Глава 11. Часть 6

0.00
 
Глава 11. Часть 6

Облокотившись на спинку мягкого кресла, Оксана закрыла медленно глаза, чувствуя, как прохладный дневной воздух проникал через открытое окно в кабинете клиники. Медсестра, что сидела напротив за столом, что-то забивала в компьютер, стуча непрерывно пальцами по клавиатуре. Держа, в одной руке стаканчик с кофе, Оксана вдыхая его запах, сладость будоражащей карамели, пока в другой руке, медленно поднесла ко рту заварное пирожное, обволакивая его губами. Легонько кусая пирожное зубами, Оксана словно млела от вкуса таянья сгущенного молока во рту, закрыв глаза, хотела больше придаться сладости лакомства. Приятная сладость момента утешения была нарушена стуком в дверь, от чего Оксана раскрыла в недовольстве, уставшие веки лазурных голубых глаз.

— Да-да войдите — ответила медсестра, не оборачиваясь, после чего дверь открылась и на пороге стояла рыжеволосая девушка в военной форме

— Извините к вам можно на приём? — вежливо обратилась девушка, вдобавок ко всему, когда переступая через порог, отдала честь, жеста приветствия которого, Оксана явно не поняла

— Девушка вы, что не видите? — недовольно Оксана, возмутившись тому, как её гармонию тишину нагло нарушили — У меня обед, приходите через час и может быть

Указала Оксана пальцем на входную дверь, через которую вошла в кабинет, рыжеволосая офицер в камуфляжной форме, отдавая честь, в знак приветствия.

— Если у меня будет желание — вновь откусила Оксана эклер, который держала в руке, смачно его пережёвывая, словно растворялась в его будоражащей сладости — Я вас приму

— Оксана Владимировна — обратилась, изнурённо при этом, вздыхая — Это боевой офицер, лучше вам принять её сейчас, пока Громов окончательно, вам тут разнос не устроил

— Ладно — так же поддержала медсестру, мучительным вздохом, облизнув пальцы и запив сладость кофе, Оксана отложила эклер, обратно в пакет с недовольным выражением лица, что её трапезу прервали, смотрела на непрошенную пациентку — С чем пожаловали

Состроив лестно улыбочку, Оксана хотела скрыть всё то недовольство, что словно сочилось из неё, подобно лаве из жерла вулкана.

— Прошу располагайтесь на стуле — указала Оксана взглядом пустых глаз на стул, рядом со своим рабочим столом — И может быть, я вас выслушаю

— Оксана Владимировна! — обратилась недовольно Вероника Игоревна, упрекнув Оксану в том, как она лестно скрывала злость на то, как в рабочее время, её трапезу прервали непрошено

— А что сразу я?

Мило улыбнулась Оксана, продолжая смотреть на девушку, рыжеволосого привлекательного офицера, что гордой походкой, играя пластикой тела, прошла по кабинету, толкая пальцами дверь.

— Ну если честно вы прервали мой обед

Нахмурив отчаянно губки, положила Оксана ноги на край стола, откинувшись на спинку кресла, стала рассматривать ногти, которые совсем недавно покрыла тонким алым лаком.

— А я сегодня даже не завтракала

— Оксана Владимировна! — вновь возмущённо, высказывая недовольства, обратилась Вероника Игоревна — Это офицер, окажите хоть какое-то приветствие

— Простите конечно — так же недовольно и гордо, заявила рыжеволосая пациентка, расстёгивая воротник надетой на ней спецовки — Но у меня запись

Указала она коготком на поверхность стола, после того как нагло вытолкнула ноги Оксаны с его края, вынуждая её вести себя с уважением к ней.

— И вам, как бы этого не хотелось — присаживаясь на стул, говорила пациентка, показывая гордость и доминирующие качества характера перед Оксаной — Придётся меня принять

«Вау…. да она немного охуела, в моём рабочем кабинете, со мной так обращаться, у неё похоже яйца из-под юбки торчат», предположила Оксана, состроив взаимную понимающую улыбку, испугалась того выражения, с которым не неё смотрела рыжеволосая пациентка.

— Вероника ты могла бы нас оставить?

Поинтересовалась Оксана, обращаясь к девушке, медсестре, сидевшей напротив, когда белокурая девица аккуратно пододвинула карту пациентки к ней, заметив фамилию офицера на спецовке.

— Я хотела бы лично провести осмотр нашей — подтянула к себе Оксана карту пациентки, которую медсестра лично для неё достала из стопки и аккуратно пальцами пододвинула к ней

— Как пожелаете — мило улыбнулась Вероника Богданова, вставая со стула на котором сидела, лестно улыбнулась пациентке — Я буду в столовой, хотя если вам понадобиться помощь

Разговаривала она с Оксаной, продолжая с тем же сарказмом смотреть в её сторону, как будто хотела упрекнуть её за неуважение к офицеру вооруженных сил.

— Смотрите не сделайте снова чего-нибудь опрометчивого — выражая упругие бёдра, белокурая девушка, проследовала к закрытой двери в кабинете

— И так — не обращая внимания на доводы с упрёком от белокурой сотрудницы, обратилась Оксана к рыжеволосой пациентке, с тёмным цветом, почти каштана — С чем пожаловали?

— Знаете доктор

Обратилась она сменив тон голоса не вежливый, после того как белокурая девушка покинула кабинет, закрыв за собой дверь, предварительно вильнув бёдрами на выходе.

— Меня беспокоят боли с левой стороны рёбер и груди — стараясь теперь казаться милой, говорила пациентка, когда в тот момент, Оксана желала ей отомстить, за то что она нарушила её покой

— С левой стороны рёбер и груди? — поинтересовалась Оксана, неустанно посматривая на часы, что весели на стене напротив кресла, где она сидела, стрелка которых доходила до двух часов дня

— Да — подтвердила она, утвердительно кивнула головой, соглашаясь с Оксаной — Резкие и колющие, вы не знаете, что это может быть, такое чувство, будто вся моя левая сторона ноет

— Что же — кивнула Оксана в сторону смотровой кушетки, что находилась за ширмой, вставая при этом с кресла, оставляя первую страницу карты пациентки открытой

«У меня нет времени с ней возится, придётся её на время вырубить, но потом я вернусь к ней и всё попытаюсь объяснить», размышляла Оксана, волнуясь, что времени почти не осталось и ей нужно срочно покинуть кабинет и направиться к Громову за ключ картой от военного архива.

— Давайте пройдём к смотровой кушетке — указала Оксана на белую ширму, за которой находилась смотровая кушетка — Где я вас смогу осмотреть

— Да-да конечно — казалась она взволнованной, но её внешность и комплекция тела, внушали для Оксаны доминирующие качества — Мне раздеться?

— Да-да конечно — любезно улыбнувшись, Оксана проследовала за этой женщиной, в тайне её даже опасаясь, но и в тоже время не могла тратить на неё своё время — Снимите всю форму

— Всю? — удивлённо посмотрела она на Оксану, встав рядом с белой ширмой — Но зачем

— М…… — задумчиво некоторое время, Оксана испуганно на неё таращилась — Так мне будет лучше вас осмотреть и не волнуйтесь, так я быстро смогу понять, причину, того, что вас беспокоит

— Что же — сохраняя любезность улыбки, женщина начала расстёгивать молнию, надетой на ней спецовки, снимая которую, положила на спинку рядом стоящего с кушеткой стула — Как скажите

— Именно так я и скажу — Оксана, словно язык проглотила когда, обратила внимание, на руки этой женщины, беспокоясь так, что даже не хотела с ней шутки шутить — Раздевайтесь

— Знаете — рассказывала она, оставаясь стоять в черной майке, которая эластично подтягивала форму её груди — Они бывают под вечер, когда я собираюсь спать ложиться и иногда днём, как прихватит

— Что же

Смотрела Оксана, как женщина снимает с себя камуфляжные штаны, предварительно нагнувшись, отразила упругие мощные ягодицы, развязала шнурки на ботинках и разулась, скинув их на пол.

— Давайте мы вас посмотрим

— Раздеваться полностью? — поинтересовалась женщина, встав у смотровой кушетки, скинув спецовку на рядом стоящий стул и поставив ботинки рядом

— Да вы знаете — мило улыбнулась Оксана — Наверно придётся полностью

— Но зачем? — поинтересовалась она, переспросив, посмотрев любознательно на Оксану, когда она отошла к столешнице в кабинете, взявшись за ручку, выдвинула верхний ящик

— Я хочу провести осмотр — доставая шприц с фенозипамом, положила его в карман белого надетого халата, Оксана тут же закрыла за собой ящик

— Ладно

Мило улыбнулась женщина, снимая с себя черную, обтягивающую майку, когда Оксана подошла к ней и ощутила притягательность завораживающей коллекции, палитра которой имела название «Attar Collection Hayati». Сочными сладкими нотами ягод малины, экзотическими солнечными аккордами ананаса на душистом фоне соблазнительных спелых лесных ягод открывается аромат, наполняясь в дальнейшем развитие композиции роскошными цветочными оттенками, фруктовыми нотами сливы и ягод черной смородины, воздушными сладкими акцентами взбитых сливок и теплым пряным аккордом меда. Нежный чарующий шлейф парфюма Attar Collection Hayati соткан из тончайших оттенков восточной пудровой ванили, вкусными освежающими акцентами мороженого и чувственными мускусными оттенками.

— Как скажите — освобождая шикарную грудь из-под черной майки, она положила её на стул

— Да и нижнее белье тоже снимите — указала Оксана на черные трусики, надетые на рыжеволосой девушке, оттенок волос, который имел, цвет тёмного каштана

— Зачем? — удивилась она, причём тут же выражая перед Оксаной недовольство

— Ну хочу вас хорошо осмотреть — заявила Оксана, подойдя к кушетки наблюдая, как женщина покорно снимала с себя трусики

— Ладно как скажите — присев на кушетку, она сомкнула ноги вместе, словно чего-то стесняясь

— А сейчас я поставлю вам небольшой укол — попросила разрешения Оксана, доставая из кармана шприц, сосуд которого был наполнен фенозипамом

— Зачем? — поинтересовалась она, опасаясь того как с ухмылкой на глазах, Оксана сняла колпачок с иглы, надавливая пальцем на поршень, так чтобы жидкость потекла

— Он снимет симптомы — убеждала Оксана, присаживаясь рядом с женщиной, когда она встала перед ней на кушетке на четвереньки

— Но зачем мне нужно было раздеваться догола? — спросила она, когда Оксана ввела ей в ягодицу иглу шприца и начала медленно вводить содержимое, вдавливая поршень

— Поверьте — уверяла Оксана, взяв рядом с тумбочки ватку, смоченную в растворе медицинского спирта, прижала её к месту инъекции — Так будет лучше

— Лучше для кого — взялась пациентка за ватку, продолжая удивлённо смотреть на Оксану — Что вы задумали?

— Успокойтесь — уверяла Оксана, помогая пациентке, прижимая ватку к бедру, месту инъекции, стараясь не выдавать себя — Вам нужно отдохнуть

— Знаете я возможно…..

Не успела она договорить, как тут же рухнула смотровую кушетку, лишившись остатка сил и сознание, когда действие фенозипама, окончательно разрушило её разум.

«Вот и отлично, надеюсь час, другой у меня есть, а пока я её тут свяжу, как хорошо что у кушетки есть ремни», мило улыбнулась Оксана, бросив шприц в урну рядом со смотровой кушеткой, начала тут же привязывать руки пациентки к смотровой кушетке.

Некоторое время, Оксана, используя кожаные ремни, приковала пациентку к смотровой кушетке, после чего направилась к рабочему столу, на поверхности которого лежали ключи от кабинета.

— Теперь самое главное — взяв с края стола, лежавшие ключи от двери в кабинете, Оксана вновь направилась к кушетке, где без сознания, лежала привязанная пациентка — Не попасться на глаза Громову

С отчаянием она посмотрела на девушку, привязанную ремнями к смотровой кушетке, после чего взяла её трусики и нагло вставила ей в рот так, чтобы она не могла сама от них освободиться.

— Так наверно будет лучше — мило улыбнулась Оксана, поскольку ей нравилось издеваться над девушкой, которую сама же ловко вырубила, инъекцией фенозипама

Подойдя к выходу из кабинета, Оксана, обвив пальцами дверную ручку, легким нажатием на неё открыла дверь, переступая порог пустого коридора, покинула кабинет. Вставая ключ в замочную скважину, Оксана, сделав два оборота, закрыла дверь за замок. После чего убирая ключи в карман, направляясь по пустому коридору, звонко стукая каблуками, надетых на ногах туфель. Всё это время, пока Оксана направлялась по больничному комплексу до кабинета Громова, испытывала волнение, сила которого была не подвластна её разуму. Посмотрев в окно на макушки качающихся за стеклом деревьев, сада, на ветках которых еще сохранилась зелёная листва.

«Только бы Громова не было в том кабинете, только бы он ушёл куда-нибудь, оставив ключ карту на столе», предполагая для себя лучший вариант, Оксана, кусая нервно губу, направлялась по пустому коридору, в конце которого были лакированные двустворчатые двери.

На лестничной площадке, между пролётами лестничных маршей, мимо которых Оксана прошла, услышала голос Громова, он как будто с кем-то разговаривал с какой-то женщиной. Стараясь не придавать этому значения, Оксана, ускорив шаг, подошла к закрытым двустворчатым дверям.

— Вы что-то хотели? — поинтересовалась темноволосая девушка, секретарша, что была в приёмной его рабочего кабинета — Сергей Викторович только что вышел

«Блядь ну вот такого я точно не ожидала тут увидеть», удивилась Оксана, когда открыв дверь, переступила порог кабинета, застыла в его дверях, продолжая удивлённо смотреть на брюнетку в белой блузке, когда дверь доводчиком сама закрылась за её спиной.

— Я должна забрать отчёт — растерянно ответила Оксана, стараясь из-за всех сил не выдавать вида неожиданности

— А вы из медицинского отдела — заметила брюнетка белый халат, надетый на Оксане — Проходите, он в кабинете на столе, там как раз помощник Сергея Викторовича, дожидается вас

— Помощник? — поинтересовалась Оксана, удивлённо переспросив

— Виктор Валентинович — рассказывала секретарша, приспустив очки — Слушайте вы как в первый раз, идите и возьмите сами свой отчёт, я вам не девочка на побегушках, которая будет всё носить

— Да-да конечно — кивнула головой Оксана, направляясь по паркету приёмной к кабинету управляющего больничным комплексом

«Кажется пронесло, не понимаю, что могло бы случится, попадись я тут при совсем иных обстоятельствах», предположила Оксана, подходя к кабинету управляющего, взявшись пальцами за дверную ручку.

— Оксана Владимировна — обратился Виктор Валентинович, как только Оксана открыла дверь и снова, будто язык проглотила, забыв, что нужно сказать — Что вы здесь делаете?

— Я пришла забрать отчёт — растерянно ответила Оксана, словно как по схеме, что с секретаршей

— Какой отчёт? — удивлённо спросил Виктор Валентинович, в тот момент, как Оксана инстинктивно, вошла в кабинет, закрывая за собой дверь, беспокоясь, чтобы секретарша в приёмной не услышала их разговор — Мне Сергий Викторович ничего об этом не рассказывал

«Блядь ну этого то козла я совсем тут не ожидала увидеть, да и с какой это стати он стал таким любопытным?», испугалась Оксана того, с каким взглядом мужчина, сидевший в кресле, так с интересом смотрит на неё, когда она осторожно отошла от закрытой двери по кабинету.

— А почему вы считаете

Стукая каблуками туфель по паркету, Оксана подошла к большому лакированному столу в центре кабинета, касаясь его гладкой поверхности, коготком указательного пальца.

— Что господин Громов — коснулась Оксана пальцами спинки мягкого белого кресла, в котором сидел Виктор Валентинович — Должен вам что-то докладывать

— Да потому что мы ни на секунду не продвинулись в деле

Психанул Виктор Валентинович, обернулся, возмущённо посмотрел на Оксану, когда она прошла рядом с его креслом, встала напротив окна, загораживая спиной, свет дневного солнца

— Лечения его сына

— Ну, это знаете ни моя вина

Мило улыбнулась Оксана, заметив на столе управляющего комплексом, ключ-карту, медленно и осторожно стараясь не вызывать подозрения, направилась к нему.

— У вас было достаточно времени — встав спиной к столу, Оксана медленно обошла его, подошла к черному кожаному креслу, любезно сохраняя улыбку на губах

— И посмотрите только

Продолжая высказывать недовольства, Виктор Валентинович, рассуждал внимательно смотрел на Оксану, когда она аккуратно, стараясь не вызывать подозрения, пальцами взялась за ключ-карту.

— К чему мы пришли?

— К тому, что у него случается тампонада сердца, пароксизмальная тахикардия или к тому, что у него дренаж в сердце для откачки экссудата

— Ну я имел в виду — смутился того Виктор Валентинович, как Оксана подробно описала симптомы, которые испытывает пациент — Что мы в замешательстве

— Правда? — сжимая ключ-карту в пальцах, пряча руку за спиной, отошла Оксана, с любопытством, продолжая смотреть на стол — А мне показалось, что мы в жопе

— Ну это и предполагалось — мило улыбнулся Виктор Валентинович, когда Оксана сохраняя лестную улыбку на лице, прошла мимо его кресла, направляясь к выходу из кабинета

— И что теперь? — поинтересовалась Оксана, когда прошла за спинкой кресла, в котором сидел мужчина, одетый в белый халат, коснулась пальцами спинки его кресла

— Не знаю

Развёл руками Виктор Валентинович, обернувшись, посмотрел на то, как Оксана, играя бёдрами, направлялась к выходу, скрывая спереди зажатую ключ карту.

— Я думал, вы мне скажите — подозрительно он посмотрел на Оксану, оставаясь сидеть в кресле, когда она, играя телом, красиво прошла мимо него — И где же ваш отчёт, за которым вы пришли?

«Ну, пиздец, ничего умнее он придумать, конечно, не мог и что мне ему ответить, мою идею с походом в архив, он точно не одобрит», предположила Оксана, остановившись рядом с креслом Виктора Валентиновича, нервно при этом прикусывая губу, испытывая волнение.

— Вы знаете Виктор Валентинович — играя на чувствах, приложила Оксана ладонь ко лбу, состроив кислое выражение лица — Что-то у меня сегодня голова разболелась, я наверно пойду домой

— Боже мой — выказывая волнение, поднялся Виктор Валентинович с кресла — С вами всё нормально, вы какая-то растерянная

— Всё хорошо — откашлялась Оксана в руку, сжав пальцы в кулак, демонстрируя слабость и вялость, стоя у закрытых дверей в кабинете — Я наверно пойду домой, скажите Громову, что мне как-то не по себе, отлежусь дома с температурой

— Ладно — развёл руками Виктор Валентинович, словно как от нечего делать — Давайте поправляйтесь

— Конечно — мило улыбнулась Оксана, открывая дверь, держась за ручку пальцами — Пойду выпью какой-нибудь дряни и лягу посплю

— Я позвоню вам вечером

— Я наверно сама вам позвоню — мило улыбнулась Оксана, переступая через порог, вошла в приёмную, пряча за спиной руку в которой была ключ-карта

— Выздоравливайте Оксана Владимировна…….

Не позволяя мужчине договорить, Оксана закрыла за собой дверь, оказавшись в приёмной, прижавшись спиной к ней, согнула одну ногу в колено, опираясь ею, мило улыбнулась.

«Теперь остаётся пройти мимо Громова в этом кабинете, так чтобы он ничего не видел», подумала Оксана, прижавшись спиной к закрытой двери, находясь в помещении приёмной, опустила голову, какой-то небольшой промежуток времени, смотрела в пол.

— Вы забрали свой отчет? — спустив очки с глаз, взявшись за оправу кончиками пальцев, спросила брюнетка, любопытным взглядом посмотрела на Оксану

— А……. — отвлеклась Оксана, посмотрев на темноволосую девушку, в белой блузке, что набирала текст, непрерывно стуча клавишами по компьютеру — Что вы сказали?

— Я сказала — еще более недовольным голосом и взглядом, она обратилась к Оксане — Вы забрали тот отчёт, за которым приходили в кабинет Сергея Викторовича?

— А…. его наверно там и не было — мило улыбнулась, Оксана отошла от закрытой двери, стремительно стуча каблуками, надетых на ногах туфель, направилась к выходу из приёмной

— Странно — повела пафосно губами брюнетка — Я думала, что прежде чем позвать вас в кабинет

Рассуждала темноволосая секретарша, когда Оксана, направляясь по приёмной к выходу, медленно подошла к закрытой двери, обвив пальцами ручку, другой рукой скрывая ключ-карту.

— Он подготовит отчёт для вас

— Наверно я приду за ним завтра — открывая дверь, создавая унылый замученный вид, ответила Оксана, переступая сразу порог — Что-то мне сегодня знаете, нездоровится

— Если хотите — будто не слыша Оксану, добавила темноволосая девушка, когда Оксана уже вышла в коридор — Я передам Сергею Викторовичу, что вы заходили за отчётом

«О… нет-нет-нет, Громов ни за что не должен знать, что я была здесь», предположила, оказавшись в коридоре больничного военного комплекса.

— Нет вы знаете — уверяла Оксана, держась за дверную ручку, что в коридоре — Не стоит утруждаться, я сама потом забегу, да знаете, мне сегодня как-то не к спеху

— Ну как знаете — ответила секретарша так, как будто ей весь этот разговор, был абсолютно ей безразличен

— Дура блядь конченная

Грязно выругалась Оксана, закрывая за собой дверь, сжимая ключ карту в руке, направляясь по коридору, стремительно отдаляясь от кабинета, из которого только что вышла.

— А с другой стороны наверно всё-таки хорошо — улыбнулась Оксана, посмотрев в окна в коридоре, встав в проходе рядом с лестничными пролётами, обвивая пальцами угол стены

Не услышав голос Громова, Оксана вошла на лестничную площадку, по мрамору плитки, подошла к поручню ступенек лестницы. По ступенькам лестницы, пока спускалась Оксана, прошли лишь две медсестры, поднимаясь на верхние этажи здания. Военный архив находился в подвале, здесь живописная атмосфера мрамора казалась не такой яркой. Однако даже тут, всё было в мраморе, стены, колонны, державшие потолок и пол, покрытый мраморной плиткой. Маленькие окошки, на которых решетки, проводили через стекла достаточно света, чтобы не использовать местное освещение днём. Запах тут был похож, как на свалку с макулатурой, бумагой несло даже на последнем лестничном пролёте в подвал. Воздух был тяжелым, словно как будто никто никогда не проветривал помещение подвала, но поступающий воздух с приточной системы вентиляций, который Оксана ощутила на входе, показался ей лучшей мечтой надеждой, когда она вдохнула его полной грудью, почувствовала снова этот запах бумаги.

Спустившись в подвал, Оксана сошла со ступенек, глубоко вдыхая, свежий поступающий воздух с вентиляционной системы. На входе в архив, стояли два вооруженных охранника, крупные широкоплечие мужчины, один из которых поставив автомат рядом со стулом, облокотившись на его спинку, тихо дремал в углу. Второй солдат, мимо которого прошла Оксана, сидел на кожаном коричневом диване, его автомат находился, около его правой ноги, пока он листал ленту социальных сетей. Играя бёдрами, Оксана прошла по мраморной плитке пола, направляясь к пропускному пульту архива, прислонив пропуск к считывающему устройству, дверь подала тонкий писклявый сигнал. Мужчина, что сидел на диване, отвлёк взгляд от экрана дисплея сотового телефона, заметив Оксану в помещении подвала, с жаждой желания, он какое-то время наблюдал за ней, пока она направлялась к пропускному устройству. Не подавая вида волнения, перед вооруженной охранной, Оксана, взявшись за ручку двери, потянула её на себя, сразу же переступила порог.

— Ну, вообще-то я ожидала чего-то более особенного — мило улыбнулась Оксана, когда за её спиной дверь плавно закрылась доводчиком и разрешающий вход сигнал электроники, прервался

Ряды стеллажей, каждый из которых имел своё буквенное обозначение, простирались по шесть колонн, вдоль всего помещения. Прикусывая краешек губы, Оксана отошла от двери, озираясь на неё, чтобы никто не вошёл, стала искать нужный стеллаж с буквой. Коробки, что были разбиты на слоги, формировались в фамилии, так работнику этой канцелярии, было проще найти нужную фамилию, используя первые буквы словосочетаний и год рождения, всех сотрудников военной сферы, работающих в закрытом городе. Здесь всё казалось таким старым, древним, со времён эпохи, Советского Союза, даже примитивный запах фактуры ничем не изменился. На полках стеллажей даже сохранилась пыль, коробки в которых находились карты, личные дела сотрудников, были накрыты целлофаном, поэтому Оксане пришлось приоткрывать каждый, сдувая с них пыль. На поиски нужного стеллажа потребовалось не так много времени, как на то чтобы найти нужную фамилию, что находилась на верхней полке. Найдя нужную букву и нужный слог, Оксана, разглядев их через стёкла надетых очков, осмотрела в этом помещении, чтобы подставить и залезь наверх, достать нужную коробку, предварительно стянув с неё полиэтилен.

— Фу…… — издала Оксана отвращающий звук, запахав ладонью перед лицом, когда посыпалась сверху пыль, излучая неприятный запах — Тут наверно долго никто никогда ничего не искал

«И что же мне туда поставить, чтобы залезть», подумала Оксана, осматриваясь по сторонам, в поисках подставки, чтобы достать нужную ей коробку наверху.

— Ладно, посмотрю тут что-нибудь

Снимая с себя халат, тихим голосом, рассуждала Оксана, став гулять между рядов, в поисках, найти что-то, на что можно было залезть и снять нужную коробку.

Некоторое время, Оксана, подставив под ноги подставку, наступив на неё одной ногой, пыталась достать нужную папку с верхней полки стеллажа. Открывая папку, держа её в руке, Оксана, внимательно читая, раскрытые первые страницы карты, обратила внимание на место работы биологического отца пациента. Первое что Оксана заметила в карте дела, Громова Александра Викторовича, это то, что он работал на комплексе по захоронению урана. Военный, тяжело охраняемый объект, являлся кладбищем токсичных отходов. Не став читать даже место расположения, этого военного комплекса, по захоронению ядерных отходов, Оксана с задумчивым выражением лица, закрыла папку, убрала ногу с подставки, на которой стояла.

Радон. В процессе распада урана высвобождается радий радиоактивный. Оба вещества очень опасны. Однако при распаде радия образуется радон. Этот газ способен выделятся из слоев земли. Все зависит от состава породы. При этом вещество способно скапливаться в определенных материалах, стенах зданий. Газ вполне может вызвать развитие карциномы легких.

Рак легкихкарцинома. Иными словами, это новообразование в области органов дыхания. Локализуется злокачественная опухоль в районе легких либо бронхов. Среди онкологических патологий карцинома легких занимает второе место. А в некоторых странах и вовсе первое. При несвоевременном обращении к врачу подобное заболевание может вызвать развитие необратимых процессов. В таких случаях недуг может привести к летальному исходу. Как показывает статистика, смертность из-за карциномы легких имеет самый высокий показатель среди онкологических заболеваний.

Опасность такого патологического процесса во многом обусловлена стадиями развития и распространения недуга не только в легких, но и в других тканях и органах. На данный момент медики называют 4 степени заболевания:

Первая стадия. Новообразование не затрагивает ткани, расположенные рядом, и имеет четкое место локализации. При этом размер опухоли не превышает 3 см. Карцинома затрагивает только один сегмент бронха либо легкого.

Вторая стадия. Опухоль постепенно распространяется, и ее размеры достигают 6 см. В лимфоузлах, расположенных рядом, возникают единичные метастазы.

Третья стадия. На данном этапе патологический процесс затрагивает не только лимфоузлы, но и соседние органы и ткани: плевру, кости, сосуды, пищевод. При этом новообразование по размерам превышает 6 см и выходит за пределы одного сегмента. Как на данном этапе проявляется карцинома легких?

4 стадия имеет более серьезные осложнения. В большинстве случаев помочь больному уже не представляется возможным, так как опухоль распространяется за пределы органов дыхания. Появляются не только местные, но и отдаленные метастазы.

Карцинома легких и рак груди, саркома мягких тканей и почечный рак — самые частые источники метастазов в сердце. Злокачественная меланома, лейкоз и лимфома часто метастазируют в сердце, но метастазы могут быть клинически не значимыми. Когда саркома Капоши распространяется системно у иммунодефицитных больных (обычно со СПИДом), она может распространяться на сердце, но клинически значимые сердечные осложнения редки.

«Опухоль выпустила метастазы в сердце», задумчиво предположила Оксана, продолжая, какое-то время, читать карту, биологического отца, пациента.

— Громов мне врал! — прошипела Оксана, кинув карту на пол в архиве, прикусывая краешек губы, была раздражена тем, что потратила всё время, впустую

Держа в руках папку с делом, отца пациента, Оксана некоторое время, опираясь спиной на стеллаж с ячейками, стояла, не могла прийти в себя. Минуты, что Оксана провела в архиве, казались для неё вечностью, когда она ходила с папкой в руках, держа её за спиной, опираясь на стеллаж, не представляла, для себя, возможности, как обмануть Громова, чтобы провести торакотомию, чтобы достоверно подтвердить диагноз.

— Он сразу знал что нужна эта процедура

Тихо размышляла Оксана, отошла от подставки, на которую вставала, чтобы достать нужную ей карту, положив папку на полку в стеллаже, одела на себя халат, что висел на спинке стула.

— Он знал, какой у него диагноз, но почему-то, тянул кота за яйца

Тихо размышляла Оксана, шепотом, направляясь с картой в руке, вдоль рядов стеллажей, к выходу из архива. В каждом шаге играя бёдрами, Оксана старалась быть уверенной, чтобы не вызвать подозрений, среди охранников, охраняющих вход в архив снаружи. Обернувшись, Оксана посмотрела, как через окна, закрытыми решетками снаружи, проникал во мрак свет дневных лучей, как на фоне их сияния, пыль, витавшая в воздухе, словно светилась искорками. Комната архива, казалась как будто непреступной, когда здесь больше не следили за порядком, а лишь информацию военной сводки, спрятали в бетонных стенах этого здания. Встав у закрытой двери, Оксана держась за её ручку, еще раз взглянула на ряды стеллажей, между которых изредка мылся пол и иногда протирались полки, на которых уже слоем скопилась пыль. Воздух словно был до тошноты пропитан бумажной фактурой, Оксану словно выворачивало от такого запаха, когда она решила в спешке, покинуть эту комнату. Открывая дверь, прислонив ключ-карту Громова, Оксана толкнула дверь от себя, держа в другой руке, зажав в руках папку, личное дело, отца пациента.

— Оксана Владимировна?

Заметила Оксана, как только открыла дверь, что в подвале у колонны, облокотившись плечом, стояла Марина Павловна. Белокурая девушка, в белом халате, мило улыбнулась, как только Оксана, открывая дверь архива, держа в руках папку, переступила через порог.

— Подумала, что вам тут нужна помощь? — поинтересовалась блондинка, с ухмылкой поглядела на карту, дела биологического отца пациента, медленно, играя телом, отошла от колонны

— А где вся охрана? — удивилась Оксана, когда не заметила солдат в подвале, на входе в архив

— Пришлось их отвлечь — сохраняя красоту улыбки, блондинка, подошла к Оксане, продолжая пристально смотреть на папку, что она держала в руках

— Интересно как? — поинтересовалась Оксана, мило улыбнувшись девушке, когда она подошла к ней, скрестив руки за спиной, улыбаясь при этом милой улыбкой, отражая ямочки на щёчках

— Ну у нас не так много времени — ответила уклончиво Марина Павловна, игриво дотронулась до рукава белого халата, что был надет на Оксане

— Ладно, послушай

Стоя рядом с девушкой, Оксана только сейчас смогла распознать нежный слой аромата коллекции парфюма «Trussardi Inside Delight, Trussardi». При попадании на кожу парфюм раскрывается звучанием верхних нот — ароматами садов цветущей магнолии. Когда магнолия отступает на второй план, в игру вступают чувственные ноты “сердца” — распустившиеся бутоны жимолости и роскошное амбре африканской фрезии. Эфемерная тонкая вуаль, созданная из цветков кофе, плодов айвы и нежного цитрона, окутывает шифоновым зефирным шлейфом, наполняя все вокруг мистическим ароматом тайны. Полное раскрытие букета завершается ароматом задорного мускуса.

— Какой приятный аромат

Поделилась только сейчас своим мнением Оксана, распознав, как вкусно пахнет от девушки, шлейф, который она оставляла за собой, проходя рядом с ней, притягивал к себе внимание.

— Интересный, правда

Словно поворачивая взгляд, по направлению за блондинкой в белом халате, рассуждала Оксана, как будто была очарована прелестью тонкого вкуса, что она, за собой оставляя, витал в воздухе.

— И почему я…..

— Вы, кажется, что-то хотели сказать? — скрестив снова руки за спиной, Марина Павловна подошла к Оксане, раскрывая, будто специально перед ней всю композицию своего аромата

— На вот почитай — прошла мимо неё Оксана, не могла даже думать, сосредоточить свои мысли, когда перед ней раскрывалась такая гармоничная картина объединённых в одну палитру, ароматов

— Что-нибудь удалось узнать?

Спросила с интересом, обернувшись, блондинка, наблюдала как Оксана, играя перед ней бёдрами, направилась к ступенькам лестницы, застёгивая пуговицы белого халата.

— Стойте — раскрыв карту, Марина Павловна, обратилась к Оксане, когда она остановившись на ступеньках, посмотрела на выключенные камеры в подвале — Вы ведь уже догадались?

Говорила она, отрывая взгляд от карты, посмотрела, как красиво Оксана расставила ноги на ступеньках, смотрела на выключенные камеры на периметре подвала.

— Куда вы смотрите? — обратила она внимание, на то, что Оксана не сводила глаз с видеокамер

— Какой смысл держать видеокамеры в подвале, если они не работают?

— Думаете, они тут не работают?

— Я не вижу индикатора их записи — мило улыбнулась Оксана — Или на самом деле запись всё-таки ведётся?

— Они выключены — направляясь с картой в руках, к ступенькам лестницы, на которых стояла Оксана, медленно застёгивая пуговицы, надетого на себе белого халата

— Почему их не уберут

— Потому что они тут работают

— Я тебя не поняла

— Это я попросила

Уверяла Марина Павловна, наступая на первую ступеньку лестницы, девушка подошла к Оксане так, чтобы она смогла лучше ощутить композицию её гармоничного вкуса парфюма.

— Чтобы их выключили

— Но зачем? — удивилась Оксана, пытаясь отойти от девушки, смотрела в её карие глаза, цвет глаз который завораживал красотой и притягивал к себе всё внимание

— Затем чтобы Громов не догадался, что вы тут были

— Умно — ухмыльнулась Оксана, после того, как повела губами, застегнув верхние пуговицы белого медицинского халата — Мне теперь смысла нет, от этих записей в карте его биологического отца, я и так знаю что нужно делать

— Вы хотите провести торакотомию

— Кто тебе сказал? — поднявшись на один марш, остановилась Оксана на лестничной площадке, удивлённо посмотрела на девушку

— Громов весь день об этом только и говорит

— Не удивлённо — пожав плечами, улыбнулась Оксана — А я подумала, что ты сама догадалась об этом, прочитав несколько строк с места его работы

— Хранилище ядерных отходов?

— Ну надо же — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами — Ты умеешь читать, там где надо

— Сегодня её провести не получится — поднявшись по ступенькам, Марина Павловна встала рядом с Оксаной, коснулась пальцами её плеча

— Я сама буду решать — огрызнулась Оксана, подойдя к ступенькам другого лестничного марша, начала медленно подниматься по ним, выраженно играя бёдрами в каждом шаге

— Если сходите со мной на праздник осени — обратилась она к Оксане, тем самым заставив её обернуться — Что будет завтра, то обещаю, завтра у вас получится её провести вечером, когда Громова тут не будет в больнице

— Твоего разрешения я не спрашивала — не оборачивая, ответила Оксана, отвергая помощь этой блондинки, поднялась на первый этаж комплекса, не желая дальше продолжать беседу

«Эта сук думает, что вот так просто сможет мной манипулировать, праздник осени, что блядь за ерунда», размышляла Оксана, направляясь по коридору, стукая каблуками о пол мраморной плитки, звук которых разносился по всей его протяжённости.

— Я должна сегодня это узнать

Встав у окна в коридоре, Оксана дотронулась пальцами его занавески, смотрела на качающиеся деревья, ветер которых раскачивал их, срывая с их веток пожелтевшую листву.

— Чтобы ни случилось — рассуждала Оксана шепотом, сжимая в пальцах занавеску, терзала себя искушенным желанием, докопаться до истины — Мне нужно провести эту процедуру

Шептала Оксана в тишину помещения, оставаясь одна, кусая нервно губу, не зная, как обойти Громова, попасть в операционную с пациентом, чтобы он обо всём не догадался. Продолжая какое-то время стоять в коридоре, Оксана потеряла счёт времени, предавая своё сознание, порочному забвению, что обуздала её разум. Лазурные голубые глаза Оксаны, смотрели куда-то вдаль, промеж обвезших от листвы берёз, потускневших листьев тополя и ясеня, на то, как качался куст сирени, находясь в тени больничного комплекса. Царапая коготками, обеих рук, пластик подоконника, Оксана, раскрывая алые губы, издала лёгкий порочный стон, словно как будто кто-то сковал её разум на время, омутом порочной страсти. Оксана, продолжая при этом смотреть в окно, словно, как в пустоту, оставаясь одной в коридоре.

 

***

За окно уже смеркалось, солнце постепенно уже заходило за горизонт, оставляя яркое красное зарево заката. Сумрак необузданной ночи, постепенно надвигался, когда за окном в кабинете, уже смеркалось, на улицах рядом с военным медицинским комплексом уже зажглись фонари. Воздух приятной прохладой проникал в кабинет, тормоша занавеску, висевшую на пластиковом окне.

— Нет мне всё-таки интересно

Была под впечатлением, когда обратилась Марина Павловна, белокурая девушка со стаканчиком кофе в руке, сидела на краю столешницы. Положив ногу на ногу, блондинка словно оголила сочные выраженные бёдра, опираясь другой рукой на поверхность мебели на которой сидела.

— Как вы связали эту рыжеволосую пациентку — поднося стакан к губам, высказывала своё мнение блондинка — Она ведь офицер, вы совсем не думали о последствиях?

— Ничего ведь не случилось — мило улыбнулась Оксана, облокотившись на спинку черного кресла, в кабинете поликлиники, посмотрела на квадратные светильники подвесного потолка

— Да — согласилась Марина Павловна — Только Громов кричал так……

Высказывалась белокурая девушка, поставив стаканчик рядом, опираясь руками на столешницу, свесила ноги, в розовых туфлях, посмотрела на Оксану.

— В общем, хорошо — опуская взгляд вниз, улыбнулась загадочно блондинка, выставив пятерню выпрямленной руки перед Оксаной — Что вас там не было

— Да Виктор Валентинович теперь меня точно не поймёт — обольстилась в улыбке Оксана, отпивая со стаканчика глоток кофе, ощущая сладкий вкус карамели на поверхности алых губ

— Вам не о нём нужно сейчас думать

Сползая со столешницы, высказывала Марина Павловна своё переживание, направляясь по кабинету, обвив руками бёдра. Выразительно взглядом царицы приближалась к столу, где в черном кресле сидела Оксана. Белокурые волосы этой девушки, так красиво колебались, в момент каждого её шага, придавая строптивый неотразимый взгляд её облика.

— Громов вам точно может устроить

— Ну, пока я ему на глаза не попадалась

— Эта была дочь — подошла Марина Павловна к столу, за которым в кресле сидела Оксана — Его компаньона, полковника западной заставы

— Ну, ничего потерпит — мило улыбнулась Оксана подошедшей к её столу белокурой девушки, когда она, опираясь ладонями на стол, наклонилась к ней так, словно давая распробовать свой парфюм, которым так приятно от неё пахло — Ничего, по крайней мере, с ним не случится

— Вы так думаете? — отпрянула она от стола, после того, как внимательно посмотрела в глаза Оксане, не увидев там ничего, для себя, интересного

— Я так знаю — уверенно, заявила Оксана, обвив руками снова стаканчик с кофе, медленно оторвала его от поверхности стола

— Как бы, не так

Повернулась блондинка спиной специально к Оксане, словно, как будто заигрывая, согнула руку в локоть и пальцами щелкнула у плеча, добавив ко всему этому шикарную очаровательную улыбку.

— Вам легко говорить

— А почему бы и нет? — поднимая со стола стаканчик с кофе, Оксана изумилась в улыбке

— Интересно, почему тогда — рассмеялась задорным смехом Марина Павловна — Почему вы тогда пошли сразу в столовую, а не к себе в рабочий кабинет?

«Блядь ну ведь естественно, что крик Громова, был слышен наверно на весь больничный комплекс, это был полный пиздец», подумала Оксана, задержав на согнутой в локоть руке, стаканчик с кофе.

— Ну…… — помешкала немного Оксана с ответом, отводя взгляд в сторону, закрытой двери кабинета, беспокоясь, чтобы случайно, Громов не вошёл в неё — Я внезапно подумала, что мне надо в туалет

— В туалет?! — скрестив локти на поясе, недоверчиво Марина Павловна с чувством искреннего недовольства посмотрела на Оксану — Ну да, как же, я вот такая дура, взяла и поверила

— А что разве нет? — изумилась в улыбке Оксана, отпивая со стаканчика глоток кофе, вкус карамели, в его насыщенности, словно завораживал в ожидании

— Нет! — возразила блондинка, когда развела руками, оспаривая утверждение Оксаны — Вы разве сами этого не понимаете……

— Оксана Владимировна!

Громов словно ворвался в кабинет клиники, мужчина в черном представительском костюме, был с явно недовольным видом, когда за его спиной на пороге показалась знакомая брюнетка.

— Вы сами хоть понимаете, что вы устроили?

Был мужчина вне себя, таким его Оксана еще не видела, он казался в выражении лица, словно разъярённый лев, который своим криком заставлял вздрагивать.

— Эта была дочь полковника западной базы — продолжал кричать он направляясь по кабинету к столу, за которым, в кресле сидела Оксана, держа рядом с губами, стаканчик с кофе

— Ну вообще-то чисто ради интереса

Возразила Оксана, указав пальцем на брюнетку, что была в фиолетовом вечернем летнем платье, мило улыбаясь, переступила порог. В этой женщине Оксана узнала, своего тирана, что держал её разум в заточение некоторый промежуток времени. Гипнотизерша, стараясь казаться лестно, встав у порога, держала в руках фиолетовую сумочку, склонила голову, но всё же посмотрела на Оксану с жаждой желания, снова обуздать и преломить перед собой её разум.

— А что она здесь делает?

— Анна мне помогает! — выдал немного растерянность Громов, посмотрев удивлённо на брюнетку, что склонив голову, стояла у входа в кабинет — Да и вообще разговор сейчас не о ней

— Ошибаетесь, Сергей Викторович! — возразила Оксана, не могла даже нормально думать, пока та самая женщина, что превратила её в узницу, была в кабинете — Она ой как здесь причём, почему она до сих пор не за решёткой?

— Наверно потому — стараясь сохранить лестную улыбку, ответила Анна, сделав шаг по направлению к Оксане — Что Сергей Викторович мне доверяет, будет использовать меня, в отношении тебя, как крайнюю меру

— Крайнюю меру? — возмутилась Оксана, подойдя к Громову, встав лицом к лицу с мужчиной, внимательно посмотрела в его серые, пустые, бездонные глаза — О чём она говорит?

— Успокойтесь Оксана Владимировна

Попытался сам Громов, заметив напряжённость женских взглядов в кабинете, мужчина решил сам регулировать этот назревающий конфликт, встал он между Оксаной и брюнеткой. Преграждая путь Оксане к брюнетке, Громов выставил руку, не давая ей подойти к темноволосой девушке.

— Никто вас не будет подвергать гипнозу

— Я хочу чтоб вы Сергей Викторович — ткнула Оксана пальцем в грудь Громова, посмотрев на него суровым взглядом — Объяснили, почему она, до сих пор не за решёткой, за то что она сделала?

— Анна ценный специалист, в своём деле — опуская взгляд, пояснил Громов, словно не мог вынести того, презрения, с которым на него смотрит Оксана

— Тогда может, объясните! — разведя руки, Оксана в истерике прокричала на мужчину — За каким хуем, я вам тут вообще нужна?

— Может, успокоишься — вскрикнула брюнетка, словно забавляясь какой ярости Оксана придала свой разум, чтобы только свести с ней счёты — И мы все попробуем нормально поговорить

— Нормально поговорить?

Глубоко вздохнула Оксана, каждой клеточкой своего тела, она чувствовало, что её уже почти трясло от раздирающего гнева, подойдя к столу, она обвила горлышко стоящего на нём графина.

— Ты совсем блядь охуела!

Прокричала Оксана, обернувшись, схватила графин с водой в ярости так, что его пробка слетала, падая на пол и частички капель воды, попали прямо на линолеум пола.

— Да я тебе сейчас……

Замахнулась Оксана графином с водой так, будто хотела его кинуть в гипнотизершу, но Громов вовремя вмешался и схватился за её кисть руки, другой рукой сжал пальцами дно.

— Отпустите немедленно! — кричала Оксана, когда Громов крепко в руке сжимал дно графина и другой рукой держал кисть её руки

— Оксана Владимировна успокойтесь — уверял он, пытаясь вразумить Оксану

— Что блядь у вас с ней за счёты? — требовала Оксана неустанно ответа, посмотрела грозно на мужчину, присутствие рядом с которым в кабинете, ей было противно

— Тут всё сложно — ответил Громов, крайне сдержанно и ввиду сложившейся крайней обстановки драки, он был чрезмерно терпелив и вежлив к Оксане — Придёт время и я вам всё расскажу

— Да уж блядь попытайтесь прямо сейчас

— Не сейчас — направляясь к выходу, передал он полупустой графин в руки блондинки, что с ужасом смотрела на то, как Оксана устроила скандальную сцену в кабинете

— А когда? — была настойчива Оксана, направляясь следом за Громовым, схватилась пальцами за плечо мужчины, заставляя его развернуться и обратить на неё внимание

— Оксана Владимировна! — обернулся он хотел замахнуться на Оксану, словно как дать пощечину, от чего она тут же отпустила руку и словно, как отскочила от него

— Что она тут делает?! — повторила свой вопрос, в который раз Оксана, продолжая злобно смотреть сквозь плечо Громова, на брюнетку, которая вновь отошла к входной двери

— И вообще что вы тут делаете? — уклончиво ответил Громов, кардинально меняя тему разговора, продолжая смотреть на Оксану любопытным взглядом — Рабочий день уже закончился

— У меня нет — опустив голову, виновато ответила Оксана — Я же ведь ваша собака, должна на привязи сидеть туда не ходи, сюда ходи, занимайся этим!

— Господи Оксана Владимировна — не выдержал Громов, сарказма со стороны Оксаны и как она лживо давила перед ним на жалость — Да что вы такое говорите

— Ага сразу что так под гипноз — продолжая играть комедию перед мужчиной, говорила Оксана, повернувшись к нему спиной, направляясь к окну — Я ведь вам не собака, я живой человек!

— Так поэтому я и спрашиваю — повторился вновь Громов, направляясь следом за Оксаной, мужчина схватил её за руку, заставляя развернуться к себе лицом — Почему вы еще на работе?

— Да потому что вы меня тут привязали как собаку!

Обернулась Оксана в гневе, прокричала на мужчину, так как до ужаса не могла вынести присутствие брюнетки в этом кабинете, и её хотелось всячески её унизить, оскорбить, раздавить, как букашку.

— Я ведь не имею права взять выходной и делать что захочу — демонстрируя ранимость, перед мужчиной, Оксана специально давила на жалость — Не могу даже взять выходной, а ведь я только что вышла из комы, когда эта сука

Пытаясь пройти через Громова, Оксана хотела прорваться к брюнетке, едва сдерживая себя в руках, словно хотела выцарапать ей глаза, разорвать на части, хотя бы за то, что она удерживала её как узницу под гипнозом.

— Отпустите меня немедленно! — била Оксана по спине мужчину, когда Громов поднял её, обвивая руками талию — Я блядь убью тебя, ты слышишь!

— Да успокойтесь вы Оксана Владимировна!

Опустил он вновь Оксану на ноги, предварительно треснул ей хорошо по ягодицам, ладонью левой руки, так чтобы она взвизгнула от шлепка его ладони, стиснув при этом зубы.

— Что с вами в конце концов такое?!

Прокричал он на Оксану, когда она прижала ладонь к бёдрам, по которым пришёлся удар шлепка, с обидой, словно оскаленная королевская кобра, посмотрела на своего обидчика.

— Вы успокоитесь или нет?

— Нет!

Огрызнулась Оксана, прошипела, словно змея сквозь зубы, озлобленная обидой, которую ей нанесли, подставив её репутацию под сомнение.

— Пока она здесь!

— Анна выйдите, пожалуйста — распорядился Громов, посмотрев в сторону брюнетки, что с изумлённой улыбкой наблюдала за комедией, которую Оксана ломала перед мужчиной

— Я подожду вас в коридоре! — с такой же корыстной улыбкой, брюнетка, вышла в коридор клиники, переступая порог открытой двери

— Довольны?! — возмутившись тому, какой скандал и сцену безумия, Оксана устроила в кабинете, недовольно спросил Громов, обращаясь к ней

— Почему она не сидит?

— Да потому что без неё — утверждал знающе Громов, указав на открытую дверь, через которую вышла Оксана в коридор — Я бы не смог вернуть вас

— Да что вы?!

Огрызнулась Оксана, не желая никак воспринимать для себя утверждения Громова или хотя бы, согласиться с ним в той или иной степени.

— Эта сука держала меня под гипнозом — указала Оксана так же на открытую дверь, вслед за Громовым, специально ломая комедию — Пырнула меня ножом и теперь ей всё сойдёт с рук

— Идите уже домой — изнывая от ссоры с Оксаной, глубоко вдохнул воздух Громов

— Ага сейчас! — возразила Оксана, вновь отказывая Громову — Я буду делать что захочу

Указала Оксана пальцем на место, на котором стояла, придавая суровый, серьёзный взгляд, ранимой обиды, с которой никто почему-то не хотел считаться.

— Когда захочу

Разговаривая таким же наглым голосом, не желая никак повиноваться Громову, Оксана решила устроить революцию перед ним, сломить режим, который он ей навязал.

— И где захочу! — утвердила Оксана на этом акцент — Вам ясно?

Посмотрела Оксана в пустое ничего, не означающее лицо Громова, мужчина казался для неё абсолютно сдержанным, кремень, которого невозможно было ничем сломить.

— Что вы молчите?

— Машина будет вас ждать ровно час!

Уточнил Громов, обернувшись, направляясь к выходу, ответил так, как будто не желал больше продолжать этот пустой разговор с Оксаной.

— И то только из-за уважения к вашему отцу, он много значил в любом другом случае, мне было доставило наивысшую степень удовольствия

Оставаясь стоять посреди кабинета, Громов впервые за всё время нахождения здесь, улыбнулся, но в улыбке его Оксана больше разглядела коварство, чем искренность.

— Если вы пойдёте до дома пешком

— Я пойду до дома когда захочу — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, раскрывая в полную силу красоты, лазурные голубые глаза — И вообще я может у неё останусь сегодня

Указала Оксана пальцем на блондинку в кабинете, когда Марина Павловна стояла в полном ошеломлении и была поражена тем, что происходило на её глазах.

— И что вы мне запретите?

— Машина будет ждать вас ровно час — с этими словами Громов, вышел из кабинета через открытую дверь

— Блядь! — грязно шепотом выругалась Оксана, опустив голову, когда она не успела высказать всё Громову, что она о нём думает

— Пойдёмте Анна — обратился Громов к брюнетке в коридоре, что его ожидала — Вы уж простите Оксану Владимировну, она сегодня сама не своя, да еще и ключ допуск у меня пропал и в архиве камеры почему-то отключились, что за дурдом, происходит в этой больнице…..

— Разве не вы начальник этой базы — словно пользуясь обольщением этого мужчины, довольным голосом, обратилась Анна к нему

«А он еще с ней любезно относится, может он тоже попал под власть гипноза, это многое бы объяснило», предположила Оксана, оставаясь стоять в смятении, продолжая стоять спиной к окну, когда под проникающий сквозняк в кабинете колыхалась плавно занавеска.

— Зачем вы так?

— Как? — поинтересовалась Оксана, отрывая задумчивый взгляд от пола, посмотрела на блондинку, что удивлённо продолжала смотреть на неё

— Вы сами знаете? — высказываясь недовольно, блондинка, подошла к открытой двери в кабинете, закрывая её за собой — Что вы тут устроили

— Он связался с ней

Обиженно заявила Оксана, указала пальцем на закрытую дверь, когда всё в ней колыхалось от скандала и её всю трясло от того какую истерику она закатила перед Громовым.

— С ней ты понимаешь?

— Ну и что? — мило улыбнулась Марина Павловна, встав спиной к закрытой двери — А что вы тут устроили, это вообще ни в какие ворота не лезет

— Он воспринимает её в серьёз больше чем меня

Не могла Оксана сдержать в себе обиду, когда химия её тела, словно бурлила ураганом в ней, и прижив согнутые пальца ладони к губам, отошла к окну, стараясь не показывать ранимость и разбитость.

— Вот пускай она сама и лечит его сына — не могла Оксана сдержать вытекающих слёз, кончиками пальцем подтёрла вытекающую слезу с глаз, размазывая тушь, продолжая смотреть в окно на луну

— Ну, перестаньте — не могла вынести такой разбитости, нежным голосом, уверяла Марина Павловна, направляясь к Оксане, девушка легонько кончиками пальцев коснулась её плеча

«Блядь я ненавижу Громова, но еще больше эту суку Анну и что он только с ней водится, я бы её давно бы за решётку кинула», кусая нервно губу, смотрела Оксана на свет фонарного столба, уличного освещения, чувствовала, как разум разрывало от злости.

— Вам нужно расслабиться

Уверяла блондинка, нежным шепотом прошептала рядом с ухом Оксаны, от чего страсть, бурлящая в её организме, стала более порочной, ощущая приятное тепло рядом с мочкой уха.

— Давайте я вам сделаю расслабляющий массажа? — посмотрела белокурая девушку на Оксану, когда она повернулась к ней лицом

— А ты, правда, можешь? — их взгляды объединились, в этот момент времени, когда Оксана смотрела на блондинку и понимала, что не может никак отказаться от такого предложения

— Ну, если это поможет вам расслабиться — мило улыбнулась Наталья Павловна, продолжая стоять у Оксаны за спиной, легонько пальцами, разминала ей плечи

— Что мне действительно наверно……

Обернулась Оксана и взглядом встретилась с глазами белокурой девушки, была очарована её парфюмом, а так же губной помады и сладость дыхания карамели, что исходило от её губ.

«Блядь как же она красива, да я и на взводе, а всё этот Громов, а почему бы не позволить себе пользоваться благодарностью от этой знойной блондинки», смотрела Оксана в глаза этой девушки, облизывая жадно губы, желая вкусить усладу её поцелуя.

— Так давайте я может — предложила Марина Павловна, разговаривая так близко с Оксаны так, чтобы она ощутила завораживающее тепло исходящего дыхания из её губ — Прямо на кушетке

— А почему бы и нет — мило улыбнулась Оксана, переводя дух от такой близости с человеком для которой хотела отдать своё тело — Но только массаж — предупредила она, проходя мимо блондинки, выставила указательный палец, рядом с её носом

— Конечно Оксана Владимировна

Так же лестно улыбаясь, ответила белокурая девушка, когда Оксана прошла мимо неё, назойливо виляя бёдрами, расстегивая при этом пуговицы надетого на ней белого халата.

— Я просто хочу, чтобы вы расслабились

— Ох…… — чувствительно нежно вздохнула Оксана, обернувшись, встав в пол оборота к своей собеседнице — Если бы ты знала, как я после Громова, вся на взводе

— Я это вижу — подошла она со спины к Оксане, помогая с неё снять белый халат, взявшись пальцами за тонкую ткань материи, медленно стянула его с её тела

— Только не думай — заходя за ширму, Оксана снова повернулась к девушке лицом — Что я питаю к тебе хоть какую-то слабость

— Об этом даже и речи быть не может — улыбнулась блондинка, когда зашла за ширму вслед за Оксаной, помогая ей расстегнуть пуговицы белой надетой блузки

— Ну смотри мне — кокетливо улыбаясь, Оксана пригрозила пальцем своей рыжеволосой собеседнице, которая словно уже содрала с неё белую блузку, скинув её на пол

— Что вы так волнуетесь? — поинтересовалась Марина Павловна, когда Оксана соблазнительно согнула ногу в колено, наступая на смотровую кушетку, выставила бёдра, выгнув спину, не могла унять в себе предвкушение предстоящей сексуальной близости — Это ведь просто массажа

— Обычно

Касаясь пальцами застёжки юбки, сидела Оксана на кушетки, расстегнула её, аккуратно вцепившись в материю пальцами, выпрямив ногу, начала снимать с себя.

— У меня с этого и начинается

— Не волнуйтесь Оксана Владимировна — взяв аккуратно юбку, что сняла с себя Оксана, девушка, свернув её, положила на стуле, рядом со смотровой кушеткой

— Колготки снимать? — поинтересовалась Оксана, улыбаясь, отразила ямочки на щечках, очертание прекрасных скул, пленила на себе взгляд белокурой девушки, когда заведя руки за спину, медленно расстегнула бюстгальтер — Я не слишком спешу?

— Да нет всё нормально

Любезно улыбнулась блондинка, словно играя с Оксаной в игру масок, милых подмигиваний взглядов, когда она снимала с себя колготки, так же не спеша, стягивая их нейлоновую ткань.

— И ваше нижнее бельё, пожалуйста

— Бюстгальтер — предупредила Оксана, медленно взявшись за чашечки лифчика, когда его застёжка уже была расстегнута, начала плавно отодвигать их подушечки от сосков — Я сниму

— Желательно бы всё

— Только бюстгальтер!

Предупредила Оксана, сделав на этом замечание, что больше раздеваться перед этой девушкой не намерена, медленно при этом передала лифчик, держась за чашечки, ей в руки.

— Для массажа этого будет достаточно

— Но чтобы помочь вам расслабиться…..

— Мне этого хватит — возразила Оксана, ожидая сама настойчивости со стороны девушки, желала, чтобы она сама овладела её телом через силу

— Как скажите — любезно улыбнулась блондинка, снимая большое махровое полотенце с вешалки, сделав из него валик, подложила его под таз Оксаны, когда она легла на кушетку животом

— Именно так я и скажу

Поднимая попу, уверяла Оксана, выражая специально недовольство, старалась казаться для этой девушки недоступной, скрестив руки на подбородке, ожидая ласки её ладоней на своём теле.

— Никакого секса!

— О нём даже никто не говорит — медленно, завораживающей лаской и теплом ладоней, девушка пальцами коснулась плеч Оксаны

— Вот именно его мне как раз сегодня и не хватало — расплываясь в улыбке, ответила Оксана, начиная сходить с ума от того, как девушка нежно ласкала её тело, разминая пальцами плечи

— Серьёзно? — переходя пальцами с плеч на спину, блондинка, так нежно и приятно растирала кожу, что от каждого прикосновения Оксана млела и начала мокнуть

— Нет, я не про то — смутилась Оксана тому, как приятно, блондинка спросила рядом с её ухом, растирая кожу, так что каждая клеточка её тела, желала вкусить плод её пальцев в себе

— А мне пот кажется — лаской голоса, шептала блондинка рядом с ухом Оксаны, словно специально её заводила, что она стала вся течь — Что вы уже хотите этого

— Нет! — возразила Оксана, не давая девушке снять с себя трусики, как только она прикоснулась к ним пальцами — Я сказала нет!

— Но тогда вы сами будите ходить без них — мило улыбнулась белокурая девушка, убирая руки от трусиков, одетых на Оксане, нежно стала растирать пальцами, будто специально, бёдра

— Но я не хочу казаться для тебя…. — не могла Оксана договорить, поскольку так блондинка приятно растирала, давали нежно пальцами на внутреннюю сторону бёдер

— Просто давайте я их с вас сниму — предложила еще раз блондинка, тщательно растирая ноги Оксане, когда она, раскрыв губы, простонала, изнывая стоном желания

— М….

Ничего не ответила Оксана, а лишь прикусила губу, сгорая от предвкушения, ожидания секса, которого она очень сильно жаждала. Пальцы этой девушки были так убедительны, их ласка завораживала, сердце Оксаны трепетало бешеным ритмом, когда она хотела раствориться в руках белокурой девушки. Тело Оксаны, словно накапливало еще больше мощи, с каждым касанием пальцев блондинки, нажатием на кожу, нежным дыханием рядом с ухом, лишь пробуждала в ней дикую порочную жажду. Запах от тела белокурой девушки, сводил Оксану с ума, бурная композиция вкусом исходящих от неё ароматов, только усиливала порочные чувства.

— Я даже не знаю, что тебе ответить — простонала Оксана, когда девушка тщательно массировала кожу пальцами внутренней стороны выставленных бёдер, когда она выгнула спину

— Просто позвольте мне их с вас снять

Нежно, сексуально касаясь пальцами до резинки трусиков, Марина Павловна, словно не оставляла для Оксаны никакого выбора, немного их оттягивала и потом ослабляя, возвращала на место.

— Так будет больше приятных ощущений

— Но никакого секса — не хотела Оксана легко сдаваться, но пальцы девушки так приятно теребили резинку надетых на ней трусиков, пленительно завораживая, их снять с себя

— Всё будет так, как вы пожелаете — шептала белокурая девушка рядом с ухом Оксаны, когда она оставалась перед ней в той же позе, нежно при этом массируя бёдра, цепляя резинку трусиков

— Ну, хорошо — аккуратно взявшись за резинку трусиков на Оксане, блондинка стала медленно снимать их с неё, когда она специально приподняла попу

«Да-да-да-да, как же я хочу, ощутить её ласку в себе», думала в тот момент Оксана, когда поднимая бёдра и прижимаясь лицом к подушке, желала испытать власть любви на себе.

— Вот и всё

— Будь нежной — требовательно в стонах, ответила Оксана, оставляя попу в приподнятом положении

— Обязательно

— Я могу…..

Сгорала от предвкушения приятных ощущений пальцев на внутренней стороне бёдер, когда каждое нажатие и каждое их трение, заставляло Оксану течь, соком необузданной любви.

— А…… — издала Оксана порочный стон, кусая нервно, краешек губы, сгорала от власти пальцев блондинки на своём теле, вцепившись в простыню накидки кушетки

— Я знаю — шептала блондинка, нежным голосом рядом с ухом Оксаны, нежно пальцами массируя поясницу, когда она так и оставалась в той же позе, подняв бёдра, прижимаясь лицом к подушке

— Где ты так научилась? — чувствовала Оксана, как большие пальцы, что давали на поясницу, так приятно расслабляли, возбуждая еще больше, от чего половые губы набухли приливом крови

— Ну, у меня был небольшой опыт — мило улыбнулась, девушка, лаская ягодицы Оксаны, ладонью руки нежно скользила по коже, когда другая блондинки рука, обвив ей ногу, пальцами словно вминала кожу внутренней стороны бёдер — Практику которую я сейчас закрепляю

— М…… ты так приятно это делаешь

Урчала Оксана озабоченной кошкой, чувствуя, как пальцы этой девушки, плавно перешли с кожи бёдер, на лобок, затем нежным трением скользили вдоль кожи набухших половых губ.

— Я хочу еще — ощущала Оксана, как пальцы белокурой девушки, обвив ей бёдра, скользили по поверхности половых губ, возбуждая силой сексуального трения

— А я и не собиралась заканчивать — держа руку, пальцами на лобке Оксаны, обвив её бёдра, белокурая девушка, другой рукой скользила ей по бёдрам, медленно и плавно передвигаясь выше

— Только не доведи меня до мощного оргазма

— Интересно почему? — разминая половые губы влагалища, блондинка ловко перешла пальцами с лобка Оксаны, начиная круговыми движениями, делать так, что она стала её желать еще больше

— Потому что в последнее время он плохо для меня заканчивается

— В каком смысле? — испугалась белокурая девица и плавно рукой, с половых губ, перешла на бёдра, потом на талию, после чего её обе руки уже ласкали спину Оксаны и разминая плечи

— Ну, кое-что может случиться — уклончиво ответила Оксана, не желая раскрывать перед этой девушки себя, когда сходила с ума от удовольствия, ощущая её нежность и ласку на своём теле

— И что же? — поинтересовалась девушка, продольными движениями водила по спине Оксаны до выставленных ягодиц, тщательно пальцами разминая плечи

— Ну я весьма бурно его переживаю

— Правда? — изумилась в улыбке блондинка, прислонив к груди руку, будто выражая перед Оксаной чувство восторга и в тоже время удивления — И как это происходит

— Тебе лучше не знать — смутилась Оксана, обернувшись, посмотрела на девушку, что ласкала вновь ей спину, ладонями обеих рук

— Ну, правда, расскажите

Оставив ладонь на выставленных ягодицах, блондинка, кончиками пальцев другой руки, слегка закатала ткань надетого на ней белого халата, сжимая материю в кулак.

— Я с удовольствием послушаю

— Только если ты продолжишь дальше делать массаж — выставив Оксана, оборачивая лёжа на кушетке, указательный палец, сделав кокетливое замечание

— Рассказывайте…. — мило улыбнулась белокурая девушка, наклонилась к уху Оксаны, словно завораживая тактом и лаской тёплого дыхания, разговаривая шепотом так внушительно

— М…. — урчала Оксана кошкой, изнывая от жажды порочного желания — Ты так приятно это делаешь — чувствовала она, как блондинка, настойчиво прислонила большой палец к анусу, продолжая держать ладонь на её выставленных бёдрах

— Я жду Оксана Владимировна — медленно пальцы одной руки ползли вверх по рёбрам Оксаны, после чего они так ловко обхватили грудь

— А ты продолжай

— А вы рассказывайте

Потребовала Оксана, раскрывая в порочной форме губы, издавая едва слышный стон от того как настойчиво и безуспешно блондинка пыталась объять пальцами её объёмную грудь.

— А то у вас случится сегодня секс

— Я-я-я-я-я — задыхаясь от перевозбуждения, Оксана не могла даже выразить своё мнение, заикаясь от переизбытка волнения в своём теле

— Я знаю Оксана Владимировна — мило улыбнувшись, прошептала она вновь над ухом Оксаны, продолжая водить пальцами вдоль половых губ, не пытаясь, проникнуть в неё

— Прошу продолжай — облизывая смачно губы, Оксана оставляла на них изобилие слюны, сгорая от предвкушения, завоевавшего её разум порочного желания

— Похоже, что тут не обойтись

Забавно улыбаясь, ответила блондинка, наблюдая за тем, как Оксана, стоя на четвереньках, извивалась от жажды сексуальных чувств, опутавших её сознание соблазном искушенной страсти.

— Без прямо контакта в вас

— Нет! — возразила Оксана, прекрасно понимая, что никакого секса у неё быть не должно, обернувшись, укоризненно посмотрела на блондинку — Я должна буду сегодня провести эту процедуру

— Вы так напряжены — искушено меняя тему, девушка водила пальцами вдоль половых губ Оксаны, локо обвив её ногу рукой, пока другой рукой, сжимала объёмную грудь

— Ну и что? — была не согласна Оксана, но от сильной порочной жажды, желала сама оставаться в объятиях сексуальной страсти девушки

— Вам просто необходимо расслабиться

— Я сказала нет! — кусая нервно губу, раздражительно ответила Оксана

— Правда? — сохраняя лесную улыбку, девушка, питая себя интересом, наступила коленом на кушетку, на которой на четвереньках стояла Оксана, находясь во власти её нежных рук

— Я должна понимаешь — заикаясь от нехватки воздуха, Оксана была не в состоянии обуздать рассудок, словно сходила с ума от того — Провести эту процедуру

— Ну, так что вам помешает расслабиться

— Я должна быть сосредоточена — облизывая жадно губы, Оксана сходила с ума от экстаза простого поглаживания пальцев, белокурой девушки, вдоль её половых губ

— Это не помешает вам расслабиться

— Я могу впасть в обморок — утверждала Оксана — В последнее время, я что-то бурно стала их переживать, никак не могу насытиться тем, что уже имею, мне становится и этого мало

— Так может, стоит мне вам помочь

— Я так не думаю — была не согласна Оксана, однако с порочной улыбкой на губах, извивалась, стоя на четвереньках, по власти сексуальных чувств, объятии девушки

— Я просто хочу — убеждала блондинка, нежно лаская кожу бёдер Оксаны, когда она сходила с ума от скольжения, пленяющего трения ладоней — Чтобы вы расслабились и получили удовольствие

— По мне не видно да

Извивалась Оксана в объятиях рук блондинки, словно сходила с ума, от того как она сексуально шептала рядом с ухом, как приятно пахло от неё. Белокурая девушка всем своим обольщением, она сводила разум Оксаны с ума, лаская спину, поясницу, талию и бёдра.

— Что я уже почти готова испытать экстаз

— Почти не считается

Ухмыльнулась блондинка, вновь с бёдер плавно перешла на живот, опускаясь ниже, перешла на гладкий лобок, огибая его пальцами, трением необузданной страсти ласкала влагалище Оксаны.

— Я бы хотела довести вас до этого момента

— А я не хочу

Забавляясь тому, как белокурая девушка дарила телу Оксаны, обворожительную нежность, чувствуя как её пальцы скользили вдоль поверхности набухших, от прилива крови, половых губ.

— И тебе придётся со мной считаться

Гордо заявила Оксана, обернувшись, опираясь на локти, оставляя изогнутой спину, наслаждаясь тому, как блондинка, сзади ласкала выставленные ягодицы ладонями.

— Ты ведь меня не обесчестишь?

Поинтересовалась Оксана, изображая волнение на своём лице, когда всё её тело, каждая клеточка её плоти, желала вкусить ласку любви от белокурой обольстительницы.

— И позволишь мне самой решать

«Как же я хочу, чтобы она обуздала мой порыв, вошла в меня своими пальцами, ласкала меня, пока я не затекла прямо на этой кушетки, я бы грызла зубами подушку, сгорая от экстаза», думала в тот момент Оксана, извиваясь, словно королевская кобра, стоя перед блондинкой.

— Но почему-то — пальцами одной руки, девушка раздвинула половые губы Оксаны, в этот момент она ощутила холодок в комнате пронизывающий её насквозь — Ваше тело думает наоборот

— Правда? — облизывая жадно губы, Оксана поняла, что тот холодок, который проникал в неё, был дыханием с губ белокурой девушки, когда она, имея соблазна, слегка подула в неё

— Думаете, я не заметила? — дышала она горячим обворожительным дыханием прямо во влагалище Оксана, положив ладонь руки на её ягодицы, большим пальцев, подушечкой, надавила на анус

— Не заметила что?

Простонала Оксана, сгорая от предвкушения любви, жадно облизывая губы, чувствовала уже как подушечки пальцев блондинки, слегка только притронулись её нежным стеночкам.

— Что я должна была увидеть?

— Вы поразительно любите врать Оксана Владимировна

Держа стеночки влагалища Оксаны разведёнными, блондинка пальцами другой рукой легонько провела по их бархатистой поверхности, от чего она издала порочный стон.

— И думаете, я обо всё не догадываюсь

— Догадываешься о чём? — раскрывая губы в искушенной форме, Оксана молча изобразила, будто стоном, страсть, которая её обуздала

— Как вы сильно жаждите этого

— С чего ты друг взяла?

Сгорала Оксана трепетным терпением, от того как трогала аккуратно пальцами нежным стеночки её влагалища, когда блондинка держала ладонь на её ягодицах, а палец, всё так же продолжал давить на анус.

— Что я хочу так секса

— Да вы вся течёте — возразила блондинка, словно упрекая Оксану во лжи — Если вы позволите

— Нет! — повторила Оксана свой отказ, не желая слушать мольбы и убеждения от девушки

— Интересно почему? — поинтересовалась девушка, оставляя раскрытыми губы влагалища Оксаны раскрытыми, белокурая девица, умело пальцами другой руки, стала стимулировать клитор

— А…… — издала Оксана порочный стон, зажмурив глаза, вцепившись в накидку смотровой кушетки, стояла на четвереньках, выпрямив спину и свесив голову, слегка закрыв веки глаз

В этот момент, когда Оксана была подвержена экстазу и ничего не могла сказать и сделать, блондинка ввела в неё два пальца правой руки, прижав при этом ладонь к её лобку. Изнывая порочным стоном, Оксана от удивления раскрыла губы, пытаясь словно издать стон, затаив дыхание, когда белокурая девица тут же пальцами схватилась за её грудь. Для усиления эффекта, переживаемой Оксаной, искушенной страсти, она сдавливала грудь пальцами и при этом вводила в её влагалища непрерывно, поступательно, два пальца, второй руки. Извиваясь стоя на кушетке, склонив голову, Оксана стояла на кушетки, её эмоциональная энергия, после скандала с Громовым в кабинете, была такой сильной, что сковала в напряжении всё тело. Облизывая и в тот же момент, кусая краешек губы, Оксана переживала страшный порог, чувства сексуального возбуждения, который не могла удержать в себе.

Начиная судорожно извиваться, Оксана испытала оргазм от ручной стимуляции пальцев девушки, склонив часть тела, прижав голову к кушетке. Выставив упругие бёдра вверх, Оксана, обвив руками края кушетки, на которой стояла на четвереньках, извиваясь в конвульсивном припадке, стала демонстративно показывать перед девушкой, высшую степень удовлетворения. То как блондинка дышала под ухом Оксаны в этот момент и сама, возбудившись от такой стимуляции, стонала так что каждая нотка её голоса, помогала в достаточной тонкой мере пережить момент нахлынувшей искушенной страсти. Сжимая пальцами грудь Оксаны, потом вновь расслабляя, такими действиями она помогала ей излить всю накопленную энергетику из себя. Мозг Оксаны словно как, почти светился, феерически, обрабатывая миллионы импульсов, которые она переживала каждой клеточкой своего тела, затрагивая даже тёмные уголки души.

— Блядь — грязно выругалась Оксана, задыхаясь от пережитого экстаза, рухнула на постель, испытывая жажду воздуха — Ну ты в конец охуела

— Вам понравилось? — легла рядом с Оксаной, поинтересовалась белокурая девушка, с довольным взглядом страсти, посмотрела ей в глаза, когда она задыхалась от пережитого оргазма

— Еще бы — любопытно сгорая в пламени любви, переизбытки чувств, когда гормон, отвечающий за страсть, словно переполнял тело Оксаны, продолжала смотреть в глаза девушки

— Господи — любопытно смотрела Марина Павловна в глаза Оксане, застыв над её телом, стоя на четвереньках — Какая же вы красивая

— Правда?

Ухмыльнулась Оксана, раскрывая алые губы, покрытые слюной, поинтересовалась она, продолжая смотреть в глаза девушки, чей карий взгляд был так безупречен, обворожителен, как изящные скулы и подбородок.

— Или это просто, как комплимент, чтобы опять воспользоваться мной?

— А может я в вас влюбилась?

— Тебе нравятся женщины? — поинтересовалась Оксана, словно сходила с ума, когда текла соком любви, ощущая приятное завораживающее дыхание, исходящие с губ блондинки

— По-моему — игриво и в тоже время так медленно и приятно она надавила кончиком подушечки указательного пальца на сосок Оксане, прикосновение, которое словно затрагивало душу, в сексуальном достатке, раскрывая алые губы — Вам тоже нравятся женщины

— Но я-то хотя бы этого не скрывала

Изумилась в улыбке Оксана, после чего запрокинула свисающую голову с кушетки, оставаясь лежать спиной на подушке, ощутила как девушка, впилась губами в её розовый сосок.

— А…… — чувствительно нежно Оксана издала стон, раскрывая губы, чувствуя как холодом, обузданной страсти, девушка нежно обволакивала её сосок сочной выставленной груди, что она обвила пальцами обеих рук — М…..

— Какая же у вас красивая грудь

Похвалила она, открываясь от груди Оксаны, оставляя на бархатистой коже слюну, что будоражила ощущениями лёгкого холодка, что заводило разум порочными сильными чувствами.

— Шикарная просто

— А…..

Издала Оксана порочный стон, ощущая как пальцы белокурой девушки, легонько коснулась плоскости её живота, когда она учащённо дышала, продолжая смотреть в глаза блондинке.

— М…. — облизывая смачно губы, Оксана изнывала в стонах, чувствуя, как тонко, словно как огонь касанием губ блондинки медленно опускаясь вниз, продолжая смотреть на неё так, как на властительницу — Что же ты со мной делаешь?

Прикосновение губ блондинки были столь желанны, что словно, как дух захватывало у Оксаны, когда она чувствовала, как белокурая обольстительница целует ей лобок.

— Ах…… — раскрывая в порочной страсти губы, Оксана ощутила, как блондинка вцепилась пальцами одной рукой в её грудь, впившись тут же губами ей во влагалище

Чувство, которые испытывала Оксана, были просто божественным, извиваясь в объятиях блондинки, она свисая головой вниз, ощущала как страстно девица, губами облизывала её.

— М…… — испытывала Оксана, приятное тепло на половых губах и то как смачно белокурая девица облизывала их, принуждая её воспевать страстной кошкой, при этом кусая сексуально губу

Продолжая страстно извиваться, Оксана чувствовала как белокурая львица, словно впивалась губами ей во влагалище, пропитывая половые губы, изобилием слюны. Раскрывая пальцами другой руки половые губы Оксаны, блондинка сплюнула, прям на их нежные стеночки, после чего вновь впиваясь во влагалище губами. Чувство сексуального контакта было таким сильным насыщенным, что Оксана испытывала феерические порочные ощущения. Язык блондинки так сладко и приятно проникал в Оксану, облизывая стеночки влагалища с жаждой порочного голода.

Ощущения нечто влажного и приятного внутри стеночек влагалища, изводило разум Оксаны, когда она чувствовала, как белокурая девушка проникала в неё языком. Глаза Оксаны стали закатываться, когда она, свисая с кушетки вниз головой, испытывала приступ конвульсивного оргазма, что проявлялся для неё судорожным подёргиванием. Согнув обе руки в локти, Оксана словно впала в омут безумия, отражая в голубых лазурных глазах, стеклянный взгляд, который безмятежно, смотрел в потолок. Раскрывая губы как рыба, Оксана словно хватала воздух, от переизбытка ощущений, не могла выразить их стоном. Сознание металось, как неудержимый зверь, когда Оксана переживала момент сокрушающего разум оргазма, выгнув спину, выставив грудь, лежа на кушетки. Застыв на мгновение, с раскрытыми губами, Оксана пустым взглядом смотрела в потолок, пытаясь дышать, но всё было в таком сильном напряжение и от ощущения сдавленности во всём теле, впала в обморочное состояние.

— О… господи Оксана Владимировна

Испугалась блондинка, отпрянув от влагалища Оксаны, в тот момент, когда она рухнула на кушетку в бессознательном состоянии.

— Неужели было всё так серьёзно?

Посмотрела блондинка с довольством улыбки, сидя на кушетки на коленях перед Оксаной, когда она лежала рядом с ней без сознания. Дотронувшись пальцами до живота Оксаны, белокурая девушка смачно облизывала губы, смотрела на то, как она в расслабленном состоянии, испытывая всё еще многократный оргазм, находясь без сознания, стонала во сне.

— В любом случае

Застыв над раскрытыми губами Оксаны, стоя над ней на четвереньках, блондинка, смачно облизнула их пылкую поверхность, оставляя на них частички вагинальных выделений.

— Вам Оксана Владимировна

Проведя кончиком пальцев по губам, после поцелуя, белокурая девица страстно посмотрела с улыбкой на Оксану, просовывая пальцы, пропитанные соком любви с влагалища ей в рот.

— Нужно в любом случае

После чего свесив ноги с кушетки, оставив Оксану лежать без сознания, на ней, лежать одну, блондинка медленно встала.

— Вам нужно отдохнуть

С этими словами, Марина Павловна играя телом, направилась к выходу из кабинета, стукая каблуками по линолеуму. Открывая дверь, девушка с изумлением улыбки, посмотрела на то, как без сознания лежала Оксана, после чего открыла дверь, переступив через порог, плавно закрыла её за собой. Продолжая какое-то время изнывать во сне в стонах, Оксана переживала момент оргазма, когда медленно с её половых губ, сочился сок пережитой любви, пропитывая своим обаянием простынку на которой она лежала.

  • Полнолуние хуже полуночи / Рассказки / Армант, Илинар
  • За что сегодня булькаем / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Призрачная ведьма в купальный сезон / Арт-челленджи / Ruby
  • Хогманай / Берман Евгений
  • Сумо / В ста словах / StranniK9000
  • Тень / Наброски / Лисовская Виктория
  • Последняя маска / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Кто спрятался под елкой?  (18.03.2020) / Фото мгновения / Павленко Алекс
  • уровень 3.1 / Кибер город Идо / id0
  • Водяная мельница / Бакулина Ирина
  • Афоризм 578. О пустотах. / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль