Глава 15. Часть 8 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 15. Часть 8

0.00
 
Глава 15. Часть 8

Оксана лежала животом на постели, в то время, как свет утренних лучей, проникающих в комнату, преломляясь, падал на покрытую маслом кожу её спины. Постель была смята буграми, после пережитой дикой сексуальной страсти, пропиталась запахом пота, вагинальных выделений, а так же сохранившими в себе ароматами сексуальной коллекции парфюма, что выделялся на постель через их феромоны. Татьяна стояла рядом с постелью, на которой лежала Оксана, девушка была в лёгком белом халатике, посмотрев с ухмылкой на неё, как она спала, а слюна из её рта, вытекала прямо на подушку. Девушка с ухмылкой, растрёпанными золотистыми волосами, заползла на постель к Оксане, расположившись сидя на коленях, девушка коснулась пальцами её плеча, стараясь осторожно пробудить. После чего блондинка перевела взгляд на сексуальную игрушку, что так и осталась быть в Оксане, после их бурной ночи. Девушка так соблазнительно притронулась пальцем к поверхности этого фаллоса, обвив его со страстью пальцами, так любознательно, как Оксана словно ничего не почувствовав, издала стон и обвила руками подушку.

— Это же надо так спать

Продолжая выражать радость, улыбкой, блондинка озабоченно гладила эту игрушку, пока Оксана спала на постели, прижавшись животом к кровати с раздвинутыми ногами.

— Но секс у нас Оксана был просто великолепным

— М…..

Издавая звук, похожее на сонное мурлыканье кошки, простонала Оксана, оставаясь лежать в постели с закрытыми глазами, чувствовала острую слабость во всём теле так, что не могла пошевелиться.

— Что произошло? — первое, что спросила Оксана, не открывая глаза, так как не было сил поднять уставшие веки, состояние у неё было, словно, как выжатый досуха лимон

— Это мягко сказано — радостным голосом, девушка прижалась своим телом к спине Оксаны, обняла так нежно за плечи и поцеловала в шею — Произошло

— Что? — удивлённо Оксана раскрыла глаза, прекрасно понимая, кто обладательница такого нежного голоса, что прошептал ей над ухом

— Я говорю, что мы с тобой неплохо вчера позабавились

— Тогда почему — оставаясь лежать спиной, Оксана чувствовала слабость во всём теле, не могла даже повернуться и открыть веки, уставших глаз — Я не могу пошевелиться?

— Еще бы — радостным голосом, отпрянула Татьяна от тела Оксаны, девушка осторожно гладила коготками ей по спине, пытаясь такой обаятельной — Мы вчера столько вина выпили, у меня до сих пор голова кругом

Осторожно пальцами, поглаживая бёдра, белокурая девушка перешла на предмет, искусственного фаллоса, что находила во влагалище у Оксаны, когда она лежала на животе, от бессилия не могла даже пошевелиться.

— А ты вчера еще и приняла наркотик

— Какой еще наркотик? — чувствовала Оксана, как девушка аккуратно притронулась к страпону, что находился у неё во влагалище, начала его медленно поглаживать, создавая приятные вибрации

— Это эта сука Воронова тебе его дала

Утверждала Татьяна, продолжая сидеть на постели рядом с Оксаной, девушка назойливо трогала этот искусственный предмет, после чего плавно переходя на половые губы, стараясь возбудить.

— Она всем танцовщицам, чтобы смогли выразить себя, перед зрителями, его даёт

— Что ты там делаешь? — поинтересовалась Оксана, ощутив, как девушка сзади, теребила пальцами её половые губы, пробуждая в ней похоть назойливым ласковым порочным движением пальцев

— Ты его, что не ощущаешь в себе?

— А что я должна была ощутить?

Спросила Оксана, раскрывая губы, почувствовала, как девушка, ловко пальцами растянула стенки её половых губ, не пытаясь извлечь страпон, что до сих пор находился в ней.

— Во мне что-то есть?

— Это мягко сказано — с ухмылкой, подметила Татьяна — Что там, что-то есть, в тебе искусственный член, которым ты вчера трахала меня

— Какой еще член? — почувствовала Оксана, как сухие стенки влагалища, обволакивали оставшейся в ней инородный предмет, после прошедшей ночи

— Это подарок тебе от Вороновой

Утверждая, рассказывала Татьяна, обвив фаллос пальцами, сделала так, чтобы Оксана ощутила его движение в себе, когда оно за счёт сухих стенок создавало неприятный для неё зуд во влагалище.

— Она хотела, чтобы ты этим трахала меня вчера

— И ты что совсем не была против?

— Мне даже отчасти понравилось с тобой этим заниматься Оксана

— Ты знаешь моё имя?

Спросила Оксана, оставаясь лицом на подушке, сжала пальцами наволочку обеими руками, к которой прижалась головой, ощутив при этом мокрое пятно слюны, сочащейся с губ, во время сна.

— Я что тебе его вчера сказала?

— Не волнуйся

Уверяла девушка, начиная медленные поступательные движения предметом, что был во влагалище у Оксаны, блондинка хотела его извлечь, не создав при этом, никаких неудобств.

— Воронова не знает твоего имени, лишь твой псевдоним

— И какой же у меня псевдоним

— Благодаря твоему парфюма

Уточнила Татьяна, медленно под стон Оксаны, когда она раскрыла губы, издавая его, почувствовала, как девушка, через сухие стенки, мучительные трением извлекла из неё искусственный фаллос.

— Твой карамельный вкус, просто бесподобен

Рассказывала блондинка, прижав ладонь другой руки к ягодицам Оксаны, не позволяя ей подняться в момент извлечения инородного предмета из стенок её влагалища.

— Я бы даже сказала, что он ни с чем несравним

— Что ты там делаешь? — возмутилась Оксана, ощутив, как неприятным для неё трением и зудом, предмет, что был в ней, под властью пальцем девушки, медленно и так мучительно вышел

— Вот посмотри — положила рядом на подушку Татьяна розовый страпон, без ремешков, что держался на Оксане, за счёт того, как был зажат мышцами её влагалища — Что было в тебе

— Фу…. — сделала отвратительную гримасу, приоткрыв глаза, Оксана увидела этот предмет, который блондинка специально, положила перед ней — Убери его

— Конечно, я уберу — изумилась в улыбке Татьяна, убрав его от лица Оксаны, девушка положила его на тумбу, рядом с кроватью, в которой они обе находились

— И что теперь?

— Тебе нужно принять ванну и после этого я увезу тебя, лично, отсюда

— Разве это не должен сделать кто-то другой

Слабость во всём теле была такой изнурительной, Оксане хотелось спать, она не понимала до конца, что с ней происходит и где, а так же с кем в комнате, она находится.

— Почему именно ты хочешь меня куда-то увезти?

— Не куда-то — возразила Татьяна, возмутившись, безразличию со стороны Оксаны — А к тебе в больницу, тебя ведь кажется, там ждёт умирающая девушка

— Откуда ты про неё знаешь? — вялым голосом, не имея способности мыслить или лишний раз двигаться, спросила Оксана

— Ты мне сама про неё вчера много чего рассказала

— И что же я тебе про неё рассказала?

— Давай не будем сейчас играть в гадалки, а ты просто пойдёшь в ванную комнату и так же позвонишь там, куда тебе нужно и мы уедем наконец-то отсюда

— Ладно — пробурчала недовольно Оксана, оставаясь лежать на подушке — Даже не хочу знать, что я тебе могла там еще рассказать

— Ты рассказала мне даже больше, чем мне следовала знать

Коснулась аккуратно губами блондинка плеча Оксаны, девушка так нежно и в тоже время пламенно поцеловала её бархатистую кожу, оставив блеклый след от помады на теле.

— Правда ведь сестрёнка — заигрывая с Оксаной, девушка коснулась пальцем кончика её носа, пока она лежала с закрытыми глазами, стараясь такой нежной лаской, пробудить

— Сестрёнка? — в удивлении Оксана открыла глаза, обернувшись, взглянула на блондинку, которая сидела рядом с ней на кровати — Таня? — вопросительно посмотрела она на неё

— А ты кого-то тут ожидала увидеть Оксана?

— Но откуда ты меня знаешь?

— Ты мне вчера столько убедительных доводов привела на эту тему, что я уже даже спорить с тобой не буду

Рассказывала Татьяна, коснувшись аккуратно пальцами выставленной груди Оксаны, девушка с изумлённой тёплой улыбкой, посмотрела на неё, когда она отчаянно пыталась открыть глаза.

— Но ты могла мне раньше сказать, что ты жива — утверждала, словно упрекая Оксану в то, что она совершила — Что у тебя другое лицо, мне даже не важна причина почему, мне важно лишь знать что ты жива и продолжаешь жить

— Ты так говоришь — удивлённо Оксана, прищурив глаза, не могла привыкнуть к этому утреннему ослепительному свету в комнате, что доставлял раздражение её глазам — Как будто бы я умерла

— Все так считали — уверяла Татьяна, удивлённо продолжая смотреть на Оксану — Я тоже так думала, до этого момента

— Значит — поднимаясь на постели, Оксана села рядом с девушкой, её золотистые волосы свисали с головы распущенными прядями не имеющие никакого объёма — Я тебе всё вчера рассказала?

— Как на духу?

— И ты всё равно хочешь увезти меня отсюда?

— Чтобы защитить

Уверяла Татьяна, когда нежно, обеими руками, обвила белокурая девушка плечи Оксаны, пытаясь её разбудить, легонько встряхнула.

— Тебе здесь, больше, нельзя находиться

— И много я тебе вчера рассказала?

Поинтересовалась Оксана, продолжая сидеть рядом с девушкой на постели, смятой буграми страсти, после пережитой порочной дикой любви, случившейся прошедшей ночью.

— Просто мне интересно знать, что я тебе рассказала

— Поверь, Оксана — продолжая держать руки на плечах у Оксаны, блондинка мило ей улыбнулась, медленно опускаясь руками с её плеч, девушка обвила ладонями сочные ягоды груди, объём которых так и манил к себе, вынуждая их трогать — Ты рассказала достаточно, чтобы тебе уйти

Рассказывала Татьяна и большими пальцами обеих рук розовые соски Оксаны, когда руки этой белокурой девушки, находились у неё на груди.

— Прямо сейчас

— Именно это я собираюсь сделать — уверяла Оксана, посмотрев пустым взглядом, без каких либо эмоций на лице, когда девушка так нежно ласкала руками её бюст

— Но после того — обернулась блондинка, оставив Оксану сидеть на кровати, Татьяна прозорливой кошкой, аккуратно выставляя ногу, коснулась голыми ступнями пола — Как ты примешь ванну

Утверждала Татьяна, вставая с постели, девушка сексуально выставила бёдра, обернувшись с улыбкой, посмотрела на Оксану, поманив её к себе соблазнительно пальцем.

— Ванну? — не могла сосредоточиться Оксана, состояния дезориентации мешало ей концентрировать внимание, а общая слабость всего организма та, что делала её тело абсолютно вялой, казалось для неё непосильной ношей в это утром — Не поняла?

— Я сделала тебе ванну с утра, как встала

— Но зачем?

— Зачем? — рассмеялась Татьяна, продолжая манить Оксану к себе пальцем, когда она находиться в кровати, стоя на четвереньках, аккуратно подползла к краю кровати — Ты издеваешься?

— Ладно — согласилась Оксана, признавая свою оплошность в сказанном — Наверно мне действительно пора прийти в чувство и принять наконец-то это ванну, если она не остыла

— Не остыла

Радушной улыбкой, поддержала этот разговор Татьяна, наблюдая за тем, как Оксана неуверенно сошла с постели, касаясь каблуками розовых туфель тёплого паркета в огромной комнате.

— Тут ванна с подогревом

— Надеюсь еще со свечами

— Извини

Смутилась Татьяна, посмотрев на Оксану, когда она обнажённой стояла рядом с постелью неуверенно так, что готова была рухнуть от непосильной слабости обратно в постель.

— Про свечи я как-то не подумала — угрюмо высказалась блондинка, посчитав себя виноватой, перед Оксаной, отчаянно при этом опустила взгляд в пол — Но я могу всё исправить

— Да не нужно никаких свечей

Ответила Оксана, изнурённо при этом вздохнула, слабость была такая ужасная, что она боялась сделать шаг и отойти от кровати, поэтому к ней подошла Татьяна и поддержала за руку.

— Спасибо — стараясь придать искренность, Оксана посмотрела на девушку своим угрюмым и печальным взглядом — Не знаю, чтобы я без тебя тут делала

— Ну тут два варианта и все они заканчиваются, что тебя, как привезли сюда в закрытой клетке, так и увезли сонную обратно

— Думаю, стоит сказать Климову

Рассуждала Оксана, осторожно направляясь по комнате, неуверенной поступью делала каждый шаг, в котором выражала дрожь в ногах от нестерпимой слабости.

— Что я твоя подруга и что ты сама лично меня отвезёшь, куда следует

— Представляешь — изумилась еще больше, в улыбке сарказма, ответила Татьяна, вновь взглянула на Оксану — Я именно об этом сейчас и думала

— Как иногда всё же приятно

Рассказывала Оксана, осторожно шаг за шагом, передвигаясь дрожащими ногами по комнате, когда на коже выступил из пор пот, а её оттенок стал бледным. Слабость была просто невыносимой, что она чуть ли не упала бы на пол, если бы не блондинка, которая поддержала Оксану. Подойдя осторожно к проходу открытой двери, ванной комнаты, когда блондинка, придерживая её за талию, при этом провела пальцем по клавише выключателя, включая свет в ванной комнате. Переступая порог, Оксана почувствовала изощрённый запах лаванды, что так манил безудержным приятным оттенком вкуса, который она так хотела вдыхать каждым вдохом.

— Что мы с тобой всё же схожи во мнениях

— Ну как тебе?

Спросила Татьяна, девушка любознательно посмотрела на Оксану когда подвела её к проходу открытой двери, ванны в которой стены и пол были выложены голубой плиткой. Атмосфера казалась как в аквапарке, розовые приятные светильники, создавали эффект круглых теней на стенах, что как будто находишься под водой. Приятный душистый запах лаванды так приятно сочился с пены, что словно сугробами выступала из огромной ванны, в которой бурлила пузырьками вода, прогреваясь, когда держала уровень нужной температуры для своей обладательницы. Шторы на окнах в ванной, с водостойким покрытием, были неплотно задвинуты, пропуская дорожку, сочащиеся лучами света на пол и стены в этом небольшом помещении.

— Ты даже для меня сделала ванну? — обернулась Оксана, продолжая стоять у входа, чувствовала душистый обворожительный запах лаванды, которым пропахла атмосфера этой комнате

— Ты для меня сделала нечто большее, чем ванна

— Про это уже пора бы забыть

— Про это нельзя забывать — мило улыбнулась Татьяна, кивая специально головой Оксане, чтобы она вошла в ванную комнату, переступив наконец-то порог

— Может, уже поможешь мне раздеться? — поинтересовалась Оксана, чувствовала общую слабость мышц в руках и ногах, когда продолжала стоять у входа

— Ну, учитывая твоё состояние

Рассказывала Татьяна, входя следом за Оксаной ванную комнату, девушка нежно обвила пальцами ей талию, предлагая опору, на которую она могла рассчитывать, чтобы не упасть.

— Конечно я помогу тебе

— Ну тогда может стоит начать с перчаток? — протянула руку Оксана, обернулась к своей собеседнице, предлагая ей помочь этот латекс, что так плотно обволакивал кожу её плоти

Спустя какое-то время, Оксана лежала в ванной, полной пены, влияние воды и ощущения пузырьков, что так нежно ласкали кожу, оказывали приятный, расслабляющий эффект. Вдыхая этот приятный запах лаванды, что помог успокоить нервную тревогу Оксаны, которая она испытывала, как только открыла глаза, не могла ясно контролировать свои эмоции. Закрывая на время глаза, Оксана отдалась власти, влияния воды, что так чувствительно ласкали ей кожу. На полу оставались лежать небрежно оставленные вещи, латекс, что был на Оксане, а так же розовые туфли, на высоком каблуке которого сохранился, сочащийся вниз сгусток обворожительной пены.

— Кажется это твоя сумочка?

Обратилась Татьяна, когда отвлекла Оксану от блаженства, которое она испытывала, закрыв глаза, находясь в ванной, когда пена так смачно и сочно прилипала к её телу.

— Оксана — обратилась девушка, нагнувшись над телом Оксаны, когда она задремала, находясь в ванной, запрокинув голову на подголовник, положив руки на подлокотники, удобно погрузилась во влияния сна — Ты что спишь?

— М…… — проурчала Оксана кошкой, открывая глаза, заметила, как блондинка наклонилась над её телом — Да-да конечно, я что-то сама не поняла, как уснула

— Я сама тут знаешь, сколько спала

— Мне нужно позвонить — с трудом, поднимая руку, ощущая слабость мышц, Оксана потребовала свою сумочку

— Может тебе лучше достать телефон? — поинтересовалась Татьяна, заметила, как неуверенно Оксана держала дрожащую руку

— Это было бы лучше всего — ответила Оксана, оставаясь лежать в ванной, чувствовала, как нежно пузырьки ласкали её тело, что находилось в воде

— Полагаю, тебе стоит поговорить

— Полагаю — успев схватить уходящую девушку за руку, Оксана сама удивилась своей быстрой реакцией, заставляя блондинку обратить на себя внимание — Мне нужно тебе кое-что сказать

«Я не думаю, что признаться в этом будет легче всего, учитывая то, как она на меня смотрит, что для неё значит сын Климова», посмотрела Оксана в глаза этой девушки и всё никак не могла решиться пойти на смелость и признаться своей собеседнице.

— После того, как я сделаю этот звонок — сглотнув слюну, сделав большой вдох, Оксана словно стала испытывать тревожность — У нас будет только полчаса, чтобы покинуть этот дом

— Ты мне обо всём уже рассказала вчера

— Серьёзно? — удивлённо посмотрела Оксана на белокурую девушку, которая лишь в ответ улыбнулась тёплой радушной улыбкой

— Это рассадник рабства пора прикрывать — согласилась Татьяна с мнением Оксаны, девушка расположилась на коленях, на прохладном кафельном полу, обвивая руками, тёплый борт ванной

— Ты, правда, поддерживаешь это?

— Ну, если ты этого не сделаешь — утверждала Татьяна, стараясь придать отражением доброй мимике ни лице, уверенности Оксаны — У тебя будут последствия с законом и к тому же, неизвестно, сколько девушек может пострадать от гордости этих высокомерных людей

— Мне, правда, очень приятно, что ты поддерживаешь меня

— Я знаю — ответила Татьяна, поднимаясь с колен — Я пойду, подготовлю тебе платья

— Мене платья? — продолжая выражать на лице удивление, переспросила Оксана

— Ну да — ухмыльнулась блондинка, направляясь к выходу из ванной комнаты, девушка обернулась, оставаясь стоять у прохода — Ты же голой туда не пойдёшь

— Я даже не знаю, что тебе тут ответить

— Просто сделай, что должно уже, наконец

— Тебе правда их будет, не жаль?

— Мне будет приятно, если все эти твари будут сидеть в тюрьме — высказалась уверенно Татьяна, продолжая при этом стоять в проходе открытой двери ванной комнаты

— Поддерживаю тебя — обвив пальцами телефон, что лежала на подлокотнике рядом с её рукой, говорила Оксана, наблюдая за решительностью этой блондинки

— Если Климова не станет, весь этот бизнес постепенно развалится

— А как же твоя мать? — поинтересовалась Оксана, наблюдая за реакцией блондинки, когда она продолжала стоять в проходе — Она ведь тоже в этом бизнесе, прикрываясь модельным агентством

— Мне противно даже думать о том, что она этим занимается

— При чём — утверждала, рассказывала Оксана, открывая на сенсорном дисплее телефона, журнал звонков — Без зазрения совести

— И не говори — вновь Татьяна улыбнулась радушной приветливой улыбкой для Оксаны, после чего белокурая девушка, вышла из ванны, красиво вильнув бёдрами, оставив её одну

«Да…… конечно, этот рассадник пора прикрывать», думала Оксана, оставаясь лежать в ванной, держа в руках телефон, когда с её кожи упала капля и прокатилась по поверхности дисплея.

— Надеюсь, всё же Мария меня поймёт, я должна быть сейчас с пациенткой

— До вас мне кажется порой Оксана Владимировна — ответила почти сразу после вызова Мария Леонова, девушка была слегка взволнованна — Дозвониться невозможно

— Я бы предпочла бы конечно избежать твоих нравоучений

Уныло вздохнула Оксана, положив телефон рядом, включив предварительно на громкую голосовую связь, легла в ванной, запрокинув голову не подголовник.

— Но видимо у меня это не получится

— Полагаю, у вас есть хорошие новости, связанные с сердцем пациентки? — интересовалась Мария с такой колкой интонацией голоса, пытаясь зацепить своим доводом, чувства Оксаны

— Ну хорошими их не назовёшь

Утверждала Оксана, разговаривая унылым от бессилия голосом, чувствуя, как от изнеможения выступили на лбу капли пота.

— Дело в том, что такой ценой сердце мне не хотелось бы получать

— Просто интересно

Продолжая дальше развивать в общении свой интерес, говорила Мария, девушка словно хотела поиздеваться над терпимостью Оксаны в их диалоге, стараясь пробудить её чувства.

— И какую же цену они для вас попросили?

— То, что попросили я всё уже для них сделали

— Так осталось, просто чтобы это сердце доставили в больницу?

— Чтобы его получить Мария!

Возразила Оксана, вспоминая, случайным образом, события прошлой ночи при разговоре с Татьяной, детали разговора почему-то стали ясны, как будто она понимала уже каждое слово.

— Нужно сначала его откуда-то забрать, оно не растёт где-то там на дереве

— Так в чём же проблема? — выражая хладнокровие, спросила Мария — Просто возьмите то, что вам полагается, приезжайте скорее в больницу

Утверждала Мария так, как будто всё остальное для неё не представляло никакой важности, тем самым выражая в голосе безразличие, что скрывало за собой свои мотивы.

— Уже невозможно поддерживать жизнь пациентки вот в таком вот состоянии, она возможно уже скора умрёт, у неё острая сердечная недостаточность, да и к тому же почки начинают отказывать

— Я приеду, но без сердца

— Надеюсь, вы знаете, что сказать её родным, что уже не первые сутки сидят у входа в реанимационную палату, а так же целым толпам СМИ, из-за чего началась вся эта шумиха

— Я пропустила что-то интересное?

— Да много чего — говорила Мария, возмутившись тому, как равнодушно спросила это Оксана

— Может, всё-таки расскажешь мне, что я пропустила?

— Может, всё-таки расскажите сами родителям, почему их дочь умирает, а единственная возможность её спасти было как раз то самое сердце, за которым вы поехали

— Чтобы его получить и привезти в больницу, нужно сначала у кого-то его изъять

— И в чём проблема?

— В том, что его заберут у живого человека

— То есть у другой девушки?

— Какая ты догадливая — съязвила Оксана, желая в ответ зацепить чувства своей собеседницы

— Девушка ведь там живая и с ней всё нормально?

— Представь себе — нервным возбуждённым яростью голосом ответила Оксана — Да!

— Я даже представить не могу, с какими всё-таки ужасными людьми вы связались

— Теперь ты представляешь — интересовалась Оксана, оставаясь лежать в ванной, ощущая, как пышными сугробами пена прилипает к её коже — С какими порой людьми, для спасения жизни пациентки, мне приходится иметь дело?

— Вы сами туда пошли — утверждала, рассказывала Мария, оспаривая мнение Оксаны — Вас туда никто силой не заставлял идти

— Вообще-то Терешкова — возразила Оксана — Когда я покинула агентство Васильевой, в Москве мне уже ждал следственный комитет, который поймал меня во дворах

— Терешкова и правда вас ждала?

— Она следит за мной

— Значит и сейчас она слушает наш разговор?

— Мне иногда так нравится, как ты мыслишь — вновь съязвила Оксана — Теперь ты понимаешь, что наш с тобой разговор уже прослушивают следственные органы и Терешкова каждую секунду нашего с тобой разговора, в курсе о том, о чём мы тут с тобой говорим

— Она держит мой или ваш телефон на прослушке?

— Мой! — ответила Оксана, оставаясь лежать в ванне обнажённой, прислонила мокрую руку ко лбу, стирая ладонью пот, со лба оставляя на коже капли обильной воды — Ей я теперь интересна

— Тогда нам следует говорить очень осторожно

— Тебе просто следует мне рассказать, что там с пациенткой — утверждала Оксана, заметив, как блондинка в очаровательном коротком белом платье, стояла уже у входа в ванную комнату

— На ЭКГ наблюдается атриовентрикулярная блокада Мобитца типа II

Тип II Мобитца — критическая задержка импульса развивается внезапно, без предшествующего удлинения периода задержки. При этом отмечается отсутствие проведения каждого второго (2:1) или третьего (3:1) импульса.

— Так же начали лечение от бактериального эндокардита

— Сердце этой пациентки уже начинает отказывать — предположила Оксана, серьёзную атриовентрикулярную блокаду из разговора с Марией по телефону

— В карте из ночного наблюдения за пациенткой, дежурного персонала, отмечаются головные боли и носовые кровотечения

— Я понимаю, что операция сейчас может быть не к месту

— Это вы попробуйте её родителям объяснить

Высказывалась Мария, продолжая выражать в голосе недовольство, девушка в разговоре с Оксаной явно выражала свою нервозность и раздражённость характера.

— Почему вы не можете спасти жизнь их дочери

— Потому что я не знаю, видимо еще не нашла решения, пока мы не устраним аномальное отхождение аорты

— Вам стоит поторопиться — утверждала Мария, в ответ на доводы Оксаны, которые не показались для неё убедительными — Надеюсь, что хоть сегодня вы объявитесь в больнице

— У меня ведь нет другого выбора

Ощущала Оксана, запрокинув голову, чувствовала, как блондинка, расположившись рядом с ванной, в которой она лежала, приводила её волосы в порядок.

— Кроме как……

Услышала Оксана, как в трубке учащенные гудки, после того, как девушка разорвала связь их телефонного разговора.

— Ну, блядь больше тут добавить нечего

— Той девушке совсем плохо?

— Ну, видимо ей так плохо

Утверждала Оксана, оставаясь лежать в ванной, закрыла уставшие веки глаз, чувствовала, как белокурая девушка нежно и к тому же внушающей лаской доверия, расчесывала ей волосы.

— От чего мне эта сука свернула всю кровь

— Твою коллегу тоже можно понять

— Да — повела недовольно губами, оставаясь лежать в ванной, ответила Оксана — Только вот я почему-то не могу её понимать совсем

— Может она пытается вам что-то объяснить?

— Объяснить то — утверждала Оксана, поднявшись в ванной, расположилась сидя на коленях, так удивлённо посмотрела на белокурую девушку в сексуальном коротком белом платье, когда Татьяна оставалась сидеть на стуле — Что она дура

— Ну, нельзя же так Оксана — возразила блондинка, отразив в мимике на лице отчаяние в ответ на неприятный для неё довод от Оксаны

— Она вечно меня достаёт

Вставая в ванной, Оксана чувствовала, как по её пылкой коже, стекала обильными каплями вода и сгустки пены, плавно повинуясь сексуальному изгибу на её теле.

— Пытается меня зацепить

— Может твоя коллега волнуется за тебя

— Только вот её волнения я совершенно не понимаю

— А я вот понимаю

Прошла по ванной комнате Татьяна, обернувшись, изумившись в лестной улыбке, девушка посмотрела на Оксану, коснулась правой рукой полотенца, что висело на вешалки у входа.

— Ты ей Оксана не безразлична, в принципе, как и мне

— Я тебе дорога? — поддержала радушной улыбкой Оксана, наблюдая за тем, как блондинка, раскрыв в обеих руках, зажав на кончиках пальцев, несла к ней белое полотенце

— Ты даже не представляешь насколько сестрёнка — обворачивая сразу же мокрое тело Оксаны, пока она находилась в ванной, ответила Татьяна, посмотрела на неё снизу вверх

— Я очень рада

Переступила через борт ванной, Оксана коснулась ступнями прохладного кафельного пола, когда капли стекающие с её ноги, тут же стекли на гладкую поверхность кафеля.

— Что ты так считаешь

— Если бы я только знала, что ты сделала пластику лица

— Мне кажется, ты с утра мне это уже говорила

Смутилась Оксана, с какой искренностью, обворачивая своё тело в полотенце, говорила она, наблюдая за блондинкой, оставаясь стоять на холодном мокром кафеле, рядом с ванной.

— Я не могла так взять и раскрыть себя

— Но почему

— Да хотя бы потому — говорила шепотом Оксана, наблюдая за открытой дверью в ванной комнате, оставаясь стоять рядом с блондинкой — Что если Воронова узнает кто я, она тут же расскажет обо всём Климову

— Она не узнает — уверяла Татьяна, обвив нежно рукой талию Оксаны, предлагая пойти вместе

— Спасибо — стараясь придать искренность своему ответу, Оксана внушительно посмотрела на свою белокурую собеседницу, встав у открытой двери ванной комнаты

— Я пока еще ничего не сделала

— Достаточно лишь того…

Утверждала Оксана, после чего выразила своё удивление, направляясь по комнате, заметила большое алое платье, что лежало на кровати, постель которой была аккуратно застелена.

— Постой — остановилась Оксана рядом с кроватью, посмотрев удивлённо раскрыв глаза на платье, что лежало на постели, а потом обернула свой взгляд на белокурую девушку, что лестной улыбкой, обнимая ей талию, радушным взглядом ответила, посмотрев на неё — Это что мне?

— Специально для тебя сестрёнка — ответила радостным голосом Татьяна, заметив восторженное удивление в глазах Оксаны, когда она смотрела на блондинку через линзы, изменяющие цвет

— Да оно же просто шикарное

Смутилась Оксана, когда смотрела на платье, что видела перед собой, не могла для себя принять такой дорогой и к тому же роскошный подарок.

— Я не могу его надеть

— Можешь! — заявила Татьяна, коснулась пальцем губ Оксаны, когда она так на неё оживлённо с чувством искренности смотрела — И оденешь

— Зачем?

— Я хочу, чтобы ты у меня сестра

Рассказывала Татьяна, когда Оксана внимательно слушала эту девушку, утвердительный взгляд этой блондинки приковал к себе всё её внимание.

— Была сама красивая

— Я вчера вела себя как шлюха — чувствуя за собой угрызенья совести, ответила Оксана, когда не могла смотреть больше в глаза девушки, столь приятно обнимающей ей талию

— Моя шлюха — оспорила такое утверждение с порочным пафосом в голосе, ответила Татьяна, пытаясь вдохновить подавленное состояние Оксаны — А теперь давай на тебя наденем это платье

— Но как я в нём буду выглядеть?

— Как моя модель

Рассказывала Татьяна, отпустив Оксану, когда она подошла к большой постели, опираясь на неё руками, обернулась, посмотрела на девушку, которая оставалась стоять за её спиной.

— И пусть все думают, что я повезла тебя к маме на фотосессию

— Они, правда, так подумают? — наступая коленом на постель, забралась Оксана в кровать, выставив бёдра, расположилась рядом с лежащим алым большим платьем

— Они подумают то

Утверждала, рассказывая Татьяна, наблюдая за тем, как Оксана осторожно коснулась пальцами заправленного полотенца на груди, начиная медленно его на себе разворачивать.

— Что я им скажу

— У тебя везде есть власть

— Тебе не о чём беспокоиться

Взяла блондинка в руки роскошное алое платье, наблюдала за тем, как нежно Оксана на себе разворачивала полотенце, при этом нежным взглядом продолжая смотреть к себе не колени.

— Я никому из них не позволю к тебе прикоснуться

— Думаю это для нашей неожиданной оплошности — взяла в руки черные ажурные трусики с секретом, Оксана, мило улыбнувшись, показала их белокурой девушке

— Ну, всякое может случиться

— Ты серьёзно? — поинтересовалась Оксана, продолжая удивлённо смотреть на девушку

— Ну, Татьяна — недовольно повела челюстью Оксана, посмотрев с презрением на нижнее белье, что держала перед собой, зажав черную ажурную ткань на кончиках пальцах, от которой так приятно пахло душистой лавандой — Ты правда умеешь удивлять

— Я хочу сделать приятное, для тебя

— Уже сделала

Оставаясь сидеть на постели, Оксана свесила ноги, надевая на себя черные трусики, даже когда смотрела просто на них, возбуждалась мыслью о том, как красиво они будут на ней сидеть.

— Они выглядят так возбуждающе

Выразила мнение Оксана, со страстью клацнув зубами, голодным порочным взглядом смотрела на девушку, на которой короткая белая ткань, надетого на блондинке платья, прекрасно выражала сексуальные формы.

— Интересно, как они будут сидеть на мне

— Они будут просто сексуально

Коснулась кончиками пальцами бёдер Оксаны, когда она, одевая на себя, трусики, посадила их резинку на талию, блондинка трогала ткань, которая так эластично облагала ей ягодицы.

— Посмотри, как красиво они сидят на тебе

— Мне так приятно ощущать — высказала Оксана своё мнение, ощущая тёплое прикосновение нежных пальцев девушки на своих ягодицах

— Ну, так что примерим платье?

— Я согласна — обернулась Оксана, заметила, как Татьяна держала рядом с собой вешалку с алым платьем, осторожно начала снимать его неё

— Ты будешь в нём, настоящей королевой

— Твоей королевой — прикусывая краешек губы, подошла Оксана к девушке, когда она сняла с вешалки платье и кинула её на постель

— Моей королевой — со страстью клацнула зубами Татьяна, заметила, как Оксана старалась распознать запах пронизывающего, нотами парфюмерного запаха, тело блондинки

— Оно слишком шикарно для меня

— Да перестань — расправляя платье, одетое на Оксане, упрекнула Татьяна, когда оно на ней так прекрасно сидело, выражало прелести её сексуального тела — Это ты для него слишком, хороша

— Ты так считаешь? — обернулась Оксана, заметила, как на кровати остались лежать чулки телесного света с узором в области стопы

— Правда — уверяла Татьяна, застёгивая молнию платья, сзади на спине у Оксаны, блондинка любовалась, как красиво оно сидит на её теле — Я еще приготовила тебе туфли

— Туфли? — удивлённо, Оксана обернулась, посмотрела, как блондинка прошла рядом с ней, как только она вновь села на постель

— Ну, ты же не собираешься пойти босиком?

— Ну, я вообще-то….

— Тебя принесли сюда голой Оксана

Ухмыльнулась Татьяна, отодвигая пальцами, осторожно, дверь гардеробного шкафа в комнате, девушка обернулась с застенчивой улыбкой, нагнувшись к обувной полке, посмотрела на Оксану.

— Не думаю, что ты голой хочешь отсюда уйти?

— А кого-нибудь еще

Интересовалась Оксана, распаковав упаковку с чулками, продолжая смотреть на блондинку, когда она вновь повернулась к шкафу, нагнувшись, стоя на полусогнутых ногах, выбирала туфли.

— Сюда приносили таким вот образом?

— Все невольных девушек, что в подвале, именно так и доставляют сюда,

Продолжала дальше рассказывать Татьяна, доставая с обувной полки, прекрасные белые туфли на высоком каблуке, повернулась к Оксане, держа их в руках, хотела, чтобы она оценила эту обувь.

— Спящими — уточнила блондинка, направляясь к постели на которой, положа ногу на ногу, Оксана надевала на ногу чулок — Под седативными препаратами, несут сразу вниз

— Поэтому никто даже не подозревает, что за коробки приходят в этот дом

— Сама посмотри

Кивнула Татьяна в сторону окна, вид с которого выходил на большую площадь, за которой был большой сад, после чего периметр был окружен кирпичным забором, когда за ним был пустырь.

— Тут собственно и интересоваться некому, к кому и зачем сюда приходят фуры с этими коробками, что разгружают на заднем дворике

— Это пиздец какой-то

Закрепляя резинку чулок у себя на бёдрах, грубо выразила Оксана свои мысли, наблюдая за тем, как Татьяна подошла к ней, держа туфли в руках, девушка нагнулась и поставила их рядом.

— Но я ведь прекрасно знала, на что соглашалась

— Поверить не могла, знаешь вчера

Присев рядом на кровать рядом с Оксаной, рассуждала Татьяна, наблюдая, как она после того, как одев второй чулок на ногу, поправила его ажурную резинку на бёдрах.

— Что тебя вчера встретила

— Я начинаю, знаешь уже жалеть о том, что приехала сюда

— Ты жалеешь о встречи со мной?

— Я не это хотела сказать — смутилась Оксана, заметив с каким упрёком Татьяна, посмотрела на неё

— Но это так выглядит

— Я приехала сюда за сердцем

— По-моему мы с тобой вчера, если ты всё прекрасно помнишь, как мы это обсудили

— Да я знаю

Оставаясь сидеть на постели, Оксана обула сначала туфли на одну ногу, потом на другую, оставаясь в полусогнутом положении, обвив задник обуви, посмотрела выразительно на свою собеседницу.

— Мне самой теперь эта идея кажется безумной

— Я даже не хочу, чтобы ты об этом тут думала

— Я же не знала, что они из рабынь его извлекут

Рассказывала Оксана, продолжая отражать на лице застенчивую лесть, оставаясь на постели сидя, наблюдала за мимикой на лице Татьяны, с какой уверенностью девушка её отговаривала.

— У них тут есть стерильная комната для этого?

— В подвале просто сделаю это…..

— Господи!

Воскликнула Оксана, прижав кончики пальцев обеих ладоней к губам, испуганным взглядом посмотрела на Татьяну, как хладнокровно она рассказала ей о последствиях.

— Я же не знала

— Ты прекрасно знала Оксана, куда ты собралась и поехала

— Я не думала, что Климов настолько жесток

— А то, что тебя доставили сюда голой в клетке, как скот

Утверждала, рассказывая Татьяна, казалась встревоженной, вскочив на эмоциях в постели, встала девушка перед Оксаной лицом к лицу, повернувшись спиной к входной двери в комнату.

— Разве это не доказывает, насколько унизительно и извращённые амбиции Климова

— Признаю

Согласилась Оксана, как только обув туфли, встала неуверенно в постели, всё еще ощущая лёгкую слабость в теле, чуть не упала, когда блондинка, поддержала, обвив ей талию, не давая упасть.

— Может мне не стоило сюда приходить

— Ты в отчаянном положении — уверяла Татьяна, не позволяя рухнуть Оксане на кровать, девушка, уверенно обвив ей талию, оказывала поддержку — Тебе нужно было это сердце, но ты не знала, какой ценой, Климов доставляет донорские органы

— Это место нужно прикрывать

— Согласна — говорила Татьяна, когда они вместе с Оксаной направлялись к выходу закрытой в комнате двери — Поэтому я увожу тебя отсюда

— Я не знала — остановившись посреди комнаты, Оксана внушительно, вызывая к себе жалость, посмотрела в глаза блондинке, прислонив ладонь к её лицу — Мне так пиздец просто тошно

— Я понимаю — продолжая поддерживать Оксану, уже теперь двумя руками обвив ей талию, девушка стояла рядом, внушительным одобряющим взглядом, смотрела на неё

— Я просто не знала, в действительности, куда приехала

— Ты так говоришь Оксана

С ухмылкой на лице, ответила Татьяна, внимательно наблюдая за мимикой Оксаны на лице, вызывающей к себе лишь жалкие чувства, не возможно было без сожаления, смотреть на неё.

— Как будто не знаешь, кто такой Климов

— Это ужасный человек

Высказалась Оксана, продолжая смотреть в глаза девушке, рядом с которой стояла в комнате, ощущая, как приятные цветочные ноты её парфюма, так пленительно оказывали своё влияние.

— От мысли от которого меня словно выворачивает……

— Татьяна

Обратился мужской голос, открывая дверь на пороге, стоял молодой мужчина, сын Климова, в окружение обнажённых двух спутниц, в ажурном черном белье, он вошёл в комнату. В сопровождение двух спутниц, официанток из обслуги дома, парень переступил порог и вошёл в комнату, даже не обращая внимания на девушек. Две девушки послушно вошли за ним в комнату, в руках одна из них держала бутылку с вином, а другая разнос на котором было два бокала. Всё казалось таким банальным, с оттенком пафосной романтики, когда он переступал порог, парень смотрел на свою белокурую пассию, с чувством любви, любви которую он испытывал безумно.

— Вы не спите — заметил он и выразил на лице удивление, как только увидел Оксану — Вау…..

Восторг этого мужчины был вполне предсказуем, когда он увидел Оксану в алом роскошном длинном платье, которое явно произвело на него глубокое сексуальное впечатление.

— Я и подумать не мог, что ты решишь нарядить её, как куклу

— Чего тебе надо? — отойдя от Оксаны, девушка несколько смутилась, как только заметила с каким восторженным взглядом, парень наблюдал за их близостью

— Пришёл тебя проведать и развлечься с этой куклой…..

— Ты разве не видишь что она моя

Утверждала Татьяна, рассказывая, отдёрнула руку парня от Оксаны, как только он подошёл к ней, хотел приобнять, чтобы оказать лестные мужские знаки внимания. Взаимосвязь их взглядов, на короткое время, приобрела взаимность, мужчина смотрел прямо в глаза Оксане, от его белой рубашки, верхние пуговицы которой были расстегнуты, отдавало жаром. От его тела, так приятно пахло будоражащей парфюмерной коллекцией «Amber Sky, Ex Nihilo», Amber Sky вызывает удивительно противоречивые чувства. С одной стороны будоражащие ноты кориандра и герани, с другой тёплые ванили и сандала, а завершает всё это великолепие амбры, которая тонкой нитью проходит через весь шлейф ароматов и держит женщину в сладостном ожидании. Этот парфюм подойдёт молодым юношам и мужчинам среднего возраста.

— По-моему ты и так весело проводишь время

— Которое я вполне мог бы приукрасить, разделив его с вами обеими

— Размечтался! — вновь ударив по руке пьяного парня, Татьяна не позволяла прикоснуться ему к Оксане, рьяно выражая перед ним ревность

— Таня ты чего?

Был недоволен Климов, опешив от удара ладонью девушки по своей руке, как только хотел обвить талию Оксаны, платье, в котором она была, вызывало в нём дикие животные порочные инстинкты.

— Эта кукла на нас обоих

— Он прав — решила Оксана смягчить, напряжённую ситуацию между парнем и девушкой, сама ответила лёгкой, тёплой улыбкой лести этому молодому человеку, что так нежно и галантно приобнял её за талию — Я обещана вам обоим……

— Чтобы ты там не думал — возразила Татьяна, вновь девушка встала между Оксаной и этим парнем, препятствуя его нежности к ней, вообще не позволяя даже прикоснуться — Она моя и считай это как хочешь, но она моя, хочешь меня, оставь её в покое…..

— Боже Татьяна

Согласился парень, решив отступить от Оксаны, мужчина уважал мнение этой блондинки и высоко ценил их отношения, позволив себе согласиться с утверждение Татьяны.

— Она ведь просто кукла

Рассмеялся парень, отойдя от Оксаны, мужчина направился по комнате, где был расположен мягкий угловой белый диванчик, расположившись на него, словно рухнул без ног.

— Почему ты её защищаешь?

— Потому что вчера я провела с ней довольно неплохо, своё время и хотела бы это повторить, без твоего вмешательства у нас пока сложилась тихая гармония отношений

— С кем?

Удивлённо вновь, Климов посмотрел на блондинку, когда обе темноволосые девушки, подошли к диванчику и смело расположились по обеим сторонам от мужчины, покорно и мило ему улыбаясь.

— С ней?

— А ты видишь тут еще со мной кого-то?

— Татьяна она просто кукла

Утверждал, насмехался парень, над чувствами Татьяны к Оксане, явно не принимая их всерьёз, предлагая кивков головы, девушке, которая села рядом с ним, раскрыть бутылку вина.

— Отец её всё равно заплатит, а она должна порадовать и тебя и меня одинаково

— Меня она еще не закончила радовать

— Так давай разделим её на постели

— Господи Климов — крепко держа Оксану за кисть руки, готовясь покинуть комнату, с отвращением на лице, высказалась Татьяна — Ну ты и урод

— А что я такого сказал? — в очередной раз выражая удивление на лице, спросил Климов, когда блондинка, держа крепко Оксану за руку, направлялась с ней к выходу из комнаты

— Но ведь……

— Не может быть никаких, но ведь! — возразила не позволяя Оксане высказаться, девушка ускоренным шагом покинула с ней комнату, направляясь с ней по коридору

— Почему ты так?

— Потому что Климов урод! — прошипела Татьяна, прижав Оксану к стенке в коридоре, девушка смотрела на неё так цинично — А ты не дешёвая шлюха, ты не должна перед ним стелиться

— Ладно — испугавшись намерений этой девушки, Оксана неловко пожала плечами, продолжая наблюдать за неистовым взглядом блондинки с которым, она, прижав её к стене, противоположной от входа в комнату — Как скажешь

— Вот именно так и скажу Оксана — утверждала Татьяна, продолжая некоторое время напряжённо на неё смотреть

— Почему мы разговариваем шепотом?

— Потому что кроме Климова — утверждала Татьяна, отпрянув от тела Оксаны, но при этом блондинка не отпустила руку, за которую держала крепко её кисть — В этом доме есть еще много кого, кому этот разговор, может показаться, интересным

— Ты всё так запутано?

— Скажу даже более

Направляясь с Оксаной по коридору, на полу которого была постелена красная ковровая дорожка, рассказывала Татьяна, продолжая вести её за собой, держась крепко за руку, не позволяя отойти.

— Этот дом, как их опасный бизнес полон интриг между собой, каждый буквально, хочет оттяпать себе кусок, да как можно жирнее

— Что между Климовым и его подельниками не всё гладко

— Не совсем я бы сказала, что у них гладко

— Ну, бизнес ведь опасный, разве они этого не понимаю?

— Оксана — радушной улыбкой, ответила Татьяна, пожав при этом плечами — Ты как маленький ребёнок вот, в самом деле, как будто ничего совсем не понимаешь

— Я всё понимаю — направляясь по коридору за девушкой, возразила Оксана, относясь недовольно к критике, которую она высказывала — И не надо меня тыкать носом в том, что я не права

— Это хорошо, что я тыкаю носом тебя — ухмыльнулась Татьяна, направляясь по коридору, оставляя за собой яркий — А представь кто-либо другой

Остановилась Татьяна, рядом с картиной в коридоре, на которой был изображён хозяин этого дома, так цинично оценивала девушка произведение искусства, трогая пальцами, холст на котором оно было выполнено.

— Тыкал тебя и далеко не носом

— Кто знает — подойдя к блондинке, Оксана почувствовала, как от неё пахнет этой волнующей композицией женского запаха, сам парфюм который раскрывался и отражался в каждой ноте, во всём своём великолепии — Может мне и понравилось

— Ты знаешь

Обернулась Татьяна, пригрозила указательным пальцем, выставленным к верху, продолжая наблюдать за взглядом Оксаны, с которым она неё смотрела.

— Я иногда не перестаю тебе удивляться Оксана

— И что же больше всего

Не могла сдержать Оксана в себе сексуальную прыть, чувствуя такие тонкую парфюмерную композицию вкуса, которую пронизывала тело Татьяны, своими ароматами.

— Тебя во мне удивляет?

— Ты вся меня удивляешь Оксана

Обернулась девушка к Оксане, сделав шаг к ней навстречу, девушка осторожно коснулась пальцами её подбородка, продолжая так внимательно наблюдать за ней.

— И в этом нет ничего смешного! — возразила Татьяна, заметив, как от напряженного взгляда блондинки, Оксана мило ей улыбнулась

— Да нет, я не про это

Радушно поддерживая разговор тёплой улыбкой, говорила Оксана, продолжая стоять в близости с девушкой у картины, поднимая взгляд на мужчину, который был изображён на портрете.

— Мне просто стало вдруг приятно быть с тобой

— Стало? — продолжая выражать удивление во взгляде, спросила Татьяна, не сводя глаз с Оксаны, девушка словно изучала её взгляд — А разве раньше не было?

— Раньше — ответила Оксана, ощущая тёплое приятное дыхание от губ блондинки, оставаясь с ней стоять в максимальной близости от картины в коридоре — То раньше, ты ко мне испытывала совсем другие чувства?

— Такие, что была не против с тобой разделить постель?

— Признаю — отошла от Оксаны, оставляя указательный палец, поднятым к верху, рассуждала Татьяна — Постель ты со мной разделила, хотя даже мне было приятно испытать и ощутить в себе, как и тебе, прочувствовать нашу близость

— Тогда к чему эта критика и этот взгляд?

— Не обращай внимания

Продолжая дальше следовать по коридору, ответила Татьяна Васильева, когда игриво пальцами, коснулась бутона алой розы свисающей вниз с графина, в которой находился букет. Встав у комода, на котором находилась ваза с цветами, блондинка вновь позволила, чтобы Оксана к ней подошла их близость напоминала интригующую резко волнительными чувствами игру.

— У меня постоянно такой взгляд

— Интересно — предположила Оксана, оставаясь рядом с блондинкой — Что тебе больше всего нравится во мне?

— Ты серьёзно? — ухмыльнулась Татьяна, для девушки тоже было так приятно чувствовать себя в близости с Оксаной, что она поддержала этот разговор радушной улыбкой — Вот именно сейчас, решила об этом спросить?

— Так-так — услышала Оксана голос Вороновой, рыжеволосая девушка в красном платье, покрытым блёстками, направлялась по коридору, словно змея, которая выискивала себе добычу, заметив, решила приблизиться — И кто тут у нас?

— Чего тебе на этот раз Варвара нужно?

— Ты в курсе, что забираешь собственность Климова?

Подошли рыжеволосая девушка к Оксане и с таким ехидным хищным взглядом, девушка посмотрела ей в глаза само её присутствие с ней рядом, наводило в ней ужас, пугающий до дрожи.

— Не тебе её было сюда привозить и не тебе ею распоряжаться

— Оставь нас в покое Варвара!

Отдёрнула руку рыжеволосой бестии, которая осторожно пальцами коснулась прядей волос Оксаны, поднимая их, так удивлённо рассматривала золотистые локоны, будто искала сходство. В такой гармоничной композиции, Оксана распознала парфюм рыжеволосой девушки, будоражащую стойкую парфюмерную коллекцию «Perfume Simply sexy», имела весьма соблазнительную палитру, впитавшую в себя запах сандалового дерева, аромат жасмина и оттенок ванили. Напряжённый, скорее даже изматывающий карий взгляд Варвары, не сходил с тела Оксаны, рыжеволосая девушка словно пронизывала её глазами, изучая каждую мелочь в ней.

— Иначе даю тебе честно слово, я заставлю тебя об этом пожалеть

— Эта кукла была обещана сегодня еще некоторым гостям, Климов приказал мне организовать программу для сауны, друзьям его сына

— Найди себе того, кто тебе по зубам — возразила Татьяна, встав между Оксаной и рыжеволосой охотницей в красном платье, которая явно нашла для себя приятную игрушку для забавы

— Вот я и нашла

— Она моя! — утверждала Татьяна, продолжая смотреть на девушку, которая явно по своему статусу не могла возразить такому сильному заявлению от блондинки

— Наверно она вам Татьяна очень дорога

Решив отыграться, рыжеволосая девушка, явно понимала, что проиграла спор с Татьяной, но всё же для себя решила в качестве финала, красиво отступить.

— Что вы одели её в платье, которое подарил вам Климов

— Это моя кукла — вновь оспаривая такое утверждение, Татьяна едва сдерживала себя в руках, блондинка была готова сорваться на рыжеволосую девушку так, как Воронова знала, за что в разговоре с ней, зацепиться — И моё платье

Продолжала утверждать Татьяна, сделав шаг навстречу к рыжеволосой девушке, явно давая понять, кто занимает лидирующее положение в этом разговоре.

— Так в чём проблема?

— Так что мне сказать господину Климову?

— Это не моя проблема!

Возразила блондинка, понимая, что рыжеволосая девушка сдала по позициям в разговоре, уступая ей первенство, отошла назад, обвив рукой кисть Оксаны, когда встала рядом с ней.

— Можешь говорить ей, всё что хочешь

— Что же — недовольно повела челюстью Воронова, после чего девушка, выражая из себя гордую особу, просто прошла рядом — Я так и сообщу господину Климову, скора у тебя не будет тут такой власти, если будешь себя так вести…..

— Не обращай внимания — обернула взгляд восторженных глаз, ответила блондинка, когда посмотрела на Оксану — На эту дуру, порой мне кажется, что она сама не понимает о чём говорит

— Я бы точно не хотела бы с ней пока что, никуда идти

— Ты и не пойдёшь

— Спасибо — придавая искренность голосу, ответила Оксана, направляясь следом за блондинкой по коридору, когда она крепко обвив ей запястье словно тащила, как куклу по коридору

— Я просто не позволю тут, чтобы с тобой что-либо случилось

— Куда она хотела меня отвести?

— В сауну к друзьям Климова

— Твоего Климова?

— Ну, можно и так сказать — выходя на балкон, второго этажа в гостиной из коридора, ответила Татьяна, сохраняя радушие улыбки, когда смотрела на Оксану

— Не понимаю, что ты только в нём нашла?

— Я тоже иногда знаешь, не понимаю, что ты нашла забавным, оказавшись в таком месте и в таком положении, в котором тебя сюда принесли

— Скажем так — утверждала Оксана, подойдя к ограждению на втором этаже, обвив пальцами, деревянный мощёный поручень перил посмотрела вниз — Я нахожу это, для себя, забавным

— Фу…… Оксана — высказала, отвращение Татьяна, пафосно блондинка надула губы, посмотрев при этом на Оксану — Это даже для тебя низко

— Даже для меня?

Наблюдая со второго этажа, как официантки, убирали раскиданные по полу вещи гостей, подметали осколки разбившихся стёкол от бокалов, протирали столики и мебель.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Ты прекрасно знаешь, что я этим хочу сказать

Кивнула блондинка в сторону кожаного дивана внизу, на котором продолжала спать, после бурной проведённой ночи обнажённая девушка у которой с губ сочилась, падая на пол, слюна.

— Порой я просто делаю вид — утверждала Татьяна, отойдя от ограждения на втором этаже, девушка не переставала наблюдать за творившимся бардаком внизу — Что будто мне это интересно

— Мне тоже приходиться делать такой вид

Рассказывала Оксана, проследовав по второму этажу в гостиной, направляясь рядом с ограждением, посмотрела, как одна из девушек, внизу, раскрыла ставни запечатанных окон.

— Что будто бы мне всё это нравится

— Оксана ты не делаешь такой вид

Направляясь среди белых панельных стен, Татьяна обернулась, когда прошла по красной ковровой дорожке к ступенькам, посмотрела с изумлением на Оксану.

— Ты не делаешь такой вид, тебе это и так нравится

— С чего ты вдруг так решила? — подошла Оксана вплотную к девушке, ощущая стойкий выраженный парфюм, который пронизывал тело Татьяны, своими изощрёнными ароматами

— Потому ты сама позволила с собой такое сделать?

— Меня обманули…..

— Ты хочешь сказать……

Испугалась Татьяна, как из-за неуверенной поступи, Оксана оступилась и визгом от испуга рухнула на ступеньках, едва не подвернув ногу, расположилась сидя.

— Оксана ты в порядке? — взволнованно, вновь поднявшись на пару ступенек к Оксане, спросила с тревогой в голосе Татьяна, продолжая наблюдать, как она оставалась сидеть на ступеньках

— Не понимаю, почему ты со мной возишься? — взглянула Оксана холодным взглядом на девушку, оставаясь сидеть на ступеньках лестницы, когда чуть с них не упала

— Потому что ты мне сестрёнка — утверждала, рассказывая Татьяна, оставаясь стоять рядом с Оксаной, когда она чувствовала себя обузой для этой девушки — Не безразлична

— Ты могла бы отдать меня своему парню или на худой конец Вороновой

— Оксана что ты такое говоришь? — выражая удивление во взгляде, блондинка продолжала смотреть на безразличное и в тоже время депрессивное состояние Оксаны

— Почему ты вдруг так стала обо мне заботиться?

— Тебя это что правда сейчас волнует?

Татьяна не переставала скрывать удивление, с которым смотрела на Оксану, когда она оставалась сидеть на ступеньках, чувствуя при этом для себя, резкую смену настроения.

— Если бы не я, ты бы сейчас была бы в подвале с другими рабынями, а я не думаю, что Климов, вот так просто от тебя откажется или для тебя будет что-то делать?

— Думаешь, Климов не сдержал бы своё слово?

— Зная его Оксана — протянула руку блондинка, позволяя Оксане обвить её пальцами — Я не думаю, чтобы он сколотил такое состояние и такую власть, не обманывая доверившихся ему девушек

— И как же интересно он их обманывал? — обвив пальцы Татьяны, Оксана медленно поднялась со ступенек, поправляя смятое на бёдрах платье, удивлённо продолжала смотреть на блондинку

— Под предлогом модельного агентства и запланированной фотосессии он заманил к себе в подвал не один десяток девушек студенток — продолжая рассказывать, говорила Татьяна — Меня, если честно, тошнит от всего этого места, а я даже еще не была в подвале, этого дома

— Интересно всё же что же там?

— По разговору вон тех официанток — указала свободной рукой белокурая девушка, начиная спускаться с Оксаной по ступенькам — Там творится какой-то ужас, думаешь, Климов их нанял?

Продолжила Татьяна, делиться впечатлением, держа Оксану за руку, они обе начали спускаться по ступенькам, осторожной неуверенной поступью, боясь упасть уже вдвоём.

— Ага, как же

Рассказывала дальше блондинка, спустившись с Оксаной на первый этаж, направляясь по гостиной. Оксана наблюдала за тем, как невольные девушки официантки, приводили в порядок помещение, после бурной праздничной ночи. Убирая при этом нижнее белье, подметая осколки, от разбитых случайным образом бокалов с алкогольными напитками, а так же оставшийся мусор, что лежал на полу в виде обёрток и фантиков от шоколадных изделий. Все девушки были обнаженными, в ажурных чулках и туфлях на высоких шпильках, каждая из которых обладала высокой модельной внешностью, словно как с обложки для модельных журналов, которых пленили и заставили, через силу, работать против своей воли на всю это рабскую организацию. Ни одна из девушек не позволяла себе поднять голову, их взгляды были устремлены в пол, скрестив руки спереди, они покорно стояли, пока Оксана с Татьяной, проходили рядом по гостиной с ними.

— По слухам того, что я узнала в этом доме, девушек очень тщательно и морально и внешне готовят к такой вот ночи, они не то, что думать о побеге не могут, они и без разрешения поговорить с гостями не могут

— Каждая из них тут так воспитана?

— Они прекрасно знают, кто я

— И что им не разрешено просто смотреть

— Им не разрешено вообще ничего, кроме, делать того, что им скажут

— Но ведь они все красивые девушки

— Согласна — ответила Татьяна, продолжая направляться по гостиной к выходу — Их всех обманул Климов, когда они приехали к нему на запланированную фотосессию, после чего они все пропадали и их постепенно выставляли, на аукцион, как товар

— Это какой-то ужас

— И не говори — направляясь к выходу, большой прихожей, высказала Татьяна собственное мнение

— Ваша шубу — ответила одна из обнажённых девушек, заметив белокурую хозяйку, девушка стояла в огромной прихожей, где располагался большой шкаф с верхней одеждой, целое помещение, скорее было похоже на гардероб — Госпожа

— Спасибо — изображая из себя гордую властительницу, ответила Татьяна, встав спиной к девушке, позволила себе надеть на себя бурую шубку из пышного меха

— А ваша гостья?

Неуверенно и беглым взглядом, темноволосая невольница, оглядела Оксану, отойдя в сторону, когда Татьяна, подошла к большому зеркалу в прихожей

— Она тоже поедет с вами?

— Она поедет со мной на фотосессию к моей матери

Ответила блондинка так, как будто хотела отойти подозрения от темноволосой девушки, у которой за невнимательность и нарушение всей логистики в этом доме, могли быть большие последствия.

— Я вижу в ней огромный потенциал, поэтому её я забираю

— Приготовить ей одежду?

Поинтересовалась брюнетка, даже не смотрела на Оксану, девушка стояла спиной к раскрытому окну, через большое стекло которого проникали в комнату лучи дневного солнца.

— Или её доставят каким-то особенным образом?

— Это платье стоит больше чем твоя жизнь — указала блондинка на платье, что было надето на Оксане, так недовольно при этом посмотрела на невольницу — И если с ним что-то случиться, затраты на его восстановление уйдут колоссальные

— Тогда что прикажите? — спросила вновь, выражая отчаянное растерянное состояние, говорила темноволосая девушка — Дать ей шубу из вашей коллекции?

— Конечно — указала Татьяна, оставаясь в образе перед девушкой, чтобы она ничего не заподозрила и не доложила сразу Климову — И почему ты еще тут стоишь?

— Да конечно — не отобразив на своём лице ничего похожего на мимику, ответила темноволосая девушка, после чего вошла в гардеробное помещение, рядом со входом

— Им всё нужно указывать и говорить, что делать

Поддержав беседу упрёком, рассказывала Татьяна, обращаясь к Оксане, встав рядом с ней, говорила тёплым нежным голосом рядом с её ухом.

— Сами как будто додуматься не могут

— Тяжела ноша хозяина — мило улыбнулась Оксана, ощущая тёплое согревающее каждую клеточку тела, звучание голоса этой девушки, рядом со своим ухом

— И не говори

— Вот ваша шуба

Вынесла огромную белую шубу из помещения, ответила темноволосая девушка, держа в руках меховое изделие, посмотрела на Оксану потом на Татьяну, словно как будто ждала одобрения.

— Что разве не нравится?

— Да нет — первое, что ответила Татьяна, когда оценила шубу, которую девушка вынесла для Оксаны — Вполне даже ничего, как раз подойдёт моей модели

— Я помогу её одеть — направляясь к Оксане, высказалась темноволосая девушка, держа уверенно большое изделие из меха в руках

— Я сама помогу — возразила Татьяна, встав перед брюнеткой, белокурая властительница, словно вырвала из рук девушки эту шубу — Ты свободна

Продолжая стоять рядом с обнажённой темноволосой девушкой рядом с гардеробным помещением, высказывалась Татьяна, когда взглядом хозяина, утвердительно смотрела на неё.

— Иди теперь займись своими обязанностями по дому

— Зачем ты так с ней?

Встав у большого окна в гостиной, рядом с прихожей, где находилась дверь, спросила Оксана, обернувшись, посмотрела через плечо на девушку, которая держа шубу в руках, подошла к ней.

— Она ведь не виновата, а просто делает то, что от неё требуют?

— Заметь — говорила Татьяна, помогая, стоя за спиной у Оксаны, накинула ей шубу на плечи, после того, как она всунула руки в рукава — Я на неё не кричала

— А это наверно и не нужно было

Оставаясь стоять у окна, Оксана смотрела через изморось на стекле, на покрытое снегом крыльцо, на пустой двор, что был окружен дорогими машинами, на крыши которых падал снег.

— Она сама сделает то, что ты от неё потребуешь

— Ты за неё заступаешься?

— Я лишь говорю то — оказавшись стоять в меховой длинной белой шубе у окна, высказывала Оксана свои мысли, застёгивая при этом ловко пальцами шубу — Чтобы они делали свою работу

— Они делают это, боясь того, что их накажут

— Понимаю, что ты хочешь сказать

С ухмылкой подметила Татьяна, когда Оксана обернулась, белокурая девушка, с меховым капюшоном от шубы на голове, мило протянула ей руку, предлагая пойти за ней.

— Что я держу их в постоянно страхе

— Насколько мне кажется

Проследовав к ступенькам небольшой площадки, где находилась прихожая, высказывалась Оксана, следуя прямо за блондинкой, держась за её тёплые пальцы рук.

— Ты, кажется, говорила, как противно тебе это место

— Оно и сейчас мне противно

Сошла Татьяна с пару ступенек на небольшую площадь рядом с входной дверью, поделилась своим мнение белокурая девушка, отпуская руку Оксаны, блондинка повернулась к ней лицом.

— Мне противно знаешь Оксана, всё то

Продолжила блондинка изливать свои чувства, когда встала рядом со шкафчиком, открыв дверцу которого, выбрала из него нужную для себя сумочку, сохраняя при этом любезность улыбки.

— Что они тут делают — держа сумочку в руках, белокурая девушка, осторожно повесила её лямку к себе на плечо, сохраняя при этом радушие улыбки, когда смотрела на Оксану

— Тогда зачем ты так себя ведёшь

— Потому что моя мать

Рассказывала Татьяна, вновь протянула руку Оксане, как только она осторожно подошла к ней в прихожей, встав рядом со шкафчиком, в котором находились на полке, женские сумочки.

— Она распознала, как для меня это дико и противно

— Странно и почему она от тебя не избавилась

— Она дала мне шанс

Подойдя к дверям, продолжила рассказывать Татьяна, держа Оксану за кончики пальцем, открыв одну из створок которых, сразу же вошла в тамбур, потянув настойчиво её за собой.

— И представляешь себе, на каких условиях?

— Интересно было бы представить, что думает по этому поводу, твоя ведьма мать?

— Она сказала, что предоставит, справку о моей невменяемости

Пояснила Татьяна, держась за кончики пальцев Оксаны, находясь в узком помещении с ней, девушка словно давала ей прочувствовать всё изобилие нот парфюма, которым пахло от неё.

— Представляешь себе Оксана

Высказывала блондинка так, что выражала шок и растерянность на своём лице, встав спиной к входной уличной двери, за которой чувствовалось, лёгкой атмосферой прохлады.

— Она выставит так всё перед людьми, что будто бы я дура и не осознаю, что говорю, как будто бы всё это мне показалось, а я всё это придумала

— Жестоко — согласилась Оксана, выходя с Татьяной на покрытое снегом крыльцо, поддержала чувства девушки своею тёплой улыбкой — Даже для твоей матери

— Вот такая она сволочь — вдыхая порыв свежего зимнего воздуха, подставила ладонь, свободной руки, под падающий снег, блондинка словно радовалась каждому его касания, как его холодное колкое прикосновение, падала к ней на её пылкую кожу — И я даже это не удивляюсь

— Я тоже знаешь, не удивляюсь

Дышала Оксана полной грудью прохладу зимы, смотрела на покрытую снегом площадь рядом с домом, что даже большой фонтан в центре, камень которого был укутан белым зимним одеялом.

— После того, как пытала меня твоя мать в этом доме

— Она тебя тут пытала? — возмутилась Татьяна, девушка резко отреагировала на то, что испытала Оксана от рук её матери в этом доме раньше — Она почему-то мне ничего об этом не сказала

— Так же как и не сказала сначала, что выкачала из меня насильно костный мозг, против моей же воли — уточнила Оксана, направляясь по крыльцу за девушкой, встав у ступенек на холодном камне, словно теперь уже она изливала чувства перед блондинкой

— Я об этом ничего не знала

Искренне ответила Татьяна, продолжая стоять рядом со ступеньками, девушка посмотрела на Оксану так, как будто одни своим взглядом, вызывала к себе огромное доверие.

— И когда узнала, была крайне недовольна тем, что она сделала……

— Я даже больше думать об этом не хочу — ответила Оксана, спускаясь по ступенькам каменного крыльца — Давай сменим тему

— Извини — оставшись стоять на последней ступеньке, перед спуском, говорила Татьяна так, как будто словно прочувствовала на себе все неприятные ощущения, которые испытала Оксана, вспоминая неприятный для себя момент — Я правда не хотела, задеть твои чувства

«Нет блядь, она как будто издевается надо мной», сошла Оксана со ступенек на покрытое тонким слоем снега крыльцо, так выразительно посмотрела на девушку, которую держала за руку.

— Да ничего — ответила Оксана, стараясь не показывать кого, как пережила для себя вновь те неприятные истязающие чувства, воспоминания — Так, где ты говоришь твоя машина?

— Вон она — направляясь по площади к стоянке автомобилей, указала Татьяна, на одну из покрытую снегом черную машину, направляясь к ней, держась за руку с Оксаной

— Вы словно издеваетесь? — возмутилась Оксана, желая увидеть другой автомобиль, не тот что дала ей Подольская, а он так же напоминал ту же самую марку BMW

— Ну что я могу сказать, если все представители этой организации ездят именно на ней

— И ты представляешь эту организацию?

Поинтересовалась Оксана, направляясь к машине, когда девушка с пульта открыла замки блокировки, предлагая войти в салон, с передней пассажирской двери. Открывая дверь, поднимая голову, Оксана заметила, как через окно второго этажа этого дома, стоя в комнате, Воронова, смотрит пристально в окно на то, как она стояла рядом с машиной. Рыжеволосая девушка в красном платье, так внимательно наблюдала за нею, не сводила с неё глаз, словно как на дуэли между дуэлянтами, когда каждый как будто решится сделать первый и тот значительный выстрел.

— Да как-то всё это смешно — повела челюстью Оксана, когда выгнув спину, залезла в салон автомобиля, расположившись на переднем пассажирском сиденье

— Понимаю

Ответила Татьяна, располагаясь в водительском кресле салона, прогретого автомобиля, атмосфера в котором пронизывала нотами парфюмерного запаха «In Love With You, Emporio Armani».

— Но, по крайней мере, машина неплохая

— И тебе, в самом деле, нравится то — интересовалась Оксана, оставаясь сидеть на переднем пассажирском кресле — Чем они тут занимаются, значит?

— Я такого не говорила

Возразила с упрёком блондинка, закрывая за собой дверь, блондинка заметила, как Оксана искоса, наклонившись вперед, повернув голову, наблюдала за кем-то, смотря на верхние окна дома.

— Что ты делаешь? — спросила удивлённо Татьяна, продолжая смотреть, как Оксана неестественно себя вела, продолжая за кем-то наблюдать из стекла машины

— Воронова продолжает за нами наблюдать

— Не обращай на неё внимания — радушно улыбнулась Татьяна, при этом равнодушно махнула рукой, обвила рукой рукоять коробки переключения передач — У неё не всё в порядке с головой?

— Как она стала работать с Климовым?

— Долгая история — не желая разговаривать на эту тему, ясно дала понять блондинка, тоном нервозного будоражащего эмоциями голоса, после чего включив заднюю передачу, осторожно вывела автомобиль со стояночного места — Знаешь, я пока не хочу о ней говорить

— Мне эта сука тоже неприятна, как и тебе — обернула Оксана взгляд на стекло двери с пассажирской стороны, продолжая наблюдать за домом, как рыжеволосая девушка в окне

— Тогда зачем ты спрашиваешь?

Поинтересовалась Татьяна, продолжая направлять машину вдоль автомобильной стоянки между рядами, остановившихся на ней машин, прежде чем выехала на площадь рядом с домом.

— Воронова еще та дрянь, которая никогда не будет у верхов власти такого бизнеса

— Ну, как-то ведь она пролезла

— Ей просто повезло заключить несколько прибыльных вечеринок

Рассказывала Татьяна, когда их машина, объезжала фонтан на площади, под падающим снегом днём, в лучах зимнего солнца, направляя автомобиль к выходу с этой территории.

— Прежде чем её заметили влиятельные люди

— И только после этого ей довелось попасть к Климову?

— Не всё было так просто — ухмыльнулась блондинка, направляя автомобиль к воротом арочного проезда, что были открыты — Ей пришлось сначала показать себя перед моей матерью

— Значит, твоя мама была первой, кто её заметил?

Слыша этот приятный хруст, как протектор шин автомобиля так мягко вминал выпавший на плитку площади, рядом с домом, мягкий пушистый снег.

— Тогда почему она у неё не осталась?

— У моей матери строгий нрав

— А у Климова как будто он лучше

— Да что ты заладила про своего Климова

Возмутила Татьяна, направляя автомобиль за пределы этого особняка, блондинка вывела транспортное средство на просеку, где был расположен густой дикий лес, макушки деревьев которого были покрыты толстым снежным одеялом.

— Как будто нет другой темы для разговора, всё Климов да Климов

— А что ты так возмутилась? — удивлённо спросила Оксана, наблюдая за эмоциями блондинки, которая возмущённо, делала вид с хитрой улыбкой на лице, что высказывала недовольства

— Да ничего Оксана, с какой это стати, ты так стала интересоваться этой организацией?

— Ну, я почти можно даже так сказать, её часть

— Ты! — рассмеялась Татьяна, направляя автомобиль вдоль густого леса, куда с трудом падая на трассу, проникал солнечный свет, было слышно как внутри такого природного тоннеля, как завывал ветер — Да не смеши

— А что собственно в этом ты видишь смешного?

— А какой собственно ты проявляешь интерес к этой организации

— А чего это тебя так волнует?

Повернувшись в пол оборота, оставаясь сидеть на сиденье, спросила Оксана, возмутившись, как её собеседница, высказывала свои недовольные взгляды по поводу их беседы.

— Я ведь просто спросила

— Нет не просто — заявила Татьяна — За каждой темой, скрывается некая скрытая ирония

— Значит, так ты теперь это называешь? — рассмеялась Оксана, озорным смехом прикрывая губы, кончиками пальцев, изумлённо посмотрела на девушку, с которой вела беседу — Ирония да?

— Раз уж ты так интересуешься этой организацией

Радостным взглядом, мимолетно взглянула Татьяна, посмотрела на Оксану, пока вела машину по трассе, что проходила через густой заснеженный лес.

— Я могу тебе всё обо всём, как тут всё устроено

— Было бы неплохо — ответила Оксана, располагаясь в удобном пассажирском кресле, чувствовала, как поток приятного тёплого воздуха обдувает её тело — Всё ехать еще очень долго

 

***

Приятным хрустом колеса черного седана вминали снег, пока автомобиль двигался по деревенской улице, напротив крытого деревенского рынка. Яркие лучи дневного солнца, растопили снег, превратив дорогу в грязные лужи, мокрого снега и каши что постепенно сменялась от приятного хруста, до звука слизкой грязи, что размывало эту грязь от колёс. Ясный день для прогулки, позволил многим деревенским жителям, покинуть свои дома и заняться рутиной выходной деревенской жизнью на улице. Кто-то ходил за покупками по магазинам, большинство посещало рынок, так автомобильная стоянка рядом с ним была заполнена машина.

— Я так долго ждала уже прихода весны — ответила Оксана, чуть зевнув, прищурила глаза от яркого проникающего света, лучей дневного солнца через лобовое стекло, приложив ладонь ко лбу

— Я и не думала, что у вас даже весной может быть так красиво

Оценивая красоту деревенской жизни, делилась впечатление Татьяна, деревья в центре без листвы, улицы, заполненные слизкой грязью от тающего снега. Переводя взгляд на бродячих собак, что устроили между собой, перелай, бегая за проезжающими автомобилями, постепенно облаивая их. Уличных котов, что от своры собак, забрались как соловьи на деревья, глядели на них с издевкой, словно чувствуя себя, благодаря высоте, в безопасности. В воздухе стоял деревенский запах грязи, мокрого дерева, а так же вонь от коммуникации коллекторных крышек.

— Даже весной, ты только посмотри какая красота

— Вообще-то — возразила Оксана, оспаривая мнение наивной блондинки, что любовалась красотой обыденной деревенской жизни, деревянными заборами и покосившимися домиками, старинных окон, на которых сохранилась изморось и грязь — Сейчас, пока еще идёт февраль

— А такое чувство, что весна уже здесь

— Ну, потому что скора уже март — заядло улыбнулась Оксана, радостно посмотрев на свою белокурую собеседницу

— Логичное замечание — опрометчиво подметила Татьяна, выставленным указательным пальцем к верху, так любезно улыбнулась Оксане

— Давно я с этой историей не была в этой деревне

— Рада снова тут оказаться?

— Не то чтобы рада — продолжая смотреть на людей, что ли по тротуару, рядом с проезжей частью, выразила Оксана лёгкую застенчивость, что проявилась блеклым румянцем на коже щёк

— А что тогда? — проявляя интерес, спросила Татьяна, когда остановилась автомобиль перед поворотом, налево в больничный дворик, пропуская идущий навстречу автомобиль

— Тебе, в самом деле, будет интересно всё то, что я тебе скажу?

— Мне интересно всё, что связано с тобой теперь сестра?

— И с чего это вдруг стал такой интерес?

— С того, что ты, жертвуя собой, дала мне свой костный мозг, чтобы сохранить мне жизнь

— Заметь!

Выставила, теперь уже указательный палец к верху, Оксана, опрометчиво посмотрела на белокурую собеседницу, стараясь сделать так, чтобы Татьяна сосредоточила на ней всё внимание.

— Не по своей воле!

Ответила Оксана, когда автомобиль въехал в тень ночного дворика, обстановка которого сохранила первозданный зимний белый вид, где чувствовалась настоящая прохлада.

— А твоя мать, его из меня извлекла

— Ты не рада тому, что тем самым спасла мне жизнь, а я благодаря твоему любопытству, которое тебя чуть не отправило в подвал к Климову, сегодня спасла жизнь тебе

— Любопытству? — возмутилась Оксана, как легкомысленно девушка высказалась о её предпочтениях и желаниях спасти жизнь пациентке

— Зачем тебе нужно было попасть в дом к Климову?

Спросила Татьяна, продолжая вести машину напротив больничного тротуара, что был рядом с больничным зданием, направляясь к автомобильной стоянке.

— Разве другого способа не было, всё узнать об этой организации

— Танюша ты меня извини, конечно

Говорила Оксана, когда автомобиль остановился рядом с пешеходным переходом, пропуская женщину в бурой шубке, что направлялась гордой походкой к стоянке машин.

— Но это не твоё дело!

— Извини Оксана — дождавшись, когда женщина перейдёт дорогу, Татьяна тронула седан с места, направляя его к въезду на автомобильную стоянку — Теперь уже моё?

— Это с какой это стати? — возмутилась Оксана, когда недовольно посмотрела на наглую белокурую собеседницу, что против её воли, интересуется, её же жизнью

— С такой — утверждала Татьяна, мило улыбнувшись Оксане, когда подвела машину через ряды остановившихся на стоянке автомобилей, в поиске найти свободное место — Что ты мне теперь далеко не безразлична, а я тебя никуда теперь от себя не отпущу?

— Ну надо же — изумилась в улыбке Оксана, посмотрев с чувством довольства на девушку, ей было приятно знать, что она для этой блондинки не безразлична — Осторожно

Вскрикнула Оксана, когда на больничной автомобильной стоянке, вдруг выбежала маленькая собачонка и с диким лаем чуть не кинулась под колёса их черного седана.

— Блядь — грязно выругалась Оксана, хватая воздух от пережитого шока, когда Татьяна резко нажала на тормоза перед диким животным, за которым кашемировая дама, на стоянке, прогревающая свою машину, не уследила — Ты в следующий раз предупреждай об этом

— Да откуда я могла знать! — воскликнула блондинка, остановив машину резким нажатием на тормоз, забыв выжать сцепление тем самым заглушив мотор автомобиля

— Майкл! — бегая по стоянке, пафосная дама, в шубе, искала собачонку, которую едва не переехал черный седан, успев вовремя остановиться — Майкл куда ты подевался?

Увидев, как собака этой женщины лает на продолжающую стоять машину, незнакомка, подбежала быстро к транспортному средству, наклонившись и чувствуя за собой вину, любезно улыбнулась.

— Простите, пожалуйста

Искренне и в тоже время с саркастичным пафосом, отражающим лживую иронию на лице, извинилась женщина, делая вид, что ей и правду жаль за то, что своим животным создала неловкость.

— Он у меня такой проказник

— Держите свою собаку тогда на поводке

Выражая недовольство в голосе, произнесла Татьяна, после того, как опустила стекло окна с водительской стороны двери и посмотрела на хозяйку собаки с ненавистью.

— Если не хотите, чтобы кто-нибудь её закатал в асфальт

— Татьяна! — возразила Оксана, прейдя в ужас от услышанного, совершенно не ожидая такой грубости от блондинки, с которой вместе находилась в машине

— Хамка!

Ответила с таким же недовольством на лице женщина, поднимая собачку к себе на руки, когда внешне, как показалось Оксане, этот пинчер скорее напоминал домашнюю ручную крысу.

— Разговаривать сначала научись

— А ты научись свою тварь держать на поводке — выглядывая из окна машины, вслед уходящей женщины, прокричала Татьяна

— Татьяна! — была еще больше недовольна Оксана, как некультурно себя вела блондинка, при разговоре с хозяйкой собачки, которую она едва чуть не раздавила на автомобильной стоянке

— Да что Оксана?! — обернув свой взгляд, чуть не ударившись головой о дверь, почесывая затылок, возмутительно Татьяна посмотрела на Оксану

— Как ты себя ведёшь?

— А что я такого сказала?

— Ты ей нагрубила — упрекнула Оксана, продолжая так же недовольно смотреть на блондинку, которая в ответ отвечала, наблюдала за ней с таким же возмущенным взглядом

— Значит она того заслужила!

«Наивная дура, на её месте, я бы себя точно так же повела бы», убеждала себя Оксана, когда смотрела в глаза блондинке, когда она сидела с ней рядом в одном автомобиле.

— Ладно — ответила Оксана, понимая, что спорить с этой блондинкой просто не имеет смысла, кивнула ей головой в сторону проезда — Можешь уже припаркуешь уже машину, наконец

— Именно

Пояснила Татьяна, вновь поворачивая ключ зажигания, выжив сцепление и другой рукой, включила нейтральную передачу, пока правой рукой поворачивала ключ в замке зажигания.

— Это я и собиралась сделать

— Ну спасибо — с сарказмом, выражая на лице недовольство, ответила Оксана — Хоть что-то полезное собираешься сделать

— Мне иногда так хочется Оксана

Едва сдерживая себя, прошипела Татьяна свозь зубы, припарковав машину на свободном стояночном месте, заглушив двигатель, белокурая девушка иронично посмотрела на Оксану.

— Выпороть тебе задницу!

— Мене? — удивлённо Оксана продолжала смотреть на собеседницу, что своим взглядом выражала на лице угрозу — А мене то за что, это ведь не я за рулём сижу

— За твой язык?

— А тебе что не нравится мой язык? — намекая на порочную шутку, спросила в шутку Оксана, продолжая наблюдать за реакцией белокурой девушки

— Мне не нравится то, что он позволяет себе говорить

— Ну, если ты так хочешь — утверждала, рассказывала Оксана, когда внимательно смотрела на свою собеседницу — Я могу и помолчать

— Это было пока что лучше всего

— А что это ты мне указываешь? — возмутилась Оксана, продолжая наблюдать за девушкой, как она убирала ключи от автомобиля обратно к себе в карман, надетой шубы

— Оксана помолчи!

— Не буду я молчать!

Заявила Оксана, схватив девушку за запястье, когда она вновь обвила ладонью рукоять, коробки переключения передач в автомобиле.

— Я тебе что кукла, которая должна делать всё то, что ты ей скажешь

— Оксана! — крикнула Татьяна так, что Оксана вздрогнула и взвизгнула от испуга, после чего стиснув зубы, испугавшись за свою реакцию, а так же смутившись своего испуга, продолжила смотреть на девушку — Хватит уже!

— Ладно

Уныло вздохнула Оксана, скрепя зубами, чувствовала за собой стыд, как в момент крика блондинки, она, совершенно не ожидая такого от себя, взвизгнула от испуга и тона резкого голоса.

— Хорошо — продолжая дышать, чтобы успокоиться, говорила Оксана, не сводя глаз с блондинки, когда Татьяна, просто продолжала сидеть рядом — Я помолчу

— Спасибо — ответила искренне и в тоже время с интонацией злобы блондинка, открывая водительскую дверь, пропуская в тёплый прогретый салон прохладу зимнего воздуха

— За что? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, открывая дверь со своей стороны, ощущая на себе влияние зимнего воздуха, что будоражащим потоком проникал в салон

— Да хотя бы за понимание

— Ну, понимать тебя

Рассказывала Оксана, покидая салон автомобиля, обернулась, заметила сумочку, что стояла между сиденьями, аккуратно пальцами ухватилась за её лямку и потянула к себе.

— Я кажется уже научилась

— Оксана! — вскрикнула Татьяна так, что Оксана встревожено, ударилась головой о каркас от открытой двери с пассажирской стороны, когда тянула лямку, стоявшей рядом белой сумочки

— Блядь! — прошипела Оксана, грязно выругавшись матом, потирая затылок которым ударилась, стиснула зубы, шипела подобию королевской кобры, ощущая эту тупую резкую боль в голове

— Надо сильнее удариться

— Хочешь, чтобы я совсем мозги свои там оставила?

— А у тебя они есть? — встав у капота, касаясь его тёплой поверхности металла пальцами, с ухмылкой, наблюдая за болью Оксаны, выразила с восхищением, Татьяна, свои мысли

— Может, хватит! — продолжая недовольно выражаться, Оксана сморщила в мимике лицо, продолжая чесать затылок, на который пришёлся удар

— Ладно — сжалилась Татьяна, создавая радушие улыбки, блондинка не могла долго обижаться и радоваться страданиям Оксаны, пускай даже шуточными — Сильно болит?

— Тебе как будто есть до этого хоть какое-то дело?

— Представь себе

Возмутившись, как резко ответила Оксана на жалость со стороны блондинка, отвергла она помощь девушки, когда Татьяна подошла к ней и хотела ладонью дотронуться до её затылка.

— Есть!

— Да ладно

Не позволяя к себе прикоснуться, отвергла Оксана помощь блондинки, отдёрнув руку Татьяны от своей головы, пока сама другой рукой, когда отошла от машины, толкнула дверь пальцами.

— Только в этот раз я тебе не верю

— Ну ладно — оставаясь стоять за спиной у Оксаны, нахмурила губки блондинка, сделав вид, как будто обиделась на бурную реакцию — Дело твоё

— Вот именно

Заявила Оксана, оставляя блондинку стоять рядом с черным седаном, сама покачивая бёдрами, прошла по стоянке, асфальт, на котором таял, превращаясь в лужу грязи, мокрый снег.

— Дело моё

«Наглая надоедливая блондинистая сука», направляясь по стоянке между рядами, стоявших на ней машин, обернулась Оксана, когда посмотрела на идущую за ней следом белокурую девушку.

— Оксана, почему ты мне огрызаешься?

— А… извини — с пафосной улыбкой на губах, Оксана словно была сорваться и выплеснуть фонтан играющих в её теле эмоций, что словно разрывали ей разум своей назойливостью, когда она не могла сосредоточить свои мысли — Я, что не должна была этого делать?

— Надо было всё-таки отдать тебя Вороновой для развлечений, так ведь?

— Ты ведь так не поступила — остановилась Оксана, отчаянно вдохнула приятный деревенский прохладный воздух, обернулась к остановившейся рядом с ней белокурой девушке

— Но согласись

Выставив указательный палец, делая опрометчивое замечание, перед носом Оксаны, говорила Татьяна, когда так выразительно девушка продолжала смотреть в её обеспокоенные глаза.

— Ведь на долю секунду — изучая взгляд Оксаны, продолжила говорить Татьяна, при этом не сводила с неё своих глаз — Ты ведь в это поверила?

— Ты бы ни за что ей меня не отдала

Поджав от обиды губу, Оксана поверила на мгновение в серьёзность намерений белокурой собеседницы, что стояла перед ней с каменным лицом и ни разу не намекнула о том, что блефует.

— Я тебе нужна

— Вот тогда — прислонила палец к губам Оксаны, блондинка мило и ехидно при этом улыбнулась, оставляя решительный взгляд с которым Татьяна продолжала за ней наблюдать — Закрой свой ротик и слушай меня внимательно

Прошла блондинка мимо Оксаны, так нежно и приятно убирая палец от её губ, оставляя при этом стеклянный взгляд, безупречных холодных чувств, которые не готова была перед ней раскрыть.

— Климов бы не отпустил тебя ни сегодня, ни завтра, вообще никогда

— Откуда тебе знать?

— Такой человек не просто так создал такую империю

Рассказывала Татьяна, направляясь теперь уже впереди Оксаны, промеж рядов, стоявших на стоянке машин, даже не оборачиваясь, девушке было всё равно, что она чувствует, слушая всё это.

— Он бы сделал тебя своей разменной монетой, под любым, неважно каким предлогом, он бы ни за что, тебя так просто не отпустил из своего особняка

— Откуда тебе знать?

— Дорогая

Рассмеялась злорадным смехом, состроив коварное выражение лица, Татьяна остановилась, успев сделать лишь пару шагов, вдоль ряда стоявших на автомобильной стоянке машин.

— Я не первый день в этом доме

Рассказывала блондинка, наблюдая за тем, как Оксана подошла к ней, внимательно не сводила глаз со своей белокурой собеседницы.

— И я прекрасно знаю, как там всё устроено

— Так же как и в доме твоей матери

— Это не совсем её дом

— Да мне плевать, чей это дом!

Повысив тон голоса, грубо выразилась Оксана, оставаясь стоять на стоянке с Татьяной, привлекла внимание проходящих рядом двух девушек, что неодобрительно на них с блондинкой, посмотрели.

— Всё дело в том, какое же блядство там происходит

— В котором ты принимала участие?

— Мне пришлось — смутилась Оксана, заметив, как неодобрительно Татьяна, продолжала на неё смотреть — У меня скажем так, не было другого выбора

— Выбор есть всегда Оксана

— Да!

Возмутилась Оксана, проследовав за блондинкой по стоянке, продолжая разговаривать громкой интонацией голоса, не хотела так легко сдавать позиции в разговоре с Татьяной.

— И какой же интересно сделала ты?

— Помочь тебе — встав рядом у въезда на стоянку, обернулась Татьяна, в тот момент когда, создавая интригу их разговора, Оксана подошла к ней — Разве это не считается добрым делом?

— Только не думай, что ты этим вызовешь у меня к тебе тёплые чувства?

— Тёплые чувства Оксана

Игриво коснулась Татьяна кончика носа Оксаны, блондинка, кокетливо покачивая бёдрами, вышла со стоянки, направляясь к пешеходному переходу, девушка коснулась пальцами ограждения.

— Ты вызвала у меня этой ночью

— Я не понимала, что делала

— О… нет, Оксана

С ухмылкой, переходя проезжую часть, что вела к въезду на стоянку, остановилась Татьяна на пешеходном переходе, упрекнув при этом Оксану во лжи, когда она покорно следовала за ней.

— Ты прекрасно понимала, что и как делала

— Ну, всё хватит! — прошипела Оксана, проходя рядом с блондинкой, сгорая от стыда, за события прошлой ночи — Может и понимала, просто не отдавала себе отчёт

— Ты сама-то веришь, что сейчас сказала?

Спросила Татьяна, изумившись в улыбке, обвив пальцы Оксаны, когда она перешла проезжую часть по пешеходному переходу, наступила на мокрый асфальт тротуара рядом с больницей.

— Всё ты прекрасно понимала и отдавала себе отчёт, учитывая, что ту самую игрушку…..

— Так всё я даже слушать не хочу

Смутилась Оксана, не позволяя этой девушке договорить, обернулась как за её спиной, направляясь к ступенькам главного крыльца больницы, прошла женщина.

— Что и как там было

— Нам было хорошо вместе этой ночью

— Вот откуда ты знаешь? — говорила шепотом Оксана, держась за кончики пальцев девушки, направляясь с ней по тротуару вслед за идущей в сером пальто женщиной

— Мы обе прекрасно чувствовали то, что было в нас

— Татьяна! — смутилась еще больше Оксана, направляясь за женщиной, кусая от нервов краешек губы, желала, чтобы эта незнакомка не обернулась и не посмотрела в их сторону

— А что сразу Татьяна?

Подойдя к ступенькам крыльца, удивлённо спросила Татьяна, наступая каблуками надетых туфель, на первую ступеньку, согнув так сексуально ногу в колено, вытащив её из-под шубы.

— Это надо говорить, какой плохой девочкой была Оксана

— Так всё хватит! — возразила Оксана, смутившись, как настойчиво на неё смотрела эта блондинка, отпустив пальцы её рук, начала сама первой подниматься по ступенькам, мокрого крыльца, на которых таял снег, оставляя небольшие лужи в сколах бетона — Я не хочу об этом ничего слышать

— Ладно, как скажешь — продолжала Татьяна забавляться над тем, какой дикий стыд, поднимаясь по ступенькам первой, испытывала Оксана — От себя ведь всё равно не убедишь

— И это ты мне говоришь? — поднявшись на крыльцо, поинтересовалась Оксана, обернулась с улыбой застенчивости, посмотрела на блондинку

— Ну да — не сводя улыбку довольства с лица, Татьяна обвила пальцы Оксаны, предложенной ей руки, поднявшись вместе с ней на крыльцо — А что тут собственно такого?

— Пошли уже — возмутилась Оксана, как легкомысленно продолжала вести себя её белокурая собеседница, направилась с ней, держась за руку к дверям крыльца главного входа

— Ладно — вновь произнесла неизменный ответ, сказала Татьяна, держась за кончики пальцев Оксаны, проследовала вместе с ней к главному входу по крыльцу мраморной мокрой плитки

— Что ты всё заладила ладно да ладно? — недовольно высказывалась Оксана, когда обвила пальцами большой деревянный шар дверной ручки больничной двери, потянув её на себя

Встав у входа открытой двери, Оксана даже еще не вошла в тамбур, почувствовала, как от вошедшей туда не так давно женщины сохранился шлейф поразительной парфюмерной коллекции «Marc Jacobs Decadence». Необычайные поразительные оттенки, столь сильной парфюмерной коллекции, произвели на Оксану весьма глубокое запоминающееся впечатление. Туалетная вода принадлежит к группе восточных цветочных ароматов. Это мягкий и нежный дневной парфюм, изысканный и неповторимый, как богемный стиль декаданс. Начальные ноты черной смородины, плюща и сладкой груши формируют легкий элегантный шлейф, который постепенно начинает отдавать ландышем, жасмином и магнолией. Закрепляют цветочно-травяную композицию базовые ноты малины, кашемирового дерева и белой амбры.

— Весьма удивительный вкус

Высказала Оксана своё мнение, после того, как стоя рядом с открытой дверью, ощущала, как выветривается из узкого помещения тамбура столь поразительная парфюмерная композиция.

— И правда, очень тщательно подобран

— Ты так думаешь?

Подойдя к двери, Татьяна вместе с Оксаной, попытались распознать этот стойкий и весьма производящий впечатление запах, который шлейфом оставила после себя женщина.

— Да есть в нём что-то такое

Утверждала блондинка, насильно запихнув Оксану в тамбур, так что она чуть не споткнулась и с визгом ударилась о стену, с трудом сохранила равновесие, когда споткнулась о порог.

— А теперь входи

— Что ты делаешь? — возмутилась Оксана, опираясь, продолжала стоять у стены, пытаясь отдышаться от пережитого шока, когда чуть не упала в тамбуре, зацепившись каблуком о порог

— Просто может, пойдем уже, куда ты там хотела

— Да конечно пойдём

Ответила Оксана, когда отдышавшись, стоя прижатой к стенке Татьяной, ощущала, как композиция запаха парфюмерного изделия сбивала начисто запах, оставленной незнакомки.

— Я уже и так тут много времени потеряла

— Иногда я думаю, что только твоё время, единственное, что осталось у тебя

— Что ты там такое говоришь? — возмутилась Оксана, словам блондинки, переступая порог открытой второй двери, вошла в огромный вестибюль больничного здания

— Карамель — услышала Оксана голос Подольской, как только оказалась в холле, обернулась, заметила женщину, стоявшую у окна, когда грациозной походкой в черном платье из бархата, брюнетка направлялась к ней — Я знала, что ты придёшь сюда

— Это Подольская — удивлённо показывая на женщину пальцем, спросила Татьяна, обращаясь к Оксане, оставаясь при этом в недоумении — Ты, что её знаешь?

«Блядь ну почему всё так не вовремя», смутилась Оксана неловкого обстоятельства, когда оказалась рядом с двумя совершенно разными по характеру женщин, словно почувствовала себя между молотом и наковальней.

— А…. прости

Создавая момент лживой искренности, любезно улыбнулась Подольская, улыбкой змеи, проходя мимо Оксаны, женщина коснулась пальцами её плеча.

— Карамель тебе, что не сказала?

— Что не сказала? — продолжая удивлённо смотреть на Оксану, будто не видела стоящую перед собой темноволосую женщину — Что мне должна была сказать Оксана?

— То, что это моя куколка — обвив талию Оксаны, женщина настойчиво прижала её к себе

— Тог есть как? — была в недоумении Татьяна, словно как будто девушка была готова обронить челюсть от увиденного — Как так кукла?

— Вот так Татьяна — с ухмылкой на лице, продолжила высказываться Подольская, настойчиво обнимая Оксану за талию — Она полностью принадлежит мне, если ты конечно понимаешь, как у нас тут всё устроено

— Оксана, почему ты мне ничего не сказала?

Возмутилась Татьяна, как будто новость, которую она услышала от темноволосой женщины в черном платье, так сильно ранила глубину чувств, блондинки, что она даже смотреть на Оксану не могла без душевной боли.

— Ты могла хотя бы намекнуть

— На что? — отпрянула Оксана от женщины, обнимавшей её, отойдя на шаг назад — Я только вот недавно, от тебя, узнала, как тут всё устроено

— Пока ты её кукла

Указывая на женщину, что с довольством улыбки, отошла к окну, высказывалась Татьяна, выражая в голосе всё недовольство и боль, словно её чувства, разбили, как тарелку о пол.

— Я ничего не могу сделать?

— А что ты могла сделать? — интересовалась Оксана, произнесла холодным, полным равнодушия голосом, обернувшись, посмотрела через плечо на сзади стоящую блондинку

— Мне нужно побыть одной — не позволяя Оксане, теперь уже прикоснуться, в качестве утешения, девушка нервно отдёрнула её руку — Я найду тебя в кабинете заведующего, как решу, что можно тут сделать

— Ничего! — сразу и резко ответила Подольская, женщина оставалась стоять у окна, бросая явный, твёрдый значимостью ответ, произнесла она

— Не вам решать! — возмутилась Оксана тому, как легкомысленно высказывалась эта женщина

— А вот тут ты ошибаешься

Обернулась вновь темноволосая женщина с выставленным указательным пальцем к верху, посмотрела на Оксану суровым и в тоже время недовольным взглядом.

— Ты обещала мне себя

— И когда же это я себя вам пообещала?

Интересовалась Оксана, делая осторожно шаг навстречу женщине, оставшейся стоять у окна, когда Подольская стоя в пол оборота, продолжала за ней так удивлённо наблюдать.

— Я что-то не припомню такого момент

— Серьёзно? — оставаясь стоять в пол оборота, Подольская, любознательно наблюдала за Оксаной когда она с растерянным взглядом смотрела на эту женщину

— Вы ставите условия, на которые я не давала согласия

— А оно тебе и не нужно

— Тогда как я могу быть вашей собственностью, если я этого не хочу?

— А с чего это вдруг ты стала такой самоуверенной?

— Вы предлагаете мне рабство!

Прошипела Оксана, беспокоясь, чтобы проходящие за её спиной медсестры, не услышали их разговора, говорила достаточно тихим голосом, встав у окна рядом с которым стояла Подольская.

— Как, по-вашему, я должна отреагировать на подобное?

— Мне кажется, вполне естественно и с пониманием

— Я вам не рабыня

Высказывалась Оксана, наблюдая за стеклянным взглядом, с которым безразлично, делая вид что слушала, продолжала стоять Подольская. Темноволосая женщина, даже не взглянув на Оксану, как будто её мольбы не имели для этой женщины никакого значения, когда Анна Валерьевна, оставаясь стоять у окна, положив пальцы на его пластик подоконника, наблюдала за всем происходящим за окном. Холодные чувства, не имеющие никакой искренности, абсолютный эгоизм, что выражала Подольская, равнодушие ко всему, что ей говорила Оксана.

— И вы не можете просто взять и похитить меня

— Нет — радушно улыбнулась Подольская хладнокровной улыбкой безумца — Я подожду, когда ты сама придёшь ко мне и будешь умолять меня сделать своей собственностью

— Вы спятили!

Разговаривая шепотом, беспокоясь, чтобы никто из присутствующих в холле больничного здания, не услышал их разговора, говорила Оксана, отражая ненависть в глазах, к этой женщине.

— Что вы такое говорите?

— Говорю то, что и так прекрасно знаю

— Да никогда я сама к вам не приползу и не буду точно умолять вас

— А что если такое всё-таки случится?

Интересовалась Подольская, обернулась, женщина была равнодушно к тому, как трепетно с чувствами, Оксана старалась перед ней показать непокорность и своё чувство достоинства.

— Как ты думаешь, если всё-таки такое произойдёт, что тогда будет?

— Вы издеваетесь? — была не согласна Оксана сама допустить для себя подобной унизительной мысли — Я же вам сказала, что никогда не буду вам принадлежать по доброй воле

— Уверена?

Переспросила Анна Валерьевна, женщина отошла от окна, явно не собиралась что-то доказывать или убежать Оксану в обратном, а лишь оставалась равнодушной ко всему, что она говорила.

— Ведь если всё-таки это случится

— Не случится!

Продолжая стоять у окна, ответила Оксана, прошипев сквозь зубы, стараясь разговаривать тихо, чтобы никто из присутствующих в вестибюле, проходящих мимо, не услышал их разговора.

— И я в этом уверена!

— Ну, может, ты хочешь всё-таки узнать, что будет, если подобное вдруг произойдёт?

— Ладно — ухмыльнулась Оксана, стараясь через огромную силу воли, показать злорадную ухмылку, когда чувствовала, как от слов этой женщины, как будто ком стоял в горле

— Я сделаю тебя своей рабыней — утверждала Подольская, насмехаясь над чувствами Оксаны — Я не позволю тебе носить одежду, ты будешь убирать мой дом, а любой гость, что захочет поиметь тебя, сможет это сделать с моего разрешения

— Вы с ума сошли что ли!

Продолжая шипеть, Оксана беспокоилась за репутацию в больнице, поэтому говорила шепотом, однако не могла для себя вынести, какие недопустимые для себя вещи, говорила эта женщина.

— Как вы можете вообще предлагать мне подобное?

— Я и не предлагаю — ухмыльнулась Подольская, пожав плечами, женщина отошла от окна направилась к диванчикам расположенным в холле, вела себя гордо при разговоре с Оксаной, безразлично относясь к её чувствам — У тебя просто не будет выбора, когда ты покоришься мне

— И с какой это стати мне это делать добровольно?

— С такой

С ухмылкой на лице, ответила Подольская, подойдя к диванчику, женщина поправила платье, прежде чем сесть на него.

— Что у тебя не будет другого выбора

— Я никогда не буду вашей — подошла к диванчику, Оксана расстёгивала нервно на себе пуговицы, надетого пальто

— Я что-то сильно в этом сомневаюсь

— А я вот нет! — утвердительно прямо заявила Оксана, когда посмотрела в глаза этой женщине

— Помнишь ты проходила обучение в подвале у Васильевой

— Это было ужасно!

— Но ты сама туда пошла

Рассказывала Подольская, заметив какое шикарное бардовое платье было на Оксане, после того, как она расстегнула на себе пуговицы надетой белой шубки, словно хвастаясь нарядом.

— Тебя ведь никто не заставлял

Утверждала Подольская, продолжая этот разговор, женщина любознательно оценивала платье, что было на Оксане, ей будто в одночасье хотелось его сорвать с неё, но она сдерживала свои чувства.

— Ты сама, по доброй воле, пошла с рабынями дальше в этот подвал, когда Васильева тебя освободила, ты, даже если бы хотела, могла вообще не идти туда

— У меня не было выбора — выражая на лице жалость к себе, ответила Оксана в свою защиту на подобное обвинение со стороны этой женщины

— Ты могла остаться в комнате наверху, могла бы стать там королевой, а вместо этого тебя вдруг понесло в подвал, да еще под видом рабыни

«Эта сука слишком любопытна, но в какой-то мере она права, я не могу допустить, чтобы она обо всём узнала», боялась Оксана, но её глаза отражали стихийную жажду подчинения, ей хотелось дико служить этой женщине обладающей столь сильным обаянием красоты.

— В личных чувствах собственного любопытства

Говорила Оксана, стараясь оправдать жажду подчиняться и испытывать удовольствие от того, какую сексуальную боль, она при этом испытывала, когда истязают её тело в порывах любви.

— Мне нужно помочь пациентке

— Не нужно тебе было ничего

— Вам-то откуда было знать такое! — возразила Оксана, когда всячески цеплялась за мысль не допустить, чтобы Подольская прочитала играющую порочную зависть в её глазах

— Это всё написано у тебя и так на лице

— И что же там написано? — поинтересовалась Оксана, продолжая изучать взгляд женщины с которой, сидя на диванчике в холле она за ней наблюдала

— То, что ты без ума от того, какие чувства в момент своего воспитания ты испытала на себе

— Что за бред! — хотела воскликнуть Оксана, но заметила проходящих рядом с их диванчиком медсестёр, тут же передумала, продолжая разговор шепотом

— Можешь говорить всё что хочешь, те чувства, что ты выражаешь, их не скрыть никак!

— Знаете что Анна Валерьевна — не выдержала Оксана давления со стороны этой женщины, вскочив с дивана, на котором сидела — Пошли вон отсюда!

Указана Оксана нагло этой женщине пальцем в сторону выхода, оставаясь стоять рядом с диванчиком, с которого только что встала.

— Уходите отсюда и чтобы я вас больше никогда тут не видела!

— Да, боже ты мой

Удивлённо продолжала Подольская наблюдать за Оксаной, но всё же через какое-то время, женщина встала с диванчика, под взгляды проходящих рядом медсестёр, что так удивлённо посмотрели на их сцену

— Да я уйду, но ты результат нашей с тобой беседы и так знаешь

— Пошла нахуй со своим результатом

Закричала Оксана, все чувство в ней бурлили словно ураганом, злость словно залила глаза неистовым гневом, которым она выражала криком на темноволосую женщину.

— Самоуверенная тупая сука, чтобы духу твоего тут не было больше!

— Ну, знаешь что! — вскочив с дивана, возмутилась Подольская в ответ на бурную реакцию Оксаны, высказанную в свой адрес — Я лично заставлю тебя, об этом пожалеть

— Себя жалей дура тупая

Прокричала вслед Оксана, уходящей от неё женщины, когда обе медсёстры, продолжающие за ней так удивлённо наблюдать, девушки, словно как статуи замерли, боясь пошевелиться.

— Конченая сука — не выдержала Оксана громких эмоций, что своим громким голосом и стойким характером, прогнала женщину, заставляя под взгляды медсестёр и пациентов, в холле, продолжать за ней наблюдать — Ненавижу, ненавижу эту тупую суку

— Оксана Владимировна

Обратилась одна из медсестёр, когда девушка, что успокоить разъярённую Оксану, случайно коснулась пальцами её плеча, положив их на ворсистый мех белой шубы.

— Это ведь больница, что вы себе позволяете?

— Нахуй пошла! — обернулась Оксана с разъярённым видом, оставаясь стоять в половину оборота, посмотрела на белокурую медсестру, которая отвлекла её, положив руку на плечо

С этими словами Оксана направилась по фойе ускоренным шагом, звонко стукая каблуками по белоснежной мраморной плитке. Чувства, эмоции и в тоже время дикий стыд, всё перемешалось в сознании Оксаны, дикими порочными красками, когда направляясь по вестибюлю больничного здания, она испытывала застенчивость за своё поведение. Едва сдерживая слёзы, стараясь не показывать свою слабость, Оксана всё же не сдержалась, войдя в коридор, кафетерия, всё-таки заплакала, встав за углом входа, спрятавшись от лишних глаз. Прислонилась спиной к стене, Оксана прижала ладони обеих рук к лицу и не смогла сдержать играющих в ней чувств, зарыдала горькими слезами. Отвернув свой взгляд к окну, Оксана, стараясь не привлекать к себе внимания персонала больничного здания и пациентов, выходящих из кафетерия, когда груз навалившихся эмоциональных проблем, тяготил её непосильной ношей, стараясь раздавить всё её сознание.

  • Это все ты / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Day 22. Ghost/призрак / Инктобер / Ruby
  • Сон / Кактусова Екатерина
  • Приходит время, уходить / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Последнее письмо. / elzmaximir
  • Любовь. / Винтер Кэтрин
  • Джон и Светлана в своей квартире в Лосинске. Утро нового послевоенного дня / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Кормите детей перед прогулкой! / ВСЁ, ЧТО КУСАЕТСЯ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лисовская Виктория
  • Хрустальная ночь / Фабрика святых / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Совет / Армант, Илинар / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Вырвать сердце / Nostalgie / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль