Глава 11. Часть 9 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 11. Часть 9

0.00
 
Глава 11. Часть 9

Оксана стояла у большого зеркала, не считая, часы и минуты, она лишь наблюдала в его отражение, в то время, как пламя восковых свеч неминуемо горело. За панорамными окнами, уже назревал рассвет, лучи восходящего солнца, проникали в большую комнату, в то время, как Оксана не подвижно находилась стоя у зеркала, пытаясь изучить своё лицо. Понимая только сейчас, что Громов водил за нос и заставлял плясать под свою дудку, Оксана стала испытывать ненависть и неприязнь к этому мужчине. Держа в руках шелковую ажурную накидку, Оксана не сводила глаз с отражения в зеркале, чувствуя запах воска, сгорающих свеч в подсвечнике. Держа руки на поясе, обвив пальцами талию, Оксана скрестила ноги, стоя у небольшой тумбы, наблюдала в дорогое роскошное зеркало, находясь в комнате Громовой.

Шатенка в синем платье, лежала животом на постели у Громовой, на багровых простынях, девушка обвив аккуратно пальцами подбородок смотрела в экран сотового телефона. Болтая ногами, прозорливая девица, в белых чулках и с цветом волос, изысканного шоколада, мило улыбалась рассматривая страницу социальных сетей. Комната помимо, сгорающих в атмосфере воска, от свеч, пропиталась будоражащей коллекцией аромата «Donna Karan Dkny Love From New York», впитавшая в себе оттенки фрезии, мандарина и искушенного запаха черной смородины.

— Елизавета — открывая двери, вошла в комнату Громова, белокурая женщина была всё так же неотразима и полна красоты — Оксана так и не пришла в себя?

— Который час там стоит

Уныло ответила шатенка, скорчив недовольно гримасу, девушка даже не обернулась в сторону вошедшей хозяйки, так и продолжила лежать спиной, болтая согнутыми ногами.

— И ничего

— Оксана дорогая

Мило улыбнулась Громова в отражение зеркало, в которое смотрела Оксана, когда подошла к ней со спины, белокурая женщина коснулась пальцами её плеча. Словно давая насладиться волнующей композицией «Giorgio Valenti Rose Noire», что кружила голову искушенной фрезией, впитавшая в себя сочетание таких оттенков, как жасмин и роза.

— Ну, смирись ты уже — сморщила пафосно губы Громова, для своих лет, она выглядела шикарно, словно возраст, послужил раскрытию истинной красоты этой женщины — В конце-то концов, Громов посмотри

Коснулась женщина, пальцами подбородка Оксаны, оборачивая её пустой взгляд голубых безупречно лазурных глаз на себя. Аромат помады женских губ, что почувствовала Оксана, находясь так рядом с губами Громовой, сводил с ума, словно манил порочным влечением поцелуя.

— Громов неплохую мордашку тебе подарил — говорила Громова, высказывая своё мнение, при этом убедительно смотрела Оксане в глаза — Ты только посмотри, как бы там ни было, ты настоящая королева красоты

— Королева красоты — ухмыльнулась шатенка, покачав недоверчиво головой, продолжила, ухмыляясь смотреть в экран сотового телефона — Тупа как пробка

— Елизавета! — упрекнула Громова, суровым взглядом посмотрела на девушку, которая лежала на её постели, играя согнутыми ногами, животом прижимаясь к постели

— Она права — отчаянно ответила Оксана, однако нашла в себе силы, улыбнуться, милому отражения собственного лица, что видела в зеркале — Я дура

— Даже спорить не стоило — мило улыбнулась шатенка, присаживаясь на постели, девушка сидела поджав под себя ноги, опираясь на неё руками — У неё такое красивое лицо, идеальные формы тела, да ей любая девушка начнёт завидовать увидев её будра и грудь

Свесив ноги с кровати, девушка держала, зажав в пальцах телефон, но увидев взгляд Громовой и то, как эта сочная блондинка, выставила указательный палец как упрёк ей.

— Ладно, не буду фотографировать — убрала она объектив камеры телефона, когда шатенка хотела сфотографировать Оксану, после чего бросила мобильный на постель

— Даже не вздумай — пригрозила Громова — Оксана теперь на моей ответственности, тем менее мне за неё нести ответ перед Громовым

— Татьяна, почему я должен так долго ждать?

Вошёл в комнату Громов, обращаясь сразу к хозяйке, мужчина, был горд собой и в тоже время, одет всё в тот же черный костюм, который был на нём вчерашним днём.

— О… господи Оксана Владимировна — смутился Громов, прикрывая свой взгляд — Почему вы голая, совсем без одежды?

— Уверяю Серей — развела согнутые руки в локоть, расширила пальцы Громова, пытаясь найти себе оправдания — Я здесь не при чём, она сама разделась

«Вот тебя блядь я тут совсем не хочу», прикусывая краешек губы, Оксана глядя в отражение, смотрела как из-за её плеча, появился Громов, эффектно входя в комнату.

— Вы забрали моё лицо! — прошипела Оксана, состроив оскал королевской кобры, была словно в ярости, но пыталась из-за всех сил контролировать свои эмоции

— Как вы догадались?

Был удивлён Громов, думая, что принял все меры этой предосторожности, мужчина всё же не мог смотреть на обнажённое тело Оксаны, отвернулся от неё, повернувшись, встал спиной.

— Виктор Валентинович вам рассказал?

— Да как вы посмели…..

— Кто вам сказал Оксана Владимировна? — был вне себя Громов, так как понимал, что только что лишился туза, в рукаве, которым удерживал Оксану

— Да какая вам разница — отпустила Оксана накидку, что держала, зажав в пальцах, когда она плавно падая, коснулась пола в комнате — Да может даже хоть и Виктор Валентинович, вам-то до этого, какое дело?

— В том, что я его прямо сейчас уволю — раскрывая пиджак, Громов достал из внутреннего кармана сотовый телефон

— Это была Анна — опередила Громова, не давая Оксане сказать, заметив, как она открыла губы, словно хотела высказаться — Сафронова, ты ведь помнишь?

— Анна? — удивился Громов — Это многое объясняет, так как вы смотрите в зеркало и теперь не узнаете своего лица

— Вы его забрали? — подошла Оксана с недовольным выражением лица, выставив палец перед Громовым — Вы не имели права

— Это лицо делает вас краше

— По этому лицу — утверждала, нагнувшись, Оксана, продолжая смотреть на мужчину, с такой же неприязнью — Моя дочь, узнавала меня!

— Ваша дочь лишь подстраховка

— Подстраховка? — удивилась Оксана, яростно посмотрела на Громова — В чём?

— У вас нет документов — утверждал Громов, улыбнувшись Оксане — Новое лицо, даже с вашими отпечатками, которые удалили с базы, как только вы умерли, вы словно чистый лист бумаги

— И когда же вы мне собирались всё это вернуть?

— Ну, надо же — была шокирована Громова, не поверив словам этого мужчины, словно видела в нём скотину — Всё продумал

— Мне нужно было знать — словно пытаясь себе найти оправдания, говорил Громов — Что вы не бросите меня и не покинете тайком город, кроме Виктора Валентиновича и Анны вас никто тут раньше не видел и не знал, поэтому и лица вашего тоже не видели

— Ты не имел права так с ней поступать — обратилась Громова к мужчине, пытаясь выражать свои эмоции так, словно страдания Оксаны это её собственные — Слышишь, не имел, ладно я

Устроила Громова сцену, что мужчина как будто проникся к ней доверием, как будто, слушая эту женщину, в нём будто проснулась искра какой-то мрачной совести.

— Но с ней Громов! — выставила она указательный палец перед носом Громова — Ты не имел права так поступать, скажи честно, тебе хоть стыдно?

— Я пытаюсь спасти жизнь своему племяннику — ответил, оправдываясь Громова, недовольным взглядом посмотрел на женщину в белом платье — Твоему, между прочим, сыну!

— Ты не имел права так поступать с Оксаной

Вступаясь в защиту Оксану, белокурая женщина, выражала в момент разговора все трогательные женские чувства и переживания в качестве, как солидарности.

— Она же девушка

Указала Громова на Оксану, когда она подошла к окну, встав спиной, посмотрела на голые ветки качающейся яблони за стеклом большим панорамным окном. Встав в пол оборота к мужчине, женщина блондинка, показала пальцем на Оксану, в тот момент, когда она прикоснулась пальцами к прохладному стеклу.

— А ты лишил её же — утверждала, доказывала что-то Громова — Лица

— Я это сделал, чтобы подстраховаться на случай — стараясь казаться убедительным, рассуждал Громова, сделав шаг в направлении белокурой женщины, стоящей перед ним — Если Оксана Владимировна решит бросить нас и нашего Пашу

— Ты не оставил ей так выбора

— Я был на похоронах — рассказывал Громова, показывая на Оксану теперь пальцем — Когда якобы хоронили Оксану Владимировну, на самом деле закопали труп другой девушки с её лицом и шрамами, знаешь, сколько денег мне пришлось заплатить, чтобы всё выглядело правдоподобно?

— Вы убрали все мои шрамы? — поинтересовалась Оксана, только сейчас, начиная осматривать своё тело, не заметила след от ножевого ранения

— Вы не представляете на, что способны хирурги в наше время

— Но зачем?

— А вы не поняли?

Выражая удивление, спросил Громов, осторожно обошёл стоящую перед ним женщину в белом платье, мужчина встал за спиной у Оксаны.

— Орлова Оксана Владимировна умерла, её больше нет

Продолжил рассказывать Громов, мужчина стоял за спиной у Оксаны, когда она, притронувшись ладонью к холодному стеклу, не отрывала пустой взгляд от голых веток яблони в саду у дома.

— А вы теперь, начинаете всё с чистого листа и когда исправите всё то, что вы натворили с Пашей, тогда только я выдам вам новые документы, после чего можете ехать отсюда куда захотите

— Я не причастна к болезни вашего племянника — утверждала Оксана, выпустив слезу с глаз, слова мужчины причинили ей непоправимую боль, которую она не могла для себя принять

— Но вы единственная!

Воскликнул Громов таким голосом, от звучания которого Оксана вздрогнула и тихо взвизгнула, испугавшись дальнейших последствия, стиснула зубы, ожидая, что её ударят.

— Кто может всё исправить

«Пожалуй, лучше согласиться с ним, он уничтожил мне жизнь, оставил блядь ни с чем, теперь никто меня не признает», продолжая стоять и пустым взглядом смотреть в стекло окна, на поверхности которого отражался её пустой взгляд и отблеск стекающей слезы по щеке Оксаны.

— А что если я найду решение?

Обернулась Оксана, прикрывая ладонью грудь, посмотрела на мужчину, который стоял за её спиной, почувствовала запах коллекции его одеколона «Bvlgari Man Extreme». Сочетание таких оттенков как амбра, грейпфрут и опять же фрезия, тонкая нота, подчеркивающий символ значения семьи Громовых.

— Вы отпустите меня?

— Да — ответил, опустив взгляд Громов, как будто считал себя не достойным красоты обнаженного тела Оксаны — И выдам вам чистые документы

— Я хочу назад

Обернулась Оксана со слезами на глазах, когда капли душевной обиды стекали по её щеке, обжигая горечью ранимой печали и полного краха сознания. Касаясь пальцами своей груди, Оксана пыталась передать мужчине, своё разочарование и сломанную психику.

— Свою жизнь! — прокричала Оксана на Громова, чтобы хоть как-то донести всю утерю, что она переживала в душе — Понимаете?

— И я вам её верну

— И один из правительственных автомобилей ФСБ

— Что?

— Что слышали — изумилась Оксана в улыбке — Плюс два миллиона

— А жирно не будет

— Правильно Оксана — согласилась Громова, вставая на сторону Оксаны — Это ты еще мало попросила, нужно было вообще десять просить, только за то, что он сломал тебе жизнь

— Одевайтесь, я отвезу вас домой — косым недовольным взглядом, Громов посмотрел на наглость белокурой женщины — Сегодня вам обеспечу выходной в клинике и от Виктора Валентиновича, вас нужно изолировать

— Почему он смотрел на меня — поинтересовалась Оксана, прошла мимо Громова не оборачиваясь, нагнулась и подняла с пола ажурную черную накидку, оторванную с платья — Как будто ничего не произошло, он же мой ректор, он знает меня в лицо

— Потому что я ему приказал

— Стоило ожидать — стоя нагнувшись, выставив упругие бёдра, держала Оксана, зажав в пальцах оторванную ткань платья, обернулась, посмотрела на Громова — Предатель!

— У него не было выбора — развел руками Громов — Тем более когда, он оказался в затруднительной ситуации, именно он посоветовал вас, как лучшего из лучших

— Это еще раз доказывает — мило улыбнулась Оксана, выпрямила спину, прислонила ткань ажурного пошива к груди — Что ученик превзошёл учителя

— Вы удалили часть опухолей средостения — рассказывал Громов, вновь отвернулся и не мог смотреть на обнажённое тело Оксаны — Одна, произвели такую операцию

— Ну, во-первых не одна — смутилась Оксана, отражая румянец на щечках, от того, как высоко отзывался о ней Громов — А у меня тоже был ассистент

— Марина Павловна рассказала, что вы сами произвели удаление опухолей средостения

— Умно — ухмыльнулась Оксана — Решила мне значит приписать все заслуги, а сама как будто ни в чем не бывало, между прочим, это она мне помогла вывезти вашего племянника из реанимации

— Марина Павловна этого и не отрицала

— Ладно — согласилась Оксана, желая поскорее избавиться от Громова — Я попытаюсь во всём этом разобраться

— Отлично — улыбнулся Громов, когда Оксана, направляясь по комнате, прислонив оторванную ткань от платья к груди — Тогда одевайтесь, Татьяна, дай ей что-нибудь из одежды, я отвезу Оксану Владимировну домой

— Вы не поняли?

Обернулась Оксана, встав у большой кровати, посмотрела на смятые багровые простыни, согнула ногу в колени, отражая изящный изгиб, упругих бёдер.

— Я с вами никуда не поеду

— Это почему еще?

— Да потому что вы мне господин Громов — обернулась Оксана к стоящему в комнате мужчине, посмотрела на мужчину со всем отвращением — Противны!

— И что вы теперь значит не чуждо общество этой вот ведьмы? — указал он на Громову, мужчина был ошеломлён подобным заявлением

— Она хотя бы не лишала меня моего же лица

— Да поймите же вы — пытаясь найти себе объяснение, говорил Громов, в тот момент когда Оксана села на кровать, спиной к мужчине не желая совсем его слушать — Всё это поможет вам начать заново, никто о вас не знает, а Виктор Валентинович и остальные присутствующие, будут молчать

— В этом и была жизнь

Тихо ответила Оксана, посмотрела на своё плечо, обернулась, когда хотела посмотреть на Громова, но не смогла, положив пальцы на плечо, прижав ажурную накидку к телу.

— Когда меня все знали

Рассказывала Оксана, не могла сдержать слёз, когда капли блуждающей душевной обиды, скатывались по лицу, падая на багровые простыни, на которых, поджав под себя ноги, она сидела.

— Такой — тихо говорила Оксана, пытаясь затронуть чувства мужчины — Какая я есть

— Думаю с таким лицом — рассказывал Громов, направляясь к выходу из комнаты, когда Оксана сидела на кровати, повернувшись к нему спиной — У вас будет шанс всё изменить

— Собственно говоря

Отчаянно произнесла Оксана, не поднимая взгляд, продолжала держать руку на плече, обернулась, посмотрела на мужчину, который стоял в открытых двустворчатых дверях входа в комнату.

— Уже наверно и менять то нечего

— Значит, вы решили остаться у неё? — поинтересовался Громов

— А что будет, если я всё-таки найду решение?

— Я же кажется, вам говорил — улыбнулся Громов, оставаясь стоять в проходе, открытых дверей, комнаты — Сообщите, пожалуйста, Виктору Валентиновичу, я хочу, чтобы он лично одобрил ваш метод, прежде чем вы могли приступить к лечению

— А что без этого никак?

— После того как вы не опрометчиво ввели Павла в кому, я думаю что никак

— Я могу зайти и проверить своего пока еще пациента? — поинтересовалась Оксана, продолжая сидеть в той же позе

— Только в присутствие Виктора Валентиновича — пояснил Громов — Там будут стоять солдаты, у входа в реанимационное отделение, после того что вы сделали, ни вы, ни Марина Павловна, больше туда самовольного доступа иметь не будите

— Как я могу работать с пациентом — утверждала Оксана, опуская взгляд на багровые, смятые простыни, накидки постели на которой она сидела — Если меня к нему даже не пускают?

— Теперь только под контролем Виктора Валентиновича — рассказывал Громов, мужчина снова вошёл в комнату — Солдаты не пропустят вас и вашу сотрудницу, без него, пока вы опять что-нибудь не начудили

— Вы ставите мне жесткие условия

— Извините Оксана Владимировна — развёл руками Громов, стараясь через всю серьёзность ситуации, мужчина отразил на лице подлую улыбку — Но вы сами до такого довели

— Ваш племянник мой пациент — рассказывала Оксана, оставаясь сидеть спиной на кровати к мужчине, лишь слегка обернула голову — А я его лечащий врач

— Но чтобы избежать его окончательно смерти — возразил Громов, бросив недовольный взгляд в сторону белокурой женщины в белом платье — Я намерен оградить вас от него

— Не забывай Громов! — была не согласна Громова, встав перед мужчиной, который стоял на входе открытых двустворчатых дверей — Я пока являюсь, настоящей матерью Павла!

— Ты перестала ей быть — ухмыльнулся Громов, вошёл вновь в комнату, начиная ходить кругами, вокруг сочной блондинки в белом платье — Предпочла себе развлеченье, удовольствие купаться в лучах славы, бесконечные балы и вечеринки, секс и разврат

Подошёл мужчина к женщине и словно упрекая её ткнул указательным пальцем в лоб Громовой, когда она на него смотрела в ответ с пронзительным вниманием.

— Вот что для тебя было важно тогда

— Вот именно тогда! — согласилась Громова, посчитав его жест, оскорблением этого мужчины, отошла от него на шаг назад, продолжая на него столь же недовольно смотреть

— Как будто сейчас всё по-другому

— По-другому! — заявила Громова, оспаривая его слова, женщина пыталась показать ему, что теперь у неё в жизни стали другие приоритеты

— Нет, Татьяна! — прошипел недоверчиво Громов перед носом этой женщины — Как бы там не было, люди не меняются

Направляясь к выходу из комнаты, остановился в который раз на входе Громов, обернувшись, мужчина, как будто что-то хотел доказать всем, кто так внимательно за ним наблюдал.

— А что касается вас Оксана Владимировна — обратился он к Оксане — Если будут хоть какие-то идеи, как вытащить Павла из комы, предлагаю их сначала обсудить с вашим бывшим ректором

— Только он наверно на них не согласиться — тихо прошептала в ответ Оксана, когда Громов, покинул комнату, ускоренным шагом, направился по коридору

— Ненавижу его — чуть не разрыдалась Громова, прислонив согнутые пальцы ладони к губам, смотрела вслед уходящему мужчине по гостиной её дома — Ты ведь знаешь, как всё исправить?

— Может быть я найду ответ — тихим голосом, говорила Оксана, посмотрев на колени согнутых ног, продолжала сидеть спиной к женщине — Но вот только……

— Только что? — словно, как зацепившись за последнюю соломинку, держала нервно пальцы рядом с губами Громова — Если тебе есть что-то сказать Оксана, тебе лучше сказать это сейчас

— Я хотела сказать — обернулась Оксана, посмотрела на Громову пустым взглядом — Что даже, если я что-то придумаю, наверняка, Виктора Валентинович, это не одобрит, слишком большой риск

— Но шанс есть?

— Даже если есть — уныло ответила Оксана, продолжая смотреть на Громову, оставаясь сидеть на кровати к ней спиной, в пол оборота головы, смотрела на белокурую женщину — Что толку, если солдаты, перекрыли вход в реанимационное отделение

— А что если я решу с ними вопрос

— Во-первых, вам никак не отманить солдат оттуда

Была не согласна Оксана, нервничая, кусая краешек губы, свесив голову, собирала пальцами простыню, на которой сидела, сжала в кулак.

— Громов второй раз не клюнет на мой фокус

— И второе ты хотела сказать — начала словно заканчивать предложения Громова — Что твой, якобы бывший ректор, ни за что не поверит в твои идеи

— Что вас удивляет? — поинтересовалась Оксана, заметив усмешку на лице Громовой

— Почему он не поверит? — удивлённо спросила женщина, сделав шаг к кровати, на которой, спиной к ней, сидела Оксана — Ведь он сам вас рекомендовал Громову

— Потому что

Таким же тихим голосом, нервничая, сжимая простыню в кулак, сходила с ума Оксана, то чувство, когда её лишили власти над пациентом, приводило её рассудок в ярость.

— Я люблю действовать — обернулась Оксана, в который раз посмотрела на то, как женщина, словно хищница, подошла к кровати, на которой она сидела — Слишком уж радикально

— Это помогает? — поинтересовалась стоя у кровати Громова, продолжая смотреть на Оксану, белокурая женщина улыбнулась

— Татьяна Васильевна — обратилась впервые шатенка, стоя в углу комнаты, не проронив ни слова, пока тут находился Громов — Я могу идти или я вам еще нужна?

«Опять эта фрезия, фу…. блядь как же, она мне надоела, как мне надоела вся эта проклятая семья, я хочу уехать отсюда», размышляла Оксана, кусая нервно краешек губы, продолжала сидеть на постели, спиной к женщине, чувствуя запах, исходящего от неё парфюма.

— В некоторых случаях это помогает — ответила Оксана — Но чтобы там ни было, я не смогу это провести в палате, мне нужна будет операционная

— И что ты предлагаешь? — спросила Громова, подойдя к кровати, кивнула шатенке, чтобы она покинула комнату, махнула рукой так, чтобы девушка, выходя, закрыла за собой двери

— Я….? — удивилась Оксана, обернувшись, посмотрела на стоящую за спиной женщину пустым безразличным взглядом — Пока ничего

— Прошу Оксана

Коснулась она пальцами подбородка Оксаны, женщина посмотрела внимательно ей в глаза, в лазурной голубой красоте которых, отражалась боль, страдающей души.

— Что ты знаешь — утверждала Громова, делая на этом акцент — Как вытащить, моего сына из комы

— Ну даже если это и так — продолжала Оксана смотреть на женщину пустым взглядом, когда она обошла кровать и села напротив неё — Виктор Валентинович, ни за что не одобрит мои методы

— Я одобрю!

— Он ваш сын — говорила Оксана, держа перед собой, руки на шелковой простыне — Не думаю, что вы пойдёте на риск

— Когда ничего не остаётся — коснулась Громова рук Оксаны, продолжая смотреть на неё тёплым и нежным взглядом — Только это…….

— Мне нужен компьютер

Распорядилась Оксана, оглядываясь по сторонам, чувствовала на обратной стороне ладоней, что Громова держала на её руках, теплоту пальцев женщины.

— Ноутбук подойдёт

— У меня есть ноутбук

— Так же как и эта комната — любознательно посмотрела Оксана на масштабы этой комнаты

— Хорошо — развела руками Громова, посмотрев как бы с отчаянием на комнату — Забирай, я обойдусь, ради сына, я пойду на любой твой каприз, только вытащи его из комы

— Если бы еще знать как — отчаянно произнесла Оксана — Максимум что я смогу, даже учитывая вашу помощь, это попасть в палату к вашему сыну

— Так придумай что-нибудь там

— Что?

Удивлённо Оксана раскрыла глаза, посмотрела на то, как женщина встала с кровати, обошла её, играя бёдрами перед ней, прошла мимо панорамных окон, отражая прелести сочной фигуры.

— Что я могу придумать в условиях жестких условий?

— Ты же вроде как известный хирург

— Больше кажется что нет — уныло ответила Оксана, продолжая сидеть на постели, свесив голову, смотрела и теребила багровые простыни

— Так в чём дело? — обернулась стоя у окна, Громова прислонила пальцы к холодному стеклу, недовольно посмотрев на Оксану — Ты занимаешься лечением моего сына

— Если Громов так считает — отчаянно говорила Оксана, оставаясь сидеть на постели, спиной к белокурой женщине — Я тогда я не понимаю, зачем я ему вообще нужна?

— Ты мне нужна

— Что толку — поникшим голосом ответила Оксана — Если нам даже не удастся преодолеть первый заслон солдат Громова

Свесив ноги с кровати, рассуждала Оксана, поднимая взгляд отчаявшихся глаз, посмотрела на Громову, когда женщина стояла спиной у окна, а прохладное стекло, отражало силуэт её бёдер.

— Твою мать блядь — грязно выругалась Оксана, вставая с постели, не могла унять ту боль и панику, которую перед сложным выбором её поставил Громов — Почему я должна пробиваться к своему пациенту с боем?

— Тебе и не придётся ничего делать

Отошла Громова от окна, направляясь к Оксане, очень осторожно, женщина, держа руки на бёдрах, в каждом шаге выражала сочную элегантную, для своего возраста, фигуру.

— Я сама организую тебе дорогу

— Да что вы говорите — подошла Оксана к этой женщине, чувствуя, как искушено от неё пахло композицией духов, придатка сексуальной страсти — И каким же образом?

— Это моя проблема

Ответила Громова, в тот момент, когда Оксана, любознательно продолжая на неё смотреть, была поражена чудесным зелёным оттенком её глаз, что манил к себе. Эта женщина, знала, как совратить и подчинить к себе разум и расположение к себе партнёра, словно хищница, что сетями опутала сознание Оксаны, приковав к себе всё её внимание взгляда.

— Но уверяю тебя — поменялись они места, когда Оксана осторожно обошла эту женщину, встав теперь спиной к панорамному окну, Громова подошла к ней, и коснулась подушечкой указательного пальца её пылких, страждущих губ — Тебе не о чём беспокоится

— Да что вы говорите?

Ухмыльнулась Оксана, отойдя к окну, касаясь плечом его прохладного стекла, почувствовала, как Громова подошла к ней вплотную, давая почувствовать запах своего парфюма.

— Вы так говорите, как будто всё сами решите

— Так и есть

Ответила Громова, прильнув к губам Оксаны, женщина говорила так, словно давала почувствовать запах исходящего от них вина, сладость которого и тёплое дыхание которого завораживало.

— Я тебе заверяю — шептала женщина рядом с губами Оксаны, пленяя её слух сладостной порочной речью — Что все вопросы

Утверждала белокурая женщина одной рукой, обвила талию Оксаны, касаясь пальцами выставленных упругих бёдер, когда другой рукой она ладонью коснулась её щеки.

— Касающееся Громова и его солдат

Говорила так убедительно Громова, позволив себе облизнуть при этом губами, губы Оксаны, сладостно и страстью, блондинка, словно знала, как обуздать её порочный сексуальный пыл.

— Я возьму на себя

— И я должна в это поверить?

— Я ведь ничего взамен не прошу

— Ты просишь — ответила Оксана, чувствуя дыхание, то, как дышала эта женщина, пронизывала до самих глубоких эротических инстинктов — Решить проблему со своим сыном

— Мне кажется — утверждала Громова, вновь облизнула губы Оксаны, так сладостно и приятно, когда они обе вмиг поцелуя их плавно раскрыли и кончики их языков нежно соединились вместе, обмениваясь вкусом слюны — Что ты сама считаешь, что нужно это исправить

— Вот как

Улыбнулась Оксана извращённой сексуальной похотью улыбкой, вновь касаясь сама губ этой женщины, потом снова и снова, при каждом касании раскрывая их, касаясь её языка своим.

— Ты тоже считаешь, что это моя вина

— Все совершают ошибки

— Значит, ты думаешь

Отпрянула Оксана от губ этой женщины, прижавшись затылком к стеклу, состроила удивительный взгляд кошки, раскрывая при этом лазурные голубые глаза.

— Что я совершила ошибку?

— Которую я верю

Убеждала Громова, коснулась пальцами обеих рук к выставленной груди Оксаны, женщина словно наседая, прижалась к её телу, раскрывая при этом в порочной страсти губы. Их взгляды словно были прикованы друг к другу, Громова искусно владела сознанием Оксаны, пользуясь даром обольщения, она знала, как приковать её всё внимание к себе.

— Что ты сама исправишь

— Откуда такая уверенность?

Поинтересовалась Оксана, коснувшись ладонью лица Громовой, ощутила, как пальцы женщины прикоснулись к плоскости её живота, их холодок будоражил, их нежность раскрепощала.

— Мне случайно кажется — сгибая ногу в колено, поднимая её, Оксана облокотилась на стекло прохладного окна, почувствовала, как коготки пальцев этой женщины слегка коснулись её лобка

— Что тебе случайно, кажется?

Спросила нежным шепотом Громова, разговаривая рядом с губами Оксаны, женщина аккуратно прошлась пальцами, сползая с лобка, вдоль её половых губ. Тонкий аромат парфюма, которым так завораживающе пахло от Громовой, чьи манящие оттенки, пленили разум Оксаны. Пальцы этой женщины, аккуратно раздвинули половые губы Оксаны, её дыхание она чувствовала, словно как жертва, попавшая в её развратные сети.

— Ты можешь мне всё рассказать — проникая аккуратно пальцами во влагалище Оксаны, белокурая женщина, трением необузданной страсти

— А….

Раскрывая губы, Оксана издала порочный стон, в тот момент, когда Громова, жадно облизнула ей губы, кончиком языка коснулась, лишь слегка и так тонко коснулась её языка, в момент стона.

— М…. — искушено изнывала, чувствуя в себе пальцы женщины, как она страстно и со сказочной лаской проникала в неё, Оксана никак не могла оторвать и разорвать гармонию этого поцелуя

Сладко целуя губы женщины, Оксана сходила с ума по обольщению, прижимаясь ладонями к стеклу, окна около которого стояла, ощутила, как пальцы руки женщины вцепились в грудь.

— А…..

Продолжая сексуально издавать стоны, Оксана, сексуально играя телом, словно сама наседала на пальцы женщины, что Громова ввела в неё, не разрывая при этом сладострастия поцелуя.

— Уф…… — состроив губки бантиком, Оксана легонько обвила пальцами лицо Громовой, продолжая покорно смотреть ей в глаза, испытывала трение пальцев женщины в себе

Сладострастие поцелуя и вкус слюны этой женщины, пропитанный вином, словно ядом, отравлял разум Оксаны, заставляя сходить с ума и жадно облизывать ей губы, касаясь языком её языка.

— А-а-а-а-а

Запрокинув голову, Оксана издала затяжной сексуальный стон, оторвавшись от губ женщины, с раскрытыми глазами посмотрела на потолок в комнате. Чувства были настолько сильно напряжены, что Оксана испытала сильный оргазм, находясь в нежности рук белокурой женщины, извиваясь при этом, подобно танца страсти королевской кобры. Громова обвив рукой бёдра Оксаны, в тот момент, когда она как бестия вилась в руках женщины, ощущая пальцы, другой руки в себе то, как они настойчиво и в тоже время поступательно входили в неё. Раскрывая губы в порочном искушении страсти, Оксана, выгнув спину, в объятии рук блондинки, переживала оргазм, феерическое удовольствие, забыв все обиды, что она когда-то к ней испытывала.

— М…… — кусая соблазнительно губу, Оксана выпрямила спину, посмотрела на Громову, прямо в глаза, когда пылающие огнём жажды губы, настойчиво требовали поцелуя

— Тебе понравилось? — спросила Громова, извлекая пальцы из влагалища Оксаны, женщина самостоятельно несколько раз облизнула ей губы

— Я…… я…….

Не могла Оксана отдышаться, падая на колени аккуратно, сидела перед ногами женщины, прислонив пальцы к губам, поджала под себя ноги. В каждой клеточке Оксаны, после того, что с ней сделала Громова, бурлила неудержимая жажда порока, сознание разрывалось в сексуальной лаве любви, когда кожа словно полыхала огнём от пережитого оргазма.

— Я…… — не могла отдышаться Оксана, оставаясь сидеть на коленях, когда сама вся текла обуздавшим соком любви, держа руки на ворсистом белом ковре

— Тебе следует отдохнуть

— Где вы так научились — быстрым темпом голоса, спросила Оксана, сделав небольшую паузу в момент разговора — Удовлетворять женщин

— Это секрет Оксана — положила Громова руку на голову к Оксане, когда подошла к ней, заметила, как она не могла отдышаться, после пережитого нежного оргазма, который произошёл спонтанно

— У вас неплохо получается — поднимая искушенный похотью взгляд, Оксана посмотрела на женщину, перед которой сидела на коленях на белом пушистом ковре

— Еще что-нибудь хоть — поинтересовалась Громова, касаясь пальцами подбородка Оксаны, вынуждая её на себя смотреть — Я могу для тебя сделать

— Мне нужен ноутбук с доступом к интернету

— Я всё организую

Направляясь к выходу из комнаты, оставляя Оксану сидеть на полу, ответила Громова, выраженно в каждом шаге, женщина подчеркивала сочную фигуру своих бёдер.

— Больше ничего? — поинтересовалась она, остановившись посреди комнаты, обернулась, посмотрела с ухмылкой на Оксану, когда она прислонила одну руку к лобку, а другую к груди

— Мой телефон — ответила Оксана, тихим голосом, лаская своё тело, сходила с ума по власти любви, в плену которой находился её разум

— Я всё организую — ответила Громова, когда подошла к закрытым двустворчатым дверям, входа в спальню — Тебе кажется нужно побыть одной

— Мне кажется, нужно принять теперь ванну

Мило улыбнулась Оксана, пропуская сквозь пальцы ворс от ковра, когда прошлась по его пушистой поверхности ладоням, выгнув спину, встала на четвереньки.

— Ты довела меня до оргазма

— Тебе кажется, его сильно не хватало

— Я не думала

Смутилась Оксана, вновь села на колени на ковре, отразила на щечках румянец, чувствовала застенчивость перед этой женщиной за случившееся.

— Что ты возьмёшь меня вот так вот

— А чего ты ожидала — мило улыбнулась Громова, держась за ручку закрытой двери — Личного приглашения

Улыбка на лице этой женщины, отражала истинный сарказм, Громова отзывалась так, будто всё то, что случилось, было в порядке обыденных вещей.

— Извини, что разочаровала тебя

— Ты меня только порадовала

— Тогда в чём проблема? — поинтересовалась Громова, наблюдала, как Оксана вновь встала на четвереньки, с любопытным взглядом смотрела на белокурую женщину

— А разве есть проблема? — хищной кошкой, Оксана сделала шаг на четвереньках в сторону женщины, состроив улыбку на распущенных пылких губах

— По-моему ты только что сейчас — указывая пальцем, пафосно, говорила Громова — Высказывала недовольства или я ошибаюсь?

— Так и будем говорить вопросом на вопрос? — выгну спину, Оксана с изумлением наблюдала за женщиной, когда она стояла у закрытых двустворчатых дверей

— Если ты так спрашиваешь

— Я спрашиваю нормально — мило улыбнулась Оксана, расположилась снова на коленях посреди комнаты, наблюдая за Громовой

— Чтобы ты там себе не думала Оксана — заявила Громова, открывая дверь комнаты, отчаянно вздохнула она, посмотрев на Оксану, пожала плечами — Да что толку говорить, я лучше пойду….

— Правильно — уныло ответила Оксана, продолжая сидеть на ковре посреди комнаты, опустив поникший взгляд на его белый, мягкий ворс — Идите

Ничего не ответив, Громова покинула комнату, оставляя в ней Оксану, сидеть посреди комнаты, в полном одиночестве, когда она, нежно трогала пальцами мягкий белый ворс, сгорала сознанием от предубеждений пережитого оргазма.

 

***

Начиная ходить по комнате, Оксана была одета в короткую черную юбку и темную кофточку топ, прислонив пальцы к губам. Когда за окном, время неумолимо двигалось к закату, солнце постепенно заходило за горизонт, оставляя на серых тонах, багровые лучи уходящего дня. Нежно коснувшись пальцами, другой руки, груди, Оксана, остановившись у окна, оглянулась, посмотрела на открытые интернет странички, стоящего на столе в комнате ноутбука. Продолжая нервно ходить кругами, вновь, Оксана, играя упругими бёдрами, словно выражая перед зеркалом изящный узор ажурных чулок.

— Я что-то упускаю

Шепотом рассуждала Оксана, пройдя рядом с углом гладкого стола в комнате, посмотрела на лежащий рядом телефон, кусая раздраженно при этом краешек губы.

— Опухоль левого предсердия

«Атриовентрикулярная блокада третей степени», перечисляла Оксана в голове известные симптомы, продолжая который час ходить по комнате, пока полностью тени приближающей ночи, не поглотила всё её пространство.

— А что если это не фенозипам?

Встав под светом большой хрустальной люстры на потолке, размышляла Оксана, пытаясь спорить с собой, держа кончики пальцев у губ.

— Что если опухоль предсердия является причиной

Выставляла Оксана догадки, прошла мимо стола, коснулась пальцами, стоявшей на углу кружки с чаем, легонько пододвинув её к себе.

— Что если устранить причину — рассуждала Оксана, обвив пальцами ручку кружки, оторвала её от стола — Однако я не могу связать кому, как она могла проявиться, как только я устранила опухоли средостения

«Возможно я что-то упускаю, но вот что», чувствуя как от кружки, что Оксана держала в руке, встав на фоне окна, наслаждалась ароматом лаванды.

— Сердечная недостаточность? — продолжая дальше предполагать, отпила Оксана глоток чая, с душистым запахом лаванды

Прошла Оксана с кружкой в руке по комнате, обернулась, посмотрела на восходящую луну за стеклом, когда за большими панорамными окнами лишь слегка слышалось шуршание опавших листьев на земле и шум трения голых веток. Продолжая смотреть на луну искушенным взглядом, Оксана стояла посреди комнаты, под светом большой хрустальной люстры, согнув ногу в колено немного так, чтобы отражение света появилось на её капроновом черном чулке. Прислонив пальцы к губам, Оксана посмотрела на своё блеклое отражение в окне, раскрыв при этом широко глаза, что блестящими лунными камешками отразились поверхности прохладного стекла.

— Придётся промыть ему желудок и дать активированный уголь

Тихо предположила Оксана, продолжая шептать в пустоту комнаты, пытаясь найти решение с опухолью в левом предсердии, наличие которой вызывало сильную сердечную недостаточность.

— Вот только как я устраню опухоль в палате

Прикусывая краешек губы, Оксана начала ходить вновь по комнате кругами, предполагая разные варианты, лечение опухоли сердца, не прибегая покинуть палату.

— Громов мне не позволит хоть что-то предпринять в операционной — размышляла Оксана, нервничая, кусая губу, сжимала пальцы в кулаки, истязая свой разум лишними эмоциями

«Остаётся только химиотерапия, которую я могу провести в палате», поставив кружку на стол, размышляя, подошла Оксана к панорамному окну, касаясь пальцами его прохладного стекла, посмотрела в глубину образовавшейся ночной мглы.

— Остаётся только решить проблему тяжелой интоксикации фенозипамом

Тяжелая интоксикация — больного полностью отсутствуют рефлексы, может развиться агония. Процесс нередко заканчивается впадением в глубокое коматозное состояние! У пострадавшего отмечается расширение зрачков, нарушение дыхательного процесса, сбои сердечного ритма, понижение давления и повышение вероятности развития гипотермии.

— Надо позвонить этой блондинистой суке — мило улыбнулась Оксана, отражая порочную искушённую улыбку на стекле, после чего оставляя пальцы, медленно отошла, как будто не хотела разрывать связь со стеклом, продолжая на него смотреть — Она мне должна помочь

Подошла медленно, стукая каблуками по паркету в комнате, к телефону, что лежал на краю стола, взявшись за него пальцами, обернулась, вновь посмотрела на окно.

— Ты наверно не ожидала моего звонка

Мило улыбнулась Оксана, когда девушка, которой она звонила, молча приняла вызов и начала недовольно сопеть в трубку, ожидая слов входящего оппонента.

— Послушай — сморщила пафосно Оксана губки, прижавшись бёдрами к столу, рядом с которым стояла, подогнув одну ногу в колено — Я знаю, что поздно и ты наверно крепко спала…….

— Чего вы хотите Оксана Владимировна? — недовольно ответила Марина Павловна

— Я решила провести химиотерапию пациенту

— Поздравляю — вяло ответила, блондинка сонным голосом — Теперь я могу поспать, знаете, у кого-то был очень тяжёлый день

— Я всё прекрасно понимаю

— Нет, не понимаете! — возразила Марина Павловна, не соглашаясь со словами Оксаны

— И хватит на меня кричать! — упрекнула Оксана, повысив голос — Я тебе не базарная девка

— Да что вы говорите

Изумилась в улыбке будто блондинка, было слышно из динамика телефона, как злость в Оксане, пробудило в ней дикую радость, которую она выражала своим приятным дыханием.

— Это не вы ли бросили меня стоять одной посреди коридора?

— Это всё потому — заявила Оксана, оспаривая такое утверждение — Что ты отказывалась мне помогать, я подумала, что Громова послала за мной людей

— А она за вами никого не посылала?

— Нет конечно — мило улыбнулась Оксана, взяв в руки кружку, оставленную стоять на столе — Она хотела меня после этого найти

— Знаете, Оксана Владимировна! — зевая, ответила блондинка, желая уже скорее закончить этот разговор — Свои проблемы теперь решайте сами

— Это с какой это стати теперь со мной так стала разговаривать?

— Да с такой — возразила белокурая девушка — Вы вечно считаете себя самой важной

— А что разве это не так?

— Хватит! — громко вскрикнула Марина Павловна, так что Оксана, сморщив гримасу, отодвинула динамик телефон от уха — Когда вы уже, наконец, поймёте Оксана Владимировна!

Сделала блондинка такой акцент, на имени Оксаны, будто хотела привлечь всё её внимание, к страданиям, что она испытывала.

— Что вы не центр вселенной вокруг которой всё крутиться

— Да надо же — пафосно состроила Оксана губки трубочкой — А я почему-то думала наоборот

— Вы ошибались

— Послушай

Уныло вздохнула Оксана, когда отошла от стола, в каждом шаге выразительно покачивая бёдрами, словно, хотела похвастаться узором черных надетых на ногах чулках.

— Так мы с тобой ни о чём не договоримся

— Да надо же — теперь так же ответила блондинка — А с чего же это я вами теперь должна договариваться?

— Просто помоги мне исправить всё то — откровенно говорила Оксана, решив выбрать хитрую тактику манеры разговора — Что я натворила

— А передо мной вы не хотите извиниться? — уныло вздохнула блондинка, но по тону её голоса, была благосклонна к словам Оксаны, которые пробудили в ней, таившиеся чувства

— Интересно за что?

— Да хотя бы за то — утверждала Марина Павловна — Как вы позволяете себе вести со мной, когда я для вас делаю всё самое лучшее

— Ты для меня делаешь лучшее? — озорным смехом рассмеялась Оксана, запрокинув голову, посмотрела в отражение стекла, напротив окна рядом с которым она стояла

— Чего смешного? — с обидой в голосе спросила, поинтересовалась блондинка

— Мы просто работаем вместе — заявила Оксана, развеивая в прах все ожидания белокурой собеседницы — Просто так получилось, что ты теперь работаешь на меня

— Я работаю на вас? — возмутилась блондинка так, что явно была не согласна с доводами Оксаны

— А что разве не так? — поинтересовалась Оксана, будто делая вид, с усмешкой на губах, не понимала возражения своей белокурой собеседницы

— Вы заблуждаетесь Оксана Владимировна

— А мне кажется, что нет!

— Хватит! — взвизгнула криком опять блондинка, от чего Оксана, возмутившись, посмотрела на сенсор телефон, отодвинув который от уха, прикрыла его ладонью

— Да блядь что ты так кричишь? — грязно выругалась Оксана, высказывая недовольства

— Ладно — вздохнула вновь отчаянно блондинка — Просто скажите, что мне сделать

— А с самого начала момента нашего с тобой разговора — удивилась Оксана, как легко согласилась её собеседница на помощь — Можно было как-то прийти к такому соглашению?

— Нет! — возразила снова блондинка, крикнув в телефон так, что Оксана в который раз отодвинула уха, была недовольна разговором

— Ладно — успокаивая собеседницу, говорила Оксана, жестикулируя рукой — Мне просто нужна твоя помощь

— Это в последний раз! — предупредила Марина Павловна — Я помогу вам, вижу по-другому, вы не понимаете, как я хочу спать

— Могла бы просто сбросить вызов — ухмыльнулась Оксана, развела руками, прижав телефон плечом к уху — Я бы всё поняла

— Не думаю — ответила блондинка, по тону её голоса, она вновь выражала капризы — Что вы бы так легко и просто сдались

— Ну я был нашла другой вариант

— Который окончательно убьёт нашего пациента?

— Да с чего ты вдруг решила, что я хочу его убить? — поинтересовалась Оксана, посчитав такой вывод собеседницы, как оскорбление на свой счёт

— Просто скажите, где вы сейчас?

«Блядь ну как тут ей скажешь, она всё равно и так поймёт», прикусывая краешек губы, подошла Оксана к окну, взяв в руку телефон, обвила его пальцами.

— Я у Громовой дома

Застенчиво улыбаясь, ответила Оксана, после чего состоялось непродолжительное молчание, судя по которому она поняла, что её белокурая собеседница обдумывает происходящее.

— Конкретно сейчас в её комнате

— А что вы делаете в её комнате? — поинтересовалась Марина Павловна, пытаясь сдержать всё излишнее любопытства и чувства, что она испытывала к Оксане

— Не волнуйся — улыбнулась порочной улыбкой Оксана — Мы не спим вместе, это просто одно из условий, моего гостеприимства у неё

— Да я не про это — выражая застенчивость и по дыханию в динамик телефона, Оксана поняла, что её собеседница, улыбнулась в трубку

— Тогда что ты имела в виду — улыбнулась Оксана, начиная ходить по комнате кругами с телефоном в руках — Ну же говори, я не умею читать мысли — повторила она, после того, как её собеседница некоторое время провела в молчании, сопела с какой-то обидой в микрофон телефона

— Для вас, хоть что-то значит — поинтересовалась Марина Павловна, как будто её беспокоил ответ Оксаны — Что между нами произошло, ну тогда в душе?

— А…. ты про это — улыбнулась Оксана, проходя мимо зеркало в комнате, встала к нему боком, словно любуясь своим отражением — Да не переживай ты, всё нормально

— Для вас ничего не значит это взаимосвязь?

— Я же сказала тебе — нахмурила губки Оксана, продолжая стоять перед зеркалом — Что всё нормально, можешь не о чем ни волноваться, ну было и было, что тут такого?

— Я думала, что для вас это значит хоть что-то — начала переходить к сентиментальности, отчаянно говорила блондинка — Что для вас я хоть что-то значу

«Надо ей хоть что-нибудь ответить, а то я так не получу, заслуженную помощь, а без неё, я не смогу вернуть пациента из комы, а если не верну, меня либо Громова, либо Громов прибьёт», размышляла Оксана, прислонив пальцы к губам, предположила для себя не лучший вариант.

— Да значишь — прошипела Оксана, скрепя зубами — Довольна?

— Могли бы как-то ласковее

— Ну извини — нервно ответила Оксана, пожав плечами, держа телефон рядом с ухом на согнутой руке — Сказала как могла

— Я помогу вам — согласилась Марина Павловна — Но это будет последнее, что я для вас сделаю

— А я и большего и не прошу

— После этого вы уедете

— Милая моя — улыбнулась Оксана, когда подошла к зеркалу и свободной рукой, кончиками пальцев коснулась его поверхности — После этого я в любом случае уеду, даже если не получится, мне придётся убегать из города, пока Громов меня не пристрелил, а Громова не задушила

— Вот семейка — рассмеялась в трубку блондинка — Да сочувствую вам, когда вы так рискуете

— Я порой сама себе сочувствую

— Что будите делать? — поинтересовалась Марина Павловна — В условиях того, что Громов не пускает вас в палату к нашему пациенту, без одобрения Виктора Валентиновича

— Не знаю — скрепя зубами вновь, ответила Оксана, чувствуя раздражение и заносчивость, царапала коготками поверхность гладкого зеркала

— Вы же понимаете пока это лекарство у него в крови….

— У него интоксикация в крови — обернулась Оксана, посмотрев еще раз, что дверь закрыта, выражая опаску, чтобы Громова не вошла внезапно в комнату — Я слишком долго пичкала его этим лекарством

— Ему нужно очистить кровь

— Я сама это прекрасно понимаю

— Если вы теперь отвлечете солдат — говорила очень осторожно блондинка — Я доставлю вам оборудование гемодиализа

— Почему Виктор Валентинович до этого не догадался?

— Не хочет даже думать — рассказывала белокурая девушка, пока Оксана стояла у зеркала, продолжая смотреть в отражение — Что это из-за фенозипама, вы так мало его давали

— А из-за чего тогда?

— Он думает, что это кома при легочно-сердечной недостаточности

Кома при легочно-сердечной недостаточности развивается при сочетанном нарушении функций дыхания и кровообращения у больных с первичной патологией дыхательной системы. Важным патогенетическим фактором такой комы является уменьшение насыщения венозной и артериальной крови кислородом. Как при острой, так и при хронической легочно-сердечной недостаточности может развиться гипоксическая кома.

Острая легочно-сердечная недостаточность может возникнуть при быстро нарастающей компрессии легкого в случаях экссудативного плеврита, пневмоторакса, эмболии легочных сосудов, на высоте приступа бронхиальной астмы, при тотальной двусторонней пневмонии. Острая легочно-сердечная недостаточность развивается в результате постепенной закупорки значительной части крупных ветвей или мельчайших разветвлений легочной артерии с последующим рефлекторным сужением артерий общего сосудистого русла. При эмболии крупных ветвей легочной артерии острая правожелудочковая недостаточность осложняется нейрорефлекторным спазмом ветвей легочной артерии и венечных сосудов. Через несколько часов расширяются правый желудочек и правое предсердие. Выслушиваются акцент II тона над легочной артерией и ритм галопа. Повышается венозное давление. Набухают шейные вены, появляются одышка, цианоз. Больные быстро теряют сознание в связи с острым развитием застойных явлений в сосудах головного мозга и недостаточным снабжением его кислородом. Кислородное голодание и гиперкапния приводят к вторичным дисциркуляторным явлениям в сосудах мозга.

Дисциркуляторная «энцефалопатия» (ДЭП) — предполагает медленно прогрессирующее многоочаговое или диффузное сосудистое поражение головного «мозга», а также их сочетание. Это последствие различных по причинам заболеваний, общим для которых является поражение мелких артерий и артериол (микроангиопатия).

— Бред какой-то — была не согласна Оксана с такими выводами — Легочная гипертензия у него прошла или он всё еще на аппарате искусственной вентиляции легких?

— Он на аппарате жизнеобеспечения — пояснила блондинка — И неизвестно, сколько он еще на нём продержится, атриовентрикулярная блокада уже в последней стадии, Громов боится всё рассказать Громовой, так как для вас будут тогда печальные последствия

— Просто интересно — нахмурила Оксана обидчиво губки, отошла от зеркала, оставляя на нём пальцы, словно как будто не хотела разрывать связь — Почему всегда все во всём винят меня?

— Это по вашей вине он в коме?

— По моей?

Удивлённо остановилась Оксана, отводя пальцы от серебряной поверхности, посмотрела на своё отражение, кусая при этом нервно губу.

— Я пыталась ему помочь, если конечно ты не заметила

— Я заметила — рассмеялась Марина Павловна — Что наш пациент с вами в коме

— Я же тебе сказала

Прошипела Оксана, положив ладонь свободной руки на поверхность зеркала, стояла рядом смотрела в своё отражение, старалась держать свои эмоции под контролем.

— Что я во всём разберусь

— Не помешала

Не заметила Оксана шатенку, когда двери комнаты раскрылись, заставив её вздрогнуть и прислонив пальцы к губам, обернулась и недовольно посмотрела на незваную гостью.

— Просто Татьяна Васильевна просила убедиться, что вам ничего не нужно

— Извини дорогая — обратилась Оксана к своей собеседнице по телефону, прикрыла рукой микрофон телефона — А что по мне похоже, что мне что-то нужно, если что-то понадобиться, я непременно дам знать твоей хозяйке об этом

— Мадам уехала

— Громова уехала? — удивилась Оксана, держа руку на микрофоне телефона, прикрывая его ладонью — Но куда?

— Она не докладывает

— Я перезвоню

Убирая руку от телефона, ответила Оксана девушке, с которой вела беседу по мобильнику, после чего провела пальцем по сенсору, разрывая разговор.

— Куда уехала Громова? — повторила Оксана свой вопрос, положив телефон на комод, рядом с большим зеркалом в комнате, повернулась к вошедшей девушке в комнате

— Я же сказала — мило улыбнулась девушка, прошла по комнате шатенка, забавно играя телом, держа ладони обеих рук у себя на бёдрах, словно выражая перед Оксаной невинность, встала, осматривая тело, опустив взгляд вниз — Она не докладывает

— Тогда что ты тут делаешь? — удивилась Оксана, продолжая смотреть на девушку в синем платье, когда она продолжала стоять в комнате

— Я же сказала, что мадам отправила спросить у вас

Говорила она, подойдя к Оксане, словно давая почувствовать изюминку своего парфюма, искушающая палитра которого завораживала неповторимостью, плавно раскрывающегося вкуса.

— Ни в чём ли вы не нуждаетесь

«Блядь как же меня заебала эта тупая сука», раздражённо подумала про себя Оксана, извращая в голове оскорбляющие мысли, прикусывая краешек губы, наблюдала, как девушка к ней подошла.

— А что по мне, похоже?

Поинтересовалась Оксана, не могла вынести присутствие этой девушки и тонкий аромат фрезии, что от неё исходил от тела девушки, напоминал о символе почёта Громовых.

— Что я могу в чём-то нуждаться?

— Ну не знаю — была какой-то шатенка сама не своя и вела себя застенчиво — Хоть в чём-нибудь, неважно в чём, я всё для вас исполню

— Ты? — удивилась Оксана, посмотрев на девушку внимательно, после чего рассмеялась озорным смехом, прикрывая губы — С чего бы вдруг?

— Татьяна Васильевна хотела чтобы вы расслабились

— Громова? — была всё больше удивлена Оксана, прижав к груди пальцы, прошла мимо девушки стоявшей в комнате, внимательно продолжая на неё смотреть — В принципе это не её забота, хотя она, по крайней мере

Выставила Оксана палец перед носом девушки, наблюдая внимательно за ней, подошла к ней, внимательно посмотрев в глаза шатенке.

— Наверно сильно переживает

— Как бы там ни было…… — утверждала, рассказывала шатенка, встав рядом с Оксаной, почти вплотную, девушка осторожно подняла на неё свой взгляд

— Что же

Только сейчас Оксана обратила внимание, насколько сильно была раздражительно и словно каждая мелочь в комнате, даже это откровенное платье на девушке, как будто всё ей не нравилось.

— Просто ради интереса

Коснулась Оксана подушечкой указательного пальца алых пылких губ девушки, почувствовала страждущий жар на их поверхности, прекрасно при этом, зная, что он означает.

— Что ты мне предлагаешь?

— Расслабиться — ответила шепотом девушка, как только Оксана убрала палец от её губ

— Что же

Обвив руками талию, поинтересовалась Оксана, встав рядом с девушкой, внимательно наблюдая за движением её глаз, манера, мимики лица, поведением в целом.

— Наверно это — скрывая свою раздражительно, постаралась Оксана из-за всех сил отразить на лице улыбку довольства — Сейчас то, что мне нужно

— Тогда пойдёмте в гостиную? — протянула она руку Оксане

— А почему бы и нет — пожав плечами, с оставшейся улыбкой на губах, согласилась Оксана

— Татьяна Васильевна хочет чтобы вы расслабились

— Правда? — спросила Оксана радостным голосом, изображая подобие лживой улыбки — Интересно какое ей до этого дела

— Вы что-то задумали

Вышли они с Оксаной в коридор, между комнат в доме, ступив сразу на постеленную ковровую дорожку. На стенах горели светильники бра, а так же натяжной потолок, висели картины в золотистых рамочках, фотографии хозяйки дома, выполненные в обработке изумительного качества. Атмосфера запаха лаванды, коридор словно пропитывала, пронизывали искушающие ноты этой мелодии, пробуждая самые мрачные и низменные порочные инстинкты.

— Татьяна Васильевна хочет вам в этом помочь

— Я верю — мило улыбнулась Оксана, касаясь пальцам золотистой рамки фотографии, хозяйки дома, что висела на стене, когда она прошла мимо — Но только не понимаю, зачем?

— Вы главный лечащий врач её сына

— Её сын специальный правительственный агент, работающий на своего же дядю

— Суть дела не меняет кто он — мило улыбнулась шатенка, заметив, с каким изумлением, Оксана смотрела на женщину, изображённую на фотографии — Он ведь её сын

Прошептала она, встав за спиной у Оксаны, шепот этой девушки, ласкал тёплым воздухом мочку её уха, будоража сознание сексуальными эмоциями, что она ощутила, слыша голос девушки.

— Каким бы он не был и кем бы ни работал — утверждала знающе шатенка, обвив нежно рукой талию Оксаны — Он всегда будет её ребёнком

— Ни взирая на то

Ухмыльнулась Оксана, ощутив пальцы девушки на своих бёдрах, как они медленно ползли вперёд, касаясь передней части, натянутой ткани, надетой на ней черной юбки.

— Что он агент национальной безопасности

Сохраняя лестное подобие улыбки, Оксана обернулась, состроив хищный взгляд, обвила шею девушки, прижалась к шатенке, позволяя пальцем её рук касаться выставленных упругих ягодиц.

— Который сам может о себе побеспокоится

— Ну в душе она всегда будет видеть в нём ребёнка

— Так что ты там говорила на счёт гостиной?

Поинтересовалась Оксана, скрестив руки за шей девушки, находясь в её нежных объятиях, ощущая палитру парфюма, исходящую от неё, была заражена её вкусом.

— Что кажется — специально Оксана состроила задумчивый взгляд, посмотрела на лампочки, горевшие тёплым светом на потолке в коридоре — Помочь мне расслабиться

— Мы с подругой уже вас ждём

— С подругой? — переспросила Оксана, удивившись, посмотрела на лицо этой девушки, что взялась за её кончики пальцев, поманила за собой

— Ну вы же хотите хорошо расслабиться

— То есть я буду окружена вниманием — мило улыбнулась Оксана, показывая коготком указательного пальца на себя — Вами обеими?

— Разве это плохо?

— А разве сказала что это плохо — прикусывая краешек губы, Оксана держалась за пальцы шатенки, покорно следовала за ней

Просторная гостиная в два этажа, колонны и белый мрамор, большие две хрустальные люстры, что висели на потолке, как украшение драгоценного стекла и достоинства хозяйки дома.

— Ты же сказала что подруга только одна — заметила Оксана, шатенку и брюнетку, сидевшую на диване в гостиной, женщины в откровенных платьях, держали по бокалу с шампанским

— Но ты же будешь окружена вниманием

Указала кокетливо шатенка на двух женщин, когда они, держась за тонкие ножки бокалов, отпили каждая по глотку с бокалов, оставляя на стекле, алый отпечаток губ.

— Обеих этих женщин сразу

— А как же ты? — неуверенно Оксана сделала шаг в сторону гостиной, когда шатенка сзади, подгоняла её рукой по бёдрам, когда она остановилась и посмотрела на назойливую девицу

— Я оставлю себя на десерт

— На какой еще десерт?

Удивилась Оксана, начиная идти к женщинам навстречу, обернувшись возмущенно, взглядом похоти с улыбкой, посмотрела на шатенку, которая оставалась стоять на входе в гостиную.

— Что ты имеешь в виду?

— Увидишь — загадочной улыбкой, улыбнулась шатенка, кивнула в сторону двух женщин, подмигивая Оксане, после чего повернулась и направилась по коридору дальше

«Эй…. ну ты куда блядь, ну пиздец», отчаянно смотрела, протянула Оксана вслед руку уходящей девушке, наблюдая за тем, как она играя бёдрами, удалялась от неё по коридору, вела себя необузданной кошкой.

— Оксана дорогая — обратилась шатенка, заметив Оксану стоящую одну на входе гостиной на втором этаже — Иди к нам

— Иди к нам дорогая — позвала, аккуратно поманила пальцами брюнетка — Выпей с нами шампанского или может быть тебе вина?

— Вы ведь кажется подруги

Состроив задумчивое выражение лица, с трудом выражая улыбку Оксана, стукая каблуками о пол мраморной плитки, надетых на ногах черных туфель, направлялась к женщинам.

— Громовой?

— Всё верно

Застенчиво улыбнулась шатенка, играя в лживое подобие любезности, обе эти женщины, были характером как змеи, нежные и милы, а в душе, так и норовят отравить своим ядом.

— Присаживайся дорогая — похлопала девушка с кашемировым оттенком волос по поверхности дивана, выставляя грудь так, словно как гордилась черным одетым ажурным на её теле платье

— Вина или шампанского? — поинтересовалась брюнетка, взяв в руки сразу бутылку вина

«Блядь ну вот хотела сегодня именно без развлечения, проклятая Громова, что ты, черт возьми, задумала?», сомнительно Оксана посмотрела на женщин, подходя ближе почувствовала, искушающую композицию парфюмов, которые пропитали тела женщин изумлённым запахом.

— Вина, пожалуйста — любезно улыбнулась Оксана, стараясь держать эмоции при себе, расположилась между двух женщин

— Виктория — обратилась шатенка к брюнетке, женщина, что держала в руке открытую бутылку, наклонив её немного, наполнила пустой бокал — Наполни для Оксаны бокал

— Извини, мы не представились

Посчитала себя виноватой темноволосая женщина, наполняя для Оксаны бокал вином, посмотрела на неё изумительным оттенком зелёных глаз, словно завораживая к себе её расположение.

— Я Виктория

Указала она себя свободной рукой, наполнив для Оксаны бокал вином, поставила бутылку рядом и кивнула взглядом на женщину, сидевшую за спиной у неё, когда она села между ними.

— Моя сестра Виолетта

«Шлюхи Громовой, она подкладывает меня под своих девиц, но для чего с какой целью, ей это делать и повторять то, что когда-то получилось ну не очень», размышляла Оксана, продолжая сидеть между двух женщину, обернулась и посмотрела на шатенку, сидевшую за её спиной, когда она повернулась лицом к брюнетке.

— Очень приятно

Лестно улыбнулась Оксана, ощущая себя словно как мышью, между двух змей, что готовы были растерзать её, когда она протянула руки, согнутые немного в локоть к каждой из них.

— Как я поняла, вы меня уже знаете

— Еще бы

Поцеловав нежно руку Оксаны, ответила шатенка, оставляя на коже отпечаток алых губ, сочетавшийся с запахом помады и шампанского остаток которых таился сладким вкусом на их поверхности.

— Ты такой шикарный танец для нас исполнила — добавила она, улыбаясь с такой же хитрой улыбкой для Оксаны, заманивая её своим внимание к себе

— Вам понравилось?

Выражая румянец на щечках, спросила Оксана, посмотрев сначала на шатенку, потом на брюнетку, что вложила ей в руку бокал вина, после чего она сжала его ножку пальцами.

— Спасибо очень приятно — играя в иронию лжи, лестно продолжала улыбаться Оксана, когда сидела между двух женщин, с бокалом вина в руке и одна из них одобрительно кивнула в ответ

— Скажи дорогая

Обратилась шатенка, когда сидела за спиной у Оксаны, нежно коснулась тёплой ладонью её колена, ощущение её пальцев, их ласка трогали, словно так как будто она желала, нечто большего.

— Ты не могла бы повторить его для нас

— Что? — удивилась Оксана, когда искушено, раскрывая губы перед стеклом бокала, хотела испить из него бокал алой прелести вина — Сейчас?

— Ну, ты можешь — положила руку брюнетка на ладонь своей сестры, внушительно посмотрела в глаза Оксане, когда руки этих женщины соединились вместе у неё на колене — Для начала допить этот бокал вина

Наклонилась она к женщине, сидевшей за спиной у Оксаны и в момент её всего внимания, обе бестии слились губами в едином поцелуе прямо у неё на глазах, они страстно облизывали губы.

— И насладиться радостью наших рук — рука темноволосой женщины нагло проникла под черную юбку Оксане, трогая её бёдра чуть выше узора ажурного капронового чулка

— М…. — проурчала Оксана, прозорливой кошкой, сидя между двумя женщинами, запрокинула голову, ощущая как брюнетка, гладила пальцами кожу бёдер, держа руку у неё под юбкой

— Это конечно будет очень нагло

Наклонилась шатенка к уху Оксаны, говорила нежным пленительным шепотом, ласкали слух, возбуждая порочными нотками его звучания.

— Но я бы хотела — столь же приятно шептала шатенка, рядом с ухом у Оксаны, нежно касаясь мочки её уха — Чтобы в момент этого танца, ты постепенно и полностью разделась

«Что?!», чуть не подавилась Оксана вином, делая глоток из бокала, задержала его во рту, чуть не вылив обратно в бокал.

— О… нет-нет-нет!

Хотела возразить Оксана, выставив согнутую в локоть руку, обернулась, посмотрела на шатенку с безупречным карим цветом глаз с тем же зелёным настойчивым оттенком, как и у её сестры.

— Раздеваться в мои планы сегодня не входило

— Просто ты еще мало выпила — рассмеялась шатенка, махнув рукой, так как будто это был пустяк, посмотрела на свою сестру, странным образом подмигнула брюнетке

— Нет, вы не понимаете…… — хотела возразить Оксана, но шатенка кончиками пальцев коснулась, к ножке основания бокала и специально наклоняя его так, чтобы она начала пить его содержимое

— Мы всё прекрасно понимаем — убеждала брюнетка, прошептав рядом с губами Оксаны, в тот момент, когда вино сочилось прямо в раскрытый её рот

— Какая умница — похвалила шатенка, коснувшись ладонью волос Оксаны, женщина нежно прошептала приятным шепотом рядом с её ухом — Надеюсь, между нами, сегодня случится связь

— Надеюсь — отодвигая от губ наполовину пустой бокал, изумилась в улыбке, ощущая сладкий, головокружительный вкус вина во рту — Что я просто отдохну в вашей компании

— И в ласке наших рук — вцепилась брюнетка пальцами обеих рук в юбку на Оксане, с такой страстью посмотрела женщина ей в глазе, что будто желала снять с неё эту ненужную ткань

— А-а-а…. — раскрывая в порочной ухмылке губы, Оксана пригрозила указательным пальцем свободной руки — Не так быстро — оставив бокал недопитым, на стеклянном столике рядом с диваном, медленно встала с него, отражая изящную фигуру перед женщинами

— Наверно мы спешим

Согласилась, взглянув в глаза Оксане, что отражали в глубине своей возражения, но в тоже время легкую похоть вина, которая раскрепощала её своей сказочной сладостью и крепостью.

— Присядь к нам дорогая

Похлопала шатенка по месту, с которого встала Оксана, удивлённо, недовольно с укоризненной порочной завистью посмотрела, как женщина обняли друг друга, прижимая к своим телам.

— Обещаю тебе — говорила всё та же кашемировая девица, в тот момент, когда брюнетка, протянула Оксане недопитый бокал, от сладости и искушения которого, она не могла отказаться

— Да что со мной происходит?

Взволнованно спросила сама себя вслух тихим голосом, в тот момент когда тихая музыка в гостиной заиграла композицию «Illenium & Said The Sky — In Your Wake (feat. Jeza)». Мелодичное звучание этой музыки, пробуждало в Оксане дикую похоть в сочетание с вином, вкус который был для неё зависимостью, как наркотик, она желала вновь ощутить.

— Вы мне так нравитесь

Прошептала Оксана, сделав шаг навстречу к женщинам, распознала от кашемировой бестии, как пахнет композицией «AJMAL DIMOND IN THE SKY», сочетание запаха розы и древесной волшебной силы кедры, сливаясь в одной палитре, было просто бесподобно.

— Ваш парфюм — высказала Оксана нежным голосом своё мнение, подойдя к дивану, когда обе женщины, обняв, друг дружку, так сладко и страстно целовались, облизывая желанно губы

Композиция в гостиной плавно сменилась на «Seven Lions — Days to Come (feat. Fiora)», как будто делая так, своим будоражащим ритмом, пробуждая яркие порочные эмоции в Оксане.

— Да вообще всё…..

— Прости ты что-то сказала?

Оторвавшись от губ своей партнёрши, поинтересовалась шатенка, с порочной страстью облизнула губы, слизывая остатки слюны брюнетки с пылкой, страждущей, желанной поверхности.

— Мы тут были немного заняты

— Я это заметила — улыбнулась Оксана, поцелуй этих женщин, пробудил в ней дикую сексуальную жажду, которую она не могла в себе обуздать

— Иди к нам — с ухмылкой на губах, поманила пальцем брюнетка, продолжая хищным распущенным взглядом смотреть на Оксану

— Пожалуй

Подошла Оксана к дивану, встав рядом с брюнеткой, чувствуя, как от её тепло пахло красивым мелодичным звучанием коллекции парфюма «Flower by Kenzo L’Elixir (Kenzo)», впитавшая в себе палитру таких оттенков как мандарин и малина, впитавшая в себя очаровательный запах ванили.

— Я бы не отказалась — сохраняя улыбку на губах, расположилась Оксана между двух женщин, присаживаясь на диван, поправляя надетую на себе черную юбку — Выпить бокальчик вон того вина — указала она, садясь на диван, на открытую бутылку вина

— Почему бы и нет

Поддержала шатенка и кивнула своей темноволосой сестре, которая сразу взяла в руку бутылку, обвив её пальцами, дополнила остатки вина в бокале, что оставила Оксана, стоять на столе.

— Ты ведь порадуешь нас танцем?

— Хм…. — нахмурила Оксана пафосно губки, взяв из рук брюнетки предложенный ей бокал, после того как он его немного дополнила вином — Я могу подумать об этом?

— Можешь — столь же порочно со страстью в глазах, улыбнулась шатенка — Но отказ и возражения у нас с сестрой не принимаются

— Вы не оставляете мне выбора

Поднося бокал к губам, поделилась Оксана своим оценивающим взглядом, когда девушки, вновь слились губами между собой, страстно целуясь, в тот момент, когда она начала пить вино. Вино сочилось рекой в раскрытый рот Оксане, сладость которого завораживала, кружило голову, а сцена с поцелуем двух сестёр, завораживала и пробуждала так сильно порочные инстинкты.

— Так сладко целуетесь — наблюдала Оксана за тем как целуются между собой женщины, в тот момент, когда пила вино и не оторвалась от его сладости, чтобы поделиться мнением

— Спасибо — смутилась шатенка, оторвавшись от губ брюнетки, искусно показала застенчивость характера перед Оксаной, возбуждая её блеклым румянцем на коже

— Полагаю, вы ждёте от меня танец? — поинтересовалась Оксана, поставив бокал с остатками вина на поверхность столика рядом с которым сидела, посмотрела на обеих женщин

— Ну, ты же ведь как-то хочешь нас завести — мило улыбнулась шатенка, заигрывая, коснулась коготками выставленного колена Оксаны

— Так я должна вас еще и развлекать — ухмыльнулась Оксана, вставая с дивана, возмутившись наглости женщин, что так требовательно от неё

— Развлеки нас

Коснулась ладонью бёдер Оксаны, темноволосая женщина, позволила себе такую порочную дерзость, сжимая так приятно упругие выставленные ягодицы, словно считала их своей собственностью.

— Тогда мы развлечём тебя

— И помни — уверяла шатенка, когда Оксана прошла мимо дивана, на котором сидели эти женщины, позволив одной из них, коснуться своей руки — Ни в чём себе сегодня не отказывай

— Я как очнулась в этом городе — наклонилась Оксана к этой женщине, чувствуя запах помады и шампанского от её губ — Ни в чём себе почему-то не отказываю

— Ну это мы заметили — прижала кончики пальцев к губам, рассмеялись женщина с кашемировым оттенком волос, посмотрев на Оксана с искушенной страстью, наклонилась к столику обвила пальцами оставленный бокал — Ты явно ни в чём себе не отказываешь

— Так и не откажи и нам — держа бокал в руке, брюнетка, облокотилась на спинку дивана и с изумлением порочной улыбки

«Совсем охуели сучки», была под впечатлением от обольщения этих женщин, Оксана не могла им отказать, играя бёдрами, направилась к столу рядом с диваном, на котором располагался пилон.

Стукая каблуками, надетых на ногах черных туфель, Оксана согнула ногу в колено изящным изгибом, забираясь при этом на мини сцену, обвив пальцами стержень шеста. Прошла по столу Оксана, держась рукой за пилон, прижимаясь к нему, выставила бёдра. Обернувшись, посмотрела на своих зрительниц, Оксана нахмурила пафосно губки трубочкой. Держась пальцами за пилон, Оксана обошла его, стукая каблуками туфель по столу, играя искушено, словно бестия тазом.

Завораживая своим телом к себе зрительниц, Оксана облокотилась, бёдрами на пилон, наклонилась, указательным пальцем, кончиком коготка коснулась пылкой поверхности алых губ, когда другой рукой, проникла за пояс надетой юбки. Начиная медленно снимать с себя юбку, Оксана сексуально вращала тазом, прижавшись бёдрами к пилону, оставаясь стоять в согнутом положении, искушая зрительниц порочной формы, раскрытых губ. Переступив через лежащую на столике черную юбку, Оксана носочком надетых черных туфель аккуратно скинула юбку со стола на пол. Сдирая черный оставшийся на себе топ, Оксана, с легкостью, эротичным ритмом играя телом, скинула его сразу на пол, оставаясь стоять, прижавшись бёдрами к пилону в одном черном ажурном нижнем белье.

Обвив руками, пилон Оксана сделала вокруг него разворот, занося ногу за шест, держась крепко руками, стала на нём кружиться. Подтягиваясь постепенно до потолка, Оксана, обвив пилон ногами, отпуская руки, медленно отклонилась назад, начиная медленно скользить вниз, при этом заводя руки за спину. Расстегивая застёжку бюстгальтера, Оксана, находясь вниз головой, скользила по пилону, в тот момент, когда чашечки лифчика, что ослабили давление на её груди, начали медленно сползать вниз. Касаясь выставленными пальцами обеих рук стола, Оксана оголила грудь, когда висела на пилоне, вниз головой, позволяя бюстгальтеру скользить по рукам падая вниз. Сделав разворот, Оксана коснулась каблуками черных туфель поверхности стола, прижавшись к пилону оголённой грудью, состроив взгляд застенчивости, прижала пальцы согнутой руки в локоть к губам. Вращая бёдрами, держа руку вверху, обвивая пальцами пилон, Оксана начала ходить кругами по столу, играя сексуально телом. Остановившись вновь, прижавшись спиной к пилону, Оксана, наклонившись, состроила хищный порочный взгляд для своих зрительницы, коснулась пальцами обеих рук резинки надетых на ней черных ажурных трусиков. Подобно королевской кобре, извивалась Оксана, тёрлась промежности бёдер о пилон, медленно вращая тазом, в такт играющей композиции «Tenishia & Sue McLaren — Strong (Chill Out Mix)», музыки в гостиной. Медленно, ощущая как их нежная резинка, трением сокрушающей разум страсти их резинка сползала по бёдрам, Оксана соблазнительно облизывала губы кончиком языка, дальше ведя пальцами по рёбрам, постепенно доходя до бюста. Обвивая пальцами бюст, Оксана, состроив завораживающий невинный взгляд, посмотрела на женщин, в тот момент, когда трусики сползли с её ног, зависнув на каблуке согнутой в колено ноги, после чего упали на пол.

— Прекрасный танец — поблагодарила шатенка, когда обе женщины в раз захлопали в ладони, обмениваясь между собой взглядами искренней любезности

— Спасибо — испытывая лёгкую застенчивость, Оксана была польщена с каким взглядом желания, на неё смотрели обе эти женщины

— Иди к нам дорогая — состроив хищный страстный взгляд, обнимая сою сестру, ответила брюнетка, оставаясь сидеть на диване, поманила к себе Оксану

— Нальёте еще вина? — осторожно сползая со стола, на котором танцевала, спросила Оксана, словно хищной кошкой, коснулась каблуками белого коврика рядом с диваном

— Конечно дорогая — любезно улыбнулась шатенка, кивнула головой брюнетке, что она наполнила бокал вина — Такой красивый танец, ты малышка, я от тебя просто без ума

— Ваши комплименты — подошла так же не спеша Оксана к дивану, играя выраженно в каждом шаге бёдрами, обольщалась в улыбке, как женщины восторженно на неё смотрят — Мне льстят

— Разве в этом есть что-то плохое? — поинтересовалась брюнетка, протянула Оксане бокал с вином, как только наполнила его

— Я думаю

Состроив искусно ямочки на щечках, обвив пальцами предложенный бокал, Оксана не сводила с лица улыбку любезности, осторожно села на диван, между двух женщин.

— Что…… — говорила так же с искушенной страстью Оксана, посмотрев то на шатенку, потом плавно перевела взгляд на брюнетку, когда руки этих женщин коснулись её колен

— Ну же говори — сладостно прошептала брюнетка, наклонившись к Оксане, женщина говорила рядом с её раскрытыми губами, словно давая почувствовать манящий запах губной помады

— Это был шикарный танец — ответила шатенка, обвив талию Оксаны так, прижала её спиной к себе — Мне лично он, очень понравился

— Спасибо — поблагодарила, ответила Оксана, обернувшись назад, посмотрела в глаза женщины, что с желанием порочной любви смотрела на неё

— Мне кажется

Расположилась брюнетка, сидя на коленях, между ног Оксаны, когда шатенка вынудила её почти лечь на неё спиной, держа при этом бокал с вином, зажав его ножку пальцами.

— Что мы с тобой — делилась брюнетка собственным мнением, расположившись сидя на диване, между ног у Оксаны, женщина поджала под себя ноги — Неплохо проведём

Коснулась она пальцами ножки бокала, наклонившись к Оксане, помогая ей пить вино, что сочилось искушающей струёй прямо ей в раскрытые губы.

— Вот так вот умница

В сексуальной форме раскрыв губы, Оксана пила вино с бокала в тот момент, когда темноволосая женщина, нежно шептала рядом с её ухом, пробуждая самые низменные порочные инстинкты.

— Пей — шептала она, обвив пальцами подбородок Оксаны, другую руку брюнетка, положила к ней живот, поверхность которого лишь слегка колыхалась по мере глотания

— Ни всё сразу

Забрала из рук Оксаны, шатенка бокал с вином, расплескав немного капли вина на поверхность её губ, подбородка и сочной выставленной груди, оставленные капли которой стекали по коже.

— Мы же не хотим — говорила так пленительно женщина, к которой Оксана сидя, прижималась спиной — Чтобы ты опьянела

— Тогда в таком случае

Держа обе руки согнутыми, на уровне плеч, обернулась Оксана, раскрывая искушено губы, чувствовала завораживающий запах помады от губ женщины. Темноволосая женщина, обвила её согнутые в колено, раздвинутые ноги, касаясь ладони бёдер, смотрела на неё с жаждой порочного голода, высунув язык, так чувствительно нежно холодком коснулась жаркой кожи живота Оксаны.

— Вам обеим — уточнила Оксана, показав пальцем сначала на шатенку, издавая при этом сладкий эротический стон, показала пальцем на брюнетку, когда она скользила кончиком языка, приближаясь к лобку — Нужно чем-то меня занять

— На счёт этого можешь не переживать

— Я уже переживая

Изнывая стоном, Оксана запрокинула голову на плечо к женщине, к которой прижималась спиной, как только ощутила, как чувствительно ласково, язык брюнетки, коснулся её лобка.

— Насколько сильно я буду стонать — таким же распущенным голосом, нежно ответила Оксана, в тот момент, когда пальцы брюнетки раздвинули ей половые губы

— На счёт этого не переживай

С ухмылкой ответила шатенка, обвивая грудь Оксаны, в тот момент, когда капля пролитого вина на её бархатистую кожу, скатилась, упала на поверхность дивана. Обвивая ладонями грудь Оксаны, женщина легонько сжала пальцами, так что она, обернувшись, посмотрела на неё, раскрывая губы, в искушенной форме, выражая чувство довольство стоном сексуальной страсти.

— Стонать ты сегодня будешь всю ночь

— Вот как

Ухмыльнулась Оксана, была готова растаять в нежности рук обеих женщина, сходила с ума по их ласки и тёплому обворожительному дыханию рядом с ухом и на поверхности половых губ.

— Я вся в предвкушении

— Ты нас так завела танцем — высказывала впечатление шатенка, разговаривая лаской шепота рядом с ухом Оксаны

— Я знаю — запрокинув голову, Оксана, раскрывая губы, издавая порочный стон, чувствуя дыхания с губ кашемировой женщины — Это видно потому, как вы обе

Показала Оксана пальцем на сразу обеих женщин, испытывала влияние тёплого потока воздуха с губ брюнетки, на раскрытые стенки половые губы.

— На меня теперь смотрите…….

Выражая страсть порочным стоном, Оксана раскрыла губы, перед губами шатенки, чувствуя, как прохладной слюной, кончик языка, коснулся возбуждённых стеночек влагалища. Завораживая холодком, язык женщины прошёлся вдоль поверхности половых губ, так чтобы пропитаться их страждущую поверхность изобилием слюны. Руки брюнетки обвили бёдра, согнутых в колено ног Оксаны так, что большие пальцы коснулись её половых губ, оставляя их раскрытыми. Пальцы обеих рук шатенки обвили грудь Оксаны убедительной лаской, в момент, когда она раскрыла алые губы, изнывая в стонах, женщина сладко и сказочно нежно облизнула их. Страстно сливаясь с губами Оксаны, кашемировая бестия была ненасытна в момент поцелуя, словно не давая ей отдышаться, она страстно облизывала губы. Изнемогая в порочных стонах, в момент поцелуя, Оксана, раскрыв лазурные голубые глаза, почувствовала, как в неё вошёл язык брюнетки. Смачно вылизывая нежные стеночки влагалища, оставляя на их пылкой, искушенной поверхности изобилие слюны, которые Оксана чувствовала по мере приятного вытекания из неё.

— А-а-а-а-а

Издала Оксана порочный стон, воспевая песнью сексуальной страсти, извиваясь в женских руках, смотрела на стены в гостиной, пустым взглядом, словно как была на вершине Олимпа.

— М…… — урчала Оксана кошкой, испытывая сильное напряжение эротических чувств, словно каждая клеточка, тела, пылающего в агонии любви, посылала миллионы сигналов в мозг

— Тише-тише — успокаивала шатенка, рядом с ухом Оксаны, приятный шепот женского голоса, успокаивал и в тоже время, пробуждал бурю сексуальных эмоций

— А…… — воспевая в стонах, чувствовала Оксана, как в неё вошли два пальцы темноволосой женщины, нежно скользили по возбуждённым стеночкам

— Всё хорошо? — обвивая лицо Оксаны, шатенка в очередной раз облизнула ей губы, оставляя на их пылкой, страждущей поверхности тонкий слой слюны

— Да…… — с трудом ответила Оксана, находясь в сексуально напряжении, чувствовала как всё её порочные чувства, словно взрывались внутри неё

— Нежнее — уговаривала шатенка, обращаясь к брюнетке, пальцы которой были во влагалище у Оксаны, когда она извивалась в оковах рук кашемировой женщины, словно дикий порочный зверь

— Она такая сладенькая — облизывая смачно влагалище Оксаны, темноволосая женщина, словно пила сок любви, которым она текла, испытывая экстаз искушения

— Мне ты так не делаешь

Нахмурила с обидой губки кашемировая женщина, заметив с каким рвением брюнетка, проводила поверхностью языка вдоль половых губ Оксаны, отразила ревность взглядом порочных глаз.

— По крайней мере

Играя с чувствами, высказывалась обиженно шатенка, обвивая руками грудь Оксаны, взглядом порочной ревности посмотрела ей в раскрытые глаза.

— Как-то не так всё это выглядит

— А как……

Изнемогая стоном, поинтересовалась Оксана, запрокинув голову на плечо к шатенке, сгорала от предвкушения, сильной сексуальной любви, испытывая на себе скольжение языка брюнетки.

— По-другому это должно выглядеть?

— Вот так

Хитрой страстью улыбаясь, ответила брюнетка, словно забавлялась ревности, что испытывала к ней её сестра, женщина напряженно водила языком по влажным губам влагалища Оксаны.

— М…. — проурчала она страстно после того, как Оксана, опираясь на локти, запрокинула голову на плечо к женщине, что оковами нежных ладоней сковала ей грудь — Какая же ты сладенькая

— Я знаю — изнемогая желанием, простонала Оксана, чувствуя в себе продвижение пальцев женщины и то, как жарко она целовала ей половые губы

Лаская клитор Оксаны языком, женщина как будто знала все точки, каждую эрогенную зону на её теле, прекрасно зная как вызвать и удержать оргазм, в котором пребывала она. Испытывая многократные оргазмы, Оксана воспевала в стонах, извиваясь в конвульсивном припадке, во власти женских рук. Шатенка сжимала пальцами грудь Оксаны, словно была без ума от объёмов, сочной выставленной груди, страстно при этом облизывая ей губы в момент искушенных стонов.

— А-а-а-а…… — продолжительно простонала Оксана, извиваясь в конвульсивном припадке, испытывала сильный оргазм, в тот момент, когда брюнетка впилась губами ей в клитор

— Что ты с ней сделала?

Поинтересовалась кашемировая женщина, заметила, как у неё на руках извивалась Оксана, прижимаясь к ней спиной, оставляя глаза открытыми, была окована цепями порочной любви.

— Она наверно испытывает сильный оргазм

— Этого я и добивалась — с ухмылкой ответила брюнетка, вытаскивая пальцы из влагалища Оксаны, женщина словно расплывалась в довольстве порочной улыбке

— Оставим её здесь?

Поинтересовалась шатенка, с изумлением посмотрела на свою сестру, оставляя Оксану лежать на диване, когда она исходила с ума от безумства, переживая серию многократных оргазмов.

— Пусть отдохнёт

— Поддерживаю — одобрительно, не сводя улыбку с лица, ответила брюнетка, продолжая смотреть как ласкала сама себя руками Оксана

— А разве вас кто-то отпускал? — поинтересовалась ухмыльнувшись Оксана, успев схватить кашемировую женщину, когда она только встала с дивана, поправляя чашечку платья на ней

— Извини

Мило улыбнулась шатенка, обратив внимание на Оксану, когда она держа женщину за кисть руки, медленно поднялась на диване, расположившись на нём сидя, подогнула под себя ноги.

— Мы просто подумали что…..

— Подумали что? — была Оксана без ума, чувствуя запах от тела женщины, который тонкой мелодичной ноткой ванили кружил голову в водовороте сексуального безумства

— Что лучше оставить тебя для другой

— Для кого? — удивилась Оксана, облокотившись на спинку дивана боком, отпустив руку женщины, расплывалась в довольстве предвкушения сексуальной улыбки

— Елизавета — ответила женщина, поправляя лямку свисающего платья с её плеча, посмотрела как Оксана сидела на диване обнажённой, никак не могла убрать улыбку с лица, лаская при этом бюст

— Елизавета? — пафосно повела губками Оксана — Интересно, что же она для меня приготовила?

— Десерт — порочной страстью улыбки, пояснила брюнетка, распаковав упаковку сосательной карамели, смачно и со страстью зажала её губами

— И…. мне

Неуверенно говорила Оксана, обвив собственную грудь ладонями, провела кончиком языка по пылким губам, облизываясь на то, как темноволосая женщина сосала карамель.

— Следует пойти к ней?

— Если есть желание продолжить еще

Спросила кашемировая женщина, взяв в руки бокал с остатками в нём шампанского, залпом осушила его, прошла рядом с диваном, на котором сидела Оксана, сев при этом на подлокотник.

— Я лично — указала она на себя, нагнувшись, поставила пустой бокал, оставив на стекле бокала, сочный след алой помады от касания губ — Возможно даже, буду, не против

— Вот как? — ухмыльнулась Оксана, встав на четвереньки на диване, лицом к женщине, которая сидела на подлокотнике, сексуально положив ногу на ногу

— Но ты не знаешь — подошла брюнетка сзади, обсасывая карамель, что была между её губ, положила ладонь на выставленные бёдра Оксаны — Чего можешь лишиться

— В самом деле

Обернулась Оксана, посмотрела на женщину, чью тёплую и нежную ладонь ощущала на выставленных ягодицах, пафосно сморщила губки, отражая ямочки на щечках.

— И чего же я могу потерять?

— Сходи — наступая коленом на диван, брюнетка, всунула карамель в рот, медленно ввела пальцы во влагалище Оксаны так неожиданно, что она и понять ничего не смогла, как ощутила их проникновение в себе — И узнаешь всё сама

— А…… — издала Оксана, порочный стон, прикрывая веки глаз, опуская голову, ощутила, как внезапно женщина ввела в неё пальцы, растягивая стенки влагалища, немного больше чем обычно

— Ну ладно всё хватит — заметила другая женщина, которая сидела на подлокотнике, как Оксана изнемогала, испытывая на себе подобное растяжение

— Как скажешь

Мило улыбнулась ей в ответ брюнетка, плавно и не спеша извлекла пальцы из Оксаны, нежно и смачно поцеловала её в выставленные ягодицы, оставляя алый след от помады на губах.

— А я только начала развлекаться

— Видишь девочке плохо — коснулась она пальцами подбородка Оксаны, когда она, свесив голову, стояла перед ней на четвереньках

— Спасибо — улыбнулась Оксана, после того как опустила ногу с дивана, коснулась каблуками белого ворса на ковре — Я пожалуй пойду

— Иди — взявшись за кончики пальцев Оксаны, когда она стояла рядом с ней, обратилась кашемировая женщина, цвет волос которой был как истинный оттенок шоколада

«Блядь я наверно охуела от вас», любезно улыбнулась Оксана, скрывая шок, который испытывала от ужаса любви зрелых и в тоже время, очень сексуальных женщин.

— Было приятно — выразила своё впечатление брюнетка, смачно облизнув карамель губами, со страстью в глазах посмотрела на Оксану — С тобой поиграться

— А мне как приятно — прислонила ладонь к груди, обернулась Оксана, когда отошла от дивана, встав рядом со столом, на котором танцевала приватный танец, хотела нагнуться и поднять, лежащую на полу юбку и топ — В чём дело?

— Не стоит — уверяла шатенка, обвив пальцами кисть руки Оксаны, когда она взялась за черную юбку — Потом ведь снова раздеваться

— Лучше иди так — смачно причмокнув, обсасывая карамель губами, говорила брюнетка, посмотрев на Оксану, когда она медленно отошла дивана — Чтобы лишний раз не терять время

— Тебе хоть было приятно? — поинтересовалась шатенка, после того как Оксана послушала женщин, опустив юбку, отошла от дивана, покачивая бёдрами

— Ну как сказать — пожав плечами, мило улыбнулась Оксана, отражая на щечках румянец, чудесно подчеркнула это изгибом сексуальной формы ямочек

— Нахалка! — обижено ответила брюнетка, продолжая при этом расплываться в порочной улыбке, жадно обсасывая карамель губами

— Ну, я же ведь ничего не ответила — удивилась Оксана такой строгой критики, после чего повернулась и направилась в коридор комнат, покачивая в каждом шаге выраженной форме бёдер

— Милая блондинка — высказала своё мнение шатенка, наблюдая за тем, как брюнетка, наполняет её бокал остатками шампанского из бутылки

— Согласна милая — сморщив губки пафосно — Но дура дурой

— Я это запомню

Обернулась Оксана, как только отошла от дивана, остановилась, встав в пол оборота, пригрозила указательным пальцем кокетливо в ответ. Покидая гостиную на втором этаже, Оксана вошла в коридор, с распущенной улыбкой направляясь, покачивая бёдрами, завела руки за голову, согнув их в локти, встряхнула пряди распущенных золотистых волос. После чего обвивая бёдра тёплыми ладонями, Оксана сгорала в предвкушении продолжения секса, её улыбка не сходила с лица, а глаза горели, отражая свет настенных светильников в бездонной эротической бездне.

  • Это все ты / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Day 22. Ghost/призрак / Инктобер / Ruby
  • Сон / Кактусова Екатерина
  • Приходит время, уходить / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Последнее письмо. / elzmaximir
  • Любовь. / Винтер Кэтрин
  • Джон и Светлана в своей квартире в Лосинске. Утро нового послевоенного дня / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Кормите детей перед прогулкой! / ВСЁ, ЧТО КУСАЕТСЯ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лисовская Виктория
  • Хрустальная ночь / Фабрика святых / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Совет / Армант, Илинар / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Вырвать сердце / Nostalgie / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль