Рафаэль - 2 / Ключ Вечности / Райз Элли
 

Рафаэль - 2

0.00
 
Рафаэль - 2

Рафаэль — 2

Застыла вечность. Черт…. Почему время движется так медленно. Минута, секунда…. Час без нее, это уже критическая планка моей выдержки. Страх для меня давно забытая вещь. Я был ребенком, который пережил все страхи людей. Мне казалось, что я не должен вовсе его испытывать. Испытывал же…. В момент, когда она словно тень исчезала из моей комнаты. Она всегда рядом…. Всегда внутри меня, я слышу ее голос у себя в голове, ощущаю ее горячую кровь, пульсирующую в моих венах и ласковый запах где-то рядом…. Но…. Бросает в дрожь, когда не вижу ее глаз.

Мы снова в Архионе…. Нет…. Не так…. Я снова в Архионе. Ее не гнетут воспоминания, ту кто может перемещаться сквозь них…. Она может выносить их. Этот дворец, ужасное место — каждый золотой светильник, закрытая дверь или улыбающееся лицо дворянина…. все несет в себе до боли мерзкие воспоминания. Мы вернулись, чтобы отомстить Алексису. Он убил наших родителей и теперь мы должны убить его. Тогда, почему у меня ощущение, что все вокруг напоминает о том, как он убивал меня каждый вечер? По кусочку, по капельке отъедал и высасывал — мою душу и мою кровь. Убивал, терзал, мучил и пытал мое тело…. Пока не явилась она…. Мой свет…. Моя тьма…. Погрязнув в ее тьме, я не пытался двигаться назад. Мне хотелось утонуть в этом мраке…. Ее тьма скрывает мою боль и дает взамен большее….

Для меня в ней все было интересно. Ее пластичные движения, такие быстрые и в тоже время не лишенные изящества и грации. Она играла со мной, занималась со мной, читала мне, мыла меня, кормила и укладывала спать. Понимала ли она в этот момент…. Что действие не имеет значения? Важно, что это именно она. Ее глаза пугают всех живых, кроме меня. Темные, алые, порочные глаза самой Смерти. Хозяин и слуга…. Так ли это?

Нет, конечно она лукавит, врет мне в глаза и знает, что правду я прочту в ее мыслях. Ей доставляет удовольствие исполнять мои желания. Я был ребенком, мое тело детское, и как ни крути, это все равно мешает. Даже если разум у меня работает на одной волне с бессмертным Луцием и Алексисом. Я мог быть гордым, но я не был им. Я ребенок и для нее я тоже отчасти ребенок. Всегда она будет опасаться за мою жизнь. Даже если мои желания противоречат этой логике, для нее мое благополучие на первом месте. Интересно есть ли способ обойти этот пунктик договора?

От Джульетт всегда исходил запах опасности, запах величия ее силы и мягкий цветочный аромат другого мира. Мира темного, но мира, где для меня нет больше одиночества. Как ребенок я, конечно, мечтал знать о будущем, она умалчивала подробности. Я понимал, почему она не говорит и скрывает в сознании эту ветвь Спирали. Любопытство, чувство доминантное у детей. Как взрослый, я конечно не побоялся бы дойти до самого конца, смиренно принять смерть и свое наказание. Как ребенку, мне бы не хотелось знать о будущем, потому что тогда потеряется его долгожданная ценность и радость ожидания его прихода. Эти две стороны личности еще безжалостно сражались во мне.

Ее мысли и чувства, всегда без тени лжи, знаю, так она мне никогда не соврет. Медиумы обращают ложь в правду только своими словами. Я знаю, что она не солжет…. Но мне не по себе, когда она говорит — «До самого конца и всегда мы будем вместе. Я не оставлю тебя. Я люблю тебя….». Как же хочу ей верить и впадаю в ярость от одной мысли, что эти слова ложь. Она же…. Она же…. Должна осознавать, как слова любви важны для ребенка.

Мои желания, как взрослого и как ребенка, расходились не только в вопросе знания собственного будущего. Они и фактически были диаметрально разные, и я не понимал, как они вообще уживаются внутри меня? Я хотел спать утром подольше в кровати, наслаждаясь теплыми лучами солнца…. Хотел сладкого, конечно, я хотел сладкого. Я жаден до сладкого…. Пирожных, как здорово было бы, есть кучу пирожных и шоколада…. Леденцы на палочке, вообще мечта идиота. Хочу на море, в воду не полез бы, но на песочке точно полежал. Зачитывался бы по ночам книжками, с фонариком под одеялом…. Да много чего, если вспомнить…. Отметить хоть раз, день рождения…. Люди же веселятся, верно, день рождение праздник? Посмотрел бы фейерверк…. Честное слово, мы так продвинулись в технологиях, но я бы посмотрел банальное из достижений человечества — фейерверк.

Но я же гордый…. Гордый и взрослый, у меня есть любимая…. Я хочу не только использовать ее как служанку. Она не может вечно сражаться, ей нужна моя любовь. Хочу быть достаточно сильным, чтобы защищать и ее, хочу увидеть ее гладкую кожу, хочу посмотреть все в ней и прикоснуться к каждой частичке ее тела. Ведь Джульетт очень красива. Я также хочу быть умным, умнее, чем большинство. Замашки мании величия…. Но, я же Император. И я где-то в глубине души все-таки гордился тем, кем являлся. Императорство дает мне массу привилегий и величественный ореол власти. Как же заблуждаются люди, думая, что Императорам есть до них дело…. Мы не можем в своих-то проблемах разобраться…. В результате, Император в скором времени тоже становиться шахматной фигурой на доске того, кто играет партию.

Джульетт боялась считать меня взрослым. Потому, что она наполовину животное. Мне вспомнились слова безумного клоуна Луция…. Он же обучал меня, как контролировать договор. Он сказал тогда нечто, ранящее меня…. Возможно, она так никогда и не сможет переступить через этот свой глупый страх.

«Ваше Величество. Честно сказать, точнее, сказать до конца правдиво…. Я приврал немного вашей новоиспеченной фаворитке. Ей на самом деле лучше не пить вашу кровь. Ее порог самоконтроля очень низкий, из-за мощного потока медической силы, которую она, в принципе, может создать внутри себя. Ваша кровь на короткое время погрузит в ее состояние эйфории и удовольствия. Но…. Это чревато…. Мгновения хватит, чтобы ее разум отключился. И останется лишь голодный монстр, хотящий есть…. Даже представить не могу, что она сделает в таком виде….»

Вот почему…. Я жил ее чувствами и благодаря ее крови билось мое сердце. Из моего тела ушла привычная тяжесть в груди. Я мог бы попробовать даже глубоко вздохнуть…. Мягко сказано, что я просто привязался к ней. Мы уже не можем жить друг без друга.

Если вдруг мне станет холодно, она согреет. Она заставляет меня пить ненавистные таблетки и может, я пью их только потому, что она этого хочет. Теперь не приходиться переживать…. что, упав в обморок, я буду в одиночестве лежать где-нибудь в коридоре. Она почувствует и, находясь даже в другом конце дворца, она успеет меня поймать, до того, как мои волосы коснуться пола. Она появиться еще раньше, в ту минуту, когда я только почувствую недомогание. Быстрее чем ветер…. Как тень меня самого…. Ей доставляет радость подбирать мне костюмы. Как может такое нравиться девушке? Каждый раз она будит меня легким поцелуем в шею…. Я делаю вид, что не замечаю и не злюсь…. Ее нужно было бы отчитать…. Но прикосновение слишком необходимо мне, чтобы проснуться. Чтобы пробудить само желание проснуться ради жизни.

Мне трудно сосредоточиться не только от таблеток…. Как я думал, мой чистый и упорядоченный разум, не возможно затуманить. Но Джульетт все меняла.

Лишь боль ненавистного существования. Почему? Откуда пришел этот жар, эта жгучая агония тщеславия и гордости. Почему? Почему каждый раз так хотелось испытывать этот жар от каждого ее прикосновения? Сладость дрожи от шепота в ухо. Я снова хотел жить ради этого. Невыносимо…. Не я ли смирился с самой страшной смертью? Не я ли возжелал силы Бога Смерти, в обмен на собственную жизнь? Я только и думаю о том, каким хорошим должен быть хозяином, сдерживаю свои желания прикасаться к ней, поцеловать ее…. Ее кровь — сладострастное удовольствие, вот что вызвало во мне, так много чувств. Кровь, сияющая ароматом сладкой лакрицы, медового нектара и роз…. Кровь Бога Смерти…. Я также эгоистично желал, чтобы она ощутила все те же чувства что и я….

В привычной жизни произошло не мало странных изменений. Когда я жил во дворце мне было все равно, что есть на завтрак или ужин. Чаще всего это была витаминная каша по утрам и капельница с физраствором по вечерам. Вкус пищи потерял всякий смысл. Сейчас же…. Я с нетерпением жду всего, что она приготовит для меня. Заставляю себя оживлять вкусы блюд. Потому, что я хочу, чтобы она радовалась и перестала так переживать.

Эта мысль…. Я грешен…. Но, чего бояться грешнику после смерти…? Если он сам подписал себе приговор. Всегда…. Всегда я скитался в глубинах тьмы. Там, в этой темноте нет света, но там я встретил ее. Она в этой тьме согреет меня, не позволит мне упасть, обнимет меня и защитит от опасности. В этой тьме жила Джульетт, которая никогда мне солжет. Она всегда будет рядом и любит только меня.

Она так искусно умудрилась обвести вокруг пальца самого Фрая и его шайку. Узы подчинения и приказа, заложенные в договоре, перебивали все, даже родственные связи, так крепко связывающие род Эренгер. Он верил, что они смогут стать как Эдгар с Элизабет…. Что за глупости! Джульетт предназначена и выбрана только мне! Она моя! С моим появлением, она перенесла Фрая, исключительно в ранг старшего брата. Наш надоедливый родственничек!

Нынешняя Джульетт только моя…. Она и моя сестра, и моя служанка, и моя любовь. Она часть меня самого. Алексис прекрасно понимал, что значит печать договора. Он все понимал и позволил ей остаться. Для него игра уже имела смысл. Хотел он ее или нет, игра запущена. Мы оба короли своих сторон. Алексис отличал хозяина от слуги. А значит, понимал, что я играю против него, отдает приказы — хозяин.

Я много читал…. Причем читал книги, которые мне приносила Джульетт. И почему в каждой из них я вижу сходство с нашей жизнью. Глупая Джульетт! Чему она пытается меня научить?

Мне плевать, какой тайный мир своей мечты, лелеют построить Фрай и Алексис. Да этой чуши мне нет дела! Иронично…. Неужели человечество так никогда и не научиться извлекать для себя уроков из сложившихся ситуаций? Почему позволяет тиранам вроде Алексиса или Эдгара решать их судьбу? Почему люди не пытаются сломать дворянскую систему правления, если она их не устраивает. Неужели до сих пор люди не поняли, что медиумы плевать хотели на жизни людей! Их задача только защитить внешнее благополучие. Им скучно, они хотят только получить душу, которую ищут…. Для них мы насекомые, которые ползают и создают ложные иллюзии своей жизни.

Конечно, они хотели бы вернуться. Я видел ее мир, в глазах…. Там, глубоко внутри нее, сокрыты Врата в этот мир. Он дает ей силу — мир Ночи. Мир, существование которого, мы не в силах объяснить. Мир, который ни на мгновение не прекращает борьбу за наши души. Их существование есть проклятие, Боги Смерти — теперь я разделю эту вечность.

Снова я почувствовал, как мое сердце сжалось в предвкушении чего-то. Ни боль и ни болезнь, так томила…. Неведомо, я был окутан властью Джульетт. Я отдавал приказы, но она невидимыми нитями через мои желания, оплетала мою душу.

— Хотя бы пошурши, ты появляешься слишком незаметно!

— Боишься? — мягкий и нежный голос из темноты.

— Не люблю, когда мной манипулируют, так, что будь любезна, обозначать свое присутствие.

— Конечно, как скажешь, я накрою ужин…. — не помню, когда у меня был такой аппетит. По весьма ненадежной информации моих воспоминаний, когда-то давно дворцовые повара готовили очень вкусно. Но всегда не то, что мне хотелось. Джульетт же могла сочетать вкусное и полезное, полностью зная и следуя моим желаниям. Она готовит вкусные приправы и соусы. Фрай рассказывал, что когда она была человеком, то ее было нельзя подпускать к кухне. А, сейчас, она может идти на поварской конкурс и ведь выиграет. Ароматный чай и воздушные, сладкие тортики, вынудили сделать ей комплемент. Это существо улыбнулось и как мраморная статуя, продолжала буравить меня взглядом. Наслаждается тем, что мне нравиться ее готовка?

— Не лыбься так! Смущает…. Давай по делу, что тебе удалось выяснить?

Снова такое чувство, что она улыбается потому, что все знает…. Будто каждый ход игры для нее заранее определен, и она лишь воплощает его в жизнь моими указаниями. Таковы различия между человеком и Богом Смерти? Все в мире потеряло для нее смысл, так как и рядом не стояло с ее силой. Все кроме моих глаз и моей крови. Я был нужен ей…. Неужели это не плод фантазий?

— Во дворце не так уж и много мест, куда запрещен доступ. Для начала, нижние уровни замка, там все понятно почему….

— Лаборатории Алексиса….

— Сильно сомневаюсь, что это настоящие лаборатории, он не стал бы хранить свои секреты в Империале, тем более я осведомлена, что скорее всего, на этих подземных уровнях есть проход к настоящим.

— Хочешь сказать, его лаборатории находятся за пределами дворца?

— Причем очень далеко, возможно даже на другом конце страны. Алексис вовсе не дурак. Под этими уровнями, точно есть монорельсовая дорога, ведущая на север…. У Алексиса, кажется, есть собственный дворец в Ледяных Топях? Маршал, также не имеет личного кабинета, место, где он проводит большую часть своего времени — это двухуровневая библиотека-гостиная, в восточной части дворца. Зал заседания Императорского Совета, закрыт от массового посещения, как и офис охраны. Ключ от этих комнат есть у главного дворецкого. Во время заседаний, он обслуживает заседателей сам. Досье на дворецкого, с его полными картинами прошлого и будущего, уже составила. Нет никакой вероятной возможности, что его будущее как-либо измениться….

— Сможем шантажировать его, чтобы получить ключи….

— Ловишь на ходу! Есть еще одно запретное местечко…. — она замолчала. Я понял почему. Она знала и я знал — прочитал ответ в ее глазах. Ждала моей реакции терпеливо, она могла бы ожидать вечность.

— Да, и это зал для вечеринок Имперской Свиты. Ты была там…. Клетка все еще там?

— Посещение этой комнаты оставило и сладкие и болезненные ощущения, не стану врать…. Ты ведь понимаешь, Рафаэль…. — ее глаза предательски сузились, взывая к животному началу. Предательница — я страдал, находясь в этой клетке, а ее сводил с ума запах крови, что там все еще обитает. Мне казалось, иногда, что она хочет меня съесть. На лице даже возникал оскал, как у большой черной кошки. Она теряла в такие моменты разумные нити связи со мной, и становилась существом из своего мира. Истинный медиум — самое умное, но все же животное…. Что меня вообще не пугало. Меня только влекло такое поведение, поэтому хотелось и дальше ее провоцировать. Мазохист я, что ли?

— Клетка все еще там…. Медовый запах твоей крови въелся в днище.

— Проголодалась, что ли? — злобно подшучиваю в надежде…. Что злая шутка однажды станет правдой. Я желал, чтобы она испила моей крови. Она с трудом себя сдерживает, только сила воли, сдерживает голод. Но я добьюсь своего однажды. Ни одно животное не сможет устоять, когда его так милостиво приглашают на столь желанный ужин.

— Могу продолжить? — злиться как всегда…. — Есть и пятое странное местечко. Я не припоминаю его при родителях, оно было построено уже после пожара.

— Как, подожди, а личный охранный отряд Алексиса, у них нет покоев?

— Нет, нет, они полулюди, с биокомпьютером в мозгах и живым человеческим сердцем. Нано-роботы внутри поддерживают их жизнедеятельность и дают невероятную силу. Они не спят и не едят.

— Они были людьми? — какое великодушие в таком случае проявляет наш Маршал.

— Да он сделал их такими, когда они находились между жизнью и смертью. Богам Смерти разрешено подобное в некоторых случаях. Эти полулюди, их тела не идеальны, Алексис каждую неделю проводит обследование на предмет дефектов. Если выяснить где в этих телах брешь, сражаться с ними будет уже легче.

Мне хотелось смотреть на ночной мир. Пускай своими глазами, но я пытался понять, как видит ночь, Джульетт. Мир ночного неба, так далек. Сверкающие звезды на темно синем небе, так далеко. Некоторые люди думают, царство Всевышнего там, среди миллиардов звезд. Я не верю в это…. Вообще не верю, ни во что. Религия, это не мое! Хотя я, как Император, являюсь, по мнению религиозников, наместником Создателя. Но, зная Джульетт, я могу сказать, что Боги вовсе не идеалы. И они не всегда связаны со светом. Главное же в том, что Боги не спасают. Никакого спасения души нет. Я встал и подошел к окну. Луна высоко в небе манила своим светом, темные облака обволакивающе съедали грусть. Вот сейчас она подойдет сзади. Она положит мне свои руки на плечи, откинув голову, я уткнусь в объятья. Мир остановиться, наше время замедлиться и я пойму, в который раз, как не хочу терять ее…. Тяжело вздыхаю, тоска переполняет мою грудь, ее успокаивающие, уже привычные слова, как колыбельная — усыпляют….

— Кажется, я понял, о каком месте идет речь. Черная башня на заднем дворе, входа в которую нет.

— Вход есть — это подземный лифт на нижних уровнях. Однако на проходе наложена печать. Алексис сделал ее при помощи своего дара, я не смогу туда попасть этим путем…. — вырвался из ее объятий, когда почувствовал, что они стали слишком резкими. Вернулся в кресло. Иногда ее поведение просто выбешивает!

Мы проклятые и наши тела порочные. Когда они близко, то взывают друг к другу. Хищник и жертва…. Хозяин и слуга. Мы хотели пролить чужую кровь, чтобы унять собственную боль. Лилась же только наша кровь и боль не утихала, лишь разжигая пламя. Только скрываемый темнотой, я мог чувствовать себя нормальным. Люди не должны видеть истинного меня, который не способен и шнурки себе завязать самостоятельно. Люди должны видеть во мне лишь своего владыку. Джульетт понимала это, будучи существом, сотворенным из тьмы. Свет для нас был потерян навеки. Зло жило внутри нас и помыкало нашим разумом. Мораль и запреты, какая глупость. Людям, может быть, наши отношения и покажутся внеморальными…. Но само понятие морали глупость. Люди прикрываются ей, когда им выгодно выставить себя хорошенькими. На самом деле, я не понимаю, зачем они вообще придумали эту мораль, если сами же ей не следуют?

У Богов Смерти все проще, нет ничего лишнего. У них нет морали, только строгие законы. Так правильно и логично. Мораль, одно из величайших заблуждений, в которое люди склонны верить, но не склонны исполнять.

— Хорошо, похоже, что раз башня самое охраняемое место она интересует меня больше всего. После того, как узнаешь что там…. достань мне информацию о том, кто из членов совета пользуется «особой привилегией» Маршала. Проще говоря, кто и за сколько продается. И еще нужен список всех предметов и материалов, ввозимых на склад. В лаборатории Алексиса проникнуть будет сложно, если они находятся за пределами Архиона. Если же мы узнаем, какие материалы он переправляет, то сможем понять, чем он занимается. Он явно не сидит на месте, а готовит нечто масштабное….

— Еще, мне ведь стоит ежедневно просматривать будущее и прошлое всех, кто встретиться во дворце, может, увидим что-нибудь полезное.

— Если считаешь нужным…. А теперь, я устал и хочу отдохнуть…. Только….

Уложив меня, она накрыла меня одеялом до самой макушки. И легла рядом. Она всегда так делала. Я ощущал ее ровное и теплое дыхание на затылке и запах. Меня удивляло, зачем она вообще дышит? На что, спокойным тоном, Джульетт отвечала, что медиумам не обязательно дышать, но им обязательно дышать в тон со своим хозяином.

— Джульетт, скажи мне, умирать страшно? — я не хотел знать ответ, но хотел услышать ее голос и не нашелся, что еще могу спросить…. Хотя все же…. В глубине души я, как и она знал, что это ложь.

— Почему ты спрашиваешь? — как глупо…. — Могу сказать, что тебе должно быть страшно, в момент смерти.

— Почему? — какого ответа я жду? Любой ее ответ ведь на самом деле ужасен. Мне не страшно…. Я же все-таки ребенок, мне должно быть страшно….

— От этого, вкус твоей души станет воистину сладким — как приятен ее голос, такой мягкий и шершавый, усыпляющий и ласковый. Ведь сейчас она сказала, что я нужен ей верно? Вкус моей души для нее будет более желанным? Вот и хорошо…. Это правильно, так и должно быть.

Огромная кровать, мягкая и нежная. Таким должно быть ложе Императора. По правде говоря, это ведь комната матери и отца. Не то, чтобы я был такого высокого мнения о себе, что считал себя обязанным спать именно в этой кровати. Но, на самом деле, здесь более всего ощущается нехватка родительской заботы и опеки. Здесь еще витал запах будущего, которое могло бы наступить…. Но умерло, не успев начаться. Здесь мне кажется, я бы мог погрузиться в иллюзию того, что мои родители еще живы, а печаль от их утраты не терзает. Хотя кому я лгу, кроме себя самого? Просто здесь, в этой комнате, я мог поднять свою забитую самооценку. Здесь всегда отдыхали самые величественные люди — мои предки — Великие Императоры рода Эренгер. В этой самой комнате различие между ними и мной стиралось. Здесь, я по-настоящему ощущал себя сыном Эдгара Эренгер — выигравшего две тяжелейшие войны. Каждая подушка в этой чертовой комнате пропитана гордостью и величием моих предков…. Сам же я на собственной шкуре убедился, что быть потомком рода Эренгер, это не значит, быть счастливым от рождения. Казалось бы, чего мне жаловаться, наследному Императору? Жизнь которого, максимально приближена к сказке?

Моя же реальная жизнь не была сказкой. Скорее уж кошмарный сон, который начался в тот день, когда Алексис Фантенблоу убил моих родителей. Единственные близкие мне люди — старшая сестра и брат были вынуждены скрываться. За те годы пока я рос, не в состоянии даже ходить самостоятельно, Алексис вернул роду Фантенблоу былое могущество и приумножил его более, чем достаточно. Несомненно, Алексис правил Империей, так как его душе было угодно. Лишь когда мне исполнилось шесть, я был в состоянии принимать участие в заседаниях Совета. Но тогда я был еще слишком маленьким, чтобы поверить, что неподкупный Совет может принимать решения в не зависимости от меня. Я еще не знал, что власть и деньги Фантенблоу способны творить чудеса.

Алексис никогда не придерживался конкретного курса правления. Он не вел, точнее, не продолжил ту политику, которую хотел продвигать отец. На мой же взгляд она была совершенна. Он не захотел реформировать армию. Вместо этого, сделав ее полностью автоматизированной, добился…. абсолютного подчинения. Алексис, хороший Маршал, признаю. Возможно, в истории нашей Империи, лучшего Маршала никогда не было. Даже прародитель нашего рода, Вильям Эренгер, не сравниться с ним. Алексис действительно великолепный стратег. Маршал…. Но, не правитель. Истинный Император должен быть не только Маршалом, но и либералом. Алексис же вел грязную, замешанную на предательствах и заговорах политику. Такое государство навряд ли необходимо людям.

Потом…. Мне исполнилось десять и Алексис перестал играть в заботливого наставника, что терпеливо воспитывал наследника на «свое» место. Озлобившись, Алексис начал претворять в жизнь свои кровавые вечеринки. Пытки, издевательства, иногда он пытал меня так долго, что мне приходилось забывать о природе моральности. Человеческая гордость была растоптана и сметена им, не говоря уже о гордости Императора — потомка рода Эренгер. Постепенно, я начал ненавидеть свой собственный род и свои корни. Под пытками мне думалось — не хочу быть ребенком с золотой кровью, я хочу быть просто ребенком. Хочу просто жить и взрослеть со своей семьей. Судьба решила иначе. Веяньем этой самой судьбы…. я был вынужден, каждый раз, подвергаться насилиям и пыткам именно потому, что был потомком, того самого, священного рода Эренгер.

В ночной тишине, засыпая один в кровати, я ждал долго, пока не начнут действовать болеутоляющие таблетки. Не просил избавить меня от боли и мучения. Думаю, я понял тогда, что просить у высших сил чего-либо — вопиющая глупость. Никто и никогда тебе не ответит с Небес. Зато, если будешь истинно желать утопить свою душу во мраке, желать чего-то ужасного, то тебе обязательно ответит Ночь. Звал внутри себя помощи, просил и умолял силы, ради отмщения. Она ответила. Сама Ночь, в лице Джульетт — Бога Смерти из другого мира, мне ответила. Теперь же я связан нерушимыми узами с самым темным созданием, которое только может выдумать человеческое воображение. Сила, которую я получил, во много раз превышала порог той, что я хотел…. И пусть! Почему это должно было остановить меня? Не убоюсь я тени своей…. Силе соответствовала, если подумать, страшная цена. Это тоже не остановило. Я был рабом при жизни, им останусь и после смерти. Меняется лишь погонщик. При жизни — Алексис, после смерти — Джульетт.

Не страшно и не важно, потому что…. потому, что вместе с силой я, наконец, обрел покой и так необходимую мне любовь. Я не мог уснуть один в этой огромной кровати, корчась от боли и кровотечений многочисленных ран. Когда же рядом была она, я забыл о том, что такое бессонница. С Джульетт я был способен проспать, наверное, всю жизнь.

Нас всегда разделяло одеяло. Такое тонкое, но разделяло. Она отгораживалась им от меня, ложась всегда поверх него. С одной стороны я принимаю факт того, что мой запах пробуждал ее «животное начало». Нам обоим не хотелось бы столь печального конца. С другой же стороны, я так хотел почувствовать телом, алмазную, невероятно гладкую кожу.

Приятно, когда твои мысли читают и смущает, когда это делает тот, кого ты желаешь всем сердцем. Джульетт была искушена, от того всегда ощущала внутри меня мое же желание. Это ее забавляло по-настоящему. От этой, ужасной мысли, у меня побежали холодные мурашки по спине. В ответ на это, ощутил четкое и усмехающееся, горячее дыхание Джульетт у самого уха:

— Мечтаешь о собственной сестре,…. Какой ты развратный мальчик…. Рафаэль…. Я люблю тебя…. — ненавижу…. Эти слова так ненавижу! И их, я так жду от нее.

— Помолчи, ты мне сестра в третью очередь…. Если не в последнюю….

Снова полуусмешка, моя кожа чувствует это рычание, мягкое, и теплое. Мое тело обмякло под натиском такого количества тепла и ласки. Вот жадина не дает насладиться моментом, она использовала свою медическую силу, чтобы наводить эту дурманящую обстановку, так что хотелось спать.

— Знаю…. И поэтому…. Я люблю тебя…. — волнение, стыд и беспокойство охватили меня тогда. Страх мимолетности времени. Страх никогда более не услышать слов…. Но Джульетт чувствует, как же я рад, что ей подвластно, читать мои мысли…. — Я люблю тебя, засыпай…. Я всегда буду рядом…. — повторила….

Такая теплая и ласковая…. Только я знал, какой прелестной и ласковой может быть Джульетт. Фрай никогда не увидит ее такой. Джульетт принадлежит только мне и только у меня есть право видеть ее слабости…. Сквозь подступающую дремоту, хотелось ответить ей, осадить, как обычно…. Именно за то, что говорит вещи, которые я так жажду услышать от нее. Читает меня, будто хорошо написанный роман. Проникая внутрь моих чувств, исполняя мои даже самые потаенные желания, она погружала меня глубже и глубже…. Удовольствия там будет больше, но тьмы еще больше. Жмусь к ней сильнее, чтобы не потерять чувство реальности:

— Я…. Джульетт, ты…. Тебя одну….

  • Первые сутки жизни детей Джона и Светланы (часть 1) / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Абрамова Елена - Девочка и звезда / По закону коварного случая / Зауэр Ирина
  • Шаги в тишину / КаХр Ирин
  • Высшие Небеса / Истории (соавторство) / Лещева Елена
  • Человек, продающий друга / Необычные профессии / Армант, Илинар
  • Argentum Agata / Летний вернисаж 2018 / Художники Мастерской
  • Даритель рифм / Лонгмоб "Необычные профессии - 4" / Kartusha
  • Ребятам о зверятах / Ребятам о зверятах. / vel zet
  • Мельком / Трещёв Дмитрий
  • Условия проведения вернисажа / Летний вернисаж 2021 / Художники Мастерской
  • Никто не хотел сражаться / Из души / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль