то время как Гордеев отошёл к окну, а Филатов подошёл к телу лежавшей на постели пациентки

— Но ты всё равно мне поможешь — ухмыльнулась Оксана, повернувшись к рыжеволосой настырной девушке спиной, покачивая изящными бёдрами, направилась к окну

— Это абсурд! — возразила Валентина, продолжая оспаривать решение Оксаны, взмахнула руками, а потом вновь их опустила, почувствовав изнурение, отошла к стулу стоящему у зеркала в углу

— Но, кажется, главврач ясно дал понять

Уверяла Оксана, обернувшись, положив руку на талию, выставив бёдра, согнув ногу в колено, блеснула в сторону сидевшей рыжеволосой девушки отблеском отраженного света в глазах.

— Что я могу задействовать ресурсы и персонал — рассказывала Оксана, направляясь осторожным шагом, чувствуя всё еще боль в бёдрах, в месте, где была проделана пункция костного мозга, ощущая легкую дрожь по телу и то, как кожу, посыпало мурашками — Этой всей больницы

— Но не меня! — была не согласна, медленно вставая со стула, заявила Валентина, продолжая смотреть в глаза Оксане — Вы можете водить за нос их сколько хотите, но с меня хватит, я натерпелась вдоволь вашего яда, вы даже с матерью не хотите поговорить

— А что толку с ней разговаривать

Ухмыльнулась Оксана, однако заметив недовольное выражение лица Натальи Валерьевны, Гордеева и шокированное лицо Филатова, тут же передумала.

— Ладно, я с ней поговорю

— Нет! — возразила Валентина — Я сама с ней поговорю

— Ты не посмеешь! — испугалась Оксана, успев схватить за кисть рыжеволосую девушку, когда она уже хотела выбежать из палаты, развернула лицом к себе — Это мне решать

— Вы уже ничего не решаете — продолжая спорить, говорила Валентина — Я прямо сейчас, пойду, расскажу вашей матери и отцу где вы, пускай придут и влепят вам по вашей наглой физиономии, которой вы так эффектно размахиваете, крутясь на шесте

— Да как ты смеешь

Стараясь крепко держать рыжеволосую девушку, прошипела Оксана, подобием королевской кобры, не давая ей покинуть медицинскую палату пациентки.

— Я соскребла тебя как грязь с пола — говорила Оксана, отражая в глазах ненависть, в интонации голоса ненасытную злобу — Подобрала тебя, да ты почти уже туалеты ты мыла, ты же ничего не умела и не хотела до какого времени уметь

Утверждала Оксана, ставя к себе в заслугу то, каким Валентина стала специалистом, продолжая при этом смотреть, не давая ей вырваться, когда она тянула свою руку на себя.

— Я показала тебе куда смотреть и что делать — рассказывала Оксана — Да если бы не я, как ты думаешь, взяли бы тебя в этот отдел работать наравне с нами, ты же тупая шкура!

— Оксана!

Воскликнула Наталья Валерьевна так, что Оксана тут же отпустила руку Валентины, когда та тянула на себя, от чего Валентина чуть не упала, оступившись, ударившись о стенку в коридоре.

— О…. господи Валентина — ринулась к выходу из палаты Наталья Валерьевна, проходя мимо Оксаны так, как будто её там и вовсе не стояло на входе — Как ты девочка моя

Наклонившись словно присев на одно колено, женщина помогала рыжеволосой девушки, когда она, ударившись о стену спиной в коридоре, упала на колени.

— Господи Оксана, что ты творишь — упрекнула Наталья Валерьевна, помогая Валентине подняться на ноги — Она же беременна, ты в своём уме вообще?

«Эта женщина предала меня, это меня чуть не убила та сука Васильева, это я блядь жертва, меня похитили, пытали и без моего согласия изъяли костный мозг», поджимая от обиды нижнюю губу, смотрела на жалкую для неё сцену, размышляла Оксана, видя это как предательство для неё.

— А знаете что!

Говорила, ощущая себя отринутой, отражая влагу в глазах, видя в этой женщине больше мать, чем в Марине Николаевне, шипела Оксана скрепя зубами, переживая момент отчаяния.

— Катитесь вы обе

Прокричала Оксана, чувствуя, как жгучая душевная рана слёз, прокатилась по щеке, обжигая скользким касанием нежную щеку, на белом фоне которой появился блеклый румянец.

— Пошли нахуй! — стоя в проходе, Оксана с грохотом захлопнула за собой дверь, оставаясь в палате, облокотилась на её поверхность, протирая слёзы с глаз, смотрела в потолок

— Господи Оксана Владимировна — был шокирован Гордеев увиденным — Что это сейчас было?

— Оксана Владимировна — продолжая сидеть на стуле, держась за руку дочери, ответил Филатов, посмотрел на Оксану — Ну вы и умеете пугать

«Надо отвлечься, надо переключиться, надо сменить пластинку», раздумывала Оксана, понимая, что необходимо переключить мысли на что-то другое.

— Так чем же конкретно занималась ваша дочь?

Поинтересовалась Оксана, сделав шаг, отошла от двери, протирая слёзы кончиками пальцев, продолжая смотреть в зеркало стоящее в углу, скрывая рану нанесённой ей душевной обиды.

— Ну, в смысле, в какой сфере недвижимости в основном происходили её сделки

— В торговой — ответил Филатов, продолжая смотреть в лицо лежавшей перед ним тело девушки, аппарат искусственного дыхания которого делал все функции за неё — У неё должна была состояться очень крупная сделка, по торговому центру здесь в Москве

— Ну, видимо и состоялась

— Господи девочка моя — отражая всю боль и скорбь, вытирая слёзы, говорил Филатов, прислонив руку тела своей дочери к губам, начиная целовать её холодную кожу, как в последний раз

— У Катерины Михайловны была подруга — ответил за своего товарища Гордеев, направляясь к Оксане — Я могу показать, где она живёт

— Не нужно — возразила Оксана — Просто напишите мне её адрес, я сама к ней съезжу

— Боюсь — оспаривая такое решение, говорил Гордеев — Я не могу вас отпустить никуда без сопровождения

— Оно меня только замедлит — уверяла Оксана, пытаясь спорить с этим мужчиной — Да и станет ли она откровенничать перед вами или перед тем мордоворотом, что приставила ко мне Васильева

— А чего вы хотите? — поинтересовался Филатов, обернувшись, будто в каждом решении Оксаны, видя шанс, вернуть к нормальной жизни дочь — Чем я могу помочь?

— Вы с ума сошли? — воскликнул Гордеев, упрекнув своего товарища — Да Васильева убьёт нас за Оксану Владимировну, я не позволю ей никуда поехать одной

— Подожди Юра! — был не согласен Филатов с таким утверждением, продолжая сидеть боком на стуле, положил локоть на его спинку — Чем я могу вам помочь Оксана Владимировна?

— Напишите адрес вашей подруги — уверяла Оксана, направляясь к стулу на котором сидел Филатов — Если она знает вашу дочь лучше чем вы, то я думаю, она нам поможет

— Оксана Владимировна — вновь оспорил такое решение Гордеев — Одну я вас никуда не отпущу

— В самом деле? — возмутилась Оксана, положив руку на талию, посмотрела недовольно в сторону Гордеева — И что же мне прикажите делать

— Поедем вместе

— Куда? — не поняла такого предложения Оксана — Мне просто нужно поговорить с этой девушкой, а вдруг она что-то знает

— Это Наталья Дмитриевна Пруткова — возразил Гордеев, был не согласен с решением Оксаны, медленно подошёл к ней — Одинокая женщина, нашла себе какого-то хахаля и живёт на отшибе, она вам ничем не поможет

— Она работала вместе с вашей дочерью? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к Филатову, не обращая внимания на подошедшего к ней мужчину

— Пруткова работала с Катей — отчаянно говорил Филатов — Уж кто как не она вам расскажет о состоянии тех сделок, которые они проводили вместе в офисе

— Значит, она может рассказать мне про ту сделку — предположила Оксана, прикусывая коготок указательного пальца

— Оксана Владимировна! — оспаривая такое решение, подошёл снова Гордеев — Вы не детектив, вы врач, пускай этим займутся люди опытные

— Мне нужно узнать, как это случилось

— Этим займутся криминалисты

— Оксана Владимировна

Оказавшись в полном отчаянии, обратился Филатов, коснувшись руки Оксаны, говорил мужчина, отражая на своём лице, посмотрев на неё глубокую скорбящую печаль.

— Если вы можете помочь моей дочери — словно скрепя зубами, говорил Михаил Федорович — То сделайте всё возможное, обещаю, я вам отплачу, в долгу не останусь

— Я даже честно сказать — была ошеломлена Оксана, на какое-то мгновение, смотря, в глаза этому мужчине потеряла дар речи и не могла проронить ни слова — Не знаю, что вам ответить

— Нет! — возразил Гордеев, сразу на отрез, прекращая все варианта этого разговора — Васильева меня убьёт, если я вас хотя бы отпущу с поля зрения, я на это не готов

— А если бы твоя тут лежала дочь Юра? — отчаянно с такой же грустной гримасой посмотрел Филатов на своего товарища

— На это ты намекаешь Михаил Федорович? — возмутился Гордеев, посчитав это как за упрёк со стороны своего товарища — Не важно, что та м у тебя в голове, Оксана Владимировна никуда не пойдёт и останется здесь в больнице

— Хорошо — ухмыльнулась Оксана злорадной улыбкой, прикусывая краешек губы — Могу я хотя бы кофе пойти выпить с вами и дать указания тем, работникам, что у меня остались

— Мне кажется, у вас их нет — предложил свой локоть Гордеев

— Можно мне плащ, пожалуйста

Потребовала Оксана, расстёгивая пуговицы белого халата, одетого на ней, обращаясь к Гордееву, когда мужчина стоял рядом с нею, поправляя краешек черных усов.

— Не пойду же я так по отделению да и по всей больнице

— Зачем вам снимать халат? — удивился не понимая, спросил Гордеев

— Потому что в нём меня могут узнать

Ответила Оксана, мило улыбнувшись, расстегнув последние пуговицы белого халата, скинула его с себя, передавая в руки Филатова, когда он плавно упал с её тела, на его руки.

— Вы же ведь не думали — пожав плечами мило улыбнувшись, ответила Оксана, оставаясь в сарафане — Что мои родные так просто уйдут отсюда, особенно теперь, когда рыжая сука меня тут перед всеми разоблачила

— А вы не пробовали поговорить с ними? — посоветовал Гордеев, передавая в руки Оксане бежевый плащ, спросил он, любезно при этом, улыбнувшись — Может они выслушают вас и поймут

— Поймут

Прикусывая краешек губы, ответила тихим голосом, Оксана, встав спиной к Гордееву, позволяя его приятным рукам одеть на себя, плащ, ощущая поразительный утонченный вкус одеколона.

— Но, только выслушав меня дома — утверждала Оксана, чувствуя с какой поразительной лаской Гордеев надел на неё плащ — А дочь господина Филатова останется здесь

Застёгивая пуговицы надетого на себя плаща, обернула Оксана взгляд на мужчину, который стоял за её спиной, скрестив руки спереди.

— И никто ей не поможет

— Делайте всё здесь……

— Я не знаю, чем её отравили — уверяла Оксана, застёгивая пуговицы, отошла от мужчины, стукая каблуками надетых на ногах босоножек — И отравили ли вообще

— Что вы имеете в виду? — поинтересовался Гордеев, проследовав следом за Оксаной к выходу из палаты, когда она, проходя мимо стойки с одеждой, сняла с неё черную большую женскую шляпу

— Такое состояние можно вызвать травмой варолиева моста

— То есть её могли намеренно ударить?

— А что можно сделать это

Поправляя надетую на голове черную шляпу, удивившись такому вопросу, спросила, когда подошла к закрытой двери в палаты, положив пальцы на пластиковую ручку.

— Не намеренно?

— Простите — не понял, к чему клонит Оксана, интересовался Гордеев, когда она, потянув дверь на себя, открыла её, переступая через порог, вышла в коридор, обернувшись, посмотрела в сторону выходящего следом за ней мужчины — Но я вас не понимаю

— Тут нечего понимать

Уверяла Оксана, направляясь по коридору больницы, коснулась пальцами синей, окрашенной поверхности стены, посмотрев на подвесной потолок, на котором располагались светильники.

— Кто-то хотел убить

Рассказывала Оксана, посмотрев в окно в коридоре, наблюдая, как разыгрался солнечный день и лишь легкий приятный ветер покачивал макушки деревьев, растущих в саду рядом.

— Намеренно дочь Михаила Федоровича

— Это я уже и так понял — направляясь следом за Оксаной, выразил впечатление Гордеев, улыбнувшись, наблюдая за тем, как она засмотрелась в окно, посмотрев туда увидел, что на улице, какая-то кашемировая девица, закатила парню скандал — Вам весело?

— Да я не испытывала такого

Повела губами Оксана, наблюдая, продолжая смотреть в окно, заметила как девушка со всего размаху влепила парню пощечину, после чего повернулась и направилась в сторону сада.

— Мне срочно нужно разрядить себя

— Вам нужен покой

Утверждал Гордеев, следуя за Оксаной, как она направляясь по коридору, прошла через створку открытой двери, вошла на крыльцо лестничной площадки.

— Вы позволите вас отвезти домой?

— Мне сначала нужно сделать тут кое-какие дела

— Да-да конечно

Любезно согласился Гордеев, вышел следом за Оксаной, прошёл через створку открытой двустворчатой двери, наступил на плитку лестничной площадке, по ступенькам лестницы которой поднимались две медсестры.

— Назначьте пару процедур и анализов и езжайте домой

— Что вы пытаетесь меня всё выпроводить?

Ухмыльнулась Оксана, подошла спиной к перилам лестницы, облокотилась на них, продолжая любознательно изучать взгляд мужчины, который к ней подошёл.

— Вы ведь сами меня сюда привели

— Осторожней Оксана Владимировна! — успел Гордеев схватиться за кисть руки Оксаны, когда она чуть пошатнулась, мужчина подумал, что она хотела упасть через перила лестницы

— Да всё нормально — отошла от перил Оксана, посмотрев недовольно на Гордеева, принуждая его взглядом отпустить ей руку

— Просто вы себя неважно чувствуете — отражая в голосе беспокойство, спускался Гордеев, следом за Оксаной по ступенькам лестницы

— Я чувствую себя

Отошла Оксана, встав на ступеньках, у стенки, пропуская пройти мимо себя двух медсестёр, от которых так приятно пахло сочетанием жасмина, лаванды и нежностью запаха фиалки.

— Вполне нормально

— И я всё же вынужден настоять отвезти вас домой

— К Васильевой? — поинтересовалась Оксана, расставив ноги порознь, смотрела на мужчину в костюме, когда он медленно спускался по ступенькам лестницы

— А у меня просто выбора другого нет

— А что если не захочу?

— У вас просто нет другого выбор Оксана Владимировна

— Я должна поговорить с её подругой — заявила Оксана, спустившись на первый этаж, вышла с лестничной площадки через открытую створку двустворчатой двери

— Вот просто интересно зачем? — поинтересовался Гордеев, когда вышел следом из лестничной площадки в коридор на первом этаже — Что вы хотите узнать у Прутковой?

— Хотя бы в чём заключалась их сделка?

— Продажа нежилых зданий, заключения договоров на торговых площадях

— Хорошо

Ухмыльнулась Оксана, подойдя к окну, продолжая смотреть на сад качающихся деревьев рядом с больницей, широко раскрыв лазурные голубые, словно камень топаза глаза.

— А теперь я хочу кофе — опираясь руками на пластиковый подоконник, завила Оксана, продолжая смотреть через стекло стеклопакета, на растущие деревья

— Пойдёмте в столовую — предложил Гордеев, встав за спиной у Оксаны, когда она продолжала наблюдать за стоящими на крыльце у приёмного покоя двух медсестёр

— Ну да точно

Согласилась Оксана, обернувшись, облокотившись бёдрами на подоконник, мило улыбнувшись мужчине, после чего последовала за ним следом по коридору за Гордеевым.

— Сейчас бы чего-нибудь перекусить

— Ну а чего тебе терять?

Услышала Оксана женский шепотный голос, который не могла разобрать, когда проходила мимо приоткрытой двери кабинета терапевта на первом этаже поликлиники.

— Просто помоги Оксане — распознала Оксана, когда из-за любопытства, подошла к открытой двери, встав рядом — Если эта девушка жива, представь, как ты себя покроешь славой, а если окажется, что нет, ну ничего ведь не случится

— Оксана Владимировна ведёт опасную игру

Утверждала шепотом Валентина, продолжая стоять посреди кабинета спиной к входу, разговаривала рыжеволосая девушка, пройдя по кабинету в сторону окна.

— Она думает оспаривать мнение криминалиста, который засвидетельствовал смерть этой девушки

— Я же говорила, что знаю эту девочку уже очень давно

Уверяла Наталья Валерьевна, продолжая разговаривать едва слышным тоном голоса, темноволосая женщина стояла у окна, скрестив руки за спиной.

— Если Оксана что-то заметила — рассказывала она — То я бы на это обратила внимание, в противном случае, мы просто можем похоронить живого человека

— Она и так мертва — оспаривая слова своей собеседницы, говорила Валентина, прошипела как песчаная гадюка, будто пытаясь что-то доказать — Просто Оксана Владимировна настолько ослеплена своей гордыней, возомнив, что может поднимать мертвых людей

— То есть я, по-твоему

Открывая дверь, не выдержала Оксана, когда стояла рядом с ней, тут же влетела, как королевская кобра набрасывается на свою добычу, быстро перешагнула порог.

— Тупая курица?!

— Оксана Владимировна!

Испугавшись девушку, усевшись на подоконник окна, рядом с которым стояла, залетая на нём своими роскошными бёдрами, вцепившись коготками обеих рук в его пластик.

— Я не то……

Начиная задыхаться от шока, раскрывая рот как рыба, хотела ответить Валентина, раскрыв голубые глаза, смотрела на Оксану, когда она уже стояла посреди кабинета.

— Я не то хотела сказать

— Конечно, сейчас уже ты не то хотела сказать

— Оксана девочка моя — отошла от окна Наталья Валерьевна — Валентина не всегда говорит что думает, прошу, прости её за резкость и настоятельно тебя прошу, дай ей шанс

— Шанс?!

Удивилась Оксана, раскрыв лазурные голубые глаза, в которые падал проникающий свет лучей солнца с окна, отражая в себе миллионы мелких искорок.

— О каком шансе? — возразила Оксана, продолжая смотреть на рыжеволосую девушку с глазами полными ненавистью — Вы говорите Наталья Валерьевна

— Я не буду с ней работать — уверяла Валентина, продолжая сидеть на подоконнике, боясь даже с него слезть — Да если честно и желания нету

— Потому что ты тупая курица — оскорбила Оксана рыжеволосую девушку в грубой и непростительной форме

— Так хватит! — встав рядом с Оксаной, Наталья Валерьевна, преградила ей путь к рыжеволосой испуганной беременной девушке, сидевшей на подоконнике — Успокойтесь обе!

— Оксана Владимировна! — стоял в проходе открытой двери Гордеев — Я думал, куда вы подевались, вы же шли прямо за мной

— Да вот зашла

Обвивая локти противоположных рук, рассказывала Оксана, обернувшись, посмотрела на усатого мужчину, стоящего в проходе открытой двери.

— Хочу посмотреть и узнать, что же про меня тут говорят

— Я не думала, что вы будите где-то рядом проходить

— Конечно, ты не думала — хотела пройти за женщину, но Наталья Валерьевна не давала Оксане приблизиться к беременной девушке — Ты вообще мало когда думаешь

Огрызнулась Оксана, выкрикивая из-за плеча темноволосой женщины, Оксана с ненавистью посмотрела на рыжеволосую девушку, которая обидела её своим самолюбием.

— А точнее — задумчиво и с выражение взгляда сарказма, скорее даже издевки просмотрела, скривив губы, в потолок — Никогда!

— Оксана!

Возразила Наталья Валерьевна, выставив указательный палец левой руки, затыкая Валентину, когда рыжеволосая девица хотела уже раскрыть свой рот, чтобы выкрикнуть глупость.

— Нельзя же так

— Вот я ей о том же говорю — мило улыбнувшись, ответила Оксана, пожав плечами — Вы поддерживаете её больше чем меня

— Она же беременная

— А со мной вы помните, сколько всего прошли?

— То другое — утверждала Наталья Валерьевна, женщина нервно поёрзала губами, делая, так что эта тема разговора ей не приятна

— Нет не другое — была не согласна Оксана, отдергивая руку Гордеева, когда мужчина прикоснулся к кисти её руки, принуждая пойти за собой к выходу из кабинета — Отстаньте от меня!

Прокричала Оксана, чем смутила Гордеева, своим яростным голосом, принуждая мужчину, что стоял рядом с ней, испуганно отойти медленно на шаг назад.

— Я сама знаю, когда мне остановиться

— Оксана успокойся — уверяла Наталья Валерьевна — Я понимаю, мы все тут напряжены, каждый по своему, но давай сохранять ясность рассудка и попытаемся договориться

— Договариваться не о чём — возразила Оксана, не желая пойти на предложенный компромисс

— Ты, в самом деле, так считаешь? — серьёзным внушительным взглядом Наталья Валерьевна, стоя перед Оксаной, посмотрела ей в глаза, изучая её взгляд

— Хорошо, что вы можете предложить? — обвив руками свою талию, гордо поднимая подбородок, Оксана набралась смелости взглянуть в глаза стоящей перед ней темноволосой женщины

— Она пойдёт с тобой, чтобы ты не задумала

Предложила Наталья Валерьевна, указывая на рыжеволосую девушку, кивнула взглядом, когда Валентина продолжала сидеть на подоконнике.

— Все лавры, слава, почести и похвала исключительно тебе

«А другого я и ждать не могла», ухмыльнулась Оксана, расплываясь в довольстве улыбке, понимая как её восхваляет эта женщина.

— А вам то, что с этого Наталья Валерьевна?

Состроив изящной формы улыбку, щедро накрашенных помадой алых губ, повернулась спиной Оксана, посмотрев на неё в пол оборота, держа руку на талии.

— Какова ваша роль в этом деле?

— Чтобы вы не задумали Оксана Владимировна — предупредил Гордеев, крепко схватил Оксану за кисть руки — Мы едем к Васильевой

— Езжай с ними

Кивнула в сторону открытой двери, обратилась Наталья Валерьевна к Валентине, когда рыжеволосая девушка, продолжала сидеть с испуганным взглядом на подоконнике окна.

— Не сомневаюсь, ты знаешь что делать

— Зачем она мне там?

Не поняла Оксана, оспаривая такое решение, продолжая смотреть сомнительным взглядом стоящей перед собой женщины.

— Она будет ценней здесь в больнице, проведёт пару анализов, может, удастся предположить, что послужило причиной повреждение варолиева моста

— Здесь я сама справлюсь — утверждала Наталья Валерьевна, позволяя Валентине пройти мимо себя к Оксане — А вы езжайте девочки, может вам удастся что-нибудь узнать

— Я вообще-то собралась попить кофе

Ответила Оксана направляясь за руку с Гордеевым к открытой двери в кабинете, после чего перешагнула порог вышла послушно в коридор.

— Да какое вы вообще имеете право — возмутилась, выражая недовольство, говорила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в коридор — Так со мной вести себя

— Потому что Васильева мне за вас шкуру живьем сдерёт

Заявил Гордеев, направляясь вместе с Оксаной, держа её за кисть руки по больничному коридору поликлиники, проходя мимо лавочек, на которых сидели, в ожидании своей очереди, пациенты.

— Я должен вас доставить к ней

— А что если не хочу

— Вам придётся — возразил Гордеев — Но сначала как договаривались, я вас отведу в столовую куплю вам всё то, что вы сами закажите

— Это будет самым гуманным вашим поступком за сегодня

Утверждала Оксана, смутившись тому, как в их сторону недовольно посмотрела кашемировая женщина, цвета волос с оттенком шоколада.

— Вы позволите мне пойти самой

Поинтересовалась Оксана, смутившись взглядов пациентов, мимо которых они проходили по коридору, обратилась она к мужчине, который настойчиво вёл её за руку.

— Ну, я ведь никуда ведь не убегу

— Ладно — уныло вздохнул Гордеев, отпуская руку Оксаны — Но теперь вы пойдёте впереди

— А то я куда-то денусь

— Если вы просто пропадёте — рассуждал Гордеев, следуя за Оксаной, когда она вошла в открытое большое помещение холла больничного здания — Васильева с меня шкуру сдерёт

— Да вы, что правда?

Ухмыльнулась Оксана, подошла к колонне здания, касаясь пальцами холодного мрамора, обернулась, прислонясь спиной к плитке, мило улыбнулась, который казался ей несчастным.

— Я бы с удовольствием на это посмотрела — уверяла Оксана, состроив милую и выразительно подлую форму улыбки

— Это будет мало приятного для меня

— Конечно — согласилась Оксана, поддерживая мнение мужчины, отошла от мраморной колонны здания, направляясь по вестибюлю — Кому понравится, когда с вас сдерут шкуру заживо

— Оксана Владимировна! — упрекнул Гордеев, после того как заметил, как Оксана расплылась в улыбке довольства, после того как мужчина показал ей какой он несчастный

— Да я так ничего

Состроив ямочки на щечках, обернулась Оксана, после чего направилась по холлу к большой массивной лестнице, поверхность ступенек, которых была выложена из мраморных плит.

— Просто, что мне унывать — рассказывала Оксана, подходя к ступенькам лестницы — Ведь вы хотите отвезти меня в мою золотую клетку, которую для меня сделала Васильева

— Она заботится о вас — уверял Гордеев, не зная всей правды, наблюдая, как лицо Оксаны преобразилось в душевной грусти и печали

— Ага после того что она сделала — прошипела Оксана, сжимая пальцы обеих рук в кулаки, наступая каблуком черных босоножек на первую ступеньку — Ей только заботиться и остаётся

— А что она такого сделала? — поинтересовался Гордеев, поднимаясь следом за Оксаной по массивной лестнице в холе больничного комплекса

«Ну не могу же я ему при этой рыжей суке сказать, что из меня насильно извлекли костный мозг», предположила Оксана, прикусывая краешек губы, остановившись посреди лестницы, встав на ступеньках расставив ноги порознь, обернулась, посмотрела на большие окна в вестибюле.

— Да ничего особенного — повела губами Оксана, не решаясь так и признаться в тех чувствах, что она испытывала — Давайте пообщаемся в столовой

— По-моему мы туда и направляемся

— А ну да

Прикусывая краешек губы, чувствуя напряженность из-за внимательно изучающего взгляда Валентины, когда рыжеволосая девушка поднималась по массивной лестнице сразу за Гордеевым.

— Точно

Улыбнулась Оксана, чтобы скрасить свою оплошность, случайно столкнулась с белокурой медсестрой, спускающейся по ступенькам, держа в руках стопку медицинских карт.

— Ай…… — взвизгнула Оксана, начиная падать, в тот момент Гордеев, успел вовремя подскочить к ней, подхватив на руки и стоя на ступеньках, остановил её падение

— Осторожней Оксана Владимировна — держа Оксану на руках, упрекнул с улыбкой Гордеев

— Простите — опустив голову, присев на одно колено, собирая рассыпавшиеся по всей лестнице карты пациентов

— Смотри куда прёшь дура — прошипела недовольно Оксана, находясь на руках мужчины

— Это вы шли, не видя куда

Обиженно не поднимая взгляда, прошептала медсестра, медленно собирая карты, которые были разбросаны на ступеньках лестницы и до сих пор плавно скатывались вниз.

— Разве не видели, что я несла большую стопку медицинских карт

— Глаза разуй курица — огрызнулась Оксана, когда мужчина, у которого она была на руках, аккуратно поставил её на ноги, придерживая стоя у неё за спиной за талию, не давая упасть

— Оксана Владимировна ну ведь нельзя же так

— Пускай глаза свои разует — ответила грубо Оксана отошла от рук мужчины, предпочитая дальше подниматься по лестнице самостоятельно

— Когда я с ней в деревне работала — рассказывала Валентина, обращаясь к мужчине который был шокирован за поведение Оксаны — Она вела себя примерно так же нагло с персоналом

— Чего ты там жалуешься — поднявшись на один пролёт, обернулась Оксана, посмотрев, стоя на лестничной площадке между пролётами лестниц, посмотрела на Валентину, которая медленно вместе с Гордеевым поднималась — Жила как сыр в масле каталась

— Ну да уж конечно

— А что не так? — удивилась Оксана, серьёзно посмотрев на рыжеволосую девушку — Еще скажи что я тебе мало платила?

— Платили вы достойно — согласилась с этим утверждением Валентина, стесняясь того, как Гордеев, посмотрел на неё — Только вот времени не было, чтобы их хоть потратить

— Ну, ты уж выбирай — пожав плечами, ответила Оксана, подойдя к ступенькам лестницы ведущей наверх — С твоими куриными мозгами либо деньги, либо время, чтобы их тратить

— Оксана Владимировна ну нельзя же так — поднявшись вместе с Оксаной на второй этаж больничного комплекса, другого крыла — Вы же всё-таки врач, а позволяете везти себя

«Блядь как же заебал меня он со своими нравоучениями», уныло вздохнула Оксана, позволяя двум врач, мужчинам, уступая дорогу к ступенькам лестницы, когда они находились на лестничной площадке второго этажа.

— Валентина мне нужно в туалет — заявила Оксана, обернувшись, пропустив двух мужчин врачей к лестнице, отошла к открытой створки двустворчатой двери — Ты мне в этом не поможешь?

— Давайте я вам помогу — изъявил первым желание, выразить свою помощь, Гордеев

— Где? — удивилась Оксана, раскрыв на него голубые лазурные глаза — В женском туалете?

— Ну, я могу подождать за дверью

— Так всё хватит! — возразила Оксана отошла к окну в коридоре, встав у подоконника опираясь на него обеими руками — Просто сходите в кафетерий, возьмите мне стаканчик

— Я вас одну не оставлю

— Блядь…. — прошипела Оксана, оскалив зубы, была в ярости подобающей королевской кобре, старясь сдерживать эмоции при себе

— Всё нормально — ответила Валентина, кажется, начиная понимать, к чему клонит Оксана — Я помогу Оксане Владимировне в туалете

— Это будет просто пиздец как замечательно — нецензурно выразилась Оксана, направилась дальше по коридору, под светом проникающих через стёкла окон, солнечных ярких лучей

— Я постою за дверью — заявил Гордеев, когда Оксана повернула налево по коридору, направляясь к туалету — Если вдруг…..

— Я поняла вас господин Гордеев — подойдя к двери туалета, мило улыбнулась Оксана — Если что я буду знать в какую сторону кричать

— Вы прям, так говорите

Ухмыльнулся Гордеев, когда Оксана открыла дверь женского туалета, переступая медленно её высокий порог, наступила каблуками на белый кафельный пол

— Будто вас там будут убивать

— Всё может быть

Ухмыльнулась Оксана, оставляя дверь открытой прошла по помещению, где стены и пол были выложены из белоснежной кафельной плитки, ощущая запах санитарных средств для уборки.

— Закрой дверь — обернулась Оксана, выставив бёдра, посмотрела укоризненно на рыжеволосую девушку, что вошла в туалет с умывальниками — На защелку! — прошипела, добавила она

— Я ведь не дура — уверяла Валентина, прикрывая дверь, аккуратно стараясь не создавать шума, задвинула шпингалет — Как вы собираетесь уйти отсюда?

— Ты мне в этом поможешь

Заявила Оксана, снимая черную большую шляпу с головы, положила её на край раковины, расправив белокурые золотистые волосы, начиная медленно расстёгивать пуговицы.

— Фактически ты станешь мной

— Вы не собираетесь так легко сдаваться?

— Я не позволю похоронить эту девушку заживо

— Хорошо — посмотрев в отражение зеркала висевшего по всей стене над умывальниками, Валентина, словно не могла смотреть на Оксану — Что будет, если вам помогу?

— Я не в том положении

Снимая сумочку с плеча, Оксана поставила её на раковину умывальника рядом с которым стояла, пока левой рукой расстегнув последние нижние пуговицы плаща.

— Чтобы сейчас торговаться — уверяла Оксана, снимая с себя плащ, передала его в руки рыжеволосой девушки — Просто скажи, чего ты хочешь?

— Вы так смешны Оксана Владимировна — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, всё же взял из рук Оксаны, предложенный для неё плащ — И я могу попросить всё что захочу?

— В меру разумного конечно — ответила Оксана, развеивая сразу заоблачные мечты рыжеволосой стоящей перед собой бестии

— Хочу чтобы, когда всё закончится — подошла рыжеволосая девушка к Оксане, надевая на себя плащ — Чтобы вы убрались отсюда раз и навсегда

— Да мне тут и самой не особо нравится — согласилась Оксана, принимая условия, мило улыбнулась в ответ, пожав плечами

— Значит договорились

— Постой! — остановила Оксана, подойдя к девушке, коснувшись пальцами её подбородка, поднимая обеспокоенный взгляд голубых глаз на себя — А что будет, если я вернусь?

— Я заставлю вас об этом пожалеть

— Звучит убедительно — признала Оксана, взявшись за лямку кожаной черной сумочки, стоявшей на раковине умывальника — Что же я согласна

— Я пойду первой — взяв шляпу с умывальника, Валентина скрыла под ней свои волосы, направляясь к закрытой входной двери — Отвлеку его на себя и побегу

— Вообще-то это был мой план

Тихо прошептала Оксана, в тот момент, когда рыжеволосая девушка подошла медленно к закрытой на шпингалет двери, коснулась кончиками пальцев его ручки.

— Ну, раз уж ты желаешь

Открывая закрытую дверь, Валентина молча ничего, не ответила, перешагнула её порог, сразу же пошла в левую сторону по коридору.

— То я просто постою и посмотрю — изъявила желание Оксана, предварительно повесив сумочку на плечо, взяв её с умывальника раковины в туалете

— Оксана Владимировна — окликнул Гордеев рыжеволосую девушку, одетую в бежевый плащ и черную шляпу — Оксана Владимировна постойте

— Вот и отлично

Ухмыльнулась Оксана, направляясь осторожно к приоткрытой двери, как только услышала учащенный звук стукающих каблуков, что говорило ей о том, как Валентина ускорила шаг, побежала.

— Надеюсь, у меня получится проскочить

Убеждала себя Оксана, приоткрыла дверь, выглянула, посмотрела как по коридору, Гордеев погнался за рыжеволосой девушкой, волосы которой были скрыты надетой черной шляпой.

— Представляю его лицо — застенчиво улыбнулась Оксана, направляясь в противоположную сторону коридору, ускорив шаг, через боль в бёдрах, насколько это было для неё возможно

 

***

Учащенный стук колёс, раздавался по железной дороге, когда электричка ускоренным ритмом издавала этот монотонный звук. Местность казалось что всё было окутано зеленью, берёзы, тополь дуб, ясень, все эти деревья словно создали непроходимую стену леса, по обе стороны движения электропоезда по путям следования. Ароматы зелени, полевых цветов, запах леса с его листьями, сухой дресвой и другими вкусовыми природными оттенками, благоухал в воздухе, когда поток будоражащей легкой стихии прохлады проникал в вагон. Здесь всё казалось каким-то спокойным и даже через стук колёс, было слышно свирель птиц и то, как где-то текла речка.

Расположившись на сиденье в электричке, Оксана, опираясь на его спинку, обвивая своё тело, словно тряслась от холода, всё тело будто морозило. Постукивая слегка зубами, Оксана осмотрела вагон, там было несколько всего человек мужчина, читающий книгу, сидел в дальнем конце вагона. Белокурая девушка в откровенном легком летнем платье, ёрзала коготком пальца по сенсору дисплея сотового телефона. Парень лет двадцати с русым цветом волос, по мнению Оксаны, был похож на подростка и длинной волос примерно до плеч в черной футболке, просматривал интернет страничку новостей, в социальной сети контакт, расположившись на противоположном сиденье. Чуть дальше через два сидения сидела женщина, лет пятидесяти, с пустыми пластиковыми вёдрами, была одета по дачному в джинсовые бриджи и бежевую куртку, имея белую косынку на голове.

«Кажется я уже скора приеду», заметила Оксана, как поезд сбавил ход и медленно начал въезжать в зону ж/д вокзала, на фасадной части здания которого было написано Дорохово.

Всё казалось для Оксаны на тот момент каким-то промышленным, бело-зеленое одноэтажное здание, несколько железнодорожных путей с опорами по которым были протянуты кабельные линии высокого напряжения для электровозов. Поезд начал медленно сбавлять ход, постепенно приближаясь к зоне вокзала, рядом с которым был железный мост, для перехода на нужный участок платформы, под посадку на поезд. Ощущение полного спокойствия, по сравнению с бурной жизнью мегаполиса, доставляло Оксане удовольствие. Небо начинало постепенно хмуриться по мере приближения поезда, оттенки серых тонов наиболее естественно преобладали и насыщали картину деревенской местности. Постепенно легкий ветерок начал усиливаться порывами, тормоша макушки деревьев. Постепенно пыль рядом с железнодорожным вокзалом начала подниматься в воздух, пакеты, бумажные обёртки, даже лужи в грязи словно прокатывались волнами от его естественного порыва.

— Недавно в наших краях?

Поинтересовалась девушка с каштановым цветом волос, в легком белом платье в красный горошек, обращаясь к Оксане, замечая, как она с удивление рассматривает здание железнодорожного вокзала. Подсев на сиденье напротив Оксаны, девушка приветливо улыбнулась ей, поправив роскошные пряди кашемировых волос, изысканный оттенок шоколада вдохновлял красотой. Манящий шлейф композиции парфюма «CAROLINA HERRERA», тонкость этого вкуса поражала изощрённым ароматом розы, искушенным запахом персикового дерева, дополнением которого служил аромат изобилия фруктов. Ярко красные туфли на высоком каблуке, и выраженные бёдра, сочный рельеф которых отражал в ней деревенскую женщину, с особым объёмом груди, на которую Оксана, прикусывая краешек губы, обратила внимание.

— Приехали к кому-то в гости

— Можно и так сказать — ответила Оксана, мило улыбнувшись девушке в ответ, после чего встала с сидения мягкой лавочки, расправляя свой сарафан — Скорее по делу

— Вы из Москвы? — поинтересовалась девушка, вставая следом за Оксаной, после того как поезд остановился у перрона вокзала

— Нет, я не из Москвы — пояснила Оксана, направляясь по вагону электрички к раздвигающимся дверям — Но пока какое-то время обитаю там

— Если не секрет к кому вы тут приехали? — поинтересовалась девушка, следуя за Оксаной, к выходу из вагона — Простите что я такая дотошная, просто в этом селе так редко встретишь девушку типа вас

— Типа меня? — встав у дверей, возмутилась Оксана — В каком это смысле?

— Достаточно красивой внешности — прошептала она лаской шепота Оксане под ухо

«Блядь ну зачем ты это сделала, теперь я вся потеку», подумала про себя Оксана, стараясь сдержать в себе пыл непомерного для неё возбуждения, причина которого послужила столь сладкая упоительная нота шепота девушки над ухом.

— Спасибо конечно — улыбнулась Оксана, отразив очертание прекрасных ямочек на скулах — Но мне правда нужно здесь по делам

— Вы хорошо знаете этот посёлок? — поинтересовалась девушка, в тот момент, когда Оксана открыла дверь вагона и вошла в тамбур — Это я могла бы вас проводить

— А почему бы и нет

Ответила Оксана, подошла к ступенькам вагона, медленно держась за поручень, наступила на одну из них, чувствуя не уверенность в ногах, когда всё тело словно испытывало дрожь.

— Меня интересует Минская улица дом 16

— Я знаю, где это

Сохраняя прелесть улыбки, ответила девушка, наблюдая, как Оксана неуверенно спускается по ступенькам, крепко стараясь держаться за поручень, испытывая при этом боль в ногах.

— Хотите я вас провожу?

— Было бы очень кстати

Встав на ступеньках вагона, Оксана ощутила, как выступили капли пота на лбу и скулах, как тело от такой тренировки изнывало от усталости, медленно с дрожью ногах сошла с вагона на перрон.

— От помощи я не откажусь — чувствовала Оксана, как легкая прохлада потока свежего воздуха тормошила её роскошные золотистые волосы, как особо пахло сеном травой и запахом леса

— Тот дом, куда вы направляетесь……

Продолжая интересоваться, рассуждала незнакомка, медленно спустившись на перрон следом за Оксаной, когда она стояла рядом, чувствуя головокружительную усталость.

— Господи вам плохо? — поинтересовалась девушка, заметив, как Оксана облокотилась, спиной на вагон, запрокинув голову, посмотрела на небо — С вами всё нормально?

— Да — отринув помощь девушки, когда незнакомка хотела её поддержать за руку, Оксана отошла от вагона, доставая телефон из сумочки — Тот дом Прутковой Натальи, мне нужно с ней поговорить

— Может, вызовем такси? — предложила девушка, направляясь по перрону поезду, следом за Оксаной — Идти придётся далеко, в ваше-то состоянии это будет нелегко

— Такси? — обернулась Оксана, прикусывая коготок указательного пальца — Хм… а почему бы и нет, вы мне покажите где тут стоят таксисты?

— Может, зайдём до меня?

— Это необходимо? — спросила Оксана, удивившись столь неожиданному предложению

— Я тут просто недалеко живу — уверяла девушка, поравнявшись с Оксаной, когда она направлялась вдоль перрона, напротив зала железнодорожного вокзала

— Раз вы считаете — ухмыльнулась Оксана, доставая телефон из сумочки, посмотрела на время, когда электронный циферблат на сенсоре дисплея показывал 17:25 — То почему бы и нет

— А вы знаете Пруткову? — проявляя интерес, спросила девушка, посмотрев на Оксану, когда она прошла по перрону, подошла к ступенькам

— Я знаю её подругу Филатова Екатерина Михайловна 1992 года рождения

Утверждала Оксана, спустившись со ступенек перрона поезда, на бетонный тротуар, обращая на экране сенсора сотового телефон, как без конца и края ей названивал Гордеев. Телефон словно разрывался на части от вибрации, когда Оксана держала его в руках, а её собеседница, которая спустилась по ступенькам следом за ней, внимательно, ничего не понимая, смотрела на неё.

— Работает риэлтором — рассказывала Оксана, проходя мимо урны, спокойно выкинула в него свой сотовый телефон — Как я поняла компания их общая с подругой

— Что вы делаете? — удивилась девушка, возмутившись тому, как Оксана легкомысленно выбросила трезвонящий вибрацией телефон в урну

— В смысле? — не поняла вопроса Оксана, остановившись на тротуаре с торца здания железнодорожного вокзала, удивлённо смотрела на свою собеседницу

— Вы выкинули сотовый телефон в урну — утверждала шатенка, продолжая удивлённо смотреть на Оксану, совершенно не понимая, что происходит — А ведь вам на него кто-то звонил

— Да какая разница — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, была уже готова сорваться на незнакомку — Тот, кто мне звонил, пока может и подождать

— Могли бы просто мне телефон отдать

— А тебе надо? — продолжая смотреть на девушку пустым взглядом, спросила Оксана, стоя под ветками берёзы — Забирай

— Так вы знаете Катю?

Поинтересовалась девушка, доставая телефон Оксаны, который, не переставая трезвонил вибрацией, на экране высвечивался входящий вызов от Гордеева.

— Меня кстати Маша зовут — протянула она правую руку, держа телефон Оксаны в левой руке

— Оксана Владимировна — представилась Оксана, гордо поднимая подбородок, посмотрела на влюбленную парочку, целующуюся на мосту для перехода над железнодорожными путями

— Прям даже так официально

— Я врач — ответила Оксана, прикусывая краешек губы, испытывала легкое возбуждение, не придавая значению терзающему телу холоду — Кардиохирург

— Кардиохирург? — переспросила незнакомка, обтирая салфеткой сенсор дисплея телефона, который достала из урны — И что же вы Оксана Владимировна забыли в этой глуши

— Откуда вы знаете Филатову?

Игнорируя вопрос девушки, спросила Оксана, направляясь по тротуару, посмотрела как женщина в легком цветочном платье вела за руку ребёнка на вокзал, поднимаясь по ступенькам крыльца.

— И насколько хорошо

— Господи — пытаясь казаться напуганной, ответила шатенка, вытирая тщательно салфеткой, сенсор дисплея телефона, который достала из урны — Вы можете сказать, что случилось?

— Ваша Катя

Утверждала Оксана, обернувшись, посмотрела выразительно, раскрыла широко голубые лазурные глаза на девушку, обвив пальцами одной руки талию, выставила бёдра.

— Если вы её конечно знаете — рассказывала Оксана, прошла мимо берёзы, направляясь по дорожке тротуара удаляя всё дальше от вокзала — Возможно уже скора будет мертва

— Постойте вы ведь кардиохирург…….

— Теперь я криминалист — заявила Оксана, понимая, что без предоставления особых документов, незнакомка уже не будет с ней так откровенна — И мне нужно знать кое-что о потерпевшей

— Ну, спрашивайте — мило улыбнулась девушка

— Вы хорошо знали Филатову?

— Ну не то чтобы хорошо — обвернув телефон в салфетку, говорила девушка, которая представилась ей Марией — Так не особо — пожав плечами, ответила она

— Этого мало — расстроилась Оксана, переходя проезжую часть, вышла на улицу, вдоль которой простирались жилые частные дома — Мне нужно всё, её сферу деятельности

— Вы же сами сказали, что она была риэлтором

— Хорошо — обернулась Оксана, пошатываясь, чуть не споткнулась о камень, начиная уже будто падать, как девушка что шла за ней сзади, успела подбежать и подхватить её одной рукой за руку, другой обвив талию — Спасибо

— Господи вы белая как снег

Испугалась она, посмотрев удивлённо на Оксану, после чего отпустила её руку, убедившись, что она может стоять на ногах самостоятельно.

— И у вас круги под газами — утверждала она, продолжая разглядывать лицо — Сейчас лето, так вы в колготках и тёплых гетрах

«Блядь ну тебе то какое-то дело, если бы ты знала как я жила это последнее время, заткнулась бы нахуй», посмотрела Оксана, возмутившись, на девушку, прикусывая краешек губы, пытаясь стоять самостоятельно дрожащими ногами, когда по щеке, стекала обильная капля пота.

— Нет ничего такого — пожав плечами, ответила Оксана, скрасила недовольство улыбкой, стоя у высокой травы за спиной — Что меня морозит?

— Вам холодно? — всё понимая, ответила шатенка, подойдя вновь к Оксане, коснулась кисти её руки — Давайте я отведу вас к себе домой, растоплю печку

— Вы здесь недалеко живёте? — поинтересовалась Оксана, продолжая любознательно смотреть на свою собеседницу, изучая её взгляд

— Было бы конечно навестить Пруткову

— А вы дойдёте

— А далеко её дом? — поинтересовалась Оксана, продолжая стоять и чувствуя, как прохлада летнего потока деревенского воздуха охватывает её тело, тормошит золотистые русые волосы

— В вашем-то состоянии? — поинтересовалась девушка, удивлённо посмотрела на Оксану, когда она стояла на гравийной дороге, сойдя с тротуара, направляясь по деревенской улице

— Мне нужно поговорить с человеком — утверждала Оксана, направляясь по гравийной дороге в сторону, где виднелись уже жилые частные дома — Который очень хорошо знал Филатову

— Давайте поговорим у меня дома — предложила шатенка, взяв Оксану за руку, придерживая, чтобы она не упала — Попьёте чаю, отдохнёте с дороги, а там я вас провожу

— Да почему я должна идти к вам домой?

Возразила Оксана, отдёрнув от себя руку девушки, заметила что телефон, который был у неё в руке, не переставал жужжать вибрацией, ударила по кисти руки девушки. От удара ладошкой по руке шатенки, девушка выпустила из рук телефон, от чего Оксана, пользуясь моментом, быстро ударила по нему каблуком черных босоножек, разбив дисплей.

— Телефон могут отследить! — заявила Оксана, с недовольным взглядом продолжая смотреть на свою собеседницу — Я же сказала что мне нужно к Прутковой

— Давайте так — сдерживая себя в руках от наглости Оксаны, девица в очаровательном летнем платье говорила так, будто что-то задумала — Я отведу вас к вашей Прутковой, но сначала зайдём ко мне, выпьем чаю на дорожку, вы отдохнёте

«Да действительно если дом Прутковой далеко, мне будет необходим отдых», согласилась Оксана, состроив застенчивую улыбочку, выражая всем своим видом стыд за своё поведение.

— Ладно, хорошо

Согласилась Оксана, уныло при этом вдохнула, почувствовала запах зелени и оттенок вкуса сена и травы, вместе с помётом крупнорогатого скота, что паслось буквально в паре метрах у кювета.

— Но если вдруг мне что-то не понравится……

— Мы сразу же оттуда уйдём — заверила девушка, мило улыбнувшись, протянула Оксане руку, предлагая свою поддержку

— Так вы сами знаете этих девушек?

Поинтересовалась Оксана, приняв помощь от девицы, обвила её согнутую руку в локоть своей, словно прижалась к её телу, вдыхая аромат исходящего от её тела запаха.

— Они ведь вместе управляли риэлтерской компанией?

— Я сама лично с ними не была знакома

— Значит, вы мало чем мне можете помочь

— А смотря, что вас конкретно интересует — говорила девушка, держа Оксану за руку, вместе с ней вышли на Советскую улицу

Ухоженная заасфальтированная улица, вдоль которой простирались двухэтажные и одноэтажные дома, за высокими заборами которых возвышался сад из деревьев. Всё казалось таким красивым и ухоженным, трава на обочине рядом с дорогой, излучала душистый запах зелени. На улице стояла пара мужчины и женщины, о чем-то разговаривая тихим голосом рядом с забором. Мимо пробегал дворовой пёс, облаивая соседского черного кота, что сидел на заборе, вольно смотрела на бедолагу, даже не шелохнулся с места. У обочины рядом с домом слева по направлению, стояли весьма внушительные по стоимости паркетные внедорожники. Из ограды напротив, где были посажены клумбы цветов, так приятно пахло фиалками в безупречном сочетании с ароматом роз.

Рядом с одним из домов, казавшимся совсем обычным, было расположено довольно много дорогих машин, словно как особая стоянка была расположена у его ограды. Дом был кирпичным двухэтажным, во дворе был расположен сад из цветущих яблонь и груш. Возле дома и его кирпичного забора никого не было, всё казалось таким спокойным, если бы только не специальная автомобильная площадка, выделенная специально для этого частного особняка.

— Ну, ты даешь Пруткова — смеясь громко, говорил мужчина, когда выходил с темноволосой женщиной из ограды — Я даже не знал, что у тебя так получится

— Ну, Федя ты же знаешь — уверяла брюнетка, любезно продолжая смотреть на мужчину, когда перешагнула порог ограды дома и вышла на каменную плитку у дома — Со мной такие шутки не прокатят

— Не знай, я тебя Пруткова — поправляя белый ворот рубахи, ответил мужчина, по его внешнему состоянию Оксана поняла, что он изрядно выпил — В жизни бы не поверил, что существует настолько целеустремлённая женщина, умеющая добиваться своего

— Ой, Федя скажешь тоже

Заигрывая с мужчиной, продолжая сохранять любезную улыбку на лице, ответила женщина в черном легком платье, материл которого, словно при каждом движении порхал на её теле.

— Просто так сложились обстоятельства

Рассказывала дальше эта брюнетка, покачивая роскошной формой бёдер, направилась к оранжевому Nissan Qashqai, который стоял у обочины рядом с домом.

— А я ему представляешь, говорю такая…….

— Извините — не сдержала себя Оксана, подошла к брюнетке, коснулась её плеча кончиками пальцев, заставляя обернуться и посмотреть на себя — Вы Пруткова Наталья?

— Всё зависит от того кто спрашивает — обернулась она, продолжая сохранять улыбку на губах, посмотрела на Оксану словно изучая её — Кто вы такая вообще? — продолжая смотреть на неё как на пустое место, спросила она

— Я врач кардиохирург — ответила Оксана, смотрела на эту женщину, словно тоже пронизывала её любопытным взглядом, ощущая, как тело изнывало усталостью — Я могу с вами поговорить

— Извините, но с сердцем у меня пока что всё в порядке

Возразила Пруткова будто не хотела продолжать беседу с Оксаной, когда она к ней подошла, почувствовала запах «Armand Basi in Red». Столь яркие ноты завораживали сочетанием в себе запаха имбиря, мандарина и бергамота. Внушающими оттенками этого вкуса служила гармоничное слияние аромата жасмина, розы и лилии. На женщине было легкое черное платье, материал которого служил шифон, что так легко колебался и принимал форму её тела, выражая сочную фигуру. Черные туфли на высоком каблуке, подчеркивали сексуальной неотразимостью ноги этой брюнетки. Чашечки её платья, так соблазнительно облегали грудь, позволяющие носить это платье без оков бюстгальтера. Пояс с блестящей бляшкой подчеркивал осиную талию и выказывал роскошную форму бёдер. Роскошные черные волосы этой женщины были собраны в пучок и скреплены блестящей заколкой, стразы которой светились на солнце.

— Пока что не жалуюсь — нажала она на кнопку брелка сигнализации, который держала в руке, открывая электронные замки автомобиля — Так что уж что-то, а вот кардиолог мне точно не нужен

— Вы не поняли — оспаривая такое утверждение Оксана, схватила за кисть руку женщину, когда она хотела открыть дверь с водительской стороны — Я занимаюсь…….

— Нет, это вы не поняли — была не согласна Пруткова, высвободила с легкостью свою руки из-под хватки руки Оксаны — Больше никогда не приближайтесь ко мне

— Даже если это касается вашей подруги Филатовой?! — поинтересовалась Оксана, наблюдая за реакцией женщины, пытаясь вызвать чувство жалости или сострадания

— Катя умерла — дрожащей губой, пояснила женщина, в чем была уверена в своих словах и её улыбка вновь сменилась на горечь разочарования — Что вам еще нужно, ваши криминалисты уже обо всё меня допросили, меня с ней не было это может подтвердить почти вся деревня……

— Дело в том — вновь оспаривая такой довод, говорила Оксана, продолжая стоять рядом с этой женщиной напрягать взглядом — Что Катя сейчас жива и она в палате интенсивной терапии

— То есть как жива? — на лице этой женщины пробежал ужас, в тот момент, когда должен был появиться проблеск улыбки радости, она выказывала страх

— Да вот так жива — пожав плечами, ответила Оксана, разводя руками — А вы что этому не рады?

— Да нет конечно я рада — утверждала Пруткова, на тот момент Оксане показалось, что женщина словно лишилась дара речи — Но ведь как это произошло, я могу её увидеть?

— Думаю, это будет не так просто — возразила Оксана, отказывая в просьбе этой женщины, подойдя к открытой двери автомобиля — Если вы не против, я бы хотела бы с вами поговорить

— Я здесь недалеко живу — ответила Пруткова, кивая на переднее пассажирское кресло — Давайте, если вы не возражаете, мы поговорим у меня дома

— Значит, моя помощь вам будет уже больше не нужна так ведь Оксана? — обратилась шатенка, продолжая стоять за спиной у Оксаны

— Можете идти Мария — заявила Оксана, махнув рукой, будто не желая с ней разговаривать, после чего девушка удалилась под стук каблуков по бетонной дороге, оставив её наедине с брюнеткой

— Не понимаю, как это может быть — утверждала брюнетка, в тот момент Оксана заметила, как глаз этой женщины начал нервно подёргиваться — Ведь я сама лично видела её труп в ванной

— Не знаю, что вас больше пугает

Рассказывала Оксана, встав под светом солнечных лучей, обвив своё тело руками, наблюдала за женщиной, которая, как и мужчина, который стоял за её спиной, был словно как окаменевший.

— То, что ваша подруга жива

Ухмыльнувшись, отразила ямочки на щечках, говорила Оксана, продолжая смотреть на мужчину, стоявшего за спиной у брюнетки, который с признаком полного ступора, наблюдал за всей этой ситуацией с полным удивлением.

— Или то, как она

Переметнув взгляд на Пруткову, продолжая высказывать своё мнение, Оксана напряженно смотрела на женщину, словно изучая её взгляд и манеры в момент этого разговора.

— Неожиданно воскресла из мертвых, когда вы лично видели, якобы, её труп

— Криминалисты констатировали её смерть — утверждала брюнетка — Катя не может быть жива, вы что-то путаете, она умерла, это какая-то ошибка

— Ошибка?! — возразила Оксана, состроив взгляд как у королевской кобры, возмутилась словом, которым высказалась Пруткова — Ошибкой может быть то

Утверждала Оксана, сделав шаг в сторону брюнетки, серьёзным угрожающим взглядом посмотрела на неё, стараясь сдерживать себя в руках, уже не чувствуя боль в бёдрах.

— Что чуть не закопали заживо живого человека

— Я всё равно не понимаю

— Мы можем с вами поговорить?

Поинтересовалась Оксана, почувствовав как мужчина, с которым Пруткова вышла из ограды дом, стоит у неё за спиной так внимательно смотрит в её сторону.

— Где-нибудь в уединённом месте

— Пруткова скажи кто это?

Первое что после встречи брюнетки и Оксаны, проронил из себя мужчина, который был одет в белую рубаху с расстегнутым воротом и черные брюки с мужскими туфлями.

— Простите дамочка, что вам нужна от моей знакомой?

— Извините? — обернулась Оксана, возмутившись тому, как мужчина нагло положил руку к ней на плечо, принуждая её обернуться и посмотреть на него в пол оборота, отойдя от незнакомца на шаг, держа руку на талии — Кто вы блядь вообще такой?

— Ладно, хорошо — вздохнула изнурённо Пруткова — Володя слушай, я могу поговорить у тебя дома с этой дамой?

— Да-да конечно

Заметив, как на него смотрит Пруткова, мужчина любезно согласился и проследовал к закрытой двери больших ворот, в которых была врезана дверь поменьше

— Можете поговорить даже в подвале, где у меня бар для моих клиентов

— Бар в подвале? — удивилась Оксана — Это же частный двухэтажный особняк, какой там может быть бар в подвале?

— Стриптиз бар моя дорогая — подтвердила Пруткова, направляясь следом за мужчиной — Так господин Шолохов Владимир Иванович уходит от налогов, ведь никакого бара у него якобы нет и заведение закрыто и скрыто от посторонних глаз

— Мне всё больше и больше — делилась впечатлениями Оксана, подходя к отрытой двери, которую для неё держал хозяин дома — Ваш тихий райский уголок

— Вы еще много не видели — произнёс с ухмылкой хозяин дома, когда Оксана, переступая порог, вошла в цветущий сад садовых деревьев, где так приятно пахло ароматами цветения

— У вас и стриптизёрши там есть?

Поинтересовалась Оксана, направляясь по выложенной каменной дорожке к деревянному крыльцу дома, коснулась кончиками пальцев свисающего зеленого яблока.

— Ладно послушайте — начала говорить Оксана после того как мужчина кивнул, на её ответ, обратилась она к Прутковой — Я бы хотела с вами поговорить о вашей подруге

— Давайте там внизу и поговорим — заявила Пруткова, поднимаясь по ступенькам деревянного крыльца — Вижу, конечно, что кое-какие из моих дел накроются из-за вас, я бы хотела бы узнать более вескую причину вашего визит

— Если вы не будите против

Предложила Оксана, подошла к крыльцу кирпичного дома, когда роскошная дама в летнем чреном платье уже была на нём, стояла на ступеньках в пол оборота.

— Я бы хотела поговорить с вами в доме

— Скажите, а Катя правда жива? — поинтересовалась она, продолжая любознательно рассматривать Оксану, когда она поднималась по ступенькам

— Я бы даже сказала — пройдя мимо женщины, Оксана, покачивая выраженной формой бёдер, подошла к закрытой двери дома — Что пока еще там

— Там? — не понимая, к чему клонит Оксана, спросила Пруткова

— В смысле в своём теле

Уточнила Оксана войдя в дом, когда Пруткова держала перед ней дверь открытой, переступая порог, наступила на паркет кофейного цвета. Роскошная прихожая, объединённая с гостиной, белые шторы на которых были частично задвинуты. Вся мебель в доме была выполнена ручной работы, из дерева, покрытая щедрым слоем лака, начиная от комода, гардеробного шкафа, даже софа у камина, была сделана из качественного дуба. Дорогие панельные стены закрывали кладку кирпича дома, создавая уютную окруженную древесной атмосферой дома обстановку, В гостевой комнате стола парочка мужчины и женщины с бокалом шампанского в руках, мужчина, прижавшись к спине, своей спутницы в черном элегантном платье, смотрели на яблоню, качающуюся за окном в саду. На кожаном черном диване, когда Оксана вошла в дом, заметила другую пару, сидевшую у камина, кавалер в белой рубашке и брюках, объяснялся в любви перед своей дамой. Где-то доносился с подвала, словно казалось, как будто пол слегка вибрировал, легкими едва ощутимыми толчками, как будто было похоже на динамичный ритм dubstep.

«Господи как же здесь жарко, то меня морозило, то теперь жарко, что со мной блядь такое происходит», подумала про себя Оксана, ощущая невыносимую для себя духоту в доме и жар, в ногах требующий, скинуть с себя колготки и гетры.

— Скажите — обратилась Оксана, обернувшись, встав у входа в гостевую комнату, обращаясь к хозяину дома и Прутковой одновременно — А мы можем поговорить с вами где-нибудь в более уединённом месте

— Это исключено — сразу наотрез возразила Пруткова — Я из-за тебя, не зная, кто ты вообще такая, пропускаю важную встречу, в надежде, чтобы узнать, что Катя жива

— Тогда вы не проводите меня в дамскую комнату

Заявила Оксана, не желая больше никуда идти, заметила как Пруткова подошла к закрытой двери в гостиной, ведущей, по всей видимости, в подвал дома.

— Уверена, что у вас тут она есть

— Ну, вот, пожалуйста — взмахнула руками недовольно брюнетка, открывая дверь, откуда более четко доносилось звучание клубной музыки для Pole-dance — Сорвала мне встречу, ладно всё равно было не так важно, Володя у тебя еще скотча выпью?

— Да-да конечно Наталья — с любезной улыбкой на губах ответил Шолохов — Я только отведу нашу гостью в комнате и дождусь её там

— Это будет так любезно с вашей стороны

Покачивая бёдрами, Оксана прошла по гостиной, наблюдая за целующейся парой на диване и посмотрела, как мужчина со страстью обвил бедро девушки и закинул к себе на колени.

— Скажите — поинтересовалась Оксана, направляясь следом за Шолоховым, с интересом рассматривала дорогую обстановку в гостиной — А как вам удалось незаметно открыть у себя в подвале дома, такое заведение?

— Не без помощи очень влиятельных людей — ответил хозяин дома, с изумлением наблюдая за Оксаной, встал у ступенек лестницы ведущей на второй этаж — Конечно, приходится делиться с администрацией, но иначе никак, они меня не трогают и развлекаются тоже тут у меня

— Весело тут у вас всё устроено — похвалила Оксана, первой начала подниматься по ступенькам на второй этаж дома

— Скажите, а кто такая Катя

— Подруга вашей Прутковой

Ответила на вопрос Оксана, не оборачиваясь тоже поднялась на второй этаж, тут, так же как и внизу, были все стены обшиты деревянными панелями, скрывая за собой кирпичную кладку стен.

— Находится сейчас в критическом состоянии — рассказывала Оксана, вдыхая с удивлением этот приятный запах древесины, который странным образом словно опутал её разум омутом

— Так как я понял из вашего разговора

Поднявшись следом за Оксаной на второй этаж дома, мужчина проследовал к комнате, дверь которой была закрыта, а она в тот момент отошла к деревянному окну, любуясь видом сада.

— Она вроде как умерла

— Не совсем

Подошла к открытой перед ней двери у входа, в которую стоял мужчина, Оксана распознала коллекцию «Molinard Lavande Eau de Parfum». Манящие оттенки мускуса, сливались с головокружительными древесными запахи, где искушающей силой всего этого аромата служил лаванда.

— Бодрствующая кома — переступая порог комнаты, Оксана вошла наступая на паркет каблуками черных босоножек

— Это как? — оставаясь за открытой дверью, удивился Шолохов

— Это когда человек пока еще в сознании

Рассказывала Оксана, рассматривая светлую комнату, где все тоже было обшито деревянными панелями, а вид из окна выходил на сад из деревьев, вдохнула, ощущая неожиданно запах розы.

— Но ничего не может сделать

— Наверно страшно — выразил своё мнение Шолохов

— Страшно — ответила Оксана, подошла к парфюмерному комоду с большим зеркалом, у которого стоял мягкий красный пуфик — А сейчас если позволите, я немного припудрю носик и выйду

— Я подожду вас здесь

— Уверяю, что не заставлю вас долго ждать

Посмотрела Оксана недовольно на мужчину, вынуждая его взглядом, чтобы он закрыл за собой дверь и остался в коридоре. После чего дверь закрылась и Оксана быстро закатала сарафан, стоя у комода, скидывая с ног босоножки, начала медленно снимать колготки с гетрами, которые словно жарили ей ноги. Оставаясь одной комнате, Оксана скинула колготки и гетры на пол, вздохнула с облегчением, чувствуя, как прохлада сохранившегося воздуха в комнате нежностью прикосновения обволакивает её ноги, предаваясь при этом в улыбке обольщения, что отразилась в зеркале комода, перед которым она сидела.

  • № 10 - Zarubin Alex / Сессия #3. Семинар "Декорации" / Клуб романистов
  • Торопиться незачем и некуда / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Оттепель / О любви / Оскарова Надежда
  • Но все же небо звездно / Одержимость / Фиал
  • Взрослый размер (GuudVin Fred) / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Эхо легенд, что забыты давно... / Стихи разных лет / Аривенн
  • « Вампиры имеют сверх возможности» / Конфликт близнецов / Сима Ли
  • Разлука / Песни / Магура Цукерман
  • Иногда мне в голову приходит масса идей / Магниченко Александр
  • Ансиент - город одержимых / Неретин Денис
  • Кому нужна правда? / Безуглый Александр Георгиевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль