Глава 15. Часть 9 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 15. Часть 9

0.00
 
Глава 15. Часть 9

Оставаясь стоять у окна в кабинете главврача, Оксана держала чашечку кофе, что усладой карамельного вкуса, расслаблял её разум. Тихонов, что-то царапал ручкой, по листку бумаги, заведующий, какое-то время, не отрывал взгляд от документа, который в конечном итоге, прежде чем отдать секретарше, должен был подписать. Терешкова, сидела с каменным лицом на стуле, в её идеальной мимике, не отражающих никаких эмоций, всё же светилась радость проделанной большой работы. Мария Леонова, расположилась на стуле противоположно, следователю из следственного комитета, белокурая девушка, боялась даже взглянуть на майора, когда женщина, как будто светилась от счастья о том, что дело наконец-то закрыто. Серов, занял позицию на стуле слева от Марии, за столом для совещаний, мужчина предпочёл место ближе к главврачу. Не смотря ни на что, Валентина, с довольством ухмылки, держала в руке стаканчик с кофе, девушка была скорее рада скорейшему возращению Оксаны, это скорее единственное, что её беспокоило.

— И как долго мы будем все играть в гляделки? — поинтересовалась Терешкова, после нескольких минут напряжённых переглядываний, коллег Оксаны

— Мария Валентиновна — отрывая взгляд от документа, не отдавая его белокурой секретарши, что так пристально сверлила его взглядом, ждала скорой подписи от главврача — Насколько мне стало известно, что Оксана Владимировна помогла вам, вывела вас на особняк этого……

— Климова — добавила Терешкова, заметив, как главврач не мог выговорить фамилию подозреваемого, захват дома которого, служил грандиозной причиной улыбки следователя, на лице у этой женщины — Было не просто выбить постановление на обыск дома

— Тогда может следственный комитет наконец-то покинет территорию больницы, если у вас, конечно, не осталось вопросов, к моим подчинённым?

— Осторожней Валерий Валерьевич — с ухмылкой, возразила Терешкова, так как особо обратила внимание — За последнее слово, я могу достаточно убедительно и крепко вцепиться так, что вам не понравится

— Хорошо

Сдерживая себя при этой женщине, было видно, как Тихонова перекосило в мимике ни лице от возражения и упрёк Терешковой на его веское неловкое словоупотребление.

— Моих коллег, так вам больше нравится?

— Вот так и впредь выражайтесь

Указывая колпачком ручки, что держала в руках, Мария Валентиновна, старалась не показывать своего довольства от того, как светилась в лице по окончанию долго дела.

— Рабство в Российской Федерации запрещено и будет караться по закону

Утверждала следователь, оглядывая всех присутствующих в кабинете, следователь обернулась, посмотрела оценивающим взглядом на Оксану.

— И теперь будет караться по закону — рассказывала следователь, продолжая при этом наблюдать за Оксаной, когда она оставалась стоять у окна, держа стаканчик, с кофе зажав пальцах, продолжала стоять, не шелохнувшись у стекла — А что касается вас Орлова

Обратилась следователь, продолжая при этом смотреть на Оксану, следователь сидела в пол оборота на стуле, облокотившись, рукой на его спинку.

— Так для вас придётся долгая череда показаний в суде

— Вам разве не достаточно того, что я для вас и так сделала?

— Я согласна с вами

Утверждала Терешкова, улыбаясь коварной улыбкой, женщине, словно безмерно нравилось играть на чувствах других людей, вызывать в них по велению своей воли выгодные для неё эмоции.

— Вы дали нам Климова голого на блюдечке и мои люди, находясь у него дома сейчас, мне уже обо всём доложили и сейчас они берут показания у невольниц…..

Подумала еще раз, что оговорилась, Терешкова, вдруг через какое-то мгновение поменяло своё мнение по поводу резкого заявления.

— Девушек заключенных в плен

— Чего вы от меня хотите? — поинтересовалась Оксана, оставаясь стоять у окна, смотрела на больничный дворик, со второго этажа кабинета, в котором находилась

— Чтобы вы дали показания

— Разве то, что вы попали в дом Климова

Отпивая с бокала сладкий карамельный напиток, в сочетание с кофе он делал вкус божественным для сознания Оксаны, словно как океан блаженства, в котором ей хотелось раствориться.

— Там было всё, как на блюдечке, они ничего ведь там не скрывали

— Именно не скрывали

Ответила Терешкова, продолжая этот разговор, который, по мнению присутствующих в кабинете, когда все остальные, включая Оксану на неё, так внимательно смотрели, её доставлял удовольствие.

— Потому что верили в свою безнаказанность

— За которую — утверждала Оксана, делая очередной глоток кофе со стаканчика, тщательно просмаковала его вкус во рту — Я так понимаю, им придётся ответить

— Безусловно

Уверяла Терешкова, женщина словно была горда собой и за проделанную работу, скорее даже было видно, как следователь приписывала себе все заслуги в этом деле.

— Они ответят за то, как обращались с девушками и то, что заключили в незаконное рабство

— Это всё конечно хорошо Мария Валентиновна

Устав слушать довольства этой женщины, Тихонов всё же подписал документ, что лежал перед ним на столе, после чего отдал его белокурой секретарше, что так покорно ожидала его решения.

— Но я бы лично хотел — уточнил главврач, указывая колпачком ручки, в сторону следователя, когда другой рукой, передал подписанный документ секретарше — Чтобы ваш следственный отдел, освободил территорию больничного здания, теперь уже, незамедлительно

— Интересно с чего бы это?

Делая специально удивлённое выражение лица, спросила Терешкова, продолжая при этом так любознательно смотреть на Тихонова

— Ведь мои люди, вам не подчиняются

— Это больница Мария Валентиновна, а не концлагерь

Уверял Тихонов, даже не взглянув в сторону следователя, мужчина открыл лежавшую перед ним черную, канцелярскую папку с документами, разложил перед собой несколько листов.

— Посещаемость больницы заметно снизилась людьми

Продолжил рассказывать Валерий Валерьевич, приспустил очки с глаз, когда внимательно читал разложенные перед собой документы, мужчина скрупулёзно посмотрел на следователя.

— Никому знаете, не хочется, чтобы к ним приставали с расспросами из следственного комитета

— Мои люди делают свою работу

— Это вы так это называете?

Возмутилась Леонова, не сдержав при себе эмоций, блондинку словно выворачивало наизнанку от присутствия в одном кабинете с женщиной из следственного комитета.

— У меня от ваших расспросов…..

— Мария! — обернулась Оксана, оставаясь стоять с каменным выражением лица, посмотрела на блондинку оценивающе — Не надо

— Вот послушайте лучше, что вам говорит Орлова

— Оксана Владимировна просто не знаете, через какой ужас, нас довелось тут всем пройти

— Мне, зато довелось увидеть этот же ужас Мария

Возразила Оксана, оспаривая мнение белокурой девушки, говорила она, оставаясь стоять у окна, спиной к нему, поднесла медленно стаканчик с кофе к губам.

— С другой стороны

— Можете не беспокоиться Орлова

Словно показывая человечность и уважение ко всем присутствующим в кабинете, Терешкова встала со стула, на котором сидела, закрывая кожаную папку в которой находились документы.

— После того, что вы сделали, я добьюсь, амнистии по вашему делу от судьи

— Разве вы не уничтожите документы?

Возмутилась Оксана, когда была не согласна с решением следователя, наблюдая, как женщина в синей форме, закрывала молнию папки, совершенно равнодушно относясь к её переживаниям.

— Я ведь рисковала своей жизнью — высказывая, всё недовольство в мимике на лице, когда каждая мышца на нём у Оксаны, оставалась в напряжении от злости — Ради того, чтобы эти документы были уничтожены, а не ради того, чтобы они попали к судье на стол

— У нас должно быть правосудие в стране Орлова, каждый должен получать по заслугам

— Разве то, что я вам отдала Климова на блюдечке, не является заслугой? — интересовалась Оксана, продолжая, высказывать возмущения — Если они узнают, кто их подставил, меня просто убьют без суда и следствия, даже разбираться никто не будет

— Никто ничего не узнает — уверяла Терешкова, женщина равнодушной грациозной походкой, проследовала по кабинету к закрытой двери — Мы всё сделали так, как будто мы получили записку от анонимного источника, где находится его дома и что там полноценный рынок девушек рабынь

— Я хочу, чтобы документы были уничтожены!

Возмутилась Оксана, наблюдая за тем, как Терешкова, открыла дверь, оставаясь стоять в проходе, так любознательно посмотрела в её сторону.

— Я тоже, знаете ли — говорила Оксана так, выражая в себе и в своём голосе непревзойдённую гордость, когда смотрела на женщину в синем кителе — Рисковала своей жизнью, находясь там

— Судья вынесет вам оправдательный приговор

Утверждала, рассказывая с насмешкой Терешкова, женщина словно получала непревзойдённое удовольствие, заставляя других вынести для себя мучительные переживания.

— Это я вам обещаю

— Обещаете? — учитывая репутацию этой женщины построенной на лжи, Оксана была не согласна с таким ответом — И как мне после этого вам верить?

— Никак — любезно улыбнулась Терешкова, оставаясь стоять в проходе, словно испытывала терпение, секретарши блондинки, что с документами, оставалась стоять в приёмной, ожидая, когда следователь выйдет — Просто ждите…..

— Я не могу ждать! — была не согласна с таким решением Оксана, оспаривая доводы этой женщине в кителе следственного комитета — Откуда мне знать, что судья вынесет оправдательный приговор?

— Просто ждите — любезно улыбнулась Терешкова, достаточно развлеклась тем, как стоящая рядом с ней блондинка, терпеливо ожидала возможности пройти в кабинет, пока следователь продолжала лестно вести беседу — И я вам обещаю…..

— Ваших обещаний мне не достаточно! — возразила Оксана, отпивая нервно глоток кофе со сладким вкусом карамели

— Вам придётся довольствовать лишь тем, что я вам и так даю

Мило пожав плечами, говорила Терешкова, выражая на лице радость радушной лживой улыбкой, играя с Оксаной в интригу на её переживаниях, когда сама получала от этого удовольствие.

— А моё обещание Орлова — предупредила Терешкова, прежде чем отошла в сторону, позволяя секретарю войти в кабинет главврача — Дорого стоит

— Если бы я только в него еще верила — отчаянно, тихим голосом произнесла Оксана, опустив голову, понимала, что большего она ничего сделать не может

— И что на этом всё? — поинтересовалась Мария, придавая растерянный вид, посмотрела на то, как вошла в кабинет главврача секретарша, держа папку с документами

— Извини!

Возмутилась Оксана, посмотрев испепеляющим взглядом на белокурую любопытную девушку, которая продолжала сидеть за столом для совещаний.

— А ты чего-то другого ждала от этой женщины?

Спросила Оксана, издеваясь над белокурой собеседницей, к которой обращалась, смотрела при этом ненавистным взглядом, будто хотела выплеснуть все свои накопленные эмоции.

— Тогда я, пожалуй…..

— Оксана Владимировна

Возразил Тихонов, оставаясь сидеть в своём черном кресле руководителя, показывал колпачком ручки на Оксану, что держал, зажав в пальцах.

— Давайте вы хотя бы тут не будите выяснять свои отношения, между коллегами?

— Да я вообще-то и не собиралась

Смутилась Оксана того, как на неё посмотрел Тихонов, после чего сгорая от стыда такого нравоучительного взгляда, не могла вынести такого сильного любопытства в свою сторону.

— Ни с кем тут ничего выяснять

— Вы, кажется, хотели поговорить о пациентке?

Любознательно наблюдая за Оксаной, когда она спрятала свой постыдный взгляд, уставилась в окно, продолжая смотреть на зимний больничный дворик, что оставался в тени этого здания.

— Так давайте рассказывайте, что вы там хотели

— Мне кажется Оксана Владимировна — начал высказываться Серов, оставаясь сидеть на своём стуле, обернул свой взгляд этот мужчина в сторону главврача — Обещала нам сердце

— Какое еще сердце?

Был возмущён Тихонов, спросив суровым голосом, при этом продолжая внимательно наблюдать пронзающим ненавистным взглядом за Оксаной.

— Вы, что договорились за моей спиной с комиссией по трансплантологии донорских органов?

— Ага, с незаконной комиссией

Высказала Мария то, что должна была держать в секрете, но понимая, что сказала, сильно смутилась, прикрыв ладонями обеих рук губы, смутившись того, как на неё все удивлённо посмотрели.

— Ой…. — выражая застенчивость, произнесла Мария Леонова, когда за ней не сводя глаз наблюдали все присутствующие в этом кабинете — Я, кажется, сказала тут лишнего?

«Блядь ты даже не представляешь, как мне хочется тебя сейчас уничтожить», была вне себя Оксана, когда смотрела на милую застенчивую ухмылку со стороны Марии, девушка лестно выражала застенчивость, красивой формой губ, осматривая всех присутствующих в кабинете.

— Оксана Владимировна — вновь критикующим взглядом Тихонов, обратил внимание на Оксану, оценивая её облик в бардовом длинном платье — Я чего-то не знаю?

— А что собственно вас интересует? — спросила, выражая невинность в удивление собственного взгляда, Оксана, сделала такой вид, как будто ничего не было, отпила со стаканчика глоток кофе

— Не делайте из меня дурака! — повысив голос, крикнул в сторону Оксаны главврач, продолжая серьёзно на неё смотреть — Вы были там у этих мерзавцев, ведь не просто так, вам было нужно сердце для вашей же пациентки?

— Вы знаете

Утверждала Оксана, подойдя к столу, поставила специально пустой стаканчик из-под кофе рядом с белокурой девушкой, так ненавистно на неё посмотрела, будто уже хотела её ударить.

— Я весьма не оценила, каким путём эти мерзавцы добывают донорские органы

— Вы, правда, думаете, у них есть связи в больнице, что помогают им извлекать органы из пациентов, находящихся в коме, после аварии или чего-либо еще с низкими шансами на жизнь?

— Если честно то да

— Интересно всё же, как же на деле, они получают эти органы

— Валерий Валерьевич — возразил Серов, смутившись того, как Оксане было противно, в мимике на лице, продолжать весь этот пустой разговор — Я думаю, это весьма несуразная тема, для разговора

— Вы так считаете? — перевёл Тихонов свой взгляд на Серова — Оксана Владимировна опять нарушает, главное правило в больнице, моё правило!

— У нас просто не было выбора — утверждала Оксана, выражая жалость на лице, старалась сделать так, чтобы Тихонов поверил так легко на её уловки — Она и так одной ногой в могиле, а я почти не знаю, как это исправить

— Вы сказали почти — заострил Серов внимание Оксаны на её словах — Значит, какой-то незначительный шанс всё-таки есть

— Шанс есть

Утверждала Оксана, вновь отойдя к окну, когда все остальные находящиеся в кабинете, даже Тихонов, подписывая распоряжение, которое подложила ему секретарша перед ним на стол, посмотрели на шикарное бардовое платье, что так сексуально подчёркивало глубину её фигуры.

— Но с сердцем он был бы больше

— Что вы хотите этим сказать?

— Ну, хорошо

Отчаянно вздохнула Оксана, понимая, что это её звёздный час, показать себя перед коллегами, оставаясь стоять у окна, приложив ладонь к стеклу, собиралась какое-то время с мыслями.

— Чтобы не нарушить тем самым гемостаз крови нашей пациентки — начала рассказывать Оксана, отойдя от окна, обернулась к собеседникам в кабинете — Я предлагаю единственный способ, с сохранением тока крови, каков он есть сейчас это операция Мастарда и Сеннинга

К числу гемокорригирующих вмешательств, выполняемых при транспозиции магистральных сосудов, относятся операции Мастарда и Сеннинга — внутрипредсердное переключение потоков артериальной и венозной крови с помощью синтетической заплаты. При этом топография магистральных артерий остается прежней, по внутрипредсердному туннелю из легочных вен кровь поступает в правое предсердие, а из полых вен — в левое.

— Думаете, мы не рассматривали этот вариант?

Возразил Серов, оспаривая мнение Оксаны, когда она начала ходить по кабинету, стараясь не показывать состояние нервозности, что охватило её разум.

— Шанс есть, но он такой минимальный, потребуется очень хороший хирург

Утверждал, рассказывая Серов, продолжая при этом внимательно наблюдать за Оксаной, мужчине казалось странным, как она ходила кругами вокруг стола для совещаний, в кабинете главврача.

— Которым не вы и я не являюсь

— Я могу провести эту операцию — оспаривая мнение Серова, Оксана старалась показаться убедительной — Правда не спорю, риск летального исхода есть

— И он огромен — признавая это, ответил Серов — А доверять вам в проведении этой процедуры…..

— Оксана Владимировна вытаскивала пациентов и не из таких ситуаций — неожиданно вступился Серов, вставая на сторону Оксаны, мужчина к её большому удивлению, поддержал её идею

— Валерий Валерьевич — удивился Серов такому повороту — Ведь если Оксана Владимировна, во время такой операции ошибётся хоть на долю секунды, пациентку, уже будет не вытащить

— Тем не менее — Тихонов был крайне заинтересован в проведении такой процедуры — Я даю добро на проведение этой операции в моей больнице

— Вы осознаете все риски для больницы — предупредил Серов, вставая со стула, мужчина закрыл папку, лежавшую перед ним на столе — Эта больница получит серьёзный удар по репутации, если при проведении такой вот процедуры, пациентка умрёт, а она умрёт

— Ну, то что она умрёт — была не согласна Мария Леонова, оспаривая утверждения Серова — Шанс есть, конечно, это большой риск…..

— Вы что-то хотели сказать госпожа Леонова

Обратился Тихонов так эмоционально, вынуждающим, ответить, взглядом мужчина словно сверлил блондинку, которая встала со стула, закрывая папку, что лежала перед ней на столе.

— Тогда говорите, а не тяните мне тут резину

— При определённых обстоятельствах и всех условиях, для этой операции, мы сможем провести эту гемокорригирующую процедуру

— При каких Мария? — возразил Серов, оспаривая мнение блондинки — Наш аппарат для искусственного кровообращения сломан, а на другой такой, нужно время, которого у нас нет

— Возможно, родители пациентки смогут помочь?

Поинтересовалась Оксана, продолжая удивлённо рассматривать своих коллег, когда подошла к столу рядом с которым, они стояли.

— Или влияние прессы, если мы обратимся ко всей стране с помощью об аппарате АИК?

— АИК нужен нам в течение двух дней — предупредила Мария Леонова, оставаясь стоять рядом со столом, держа в руках папку с анамнезом пациентки — Сердечная недостаточность уже прогрессирует, у неё брадикардия и развивается дистрофия миокарда

— А что вы на меня так смотрите? — поинтересовалась Оксана, заметив, как Тихонов не сводил с неё внимательный взгляд, мужчина словно требовал от неё помощи влиятельных людей

— Вы прекрасно знаете, кому нужно позвонить, чтобы из Москвы за два часа сюда доставили этот аппарат — настаивал Тихонов задействовать Оксану все свои связи и позвонить Романову

— Не думаю, что Романов, может вот так вот легко решить эту проблему

— Вы плохо знаете его влияние

— Я подумаю над этим — отвернула Оксана свой взгляд к окну, оставаясь при этом стоять рядом со столом для совещаний — Ну хорошо я позвоню ему

Не выдержала Оксана напряжённых взглядом со стороны своих коллег в свою сторону, после чего отчаянно вздохнула и поддалась влиянию их убеждения.

— Мне нужно сначала увидеться с пациенткой, чтобы самой оценить, насколько всё плохо

— Всё плохо…..

— Валерий Валерьевич

Оставаясь стоять на входе в кабинет, обратилась белокурая медсестра, в тот момент, когда секретарша с подписанным документом, выходила в приёмную, заняв в этот момент проход.

— Там внизу пациентка, требующая именно вашего внимания

— Что случилось там Марина? — возмутился Тихонов, недовольно посмотрев на белокурую медсестру — Вы разве не понимаете, что отвлекаете меня?

— Одна дама устроила скандал у регистратуры, по поводу того, что её карта якобы затерялась

— Так причем здесь именно я?

— Она требует главврача

— Что такое в конце-то концов — возмутился Тихонова, вставая с кресла в котором сидел — Кто она вообще такая и почему требует моего вмешательства?

— Анна Венедиктовна Берг — опустив голову, вошла в кабинет главврача, ответила белокурая медсестра, оставаясь при этом стоять рядом с открытой дверью

— Хм…… — понимая, что не мог просто так возразить, Тихонов отошёл от стола, прошёл рядом с Оксаной, направляясь к выходу — И Оксана Владимировна переоденьтесь, пожалуйста, у нас тут больница, а не светская вечеринка

— Да конечно — признала Оксана, оценивая своё бардовое шикарное платье — Только вот найду, во что это можно будет сделать

— Я помогу вам переодеться

— Да я вообще-то сама могу это сделать

— Я буду у себя в кабинете — ответил Серов, покидая кабинет, вслед за Тихонов, оставляя Оксану и белокурую девушку одну в кабинете, после того, как вслед за ними вышла медсестра

«Я пожалуй лучше сдохну чем дам этой суке к себе прикоснуться», подумала про себя Оксана, после того, как посмотрела на блондинку с которой осталась наедине в кабинете главврача.

— Пожалуй, знаешь, я сама подберу себе наряд в шкафчике, где у меня еще остались несколько платьев внизу — уверяла Оксана, направляясь к открытой двери, подошла к выходу остановилась, встав в проходе, обернулась, посмотрела на блондинку

— Как пожелаете

Пожав плечами с безразличной ухмылкой, ответила Мария, проследовав к выходу, в проходе которого стояла Оксана, наблюдая за своей белокурой собеседницей.

— Если я вам понадоблюсь……

— Я найду тебя в моём кабинете

Радушно с улыбкой, кивнула Оксана, после чего вышла в приёмную, где белокурая секретарша, отрывая на мгновение взгляд от монитора, перестала набирать текст на компьютере. Валерия осторожно кончиками пальцев, спустила с глаз очки, еще раз оценивающе посмотрела на платье, что было надето на Оксане, почему-то в глазах этой женщины, она увидела восхищение ею. На мгновение между Оксаной и этой женщиной возникла некая страсть во взглядах, непреодолимое желание с которым Валерия смотрела на неё, вызывало в ней в одном только взгляде, желание поддаться сексуальному искушению. Преодолевая такой соблазн, Оксана смотрела эту женщину, которая одни своим влиянием взгляда, хищницы, тянула к себе словно всё её порочное внимание.

— А теперь извини……

— Оксана Владимировна…..

Входя в приёмную, обратилась Валентина, отвлекая на себя внимание Оксаны, когда она смотрела на секретаршу, разговаривая при этом с Марией Леоновой. Рыжеволосая девушка словно застыла на входе, заметив вызывающий наряд, что был надет на Оксане, который явно произвёл на Валентину глубокое впечатление. Валентина словно застыла, встав на входе в приёмную, девушка как будто не ожидала увидеть на Оксане такое шикарное платье, фасон исполнения пошива которого вызывал в ней глубокие чувства восторга.

— Ого…… — выразила удивление, Валентина продолжала оставаться стоять на входе в приёмную, наблюдая какое же шикарное платье, было надето на Оксане

— Что? — возмутилась Оксана, не понимая совершенно удивление, что было в глазах у этой девушки — Ну и что дальше, говори уже что хотела

— Я только хотела сказать…..

— Ну и говори, что ты хотела сказать?

— Я, пожалуй, пойду — прошла за спиной у Оксаны, говорила Мария Леонова, заметив острую напряжённую интригу в их разговоре с Валентиной

— Я хотела сказать, что собираюсь уезжать в Москву

— Ну, так езжай — пожав плечами, радушно с безразличие улыбки, улыбнулась Оксана, когда проследовала вслед за белокурой девушкой, направляясь к выходу из приёмной

— Вообще-то я хотела бы поговорить сначала с вами

— Нам разве есть о чём говорить?

Вышла в коридор Оксана, наблюдая за рыжеволосой девушкой, легонько толкнула, открытую дверь приёмной главврача пальцами, делая так, чтобы она закрылась.

— Хорошо — изнывающим голосом, остановившись в коридоре, вздохнула Оксана полной грудью, понимая, что эта назойливая рыжеволосая девушка просто так не отстанет от неё

— Я хотела вам предложить возглавить отдел в Москве?

— По-моему у меня и тут есть свой отдел

— Да бросьте

Возразила, оспаривая это утверждение, Валентина проследовала за Оксаной и остановилась рядом в коридоре, когда она, стоя у окна, прикоснулась пальцами к холодному стеклу.

— Тихонов никогда не даст вам тут бесконтрольной свободы

Рассказывала Валентина, встав рядом с Оксаной у окна, девушка прикоснулась пальцами к пластиковому подоконнику, посмотрела на неё оживлённым взглядом, вынуждая согласиться.

— Вы будете всегда тут под контролем Мироновой, которая обо всём будет ему докладывать

— С Мироновой я как-нибудь сама договорюсь

— Вам придётся обсуждать с ней, каждое ваше решение, чтобы получить разрешение Тихонова

— Хорошо — уныло вздохнула Оксана, продолжая смотреть на больничный дворик из окна, второго этажа больничного здания, прислонив ладонь к холодному стеклу, смотрела, как въезжают, выезжают машины со стоянки — И что ты мне предлагаешь?

— Я собираюсь открыть в Москве, частную больницу, в которой вам позволю создать свой отдел кардиохирургии

— И на какие деньги ты — рассмеялась Оксана, когда обернулась, посмотрела на рыжеволосую девушку, не могла сдержать усмешку — Ты собираешься открыть больницу в Москве?

— На деньги влиятельных людей

— И кто же эти влиятельные люди?

Создав на лице скучную мимику, Оксана пафосно нахмурила губы, отошла от окна, покачивая выразительно бёдрами, направляясь дальше по больничному коридору.

— Которые согласились дать тебе денег на эту самую частную больницу?

— Скажем так — утверждала Валентина, продолжая следовать за Оксаной по коридору, когда она не оборачиваясь слушала эту девушку — Они увидели во мне потенциал

— В тебе потенциал? — обернулась, остановилась Оксана, положив руку на бедро, отразила на лице унизительную усмешку — Какой потенциал они в тебе могли увидеть?

— Вы зря смеётесь

Возразила Валентина, оспаривая утверждение Оксаны, рыжеволосая девушка в белом коротком халатике, под которым скрывалось выразительное сексуальностью мини красное платье.

— В Москве я добилась больших успехов

— И ты предлагаешь мне работать на тебя? — дойдя до развилки коридора, остановилась Оксана на перекрёстке двух сторон направления, обернулась к сзади следующей за ней по пятам девушке, так удивлённо продолжая при этом наблюдать за нею — Мы можем это обговорить прямо сейчас?

— Да конечно — проходя по коридору направо, Валентина встала на развилке рядом с Оксаной, указывая ей нужное направление — Мой кабинет здесь недалеко, где мы можем обговорить условия, которые вас заинтересуют

— С чего ты вдруг решила, что мне это будет интересно?

— Я дам вам полную свободу в лечение пациентов

Продолжая идти первой по коридору, уверяла Валентина, таким убедительным голосом, обернувшись к Оксане, девушка отразила на лице улыбку, вызывающую доверие.

— Здесь совсем рядом мой кабинет, где мы все детали с вами обсудим

— И выборе пациентов?

— Абсолютно, но кроме некоторых дел, папки которых я лично вам передам

— А я всё ждала, когда же ты выдвинешь условия

— Поверьте

Подойдя к закрытой двери кабинета, Валентина достала ключ из кармана и вставив его в замочную скважину пластиковой ручки, лёгким поворотом ключа, повернула замок.

— Они намного лучше, чем тут с Мироновой

— То есть что тут мне быть куклой на побегушках, что у тебя

Входя первой в просторный кабинет со светлой обстановкой, белыми стенами, обшитой пластиковым покрытием, кафельный пол, мягкий диван и кресло трансформер, для массажа.

— Так может мне всё-таки остаться тут?

— Вы не выслушали всей радости, вашей свободны там, что я хочу вам предложить

— Ну что же — войдя в кабинет, сделав пару шагов, обернулась Оксана, обвив обеими руками локти, обернулась к своей собеседнице — Говори, я слушаю тебя

— Сейчас только закрою дверь

Любезно улыбнулась Валентина, закрывая за собой дверь, рыжеволосая девушка вставила ключ в замочную скважину и лёгким поворотом ключа, закрыла её на замок.

— Не хочу, чтобы во время нашего с вами разговора, нас с вами, кто-то тревожил

— Ладно — ухмыльнулась Оксана, посчитав нервозность рыжеволосой девушки, за нормальное поведение, всё же осталась стоять не присаживаясь — Говори о чём ты там хотела

Говорила Оксана, чем смутила Валентину своей настойчивостью, девушка казалась ей слегка взволнованной, опуская взгляд, отошла от двери, которую закрыла, вытащила ключ из замочной скважины.

— У меня знаешь ли Валентина, не так много времени

— Ваше платье….

— А что с ним не так? — удивлённо продолжая наблюдать за рыжеволосой девушкой, переспросила Оксана, не сводя глаз с Валентины, как только она подошла к ней

— Откуда оно у вас?

— Ты привела меня сюда, чтобы интересоваться платьем?

Интересовалась Оксана, продолжая рассматривать с удивлением рыжеволосую девушку, что подошла к ней. Словно давая прочувствовать Оксане и насладиться обладанием парфюмерной коллекции «Azzaro Club Women», которой так приятно веяло от тела Валентины. Будоражащие ноты кашемирового дерева, этой парфюмерной коллекции, сразу же подчинили разум Оксаны своим внушительным влиянием, заставляя полностью сосредоточить внимание на обладательнице столь сильного и стойкого, наполненной порочными нотами страсти, запаха страстной хозяйки.

— Или обговорить условия моей работы на тебя?

— Я дам вам полную свободу воли в лечение ваших пациентов……

— Ты это уже говорила

Перебила Оксана эту девушку, не позволяя ей договорить свою речь, схватившись пальцами за палец рыжеволосой девушки, которым они хотела прикоснуться к её груди.

— Так что дальше?

— Дела можете выбирать любые, какие вам только захочется

— Так в чём подвох? — интересовалась Оксана, наблюдая, как девушка прошла мимо кресла, бросив ключи, что достала из халата, на столик рядом с диваном

— Нет никакого подвоха почти

Уверяла Валентина, поправляя белый, надетый на себе халатик, девушка уселась на белоснежную софу рядом с которой постояла некоторое время, разговаривая с Оксаной.

— Заработная плата договорная

— Мне придётся лечить пациентов, которых ты мне навяжешь?

— Лишь некоторых

Ответила Валентина, девушка нервничала и была неспокойно, она словно чувствовала доминирующее превосходство Оксаны в этом разговоре, из-за чего не могла вести себя спокойно.

— Но выбор метода лечения и диагностики выбирать лишь вам

Вставая с диванчика, девушка, обвив обеими руками бёдра, направилась к Оксане, когда она подошла к белому мягкому креслу, прикоснувшись к его приятной тёплой обивке.

— Я палки вам в колёса пихать не буду

— Да мне походу

Задумчиво ответила Оксана, ощущая, влияние парфюма рыжеволосой девушки и то, как Валентина напряжённо смотрит в глаза Оксане, словно заставляя разум подчиняться её воли.

— Вообще ничего вставлять никуда не нужно

— Я и не собиралась

Утверждала Валентина пленяющей нежной теплотой пальцев, коснулась кисти руки Оксаны, когда она стояла с ней рядом в закрытом кабинете, девушка словно знала, как сломить её разум.

— Вам никуда пока, что ничего вставлять не собиралась

— Пока? — удивлённо Оксана посмотрела на рыжеволосую властительницу, не понимая, как её разум уже был опутан сетью крепкой паутины, в которой она увязла, когда так напряжённо смотрела на Валентину — Какой-то неопределённый ответ

— Ну, для начала

Уверяла Валентина, коснувшись пальцами плеча Оксаны, девушка назойливо и очень осторожно, продолжая глядеть в глаза напряжённым взглядом, теребила нервно лямку надетого на ней платья.

— Мне не помешало бы снять с вас платье

— И не объяснишь ты мне, как ловко ты уходишь от темы нашего разговора?

— И чтобы вы хотели бы узнать сейчас?

— Что ты делаешь? — пытаясь противостоять воли гипноза, Оксана, скрывая взгляд от рыжеволосой девушки, вырвалась из её объятий рук, устремляясь при этом закрытой двери в кабинете, обернулась к своему насильнику — Я не хочу иметь с тобой ничего общего

— Стойте!

Взволнованно Валентина схватив Оксану за кисть руки, девушка словно знала, как подчинить сознание воли гипноза, моментально за одно мгновение обездвижило её, чем лишила рассудка.

— Я не отпускала вас?

— Что ты делаешь? — понимая, что не может сопротивляться, когда Валентина так настойчиво смотрела ей в глаза, Оксана словно тонула во мраке безрассудства, подчиняясь власти гипноза

— Я просто хочу, чтобы вы Оксана Владимировна расслабились

— Я не хочу……

— Я знаю

Коснулась пальцем губ Оксаны, говорила так пленительно и сладостно рядом с ухом Валентина, нашептывая приятную речь, опутывая крепкой паутиной её сознание, заставляя подчиняться.

— Но вам Оксана Владимировна — взяла за руку Оксану, рыжеволосая девушка с ней прошлась по кабинету, когда подошла к трансформирующемуся массажному креслу — Это необходимо

— Если ты так думаешь

Обольщаясь в улыбке довольства, ощущая, как пальцы девушки промеж её пальцев, согнутой в локоть руки, обвили её ладонь своим влиянием, заставляя следовать за собой.

— То кто я такая, чтобы это оспаривать

— Именно

Согласилась Валентина, девушка обвила руками, платье, что было надето на Оксане, трогая нежно руками талию и живот, разглаживая ладонями его тонкую материю шифона.

— Но я лишь хочу помочь вам расслабиться

— Что мне для вас сделать? — посмотрела Оксана холодным, лишенным рассудка взглядом на девушку, готова диким желанием подчиняться власти её слова

— Для начала давай снимем это дурацкое платье

Предложила Валентина, освобождая плечи от лямок надетого на Оксане платья, поразительно при этом не переставала любоваться её бархатистой кожей и сочной формой большой груди.

— Что надето на вас Оксана Владимировна

— Мне самой оно, честно говоря

Оценивая себя взглядом, опустив глаза на грудь, говорила Оксана, ощущая, как приятно и в тоже время нежно, девушка освобождала её бюст от оков бардового шикарного платья.

— Не сильно то нравилось

— Вам оно не идёт

— Согласна — изнывая нежным стоном, ощутив прикосновение ладони к животу, вдохнула Оксана ртом поток приятного воздуха, желание будоражащей тело сексуальной сильной силы терзало рассудок, требуя, чтобы обуздали её прыть — Давай от него избавимся моя королева

— Нет!

Возразила Валентина, заметив пирсинг из розового камушка на пупке у Оксаны, девушка, словно приятно удивилась и в тоже время вдруг стала недовольна этим украшением на её теле.

— Это что пирсинг?

— Ну а что это еще может быть?

— Зачем вам пирсинг?

— Разве вам моя королева он не нравится?

— Я не ваша королева Оксана Владимировна — обвив аккуратно ладонью розовый камушек на пупке у Оксаны, возразила Валентина — Вы моя королева

— Королева — изумилась в улыбке Оксана, переступая через лежащее на полу платье, изумилась в довольной улыбке — Это так приятно звучит

— Зачем вы сделали себе пирсинг?

— Я могу его убрать, если вдруг тебе он не нравится

— Не нравится

Высказав своё мнение, с презрением наблюдала Валентина, когда посмотрела на Оксану, когда она, переступая платье, что осталось лежать на полу, покачивая бёдрами, сделала несколько шагов по кабинету.

— И за это я вас хотела бы наказать

— И как ты бы хотела это сделать?

Обвив большими пальцами, обеих рук, резинку надетых на себе трусиков, Оксана с изумлением улыбки посмотрела на девушку, когда Валентина из кресла лёгким движением сделала стол.

— Я готова вынести от тебя любое наказание

— В самом деле? — продолжая наблюдать за Оксаной, как она красиво играя бёдрами, избавлялась от трусиков подобно движению королевской кобры, вращала пленительной красотой тела

— Я хочу испытать на себе власть вашего наказывающего меня влияния

— Единственное

Продолжая пристально наблюдать за тем, как Оксана освободилась от трусиков, что упали на пол, с лёгкостью, сгибая ногу в колено, выражая бёдрам, перешагнула через них.

— Чем я могу наказать вас Оксана Владимировна

Не сводя глаз с тела Оксаны, когда она словно хищница, подошла к креслу, говорила так пленительно нежно Валентина, наблюдая за тем, как она прикоснулась нежно пальцами к материи мягкого массажного стола.

— Это сделать вам эротический массаж с проникновением в вас

— Проникновение

Подошла Оксана к девушке, обвив пальцами, подбородок рыжеволосой девушки, посмотрела выразительно ей в глаза. Этот жест был для Оксаны, словно наркотик необходим, чтобы получить дозу власти гипноза, в котором для неё было радостно безмятежно тонуть. Говорила Оксана порочным голосом, словно нравилось чувствовать, как приятно пахли помадой губы Валентины.

— Это так сексуально звучит

— Это будет еще сексуальней ощущать

Не позволяя Оксане оторвать взгляд своего взора от её холодным голубых лазурных глаз, в которых не было ни капли рассудка, Валентина управляла над нею властью, как над своей куклой.

— На себе и в себе Оксана Владимировна

— Твой голос

Наступив коленом, на высокий массажный стол, обернулась Оксана и голодным сексуальным взглядом, коснулась подбородка девушки, при этом так выразительно выставила упругие бёдра.

— Вот что я мечтаю слышать

— Вы меня любите Оксана Владимировна?

Придерживая обеими руками за бёдра Оксаны, рыжеволосая девушка помогла ей забраться на стол и расположиться на нём, когда она легла животом вниз.

— Я всегда знала, что это так

Произнесла Валентина в то время, как Оксана расположилась животом вниз на массажном столе, девушка обвила сразу же ладонями ей бёдра, когда развела подмостки для ног на столе.

— Вы так умело это скрываете

— А я тебе должна всё напрямую, что ли говорить?

— Я знала, что вы меня любите

— Конечно, люблю

Уверяла Оксана, когда лежала на массажном столе, сходила с ума от нежности рук Валентины и то, как нежно дотрагиваясь до её пылающей кожи. Рыжеволосая девушка ласкала страждущую по любви плоть Оксаны, тщательно разглаживая каждый сантиметр её кожи, ублажая лаской касания.

— Ты просто этого не замечала

— Вы так резки со мной

— А ты сама не думала почему?

Находясь во власти гипноза, Оксана не могла солгать или недоговаривать полностью раскрытых чувств, что испытывала к своей собеседнице за всё время их знакомства.

— Почему я постоянно приходила именно к тебе?

— Наверно потому что доверяете мне?

Обладая власти над сознанием Оксаны, рыжеволосая девушка не могла себе переступить грань их общения, относилась с большим уважением к ней, когда лаской разглаживая пальцами её кожу.

— Или тут есть что-то большее?

— Для доверия всегда нужна почва, ты как никто другой это всегда понимала

— Значит, вы всё-таки ко мне что-то испытывали?

— Разве

Обернулась Оксана, к своей собеседнице, повернувшись, стала лежать спиной на массажном кресле, позволила Валентина, после такого поднять подмостки этого кресла для ног.

— То, что я говорю тебе сейчас

Продолжая тонуть в омуте безрассудства, делилась впечатлением Оксана, находясь сознанием под гипнозом, рыжеволосой властительнице, когда говорила с Валентиной.

— Этого недостаточно?

— Похоже на то, что вы говорите правду

Рассудительно говорила рыжеволосая девушка, снимая с ног Оксаны сначала туфли, а потом чулки, скинув всё это на пол рядом с креслом, на котором она лежала.

— Ах…. — чувствительно нежно вдохнула Валентина, изумившись в улыбке, так нежно снимала с ног Оксаны чулки, скомкав их в комок, кинула их на пол — Как же приятно слышать мне, от вас правду, хоть и при таких обстоятельствах

— Мне просто нет смысла тебе врать — уверяла Оксана, когда Валентина положила сначала одну ногу Оксану на поднятые подмостки кресла, закрепив тщательно её ремнями

— Я знаю — с ухмылкой, ответила Валентина, обойдя кресло, положила вторую ногу Оксаны на подставку, уверенно закрепила её кожаными тонкими ремнями, обездвижив полностью

— Я сделаю всё то, что ты мне скажешь

— Для начала я хочу, чтобы вы Оксана Владимировна, ощутили на себе всю боль ваших оскорблений на себе

— Если от этого тебе станет легче

С ухмылкой на лице говорила Оксана, наблюдая и ощущая, как приятным прикосновением пальцев, Валентина коснулась пылкой её страждущей плоти живота, пока обходила кресло.

— То я готова вынести на себе всё то, что ты мне уготовила

— Конечно, вы готовы

Привязывая руку Оксаны ремнями к подлокотнику кресла, с ухмылкой на лице высказывалась Валентина, девушка явно сходила с ума по уготованной мести, которую она так изощрённо планировала.

— И вы вынесите всё то, что я вам уготовила

— Это моя участь — обратила Оксана внимание, как другая её рука, была пристёгнута ремнями к подлокотнику кресла, в котором она лежала — Вынести всё то, что ты для меня приготовила

— Как же мне приятно слышать, что хоть в чём-то вы Оксана Владимировна со мной согласны

— Я с тобой буду согласна во всём — уверяла Оксана, оставаясь лежать после того, как рыжеволосая девушка немного опустила подголовник кресла, в котором она находилась чуть ниже

— Конечно, вы теперь согласитесь

Утверждала Валентина, поставила эффектно расширитель для рта в ротовую полость Оксаны, вынуждая её замолчать, выражая лживый сарказм, с издевкой посмотрела ей в глаза.

— Теперь уже во всём со мной

Девушка была безмерно рада тому, в каком положении находилась Оксана и своей безграничной властью над её телом, когда она находилась в беспомощном состоянии.

— Давайте сначала вас, как полагается, осмотрим, а потом я сделаю вам обалденный массаж

Взяв гинекологическое зеркало для осмотра состояния матки, рассказывала рыжеволосая девушка, наблюдая за пустым стеклянным взглядом Оксаны, когда её голова свисала вниз.

— От которого вы уснёте и проспите до утра

Продолжала вести пустой монолог, говорила Валентина, взяв тюбик с гелем, девушка расположилась на стуле рядом с креслом, на котором лежала Оксана.

— А сейчас не дёргайтесь

Рукой в резиновой перчатке, девушка положила руку на лобок Оксаны, после чего другой рукой, пропитанной поверхностью гелем, рыжеволосая истязательница ввела зеркало прямо во влагалище. Ощущая холодный настойчивый эффект смазки и грубое проникновение, Оксана изнывающим стоном, выразила чувство грубой боли, что неимоверным для неё растяжением, раскрыло стенки её влагалища. Продолжая ноющим голосом, с раскрытой ротовой полостью изнемогать от грубой боли, Оксана извивалась в кресле прикованной к нему кожаными ремнями.

— Да я всего лишь небольшое раскрытие сделала

Утверждала, Валентина заметила, как начала дёргаться, Оксана изнывала от боли, находясь в кресле, как такое сильное раскрытие стенок влагалища не давало ей покою.

— Тише-тише

Уверяла Валентина, положив одну руку в резиновой перчатке на грудь Оксаны, девушка почувствовала, как сильно и бешено в ударах бьётся её сердце, претерпевая дикую для неё боль.

— Господи да у вас тахикардия

Определила Валентина, когда металась в агонии дикого растяжения стенок Оксана, находясь привязанной, чувствовала полностью все ощущения, что происходили с её телом.

— А я так хотела с вами поиграть

Отчаянно произнесла Валентина, проходя рядом с креслом, в котором лежала Оксана, девушка подошла к шкафчику и достала из него шприц, предварительно отодвинув его ящик.

— Но видимо не судьба — сняв колпачок с иглы, Валентина подошла к креслу, вставив иглу в мышцу на руке у Оксаны, рыжеволосая девушка ввела его содержимое, всё полностью без остатка, после чего извлекла иглу шприца — Вот кажется, надо было подумать, прежде чем это делать

Дверь кабинета стала открываться, когда Валентина совершенно этого не ожидала в то момент когда она стояла со шприцом рядом с креслом в котором, изнывая стоном, лежала Оксана.

— Вы что не видите тут занято

Расположившись сразу же на стуле рядом с креслом, Валентина выбросила шприц в рядом стоящую урну, заметила двух молодых медсестёр на входе с медицинскими картами в руках.

— Я провожу тут осмотр

— Ну, вообще это кабинет психологической разгрузки для пациентов

Заметила, одна из медсестёр, когда вошли в кабинет, так сомнительно посмотрела на кресло, в котором оставалась лежать Оксана, когда Валентина с фонариком осматривала ей матку.

— А кабинет гинекологический кабинет находится дальше по коридору

— Ладно девушки послушайте — отвлекаясь, заметила, как любознательно обе молодые аспирантки, что проходили практику в этой больнице, смотрели на обнажённое тело Оксаны, когда она находилась под влияние сильного действия седативного препарата — Я вижу вам самим интересно

Отошла от кресла, рыжеволосая девушка в резиновых перчатках, коснулась плоскости ровно колыхающегося живота Оксаны своими пальцами, когда посмотрела в её лицо. Предаваясь глубокому влиянию сну, Оксана моментально уснула, находясь под влиянием седативных.

— Сделайте ей расслабляющий массаж и обработайте поверхность матки маслом лаванды

— Это взрослая женщина

Рассказывала, проявляя интерес, молодая девушка расположилась рядом с раздвинутыми ногами Оксаны, прикоснулась пальцами к её лобку, так удивлённо посмотрела на зеркало, что было в ней.

— Но не настолько, чтобы уже начинать уход и спринцевать влагалища маслом

— Ты дура что ли Катя

Возмутилась её белокурая подруга, оскорбив брюнетку, когда она наклонилась к раздвинутым ногам Оксаны, взяв фонарик, посветила на поверхность матки, словно видела это впервые.

— Здоровый организм нужно поддерживать в любом возрасте

— Ей за тридцать лет — определила сразу сходу по состоянию развития матки, девушка удивлённо оторвала свой взгляд и удивлённо посмотрела на Валентину — И она еще ни разу не рожала

— А что вы на меня так смотрите?

Встав перед девушками, Валентина держа кошелёк в руках, достала из него по две купюры в пять тысяч, протянула их обеим девушкам, дав каждой, как взятку за молчание.

— Ну не рожала она ни разу

— Действительно

Улыбнулась белокурая девушка, сразу же схватив деньги, даже не стала задавать какие-либо вопросы, сразу убрала их в карман белого халата, в котором находилась.

— Что ты Катя к ней прицепилась, видишь нужно помочь этой женщине расслабиться

— Девочки это моя клиентка

Рассказывала Валентина и с довольной ухмылкой, думая, как легко одурачила двух аспиранток, направлялась к выходу из кабинета, дверь которого была закрыта.

— Я провожу всегда эту процедуру во время сна, но теперь хочу, чтобы вы сделали ей массаж

— Сделаем всё в лучшем виде

Радуясь деньгам, ответила белокурая девушка, подойдя, посмотрела на Оксану и то, как её голова свисала вниз с кресла, а глаза при этом оставались открытыми. Оксана лишилась сознания, под действием седативного препарата, так и не успев закрыть глаза, оставаясь при этом смотреть в угол кабинета. Блондинка так удивлённо коснулась расширителя, что раскрыл ротовую полость Оксаны, когда она находилась во власти сна, девушка с удивлением посмотрела ей внутрь глотки.

— Она спит с открытыми глазами

— Не нравится мне это всё конечно — посмотрела темноволосая молодая девушка на дверь, когда Валентина покидала кабинет, закрывая за собой плотно дверь

— Нам заплатили, а мне этого до следующей стипендии хватит

— Согласна

Свернув деньги и убирая их в карман, ответила темноволосая девушка, оставаясь сидеть на стуле, брюнетка была так увлечена изучением вживую поверхности влагалища Оксаны.

— Я сама проведу ей спринцевание маслом

— Да делай ты что хочешь — с ухмылкой рассматривая полученную купюру, девушка была такой наивной, что даже не стала задавать лишних вопросов, а просто подошла к окну в кабинете

— Я скора вернусь

Вставая со стула, девушка направилась к выходу, оставляя Оксану привязанной ремнями к креслу, когда в ней всё еще продолжало находиться гинекологическое зеркало.

— Я быстро, только лишь дойду до кабинета гинекологии

Закрывая за собой дверь, аспирантка тут же быстро, покинула кабинет, оставляя Оксану наедине с белокурой девушкой, когда она со стеклянным взглядом в глазах смотрела лишь на ноги незнакомки, остававшейся стоять у окна, прежде чем погрузиться во власть безмятежного сна.

 

***

Просыпаясь под утренние лучи в кресле, Оксана ощутила, что лежала головой на массажном столе, который трансформировали обратно в первоначальную его форму. Голова словно раскалывалась от влияния седативного препарата и вся комната, перед глазами Оксаны, словно как кружилась на карусели. В горле была сухость, тело Оксаны словно требовало воды, стенки влагалища словно ныли пережитой боли от растяжения. Изнывая стоном, Оксана оставалась лежать на массажном столе, прижавшись животом к нему, не могла даже пошевелиться, страдая абсолютным бессилием. Прищурив глаза, Оксана заметила, как лучи яркого утреннего солнца, проникающего в кабинет, ослепительной белизной, доставляли ей раздражение. Понимая, что на спине лежало большое белое полотенце, а кожа, сохранила вязкость пропитавшей её маслом тело.

«Что произошло вчера?», не могла прийти в себя, после сильного потрясения, Оксана оставалась лежать на мягком массажном столе, не могла даже пошевелиться, страдая бессилием.

— Я вроде как разговаривала с Валентиной

Пытаясь вспомнить происходящее, Оксана, словно не могла дальше глубоко заглянуть в память и ничего не могла вспомнить из произошедшего, после разговора с Валентиной в коридоре.

— А дальше как провал……

— Вы уже пришли в себя?

Взволнованно спросила медсестра, открывая дверь, белокурая девушка в очаровательном белом халате с застенчивым выражением лица, перешагнула порог открытой двери и вошла в кабинет.

— Как вы себя чувствуете?

— Что произошло? — поинтересовалась Оксана, не могла никак вспомнить последние отрывки в памяти и то, как она оказалась голая, на массажном столе, пропитанной при этом вся маслом

— Ваша подругу, сказала, что вы сильно устали и вам требовала особый массаж

— В каком смысле особый?

— С элементами связывания

— Это какая интересно подруга, для меня придумала такой массаж?

— Та, что с рыжими волосами

Растеряно ответила, войдя в кабинет, девушка, согнув ногу в колено, толкнула каблуком дверь, чтобы она закрылась, пока сама держала в обеих руках разнос с едой из кафетерия.

— Не знаю, она не представилась

— И как же она тебя уговорила, сделать мне такой массаж?

Наблюдая на разносе изобилие еды, суп, второе блюдо в котором было картофель и пару котлет, на десерт оставалось кондитерский пакет с сушками и стаканчик кофе с начинкой карамели.

— Что она вам такое предложила?

Интересовалась Оксана, когда в половину открытого глаза, оставаясь лежать на массажном столе, заметила, как блондинка поставила разнос на табуретку, которую подкатила к ней.

— Что ты согласилась сделать мне такой массаж

— Вы были напряжены

— Я? — вопросительно Оксана посмотрела на девушку, которая стеснялась её обнаженного присутствия в этом кабинете

— Мы с подругой помогли вам снять это напряжение

— И как же вы мне в этом помогли?

— Массаж с лавандовым маслом — утверждала блондинка, отойди от табуретки на колёсиках, девушка не сводила глаз с Оксаны и то, как она оставалась лежать на массажном столе

— Так вот что это за гадость — сонным голосом, ответила Оксана, слабость была такая сильная, что она не могла толком пошевелить руками — А я всё думала, чем это тут всё пахнет

— Вам нужно поесть

— Ты что тут была со мной всё это время?

— Нет — мило улыбнулась блондинка, пожав плечами, девушка какое-то время, наблюдала за Оксаной, прежде чем отошла к окну — Ваша подруга сказал именно, когда вы проснётесь, как будто знала это наперёд

— Подруга? — выразив удивление, спросила Оксана, пытаясь вспомнить, что за подруга, но разум как будто был в тумане, как будто что-то подсознательно блокировало воспоминания

— Ну, та рыжая девушка

Помогала вспомнить блондинка, когда отошла к окну в кабинете, обернулась, встав у подоконника, касаясь его пальцами, белокурая незнакомка в белом халате, обернулась с улыбкой.

— Она явно знала, когда вы проснётесь, требовала настоятельно принести вам плотный завтрак

— Возможно, она обо мне заботится

— Вы что не помните, что было вчера?

— Всё как будто в тумане и тело ноет, я не могу пошевелиться

— Это возможно из-за зеркала — утверждала, рассказывала белокурая девушка, направляясь к столу, на котором продолжала лежать Оксана — Ваша подруга его в вас засунула

— Зачем? — никак не могла понять Оксана, что с ней происходит — Зачем она это сделала?

— Когда мы вошли с подругой

Глотнув слюну, с испуганным видом блондинка посмотрела на то, какая злость была в глазах у Оксаны, когда она слышала, что с ней происходило прошлым днём.

— Ваша подруга проводила исследование матки

— Что за бред? — не понимала Оксана, как будто что-то блокировало воспоминания, совершенно противореча тому, что хотела она услышать

— Это правда, вот Катька даже подтвердит

— Подтвердит что? — недовольно посмотрела Оксана, найдя в себе сил, поднялась на массажном столе, встала на четвереньки так, что слабость брала над ней верх, руки тряслись, когда она пыталась стоять неуверенно — Что меня кто-то изучал

— Эта девушка нам заплатила за молчание

— Заплатила?

— Послушайте — не могла вынести насколько несуразные с реальностью, Оксана задавала вопросы, возмутилась сама белокурая незнакомка, устав всё повторять для неё, девушка осторожно, направилась к столу — Вы хоть что-нибудь понимаете из того, что я вам говорю?

— Ты говоришь какой-то бред

Нашла в себе силы, Оксана села на массажном столе так, чтобы ноги свисали вниз, чувствовала, как в глазах потемнело, голова закружилась и на теле через поры, стал обильно выделяться пот.

— Совершенно далёкий от реальности

— Да что с вами? — продолжая удивлённо смотреть, блондинка, никак не могла понять, почему Оксана не хотела верить во всё то, что она говорил — Вам как будто промыли мозги

— Я тебе сейчас кое-что промою, если будешь так говорить?

— Вообще-то мы с подругой вам сделали санацию матки и влагалища вчера, а так же обработали маслом, в вас так много залили масло лаванды, пока вы спали

— Хватит! — не могла слышать то, что говорила блондинка, как будто всё это резало для Оксаны слух, когда она подсознательно не хотела этого слышать

— Ладно — согласилась с Оксаной белокурая незнакомка, когда осторожно подошла к столу, на котором она сидела, вцепившись крепко пальцами в его обивку — Помоги мне встать и одеться

— Она принесла ваш халат сюда — утверждала блондинка, кивнув в сторону диванчика, на котором она располагался, предлагая самой Оксане встать и дойти до него самостоятельно

— И как ты хочешь, чтобы я это сделала?

— Ну, вы ведь можете ходить

Располагаясь сидя на массажном столе, пожав плечами, ответила блондинка, так радостно наблюдала девушка за слабостью, что испытывала Оксана на своём теле.

— Я думаю, для вас не составит труда просто встать и пройти туда

— Поможешь мне?

— У вас слабость — уверяла блондинка, посмотрев, как Оксану как будто всю трясло от бессилия, а на бледной коже всего тела выступил пот

— Я это и так знаю, что у меня слабость — утверждала Оксана, когда почувствовала, как её тошнит, как будто всё тело выворачивало наизнанку

— Вам нужно лечь отдохнуть

— Не нужно мне ничего

Отвергла помощь этой девушки Оксана, не позволяя ей к себе прикоснуться, посмотрела недовольным взглядом на блондинку, обворачивая своё тело в полотенце, что лежало рядом. В такой близости с белокурой незнакомка, Оксана с трудом могла распознать, как приятно пахнет от её молодого тела завораживающей парфюмерной коллекцией «Inside Delight от Trussardi». Ароматическая симфония, отличающаяся мягким и ненавязчивым звучанием. Раскрывается дивным букетом полевых и садовых цветок, слегка оттененных свежестью цитрусовых плодов. Идеально для весенне-летнего периода, позволяет чувствовать себя уверенно в любой ситуации. Из бонусов — длинный насыщенный шлейф, искрящий самыми мелодичными переливами.

— Мне нужен хотя бы халат

Оглядывая пол в этом кабинете, не заметила никаких больше вещей, Оксана оставалась в недоумении, сидеть на массажном столе, после чего повернула взгляд на блондинку.

— Я что пришла сюда голой?

— Ваша подруга, когда вернулась сюда, второй раз, забрала ваше платье и ваши вещи, велела, передать ваш халат, что лежит вон там на диванчике

— Да что ты заладила подруга да подруга

Словно, как не хотела думать о Валентине, Оксана, аккуратно сползла вниз, с массажного столика, касаясь голыми ступнями, прохладного кафельного пола в кабинете.

— Никакая она мне не подруга

— Ну, я так думаю, вы бы не разделись бы так, перед посторонним человеком?

— А вот это уже

Чувствуя неуверенность в собственных ногах, обернулась Оксана, опираясь левой рукой на массажный столик, рядом с которым продолжала стоять, набираясь смелости, чтобы самой отойти.

— Не твоё дело, что я там могу, что здесь на самом деле произошло

— Ладно, как скажите

Оставаясь сидеть на массажном столике, ответила равнодушно, поджав от обиды со стороны Оксаны, девушка относилась с безразличием к её словам и не показывать слабость характера.

— Я просто хотела вам помочь…..

— Ты просто можешь это сделать

Уверяла Оксана, направляясь к диванчику, неуверенной медленной походкой, прикрывая обеими руками, полотенце, которым было обвёрнуто её тело. Каждый шаг, давался Оксане с огромным усилием, когда она чувствовала неимоверную слабость ватных ног, когда буквально в одно мгновение она могла рухнуть на пол. Пот на лбу Оксаны, выступил обильными каплями, тело всё трясло от интоксикации, когда токсин в её крови, начал уходить и ослаблять своё влияние.

— Заткнувшись

— Ладно, как скажите

Продолжая в голосе выражать обиду, девушка оставалась сидеть на столике, опустив голову, искоса смотрела на Оксану, как она с большим трудом дошла до диванчика, после чего рухнула на него от бессилия, ватных ног.

— Только потом не говорите…..

— Просто — ответила Оксана, с таким же большим трудом поднимая руку, с выставленным указательным пальцем к верху — Помолчи

«Блядь это пиздец, что со мной происходит и почему мои воспоминания блокированы», не могла понять Оксана, когда пыталась прокрутить в памяти прошедший день, понимала, что между её нормальным состоянием и тем в котором она оказалась, огромная неразделимая пропасть.

— Где она я хочу с ней поговорить? — услышала Оксана взволнованно, встревоженный голос Катерины за закрытой дверью кабинета, в котором она находилась

— Говорят, что её видели, как она заходила сюда

Отвечала Мария, открывая дверь, девушка старалась успокоить брюнетку, когда Оксана понимала по одному тону голоса, что Катерина была готова разнести половину больницы, чтобы найти её.

— Давайте вместе посмотрим

— И как это называется? — проскользнув первой в кабинет, Катерина заметила, как Оксана старалась надеть на себя халат — Я даже спрашивать не хочу, почему ты голая……

Говорила Катерина, когда первой вошла в кабинет, на девушке было одето красивое розовое платье, что было больше похоже на пышный модельный сарафан, сшитый из шифона.

— Расскажи мне просто, где ты была все эти три недели

— Три недели? — в недоумении произнесла Оксана, не понимая, совершенно, что происходит, когда смотрела на Катерину, на лице девушки были все серьёзные эмоции

— Оксана Владимировна — изображая ужас на лице, вошла в кабинет Мария Леонова, посмотрев на Оксану — Что тут произошло, почему вы без одежды….

— Где ты была всё это время?

Брюнетка была уже готова заплакать, когда вошла в кабинет, только эти слёзы скорее были непонятны для Оксаны, которые она воспринимала, как радость или неконтролируемый гнев.

— Три недели Оксанка, ты вообще с ума сошла?

— Три недели? — нашла в себе силы Оксана, поднялась с дивана, испугалась с какой решительной настойчивостью, Катерина, словно пронеслась по кабинету, когда подошла к ней, испугалась её словно кошка, боится разъярённой собаки — Разве меня так долго не было?

— Нет, ты посмотри

Говорила с усмешкой Катерина, специально развела пальцы руки так, как будто была уже готова одарить ладонью, Оксану по лицу крепкой жгучей пощечиной, от неразделённой любви.

— Она еще смеет издеваться надо мной

— Я не издеваюсь — беспокоилась Оксана, когда смотрела в наполненные истерикой и яростью глаза Катерины, девушка явно себя не контролировала и не отдавала себе отчёт, что в кабинете, кроме них еще кто-то есть — Правда…..

— Заткнись! — одарила Катерина пощечиной по лицу Оксану, не желая слушать её оправдания, что жгучим ударом ладони, доставила дикую боль, заставляющая чувства пробудиться, когда действие седативного препарата, всё еще оказывало на неё влияние — Я не хочу ничего слышать!

— За что?! — вскрикнула Оксана, испугавшись, когда испытала сильный удар от ладони девушки по лицу, кожа от которого, словно горела огнём, когда на щеке появилось яркое красное пятно

— Ты еще спрашиваешь за что?!

Продолжая разговаривать свирепым криком, спросила Катерина, направляясь следом за Оксаной в коридор, когда она пулей, испугавшись брюнетки, покинула кабинет. На лице брюнетки играли эмоции, такие сильные чувства от безответной любви, как Оксане казалось больше, когда девушка вышла за ней из кабинета в коридор, что она её просто убьёт. Темноволосая девушка, выражала в себе обеспокоенность за Оксану и тоже время, яростный гнев, за попусту потраченное время, которое Катерина провела в момент её отсутствия. На лице Катерины были слёзы, от нестерпимой обиды и в тоже время радость, когда девушка видела Оксану рядом с собой, как будто в этот момент темноволосая бунтарка, никого вообще не хотела видеть в своём окружении. Подойдя к Оксане, зажав её к каменному подоконнику окна в коридоре больницы, девушка обвила ей лицо своими ладонями, после чего пристально изучая взгляд, посмотрела настойчиво прямо в глаза. От тела Катерины, пахло влиятельной запоминающейся коллекционной силой парфюмерного изделия «Les Fleurs: Violette от Molinard», что выдавало себя безупречным запахом ночной фиалки.

— Где ты была?

— Я даже знаешь

Боялась Оксана до ужаса, с какой настойчивостью Катерина продолжала наблюдать за её движением глаз, в которых отражался страх, за свою собственную жизнь.

— Не знаю, что тебе сейчас тут ответить

— Серьёзно?

Прошептала брюнетка, нежным голосом, по состоянию и по запаху перегара которым несло от губ брюнетки, Оксана только сейчас поняла, в каком пьяном состоянии находилась Катерина.

— И ты сейчас мне это говоришь?

— Я просто не знаю….

Не позволяя больше Оксане высказаться, девушка, словно не хотела слушать её пафосных банальных отговорок, когда впилась в её губы жгучим поцелуем. На глазах у всех присутствующих в коридоре, Катерина не хотела на кого-либо обращать своё внимание, когда целовалась с Оксаной. На глазах проходящих рядом медсестёр по коридору, темноволосая девушка со страстью, облизывала в момент сладострастия поцелуя губы Оксаны. Обе проходящие мимо девушки, увидев подобное, сильно удивились, уставившись наблюдать за сценой горячего поцелуя, встали посреди коридора с медицинскими картами в руках, смотрели на сцену поцелуя.

— Я надеюсь, ты понимаешь

Уверяла Оксана, облизывая свои губы, не имея ни капли стыда, после того, как брюнетка сама так же медленно после их поцелуя, разорвала связь их тесного слияния губ.

— Что мы сейчас находимся в больнице?

— Мне плевать, где мы сейчас находимся — ответила Катерина, девушка была пьяная, когда смотрела на Оксану дикими глазами наполненные сексуальным неконтролируемым голодом

— Серьёзно? — оставаясь стоять у каменного подоконника окна, что в стиле ретро было выполнено в этой части больничного коридора, окна которого выходили на фасадную часть здания

— Думаешь, мне есть до этого дело?

— И ты совершенно на меня не злишься?

— Я тебя убить, если честно готова — оставаясь стоять рядом, пыталась отдышаться Катерина от поцелуя, когда смотрела на Оксану напряжённым взглядом

— Я всё могу объяснить — смутилась Оксана, когда смотрела на Катерину испуганным взглядом глаз, облизывая при этом губы, от остатка на них помады,

— Объяснишь дома

Уверяла Катерина, вновь подошла к Оксане, не обращая внимания, когда за спиной проходили две медсестры, обвила ладонями её бёдра, когда на ней был надет в смятом состоянии белый халат.

— А так же объяснишь своей маме, почему ты сорвала нашу свадьбу и извинишься перед ней, за то что насильно удерживала меня в своём доме, всё это время

— Моя мама удерживала тебя?

— Не хотела отпускать, когда я хотела уйти, а я бы ушла

— А что случилось? — удивлённо продолжала Оксана стоять у бетонной стены, когда смотрела на брюнетку, ощущая тепло от рядом греющей батареи

— Поговорила с этой мадам в синей форме, на выходе — оставаясь стоять ярдом с Оксаной, девушка вела себя, шатаясь, изощрённо дышала перегаром — Представляешь, она меня откуда-то знает…..

— Ты разговаривала с Терешковой?

— Ты тоже её знаешь?

Удивлённо посмотрела Катерина, на Оксану пьяным взглядом, когда она продолжала вести себя испуганной кошкой, оставаясь стоять у стены в коридоре, рядом с батареей, боясь шелохнуться.

— А ну да — рассмеялась Катерина, девушка вела себя неадекватно, ввиду пьяного состояния и накала эмоций, играющих в её теле — Это она про тебя там рассказывала, что ты проходила по следственному делу, как свидетель о незаконном обороте людей…..

— Торговле людей

Начала застёгивать пуговицы на белом халате, рассказывала Оксана, продолжая при этом смотреть на брюнетку, когда Катерина, всё еще из-за неопределённости, всё еще представляла для неё опасность.

— В деле о торговле людьми

— Торговли людьми — рассмеялась теперь уже Катерина, посчитав слова Оксаны за полный недопустимый бред — Да нет, это вне закона, короче эта дура в синем, что-то про тебя говорила

— Господи Катерина

Ухмыльнулась Оксана, была рада услышать такое про майора следственного комитета, застегнув пуговицы халата, осторожно отошла от стены по прохладному кафелю пола плитки в коридоре.

— Да ты же пьяная

— Ну, пьяна и что?

Продолжая выражать удивление в глазах, спросила Катерина, розовое платье на которой смотрелось просто обворожительно. Оксане больше показалось, на тот момент, когда она смотрела на Катерину, что этой платье для брюнетки подобрала её мама.

— Я, между прочим, вчера с твоей мамой неплохо так посидела и выпила вина

— А посидела, в каком смысле?

— А разве это имеет для тебя сейчас, какой-либо смысл?

— Ну, я всё должна знать о тебе и о том, что вы там насидели с моей мамой вчера

С ухмылкой Оксана, чувствуя за собой дикую вину, застёгивая пуговицы халата, посмотрела на пьяную брюнетку в розовом платье от которой, когда она оклемалась от шока, чувствовала, как разит перегаром, выпитого вина.

— И сколько выпили вина?

— Может, ты мне расскажешь о том

Возразила Катерина, посмотрела на Оксану с большим недовольством, девушка обвила себе талию обеими руками, состроив раздражительную гримасу, уставилась на неё.

— Как тебе побывать удалось побывать на незаконном рынке рабов?

— Тут нечего рассказывать

Уверяла Оксана, когда эта тема разговора была ей дико неприятна, когда она это прекрасно понимала, когда смотрела в глаза пьяной брюнетки, что словно разрывало любопытство.

— Я просто не хочу об этом говорить

— А ты знаешь — возразила Катерина, когда проследовала за Оксаной в кабинет из которого она выбежала, убегая от яростной темноволосой пьяной девицы — Я бы с удовольствием её послушала

— Тут нечего слушать

— А я не хочу её тебе рассказывать

— Да ты что говоришь!

Возразила Катерина, вбегая следом за Оксаной в кабинет, девушка проявляла настойчивость, когда на фоне молодой блондинки и Марии Леоновой, схватила её за запястье.

— Я вот хочу послушать то — вынуждая Оксану к себе обернуться, Катерина была решительной в своих требованиях — Как же ты оказалась на рынке рабов и какой ты там была

— Мне неприятна эта тема для разговора

Утверждала Оксана, посмотрев на недовольный взгляд Марии Леоновой и блондинки, с которыми находилась в одном кабинете с яростной брюнеткой, когда Катерина требовала ответа.

— И тут нечего обсуждать!

— В самом деле?

— Мария дай мне мои туфли

Потребовала Оксана, обратившись к девушке, когда блондинка продолжала стоять в кабинете с ошарашенным удивлённым взглядом, была просто в недоумении от их с Катериной отношений.

— В конце-то концов, не босиком же мне тут ходить? — посмотрела Оксана удивлением сарказма на блондинку, когда Мария не могла скрыть своего удивления

— Да конечно — толкнув локтем молодую аспирантку, блондинка указала студентке, на белые туфли, что стояли у стены рядом с массажным столом — Принеси их

— Почему я? — удивлённо посмотрела молодая блондинка на Марию, возмутившись выдвинутому ей требованию — Вы и сами можете это сделать?

— Принеси их ты — повторила своё требование Мария в то время, как Оксана прошла по кабинету по холодному кафелю, после того, как Катерина отпустила ей руку, не получив однозначного нужного для себя ответа — Иначе скажу Тихонову, что ты некомпетентный медицинский работник

— Вы не имеете права!

— Ты хочешь это оспорить?

— Вы за это мне ответите

Прошла по кабинету блондинку, когда обошла массажный стол, положив на него ладонь, блондинка, стоя рядом, нагнулась, выставив упругие выраженные красотой бёдра.

— Думаете, я вам это просто так спущу…..

— Главное трусы свои не спусти

Ухмыльнулась Мария, забрав из рук блондинки белые туфли, девушка в белом халате направилась к диванчику, на котором расположилась Оксана, запрокинув на него ноги.

— Вам нужно увидеться с пациенткой, поддержать родителей, которые рассчитывают на эту операцию

— С какой такой еще пациенткой?

— Ты её не знаешь

Махнула равнодушно рукой Оксана, делая невзрачную милую ухмылку, чтобы быстро уйти от темы разговора, пока не начался и так известный для неё скандал с Катериной.

— Что ты там на меня смотришь?

— Мы же договорились

Не сдержалась Катерина, взмахом руки вновь брюнетка, ударила ладонью по лицу Оксану с такой силой, болью ранимых женских чувств любви, что она, ощутив этот жгучий удар, упала на диван.

— Дура!

Не выдержала своих терзающих чувств, прокричала Катерина, яростно смотрела на Оксану, когда она, прижав ладонь к щеке по которой пришёлся удар, с ненавистью смотрела на свою обидчицу.

— Ты мне обещала и клялась, что до свадьбы, у тебя не будет никаких пациентов!

— Её заставили!

Испугалась Мария, когда Катерина вновь замахнулась на Оксану, хотела ударить всей своей обидой, разбитых осколками чувств от неразделённой любви, ладонь ей по бёдрам, когда она лежала на диванчике, подогнув под себя ноги.

— Терешкова угрожала ей уголовной расправой и уже была готова посадить Оксану Владимировну, так как на неё было уже собрано дело в следственном комитете

— Значит эта дрянь мадам

Указала Катерина злостно на открытую дверь кабинета, так что стоящие в проходе сгорающие от любопытства медсёстры, быстро сбежали, чтобы на них не перепал гнев брюнетки.

— Шантажировала тебя

— Мне пришлось взять дело — прошипев через боль и льющие с глаз слёзы, от обиды, ответила Оксана шепотом королевской кобры — Иначе бы свадьбы мы отмечали в кутузке

— Эта следователь и правда тебя пугала?

Переспросила Катерина, вдруг почувствовала себя виноватой, за то, что ударила Оксану пощечиной по лицу, брюнетка словно покраснела вся за своё нелепое пьяное поведение.

— Ты могла бы рассказать мне всё, мы бы нашли выход

— Какой?

Оставаясь лежать на диванчике, оставляя ладонь на щеке, по которой пришёлся удар пощечины, Оксана ненавистно смотрела на темноволосую девушку тирана, что причинила ей обиду.

— Позвонив Романову и подставив его и всю его не сложившуюся семью под удар

— Он бы нашёл выход?

— Это следственный комитет дура! — со слезами на глазах, Оксана приподнялась, оставаясь сидеть на диванчике рядом с Катериной — Какой бы он там нашёл выход, у него не настолько огромные связи, чтобы бросить вызов такой правоохранительной структуре

— Какое дело у неё на тебя?

«Если я ей скажу, она влепит мне еще одну пощечину», не стала Оксана отвечать, уклоняясь от ответа молчания, прекрасно понимая, что это для неё может значить.

— Это сейчас не имеет значение

— А что для тебя Оксанка имеет значения?

Потребовала Катерина немедленного ответа, когда темноволосая девушка сидела рядом на диванчике со слезами на глазах, смотрела на Оксану, а влага по её щекам стекала обильной обидой.

— Наша любовь тоже не имеет значения

— Я про это ничего не говорила — смутилась Оксана? сделав губки трубочкой, когда Катерина обвила ей лицо ладонями и так выразительно посмотрела ей прямо в глаза

— Вам нужно к пациентке

— Для начала подруга Оксаны Владимировна просила, чтобы она плотно перекусила

— Ты не ела? — удивлённо посмотрела Катерина на Оксану и то, как она продолжала лежать на диванчике, прижав ладонь к щеке по которой пришёлся удар, продолжала при этом смотреть на обидчицу взглядом полной ненавистью — Интересно знать, почему ты до сих пор не позавтракала?

— Не позавтракала, потому что не было времени

— Интересно всё же, чем ты была занята?

— Спала тут — поднимаясь с дивана, оставляя ладонь прижатой к щеке, Оксана с опаской посмотрела на Катерину, когда брюнетка, сидела с ней рядом на диванчике

— Так всё хватит — крепко вцепилась Катерина к кисть руки Оксаны, надавив своими ногтями, брюнетка сделала так, что она взвизгнула, ощутив силу её настойчиво сжатия пальцев

— Прекрати

Прошипела Оксана, одернув руку, поправила халат, посмотрела двух присутствующих блондинок в кабинете, смутилась того, как Катерина, когда была пьяной, казалась такой настойчивой.

— Мне же больно

— Ах….

Выразила вздохом сарказм, пьяная брюнетка словно издевалась над чувствами Оксаны, высмеивая её перед коллегами, таким образом, показывая свою душевную боль на безответную любовь.

— Тебе больно? — задала Катерина риторический вопрос, будто не понимая с какой обидой взгляда на неё смотрит Оксана — А каково мне, когда ты топчешь нагло мои чувства, к тебе

— Я этого не делала!

Вскрикнула Оксана, после чего прикрыла кончиками пальцев губы, смутившись того, как две белокурые девушки, которые продолжали находиться в кабинете, наблюдали за ними.

— Ой простит…..

— Оксана Владимировна

Наблюдая за сценой взаимоотношений Катерины и Оксаны, возразила Мария Леонова, не обращая внимания на то, как они обе бурно пытались разобраться в себе .

— Как только разберётесь в своих отношениях

Направляясь к выходу, говорила Мария, взглядом глаз указала, молодой аспирантке, что ей тоже немедленно следует покинуть этот кабинет, оставить Оксану и Катерину одних

— Ваша пациентка будет ждать вас в палате отделения реанимации

— Я думаю, что не заставлю её слишком долго ждать

— Она придёт — уверяла Катерина, схватив снова Оксану за руку, так чтобы она отвернулась, пока закрывалась дверь кабинета за выходящими из него обеими блондинками

— Ты говоришь за меня? — возмутилась Оксана, продолжая смотреть с обидой на Катерину

— Нам надо с тобой серьёзно всё обсудить

— Да ты что в самом деле?

Оставаясь сидеть на диване с брюнеткой, Оксана изумилась впервые, повернувшись к Катерине, положив руки на бёдра, обвив пальцами колени, с любопытством ждала, что же она ей скажет

— Ну что же давай тогда поговорим

 

***

— До сих пор кажется, что это плохая идея

Высказала своё мнение Катерина, когда стояла у окна, в коридоре, пьяная брюнетка была одета в белый халат, на голове был у неё белый колпак, а на лице медицинская маска.

— Не думаю, что мне понравится смотреть на твоих пациентов

— Ну, тебе же так хотелось узнать, с кем я тут имею дело

Высказывалась Оксана, оставаясь стоять за спиной темноволосой девушки, чувствовала, как от неё даже через одетую одежду пахло завораживающим запахом ночной фиалки. Через надетую на лице маску, можно было, если подойти ближе распознать сильный перегар вина, что пламенной страстью сочного дыхания. Брюнетка прислонила ладонь к холодному стеклу в коридоре, когда наблюдала за тем, как автомобиль скорой помощи, стоял у крыльца приёмного покоя, его двигатель тихо тарахтел, выбрасывая столб выхлопных газов в морозный, пропитанный холодом воздух. Оксана, обвив талию темноволосой девушки, оставалась стоять наблюдать за спиной у Катерины, вдыхала этот обворожительный запах, который в сочетание со стойкостью крепкого алкоголя, так приятно и возбуждающими оттенками будоражащих сознание нот, пропитывал тело брюнетки. Близость с Катериной, дурманило рассудок Оксаны, когда она желала так эту темноволосую девушку, обнимая и трогая которой бёдра, была готова сорвать с неё всю одежду.

— Вот и пойдём, я провожу тебя в реанимационное отделение, где ты познакомишься с моей пациенткой

— Насколько я понимаю твоя пациентка на ИВЛ

Обернулась Катерина, посмотрев в голодные, наполненные сексуальным желанием глаза Оксаны, когда она так желанно смотрела прямо в глаза брюнетки, требуя настойчиво поцелуя.

— Ты же понимаешь что я сейчас в маске?

— Конечно, понимаю — утверждала Оксана, когда шепотом разговаривала через медицинскую надетую на лице маску — Но мне так охота ощутить вкус твоих губ, даже через эту ткань

— Тебя кажется, ждёт твоя пациентка

Пальцами в резиновых перчатках, Катерина воспрепятствовала Оксане коснуться её губ через, надетую на лице маску, когда она так сильно желала упоительной близости.

— Давай не будем её задерживать

«Блядь я так сильно тебя люблю, когда ты строишь из себя такую недотрогу, мне так и хочется взять тебя насильно», смотрела Оксана на Катерину, ощущая, как через надетую на лице маску, брюнетка коснулась пальцами, в резиновых одноразовых перчатках, её губ.

— М…… — изнывая сексуальным желанием, Оксана не могла думать, когда находилась рядом с этой темноволосой девушкой — Как же я сильно хочу тебя

— Не будем терять времени — пригрозила кокетливо брюнетка указательным пальцем перед лицом Оксаны, после чего брюнетка, так сексуально вильнула бёдрами, когда отошла от окна

— Да конечно меня ведь ждёт пациентка

Уныло вздохнула Оксана, когда не могла вынести такой напряжённо пафосной, склоняющей, сложившейся между ней и Катериной обстановки отношений, вызывающей желания.

— Надеюсь, ты готова к тому, что тебе придётся увидеть

— Я готова ко всему

Направляясь по коридору больницы, к реанимационному отделению, возле входа в которое, стояли у закрытой двери двое, офицеров полиции, что несли постоянный караул. Рядом на лавочке, сидела пара, когда женщина оторвала лицо от платка, неустанно вытирая слёзы, что текли с глаз, а мужчина, положив руку на плечо, поддерживал её. Услышав стук каблуков

— Когда ты рядом

— Вы, кажется и есть та врач — обратилась сначала женщина, сделав свой голос через невыносимые для себя слёзы, чуть радостным

— Орлова Оксана Владимировна — прочитал надпись на табличке халата Оксаны, подтвердил мужчина, успокаивая свою супругу — Скажите, вы поможете нашей дочери?

— Именно для этого я здесь

Ответила Оксана, выходя вперёд, оставляя Катерину позади за спиной, смутилась перед родителями пациентки, когда от брюнетки даже через медицинскую маску, несло перегаром.

— Не волнуйтесь, мне нужно осмотреть вашу дочь

— Кажется ваши коллеги уже это сделали

— А кто это? — поинтересовалась женщина, показывая на Катерину пальцем, руки в которой держала, пропитанный слезами платок

— Мой ассистент — утверждала Оксана, когда лестной улыбкой, которую не увидели её собеседники, улыбнулась через маску, на лице — Она будет помогать мне в операционной и точно определит дозу наркоза, когда изучит вашу дочь в реанимационной палате

— Вы, кажется, хотели увидеться с нашей дочерью

Не обращая внимания, как его супруга отнеслась, когда взглядом оценивала внешний облик Катерины, мужчина первым скрасил напряжённый момент отношения, высказавшись сам.

— Полиция вас пропустит

— Естественно пропустит

Ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, направилась к закрытым дверям, у которых непрерывно несли службу, офицеры полиции.

— У меня есть свободный допуск в это отделение

— Скажите

Отвлёк еще раз мужчина, вставая с лавочки перед отделением, мужчина медленно разомкнул связь рук со своей супругой, оставив её одну, вытирать платком постоянно льющиеся слёзы.

— Каковы шансы, что операция поможет?

— Шанс есть — уверяла Оксана, отойдя от двери, оставив Катерину стоять перед входом, не зная, как выразить свои мысли перед родителями девушки — Но он минимальный, понимаете….

— Насколько минимальный?

Спросил мужчина, когда подошёл к Оксане и внушительно посмотрел ей прямо в глаза, его взгляд казался растерянным, скорее разбитым, ведь именно в ней он видел надежду на спасение дочери.

— Каковы шансы, что моя дочь, хотя бы откроет глаза, после операции?

«И вот как ему ответить, что из-за обструкции легочных артерий, шансов, на успех в этой операции, у этой девушки, можно сказать, нет вовсе», думала Оксана, когда правильного ответа, чтобы успокоить родителей пациентки и поддержать в трудную минуту, не могла подобрать слова.

— 10% на то, что она останется жива

— Десять процентов? — переспросил не поверив мужчина словам Оксаны — И это говорит лучший хирург, которого тут так рекомендовал заведующей больницей

— У вашей дочери стеноз легочного клапана

Утверждала Оксана, стараясь убедить мужчину в своём опыте, когда после услышанного он с недоверием относился теперь уже ко всему, что она скажет.

— Обструкция легочных артерий…..

— Скажите, но хоть минимальный шанс того, что она выживет после операции, у неё есть?

— Вашей дочерью будут заниматься лучшие врачи — убеждала Оксана, отвечая на вопрос матери пациентки — Моя лучшая команда и я, сделают всё возможное, чтобы ваша дочь выжила во время операции и благополучно пережила послеоперационный период

— Да, но десять процентов Вера — убеждал мужчина, обернувшись к своей супруге — Мы можем перевести её в Москву, а дальше продолжить лечение в Германию

— Послушайте

Стараясь быть для родителей пациентки, быть максимально убедительной, говорила Оксана, когда прошла мимо мужчины, обращаясь к его супруге с надеждой, что она будет рассудительней.

— Ваша дочь не переживёт долгий переезд в скорой, даже если это будет автомобиль усовершенствован по последнему слову техники

— И что же вы предлагаете? — поинтересовался мужчина, продолжая теперь уже с недоверием относиться ко всему, что скажет Оксана

— Внутрипредсердное переключение потоков крови

Рассказывала Оксана, продолжая при этом вести беседу с обоими родителями, сделала шаг к лавочке, с которой встала мать пациентки. Оксана, стараясь говорить при этом уверенно, понимая недоверие со стороны отца девушки, буквально чувствовала его скептический взгляд на себе.

— Специальными хирургическими заплатами мы сделаем

Внимательно Оксана сосредоточила взгляд на родителях пациентки, продолжая при этом разговаривать с ними в коридоре перед отделением интенсивной терапии.

— Так чтобы кровь, артериальная кровь поступала из левого желудочка в аорту, а венозная кровь, из правого желудочка в легочный ствол.

Продолжила рассказывать, Оксана, словно ощущала за собой поддержку взгляда Катерины, с которым прозорливая брюнетка, не переставала наблюдать за ней.

— При этом топография сосудов остаётся прежней, кровь, как поступала из левого предсердия в левый желудочек, так и будет поступать, а из правого предсердия в правый желудочек

— Каков риск всё-таки этой процедуры

— У вашей дочери развилось обструкция легочных вен, а так же стеноз аортального клапана

— Скажите, каковы шансы, что наша дочь переживёт эту операцию?

— Я вам кажется, их уже назвала

— Десять процентов?

Возмутился недовольный отец, посмотрев на Оксану с возмущением, мужчина явно оставался, не согласен с той позицией ответа, которую она ему предлагала.

— Вы издеваетесь?

— Это, учитывая и послеоперационный период, при котором она будет обязана раз в месяц наблюдаться у специалиста первое время

— У нас ведь нет другого выбора?

— Не думаю, что какой-то хирург, учитывая всю картину, в каком положении находится ваша дочь, возьмётся вообще за операцию, это большой риск

— Тогда почему вы берётесь за неё?

«Я ведь не могу им сказать, что такого рода дела меня манят, как магнитом, они подумают, что я сумасшедшая», предположила Оксана на мгновение, представила разные варианты ответа, когда не могла так сразу в лоб ответить родителям.

— Потому что больше некому

Ответила Оксана, повернувшись к Катерине, направилась с ней вместе к дверям реанимационного отделения, когда офицер полиции освободил им путь, позволяя им пройти.

— Что ты так на меня смотришь?

Удивлённо спросила Оксана, переступая порог отделения, входя в него, заметила с каким любопытным взглядом, Катерина продолжала за ней наблюдать при этом, продолжая держать дверь перед ней открытой.

— Что я еще должна была им сказать?

— Да нет, меня просто удивляет

Высказывала, восхищение Катерина, входя следом за Оксаной в отделение реанимации, где был белоснежный кафельный пол, стены и стеклянные просматриваемые двери. На посту как всегда дежурила медсестра, что следила за показаниями приборов жизнеобеспечения пациентов, а в каждой палате дежурило по медицинскому работнику в случае оказания экстренной помощи. Тут находились пациенты, пережившие аварию, сердечные тромбы, находясь в коме, за ними постоянно вели специалисты бригады экстренной помощи, в случае ухудшения жизненных показателей. Каждый из пациентов был в коме, в тяжелом состояние, находясь на входе, Катерина за этим всем, наблюдая, словно пришла в ужас, когда не была готова увидеть подобное для себя.

— В тебе столько мужества, сказать родителям этой девушки, что их дочь находится действительно в безнадёжном состоянии

— Если быть точнее

Встав у входа закрывшихся дверей за спиной у Катерины, высказывалась Оксана, когда взяла из корзины бахилы, стала надевать их себе поверх надетых белых туфель, прежде чем пройти дальше, где был чистый стерильный пол.

— Она одной ногой уже в могиле

Наблюдая за Катериной, девушка буквально не была готова к тому, что увидела в отделение интенсивной терапии. Было похоже для Оксаны на тот момент, как словно весь психологический мир этой брюнетки, в одном мгновение от увиденного, разбился на осколки. Катерина застыла у входа, пока Оксана, находясь у входа, одевала, бахилы на туфли, темноволосая девушка в этот момент даже не могла пошевелиться, оставаясь стоять в полном оцепенении, переживая шок.

— Куда ты так смотришь?

Удивлённо посмотрела Оксана на Катерину, когда девушка явно не была готова к тому, в каком жизненном состоянии люди находились в реанимационном отделении, для неё это было немыслимо.

— Серьёзно? — заметила Оксана цепкий взгляд в глазах Катерины, когда брюнетка явно видела ужас того факта, ей было дико неприятно видеть людей в коме на аппарате жизнеобеспечения, когда она к этому совершенно не была готова — Ты что испугалась людей в коме?

Оксане казалось даже забавным то, как Катерина, находясь на входе в реанимационное отделение, встала в страхе от увиденного, для неё всё это окружение морально ей ломало психику.

— Пошли, тут нечего страшного для тебя нет

Мило улыбнулась Оксана, когда надев бахилы, отошла от стены, продолжала наблюдать за реакцией Катерины, которой для неё самой, ей казалось очень даже забавным поводом для насмешки.

— Пойдём, что встала?

— Ты иди я тут подожду

На брюнетку словно нахлынула волна паники, для Оксаны в этот момент показалось, что столь стойкая для неё брюнетка, оказалась очень хрупкой и не готова к эмоциональным перегрузкам.

— Что-то мне не хочется

— Ты испугалась чего-то?

Не понимала Оксана, того необоснованного, для себя, ужаса что видела у себя перед глазами Катерина. Темноволосая девушка явно первый раз вошла сама в отделение интенсивной терапии, когда для неё и на её глазах всё тут выглядело иначе от того, что она себе представляла.

«Блядь ебанутая, она ведь меня даже не предупредила», оставаясь стоять спиной к своей темноволосой собеседнице, уныло вздохнула Оксана, понимая, что нужно подготовить Катерину морально тому, что может тут увидеть.

— Они в коме Катерина

Сделав шаг навстречу к брюнетке, уверяла Оксана, разговаривая голосом, как будто представляя, что говорила это ребёнку, который первый раз перед собой увидел ужас, в своих глазах.

— Да им плохо — уверяла Оксана, заметила, как брюнетка начала тяжело и учащенно дышать, по всем признакам, у Катерины наблюдалась тахикардия, брюнетку следовало немедленно успокоить, пока не случился приступ — Послушай, тебе не о чём тут беспокоится

— Я….я…… знаю

Словно как рыба, раскрывая рот, хватая жадно воздух, Катерина сняла медицинскую маску, понимая отчаянно как в такой критической и угрожающей разрушения её психики ситуации, она сама, в действительности, оказалась.

— Просто……… — не могла отдышаться, Катерина как будто переживала ужас в своих глазах, когда Оксана подошла к ней и приобняв за плечо, наклонилась вместе с ней, когда брюнетка, обвив ладонями колени, старалась просто дышать — Просто……

— Тише-тише

Уверяла Оксана, для неё теперь уже не казалось это поводом для насмешки, скорее больше психическим отклонением и нервозным состоянием, когда Катерина переживала дикий ужас.

— Всё хорошо

Продолжала стоять с брюнеткой у входа, разговаривала нежным голосом Оксана, с чувством материнской ласки, чтобы придать уверенности Катерины, пройти через ужас и сделать шаг.

— Для тебя тут совершенно нет, никакой опасности

— Правда?

Вопросительно, испытывая надежду такую, как будто Оксана была последним решительным шансом, преодолеть тот ужас, психологического разбитого состояния.

— Ты ведь не оставишь меня тут?

Беспокоилась Катерина и вдруг стала вести себя, словно маленький ребёнок, когда не была готова увидеть для себя нечто подобное, вцепилась в руку Оксаны, не желая никуда её от себя отпускать.

— Не оставляй пожалуйста

— Я и подумать не могла никогда, что ты у меня такая трусиха

Осторожно взяла Оксана брюнетку за кисть руки, после чего, повела за собой, когда Катерина так и не успела надеть бахилы после оцепенения, отходя от шока, пытаясь привести дыхание в норму.

— Пойдём, тут недалеко палата пациентки

— Я даже представить себе боюсь, посмотреть, на этот аппарат ИВЛ

— Ничего страшного

Ухмыльнулась Оксана, посмотрев лестью улыбки на брюнетку, при этом скрывая красоту формы, изгиба губ, за стерильной маской на лице, направляясь по коридору отделения.

— Меня же в Москве ты видела на аппарате ИВЛ

Стараясь успокоить собеседницу, делилась впечатлением Оксана, продолжая идти по коридору, мимо стеклянных стен и дверей, за которым находились реанимационные палаты с тяжело больными пациентами.

— И несколько дней провела со мной в этой палате, мне тогда казалось, что время для меня тянулось знаешь, как будто целую вечность

— Но ты ведь выжила

— И лишь благодаря Громову

Утверждала Оксана, не обращая внимания, на недовольный взгляд дежурившей медсестры в отделение, когда девушка так сердито посмотрела на Катерину и на то что на её обуви, нет бахил.

— Ничего страшного мы сейчас проведаем пациентку и скора уйдём

— Это реанимационная палата Оксана Владимировна

Была против высказывания, дежурившая в отделение медсестра, вставая со стула на котором сидела. Девушка, недовольно продолжая наблюдать за тем, как Катерина, держась за руку с Оксаной, направлялась по коридору стерильного отделения, не одев на обувь бахилы.

— Вы собираетесь войти туда, не имея бахил

— А что тут такого?

Скрывая ухмылку злой радости, спросила Оксана, когда играючи бёдрами, подошла к стойке дежурившей медсестры, её угловому столу со стеклом, опираясь на гладкую поверхность.

— Возьми да принеси нам бахилы сама

— Вы издеваетесь? — приспуская кончиком пальцев, очки с глаз, возразила дежурившая медсестра, при этом оставаясь стоять рядом со стулом, с которого только что встала, отрывая свой взгляд от компьютера, сосредоточив его полностью на Оксане — Я буду жаловаться на вас лично Тихонову!

— Да успокойтесь вы!

Отвлекла внимание, прошипела Мария Леонова, оставаясь стоять в открытых дверях палаты пациентки, белокурая девушка заставила обратить Оксану на себя внимание.

— Из-за бахил сейчас разбудите половину пациентов, находящихся в коме

Утверждала рассказывая, блондинка в маске и белом медицинском колпаке вышла из палаты, продолжая недовольно смотреть на Оксану и дежурившую на посту медсестру.

— Вот возьмите тут есть еще — обратилась Мария, направляясь к Катерине, передала ей чистые бахилы — Только не кричите

— Да было бы из-за чего кричать — ухмыльнулась Оксана, направляясь к Катерине, когда брюнетка продолжала вести себя обеспокоенно

— Я всё равно доложу об этом Тихонову — утверждала, прошипела сквозь зубы обиженно медсестра, вновь присаживаясь на стул с которого недавно встала

— Да заткнись ты уже — ответила достаточной слышимостью Оксана, в ответ на угрозу со стороны, дежурившей медсестры в отделение, когда подошла к дверям палаты у которых, стоя у стены, надевала бахилы на ноги, стояла Катерина — Надоела она уже

— Наверно её тоже можно понять

— Ну что же — встав у открытых дверей, Оксана, скрывая любознательную милую ухмылку за стерильной, надетой на лице медицинской маской — Ты хотела посмотреть, где я работаю и тем более с кем, прошу, входи

— Я наверно этого не вынесу

Утверждала, оставаясь казаться для Оксаны встревоженной, больше казалось, что Катерину из-за стресса и паники в её голове, словно одолеет приступ рвоты и обморока.

— Ты иди, а я здесь подожду

— Ладно

Продолжая выражать скрытое радушие на лице, ответила Оксана, когда вошла в палату к пациентке, находящейся на аппарате ИВЛ. Девушка была введена искусственно в состояние комы, чтобы легче перенести последствия симптомов, что она испытывала на себе.

— Как скажешь, можешь оставаться тут, я лично не против

— Как вы видите, Оксана Владимировна

Начала говорить сразу Мария Леонова, находясь в палатке с пациенткой, подошла к кровати, на которой лежала девушка, сразу начиная свой отчёт.

— У неё начались проблемы с дыханием

Утверждала Мария, продолжая вести, отчёт для Оксаны, девушка отчитывалась так уверенно, не выражая никаких эмоций на лице, словно камень, который имел свой голос.

— Случился инфаркт лёгкого

Рассказывала Мария, наблюдая за тем, как Оксана смотрела на жизненные показатели находящейся в коме пациентки.

— Удалось локализовать тромб, путём непрерывной дозы антикоагулянтов, но всё еще тромбы продолжают, представляют нести опасность во время хирургических манипуляций

— Что-нибудь еще есть, о чём мне следует знать именно сейчас?

— Сердечная недостаточность, мы назначили ей повторно гликозиды

Сердечные гликозиды (дигоксин, строфантин и др.) — повышают сократимость миокарда, увеличивают его насосную функцию и диурез, способствуют удовлетворительной переносимости физических нагрузок.

 

— Развилось легочное кровотечение, вероятней всего, когда она была на антикоагулянтах, удалось купировать, Серов произвёл лёгочную «эндоваскулярная эмболизация бронхиальных артерий»

Эмболизация бронхиальных артерий применяется для устранения легочного кровотечения при опухолях, травматических повреждениях, острых воспалительных заболеваниях легких, пороках сердца и некоторых системных аутоиммунных патологиях. Операцию выполняют через катетер, введенный в периферическую артерию. Для окклюзии мелких артерий используют мелкодисперстные частицы, для прекращения кровотока в крупных сосудах — эмболизационные спирали.

— Мне нужно, чтобы её подготовили к операции

Выслушав доклад Марии, распорядилась Оксана, продолжая смотреть на девушку, которая находилась на аппарате ИВЛ. Оксана заметила, как из грудной полости пациентки выходила трубка дренажа, по которой стекал экссудат из легких. Девушка находилась в медикаментозной коме, последствия пневмонии вызвали у неё накопление жидкости в лёгких, которую необходимо было постоянно дренировать. Жизненные показатели на экране ЭКГ, выводили тяжёлую степень брадикардии, при которой сердце могло немедленно остановиться и постоянно дежурившему в палате медику, приходилось немедленно принимать экстренные действия по реанимированию.

— Хотя проводить операцию в таком состоянии это большой риск

— Её родители предлагали вам её подготовить к транспортировке?

— А ты откуда это знаешь? — выражая интерес в глазах, поинтересовалась Оксана, вспоминая разговор с родителями пациентки у входа в реанимационное отделение

— Они тоже не совсем вам доверяли

— Они ведь тоже не из Москвы, откуда у них деньги на дорогое лечение?

— Их отец фермер и как я поняла, зарабатывает он на продаже мяса скота весьма неплохо

— Ну не столько, что у них хватило бы денег на дорогостоящую процедуру

— Им бы не хватило и на такую операцию, даже, если провести её здесь

— Это ты намекаешь, про финансирование больницы со счёта Романова? — спросила Оксана, уставившись удивлённым взглядом на Марию

— Ваш друг неплохо помогает этой больнице, он профинансировал, покупку дорого оборудования

— Он выбирает исключительно моих пациентов

— Это я конечно заметила, но как вы видите, больнице нужны деньги и на других пациентов…..

— Я вижу, но всем помогать, никаких денег не хватит

— Почему ваша подруга стоит там и не хочет заходить в палату? — поинтересовалась, сгорая от любопытства, спросила удивлённым голосом Мария

— Потому что она боится

— Чего? — не понимала Мария, дикой панической атаки, что испытывала на себе Катерина, когда продолжала стоять у открытой двери реанимационной палаты

— Ну как ты думаешь?

Кивнула Оксана головой в сторону пациентки, когда девушка оставалась лежать на ИВЛ, а аппарат непрерывно работая, качая воздух в лёгкие пациентки, помогая ей дышать.

— Вся эта обстановка её напрягает

— Она боится тут быть? — не могла понять Мария и объяснить для себя, нормально, поведение Катерины, когда взрослая женщина испугалась, как ребёнок, увиденного в этом отделении

— Представь себе, я такого не знала

— Может вам стоит успокоить её

— Для неё это всё впервые — уверяла Оксана, пытаясь для себя оправдать поведение Катерины перед своей коллегой — Мы сейчас уйдём отсюда

— Зачем вы вообще сюда её привели?

— Ну не могла же я её оставить где-то там

— Вы понимаете, что ваша…..

— Жена — нагло добавила Оксана, чем вызвала удивление Марии в своей смелости заявить нечто подобное — Да она моя будущая жена и что тут такого?

— Да собственно ничего — пытаясь оправиться от прямоты ответа, говорила Мария — Просто она не медицинский работник и не сотрудник этой больницы

— Она пойдёт за мной туда, куда я пойду

— В операционную её не пустят

— Ей там делать нечего

Рассмеялась Оксана, когда продолжала находиться в палате пациентки, наблюдая через стеклянную стену, как у двери оставалась стоять Катерина, обвив колени руками, склонилась.

— Если она тут боится всего, представь, что будет там

— Это ваша проблема Оксана Владимировна

Утверждала, говорила Мария, направляясь к выходу из палаты, заметила, когда по коридору отделения, направлялась, дежурная в палате у девушки медсестра.

— Разбирайтесь со своими жёнами или женщинами сами

— Так я тебя кажется, ничем и не напрягаю

Заметила Оксана на входе медсестру, когда девушка подошла к палате и так сомнительно посмотрела на Катерину, когда брюнетка, так и не решаясь, оставалась стоять за стеклянной стеной с дверью купе.

— Я тебе даже и слова не сказала

— Я выведу пациентку из комы — объясняла Мария, встав рядом с открытой дверью, позволяя дежурной медсестре, войти в палате к пациентке — Но только чтобы она смогла, увидится с родными, перед операцией…..

— Хватит! — прошипела Оксана, заметив в интонации голоса, разговаривавшей с ней девушки, колкость, как будто Мария хотела своей искренностью, задеть её чувства

— Я даже ничего и не собиралась вам говорить……

— Ты оспариваешь уже, пока еще ничего не началось, ты уже стараешься зарыть эту девушку

— Вы сами это наверно сделали, когда увиделись с её родными у входа

— Послушай, делай то

Сдерживая эмоции под контролем, Оксана чувствовала, как в общение с этой девушкой её одолевает чувство ярости, жажда подойти и дать ей пощечину, словно одолевала ей разум сильным внушением.

— Что я тебе говорю

Отдавая распоряжение, высказывалась Оксана, понимая, где находится, разговаривала шепотом, подобием, взгляда королевской кобры, смотрела на наглую блондинку, к которой обращалась.

— В данный момент

Направляясь к Марии, Оксана, поднимая подбородок, встав рядом с проходом, смотрела на Катерину краем взгляда, когда эмоции взрослой женщины, были сравнимы с ребёнком.

— Я хочу, чтобы ты вывела девушку из комы

— Вы же понимаете, что ни семья девушки, ни Терешкова вас в покоя не оставит, если в операционной, хоть что-нибудь пойдёт не так, смерти девушки уже будет не избежать

— И что ты предлагаешь?

— Отдать её может другому специалисту

Стараясь казаться при разговоре с Оксаной рассудительной, блондинка, оставаясь лицом к лицу с ней, осторожно вышла спиной из палаты, в то время, как дежурная медсестра подошла к стулу рядом с кроватью пациентки.

— Но ни в коем случае, вам нельзя проводить операцию

— Что за бред! — возразила Оксана, не соглашаясь с мнением этой девушки, продолжая при этом на неё так недовольно смотреть, вышла за ней следом из палаты, в коридор отделения

— Я, конечно понимая, что у нас лучшая команда и вы лучшая

Говорила с уверенным голосом Мария так, что даже Катерина, отвлекла на неё всё внимание, при этом делает вид, что внимательно слушает эту блондинку.

— Но мы не боги — гордо делилась впечатлением Мария — Даже нам будет не по силам спасти жизнь пациентки там, если хоть что-нибудь, во время операции, пойдёт не так!

— Думаешь, я не оценила уже все риски? — поинтересовалась Оксана, покидая палату пациентки, оставив с ней дежурную медсестру, вышла в коридор отделения вслед за Марией

— Не знаю, чтобы вы там оценили, но я думаю, вы прекрасно осознаёте все риски этой процедуры

— Не тебе меня учить!

— Да конечно как же я могла забыть — создавая ироничную мимику сарказма, Мария умело скрывала эмоции под стерильной маской на лице — Вы же мой босс

— А ты моя подчинённая так, что иди и делай, что тебе сказано!

— О чём вы с ней говорили?

Сделала вид Катерина, что пропустила половина разговора, начиная говорить с Оксаной, когда гордая блондинка повернулась к ней спиной и направилась к выходу из отделения.

— Я просто прослушала половину вашего разговора

— Не о чём — продолжая ненавистно смотреть в спину на уходящей девушки, ответила Оксана, стараясь сдерживаться, чтобы не сорвать свои эмоции на всех кого только видела — Неважно

— Надеюсь, я не составила тебе проблем?

Спросила нежным голосом Катерина, обвив руку Оксаны, брюнетка прижалась к ней так, словно искала в ней защиту и опору для своего разбитого эмоциями состояния.

— И она из-за меня так разозлилась

— Она просто тупая мочалка

Ответила Оксана, прошипев коброй, уже не было сил удерживать разум под контролем, от прилива бурной энергии, плоть требовала, чтобы её обуздали дикой порочной страстью.

— Не обращай внимания

— Порой — говорила Катерина, когда отошла следом за Оксаной, прицепившись обеими руками к её руке, брюнетка видела в ней свою защиту — Мне даже очень нравится, быть с тобой тут

— Порой мне просто хочется уединиться с тобой уже где-нибудь

— Серьёзно? — обращая на возбуждённую интонацию голоса Оксаны, переспросила Катерина, словно не поверив в то, что услышала от неё

— Давай не будем терять времени

Предложила Оксана, направляясь по коридору под недовольный взгляд дежурившей медсестры в отделении, которая сопровождала их обеих, ненавистным взором, не сводя глаз.

— А просто пойдём в мой кабинет

— Я согласна — оживлённым, взглядом глаз, ответила Катерина, выражая под маской лестную улыбку — Пойти с тобой, куда бы ты меня не позвала

 

  • ..и чёрным шёлком шелестят. / Королевна
  • Вечеринка для Эшлинн / Нова Мифика
  • Папина дочка / Битвы на салфетках / Микаэла
  • Как часто слышу эту фразу / Lustig
  • Я седою нитью рисую даль... / Фурсин Олег
  • Луна и Гаврош / Так устроена жизнь / Валевский Анатолий
  • Я в мечтах улетаю ввысь / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • У камина. / Салфетка №44 / Скалдин Юрий
  • К Одиночеству-1 / Из души / Лешуков Александр
  • Путь / Бывает... / Армант, Илинар
  • Стихи - рукоделие / Мысли вслух-2014 / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль