Глава 19 / Оплот и Пустота / Клименко Павел
 

Глава 19

0.00
 
Глава 19

«Риса убита. Мы не смогли их взять». Арид неизвестно в который раз перечитал короткую записку. Вестовая птица прилетела в Оплот Севера ещё ранним утром, но для него прошла всего минута с той поры, как принесли это известие на грязном клочочке бумаги. Арид неторопливо подошёл к распахнутому окну, поднёс записку к укреплённому на стене факелу, и красные языки пламени живо ухватились за лёгкую добычу.

Сын Ветра неотрывно следил за продвижением огня…

— Давай живее, ты меня не догонишь!

— Мечтай! Твоя кобылка слишком ленивая.

— До старого кедра! Кто быстрее, тому и подарок отца!

— Ты не мальчик! Ты не станешь воином и великим наездником!

— Это мы посмотрим, кто кем станет! Не выпади из седла, пустомеля! Фуро каждому подарил надежду стать великим воином. Он ничего не запрещал девочкам.

— Это не шутки. Мы должны наказать их в память о Фуро. Что о нас подумают, если у нас женщины сражаются вместо мужчин?

— Они будут бояться нас! Если даже женщины у нас могут воевать, значит они обречены.

— А если тебя убьют?!

— Глупый, я быстрая, как ветер! Как урага-а-а-ан! Меня не могут убить! Скачи быстрее, гроза набегает!

… он не разжимал пальцы до последней секунды, пока от клочка бумаги не осталось вообще ничего… лишь пустота. Недремлющий сквозняк мигом вырвал сгоревший клочок бумаги из руки, раскрошил его на мелкие частички и разметал пепел во все стороны. Глава Виридов постоял ещё некоторое время, ловя обветренной кожей каждый порыв, затем с силой захлопнул окно.

Хватит ветра и праха!

Выйдя из комнаты, Арид прошёл по коридору к лестнице, и ступеньки вывели его на самый верх, в ритуальный зал.

Возле источающего матовый свет Луча Оплота сидел Халин. Он умостился прямо поверх сложенного в четыре раза шерстяного одеяла, скрестив ноги. Остроносое лицо старика склонилось над книгой, тощее тело выглядело кривой веткой на усыхающем дереве.

Арид приблизился сзади и заглянул через плечо старика:

— Там написано, как уничтожить Луч?

Халин дёрнулся, как от удара бичом, и хлопком закрыл книгу:

— Лёд тебе в печень! Разве можно так пугать?

— Ты слишком долго прожил среди них. Мы не говорим так. Сказал бы «чтоб тебе не было простора» или «подкова ты ржавая». Может ты вообще уже и забыл, кто ты есть?

Нос Халина сморщился, нижняя губа выпятилась, словно он подавился или сплёвывает:

— Я помню кто я такой. Чего пришёл? Опять понукать меня будешь?

— Да. Я хочу знать, когда мы сможем убраться отсюда. Может ты не понимаешь, но только Луч держит здесь восемь тысяч человек… Так когда?

— Это тонкое дело. Тут не выйдет как у вас — помахал мечом и порядок.

Колючий взгляд Арида впился в перекошенное лицо собеседника:

— Ближайший штурм — твой. Дам тебе меч — и вперёд. Там легко, помахал и порядок.

— Ну, я не это хотел сказать…

— Ладно, что у нас с Лучом?

Халин постучал крючковатым пальцем по переплёту книги:

— «Конкордия». Ранд тут много забавного написал. Я раньше как-то не вчитывался в его писульки… Вот послушай: "… В Луче есть всё, способное заполнить человека без остатка. Ритуал Слияния призван помочь воину открыться и впустить в себя сущность Оплота. Этому не нужно противиться и это нельзя прервать. Лишь пустота рождённая в Луче может поколебать ход ритуала..."

Сын Ветра поводил указательным пальцем по губе:

— И?

— Разрушить Луч можно… Думаю, требуется провести некий обратный по сути свой ритуал.

— Ну так проводи, раз ты всё понял.

— Не всё так просто, — покачал седовласой головой Халин. — Требуется Мастер Оплота Севера. Ну или в крайнем случае Оплота Запада. В ритуале он, скорее всего, погибнет. Также нужен один, а лучше два воина с Оплотом.

Арид нагнулся к самому уху старика и заговорщически прошептал:

— Ты ведь и есть Мастер Оплота Севера… А пленные бойцы Оплота у нас есть.

— Я… но… ритуал… тогда… так нельзя… — Халин судорожно сглотнул и облизнул верхнюю губу.

— Ладно, продолжай работу. С Мастером подумаем. Но!.. Если что — проведёшь ритуал сам. Все мы рискуем. Почему ты должен быть исключением?

Оставив растерянно скрючившегося на одеяле Халина, Арид вышел из зала и спустился по лестнице на два яруса. В задумчивости остановился близ стеллажа с запасными факелами, постоял с минуту, а затем сбежал по ступенькам в самый низ.

Вместительную казарму цитадели облюбовали шияры и Вириды для регулярных тренировок. Из зала вытащили все лежанки; одеяла, солдатские сундуки, оружие и доспехи перенесли в комнату по соседству. Сейчас помещение заполняли две дюжины шияров, звон металла дробным эхом отскакивал от стен, блики вспыхивали на мельтешащих тут и там клинках. Нагретый факелами и разгорячёнными телами воздух насытился запахом пота.

Арид выступил на середину зала. Тренирующиеся вмиг прекратили вращать оружием и воззрились на него со смесью опасения и ожидания. Многим из них лишь недавно перевалило за двадцать, и только четверо могли назваться ветеранами с опытом.

Вытянув оба меча из ножен, глава Виридов жестом пригласил двоих шияров на тренировочный поединок. Остальные степняки отступили, образовав широкий полукруг.

Бойцы чуть пригнулись и атаковали сразу с двух сторон. Они не надеясь с ходу достать соперника, лишь попытались оттеснить его к стене. Вместо отступления Сын Ветра скользнул к ближайшему противнику, одним мечом отбил низкий выпад, а вторым плашмя врезал по лицу. Шияр охнул и попятился.

Другой соперник ткнул мечом в сторону, чем отсёк направление возможного ухода Вирида, и поднял кинжал для удара в спину. Арид изящно уклонился от коварных «клещей». Мечи его скрестились на уровне груди, и он резким вращением вывернул пойманный клинок под неестественным углом. Шияр вскрикнул от боли в запястье и выронил оружие. Сбоку подскочил второй противник и снова схлопотал мечом плашмя по лицу. Взвыв, он зажал нос ладонями, сквозь пальцы побежала кровь.

— Вы оба, — Арид указал мечом на двоих растерянных бойцов. — Вы не умеете действовать сообща. Вас же учили сражаться в паре против более сильного соперника. Почему вы не можете применять эти навыки?

— Мы пытались, — гундосо возразил шияр, не отнимая руки от разбитого носа.

— Ничего вы не пытались. Каждый стремился достать меня, пока я бил по другому. Это не работа в паре. Вы жаждете быть великими бойцами и вам наплевать на партнёра. Вам нужна слава и почёт. Потому южане таких как вы с лёгкостью и кромсают. Когда я был шияром, я в одиночку одолел Стылого. А вы и вдвоём одного не осилите… Не годитесь.

Пристыженные степняки отошли в сторону, а глава Виридов остриём поочерёдно указал на другую пару бойцов.

— Следующие.

Наученные горьким опытом товарищей, шияры надвигались очень медленно. Они то расходились в стороны, то снова сходились почти вплотную.

— Стоп, — велел Арид. — О чём вы сейчас думаете?

— О предстоящих приёмах.

— О возможных движениях соперника, — добавил второй.

Арид вздохнул, и оба его клинка поочерёдно влетели в ножны:

— Если вы так много думаете, когда вы будете успевать действовать? Ваша беда именно в этом… Но большинство из вас и того хуже. Завидели врага — и давай рисовать в голове картины того, как вы его сейчас посечёте. Как он будет лежать и захлёбываться кровью. Вы прямо млеете от восхищения собой и излишнего предвкушения. Скорость Уш-вира кружит вам голову… Не годитесь.

Два десятка насупленных бойцов стояли молча, некоторые понурились, пальцы многих сжались на рукоятках клинков.

Арид неторопливо прошёлся перед застывшими полукругом вояками и остановился подле молодого шияра.

— Вытяни руку вперёд с мечом. Так. Теперь крутани меч одним запястьем. Локоть не сгибать.

Кочевник попытался проделать этот в общем-то нехитрый приём, но получилось у него слабовато. Слишком вычурная и чрезмерно изогнутая гарда мешала клинку совершать полноценные обороты. Бедолага попытался снова, но вышло ещё более жалко.

— Это оружие, — тихо, но отчётливо заметил Арид. — Оно — чтобы защищаться и убивать. А не поражать красотой и богатством эфеса. Не годишься!

Он проследовал дальше вдоль насупленных бойцов. Палец его упёрся в грудь сравнительно опытного на вид шияра:

— Ты в бою со Стылым. На нём, естественно, бехтерец. Он уходит от твоих ударов, бьёт в ответ. Потом неожиданно ты видишь его открытое плечо. Твои действия?

Шияр покусал нижнюю губу, глаза его чуть сузились.

— Смещусь в сторону и сделаю выпад в грудь.

— Почему так?

— На плече их доспех крепок. Его только секирой и пикой можно пробить там.

Арид удовлетворённо кивнул и обратился ко всем:

— Я рад, что хоть кто-то извлекает уроки из жизни. Десятки, я повторяю, десятки молодых и самоуверенных попадались на это старый приём Стылых. У их доспехов нет наплечников, но там идёт особо плотное кольчатое плетение. Его не пробить рубящим ударом. И вы все знаете, что боли со своим Оплотом они почти не ощутят. Не попадайтесь на эту уловку!

Обнажив мечи, глава Виридов пригласил подающего надежды шияра в центр зала.

Боец первым сиганул в Уш-вир, сознание Арида последовало сразу за ним. Сердце забилось значительно быстрее, кровь застучала в висках подобно маленьким, часто колотящим молоточкам. Глаза едва успевали следить за действиями рук, картина вокруг утратила чёткость, всё немного плыло.

Шияр внезапно вытянул руку, и кинжал просвистел в опасной близости от шеи Арида. Сын Ветра увернулся от броска и тотчас атаковал со стороны метнувшей оружие руки. Соперник отпрянул и выхватил из-за пояса второй кинжал. Предусмотрительный малый. Короткий клинок нетяжёл, можно взять с собой запасной.

Шияр обманно махнул кинжалом и нырнул вправо, разогнанный меч его пошёл поверху. Дзынь! Арид принял удар выставленным клинком и уколол другим мечом в ответ. Лезвие задело взмокшую от пота рубаху соперника. Шияр расставил руки в стороны и с силой свёл их вместе — кинжал шёл выше, меч ниже. Сын Ветра отступил и тут же перешёл в атаку, забирая то влево, то вправо. Двигаясь вихревыми зигзагами, он шаг за шагом теснил противника к стене. Сталкивающиеся клинки сыпали искрами, звон стоял посильнее чем в кузнице.

— Всё! — выпалил шияр, осознав безвыходность положения.

Арид остановился и протяжно выдохнул. Сознание покинуло Уш-вир, мир вокруг обрёл привычные очертания.

— Ты толковый боец. Можешь стать Виридом. Найди потом Унура — он скажет тебе, что делать дальше.

Тяжело дыша, шияр вытер пот со лба и кивнул. Закрыв глаза, он прислонился к стене и медленно сполз на пол.

— Безудержный, а вы правша или левша? — послышался сзади вопрос одного из шияров.

— Я никогда не думал об этом. Это у вас трудности. Вы постоянно думаете. Перестану думать — перестану жить? Так, что ли? Вас что, делают воинами только навязчивые мысли? Избавьтесь от них, тогда в этом опустошении вы найдёте небывалую силу. Именно её нам и подарил Фуро. Тренируйтесь!

Арид поправил рукав рубахи, и взгляды сбитых с толку шияров проводили его до выхода из казарменного зала.

Дежурящие при входе в цитадель степняки перебрасывались затёртыми до дыр шуточками. Из раскуроченных ворот тянуло вечерней прохладой, ветер трепал кусок жёлтой ткани, непонятно кем примотанной к покорёженной петле.

По лестнице спускались трое Безмолвных, серые одежды и тихие шаги позволяли заметить их только в непосредственной близости. Завидев главу Виридов, они кивнули и взяли чуть левее. Закреплённые на стене факелы высветили прикрытые повязками лица.

Воины самого малочисленного племени кочевников пронесли сквозь столетия веру предков: если чужак увидит лицо Безмолвного, то последний лишится части внутренней силы, а безликость, напротив, даёт неуязвимость.

Овальный зал приёмов пребывал в относительном запустении. Двое воинов племени Железных Игл увлечённо спорили в ближнем углу; над массивным столом склонился невзрачный на вид Унур, тыкая пальцем в карту Корсии; его слушал один подчинённый и иногда кивал. Предводитель кочевников расположился в кресле с высокой спинкой. Локоть его покоился на подлокотнике, кулак упёрся в подбородок. Рядом пребывал Касум и, активно жестикулируя, о чём-то увлечённо рассказывал.

Арид подошёл к Владетелю и учтиво поклонился:

— Наша погоня провалилась…

— Я знаю. Мне жаль твою сестру. Единственная женщина-Вирид. Это большая потеря.

Глава Виридов прищурился и бросил на притихшего Касума обжигающий взгляд. Прошло уже много часов, как прилетела вестовая птица, но послание было направлено только одному человеку, для глаз других оно не предназначалось. Желание ближайшего подчинённого занять место командира уже переходит все границы разумного.

Мысленно посчитав до пяти, Арид продолжил:

— Да, Владетель, это так. Их надо догнать. К тому же, Халин говорит, что нам нужен Мастер Оплота Севера. Тогда он сможет провести особый ритуал и разрушить Луч. Мы тут явно задержались дольше планируемого.

Предводитель кочевников плавно погладил большим пальцем угловатый подбородок:

— И что ты предлагаешь?

— Они теперь могут засесть в одном из городов.

— Ты же не хочешь штурмовать Когтистый утёс, Фрилион или Плонтик?

— Нет. Они движутся лесом на запад и вряд ли будут отклоняться на юг. Значит на их пути не будет крупных городов вплоть до западной границы с Ассултом.

Владетель сменил позу, теперь он упёрся подбородком в кулак правой руки. Пальцы же левой беззвучно барабанили по широкому подлокотнику:

— И сколько людей ты хочешь взять с собой?

— Тысячу клинков. Лучше полторы тысячи.

— Ты можешь взять пятнадцать шияров и всё племя Гулкого Ветра.

— А Вириды?

— При штурме, — не преминул встрять Касум, — мы потеряли восьмерых Виридов, а обрели лишь одного. Мы не можем позволить себе потерять новых бойцов.

— Это так, — поддержал его предводитель кочевников. — Вокруг ещё много войск южан. Они засели в крепостях севера. Норды никак не могут взять их. Возможно нам таки придётся им помочь, хоть я этого и не хочу. Если это произойдёт, я не намерен бросать шияров на Стылых. Это работа Виридов. В твоё отсутствие Касум возглавит их.

Скулы Арида сжались буквально до скрипа, и он снова посчитал в уме до пяти:

— Позволь тогда взять с собой две сотни Теворских Горлорезов.

По-прежнему барабаня пальцами по подлокотнику, Владетель слегка сморщил лоб.

— Хорошо. Ты можешь взять их. Вы удачно отвлечёте южан от наших дальнейших планов. У тебя есть месяц. Обходите крупные гарнизоны. Никаких осад и выматывающих штурмов. Если против вас вышлют конные соединения, что стоят вдоль Веи — уходите. Я вверяю тебе лучших бойцов. Ты должен их сохранить, — предводитель кочевников подался вперёд, в голосе его прорезался металл. — Ты понимаешь — сохранить. Да, это я велел догнать последнего Мастера. Его смерть оборвёт нить Мастеров Севера, но у всего есть цена. Платить сотнями жизней лучших воинов я не согласен. Ты меня понял. Иди.

Арид обменялся с Касумом многообещающими взглядами, при этом глаза каждого светились предупреждением. Серьёзного разговора в ближайшем будущем им теперь точно не избежать.

Глава Виридов двинулся к выходу, жестом велев Унуру следовать за собой. Они вместе спустились на один ярус и окунулись в удушливую атмосферу маленькой комнатки, отданной на поругание нордам.

Усеянный объедками стол выглядел как место побоища, вокруг него на стульях вальяжно развалились шестеро северян, от запаха кислого пива хотелось чихать и тереть глаза.

Арид уселся на самое чистое место и обратился к главе клана Крик Стужи:

— Скьёльд, у меня к тебе разговор.

— Разговор, — протянул норд, разворачивая мощный торс в сторону нежданного гостя. Затуманенный хмелем, но всё же цепкий взгляд изучил Вирида с ног до головы. Вождь тряхнул седой шевелюрой, наполнил до краёв высокую кружку и подсунул её пальцем. — Выпьем.

Арид нехотя проглотил ужасно кислое, отдающее погребом и плесенью пиво:

— Я намерен совершить быстрый поход вглубь Корсии. Предлагаю тебе присоединиться.

— Присоединиться, — норд подёргал себя за бороду и смахнул заскорузлой ладонью часть пены. — А на что мне это?

— Они сейчас нас там не ждут. Они не готовы. Будут для нас лёгкой добычей. Ты сможешь отомстить за все годы притеснений со стороны южан.

Скьёльд пожевал губами и ухмыльнулся:

— Если мы живём на севере и заросли бородами — это не значит, что мы тупые. Мы и так хорошо отомстили. Разбили их здесь. — Он впечатал кулак в столешницу. — Чего я не видел за горами? Мы и тут пограбим. Нам хватит. Мои воины не боятся смерти, но зачем мне их класть зазря?

Сидящие вокруг северяне согласно зашумели, один взялся разливать новую порцию пива из бочонка, другой выискивал на столе остатки съестного.

Глава Виридов повертел пустую кружку в руках, затем уткнулся взглядом в покрытое шрамами лицо норда.

— Другие кланы оттёрли вас от штурма Инт-Блахо. Когда они возьмут город, вам не достанется ничего. Мелкие селения не дадут вам того, что может дать крупный город.

Северяне разом притихли, Скьёльд замер с кружкой у рта. Сказанное было чистой правдой, но в устах чужака звучало неприкрытым оскорблением.

Арид прекрасно это осознавал, поэтому быстро добавил:

— Это их просчёт. Они не получат богатства юга. Пока они будут драться за каждую тряпку и мелкие безделушки, ваш клан… только ваш клан получит целый город.

— Ты уверен?

— Уверен. Со мной пойдут шияры, Гулкий Ветер и Теворские Горлорезы. Мы вас прикроем, сметём всю кавалерию и всех лучников. Мы, возможно, и сами справились бы, но на стенах никто не может сражаться с вашим умением, — небольшая лесть в данном случае звучала очень уместно, поскольку Арид был близок к истине. Даже шиярам необходим простор для действий, а на узком участке стены его никто не предоставит. Другое дело — остервенело машущие секирами норды. Эти прорубят себе путь и сквозь камень, ну и возьмут на себя бойцов с Оплотом. Не покидающий седла кочевник много лучше спешившегося собрата. Зачем изначально ставить себя в невыгодное положение и карабкаться по укреплениям?

— Значит так, — Скьёльд положил широченную пятерню на стол. — Мы пойдём с вами. С вас разведка, чтобы никакие южане нас в пути не накрыли. Если бросите нас… так и знай — все кланы севера навек станут вашими врагами. — Он помахал ручищей из стороны в сторону. — И мы не будем рваться внутрь сразу. Мы откроем вам ворота. Дальше вы сами топчите их. Мои воины берут всё, что смогут унести. Прочее — ваше.

Арид для вида поколебался несколько секунд:

— Идёт.

— Выпьем, — отозвался здоровяк, и молодой норд живо разлил пиво из бочонка.

Арид освободился от общества северян лишь через десять минут, погибая от тошнотворных запахов и приторно-кислого вкуса во рту. Умело отвертевшийся от выпивки Унур семенил за ним по пятам.

Они вдвоём заперлись в небольшой комнатке на этом же ярусе и две минуты сохраняли полное молчание. Унур присел на стул у высокого стрельчатого окна и равнодушно изучал гобелен с изображением Норина на фоне Поющих гор. Арид же думал о своём, кочерга в его руке лениво ворошила чёрно-серый пепел в давно потухшем камине. Бросив это занятие, он развернулся к подчинённому.

— Разошли вестовых птиц нашим людям в городах западнее Веи. Северный ветер разметает твои останки, если ты мне скажешь, что где-то нет нашего человека.

Унур торопливо замотал головой:

— Есть во всех больших селениях, кроме самых южных.

— Пусть высматривают группу наших беглецов. Как только увидят, пусть дадут знать и задержат их там подольше.

— Я понял. Всё сделаю.

Сын Ветра придвинулся ближе и встретился глазами с подчинённым. Взгляд Арида, казалось, способен был расплавить камень:

— И Унур, если ещё раз сообщение вестовой птицы попадёт мимо меня кому-то другому… Особенно Касуму или Владетелю…

Без того низкорослый и необычно бледный степняк вжался в стул и съёжился будто тающий с каждой секундой кусочек льда. Сглотнув, он судорожно мотнул головой:

— Не будет этого… больше.

— Я знаю. Не позволяй Касуму давить на тебя. Неужели ты хочешь поставить на него? Это он только выглядит таким грозным и решительным. Смотри на дела, а не на слова. Кто возглавляет Виридов все эти годы, он или я?

Унур немного воспрял духом и поспешил сменить тему:

— Так мы будем пытаться рассказать южанам о содеянном братьями? Это сильно подорвёт их веру. А то Ранд и Чейниш — просто герои в их глазах.

— Я думал об этом. Мы постараемся использовать это, но позже. Пока ещё не время. Пусть по-прежнему считают нас дикими, грязными варварами и кровожадными захватчиками. Всему своё время, всему своё время.

  • Добрая встреча / Вербовая Ольга / Тонкая грань / Argentum Agata
  • Легенда осени / Лонгмоб - "Легенды о нас" / Армант, Илинар
  • ПРИГЛАШЕНИЯ / «Новогодний Хоровод» / Лита
  • 9.Отшельник / Заключённый или маленькие уроки жизни / Winchester Санёк
  • Ученый / Хрипков Николай Иванович
  • 1000 шагов вперёд / Devil Dima
  • Вскрой мне вены... / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Афоризм 192. О судьбе. / Фурсин Олег
  • На свидание к тебе я иду! / Хасанов Васил Калмакматович
  • Картина / В ста словах / StranniK9000
  • Крылья влюблённых / М.Ю. / Лёлик

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль