Глава 9. Часть 8 / Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна" / Песегов Вадим
 

Глава 9. Часть 8

0.00
 
Глава 9. Часть 8

Просторная улица, на которой поток машин никогда не имел конца, сменялась лишь магазинами, торговыми центрами и высотками. Бесконечные казалось бы перекрестки, светофоры, вывески баннеров реклам магазинов, бытовых услуг, маркетинг сотовой и другой коммуникационной связи, вывески которых висели на крыльце над магазином. Толпы людей вечно куда-то спешащих, постоянно идущих в разных направлениях, переходящих дорогу по пешеходной зебре или идущих по тротуарной дорожке, стоящих на крыльце у магазина или выходящих из супермаркета с полными пакетами продуктов. Словно каждый житель большого города был погружен в суету электронной жизни, проезжая на такси, Оксана заметила, как почти все разговаривали по телефону, просматривали интернет странички в своих телефонах, планшетах и других гаджетов.

— Оксана Владимировна я уже не могу их держать — уверяла Валентина обеспокоенным голосом, стараясь через каждое слово хватить воздух — Горелова решительно настроена, забрать сына из больницы

— Постарайся её задержать!

Уверяла Оксана, когда сидела на заднем сиденье белой иномарки такси, которая двигалась вдоль улицы, по которой располагалась городская клиническая больница №12.

— Я скора, уже буду

— Они уже закатывают каталку в скорую помощь

— Ну, так задержи их! — уверяла Оксана, начиная нервно теребить сумочку которую держала у себя на коленях — Я уже всё вот подъезжаю

— А они вот-вот уедут

— Значит, сделай так чтобы пока никуда не уехали

— Вам легко говорить

— Мне стоит что-то придумать — уверяла Оксана, наблюдая в окно задней двери по правой стороне здание больничного комплекса

— Это ваша вина! — опрометчиво обвинила Валентина

— И я этого не отрицаю — признала Оксана, соглашаясь с таким выводом от рыжеволосой девушки

— О… нет, она уже готова сесть в газель

Вскрикнула Валентина и судя по окружающим звукам, доносящихся с динамика телефона, Оксана смогла догадаться что рыжеволосая собеседница с телефоном в руке выбежала на улицу.

— Валентина Андреевна, пожалуйста, подождите

— Простите — обратилась Оксана к мужчине таксисту, который вёл машину — Я понимаю, что попрошу сейчас много…..

Застенчиво Оксана впала в краску, заметив взгляд в мужчины и с какой серьёзностью он посмотрел в зеркало заднего вида, после того как она к нему обратилась.

— Заплачу в пять раз больше, если вы перекроете вызов вон той отъезжающей от больницы автомобилю скорой помощи — указала Оксана, как от больницы плавно отъехала газель бригада экстренной помощи

— Ну что же если так

Ухмыльнулся мужчина, было достаточно лишь заметить улыбку Оксаны, когда она закончила говорить, отразила при роскошной форме алых губ яркие ямочки на щечках.

— Вы платите

Пожав плечами, мужчина нажал на педаль газа, Оксана в этот момент ощутила тягу и рёв мотора двигателя под капотом и машина стремительно завернула во двор больничного комплекса.

— Вам и музыку заказывать

Машина со свистом шин повернула в больничный дворик, оставляя на асфальтном покрытии дороги следы и столб дыма, запах горелой резины.

«Блядь долбаёб предупредить же мог хотя бы», была вне себя Оксана, от того что машина резко завернула в больничный дворик, стараясь сохранить равновесие на дороге, когда машину кидало из стороны в сторону, как и её на заднем сиденье после такого.

— Только вот не знаю

Перекрыв дорогу, встав перпендикулярно движению газели, ухмыльнулся обернувшись мужчина, чуть не рассмеялся от того как Оксана развалилась на заднем сиденье.

— Что вы им теперь скажите

— Спокойно — уверяла Оксана, посмотрев на мужчину рассерженным взглядом, ухватившись за переднее сиденье, пытаясь подняться, после чего открыла дверь — Я врач, а в этой скорой мой пациент, как вы понимаете, не люблю бросать дело не законченным

— Объясняйтесь теперь сами — пожав плечами, ответил он, когда Оксана достала кошелёк из сумочки и вынула из него купюру в пять тысяч, протянула её водителю

— В чём дело?! — ругался водитель скорой газели — Убери свою машину отсюда

— Спокойно! — вскрикнула Оксана, вылезая из машины, поднимая руку вверх — Я Орлова и эта машина никуда не поедет

— Что ты себе возомнила? — была не согласна Горелова, когда голова женщины появилась спереди, прокричала она в открытое переднее окно

— Эта машина никуда не поедет! — пытаясь отдышаться от пережитого шока лихой езды с таксистом, убирая кошелёк обратно в сумочку, Оксана повторила свою просьбу

— Тебя это теперь не касается — возразила Горелова, женщина не хотела слушать возражения Оксаны — Больше ты не являешься лечащим врачом моего мальчика

— Я не дам этой скорой уехать! — пояснила Оксана состроив свирепый взгляд голубых лазурных глаз, встала поперек дороги преграждая путь

— Уберите её! — распорядилась Горелова, обращаясь к бригаде из неотложки в скорой помощи

— Я проткну колесо вашей машине!

Отскочила Оксана от машины и достала из сумочки складкой нож, подаренный ей от Романова, выдвинула его лезвие, размер которого внушил опаску двум санитарам, покинувшим газель.

— Не подходите! — вскрикнула Оксана, двум парням из неотложки, что вышли из машины скорой помощи, была напугана ситуацией — Не подходите, кому сказала!

— Господи у неё нож! — ужаснулась Горелова

— Не подходите! — закричала в истерики Оксана, когда заметила, что два парня осторожно начали двигаться в её направлении

— Дура! — грязно выругался водитель после того как Оксана от испуга воткнула лезвие ножа, заточенная сталь которого пронзила с шипением протектор резины прокалывая шину, выпуская скопившееся там давление воздуха — Что ты наделала?!

— То, что надо — оставляя нож в колесе машины, Оксана отошла от газели

— Она проколола колесо?! — удивилась Горелова

— Я проколю все машины скорой помощи, которые посмеют вывезти моего пациента из этой больницы — громким голосом дала Оксана понять о своих серьёзных намерениях

— Ну и что теперь делать?! — отчаянно спросила Горелова, обращаясь к водителю скорой помощи

— Что здесь произошло? — дошёл до места происшествия Воронов с Валентиной и Натальей Валерьевной, ужаснулся увиденной ситуацией

— Господи — была шокирована Валентина, заметив рукоятку ножа торчащего из протектора, лезвие которого было в переднем левом колесе — Оксана Владимировна воткнула нож в колесо

— Оксана Владимировна! — обратился суровым голосом Воронов — Вы хоть немного отдаёте себе отчёт в том, что сейчас только что произошло

— Они никуда не поедут отсюда! — прошипела Оксана королевской коброй, после того как к ней подошли два парня из неотложки и взялись за её руки

— Отпустите её — грозно произнесла Наталья Валерьевна, испугавшись за Оксану — Я сама надеру ей задницу и отправлю в операционную

— В операционную! — возмутился Воронов, был не согласен с таким решением — Да кто вам её теперь предоставит?

— Я сама всё оплачу!

Уверяла Оксана, чувствуя себя виноватой, опустила голову, в то время как парни неотложки отошли от неё в разные стороны, испугавшись того как на них посмотрела Наталья Валерьевна.

— Это полностью моя вина и готова взять на себя всю финансовую ответственность

Рассказывала Оксана, гордо сделав шаг в сторону заведующего больницей, стараясь из-за терзающего чувства сильного волнения, скорее даже паники, выглядеть перед ним уверенной.

— Только разрешите провести операцию

— Операцию?! — вскрикнул Воронов, был вне себя от того что устроила Оксана на площади рядом с больницей — А кто там в машине, ваш хахаль?

— Это просто таксист — ухмыльнулась Оксана, обернулась, одарила мужчину красотой улыбки в благодарность за то, как он перекрыл путь своей машиной, газели скорой помощи

— Ему вы тоже что-то должны

— С ним я расплатилась — ответила Оксана, подойдя к Воронову — Мне просто нужно провести самой эту операцию

— Оксана Владимировна превосходный хирург — уверяла Валентина, подойдя к заведующему, встала между ним и Оксаной, посмотрев на мужчину в черном пиджаке, как на свою надежду

— А вы Валентина Владимировна?! — был шокирован Воронов — Вы сами чего?

— Присутствовать в операционной в роли ассистента для Оксаны Владимировны

— Вы беременны Владимировна

— И что?! — воспротивилась такому упреку рыжеволосая девушка в коротком белом халатике

— Валентина это будет тяжелая операция

Рассказывала Наталья Валерьевна, касаясь руки рыжеволосой девушки, словно хотела её переубедить в твёрдом и уверенном своём решении.

— А ты не в том положении, чтобы там присутствовать и долго стоять на ногах

— Позвольте мне решать! — была не согласна Валентина поставить на себе вот такой вот крест

— А про меня не хотите спросить? — поинтересовалась Горелова, покидая салон газели скорой помощи через открытые задние двери — Речь ведь идёт о моём сыне, я вас ведь правильно поняла?

— Валентина Андреевна! — отчаянно вздохнула Воронов, по его состоянию Оксана поняла, что вся эта сцена была жесткой проверкой нервов заведующего — Ваш сын в тяжелом состоянии я бы не рекомендовал его транспортировку даже сейчас

— Это мой сын! — возразила, подняла голос Горелова

— Я тебя не выпущу отсюда никуда с ним! — грозно произнесла Оксана, направляясь к темноволосой женщине в зеленом платье, что вышла из машины скорой помощи

— А что ты сделаешь? — ухмыльнулась она, относясь к угрозам Оксаны, как будто к детской шалости — Как ты мне помешаешь?

— Надо будет — вмешалась в этот в спор Наталья Валерьевна, когда женщина, одетая в белый халат встала между Оксаной и Гореловой — И я помешаю

— Вы что тут все заодно?! — вскрикнула растерянно темноволосая женщина в зеленом платье, оглядываясь, будто в панике по сторонам

— Нет! — уверял Воронов, было видно как из-за эмоционального напряжение мышцы на его лице стали ярко выраженными — Просто по другому вопрос с Оксаной Владимировной не решишь, она всё равно добьётся того, чего так хочет

— Я хочу спасти вашего сына — подошла Оксана к женщине в зелёном платье, что с недовольным взглядом зелёных глаз на неё смотрела

— Начнём с того — возразила Горелова, посмотрев на Оксану словно змея — Где ты была всё это время, почему не отвечала на телефонные звонки, ты пропустила две записи на операционную и не думай мне оправдываться своей дочерью, она в отличие от тебя была в больнице

— Я понимаю и признаю свою вину — смутилась Оксана, когда Горелова отчитывала её словно ребёнка — Но прошу, дайте мне шанс!

— Нет!

— Я вас не выпущу отсюда! — ответила всё с такой же уверенностью Оксана, как и прозвучавший отказ от этой женщины — Я прокалю все шины всех машин решивших приехать за вами

— О…. поверьте — уверяла Наталья Валерьевна — Если эта девчонка захочет, она это сделает

— Она должна нести ответственность за свои поступки — утверждала с полной уверенностью Горелова и обидой в сердце

— Я же признала свою вину — убеждала Оксана, состроив на лице мимику раскаяния

— Этого мало

— Тогда что мне нужно сделать? — была растеряна Оксана — Я готова пойти на всё, чтобы спасти вашего мальчика

— Должна признать такой хватки и такого в одно время эгоизма я не видела не в одном человеке сразу — была впечатлена темноволосая женщина в зелёном платье, продолжая ухмыляясь смотреть в сторону Оксаны

— Я просто хочу вам помочь

— Ты должна была помочь в утверждённое время — была не согласна с таким утверждением Горелова — Где ты была?

— Я не могу ответить на этот вопрос — ответила Оксана, понимая, что не сможет признаться в своих ночных похождениях

— Тогда о чём с тобой можно говорить теперь?

— Я хочу спасти жизнь вашему сыну

— Нет!

Возразила Горелова, женщина в зеленом платье подошла к Оксане хотела, будто схватить её за роскошные золотистые волосы и доступно объяснить, что не даст такой возможности.

— Так вы теперь заодно? — была удивлена Горелова, когда Наталья Валерьевна схватила её за кисть руки, не давая этой женщине схватить за волосы Оксану

— Я просто хочу исключить рукоприкладство

— Поймите Валентина Андреевна — чувствуя себя виноватой и в тоже время испытывая опаску со стороны угрозы этой женщины, Оксана отошла на шаг назад — Я просто хочу помочь вашему сыну

— Ты змея Оксана! — прошипела Горелова стараясь подойти к Оксане — Ты отравляешь всех своим ядом обещаний, потом пропадаешь, куда и когда я уже готова уехать чтоб никогда в жизни больше не полагаться на тебя, ты вдруг как из неоткуда объявляешься

— Я правда виновата — вновь выражая искренность, призналась Оксана, чувствуя себя виноватой перед этой женщиной — И прошу меня извинить, уверяю больше такого не повторится

— А больше и не надо

— Хватит! — вмешался Воронов, так как больше не мог смотреть перед собравшимся персоналом больницы на женскую ругань, мужчина отошёл от водителя газели, что менял колесо, в котором находилась рукоятка ножа — Я устал уже от вашего абсурда

— Я не дам ей своего ребёнка Юрий Владимирович — наотрез отказалась Горелова, продолжая смотреть на Оксану с лютой ненавистью — Это ваша Оксана змея, таких еще надо поискать, сначала дала ложную надежду, а теперь пытается и её забрать

— Я ничего не пытаюсь забрать! — уверяла Оксана, пытаясь выступить в свою защиту

— Орлова успокойтесь!

Возразил Воронов на опровержения со стороны Оксаны, достаточно суровым и в тоже время опрометчивым взглядом посмотрел в её сторону. Подойдя к Оксане, мужчина словно дал почувствовать как от него пахло «Dior Sauvage», коллекция парфюма которых впитала в себя сочетание таких запахов, как перец и калабрийский бергамот.

— Вы тоже хороши сегодня

Продолжил высказывать недовольно и всё так же с острой критикой во взгляде продолжал смотреть на Оксану, словно хотел первой выставить её в не лучшем свете.

— Устроили, бог знает что

Взмахнул он руками, словно выражал свои эмоции, Воронов был уже на грани срыва, когда повысил свой голос, когда проходящие две женщины по алее обратили на него внимание.

— Сорвали несколько операций на сегодня, прокололи колесо у машины скорой и теперь пытаетесь

Заведующий больничным комплексом уже почти кричал, настолько поднял крик своего голоса, что все проходящие рядом люди, остановились и смотрели на него.

— Помешать матери ребёнка перевести своего ребёнка в другую больницу

— Но ведь я пытаюсь помочь сыну этой ненормальной — сгорая от стыда и чувства излишнего внимания к себе, со стороны собравшихся идущих по улице людей

— У вас будет на это право! — прошипел Воронов сквозь зубы, стараясь казаться сдержанным для окружающих его людей

— Вы не имеете право! — возразила тут же Горелова

— Хватит Валентина Андреевна! — оспаривая такое утверждение, заявил Воронов, продолжая при этом смотреть на Оксану — Вы тоже хороши, могли бы держать себя хоть иногда в руках

— Нет, а почему вы на меня так смотрите? — возмутилась Оксана, ощущая на себе недовольный взгляд заведующего больницей

— Потому что всё это из-за вас Оксана Владимировна началось

— Я хочу исправить свою вину, сделать операцию мальчику этой ненормальной

— Поздно вы спохватились!

«Не тебе меня учить, сам тут без году неделя работаешь и пытаешься меня учить делать мою же работу», была возмущена Оксана критикой со стороны мужчины в черном пиджаке.

— Чем вы интересно раньше думали?

— Юрий Владимирович — заступилась Наталья Валерьевна, не выдержав — Я думаю, Оксана уже всё поняла, тем более я с ней сама сейчас поговорю

— Так она на вашем попечении — предположил, ухмыльнувшись Воронов — Вот сами со своей дочерью и разбирайтесь!

— Юрий Владимирович — побежала вслед за мужчиной Валентина, совсем не жалея себя и забыв о своём положении — Подождите пожалуйста

— Львова до вас еще не дошло — обернулся Воронов, в сторону идущей следом за ним беременной девушки — Я вас всех жду с объяснениями в моём кабинете

— За это ты мне ответишь — подошла Горелова к Оксане и посмотрев взглядом зелёных полных ненавистью глазах внушительно на неё

— За то что пытаюсь спасти жизнь вашему сыну?

— За своё безрассудное поведение Оксана — уверяла Наталья Валерьевна — Я сама с ней поговорю, всё-таки она мне как дочь

— Вам лучше стоит воспитывать своих детей!

— Как-нибудь без вас разберусь — ответила всё с той же лютой ненавистью Наталья Валерьевна, когда держась с Оксаной за руку, женщина обернулась, посмотрела на свою обидчицу

— Я всегда знала, что на вас можно положиться

— С тобой я еще не закончила Оксана! — возразила Наталья Валерьевна, держа Оксану за локоть, настойчиво направлялась с ней к больничному парку

— Нет, я понимаю — уверяла Оксана, посмотрев на женщину что держала её за локоть и вела по алее больничного парка — Я виновата и всё такое, но не следует так со мной обращаться, когда я хочу искупить свою вину

— Ты думаешь, тебе всё позволено так будет Оксана? — остановившись возле расцветающего в зелени тополя, возмутившись, спросила Наталья Валерьевна, посмотрев в глаза Оксане

— Юрий Владимирович! — обратилась белокурая медсестра подбежавшая к газели рядом с которой стоял заведующий больничным комплексом — У нас серьёзное ДПТ на МКАД сюда везут двоих тяжело раненных

— Значит так обеспечьте операционную — распорядился Воронов, прислонив ладонь к подбородку едва сдерживая в себе порыв играющих в нём эмоций — Сначала оперируйте их, а потом пусть Орлова займёт её настолько, насколько посчитает нужным

— Значит вы будите сначала делать операцию пострадавшим в ДТП? — возмутилась Горелова никак не могла смириться с мыслью, что с ней опять перестали считаться

— Валентина Андреевна успокойтесь — ответил Воронов, сдерживая при себе эмоции — Сначала проведу оперативное лечение двум пострадавшим в аварии, а потом уже будут оперировать вашего сына

— Значит это тебя, я должна благодарить — подошла женщина в зеленом платье к Оксане, с ненавистью посмотрела ей в глаза — За то, что теперь моему сыну приходится страдать

Высказывалась всё так же недовольно Горелова, когда за её спиной с гулом сирены и световыми сигналами мигалок, на крыше газели скорой помощи, автомобиль въехал в больничный дворик.

— По твоей между прочим вине

— Валентина Андреевна — обратился сурово Воронов к женщине в зелёном платье, когда она стояла перед Оксаной, пытаясь пробудить в ней хоть долю совести — Варя скажи, чтобы подготавливали и Антонова предупреди, он ведь у меня дежурный хирург на всю больницу

— Да конечно Юрий Владимирович — покорно опустив голову, белокурая медсестра ускоренно зашага в сторону въехавшей быстро на территорию больницы газели скорой помощи

— Я сейчас определю пациентов пострадавших во время аварии на МКАД

Распорядился Воронов, направляясь следом за медсестрой, сделав несколько шагов, мужчина обернулся и посмотрел с таким же возмущенным видом на Оксану и Горелову, когда эта женщина стояла рядом.

— И хочу видеть вас всех у себя в кабине — утверждал заведующий, продолжая смотреть в сторону Оксаны — Буду решать, что с вами со всеми мне делать

— И я тоже? — поинтересовалась Валентина, растерявшись сначала, рыжеволосая девушка, будто почему-то посчитала, что при таком разговоре ей будет не место в кабинете главврача

— Я сказал всех Львова — повторил, еще больше возмутившись Воронов — Вас это тоже касается

— А с тобой я хочу поговорить отдельно — схватила Наталья Валерьевна Оксану за руку, после того как Горелова, отошла от неё направляясь к салону со стороны раскрытых задних дверей

— В чем дело Наталья Валерьевна? — возмутилась Оксана после того как женщина в белом халате так нагло схватила её за руку, когда она просто хотела пройти мимо

— В чём дело? — возмутилась Наталья Валерьевна — Ты что серьёзно?

— Я не умею читать мысли? — сделав томное выражение лица, уныло вздохнула Оксана

— Что происходит Оксана? — обратилась Наталья Валерьевна, изнурённо вздыхая, когда они с Оксаной стояли вот ветками качающегося тополя, тень от которой падала на них обеих

— Это моя вина — уверяла Оксана, виновато опустив голову — И я готова исправить её, чтобы вы мне не сказали

— Проведи операцию Оксана — утверждала Наталья Валерьевна, внушительно посмотрела женщина в глаза Оксане — После чего уезжай из этого города и сделай так, чтобы я тебя больше никогда не видела

— Вы этого действительно сами хотите? — отчаянно поджав от обиды губу, спросила Оксана — Я хочу больше никогда не видеть тебя и не терпеть твоих выходок

Рассказывала Наталья Валерьевна, когда легкий порыв воздуха колыхал золотистые волосы Оксаны, а теперь могучей ветки тополя над ними, вырисовывала танец страсти природы.

— Ты врач Оксана, а ведешь себя, словно ты в детском садике

— Я понимаю и всецело признаю свою вину

— Ты уже говорила это сегодня раз тысячу

— И что теперь?

— Иди в кабинет главврача — распорядилась Наталья Валерьевна, отошла от Оксаны, оставляя стоять её у ствола тополя, тень которого скрывала от ярких солнечных лучей — Я приведу туда твою дочь

— Аришку? — удивилась Оксана

— У тебя, что есть еще дети?

— Но……. — выражая обеспокоенность, была не готова Оксана к этой встречи

— Это твоя дочь Оксана

Пояснила Наталья Валерьевна, обернувшись, как только сделала пару шагов по алее в сторону больницы, женщина обернулась и посмотрела на Оксану, когда она в растерянности продолжала стоять рядом с деревом.

— Сама с ней и разбирайся

— Как же жестоко — говорила Оксана с обидой на душе, стоя под тенью могучего тополя

— Жестоко Оксана — возразила Наталья Валерьевна, оспаривая такое утверждение со стороны Оксаны — Поступаешь ты, когда оставила дочь одну в чужом доме, на попечение другим людям, а сама куда-то ушла, что ты ей будешь сейчас говорить

— И что я ей скажу? — отчаянно произнесла Оксана, когда женщина дальше направилась по дорожке вдоль парке по направлению к больничному комплексу

— А вот это уже ты моя дорогая сама думай — ответила, не оборачиваясь, гордо Наталья Валерьевна, оставляя Оксану стоять посреди больничного парка, одну в растерянности

«Блядь, ну как же так, что я скажу дочери», была разбита внутри Оксана, присев на рядом стоящую лавочку, смотрела подавленно вслед уходящей по дорожке женщине.

 

***

Включая доску негатоскопа, на которой был расположен снимок проделанной рентгенографии с изображением не нём сердца мальчика. Расположение дополнительной камеры левого предсердия, находилось выше ДМПП, что указывало лишь на движение крови, только в одном направление слева направо. Такое движение крови, приводило к снижению давления и сатурации левого предсердия, усиливая тем сам перегрузку всего легочного контура кровообращения. Проведённая катетеризация полостей сердца показала суженное отверстие в фиброзно-мышечной мембране симптоматика которого развивалась с рождения мальчика. В этом случае у детей часто возникают повторные «ОРВИ» и «пневмонии», наблюдается отставание в физическом развитии, рано развивается «сердечная недостаточность». Для трехпредсердного сердца характерны кашель, одышка, акроцианоз, «кровохарканье», постоянные хрипы в легких. Объективное обследование выявляет отеки на лице и конечностях, «гепатомегалию». Типичные для трехпредсердного сердца одышка, «тахикардия», бледность кожных покровов с умеренным цианозом, кардиомегалия нередко создают ложное впечатление о «приобретенном пороке сердца» или сердечном заболевании.

— Оксана Владимировна

Обратился Воронов, перечитывая заключения карты мальчика, после чего мужчина закрыл её, внимательно посмотрел на Оксану, когда она стояла у включенной доски негатоскопа в кабинете.

— Вы хоть понимаете — высказывал своё мнение Воронов — Что операция такой сложности у нас даже в Москве не проводят, коррекцию такого порока боятся взять на себя даже самые выдающиеся кардиохирурги столицы, а их я знаю не мало

— Вы же понимаете, я проводила операции и даже здесь

Указала Оксана на возражение со стороны заведующего больничным комплексом, поправляя оправу очков, одетых на глазах.

— Куда сложнее чем коррекция столь редкого порока

— Он слишком сложный даже для вас — рассудительно говорил Юрий Владимирович — Никто в столице не решился бы проводить операцию такого уровня

— Это потому что они идиоты

— Это потому что вы безрассудны

— Я справлюсь — уверяла Оксана своей уверенности, гордо поднимая подбородок, посмотрела на Аришку, когда девочка сидела на кожаном диване, играя с телефоном в руке

— Хм…. — прислонив палец к губам, Наталья Валерьевна взяла карту мальчика и пододвинула её к себе, надев на глаза очки, женщина, переворачивая страницу, внимательно стала читать гемодинамику порока — Действительно сложный случай, если мы справимся, больница покроется славой

— Не покроется! — оспаривая такое утверждение, заявил Воронов — Никто не должен знать вообще о том, что здесь была проведена операция такой сложности

— Вся слава останется…..

— Вся слава Львова! — был не согласен с утверждением рыжеволосой беременной девушки, высказывался заведующий — О какой славе может идти речь, узнав о том, что мы тут проведём такую операцию, нас всех отправят под суд

— Тогда как же быть? — отчаянно опустила взгляд Валентина, продолжала нервно теребить пальцы, сидя на стуле за большим столом для совещаний в кабинете заведующего

— Никак! — уверял Воронов, выражая обеспокоенность в мимике на своём лице — Никто не должен даже и знать, кого и как мы будем оперировать, а всю ответственность, если что случится, Орлова возьмёт на себя

— Вот значит как! — была недовольна Оксана таким решением со стороны главврача

— А вы думали, что я позволю иначе — пояснил Воронов, указывая кончиком ручки в сторону Оксаны, прежде чем подписать документ — Что я позволю человеку, работающему не в нашей больнице что-то тут делать

— Я здесь — заявила Оксана, раскрыла, недовольно, голубые лазурные глаза — Потому что Львова позвала меня, так как у самой мозгов не хватает пока еще решить подобную проблему

— Операция невероятной сложности — предупредил Воронов, поболтав кончиком ручки, внимательно смотрел он в сторону Оксаны — И вы хотите её провести здесь у нас?

— Уверяю вас Юрий Владимирович — вступилась Наталья Валерьевна — Я знаю эту девочку, она проводила пересадку сердца мужчине и законченной наркоманке, когда нам пришлось купить сердце на черном рынке

— И что из этого хорошего вышло? — спросил Воронов, повернув свой взгляд в сторону Натальи Валерьевны — Вы взломали сервер больницы, повезло, что вас вообще не уволили всех, кто был с Орловой

— Тогда вмешались большие люди — пояснила Оксана, не давая, Натальи Валерьевне сказать ни слова, когда она только открыла рот, пытаясь высказаться в свою защиту — У вас на тот момент были связаны руки

— Меня вот удивляет — ухмыльнулся, не поверив спросил Воронов — Как вот так вот, вы собрали большую сумму на сердце для наркоманки, как произошло, что сервер больницы был взломан моим планшетом?

— У меня свои связи

Уверяла Оксана, не желая отвечать на этот вопрос, отошла от доски негатоскопа, направляясь по кабинету в сторону кожаного черного дивана, на котором сидела девочка.

— И свои тузы в рукаве

— Достаточно мощные тузы

— На то они и тузы

Подошла ухмыльнувшись Оксана к дивану на котором сидела девочка, Аришка до сих пор чувствовала обиду и не давая себя обнять, отодвинулась немного.

— Ну, дочка ну прости, пожалуйста, я перед тобой очень виновата

— Ты бросила меня ночью

Отвергла девочка руку Оксаны, когда она хотела просто прикоснуться к её русым волосам, но получила невежественный и справедливый отказ и взгляд ранимых детских глаз.

— И даже не сказала, куда ты ушла — убрала Аришка руку Оксаны от себя, не давая даже пальцами притронуться к плечу, одетого на девочке коричнево-розового платья

— Аришка прости — уверяла Оксана, выражая вину перед дочерью, когда девочка, выражая дикую сильную обиду — Я просто не знаю, как тебе объяснить

— Объяснить что?! — повернулась обратно Аришка, шокировав всех своим ответом — Что тебе срочно понадобился мужик на ночь?

«Пиздец», отражая грязные мысли в своей голове, первое о чём подумала Оксана, как только услышала такое от своей дочери, растерялась так что и не знала лаже что и ответить.

— Оксана Владимировна! — первый высказал возражения Воронов — Угомоните свою дочь, ваши ночные похождения меня совсем не интересуют, будьте, пожалуйста, компетентны в решении важных, стоящих перед нами проблем

— Да-да конечно — была Оксана до сих пор ошеломлена тем, как прямолинейно ответила Аришка, вогнав её в краску перед всеми собравшимися в кабинете заведующего людьми — Простите, пожалуйста, у меня просто очень впечатлительная девочка

— Просто скажи правду мама! — вскрикнула Аришка, была раздражена сломленным поведением Оксаны — Хватит уже врать и претворяться

— Мне просто нужно отвлечься сходить прогуляться по ночному городу, отвлечься

— От чего? — не понимала ответа девочка, хотя по выражению лица Аришка, Оксана смогла догадаться, что он был для девочки более приемлемым

— Я просто гуляла по ночному городу — рассказывала Оксана, смутившись тому, как на неё смотрят коллеги и заведующий больницей — Мне нужно было подумать о многом девочка моя

— И ты правда не была ни с кем?

— Правда — глубоко вздохнула Оксана, переводя дух — Я была совершенно одна и загулялась, так что забыла про время

— Оксана Владимировна — вмешался вновь в разногласия, Оксаны и её дочери, Воронов — Как вы собираетесь провести операцию, расскажите нам методику

— Аришка извини мне нужно поговорить с людьми о работе — вставая с дивана, Оксана нервно прикусила краешек губы

— Надеюсь, ты уже расскажешь мне где ты была всю ночь

— Надеюсь — чувствуя вину перед дочерью Оксана встала с дивана на котором она сидела и не могла даже посмотреть девочке в глаза — И так как видите на снимке……

Начала рассказывать Оксана, покачивая сочной формой бёдер, прошла по кабинету, к доске негатоскопа на которой висел снимок рентгенографии мальчика и результаты катетеризации.

При трехпредсердном сердце легочные вены впадают в верхне-заднюю проксимальную камеру левого предсердия, а передне-нижняя дистальная камера сообщается с ушком предсердия и двустворчатым клапаном. Оперативная коррекция трехпредсердного сердца выполняется с применением АИК.

— Расскажите нам, пожалуйста, о сути данного вашего метода

Поинтересовался Воронов, держа перед собой на столе какой-то документ с поставленной на этом листе печатью и надписями, готов был лишь поставить подпись главврача

— В чём он заключается?

— О сути? — помешкала Оксана когда заметила взгляд Аришки на себя, девочка смотрела на неё так внимательно и проницательно

Методом срединной стернотомии, производим канюляцию артериального и венозного круга кровообращения. Дальше производится радикальное иссечение фиброзно-мышечной мембраны, разделяющей полость левого предсердия, и восстановление венозного легочного дренажа.

— Как вы уже поняли операция, обладает высоким уровнем сложности — рассказывала Оксана, стоя у доски негатоскопа

— Никто в Москве даже и обраться не хочет за подобное

— Наверно потому что не уверенны, в своих силах

— Поймите — предупредил Воронов — Если не дай бог, хоть что-то пойдёт не так, ребёнок может умереть и нас тогда с вами заклюют исками, что касается вас, вы так вообще сядете

— Я полностью понимаю — утверждала Оксана, чувствовала внутри себя волнение, как будто как кошки скребли по душе — Ответственность, которая может лечь на меня в случае неудачи

— Это слабо сказано — сомнительно ответил Воронов, после чего мужчина поставил подпись на листе бумаги и нажал другой рукой на кнопку стоящего перед собой телефона — Лерочка зайдите, пожалуйста, ко мне, нужно забрать один документ и отнести его к нашему юристу

— Прикрываете хвосты — ухмыльнулась Оксана, заметила, как он обратился к секретарше и буквально через несколько секунд, дверь его кабинета открылась

— Пытаюсь сделать так — уверял Юрий Владимирович посмотрел недовольно на Оксану и на то как она отразила на губах подлую насмешку — Чтобы меня хотя бы не посадили

— Не думайте, что будет всё плохо

— В отношении вас Оксана Владимировна — возразил Воронов, указывая кончиком стержня блестящей ручки на Оксану — Я даже уже не знаю, что уже и думать

— Всё настолько плохо? — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, выражая застенчивость, продолжала стоять у доски для просмотра рентгеновских снимков

— Знайте только одно Орлова

В очередной указывая кончиком ручки в сторону Оксаны, обратился главврач, в то время как в его кабинет вошла белокурая девушка в очаровательном коротком синем летнем платье.

— Если с мальчиком — утверждал Воронов, придавая достаточно серьёзный тон своему голосу, продолжая смотреть в сторону Оксаны, когда девушка прошла за спинками стульев, где сидели Наталья Валерьевна и Валентина — Хоть что-нибудь…..

— Я поняла

Протянула Оксана руку, растянула пальцы в сторону, посмотрела, как девушка так красиво двигалась в момент каждого шага, выразительно покачивая сочной формой бёдер.

— Вся ответственность ляжет на меня

— Очень прекрасно, когда вы Оксана Владимировна это осознаете

Ухмыльнулся Воронов, передавая подписанный документ в руки белокурой секретарше, девушка, которая подошла к его столу, после чего главврач вручил ей этот документ.

— Я распоряжусь, чтобы вам Орлова приготовили операционную

— Спасибо — мило улыбнулась Оксана, отойдя от доски негатоскопа, нащупав кнопку с торца, провела по ней подушечкой пальца

— Я думаю, Оксана Владимировна — распорядился Воронов, почему0то заострил своё внимание на том, как Оксана отошла от доски для просмотра снимков рентгенографии — Что вам стоит посвятить всех своих сотрудников о каждом шаге и действии в операционной

— Я непременно этим займусь — подошла Оксана к дивану, где сидела девочка, протянула ей руку, сохраняя при этом любезность улыбки

— И да Львова — обратился заведующий, как только беременная рыжеволосая девушка в белом халате врача, встала со стула — Операция долгая, вы уверенны, что вы в вашем положении, сможете её всю вынести на ногах или мне стоит подыскать вам замену?

«Никакой замены я эту курицу с трудом выдрессировала, она знает хотя бы своё место в операционной и отлично понимает, что от неё я буду хотеть», подумала тут же Оксана, обдумывая неудовлетворительное предложение, для себя, поступившее рыжеволосой девушке от главврача.

— Нет, не стоит!

Не давая девушке за себя ответить, обернулась Оксана, отражая страх в глазах, при этом выражала из себя ужасное волнение, покусывая краешек губы, посмотрела испуганным взглядом на Валентину.

— Валентина прекрасно знает, что от неё будет требоваться в операционной

— Вы уверены Львова? — переспросил Воронов, когда Оксана, держась с девочкой за руку, прошла по кабинету заведующего

— Я справлюсь, Юрий Владимирович! — уверяла в своей решимости Валентина, кивнула в знак согласия с мнением Оксаны

— Ну как знаете — холодно ответил Воронов — А теперь дамы, если вы не возражаете, мне нужно работать, Наталья Валерьевна, займитесь операционной, Валентина пока подготовит пациента

— Я так думаю

Застенчиво улыбаясь, словно спрашивая разрешения, спросила Оксана, посмотрев в сторону заведующего, когда подошла к открытой двери, выхода из кабинета в приёмную.

— Мне стоит провести время со своей дочерью?

— Вам стоит уделить всё ваше время до операции — заявил Воронов, бросил недовольный взгляд на Оксану, когда она, держась с девочкой за руку, стояла у входной двери кабинета

— Не хочешь мне ничего объяснить? — дернув Оксану за руку, настойчиво спросила Аришка, посмотрела, поднимая взгляд голубых глаз на неё

— Думаю, стоит это обсудить в кафетерии — продолжая сохранять прелесть милой улыбки, ответила Оксана, когда выходила с девочкой за руку из кабинета главврача в его приёмную

— Думаю, тебе стоит там многое мне объяснить — нагло заявила девочка, как только они вошли в приёмную, направляясь к выходу из неё по паркету пола

— А не слишком ли нагло? — встав под светом лучей дневного солнца, проникающих через окно в приёмной, возмутившись, положив руки на пояс платья, спросила Оксана — Маленькая леди, не забывайтесь, вы разговариваете с вашей, между прочим, матерью

— Учитывая, что ты всё еще передо мной виновата — возразила девочка, в тот момент когда Оксана раскрыла алые губы от наглости услышанного — Я думаю что это приемлемо

— Приемлемо? — была шокирована Оксана, услышав такое слово от дочери — Да где ты таких слов нахваталась?

— Ой, знала бы ты мама, что я узнала от других

— Так хватит!

Возразила Оксана, посчитав поведение девочки недопустимым для себя, вышла следом, стукая каблуками черных туфель по паркету пола в приёмной, вышла в коридор следом за Аришкой.

— Я и слышать больше не хочу твою грязную речь

— Ладно как скажешь — пожав плечами ответила девочка, встав в коридоре рядом с окном, после того как вышла из приёмной кабинета заведующего

— Что вот так вот просто? — переступая порог приёмной, была удивлена Оксана, когда вошла в коридор следом за Аришкой

— Ну, ты же моя мать — придав красоту улыбки, ответила девочка

— Не думала, что с тобой будет так просто

— Оксана постарайся провести время с дочерью — выходила из приёмной Наталья Валерьевна, направляясь сразу к окну, рядом с которым, стояла Оксана, держась за руку с Аришкой

— Именно это я и хотела сделать

— Пойду, займусь пациентом

Заверила Валентина, покидая помещение кабинета приёмной главврача, переступая порог, беременная девушка выказывала какую-то непонятную для Оксаны застенчивость.

— Стоит многое теперь объяснить его матери

— Думаю, тебя как будущую мать она послушает — ухмыльнулась Оксана встав под занавеской висевшей на пластиковом окне в коридоре больничного комплекса

— Это, между прочим, Оксана Владимировна

Возразила Валентина, стукая каблуками красных туфель, рыжеволосая девушка подошла и встала рядом с Натальей Валерьевной, продолжая недовольно смотреть в сторону Оксаны.

— Ваша вина!

— Моя?

Была возмущена Оксана таким заявлением, широко раскрыв лазурные голубые глаза, посмотрела в сторону рыжеволосой обидчицы, то испугалась её взгляда встала за спиной у женщины.

— И как долго ты будешь меня в этом попрекать?

— Пока вас окончательно не загрызёт совесть

— Ну ладно всё хватит — возразила Наталья Валерьевна, женщина в белом халате встала между Оксаной и Валентиной, пытаясь унять конфликт — Валентина тебе не стоит зря волноваться

— Так что закатай губки в трубочку — огрызнулась Оксана, помахав нагло пальцами руки, в знак жеста Валентине, чтобы она оставила их — И вали отсюда

— Оксана?! — была возмущена Наталья Валерьевна поведением Оксаны

— А еще хочешь, чтобы я себя хорошо вела

Посмотрев на такое отношение Оксаны к своим сотрудникам, высказала собственное мнение Аришка, обратив на себя её внимание, дернув легонько за руку.

— Когда ты сама подаёшь мне такой пример

— Твоя дочь правду говорит — упрекнула Наталья Валерьевна, продолжая суровым взглядом смотреть на Оксану — Стоит иногда тебе Оксана к ней прислушаться

— Иногда буду — мило улыбнулась девочке, ответила Оксана, посмотрев недовольно на Валентину, которая продолжа бесить её своим присутствием — Но только ради своей дочери

— Проведите время вместе — распорядилась Наталья Валерьевна, после чего женщина повернулась и направилась по коридору в совсем другом направлении

— Вы никогда не изменитесь

Поджав от обиды губу, затаив обиду, ответила Валентина, затем рыжеволосая девушка, продолжая держать обиду, повернулась и направилась ускоренным шагом за женщиной по коридору.

«Дура блядь какая-то», посмотрела вслед уходящей девушке, думала про неё Оксана, оставаясь стоять в коридоре, держась с Аришкой за руку.

— Зря ты так с ней — сделав вид, как будто Аришке стало жалко беременную рыжеволосую девушку, поделилась она своим мнением

— Ничего ей иногда полезно

— Она ведь скора, станет мамой, как и ты

— Пойдём лучше съедим мороженного

Прикусывая краешек губы, тут же улыбнулась Оксана, предложив руку Аришке, когда девочка отчаянно наблюдая за уходящей рыжеволосой девушкой, отпустила её.

— Я знаю тут одно место — уверяла Оксана, держась с ребёнком за руку — Тебе там понравится

— С чего я должна тебе верить? — недоверчиво спросила Аришка, сомнительно посмотрев на Оксану, держась с ней за руку, направляясь по коридору

— Потому что я твоя мама — заявила гордо Оксана, игриво касаясь кончиками пальцев занавески на окне, поправила тут же свисающей на плече лямку сумочки

— И я тоже должна так же себя вести как ты

— Нет! — возразила Оксана, сурово посмотрев на девочку в розовом платье

— Почему? — удивилась Аришка — Ты ведь подаешь такой родительский мне пример

— И с чего это вдруг мы стали такими умными?

Возмутилась Оксана, отпустив руку ребёнка, встала посреди коридора, положив обе руки на пояс, пропустила проходящих рядом двух медсестёр, что с удивлением наблюдали за сценой.

— Кто тебя опять надоумил?

— Ты! — гордо заявила девочка, повысив тон своего голоса на Оксану

— Ну, знаешь что

Едва сдерживая себя, глубоко и отчаянно вздохнула Оксана, понимая, что во всём произошедшем виновата лишь она сама.

— Пойдём лучше съедим по порции огромного мороженного — присев на колени перед ребёнком, Оксана игриво начала её щекотать, улыбаясь при этом родительской тёплой улыбкой матери

— Мама! — возразила Аришка, взвизгнув и тут же рассмеявшись — Я ведь уже не маленькая

— Для меня ты

Вставая с колен, оспаривая такое утверждение, Оксана взяла девочку за руку, сохраняя радушие улыбки, продолжила с ней путь по коридору больничного комплекса.

— Ты всегда будешь моей маленькой девочкой

 

***

Яркий свет операционных ламп, вынудил Оксану прищурить глаза, как только Наталья Валерьевна включила их. Поправляя душки надетых на глазах очков, Оксана прошла по операционной, направляясь к столу для проведения хирургических манипуляций, над которым висели два больших жидкокристаллических экрана телевизоров. Каталку с маленьким пациентом, лежавшим на нём, медленно вкатила в помещение медсестра по операционной, девушка в белом халате и зелёной хирургической форме прошла по операционной. Наталья Валерьевна принялась подготавливать аппарат АИК, в то время как Валентина занималась обработкой артериальных и венозных канюль, необходимых для искусственного круга кровообращения пациента во время операции.

— Придётся постараться

Оценивая размер дополнительной аномальной камеры левого предсердия, на снимке, висевшем на доске негатоскопа, высказывалась Оксана, держась за дужку одетых на глазах очков.

— Поскольку впредь такую операцию никто не проводил здесь в Москве, потому как она имеет необыкновенную своеобразную сложность

— Мы уже поняли Оксана Владимировна — недовольно пробурчала Валентина

— Подготовь лучше пациента — распорядилась Наталья Валерьевна, обращаясь к Валентине, после того как операционная медсестра, переложила ребёнка на стол для хирургических манипуляций

— Ладно — прошипела Валентина, покорно выполняя просьбу женщины, что направилась к Оксане, когда она рассматривала снимок проведённой катетеризации камер сердца пациента

— Что думаешь по этому поводу

— Думаю что соустье между основной и дополнительной полостями левого предсердия

Указала Оксана указкой на снимок, посмотрев через плечо на женщину, которая медленно подошла к ней, наблюдая за тем, как она рассказывала и показывала место.

— Уже составляет мене 5мм, что приводит к тому — рассказывала Оксана, указывая кончиком указки на соединяющих проход обеих камер предсердий — Что необходимо уже срочное хирургическое вмешательство, пока оно полностью не уменьшилось в диаметре

— Оно стало уменьшаться

— По мере взросления нашего пациента — соглашаясь с мнением Натальи Валерьевны, рассказывала Оксана — Отверстие между камерами уменьшается и симптоматика его усиливается

— АИК готов — касаясь кончиками пальцев плеча Оксаны, ответила Наталья Валерьевна — Можем начинать процедуру

— Хорошо — кивнула головой Оксана, направляясь вместе с женщиной к столу, где располагался пациент — Давайте перейдём к процедуре

После того как Валентина обработала раствором «бетадином», операционное поле пациента, Наталья Валерьевна принялась устанавливать трубку для интубации, после чего ввела её кончик в ротовую полость ребёнка. Оксана взяла в руки электронож, выполнила срединный разрез от вырезки грудины, до середины «эпигастральной области», область непосредственно под мечевидным отростком, соответствующая проекции желудка на переднюю брюшную стенку. Рассекая электроножом ткани «фасции» и «надкостницы грудины», Оксана тут же произвела коагуляцию ткани, пока Валентина, тщательно обрабатывала разрез тампоном асептика.

Воспользовавшись «стернотом» Оксана произвела разрез грудины, в месте рассечения тканей электроножом. Валентина, пользуясь специальными хирургическими крючками, поэтапно развела рассеченные концы в стороны. Валерий Николаевич воспользовался специальным хирургическим воском, выполнил гемостаз из краев разрезанной грудины. Пользуясь «ранорасширителем», хирургический инструмент, облегчающий доступ к «органу» путем разведения краев «раны» и удерживания их в определенном положении, Валентина полностью раздвинул края грудины.

— Начинаем канюляции полых вен и восходящей аорты

— Валентина подготовь необходимые канюли — распорядилась Наталья Валерьевна

Канюляция двухуровневой канюлей выполняется быстрее, может обеспечивать наилучшее дренирование крови из правых отделов сердца в определенных его положениях. При использовании бикавальной канюляции считается, что обеспечивается лучшее охлаждение миокарда, а значит, лучшая защита миокарда от ишемии, предотвращается попадание воздуха в венозную магистраль контура искусственного кровообращения. Этот метод широко используется при планируемом вскрытии «правых» отделов сердца или при вскрытии «левых» отделов и при наличии сообщения между «левыми» и «правыми» отделами (дефект междпредсердной перегородки, открытое овальное окно, дефект межжелудочковой перегородки). При использовании техники «полного ИК» предотвращается согревание миокарда, так как возврат венозной крови идет прямо в контур искусственного кровообращения. Использование канюляции типа «Ross basket» снижает риск повреждения нижней полой вены.

Оксана, воспользовавшись техникой, канюляции полых вен и восходящей аорты, по методике операции Сеннинга. Применяя скальпель, Оксана вскрыла перикард, после чего края раны укутала стерильным полотенцем. Пальпируя пальцами верхнюю и нижнюю полую вену, для исключения в месте предполагаемой канюляции, для исключения атероматозной бляшки, хроническое заболевание артерий эластического и мышечно-эластического типа. Продолжая дальше пальпацию в резиновых перчатках, нижней и верхней полой вены, Оксана нашла наиболее подходящей интраперикардиальный участок, так как он более устойчив к разрыву и диссекции. Используя хирургическими ножницами, Оксана произвела рассечения тканей сердца, пока Валентина пользуясь электроотсосом, откачивал образовавшуюся кровь в месте раны, тут же производя её обработку асептическим раствором. Производя двойной кисет нитью 4/0 с площадью, но не более одного квадратного сантиметра, Оксана накладывать трубку турникета, стараясь не допустить, чтобы игла при накладывании кисетного шва, не проникала на всю толщину стенок аорты, таким образом, Оксана выполнила первый кисетный шов. Используя второй кисетный шов, Оксана произвела его наложение на 1-2 см выше устья нижней полой вены, пытаясь избежать, чтобы венозные канюли не «перекрестились» между собой. Аккуратно приподнимая правое предсердие левой рукой, Оксана приложила треугольный кисетный шов 2 кв.см. к месту, которое выглядело достаточно прочным по толщине, чтобы удержать фиксирующий шов с канюлей.

— Перфузия заметно начала падать — отчиталась Валентина, наблюдая за монитором АИК

— То, что нужно — поделилась своим мнением Оксана, обращая внимание на снижение моторной функции сердца

Убирая зажимы с сердца, Оксана допустила ему возможность восстановить собственную гемодинамику перфузии крови. Произведя наложение нити шва трубку турникета, Оксана придала устойчивость его зажимом, типа москит, но не затягивала. После чего медленно Оксана разомкнула зажим, освобождая магистрали контура искусственного кровообращения. Воспользовавшись сосудистыми зажимами, Оксана приложила его к корпусу двух артериальных канюль. Производя установку артериальных канюль, Оксана расположила их в верхнюю и нижнюю полую вену на 1см глубже устья, фиксируя при этом, кисетные швы турникетами. Выполнив проверку на наличие пузырьков воздуха внутри канюли и кровеносной магистрали, Оксана надёжно зафиксировала её деталям стернотомного ранорасширителя. Только после этого этапа для подтверждения правильности установки можно выполнить измерение давления в артериальной линии контура аппарата искусственного кровообращения, а также выполнить нагнетание небольшого количества раствора из объема первичного заполнения в просвет аорты под контролем давления.

Удостоверившись, что обе канюли в нижней и верхней полой вене, надежно закреплены, а так же в отсутствии пузырьков воздуха и кровеносной магистрали, Оксана внимательно следила за изменением давления в кровеносном контуре аппарата искусственного кровообращения. Выполняя нагнетания небольшого количества раствора в полость канюляции полых вен, Валентина внимательно наблюдала за показаниями изменениями величины давления на аппарате.

Кардиоплегия (cardioplegia; кардио— + греч. plege удар, поражение) — комплекс мер, направленных на защиту миокарда во время основного этапа кардиохирургического вмешательства, включающих в себя остановку сердца (асистолию), кровяную, либо фармакохолодовую протекцию миокарда. Кардиоплегия применяется при операциях на сердце с использованием «аппаратов искусственного кровообращения».

Степень охлаждения может быть различной и определяется условиями операции. В большинстве случаев достаточна умеренная гипотермия (температура в пищеводе не ниже 28°). Глубокая гипотермия до 15-10° применяется крайне редко, в случае необходимости временной полной остановки кровообращения (коррекция редких аномалий развития сердца, устранение неполадок в перфузионной аппаратуре).

Доступ через боковую стенку дополнительного левого предсердия

Пользуясь скальпелем, Оксана произвела вскрытие общей камеры легочных вен, делая это вертикальным разрезом кпереди от правых легочных вен. Дальше Оксана изучала отверстие всех легочных вен пациента, убедившись, что открыта дополнительная камера. Обследуют диафрагму и находят в ней стенозирующее отверстие. Выполняя предварительный разрез диафрагмы для улучшения обзора дистальной полости, Оксана обнаружила митральный клапан. Используя изогнутый зажим, который ввела в правое предсердие, Оксана произвела определила расположение межпредсердной перегородки, выпячивая перегородку (межпредсердную перегородку МЖПП) в сторону левого предсердия или общей камеры легочных вен. Насколько было возможно, Оксана произвела резекцию скальпелем общей стенки между проксимальной и дистальной камерами (левого предсердия), создавая широкое сообщение.

— Сообщество между двумя камерами левого предсердия достаточно широкое

Рассказывала Оксана, наблюдая в монитор, установленный над столом через камеру прикрепленной над телом пациента, как полностью произвела резекцию разделяющей мембраны.

— Можно перейти к закрытию дефекта межпредсердной перегородки

— Я подготовила материал из аутоперикарда, обработанную глютаровым альдегидом

Аутоперикард широко применяют для выполнения свободной и несвободной аутопластики стенок сердца и магистральных сосудов, однако однослойную аутоперикардиальную пластику нельзя назвать идеальным способом закрытия дефектов стенок сердца и магистральных сосудов из-за частого развития послеоперационных осложнений, обусловленных свойствами этого пластического материала.

Нативный аутоперикард был одним из первых пластических материалов, использованных в сердечной хирургии. Его хорошие биофизические свойства (прочность, эластичность, биологическая совместимость, наличие серозного покрова), а также выгодное анатомическое положение и стерильность обусловили широкое применение его в клинической практике, а по мнению некоторых хирургов сделали его материалом выбора в сердечной хирургии.

— Замечательно — взяла Оксана аккуратно пинцетом обработанную ткань пациента, образец которой был добыть в момент вскрытия перикарда

Методика закрытия дефекта межпредсердной перегородки (МЖПП).

Непрерывным проленовым 5/0 швом, Оксана накладывала стежки с малым шагом, позволяя избегать просачивания между швами. Многие предпочитают заплату из дакронового войлока, который лучше уплотняет линию шва.

Линию шва, Оксана начинала от места фиксации мышцы Lancisi и продолжая против часовой стрелки. Первые несколько стежков Оксана провела через заплату, после чего прикрепила зажимом к операционному белью на расстоянии от сердца. Затем заплату Оксана усадила на место, притягивая ее к низу, экспонируют участок для проведения следующего витка. После прохождения верхнего края дефекта линия шва подходит к месту, где дефект примыкает к кольцу трехстворчатого клапана. Здесь непрерывный шов продолжают несколькими параллельными матрацными стежками, проводимыми через заплату с выколом в правое предсердие по кольцу. Конец нити оставляют на зажиме с резиновыми трубочками. После чего Оксана вторым концом нити продолжает линию шва по часовой стрелке. Для предупреждения повреждения проводящей системы, Оксана выполнила швы книзу и кзади от папиллярной мышцы Lancisi, проводя поверхностно по правой стороне перегородки, отступая от нижнего и заднего краев дефекта на 2-3 мм. В этой тесной области необходимо аккуратно работать под хордами, пересекающими дефект, чтобы не захватить в шов подклапанный аппарат перегородочной створки. После завершения линии шва, Оксана вывела конец нити через кольцо клапана в предсердие, где связывают ее с первым концом на синтетической или перикардиальной прокладке. Если шов у маленького ребенка связывать со стороны желудочка, пирамида узлов будет травмировать перегородочную створку и нарушать ее функцию.

Ланчизи мышцы (G. М. Lancisi) — перегородочные мышцы сосочковые (mm. papillares septales) — непостоянные мышцы правого предсердно-желудочкового клапана, удерживающие его переднюю створку в сомкнутом состоянии при систоле желудочков.

— Наталья Валерьевна — обратилась Оксана, после того как удостоверилась в креплении шва дефекта межпредсердной перегородки — Подготовьте теплообменник с тёплой водой

— Начинаю нагнетать тёплую воду — ответила Наталья Валерьевна, включая теплообменник на аппарате АИК после чего по трубкам в тело ребёнка стала подаваться тёплая вода

— Начинаем запускать сердце мальчику — заявила Оксана, убирая зажимы с восходящей аорты и нижней и верхней полой вены — Пусть небольшой промежуток времени поработает на аппарате АИК, пока мы не добьёмся нормальной температуры после гипотермии

— Низкое артериальное давление — заметила Валентина показания низкого АД — Подготовила адреналин и дефибриллятор

— Хорошо — положительно кивнула Оксана

— Температура восстановилась после гипотермии — пояснила Наталья Валерьевна, заметив нормализацию температуры на экране над операционным столом

— Дефибриллятор готов? — поинтересовалась Оксана обернувшись посмотрела на рыжеволосую девушку, что стояла рядом с ней

— Да-да пожалуйста — услужливо Валентина передала хирургические электроды дефибриллятора Оксане — Я только сейчас его включу

— Хорошо — улыбнулась Оксана скрытой под стерильной маской на лице улыбкой — Начинаем запускать сердце — подавая электродами на ткани сердце небольшой заряд, она возбудила сердце работы пациента после гипотермии

Удостоверившись в нормальной работе сердца, Оксана стала производить зашивание прочными швами вскрытый перикард, пока Валентина пользуясь медицинским отсасывателем «ОХПУ-4-01 Элема-Н». Предназначен, для отсоса воздуха и жидкости из ран и полостей при операциях и в послеоперационном периоде, а также для других манипуляций, основанных на вакууме, в палатах реанимации, гинекологических и лор-кабинетах в больницах и клиниках. Выполняя проверку надёжности швов сумки перикарда, Валентина перешла к откачке из грудной полости, пользуясь синтетической трубкой длинной 40 сантиметров, установила её в самой высокой точке вскрытой брюшной левосторонней полости, выполнила её удаление скопившейся крови, сгустков и газов.

Валентина, аккуратно извлекла рано расширитель из раны, предоставляя возможность Оксане скреплять грудину ребёнка прочной хирургической проволокой. Тщательно скручивая щипцами, концы введённой проволоки, Оксана полностью, надёжно и достаточно крепко, соединила грудную полость. Убедившись в надежном и прочном сшивании грудной полости, Оксана стала выполнять, частыми швами рассеченную кожу и «подкожную клетчатку», используя методикой узловых швов.

— Валентина обработай рану «овидономйода»

Распорядилась, когда отошла от стола хирургических манипуляций, Оксана, покачивая бёдрами, чувствуя усталость, направилась к выходу из операционной.

— Мне, пожалуй, стоит поговорить с мамашей нашего пациента

— Она скорей всего ждёт уже под дверью — ехидно и в тоже время недовольно ответила Валентина, создавая тон голоса таким, будто разговор об этой женщине, был ей неприятен.

— Просто лучше займись делом

Зевнула Оксана, хотела прикрыть губы, но прислонила пальцы к стерильной повязке на лице, посмотрела на то, как Валентина, взяла в руки пинцет, с тампоном смоченный в растворе.

— Совсем остальным я как-нибудь сама разберусь — чувствовала Оксана усталость, когда подошла к дверям выхода из операционной — Мне еще нужно забрать дочь

— Мой муж уже её забрал — уверяла Валентина — Ваша девочка у нас

— В таком случае — касаясь ручки двустворчатой двери входа в операционную, мило улыбнулась Оксана, легонько толкая её пальцами, переступила порог — Мне просто стоит принять душ и поехать к тебе

— Без меня? — удивилась рыжеволосая девушка, отразив обиду в глазах, которую Оксана заметила через стёкла надетых на глазах очков

— Прости дорогая — голосом с усмешкой ответила Оксана, покидая операционную — Ты в мои планы не входила

— Оксана подожди

Было видно, как Наталью Валерьевну что-то терзало, женщина вышла следом за Оксаной из операционной, оставив Валентину с медсестрой по операционной и пациентом наедине.

— Я хотела с тобой поговорить

— Что-то случилось? — остановившись в коридоре, поинтересовалась Оксана, обернувшись, встала, облокотившись на кафельную стену, посмотрела на женщину, что к ней подошла

— Я хотела с тобой поговорить

— Ну, так говорите — мило улыбнулась, скрывая красоту формы улыбки, ответила Оксана — А то я сильно устала, эта операция вымотала меня

— Ты помнишь наш с тобой разговор вчера? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, женщина подошла к кафельной стенке у которой, облокотившись спиной, стояла Оксана

— Вы про то, как я пропала? — поинтересовалась Оксана, смутившись взгляда через стёкла надетых на глазах очков, что отражались на лице Натальи Валерьевны

— Я про то

Утверждала Наталья Валерьевна, оставаясь стоять на своём месте, когда двери операционной плавно закрылись за спиной у этой женщины, с того момента как она вошла в этот коридор.

— Как ты поставила диагноз в палате мальчика и про тот разговор, который звучал после

«К чему блядь она клонит и почему именно сейчас, когда я просто пиздец как устала», смутилась Оксана, когда женщина в белом халате и хирургической зелёной форме сделала к ней шаг навстречу.

— Про то, что ты нужна этой больнице

— Вы знаете Наталья Валерьевна

Унылым, уставшим от бессилия голосом ответила Оксана, направляясь к выходу из этого коридора, где за стеклом двустворчатой двери, покоя себе не находила Горелова. Женщина в зеленом ажурном платье, ходила от стены к стене, сжимая кулаки пальцев обеих рук, то потом тут же разжимая. Только по этому поведению, Оксана поняла, какой ужас и какие нервы она терпела, томясь всё это время за закрытыми дверями помещения операционной. Воронов, пользуясь влиянием столь внушительной для него женщины, стоял как покорный пёс у стены, мужчина ёрзал пальцами на сенсоре телефона, который держал в руках.

— Если честно я подумаю над вашим предложением

— Вот если честно Оксана — схватила женщина Оксану за руку, как только она прикоснулась пальцами к створке двери, лишь немного её приоткрыв — Я бы не хотела чтобы ты тут вообще работала

— Вот как! — изумилась Оксана в улыбке, скрывая её красоту за стерильной повязкой — Интересно, почему вы мне теперь это говорите?

— А ты разве не понимаешь?

— Если признаться — всё так же отражая застенчивость, говорила Оксана — Я не сильно умею читать чужие мысли, да и зачем?

— Не поняла — возмутилась Наталья Валерьевна, обращая внимание на холодную, скорее даже безразличную реакцию Оксаны — Это что сейчас было

— Вы мне с Вороновым права не дадите на трон

— Да тебя же одно безумие волнует

— Это не безумие! — снимая маску с лица, возразила Оксана, оспаривая утверждение спорящей с ней женщины

— Ты мне это говоришь? — была возмущена поведением Оксаны, заявила Наталья Валерьевна, в тот момент, когда дверь за спиной у Оксаны немного приоткрылись

— Оксана?! — вопросительно и в то же время, то ли выражая улыбку, то ли огорчение, обратилась Горелова, так что Оксана, обернувшись, не могла понять истинное выражения у неё на лице

— Валентина Андреевна?!

Растерялась Оксана, посмотрев в сторону приоткрывшейся двери к которой стояла спиной, то на женщину в белом халате, где из-за медицинской маски на лице не видела мимику на её лице.

— Блядь ну вы меня и напугали — грязно выругалась Оксана, сняв маску с лица, отошла в сторону, позволяя двери немного приоткрыться

— Что с моим сыном Оксана?

В зелёных глаза этой женщины отражалась какая-то звериная свирепость, когда она подошла к Оксане и нагло схватила её за рукав надетого на ней белого халата.

— Ну же отвечай что с ним?

Каждая морщинка на лице Гореловой была так напряжена, было больше похоже, что эта шикарная дама. Своим материнским инстинктом напоминала большую разъярённую медведицу, которая в случае неудовлетворительного ответа просто разорвёт Оксану на части.

— Как прошла операция? — словно засыпала она вопросами от чертовски раздирающего волнения её сознание, держась за руку Оксаны — Ну же не томи!

— Ну, я думаю

Ухмыльнулась Оксана в тот момент, не сдержав при себе эмоции, когда из открывшейся дверей самой операционной, выкатила дежурная медсестра каталку с ребёнком.

— Что как только он отойдёт от наркоза вы у него сами и спросите

— Он жив? — продолжая держать за руку Оксаны, требовательно спросила Горелова, никак не могла прийти в себя после нервотрёпки

— Ну, по крайней мере — продолжая выражать застенчивость, держала Оксана снятую маску с лица, в свободной руке — Когда я выходила из операционной он еще, как минимум дышал

— Спасибо — заметив улыбку на лице дежурной медсестры, как только девушка что выкатывала каталку, сняла с лица стерильную маску — Господи спасибо вам всем

Радость Гореловой была просто запредельной на тот момент, когда в её глаза смотрела Оксана, женщина, словно как раскрылась подобно бутону самому красивому в мире цветка.

— Спасибо Оксана

Отпустила руку Оксаны, женщина в зелёном платье, отошла на шаг назад, только сейчас поняла нерациональность своего поведения, тут же сменив материнскую ярость, на ясную застенчивость.

— И прости, что сначала не верила тебе

— Я порой — сохраняя любезность улыбки, ответила Оксана, поправляя рукав белого надетого на себе халата, после того как Горелова отпустила её — Сама себе даже не верю

— Господи я так перед тобой виновата

— Ну, всё-всё дамы — вмешался Воронов, подошёл к дверям помещения предоперационной — Дайте отвезти ребёнка нашей сотруднице в реанимационное отделение

— Дня через два он перейдёт в обычную палату — уверяла Оксана, отойдя в сторону стенки, так чтобы девушка, катившая каталку, смогла выкатить её в коридор из операционного помещения

— Не думайте Оксана Владимировна — недовольно ответил Воронов, в момент такой сказочной радости, мужчина всё еще таил на Оксану обиду — Что я возьму вас сюда на работу

— Да у меня так-то есть своя команда — ухмыльнулась Оксана, отразив ямочки на щечках, пропуская каталку с находившимся на ней маленьким пациентом — И там, в отличие, от вашего места, я сама могу восседать на своём троне и никто мне не указ

— Вот и езжайте — с обидой ответил Юрий Владимирович, явно ожидая услышать от Оксаны совсем другой ответ — К себе обратно в деревню

— Вот и поеду

Ухмыльнулась Оксана вышла из помещения следом за девушкой, когда она выкатила каталку из дверей операционной. Покачивая бёдрами Оксана прошла с довольной улыбкой мимо Воронова, делая так что давая ему понять своим довольством как утёрла ему нос.

— А вы оставайтесь здесь

— Оксана

Обратилась Наталья Валерьевна, подойдя к Оксане в коридоре, когда за окнами уже казалась ночь, огромный город за его стеклом светился миллионами разных огней во мгле.

— Ты всё уезжаешь?

— Ну, по-моему — озираясь по сторонам, пожав плечами, ответила Оксана, подойдя к подоконнику окна в коридоре, облокотилась на него бёдрами — Здесь теперь уже никто меня не рад видеть

— Ты приедешь еще сюда? — испытывая надежду, спросила растерянно женщина в белом халате, легонько коснулась пальцев Оксаны своей рукой

— А с чего это вдруг

Отошла от подоконника Оксана, ухмыльнулась довольной улыбкой, наблюдая, как Горелова целует ребёнка, которого дежурная медсестра выкатила из помещения операционной.

— Мне стоит теперь сюда возвращаться

— С того что тут с тебя никто спрашивать ничего не будет

— А то что я проколола колесо у газели скорой помощи

— Она всё равно ребёнка своего бы далеко на ней не увезла — уверяла Наталья Валерьевна, направляясь с Оксаной по ночному коридору операционного отделения

— То есть вы списываете на то

Переступая порог открытой двустворчатой двери, изощрённой улыбкой, выразила Оксана собственное мнение, подошла к ступенькам лестницы, на первый и верхние этажи здания.

— Что якобы водитель сам пробил себе колесо

— Как бы Воронов не хотел бы написать на тебя докладную — ухмыльнулась Наталья Валерьевна, когда они с Оксаной подошли к ступенькам лестницы — Ему придётся закрыть глаза на твой, ну скажем не совсем хороший поступок Оксана

— Что мне кажется — сохраняя любезной улыбки, встав у перил лестницы, говорила Оксана, продолжая смотреть на женщину перед собой — Что он это делает не по своей воле

— Ну еще потому что я ему шкуру сдеру — с усмешкой в голосе пояснила Наталья Валерьевна, стараясь подбодрить уныние Оксаны — Оксана скажи только честно

Создав паузу в разговоре, Наталья Валерьевна, подошла к Оксане, аккуратно согнув обе руки в локти, коснулась её плеч, посмотрев внушающим честность ей в глаза. Внизу по лестнице слышались чьи-то шаги, когда они с Оксаной стояли на лестничной площадке, слыша голос двух медсестёр поднимающихся вверх. Коридор лестничных маршей создавал отличную акустику, звук даже шепотной речи, был отчетливо сначала слышен Оксане с первого этажа, когда она стояла у голубой, покрытой краской стены. Здесь чувствовался свежий воздух, с открытого окна, что объятиями будоражащего холода проникал на лестничную шахту, создавая для Оксаны мерзкую атмосферу холода от которой кожа приобрела сетчатый багровый оттенок.

— Тебя что-то беспокоит?

— Просто ты выглядишь какой-то странной

«Я же не могу ей сказать, что нахожусь под влиянием гипноза у какой-то дуры», размышляла Оксана, заметив весьма серьёзный взгляд в глазах женщины рядом с которой стояла.

— Я просто сильно устала Наталья Валерьевна — не желая признаваться, Оксана отошла от стены, подошла к ступенькам лестницы — И всё что я хочу поехать с дочерью домой

— Но твоя дочь у Валентины

— Этот вопрос я прямо сейчас и решу

Пропуская зайти на этаж двух медсестёр, Оксана с удивлением оглядела блондинку и шатенку, что вошли в двустворчатые двери реанимационного отделения, где находилась и операционная.

— А сейчас — прикоснулась Оксана кончиками пальцев к перилам лестницы, посмотрела на упругие бёдра медсестёр, когда каждая из них переступила порог, вошла в отделение о чём-то весело и задорно перешёптываясь — Прошу меня извинить, мне срочно нужно принять душ

— Ты не будешь возражать, если я тебя довезу?

— Всё же лучше чем ездить на такси с этими наглыми мужика — ухмыльнулась Оксана, радушно кивнула, соглашаясь с приглашением этой женщины — Я только приму душ

— Я буду ждать тебя на стоянке

— А вы что душ принимать не будите? — удивилась Оксана, обернулась, встав на ступеньках, расставив ноги порознь

— У меня раздевался в другом крыле здания — пояснила Наталья Валерьевна, когда подошла к двустворчатой открытой двери, через которую только что отделение вошли две дежурившие на ночной смене медсестры — А ты иди к себе, я дождусь тебя на стоянке

— Только не уезжайте без меня — забавляя в улыбке, Оксана пригрозила пальцем

— И не подумаю — ухмыльнулась Наталья Валерьевна, после чего женщина переступила порог, вошла в отделение, оставаясь стоять в проходе — Ты только долго не задерживайся

— Я быстро приму душ — заверила Оксана, зевая, прикрывая кончиками пальцев губы, продолжила одна спускаться по ступенькам бесконечной, казалось бы, для неё лестницы, под тусклым светом мерцающих люминесцентных лам — И сразу же вернусь к вам

Произнесла Оксана, продолжила дальше спускаться, чувствуя, как изнурённая сила от бессилия, сводит всё её тело, когда каждая мышца испытывала усталость, а ступенькам лестницы, которые она преодолевала, казалось, будто бы и нет конца.

 

***

Омывая тело под струёй тёплой воды с душа, Оксана стояла под его потоком, когда будоражащим касанием тысячи капель касались её. Запрокинув голову, Оксана на мгновение закрыла глаза, придавая кожу завораживающее сладкое ощущение скользящих по телу сгустков пены. Играя своим телом, стукая каблуками голубых туфель по кафелю плитки, Оксана, запрокинув голову, выставив бёдра, сжала пальцами пышную мочалку, покрывая грудь потёками пены. В душевой кабинки создавался аромат роз, душистых запах которого словно кружил голову Оксане. Находясь под влиянием густого скопившегося пара в душевой кабинки, Оксана сама не поняла, как попала под влиянием чар гипноза, который словно как по щелчку в ней пробудился.

Закрывая вентили смесителя воды душа, Оксана, отражая в глазах стеклянны взгляд, схватившись пальцем за полотенце, висевшее на двери душевой кабинки, стянула его. Укутываясь в полотенце, стоя в душевой кабинки, Оксана придала своё тело его объятиям. После чего взяв в руки флакон и мокрую губку, толкнула дверь пальцами, Оксана переступила порог душевой кабинки, наступая каблуками черных туфель на покрытый каплями воды кафель душевого помещения. Покачивая сочной формой бёдер, Оксана прошла по душевой кабинки, заметив двух девушек в открывшейся двери душевой кабинки. Оксана, не придавая на лице никаких эмоций, прошла по душевой комнате, подошла к закрытой двери, слыша как с душевой кабинки шум воды и женский смех.

Нажимая пальцами на ручку закрытой двери, Оксана, толкнув её от себя пальцами, открыла её, после чего переступила порог, вошла в раздевалку персонала больничного комплекса. Не обращая внимания на запах сигарет, который манил лишь едва блеклым ягодным вкусом, а так же запах кофе, кружки из-под которого стояли на столике рядом с мягким диваном. За окном, мимо которого, прошла Оксана, огромный город светился в ночи миллионами огней, словно как с заходом солнца у него наступала вторая жизнь. Покачивая бёдрами, Оксана прошла по комнате, замечая, как общались сидя на диване две девушки, медсёстры в белых халатах, распивали кофе с кружек, чей аромат заполонил комнату бытового помещения персонала больницы. Стройные тела обеих девушек, красиво подчеркивала материя облегающего их формы белого халата.

— Смотри наверно какая-то новая медсестра

Указала белокурая девушка, как только Оксана переступила порог душевых помещений, со стеклянным взглядом в глазах, вошла в раздевалку, закрывая за собой дверь.

— Я её тут раньше не видела — говорила она в тот момент, когда Оксана, направляясь по комнате, покачивая бёдрами, девушка держала рядом со своими губами кружку с кофе

— Да мало ли кого тут Воронов решил принять на работу

— Лучше бы нам зарплаты поднял — недовольно пробурчала блондинка, с презрением еще раз посмотрела на то, как Оксана подошла к открытой двери шкафчика

— Ого — была ошеломлена шатенка, после того как Оксана развернула на своём теле полотенце, заметила у неё между ягодиц анальную втулку

— Извращенка — игриво толкнула она свою подругу с шоколадным цветом волос пальцем в плечо

— Не думала что у нас тут на такое способны

— А что ты хочешь

Делилась впечатлением блондинка, продолжая смотреть на Оксану после того как она развернула на себе белое полотенце, обнажая сочную фигуру обнажённого тела и то как по белоснежной коже стекали капли воды. Обвернув полотенцем мокрые волосы, Оксана со стеклянным взглядом в глазах, продолжала стоять рядом с открытой дверью шкафчика, где тут же с полки взяла черные ажурные трусики.

— Просто у этой женщины секса не было

— Да ты только посмотри — обсуждая, указала шатенка своей подруге на то как, Оксана красиво играла бёдрами, одевая на себя, трусики, обольщаясь при этом в красивой распущенной улыбке, искушенной формы алых губ — Как красиво она двигается

— Может танцовщица какая-то

— Она же медсестра

— Ну, ей ведь никто не мешает подрабатывать в стриптиз клубах

— Ну вполне возможно что танцовщица — предположила соглашаясь с мнение подруги блондинки, ответила девушка, наблюдая за тем, как Оксана одела на себя платье

— Ты еще сомневаешься? — возразила блондинка, продолжая смотреть как Оксана

Материя нежного платья скользила по телу Оксаны, повинуясь сочной формы изгибов её сексуальной формы, сексуально облегая и прилегая к коже. Взяв с полки плойку, Оксана, включив её в розетку, стоя у зеркала, сняла полотенце с головы, стала приводить мокрые волосы в порядок, когда за спиной из душевого помещения, вышли две девушки. Задорным смехом, смеясь две девушки, чьи прекрасные тела были обвернуты в белые халаты, по их коже всё еще стекали капли воды. Оставляя за собой слегка влажный след, девицы, что вышли с душа, прошли по комнате, клацая шлёпками о пятки. Некоторое время Оксана приводила волосы в порядок, после чего сплела их воедино заколкой бабочки с большими бардовыми крыльями, отложив плойку, выключила её из розетки, оставила лежать на полке, подошла к шкафчику, где на полки стояла сумочка. Повесив сумочку на плечо, Оксана столь же красиво играя бёдрами в каждом шаге, направилась к выходу из этой комнаты.

Открывая дверь раздевалки медицинского персонала и комнаты отдыха вместе с душевыми помещениями, Оксана, бросила мимолётный взгляд в сторону окна, за стеклом которого Москва светилась миллионами ночных огней. Направляясь по коридору больничного комплекса, что был укутан сумрачной тенью ночи, Оксана с таким же стеклянным взглядом прошла по нему, направляясь в сторону служебного выхода. У крыльца стояла красная иномарка такси, девушка, что приехала на ней, о чём-то стоя на улице, разговаривала с водителем. Подойдя к двери, Оксана, толкая её пальцами, ощущая на себе влияние легкой прохлады будоражащегося воздуха, вышла на крыльцо, переступая порог, сексуально согнула ногу в колено. Прикусывая краешек губы, Оксана подошла к его ступенькам, посмотрев на медсестру, рыжеволосая девушка, стояла у служебного входа, явно дожидаясь свою подругу брюнетку, что приехала на такси.

— Машка давай быстрее — не выдержала рыжеволосая бестия, отодвигая сигарету от губ, обратилась к подруге, что о чём-то разговаривала с водителем такси

— Да иду я — обернулась она, недовольно ответила своей подруги, в то время как Оксана спускалась по ступенькам крыльца служебного выхода — Иду

— Что-то не видно — пробурчала недовольно рыжеволосая медсестра, посмотрела на Оксану, когда она сошла со ступенек, ступив на тротуар, направляясь сразу к машине такси

— До отеля космос довезёте? — обратилась Оксана, не отдавая себе отчёт о том, что спросила, когда прошла по тротуару, к карману у которого стояла красная иномарка

— Ну, садитесь девушка — мило улыбнулся водитель, осмотрев голубое надетое на Оксане легкое летнее платье, ткань которого колыхалась в такт порыва обдуваемого ветра

— Хорошо

Состроив застенчивую улыбку, Оксана выдала себя стеклянным взглядом, от чего водитель в такси, мужчина в черной бескозырки и белой футболке на неё так удивлённо посмотрел.

— Спасибо

— Разве такой красивой откажешь — ухмыльнулся он, сделав такую усмешку, будто посчитал Оксану за её взгляд немного чудной

Открывая заднюю дверь и стоя рядом с девушкой, которая стояла у машины, Оксана ощутила от её тела красивую композицию вкусов «Emper Eye Candy Parfum». Божественный вкус, который плавно раскрывал себя приятными нотами слияние мандарина и зеленого яблока, плавно сочетаясь с запахами красной ягоды, ландыша и сливы. Яркая насыщенная композиция, этого завораживающего вкуса, который с каждым вздохом вызывал неутолимую жажду, что заставлял вдыхать его снова и снова, как и красное платье из шифона, что было надето на брюнетки.

Вдохнув на последок этот прекрасный аромат, что исходил от тела девушки, Оксана, влезая в салон расположилась на заднем сиденье автомобиля такси. Оказавшись в салоне, Оксана почувствовала столь сладостный и приятный аромат, который заполонил собою атмосферу в машине такси. Откинувшись на спинку сиденья, Оксана, поставив сумочку на колени, раскрыла её и достала из неё кошелек, после чего вынула из неё тысячную купюру. Оксана сразу же протянула деньги водителю, когда мужчина всё так же состроив удивление, на неё смотрел за этот стеклянный словно, как не живой, взгляд голубых лазурных глаз.

Машина тут же отъехала от парковочного кармана тротуара, рядом с которым стояла, мягкая подвеска, сделала для Оксан поездку приятной. Через стекло в тёмный салон, пытались пробиться лучи фонарного освещения улиц, блики фар проезжающих навстречу машин, когда такси медленно двигалась по больничному дворику. После нескольких минут, автомобиль выехал на дорогу, прождав некоторое время, пока освободится транспортное окно. Достаточно умело водитель не создавая дискомфорта для Оксаны, вывел машину на дорогу, усыпанную тысячи огней, освещения улиц, фарами идущих по ней машин. Какое-то время Оксана смотрела на вывески баннеров, рядом с которыми проезжал автомобиль такси. Поездка заняла чуть больше часа, хоть и водитель такси, мужчина который иногда поглядывал в зеркало заднего вида, смотрел так же на Оксану, но всё же попадал в небольшие пробки.

Через какое-то время, машина подъехала к огромному зданию, площадь которого была из круга, в центре у которой был огромный фонтан. Открывая заднюю дверь, Оксана выставила ногу, касаясь каблуками голубых туфель асфальта, чувствуя, как порыв легкой прохлады тормошил её золотистые пышной укладки волосы. Ничего не понимая, Оксана прошла под большим козырьком, подошла к большим стеклянным дверям. Взявшись за большую цилиндрическую ручку, Оксана потянула на себя дверь, после чего вошла внутрь в большой вестибюль, проходя тамбур гостиничных дверей. Холл гостиницы был полукругом, как и вся форма этого большого здания, большие две лестницы, в форме полумесяца, что вели обеим сторонам на верхний этаж отеля. Белые диванчики в вестибюле, на которых посетители отели могли проводить спокойно время ожидания, четыре громадные колонны держали свод полумесяца потолка, а так же экраны работающих телевизоров с рекламой Космос. На стене в фойе, даже на форме сотрудников был прикреплен логотип отеля, как и на идущей рекламе телевизоров, висевших на стенах в приёмном зале. Ресепшен, где были прилично одетые девушки, облуживания персонала, что приветливо улыбалась клиентам этого огромного здания, всё было на высшем уровне роскоши. Направляясь по большому холлу, Оксана прошла по мраморной поверхности пола, направляясь к стойке, где была регистрация номера.

— Здравствуйте, чем могу помочь? — поинтересовалась, приветливо улыбаясь, девушка с кашемировым оттенком волос, в черном женском пиджаке и белой блузке

— На меня был заказан номер — ответила Оксана с каменным бездушным взглядом, даже не улыбнувшись девушке в ответ — Я Орлова Оксана Владимировна

— Сейчас подождите, я проверю — стараясь сохранять любезность, пояснила девушка, нажимая несколько клавиш, лежащей перед собой перед собой клавиатуры компьютера — Да-да ваш номер 403 и он полностью оплачен до завтра, пожалуйста, возьмите ключ-карту отеля

— Спасибо — так же холодно, как и её безразличный пустой взгляд в котором не отражалась даже частичка души, ответила Оксана, взяв ключ карту предложенную девушкой на ресепшене, направилась к лифту — А сейчас я бы не отказалась отдохнуть

Подошла Оксана к дверям открывшегося лифта, из которого только вышла брюнетка в очаровательном длинном чреном платье, вырезом спереди, открывающим красоту ног. Шикарный вырез на спине, что отражал кожу темноволосой девушки, которая была похоже от регулярных посещений солярия. Декольте женщины выражала чашечками, в форме лепестка фиалки сочную грудь брюнетки, которая так сексуально колыхалась при каждом шаге.

Войдя в открытые двери лифта, Оксана почувствовала коллекцию парфюма «Aqua Allegoria Tiare Mimosa», он адресован современным свободолюбивым девушкам, полным энергии и жизнелюбия. Экзотическая тиаре, окутанная нежнейшими оттенками мимозы, дарит ощущение радостной эйфории. Теплота и нежность композиции цитрусов, ванили и розового перца завораживают и заставляют сердце радостно трепетать, словно в предчувствии любви.

Нажимая на кнопку лифта, Оксана вдохнула глубоко остатки вкуса, шлейф которого оставила за собой темноволосая женщина, которая покачивая выраженной формой бёдер, покинула его кабину, вышла перед ней через открывшиеся двери. Нажимая на кнопку четвертого этажа, Оксана отошла к стенке лифта, облокотившись на которую чувствовала, как витал в воздухе этот приятный аромат оставленный после себя женщины. Двери плавно закрылись, после чего кабина лифта плавно направилась вверх, когда Оксана покорно стояла, ожидая, когда же он поднимется на нужный этаж, оставляя всё тот же мертвый стеклянный взгляд. Кабина лифта поднялась на нужный этаж, её двери плавно открылась и Оксана прошла в коридор, направляясь по красной ковровой дорожке вдоль номеров комнат отеля, двигаясь по порядку, навстречу идущей девушка в короткой униформе отеля, что направлялась вдоль коридора, держала полотенце на согнутой руке.

Подойдя к номеру, Оксана прислонила ключ карту к его замку, после чего открыла дверь, легким нажатием на ручку. Переступая порог открытой двери, Оксана вошла в шикарный светлый номер, вид с окна из которого выходил на площадь отели и улицы вместе с небоскрёбами Москвы, что светились в ночи миллионами огней. В большой просторной комнате, куда вошла Оксана, стоял кожаный черный диван, чуть дальше слева располагалась спальня, справа за стеклянной дверью, душевая комната. Воздух был приятно пропитан нежным ароматом розы, изобилие тонкого вкуса которого Оксана заметила цветки, стоящие в вазе на комоде справа от входа. Оставив сумочку на комоде рядом с вазой, Оксана прошла по номеру с каменным взглядом, не обращая внимания на его шикарное оформление. Покачивая бёдрами, Оксана играла телом, словно королевская кобра, искушенная властью и желания порочной ночи, встала у телефона, нажимая на его кнопку.

— Обслуживание номеров — послышалось на другом конце телефонного разговора, как только Оксана набрала номер — Чего желаете?

— Бутылочку вина, шампанского и два бокала в 403 номер — распорядилась Оксана, встав у комода рядом с вазой, в которой были красиво раскрыты бутоны алых роз

— Какое вино или шампанское предпочитаете?

Поинтересовался приятный женский голос, от чего Оксана мило улыбнулась отражению в зеркале рядом с комод, держа трубку телефона рядом с ухом.

— Или может вам принести что-то особенно

— Принесите то — ответила Оксана, издавая едва слышный порочный стон на выдохе, раскрывая губы в искушенной форме — Что пробудит во мне и моей гостье страсть

— М…… — послышалось явное затяжное, но в тоже время удивленное молчание от девушки, на другом конце провода — Хорошо просто думаю, что бы вам такого особенного предложить

Положив трубку Оксана, не стала слушать задумчивый голос девушки, с которой разговаривала по телефону, покачивая, столь же искушено бёдрами, прошла по номеру. Войдя в гостевую комнату с большими окнами, Оксана, словно королевская кобра, играя телом в каждом шаге, ставила ноги крест-накрест, коснулась ладонью стекла и посмотрела на суету внизу ночного города. Через какое-то время, Оксана, его не считая стояла у окна, с пустым стеклянным взглядом, услышала стук в дверь, который на мгновение её отвлек разум, под гипнозом, от бездны омута в котором тонуло безудержно её сознание. Открыв лазурные голубые глаза, в которых отражались искры ночного города, Оксана обернулась, держа пальцы на стекле, окна рядом с которым стояла.

— Обслуживание номеров — послышался мужской голос за закрытой дверью

— Войдите — холодным ничего не значащим голосом, ответила Оксана, глотая воздух, так что издала на выдохе снова порочный искушенный страстью стон — Дверь открыта — покачивая бёдрами, словно как чья-то кукла, отошла от окна, покачивая роскошной формой бёдер

— Заказывали вино и шампанское? — поинтересовался молодой парень из обслуживания отеля, когда открыл дверь, представ на входе в красном костюме, униформе работника

— Да поставьте их на входе у комода

Указала Оксана на комод, рядом с которым стоял парень, как только вошёл в номер, переступив порог открытой двери, был явно удивлён, увидеть её в таком открытой голубом платье.

— Сколько я вам за это должна

Поинтересовалась Оксана, подошла к парню словно хищница, состроив выразительный взгляд кошки, встав рядом с ним, словно как играя с его эмоциями, забавляясь как будто как с мышью.

— За столь оказанную

Встав рядом с парнем, коренастого телосложения и немного ниже её роста, из обслуги отеля, Оксана словно хотела, чтобы он ощутил от неё коллекцию парфюма «Rose Sauvage».

— В мой адрес услугу — касаясь согнутым указательным пальцем подбородка парня, Оксана сверху вниз посмотрела в его карие глаза, словно приворожив его взглядом искушенных страстью глаз

— Да, собственно говоря

Отошёл он, от Оксаны смутившись её взгляда и то, как она завела руки под платье, касаясь пальцами резинки надетых на ней трусиков.

— Вы заплатили за это уже — был в замешательстве он, судя по всему, не понял что сказал — Точнее ваша гостья или подруга, ну или кто-то там, уже всё, что вы заказали по телефону уже проплатил

— Правда?

Ухмыльнулась Оксана, перешагивая через лежащие трусики на полу, чувствуя всё еще осадок скольжения нежной ажурной ткани по бёдрам, нагнулась, чтобы их поднять с паркета.

— Тогда как же я могу отблагодарить — подошла Оксана, не отдавая себе отчёт в том, что вообще для неё происходит, находясь под действием сильного гипноза — Такого услужливо молодого и приятного мне человека — сжимая пальцами трусики, что держала в руке

— Я, пожалуй, пойду…..

Не успел он договорить, как Оксана обвила его лицо руками, впилась в его губы, желая отблагодарить мужчину красочной насыщенностью поцелуя искушенной страстью. Жадно облизывая губы парня, Оксана хотела, чтобы он овладел ею. Не отдавая отчёт своему поступку, Оксана ластилась в момент поцелуя об тело мужчины, словно кошка, сексуально играя своим телом, создавая порочное трение.

— Простите

Вытирая губы, смутился парень наглости Оксаны, отойдя на шаг назад, пока не столкнулся спиной о темноволосую женщину в элегантном черном платье, что с презрением наблюдала за поцелуем.

— Я, пожалуй, пойду — почувствовал он себя неловко, когда брюнетка, что стояла в проходе открытых дверей на него ненавистно смотрела

— Постой

Понимая, как был очарован красотой её тела этот парень, Оксана подошла к нему, осторожно делая шаг, положила трусики, что держала в руке, к нему в карман.

— Вот теперь можешь идти — похлопала Оксана нежно пальцами по карману парня, где находились её снятые трусики

— Это что сейчас было? — поинтересовалась возмутившись брюнетка, продолжая стоять ошеломлённой, после того как парень из обслуги отеля, быстро покинул номер

— Ты про что? — прикусывая краешек губы, сгорала Оксана от предвкушения сладкой любви, повернулась, покачивая бёдрами, прошла по номеру, вошла в гостевую комнату

— Ты его поцеловала!

— Ну и что? — пожав плечами, Оксана развела руками так, как будто произошедшее не имеет никакого смысла — Главное ведь мы с тобой

— Ты его поцеловала! — была раздражена брюнетка тем, как Оксана, находясь под действием её чар гипноза, позволяла себе распутное поведение в присутствие этой девушки

— Давай выпьем вина

— Не хочешь мне ничего объяснить? — с грохотом войдя в номер, темноволосая девушка закрыла за собой дверь

— А что я тебе должна объяснять?

Поинтересовалась Оксана, расположившись сидя на кожаном диване, поджала под себя ноги, указала кокетливо на бутылку с вином, что стояла на комоде.

— Я ведь с тобой пересплю — ответила, мило при этом, как ни в чем не бывало, улыбнулась девушке, что испытывала к ней ревностные чувства — Это ведь намного больше значит

— Ты и так со мной переспишь

— Какие мы настойчивые — изумилась Оксана в улыбке, вставая с дивана, оголила плечи платья, что было на ней, медленно чуть приспустила его вниз, оставляя при этом скрытой грудь

— Ты даже не представляешь насколько

Взаимно улыбнулась брюнетка, когда прошла мимо комода, обвила пальцами горлышко бутылки с вином, вошла, держа её в руках в гостевую комнату номера.

— И какая ночь между нами обеими сегодня будет

— Я вся в предвкушении

Прикусывая краешек губы, поделались впечатлением Оксана, освобождая грудь от платья, медленно играя всем телом подобно такту танца королевской кобры.

— Познать с тобой усладу любви

Страстно произнесла Оксана, опустив нежно материю платья до талии, наклонилась немного вперед, позволяя ему полностью теперь уже упасть на паркет комнаты.

— Разделить с тобой себя

— Теперь уже навсегда — ухмыльнулась брюнетка, держа в руке штопор что взяла с разноса, оставленный на комоде парнем из обслуги отеля — Я тебя ни с кем не хочу делить

— А я разве

Помотала Оксана головой, состроив порочную ухмылку губ, направлялась навстречу к темноволосой девушке в обворожительном черном коротком платье. Подол, которого был выполнен из ажурного узора, так сексуально открывающего красоту стройных ног брюнетки.

— Я предлагала себя еще с кем-то делить

— А это что, по-твоему, было Карамель? — возмутившись, посмотрела обиженно в сторону Оксаны, темноволосая девушка настойчиво вкручивала штопор в пробку бутылки

— Ты — говорила Оксана так, строя интригу этого разговора встав в ярких красках света лампы над головой — Про тот незначительный поцелуй

— А ты что не поняла — обиженно отвернувшись от Оксаны, темноволосая девушка выдернула пробку из бутылки — Что я хочу, чтобы ты была только моей и я не хочу тебя ни с кем делить

Направилась она с гордым видом к комоду, где на разносе стояли два пустых бокала и бутылка шампанского, стараясь не оборачиваться и не подавать виду гложущей её сердце обиды.

— А ты этого просто не понимаешь

— Еще скажи — ухмыльнулась Оксана, состроив застенчивую улыбочку — Что я нагло этим пользуюсь

— А что нет?

Обернувшись, потянув за штопор, вынула пробку из бутылки так сексуально, что в Оксане, когда она увидела такое, пробудилась дикая страсть, от чего она жадно начала кусать краешек губы.

— Ты пытаешься пробудить во мне чувство ревности

— И заметь

Подошла Оксана к девушке, положив ладонь на бутылку, словно как гордилась красотой своего тела и была польщена тем, как на неё смотрит с желание порочного искушения брюнетка.

— Я даже не пыталась ничего делать — взяв из рук девушки бутылку с вином, Оксана поставила её на комод, продолжая смотреть в глаза темноволосой девушки, положив обе руки к ней на плечи

— Ты уже провоцируешь меня

С улыбкой на губах, ответила темноволосая девушка, наблюдая за тем, как Оксана нагло пальцами освободила её плечи от материи надетого на ней платья, медленно начиная оголять грудь.

— На то чтобы я согрешила с тобой сегодня

— А ты что разве не хочешь? — остановилась Оксана, перестав оголять платье на женщине, продолжая смотреть в её карие блистающие искушением глаза

— А ты разве спрашиваешь?

Улыбнулась порочной улыбкой темноволосая девушка, одарив Оксану нежным прикосновением пальцев к бёдрам. Позволив рукам Оксаны оголить свою грудь, что скрывалась за чашечками платья, одетого на ней, девушка словно была прикована взглядом к красоте её обнаженного тела.

— По-моему для нас с тобой обеих ответ очевиден

— И какой же ответ

Чувствуя, как руки Оксаны опустили платье на ней до талии, искушенным голосом спросила она над её ухом, словно давая почувствовать исходящий от её тела аромат парфюма.

— Для нас с тобой? — поинтересовалась Оксана, позволив платью, что было на стоящей перед ней девушке упасть на пол

— Ты искушаешь меня Карамель — взявшись за руки с Оксаной, брюнетка, сексуально сгибая ногу в колено, перешагнула через платье, что лежало на полу

— Правда?

Улыбнулась порочной улыбкой Оксана, держась одной рукой за руку с брюнеткой другой, обвила её талию, прижавшись к ней, чувствуя, как рука девушки была у неё на плечи.

— И в чём же выражается своё искушение?

Отошла резко Оксана, не разрывая пальцы с темноволосой девушки, когда их руки были соединены вместе, когда они стояла рядом с входом с гостиную номера. Держась за пальцы руки брюнетки, Оксана сделала полный разворот, как в танце страсти, так чтобы хвост волос, скреплённый заколкой, упал к ней на плечо. Прижавшись к телу темноволосой девушки спиной, Оксана ощутила достаточно пронзительно как ладони обеих рук брюнетки, обвили её выставленные сочные бёдра.

— Лично ко мне

— К тебе? — переспросила брюнетка, словно в такт играла телом следом за Оксаной когда она стоя перед ней извивалась подобию королевской кобры, обольщаясь в искушенной улыбке, чувствуя пальцы её рук на себе — Порочным сильным голодом

— Прям настолько сильным

Играя интригу разговора, спросила Оксана, обернувшись, встав лицом перед своей собеседницей, почувствовала, как её пальцы прикоснулись к пылким алым губам. Чувства между Оксанами и темноволосой девушки, что овладела её сознанием с помощью глубокого гипноза, были так обострены, что они уже не могли держать себя в руках. Желая скорее придаться омуту искушения повязшего их разум омуту, Оксана смотрела в глаза этой бестии, испытывая лишь сильную сексуальную возбуждённость. Чувству непонятной для неё любви, опутали разум Оксаны прочными порочными оковами и желанием испить бокал этих чувств, придавшись узам соблазна в постели с брюнеткой.

— Что ты не можешь сделать выбор между своим желанием — говорила Оксана, столь же пронзительно смотрела в глаза стоящей перед собой девушки — И личной гордостью

— Я думаю, что уже его сделала

— И какой же он?

— Ты, правда, хочешь знать?

Удивилась брюнетка, продолжая смотреть на Оксану с порочной ухмылкой, чувствовала, как исходил жар дыхания от её губ, обжигая их пылкую, страждущую поверхность. Слепо следуя страстью, что вела разум Оксану по тёмному коридору гипноза, она тонула в бездне порочного омута, искушающего легким звучанием голоса, теплотой ощущаемого нежного дыхания и близостью стоящего перед собой желанного человека.

— Или может, быть выпьем бокал вина?

— А может, сразу перейдём к сути — предложила Оксана прошептала рядом с губами девушки, стоя рядом с входом в гостиную, сгорала в пучине порочного сознания

— Что даже не выпьем бокал вина — с порочной ухмылкой на губах, спросила брюнетка, держа пальцы обеих рук на бёдрах у Оксаны — На брудершафт — со страстью и взглядом тигрицы, произнесла она хищно

— Как грязные сучки? — с такой же иронией искушения голоса, взявшись за руки со своей порочной подругой, произнесла Оксана

— И в постель

— Где ты будешь обкатывать меня до утра

— Не то слово — с улыбкой на лице, брюнетка отошла от Оксаны, покачивая выраженной формой бёдер, направилась к комоду, на котором стояла открытая бутылка вина

— А на утро

Обратилась Оксана, направляясь следом за девушкой, словно как на поводке, действие гипноза, состояние в котором она находилась, заставляло принуждать и следовать за темноволосой девушкой, как на поводке.

— Ты снова введешь меня в это состояние, чтобы мы были вместе навсегда

— Ты даже не дашь хозяйке этого тела выговориться?

— А зачем? — ухмыльнулась Оксана, подошла со спины к девушке, что стояла у комода, наполняя вино в бокалы с бутылки — Нам ведь будет и так хорошо, зачем кому-то мешать нашему счастью

— Ну как скажешь — сделав вид, будто согласилась темноволосая девушка — Завтра мы с тобой уедем из страны, я всё устроила у нас есть паспорта и виза на некоторые время поедем в штаты

— В штаты? — удивилась Оксана, встав рядом с брюнеткой положив подбородок к ней на плечо, забавлялась тому, как приятно она наполняла вином бокалы

— А ты разве не хочешь

— А я разве тебе это говорила? — возразила Оксана, взявшись пальцами за тонкую ножку предложенного ей бокала с вином

— Так ты значит согласна

— Хоть на край света

— Ты сама это сказала — подметила, ехидно улыбнулась, брюнетка, наполнив себе бокал с вином, поставив бутылку на комод, обернулась, посмотрела на Оксану

Продолжая строить иронию взглядом, Оксана смотрела прямо в глаза брюнетке, покорно скрестила с ней руки, держа в руке бокал с вином. Поднос бокал к раскрытым губам, Оксана продолжала так же искушено смотреть в глаза своей искусительнице, медленно начиная выливать вино с бокала в рот. Сладкая крепкая композиция вкусового напитка, так приятно пилась, ударяя сразу по сознанию, вызывая по всему телу неукротимую порочную жажду, по мере того, как Оксана поглощала его глоток за глотком. Неудержимые алые капли вина сочились по губам Оксаны, плавно огибая подбородок, падая завораживающим душу касанием на сочные выставленные груди, так соблазнительно скатываясь по ним. Отрываясь от бокала, задыхаясь от нехватки воздуха, Оксана ощущала как огонь желания, крепости алкоголя, блуждающим пламенем крепости разжигал в ней дикий пожар.

— М…. какое вкусное вино — высказала Оксана своё мнение, поставив бокал на комод, смотрела на девушку как на богиню, свою создательницу, что породила в ней скрытую тёмную сторону

— Тебе понравилось? — поинтересовалась темноволосая девушка, поставив бокал на комод рядом с бокалом Оксаны, на стекле у которого остался яркий отпечаток страстной формы губ

— И мне понравится еще вкус твоих губ

Намекнула Оксана, обвивая ладонями лицо девушки, на мгновение задержала еще взгляд, после чего придавшись искушения, терзающего разум соблазна, впилась в её губы. Сгибая ногу в колено, Оксана ощутила, как нежная рука брюнетка обвила её кожу, прижав ладонь к сочному выставленному бедру. Жадно облизывая губы девушки, Оксана впихнула ей в рот язык, ощущая, как она своим его нежно начала ласкать. Эмоции сексуальных чувств были настолько сильно напряжены, что Оксана, закрыв глаза, издавала порочный стон на выдохе. Пленяющая композиция вкусов «SIMPLY SEXY», сочетание в себе таких аккордов, как бергамот, жасмин и ваниль сводили с ума тонкостью изощрённого вкуса.

— М…. — изнывала Оксана кошкой, оторвавшись от губ девушки, стоя при свете лампы, прижавшись к телу темноволосой девушки

— Ты так сладко целуешься

— Я тоже от тебя в восхищении — поделилась впечатлением момента поцелуя Оксана, когда брюнетка отпустила её ногу

— Пойдём в постель? — предложила девушка, продолжая забавно мило улыбаться, протянула Оксане руку, поиграв пальчиками

— А что разве у нас

Ухмыльнулась Оксана прошла первой, выражая необузданность, не стала браться за руку брюнетки, встала рядом боком, выставив бёдра, положив на них тёплую ладонь.

— Есть еще варианты?

— А ты хочешь другие варианты? — поинтересовалась брюнетка, когда подошла к Оксане протянула ей руку

— Ну если ты только мне предложишь

Повела кокетливо губками Оксана, взявшись под руку с брюнеткой, направилась по номеру в сторону спальни, дверь которой была открыта.

— Что-нибудь от чего я бы испытала оргазм

— Себя — гордо заявила брюнетка, пропуская Оксану первой войти в открытую дверь комнаты

— Это достойное предложение — оценила Оксана, отпуская руку девушки, задержала подушечки пальцев на её пальцах, после чего покачивая бёдрами, подошла к кровати

— А ты достойна самой жаркой романтической ночи

Темноволосая девушка, словно тигрица, прошла по тёмной комнате, наблюдая за тем как Оксана сексуально согнула ногу в колено, наступая на постель, выставив бёдра.

— Которую, я тебе устрою

— Правда? — изумилась в улыбке Оксана, сидя в постели на коленях, прикусила губами коготок указательного пальца

— Иди ко мне — потребовала брюнетка, заползая на большую кровать, встала рядом с Оксаной на коленях, приятно обвила обеими ладонями её бёдра

— Заставь меня стонать этой ночью

— Ты даже еще не представляешь как — уверяла девушка, переходя с бедра Оксаны на плоскость её живота, а другую руку задержала на её попке

— Я вся трепещу перед тобой

Дрожащим голосом, сгорая в предвкушении момента страсти, простонала Оксана, чувствуя как направленные пальцы девушки сидевшей с ней рядом на постели, коснулись её лобка.

— Как мне не хватало этого момента

— Я тебя понимаю — шептала над ухом Оксаны нежным будоражащим шепотом брюнетка, плавно переходя пальцами к ней на половые губы

— Кому, как ни тебе меня понимать

— Тише! — прикоснулась подушечкой указательного пальца к страждущим губам Оксаны, прошептала она лаской шепота

Сливаясь тут же с губами Оксаны вновь в едином поцелуе, девушка медленно и так приятно ласкала её половые губы, вращая по ним круговыми движениями подушечками пальцев. Жадно облизывая губы Оксаны в тот момент, когда она закрыла глаза, отдалась власти рук девушки, в чьих надёжных объятиях она себя чувствовала королевой. Прикосновение пальцев девушки к половым губам Оксаны, столь пронзительно, когда их подушечки так приятно ходили по их нежной бархатистой поверхности круговыми движениями. Убедительное тепло от ладони брюнетки, что прижималась к бёдрам Оксаны, была так убедительна, не позволяла размыкать гармонию поцелуя, что сложилась между ней и темноволосой девушкой, погрузившей её разум в глубокий омут гипноза.

Раскрывая неожиданно глаза, Оксана ощутила, как пальцы девушки ловко проникли в её влагалище, растягивая стенки влагалища, по которым в изобилии стекала влага. Оторвавшись губ брюнетки, Оксана издала порочный стон, раскрыв в искушенной форме губы. Воспевая песнью эротического голоса, Оксана играла телом, подобно королевской кобре, чувствуя в себе, как входили поступательно пальцы девушки, растягивая стенки влагалища. Смирившись с такой силой убеждения, Оксана посмотрела взглядом королевы на темноволосую девушку, после чего обнимая её лицо, сама слилась с ней губами в страсти поцелуя. Каждая клеточка тела Оксаны, что накапливала мощь, посылая миллион импульсов в мозг, говорила о том какой сильный, она переживала оргазм.

— Ах…. — издала порочный стон Оксана, падая спиной на постель, задыхалась от пережитой силы напряжения, которая разом вылилась из неё миллионами бурных эмоций

— Тебе понравилось? — поинтересовалась брюнетка, заползая над телом Оксаны, стояла на четвереньках, когда она изнывала в сторонах

— Ага — ответила от бессилия Оксана, жадно облизывая губы, задыхаясь от момента переживаемого оргазма, не могла даже пошевелить рукой

— Хочешь еще

Поинтересовалась девушка, разговаривая над лицом Оксаны, в то время как она изнывала в стонах пережитой порочной страсти, лежала в постели, раздвинув ноги, согнув их едва в колени.

— Ага — произнесла вяло Оксана, изнывая от недостатка сил, продолжая с тяжёлым дыханием лежать на постели

— Не слышу — забавляясь в улыбке, прошептала брюнетка рядом с губами Оксаны, такое чувство было, что эту девушку забавляло то как она испытывала момент упадка сил, приложив подушечки пальцев к её половым губам — Повтори еще раз радость моя

— Да……

Издала Оксана порочный долгий стон, почувствовала, как пальцы девушки в этот момент проникли в неё. Выгнув спину и выставив грудь вперёд, Оксана сжимала пальцами простыню постели под собой, что собралась буграми страсти. Извиваясь на постели, свисая головой вниз, Оксана сжимала постельное белье, что собрала комками в кровати, подобно королевской кобре, выражая пластику движения дела, воспевала в искушенной форме, раскрывая губы, стоном порочного искушения страстью.

  • Это все ты / Плохие стишки / Бумажный Монстр
  • Day 22. Ghost/призрак / Инктобер / Ruby
  • Сон / Кактусова Екатерина
  • Приходит время, уходить / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Последнее письмо. / elzmaximir
  • Любовь. / Винтер Кэтрин
  • Джон и Светлана в своей квартире в Лосинске. Утро нового послевоенного дня / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Кормите детей перед прогулкой! / ВСЁ, ЧТО КУСАЕТСЯ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лисовская Виктория
  • Хрустальная ночь / Фабрика святых / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Совет / Армант, Илинар / Лонгмоб «Четыре времени года — четыре поры жизни» / Cris Tina
  • Вырвать сердце / Nostalgie / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль