Глава 6. Часть 6 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 6. Часть 6

0.00
 
Глава 6. Часть 6

Спустя какое-то время, Оксана пришла в себя, оказавшись связанной к какому-то мягкому столу или креслу, когда её ноги были разведены и согнуты в коленях. На глазах была черная повязка, поэтому Оксана не могла видеть помещение, в котором находится. Во рту у Оксаны был вставлен кляп шарик, который плотно прижимался за счёт ремешка на шее. Обе руки у Оксаны были сведены в локти к голове и прижаты ремнями к креслу, на котором она лежала. По запаху, дыша носом, Оксана поняла, что находится в чистом стерильном помещении, типа как операционное, палата реанимации или кабинет гинеколога у которого было такое кресло. Свет был слегка притушен, да и из-за надетой на глаза повязки Оксана не могла разглядеть ничего, лишь спокойно дышать учащенным тактом ритма дыхания.

— А ты уже очнулась

Услышала Оксана голос Лидии Константиновны, после чего послышался стук каблука по кафельному полу, судя по всему, женщина подошла к столу.

— Рада видеть, что ты пришла в себя

Коснулась женщина ладонью руки учащенно колышущейся плоскости живота Оксаны, так чтобы она могла ощутить прикосновение её руки.

— А то я тут уже заскучала — продолжала она стоять рядом с местом к которому ремнями была привязана Оксана — Всё думала когда ты очнёшься

«Тупая сука, что тебе еще от меня нужно, когда ты наконец отстанешь от меня», была вне себя от раздражения Оксана, пыталась сопротивляться сковывающим её ремням и прикосновению к телу женских рук, которых она испытывала, извиваясь в кресле.

— Выбраться не пытайся — заявила женщина, которая находилась рядом с Оксаной, держа руку у неё на животе — Тебя здесь надёжно связали, ты мне нужна, точнее твой костный мозг для моей дочери, так уж получилось почему-то ты, а не я, больше подходишь быть донором

Неожиданный звонок сотового телефона, находящейся в этой комнате заставил Оксану вздрогнуть, издавая глухой звук, из-за зажатого во рту кляпа.

— Это наверно Таня — отражая нотку горечи и в тоже время несоизмеримого счастья, поделилась впечатлением Лидия Константиновна — Господи девочка, моя как же долго ждала я этого звонка

Словно с иронией голоса, говорила Васильева, направляясь по комнате, стук каблуков по звучанию напоминал больше кафель в момент касания их поверхности.

— Не волнуйся, ради тебя я включу на громкую связь

Уверяла Лидия Константиновна, обращаясь к Оксане, взяв звонящий телефон в руку, начала медленно с ним приближаться к креслу, на котором была она привязана.

— В конце-концов ты отчасти спасла ей жизни, вытащила из комы, а это уже многое значит

Говорила эта женщина вновь подошла к Оксане, положив руку снова к ней на живот, как будто ей нравилось трогать обнаженное женское тело.

— Знаешь я даже так тебе теперь признательно и ни о чём не жалею что вытащила тебя из этого ада, в который Юля тебя затащила благодаря своей лжи

Женщина словно говорила искренне перед Оксаной, как будто раскрывала перед ней душу, в тот момент, когда в её руках продолжал звонить сотовый телефон.

— Потому что убить тебя за то как ты себя вела — утверждала она, давая почувствовать Оксане своё дыхание над своим лицом — Я хочу здесь, после того как из тебя выкачают костный мозг, необходимый моей дочери, потом ты умрёшь, как жаль да?!

Продолжила она злорадствовать, якобы стараясь отразить лживый сарказм, задевающих тонких чувств этой блеклый беседы, исход которой и так уже был ясен.

— Таня дорогая дочка моя — судя по всему Васильева, наигравшись в роль королевы, решила ответить на предполагаемый звонок дочери — Как ты там, врачи сказали, что ты уже пришла в себя

— Я тоже рада тебя слышать мама — как-то без особых чувств, скорее даже мертвый в отношениях голос, услышала Оксана исходящий голос в динамике телефона — И да как ты уже поняла, я пришла в себя после того, как ты уже догадалась

— Дочка как хорошо, что ты жива

— Я знаю, кого я должна благодарить за своё спасение

Ответила уставшим изнывающим от бессилья голосом девушка, по ту сторону звонка сотовой связи, интонация и бодрость которого были скрыты какой-то неясной целью.

— Девушка врач — утверждала собеседница Васильевой по телефону — Очень похожа на меня, это она спасла мне жизнь, предположив этот диагноз?

— Тебе уже всё рассказали — недовольно ответила Лидия Константиновна

— Я знаю зачем она тебе — раскусив планы своей матери говорила девушка по телефону, общаясь с Васильевой — Она спасла мне жизнь и я не осмелюсь даже просить у неё костный мозг

— Но без него ты умрёшь — уверяла Лидия Константиновна — Тебе нужна химиотерапия, которая убьёт твой иммунитет, тебе нужен костный мозг

— Я сказала, нет!

— Дочка прошу тебя — убеждала Васильева свою дочь, стараясь сохранить жалость и иронию несвойственных ей чувств — Одумайся, тебе нужен её костный мозг

— Я сказала тебе же нет! — повторила она внятно и твёрдо свой отказ — Эта девушка спасла мне жизнь, я не могу даже и просить быть моим донором

— А ты знаешь — решила пойти обход, говорила Лидия Константиновна, раздраженным голосом, выражая всю подлость лжи — Я уже извлекла из неё костный мозг, не пропадать же ему теперь зря

— Извлекла?! — возмутилась, на свою мать, девушка по телефону — Ты меня об этом могла спросить, вообще хочу я этого

— Ну ты была насколько мне известно в коме

— И что нам теперь делать?

— Это ты мне скажи — говорила Васильева — Мы так долго искали тебе донора и тут подвернулся такой случай, вероятность, что костный мозг донора приживётся 90%

— Значит, ты уже извлекла его?

— Да

— А та девушка донор — проявляя глубокий интерес, спросила девушка по телефону у своей матери, словно чувствуя за собой вину — Была бы не против чтобы её костный мозг получила бы я?

— Она сама дала его тебе — уверяла Лидия Константиновна

— Ладно — уныло вздохнула она в ответ на ответ её матери — В таком случае я не против

— Ты так говоришь, что есть что-то еще

— Обещай мне — говорила она настороженно — Что ты позаботишься о ней, ничего с ней не сделаешь, будешь оберегать её так же как и меня, она ведь теперь моя сестра, а значит и любить ты её должна так же как и меня

— Ну, естественно Таня

— Нет! — возразила, прошипела девушка, её недовольство, было отчетливо слышно через динамик по громкой связи телефона — Обещай, что с ней ничего не случиться, и ты позаботишься о ней, до тех пор, пока она полностью не восполнит свой костный мозг

— Я же сказала что да

— Если с ней хоть что-нибудь случиться — предупредила девушка так, что видимо, её слова, судя по молчанию, которое Оксана поняла, заставила Васильеву передумать — Я тебе в жизни не прощу, оберегай ту девушка врача, она многим пожертвовала ради меня, я не хочу чтобы с ней что-то случилось

— Хорошо дочка — сквозь слёзы, как догадалась Оксана по голосу этой женщины, ответила Лидия Константиновна — Я обещаю, я позабочусь о ней и даже представлю тебя ей, ты очень удивишься, узнав, как она на тебя похожа

— Главное не навреди ей больше — предупредила девушка по телефону — Иначе это будет последней каплей в наших отношениях, если с ней хоть что-нибудь случиться, ты поняла?

— Да хорошо — дрожащим голосом ответила эта женщина, как будто вновь боялась разрыва отношений со своей упёртой дочерью — Ты ведь возьмёшь её костный мозг

— Только если ты уже его извлекла — согласилась девушка теперь, сильно шокировала Оксану своим решением — И моей близняшке или как её назвать, больше ничего не угрожает

— Да-да конечно дочка — уверял лживо Лидия Константиновна, подойдя к креслу на котором была привязана Оксана, коснулась ладонью поверхности её живота — Если ты хочешь я тебя даже с ней как-нибудь познакомлю

— Постарайся сделать так — вредничала её дочь в ответ — Чтобы хотя бы было с кем знакомить, я то ведь тебя знаю

— Ну что ты дочка — заверила Васильева, притворяясь заботливой матерью — Я обещаю оберегать её и заботиться теперь, как будто она и моя дочь

— Смотри только не обманывай меня — голосом, лишенным сил, ответила девушка, после чего связь телефонного разговора будто разорвалась

— Это всё усложняет — держа руку на животе у Оксаны, недовольным голосом ответила женщина

— Лидия Константиновна — послышался голос вошедшей в кабинет женщины — Вы еще здесь?

— А я и никуда не собираюсь — ответила Васильева — Заходите Галина Ивановна и вы даже здесь Ирина Сергеевна

— Госпожа Зайченко — ответила женщина, голос которой как показался Оксане на тот момент и принадлежал Захаровой — Захотела помочь мне в извлечение из донора костного мозга

— О…господи — ужаснулась женщина, как только вошла в кабинет, её голос показался дрожащим и испуганным, как только она увидела Оксану обнаженной привязанной к креслу — Что это?

— Ирина Сергеевна — ничуть не меньше испугалась Васильева — Мне нужен этот костный мозг, да пусть мы его добудем весьма незаконно, без согласия этой девушки

— Она же связана — уверяла Зайченко — И не может самостоятельно принять решения

— Позвольте осмотреть пациентку — заявила, спрашивая разрешения, говорила Захарова, обращаясь к Васильевой

— Да-да конечно Галина Ивановна смотрите, что вам нужно

— Хороший экземпляр — подошла она к креслу, коснулась кончиками пальцев гладкой поверхности лобка Оксаны — И точная копия наверно вашей дочери

— Она самая — уверяла Лидия Константиновна

— Это же против её воли — уверяла женщина, голос которой, был той самой Зайченко и казался Оксане встревоженным — Так же нельзя, вы хоть знаете, что за это будет?

— Ирина Сергеевна — обратилась Васильева, стараясь успокоить встревоженную женщину — У вас ведь кажется дочь поступила в университет, а вам так нужны деньги, чтобы оплатить учёбу, так не хватает восьмидесяти тысяч в год да?

— О чем вы говорите? — хотела возмутиться Зайченко

— Я дам вам полмиллиона только за то чтобы вы молчали и помогли нам взять необходимый образец — пошла на уговоры Лидия Константиновна — Это хватит, чтобы покрыть учебу вашей дочери и другие моральные издержки

— А что будет с ней?

— Не волнуйтесь — пытаясь применить чары уговоров, рассуждала Васильева — После того как извлекут из неё, необходимое количество костного мозга, я увезу её отсюда и она вас больше никогда не побеспокоит

— Вы что её убьёте? — возмутившись, спросила Ирина Сергеевна

— Хоть это не ваше дело

Уверяла Лидия Константиновна, продолжала стоять у кресла, к которому была привязана Оксана, когда она отчётливо слышала её восторженный голос.

— Но я всё же вам отвечу

Держа руку на животе у Оксаны, говорила Васильева, она водила ладонью по бархатистой коже, забавляясь, слегка игралась коготками.

— Я её не убью, потому что она спасла мою дочь, она та врач, которая первая предположила верный диагноз, который подтвердился анализом ликвора

Царапала она нежно кожу живота Оксана, прижав ладонь к её учащенно колеблющейся плоскости, дыхание, которое было окутано паническим страхом и неконтролируемой боязнью.

— А теперь, она жертвует свой костный мозг для моей дочери, хоть и против своей воли

— Он нам нужен Зайченко — строгостью голоса заявила Захарова — Без неё, дочка Лидия Константиновны погибнет, а совместимость костного мозга у этой девушки доходит почти до 90%, мы должны его попробовать, после того как Таня пройдёт химию терапию

— Только обещайте, что она не умрёт

— Таня не знаю — уверяла Лидия Константиновна — А об этой девушке я позабочусь

— Я хочу чтобы она жила вам ясно?! — заявила Зайченко

— Ой, да господи — изнывающим изнурённым голосом ответила Лидия Константиновна — Да будет она жить, я вам это лично обещаю

— Всё готово — отчиталась Захарова — Мы можем начинать

«Блядь они что серьёзно, да вы ебанулись что ли, я же живой человек, я вас каждую изничтожу за это», запаниковала Оксана, услышала, как к креслу подкатили какую-то тележку на колёсиках.

— Вы что без анестезии будите? — поинтересовалась Зайченко

— Лидия Константиновна — сдерживая при себе все эмоции, ответила Захарова — Расскажите Ирине Сергеевне свои обязанности

— Ирина Сергеевна — обратилась Васильева — Процедура пройдёт без анестезии, по личным мотивам, не спрашивайте, но уверяю, после того, как всё закончится, я лично позабочусь о том, чтобы её здоровью больше ничто никогда не угрожало

— Хорошо я кажется знаю, что от меня требуется — согласилась Зайченко — Как говорите её зовут

— Вы можете называть её Оксаной — пояснила Лидия Константиновна

— Так Оксана

Обратилась Зайченко, после того как Оксана начала панически учащённо дышать, дико беспокоясь за ужаснейшие предстоящие болевые ощущения. После чего Оксана почувствовала как к коже на бедре прикоснулась смоченный тампон с какой-то асептической жидкостью и зажав его в пинцете, начали обрабатывать место пункции.

— Слушайте меня — уверяла Ирина Сергеевна, коснувшись ладонями лица Оксаны — Не думайте не о чем, процедура для вас будет болезненна, но вы взрослая, вы справитесь

— Чем я могу помочь? — предложила свою помощь Васильева, явно начиная волноваться за происходящее, но отступать назад, не планировала

— Не мешайтесь — предупредила Захарова, обвив крепко пальцами одной руки бедро Оксаны с внутренней стороны

«Нет-нет, пожалуйста, не делайте этого», ужасно испугалась Оксана, понимая, что сейчас произойдет дико раздирающая сознание боль.

— Агхм…..

Издала Оксана глухой звук, почувствовала, как кожу проткнула толстая игла, начиная настойчиво входить плавно внутрь.

— Агмхммм…….

Взвизгнула Оксана, изгибаясь, извиваясь привязанной на кресле чувствуя, как толстая игра для пункции костного мозга, прокалывает кость, входит в полость с ужасной терзающей разум болью.

— Агмхм…… — визжала Оксана, ощущая, как острие иглы дробит бедренную кость, болью которую она не могла выносить, начиная кричать через кляп, зажатый в зубах, не слушая совсем уговоры, разговаривающей с ней женщины — Агмм…….

— Дайте же ей обезболивающее — прокричала Зайченко, что не видите ей больно

— Пускай знает, каково было передо мной свой характер показывать

— Так же нельзя — протестуя, возразила Ирина Сергеевна — Я не могу её уговорить даже, слушать меня, это невозможно, что же вы делаете

— Всё-всё, дренаж пошёл — пояснила Захарова, начиная дренаж костного мозга из бедренной кости Оксаны — Мы сделаем еще прокол в другом бедре и так тоже извлечём литр

— Потом я её увезу отсюда — рассказывала Васильева — Буду заботиться о ней, как о своей дочери

— Сейчас будем делать прокол во втором бедре

Распорядилась Захарова, затем Оксана почувствовала, как мокрым пропитанный антисептическим раствором тампон прикоснулся к её второму бедру.

— Пускай приготовится — с ухмылкой в голосе распорядилась Галина Ивановна

— Оксана послушайте меня — уверяла Зайченко, держа руки на груди у Оксаны — Сейчас будет так же больно, но вы должны потерпеть, скора всё это закончится

— Агммм…..

Ощутила Оксана как толстая игла входит во внутреннюю сторону бедра другой ноги, разрывая кожу, доставляя боль от того как рвалась ткань подкожны мышц.

— Агхммм…..

Взвизгнула Оксана, как кончик иглы подошёл к бедренной кости, женщина резким рывком надавила, пробивая её тонкую стенку, вошла в полость.

— Агмхммм…..

Извивалась Оксана в сомкнутых ремнём кресле, чувствуя ужасающую для себя боль в бедренных костях, после их прокола, когда по трубках стекал извлеченный костный мозг.

— Ммм……. — изнывала Оксана мучительным стоном, мотала головой, раскрыв в полную силу глаза под повязкой, надетой на глазах, чтобы она никого не узнала и не распознала лица

— Ну что Лидия Константиновна достаточно уже насмотрелись?

Возмутилась уже Захарова, так как Оксана переживала слишком большой для себя шок, извиваясь привязанной к креслу, пока по обеим трубкам через иглу в бедренной кости стекал костный мозг.

— Может теперь она достаточно уже настрадалась

— Оу…. Галина Ивановна и вы туда же — возмутилась Лидия Константиновна, придавая ироничность голосу — Прекратите этот пафос

— Пафос? — выражая несогласие, ответила Захарова — Пафос это то, что вы сейчас тут устраиваете, вы выше этого

— Это наглая девчонка дерзила мне, выставила меня дурой перед людьми — уверяла Васильева в своей ранимости, пытаясь вызвать к себе чувство понимания — Она заслуживает стерпеть боль, которую мне нанесла

— Эта девчонка — возразила Захарова — Указала при результатах исследование ликвора куда смотреть, если бы не она, ваша дочь была бы до сих пор в коме, сейчас жертвуя собой даёт вашей дочери костный мозг

— О… и за это я ей очень благодарна

— Подготовьте раствор барбитурата Натрия тиопентал

Тиопентал натрия — средство для неингаляционного наркоза, производное барбитуровой кислоты. Оказывает снотворное и общеанестезирующее действие.

Оказывает угнетающее влияние на дыхательный и сосудодвигательный центры, а также на миокард. В результате понижается АД и ударный объем сердца с одновременным компенсаторным повышением ЧСС, а также периферической вазодилатацией. Степень этих изменений возрастает по мере углубления наркоза.

— Да действительно — согласилась Васильева, приняв позицию Захаровой теперь уже — Мне нужно будет её перевезти, чтобы укрыть, Климов будет её искать

— Я подготовлю препарат — изъявила желание Зайченко, из-за сильной боли, в костях и прокола мышц, связок Оксана не могла уже разобрать интонацию звучащего в комнате голосе

— Мне придётся заботиться о ней какое-время

— Всю жизнь — заявила Захарова, пережав правую руку Оксане жгутом, выделяла ей вену

— Раствор готов — буквально не прошло и полминуты, отчиталась Зайченко

— Хорошо — распорядилась Васильева — Погружайте в глубокий сон, мне нужно будет её как-то вывезти отсюда не вызывая подозрения, после того, какую шумиху своими гонками она подняла в Москве

— Это уже ваши проблемы Лидия Константиновна — ответила Захарова, так как будто упрекнула Васильеву за свои действия

— Да действительно — согласилась Васильева

— И так

Обработав вену Оксане на руке, Захарова медленно ввела наконечник иглы в кровеносный сосуд, разжимая зажим жгута, сжимавший ей руку, начиная потихоньку давить на поршень.

— Ввожу препарат

Содержимое шприца начало медленно вливаться в кровеносную артерию на руке у Оксаны, постепенно по мере продвижения, притупляя боль. Голоса начали становиться какими-то монотонными и мутными, словно как будто стали удаляться. Какое-то время, время, когда Захарова извлекла иглу шприца из Оксаны, она еще была в сознание, но ЧСС стало заметно повышаться, а артериальное давление падать. По всему организму, по мере растекания препарата происходила фаза дилатации, степень этого состояния возрастала по мере наступления наркоза. Оксана уже совсем не чувствовала никакой боли, после чего её сознание полностью отключилась и она впала в глубокий будоражащий морозом по коже сон, отдавая себя бездонному морю окутавшей разум пустоты.

— Спи спокойно девочка моя — последнее, что услышала Оксана, это был голос Васильевой, судя по всему стоящей рядом с креслом, к которому она была привязана

  • ЭПИГРАММЫ УКРАИНСКИЕ / Сергей МЫРДИН
  • Кызя / Анекдоты и ужасы ветеринарно-эмигрантской жизни / Akrotiri - Марика
  • Солдату / Vivili О
  • ### / Большая разборка под маленькой елочкой / Zarubin Alex
  • Кофе для Алисы / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Праздник и деньги / Брат Краткости
  • Кто понимает - тот не судит... / Круги на воде / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Родина / Миры / Beloshevich Avraam
  • Афоризм 689. О жизни. / Фурсин Олег
  • Для ККП 2018 / Арты, иллюстрашки, эскизы / Теттикорем
  • Белая птица  / Вербовая Ольга / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль