11 / Ключ Вечности / Райз Элли
 

11

0.00
 
11

«Первородными» медиумами именуются те, кто пошел от рода Богини мира Ночи — Арины. Она считается наиболее могущественной среди медиумов. Хотя, по сути, все пробужденные медиумы являются Богами. Однако лишь Богиня Арина имела возможность контролировать медиумов. Мир Ночи — дом медиумов. Он настолько огромен и необъятен, что медиумы могут, не встречаться между собой целую вечность, находясь в нем. Из мира Ночи медиумы черпают любовь и восторгаются его красотой, имея возможность говорить на языке самой природы и вселенной. Они назвали этот язык — «Языком вечного неба».

 

11.

После пяти часов сна, мне стало легче. Сжимающая боль под грудиной, которая мешала нормально двигаться исчезла. Натянув длинный белый свитер и шерстяные носки, я спустилась вниз. Эдриан расположился в кресле и, потягивая вино из бокала, с особым изяществом перелистывал книгу. Дитрих с Ролло на полу занимались чем-то вроде собирания конструктора из деталей. Чуть позже я узнала, что Эдриан принес им разобранный макет робота из своей лаборатории и дал задание собрать. Хелли обложилась модными журналами и явно была занята больше обычного. Как рассказал Фрай, у нее был свой модный дом, и она выпускала одежду, как для дворян, так и для обычных людей.

— Джулли ты в порядке! Я так рада! — Хелли первая до меня добралась и просто заключила в жаркие объятья. Теперь запах ее духов я могу разложить, наверное, на все составляющие.

— Да не переживай, я в порядке…. — заверила я ее, как можно скорее выбираясь из ее объятий. Я поспешила усесться на пол к Дитриху и Ролло.

— Как, ты разве не хочешь почитать со мной журнальчики и составить отчет за этот месяц, по новым трендам? — недовольно возмутилась девушка.

— Нет уж спасибо, я лучше помогу им. В моде я ничего не смыслю….

— Я обещала Фраю за неделю сделать из тебя настоящую леди. На сегодня ладно, будь свободна, но завтра…. Я уж за тебя возьмусь по крупному — мне стало жутко неудобно. Ведь она говорила правду, и искренне была рада своей уверенности, что у нее все получиться.

Дитрих ослепительно красив. Такой милый и идеальный. Он и вправду был похож на принца. Тонкий свитер светло синего цвета идеально подходил к его белым брюкам. И вообще его кожа казалось, светилась.

— Принцесса снова с нами! Какая радость, Джульетт я уже начал волноваться, что ты к нам не присоединишься…. — он радостно поцеловал мне руку, что чуть было, не привело меня в ступор. Потому что мне впервые было приятно прикосновение другого мужчины. Ведь до этого этим мог похвастаться только Фрай. Но даже удивиться я не успела, Ролло почти прыгнул. Обнимая меня, он чуть не расплакался у меня на шее.

— Джульетт! Я так рад! Я думал, ты серьезно больна! Я так испугался! А ты такая молодец, спасла Хелли! Джульетт! — полегче, полегче, задушишь же ведь…. И самой умирать не придется.

Эдриан же на мое появление отреагировал лишь холодной язвительной улыбкой. Даже не оторвался от книги, вот скотина!

— Хочешь нам помочь? Мы собираем робота, которого привез вчера Эдриан…. — отказать Дитриху, и его милому личику было просто не возможно.

— Неужели у сторожевой собаки Академии есть навыки в механике? — усмехнулся Эдриан, откладывая книгу в сторону. Закинув, ногу на ногу, он попивал вино, и изучал мою реакцию. Удивительно, но Эдриан, кажется, тоже неплохо разбирался в людях, хотя маскировал все это ненавистью к ним. Но его поразительная наблюдательность и память, позволяли ему производить анализ не только собственной деятельности, но и людских душ. В каком-то роде мы с Эдрианом были более похожи, чем казалось на первый взгляд.

— Эдриан, твоя злорадная улыбка говорит о том, что ты во мне сомневаешься? Хорошо предлагаю тебе пари, я соберу и запущу этого робота!

— О! Как опрометчиво. Ты в курсе, что там стоит только пустая материнская плата? Туда не закачана еще операционная система. Все операционные системы хранятся на главном сервере «де Гор Интерпрайзис» — он усмехался так, будто это и правда, было не возможно. Похоже, я опять ввязываюсь в бессмысленное пари. Но я не могу ударить в грязь лицом, не проигрывать, же этому лицемеру и гордецу.

— Не важно, за час я соберу и запущу его. Прямо при тебе, только со своим ноутом. И если я выиграю пари, ты признаешь меня. Признаешь, что я умная, красивая и идеальная! Ну, как мистер де Гор, испугались?

— Не справишься, буду измываться над тобой до конца отпуска….

В моменты обострения у меня искренней ярости или ненависти, интуиция работала на полную катушку. Дитрих и Ролло, в полном оцеплении наблюдали, как я собираю робота. Мои познания в механике ограничивались машинами, и всем на чем можно было двигаться быстрее, чем двести миль в час. Соответственно познаний в кибернетике и робототехнике у меня не было. Но моя феерическая интуиция сыграла здесь свою роль — подсказывая мне, направляя, и с роботом я справилась быстро. Ролло принес мой ноутбук. И вот тут-то можно было продемонстрировать, наконец, свои таланты. Пока компьютер грузился, Дитрих украдкой подглядел на монитор.

— Вау! Джульетт, твой ник «Ангел Смерти». Эдриан ты проиграл…. Два года назад была в рекордно короткие сроки взломана правительственная система управления полетами в городской черте Архиона. Ее сервер считался вообще не доступным для хакеров.

— К чему ты клонишь Дитрих? — недовольно поперхнувшись, спросил Эдриан. Я же с милой улыбкой продолжала работать.

— Хакер, который это сделал, Джульетт…. — рассмеявшись Дитрих, похлопал меня по плечу.

— Чего ты уставился на меня так, Эдриан? Это было одним из моих выпускных заданий в Академии. Нас там учили не только из подонков дух выбивать…. — под эти радужные слова, робот активизировался. «Операционная система «Лавгред-2001, серийный номер DGE-6784567, робот-помошник, активирован» — произнес голосовой оператор, встроенный в робота.

— Сорок шесть минут двадцать три секунду! Я хочу увидеть это своими глазами! Великий Эдриан де Гор проиграл спор девушке! — отрапортовал Дитрих.

— Да уж Эдриан ты проиграл. И еще я тебе советую, улучшить охранную систему ваших серверов, любой хакер моего уровня может ее сломать…. — перебираясь к нему по полу, я смотрела в его холодные ясные глаза. Усевшись у него в ногах, я, улыбаясь от переполнявшей меня гордости, ждала…. Пока победа будет окончательной.

— Ладно, ладно…. — он смягчился, лицо разгладилось, морщинка на лбу, вызванная недовольством, исчезла. Его тонкие губы сложились в полуулыбку. На дне бездонных глаз, засветилось что-то теплое. Вот и повержен Эдриан де Гор. Его самолюбие не было уязвлено, но он был удивлен и повержен тем, что кто-то может бросить ему вызов. Он был поражен тем, что я дотянулась до его уровня, впрыгнула в его шаткий мир, разрушила стену его абсолютного высокомерия и уверенности, что большинство людей одинаково.

— Громче Эдриан…. Скажи, это громко… Ты ведь хороший аристократ, и не опорочишь свое доброе имя….

— Я признаю, ты лучшая…. Джульетт Хайт, ты удивительная! — все трое за мое спиной валялись и катались по полу от смеха. Эдриан же сохранял душевное равновесие. Но я по его эмоциям чувствовала невероятные изменения, которые произошли с ним. Он столкнулся с тем, что его просто почти насильно уверили в неправильности его догматов. Мы смотрели друг другу в глаза, изучая и признавая свои ошибки. Эдриан человек четкого и логичного ума, хладнокровный, жесткий и принципиальный. Таковы были мои выводы с самого начала. Но на меня смотрел честный, справедливый, благородный и очень сильный человек, способный признать свои ошибки. Эдриан же видел во мне, лишь бессмысленную помеху в жизни Фрая, возможно он видел и убийцу, которая жаждет крови. Он увидел меня такой, потому что я сама преподнесла все так. Ошибка на ошибке породили между нами недоверие, которое граничило с неприязнью. Сейчас же все началось с чистого листа. Мы увидели внутри друг друга только хорошее. Наши чувства пропитались уважением и радостью, от того, что выводы могут быть ошибочными. Похоже, теперь это происшествие можно считать началом дружбы?

— Что за шум, а драки нет? Эдриан и Джульетт вы когда-нибудь уже придете к миру или нет? — Фрай в очках с кипой нот спустился сверху.

— Мы уже пришли к миру…. Ты решил нам что-нибудь сыграть? — Эдриан милостиво решил умолчать пока…. Тот факт, что я помимо убийцы, что Фрай знал, являюсь еще и хакером, Фрай этого пока не знал.

Иногда мне думалось, что Фрай и правду похож на милого кота. Двигался он очень пластично, хотя я была уверена, что танцами он не занимался. Прошествовав между нами к фортепьяно, Фрай погрузился в состояние духовного спокойствия и сосредоточенности. Да именно таким был Фрай, которого я знала. Когда он подходил к инструменту, из него будто бы лилась, невидима мощная энергия. Он творил, и был творцом своей музыки. Невероятно гениален, невероятно музыкален. Фрай окружал себя атмосферой необычайной красоты, волнительного трепета и томительного ожидания чудес. Хелли отложила журналы, и сползла вниз, уткнувшись в плечо Ролло, она приготовилась внимательно слушать. Дитрих разлегся на диване, мелодично имитируя руками движения дирижера. Все мы желали необыкновенной музыки. Музыки, которую мог творить только Фрай, музыки, которая имела такое сильное энергетическое воздействие на чувства. Было время, когда Фрай играл только для меня. С моей стороны было бы эгоистично желать, чтобы Фрай играл только для меня. И даже если и возникали порывы ревности, то я подавляла их. Фрай был создан для музыки, и его задачей было изменить ею мир, сделать людей счастливыми. Он сам был бы счастливее, если бы его музыку мог услышать каждый.

Я и не заметила, как пролетел вечер. Ночью я не могла уснуть. Завернувшись в шерстяной плед, я вышла на террасу на втором этаже. Бесконечная звездная россыпь над головой, будто звала в путь к неведомым мирам. Я смотрю в ночь. Она красива, но почему при взгляде в ночное небо меня одолевает неведомое чувство тоски. Мысли одна за другой возникают в голове:

« — А что если эта ночь ненастоящая? Она не так красива, не достаточно красива, не реальная. Она не кажется мне естественной. Где-то очень далеко ночь более красива….». Откуда в моей голове такие странные мысли? Может это вовсе и не мои мысли?

Я стою на краю…. На краю своей жизни, на краю человечности, на краю любви, на краю великого отчаянья, на краю величайшей бездны незнания. Ночной ветер с моря. Почему в его легком дуновении я отголосками слышу голос. Голос, зовущий меня и в моих снах, и в моем сознании. Чарующий голос, подчиняющий меня, ради этого голоса, мне хотелось пересечь всю вселенную…. Взлететь вверх на огромных крыльях, и, развивая скорость влететь в потоки небесных ветров…. Слиться с ним, чтобы обжигающим дыханием пролететь рядом с солнцем…. Взвиться вверх к сверкающим звездам и увидеть их истинную красоту и прикоснуться к обладателю голоса. Откашлявшись, я засмеялась от собственной мечтательности.

— Вот же фигня какая-то, убийца мечтает…. — пробурчала я себе под нос, и снова засмеялась из-за несуразности события.

В расстройстве я уже было хотела вернуться, но мое внимание привлекла странная тень на белом камне в лунном свете. На краю балкона возвышалась тень с уродливыми костлявыми крыльями. Галлюцинация…. Как тогда, при первой встречей с мотыльком, когда мне привиделось, что я плаваю в бассейне с кровью. Надо вычеркнуть из рациона хотя бы некоторые анальгетики. Тень будто повисла в воздухе, шурша своими ужасными крыльями.

— Кто ты? — ладно, раз уж тень все равно галлюцинация, то и от ее ответа, ничего не измениться.

— Кто я, это очевидно: клоун, который мертв вот уже третье столетие! А вот кто ты милочка, это куда более важно для тебя?! — не знаю, откуда шел этот наглый голос. Где у этой тени вообще лицо. Но то, что она ответила вполне здравую мысль, ввело меня в ступор.

— Так ты не глюк? — тень хмыкнула и обиделась, после чего опять возобновила свою речь:

— Нет, конечно! — под ее вопль мозг включился. Клоун, который умер три столетия назад….

— Ты Луций да?!

— О, как я и ожидал, крошка Джульетт и вправду с мозгами! Да, я Луций Великий Архимаг, точнее будет…. Сказать, точнее я какая-то его часть, наделенная частичкой сознания. Но это и неважно и, кстати, времечко поджимает. Так-с, о чем это я…. — абсолютно ненормальный. Он говорил и сам не понимал о чем, и уж тем более я не понимала, о чем он говорит. Безликая тень с манией величия, и абсолютной формой объективного цинизма.

— Как вы меня нашли Луций? И зачем вы здесь? Что понадобилось Алхимику Императорской семьи от меня?

— Ты дурочку что ли включила?! Найди способ уговорить Фрая, чтобы он разрешил тебе встретиться со мной. Ты хочешь знать что-нибудь о медиумах или нет?! Что я тебе объясняю все как школьнице?! — взвизгнула тень Луция, затем взлетев в воздух на своих крыльях, которые издавали хрустящие звуки.

— Я поняла. Скажите мне только одно…. Что со мной происходит?

Тень удовлетворенно нагнулась и лукаво прошептала, будто демон, соблазняющий своими дарами:

— Пробуждение милочка, ты пробуждаешься. Постепенно, медленно, но как только встретишься с носителем твоего договора, моментально превратишься в монстра. Поговорим об остальном при личной встрече…. А! Чуть не забыл, эх память-то уже не та…. Держи…. — из воздуха вокруг тени материализовалась бутылочка с прозрачным сиропом. Похоже на микстуру от кашля.

— Это что шутка да?

— Нет, прекрати глотать горстями обезболивающие таблетки. У тебя на лице написано: «Хочу сдохнуть. Закопайте меня вне очереди». И судя по всему, если ты приняла меня за глюк, галлюцинации у тебя в порядке вещей. Это мощное обезболивающее, но подходит только для «таких» как мы. Поэтому пей его, когда будет невыносимо больно. Нестерпимая боль будет еще несколько недель, пока не умрет твое тело, а все внутренние органы разложатся, потом будет легче….

— Спасибо успокоил, то есть я буду ходячим трупом!

— И весьма симпатичным! Все мне пора, Фраю и Эдриану желательно ничего не говорить о нашей встрече, и вообще лучше про нее забыть. Оревуар, детка….

Костяные крылья просто и легко вознесли тень высоко в небо. И я проводила глазами тень, почти слившуюся с ночью. Он летел за горизонт, по другую сторону моря. В город где всегда тепло, золотое сердце Империи — Архион. Навевает печаль.

Блин…. Он загрузил меня. Это существо, если это вообще можно назвать существом повергло мое едва успокоившееся сознание просто в хаос. Он не сказал ничего конкретного, но моя голова уже мыслила, задавала вопросы, пыталась увидеть истину.

Что значит «пробуждение»? Перспектива сгнить изнутри, как-то не радовала. Почему Фрай не хочет, чтобы я встречалась с Луцием? Возможно, между ними произошло недопонимание. Но нет, на лице Фрая я увидела тогда, эмоциональную неприязнь. Он ощущал Луция как потенциальную угрозу для меня. Так, лучше пойти в дом, а то мало ли каких еще невиданных тварей занесет ночным ветром. А еще лучше прокрасться к Фраю, и улечься рядом с ним.

— Ты специально испытываешь мое терпение или выдержку? — открыв глаза, утренние лучи озарили улыбающееся лицо Фрая. Его глаза соблазнительным блеском оглядывали меня, а холодные пальцы перебирали мои волосы.

— Не могу заснуть спокойно, когда тебя нет рядом, вот, и пришла…. — его глаза просто сводили меня с ума.

— Ты просто эгоистка. Когда ты, наконец сдашься и будешь моей? — проводя пальцами по моей щеке, Фрай погладил меня за ухом, как котенка, я ощутила холодную дрожь.

— Может тогда, когда мне захочется тебя убить?

— Я запомню это…. — перевернув меня, Фрай обнял меня, и поцеловал в щеку. Его сердце билось так быстро, что мне было понятно, ему также нелегко сдерживать свои желания.

— Чем займемся сегодня? — чтобы отвлечься, спросил он.

— Думаю, что нам с тобой нужно навестить бабушку, а затем твоих родителей.

— Моих навещать вовсе необязательно, они живут в соседнем здании виллы. А вот к бабушке тебе не мешало бы съездить. Бегая от меня, ты вероятно, ее совсем не навещала все эти годы? — в голосе послышался упрек и металлический привкус горечи.

— Не начинай, ладно, лучше поедем со мной. Будешь, за меня есть пирожки, а то ведь она начнет причитать, что я ничего не ем и такая худая.

— Я приказал повару сделать для тебя отдельное меню. Давай так, сначала поплаваем в бассейне, а потом поедем, я тебя отвезу?

— Хорошо, я согласна. Если проплывешь быстрее меня, получишь поцелуй…. — радуясь тому, что появился шанс запудрить Фраю голову всякой чепухой, я отправилась в свою комнату.

— Ни фига себе, азартная у меня невестушка. Вчера с Эдрианом сегодня со мной…. — услышала я в вдогонку его причитания.

Уверена, что проиграю ему. Я плыла ровно с той скоростью, на которую была способна, но это не максимум моих возможностей, слишком слабое сейчас тело. В результате я проиграла всего лишь полсекунды. И ради пяти минут блаженства, ради этих губ, стоило проиграть. Счастливый Фрай был явно доволен собой и полдня пребывал в хорошем настроении, пока мы были у бабушки.

Она постарела достаточно, чтобы я смогла увидеть это. Мне вообще не стоило к ней ездить. Она увидела как я изменилась и как мало человечности во мне осталось. Это испугало ее, а меня…. Не нужно было ездить. Теперь я еще больше чувствую себя виноватой. Бабуля переживала, что меня не было так долго. А я, видя ее постаревшую и одинокую, не могла даже посочувствовать. Мои чувства умирали, все человеческое умирало до последней капли. Мое сердце перестало сопереживать даже тем, кто был вокруг меня. Меня добивала и постоянная боль во всем теле. Украдкой от Фрая мне удавалось заглушить боль. Чудодейственная микстура, подаренная Алхимиком и правда работала. Боль уходила, на какое-то время. А потом я снова вымучивала улыбку на лице, хоть и была измотана.

Наверное, бабуля проживет, и если я вовсе исчезну из ее жизни. Надо будет только перевести ей деньги со своего счета. Потому как даже если я не умру…. Ей лучше в результате не видеть живой труп. Мы не сможем видеться. Когда закончиться это так называемое Луцием «пробуждение», лучше чтобы меня не видели те, кто меня любил. У Фрая испортилось настроение, когда он увидел, как сильно меня потряс этот визит к бабушке. Пять минут мы простояли, обнявшись у машины, я не плакала, но мне было жутко холодно:

— Фрай, это ужасно. Я отвратительна сама себе. Ей нужно мое внимание, а я не могу находиться и двух минут с ней наедине. Я ведь отвратительна да?

— Солнышко мое, твоя бабушка не глупая. Она все понимает, это все твоя работа выпила из тебя соки жизни. Мы не оставим ее одну, завтра я отдам распоряжения, чтобы она пожила с родителями во втором доме…. — он обнимал меня крепко и успокаивал ласково. И мне опять хотелось кричать: « Не прикасайся ко мне! Это ненастоящая я! Настоящая я вся в грязи, на настоящей мне слишком много отобранных жизней! Не касайся меня своими руками, они станут такими же грязными и гнилыми, как моя душа….».

Ребята ждали нас как раз к обеду. Полезность такого совместного застолья, я видела в том, что узнавала передовые новости дворянского мира. Возможно, за этим столом собрались люди полностью не согласные с нынешним режимом правления. Так называемым «двоевластием» Алексиса Фантенблоу. Маршал Империи, он полностью контролировал как армию, так и соответственно всю ее мощь в сфере технологий и разработок. А вследствие того, что Императору всего тринадцать лет он фактически правил Империей. Эдриан де Гор предпочитал мир свободный от контроля над своим умом. Эдриан не позволял никому и даже Алексису, управлять собой или своей компанией. Он был настолько умен, что ему не нужно было ни посягательство, ни покровительство Алексиса. Так, что фактически Эдриан не нуждался в Алексисе, он зарабатывал свои деньги своим же умом, делал все возможное для Империи и ни разу не нарушал ее запретов. И даже если он был не согласен с тем, что делает Алексис, он имел право, высказывать свое мнение, открыто, и мог повлиять на решение своим несогласием.

Дитрих Фантенблоу, уточненный и галантный дворянин, с совершенно наивным, но упрямым характером. Такое ощущение, что хоть они и были братьями, но придерживались разных идеологических норм. Дитрих мог только казаться излишне мягким и нежным. Но на самом деле, внутри, под этой маской находился волевой и очень решительный человек. Не принимая брата, он не отрекся от него. Он любил Алексиса, но отказался ему помогать или как-либо поддерживать его догматы. Поэтому Дитрих был вынужден оставить Алексиса и идти своим путем. Отказаться от тех, кого любишь, ради своих идеалистических принципов…. Пожалуй, мне был известен лишь один такой похожий случай — это я сама. Наши жизни с Дитрихом в этом были похожи. Оба мы приняли в жизни волевое решение, которое определило наш путь. И оба мы отреклись от того, что любили, чтобы стать такими, каковыми являемся, и по сей день.

Сквозь них, своих новых друзей я смотрела на мир дворян глазами дворян. Но не дворян, которые погрязли в бесконечных пороках. Я смотрела на мир глазами истинных дворян, мечтающих изменить мир. Их мечты могут быть реализованными только, если власть в стране не перейдет к Алексису. Ведь в случае смерти последнего Императора крови Эренгер, прямых потомков более не останется. Имперский дом Эренгер падет, и Империя уже никогда не вернется к своему первоначальному виду. Идея создать идеальный мир, умрет на корню. Власть полную и беспрекословную получит деспот и тиран, который вдоволь насладится страданиями тысяч людей. Решимость Фрая, холодный ум Эдриана, обаятельность Дитриха, живость энергии Хелли, и доброта Ролло…. Пока такие дворяне как они все еще живут, этого не случится…. Но не мне ли знать, что будущее имеет, тенденцию изменятся к худшему.

Нашу милую беседу за обедом прервал неожиданный приход дворецкого. Мистер Лин, судя по его эмоциональному уровню, был обеспокоен.

— Господин к нам только, что пожаловали господа из полиции. Они ждут на проходной и интересуются, не смогут ли они поговорить с мисс Хайт? Что я им должен ответить? — дворецкий обратился к Фраю. Его реакция, конечно, была ожидаема. Таким он был всегда, когда его злость копилась внутри, и сейчас она выплескивалась наружу, светилась просто темной аурой недовольства.

— Раз им нужна Джульетт, то видимо у нее и надо спрашивать ответа? — он перевел взгляд на меня.

— Мистер Лин передайте, что я сейчас подойду.

Сходив наверх за вещами и плащом, у двери, конечно же, сложив руки, стоял Фрай. Всем своим видом демонстрируя мне, что он не желает, чтобы я уходила.

— Не будь эгоистом! — одной рукой держась за дверную ручку, я почувствовала на другой холодные пальцы. Похоже, поняв, что одним желанием меня не удержать, он решил применить другое оружие. Мольбу в его действиях, я ощутила, даже не оборачиваясь.

— Джулли, ты только оправилась после этого купания в холодной воде, я же беспокоюсь. Побудь со мной не уходи….

— Прости, не держи меня на коротком поводке. Я скоро вернусь и тогда побуду с тобой.

Почему так больно сжалось сердце? Если бы…. Если бы я хотела остаться, то осталась бы с ним. Если бы я любила преданно, и мне бы не хватало его словно кислорода в воздухе. Осталась бы, смогла бы забыть ненависть. Смогла бы? Но я ушла, и его холодные пальцы соскользнули с моей руки, дверь захлопнулась. Это был тот день — день первого кровавого представления Мотылька, коих предстоит пережить еще четыре. Один на один. Игра в шахматы, на моей шахматной доске, но игра абсолютно по его правилам.

Этот день символизировал и еще что-то. В какой-то момент я остро ощутила, что дверь за мной захлопнулась не просто так. Это будто колокол судьбы. Это день, начало конца, моего конца как человека. И начало моей жизни как медиума, существа из другого мира. Соответственно начало этого пути — это первый шаг в сторону от Фрая. Вот почему мое сердце екнуло, когда холодные пальцы отпустили мою руку.

На проходной меня встретили два низеньких, и пухленьких офицера. Я сразу определила кто из них старший. Потому, что на лице старшего по званию полицейского был написан более шокированный пейзаж, чем у второго. Думаю, оба они были так подавлены и шокированы, потому что никогда в своей жизни не видели шесть расчлененных на кусочки людей. Что ж все когда-то бывает впервые.

— Господа полицейские вы искали меня? Я Джульетт Хайт…. — обратившись напрямую к капитану, на второго я даже не стала обращать внимания. Не примечательные и тем более ненужные люди меня не интересовали.

— О мисс Хайт! Я капитан Снез из городского участка Олекса…. Мы здесь, собственно говоря… — так все представился и хватит. Больше не могу терпеть его отвратную усатую рожу. Мямлил, его парализовал страх и нежелание со мной общаться. Из-за ссоры с Фраем настроение у меня заметно упало, и разговаривала я сквозь зубы.

— Так с представлением покончим. Сразу к делу, я знаю, зачем вы здесь. А вот вы откуда знаете, что я здесь в Олексе, стоит поинтересоваться, капитан Снез?

— Значит, вы уже знаете, что произошло да…. Впервые мы столкнулись здесь в Олексе с чем-то настолько ужасным. И поскольку это дело не нашей компетенции мы по инструкции позвонили в диспетчерскую Академии. Нам сообщили, что на данный момент все специальные детективы заняты.

— Так Академия сообщила вам, что я Олексе? Надеюсь, они там не забыли упомянуть, что я в отставке? — я играла. Конечно, все шло по задуманному плану. Их приезд, обращение за помощью ко мне и отказ в Академии. Ректор был предупрежден о моих действиях заранее, но все же, никто не должен был знать, что все спланировано. Потому что узнай хоть кто-нибудь вокруг меня об этом, Мотылек уже будет все знать. А я не для того уехала из Хадель-Вилля, чтобы так проколоться.

— Мисс Хайт, поймите нашу ситуацию. Мы не знаем, что делать, а вы гордость Академии и всей системы…. — и, тем не менее, спектакль, даже если он хороший нужно заканчивать. Эти тупоголовые полицейские меня раздражали.

— Хорошо, но прежде чем я поеду с вами на место преступления, установим ряд правил…. Беспрекословное выполнение всех моих указаний. Если вы не будете делать, то, что я скажу, вы посеете в городе панику и тем самым дадите маньяку широкое поле для действия. Люди в состоянии панического страха, примерно как вы сейчас, не в состоянии рационально мыслить и уж тем более защитить свою жизнь…. Поэтому правило первое — выполнение всего, что я скажу. Необходимо ограничить пребывание пожилых людей, женщин и детей на улице. Поэтому тихо, без сообщения в местных новостях, объявляете комендантский час. Причину придумайте банальную, например — отсутвие электричества для освещения городских улиц. Мол, фонари не работают и нечего ходить по темным улицам, ноги ломать. Правило второе — больше никаких докладов в Академию, если сюда приедет спецподразделение солдат, вы только разозлите маньяка и жертв будет в два раза больше. Третье правило — на месте преступления кроме меня никакого не должно быть. Никакие криминалисты вашего местного масштаба не нужны. Я за криминалиста. К трупам допускать только одного единственного патологоанатома, он же один вскрывает, устанавливает причину смерти и знает точное число жертв. Никаких имен и цифр, всю информацию передаете мне. И правило четвертое и самое важное — в моем присутвии идиотских вопросов не задавать, а желательно вообще не говорить со мной. Задавать вопросы и отдавать распоряжения буду я…. Если согласны на такие условия, я, так уж и быть, помогу вам капитан Снез….

Конечно, они согласились. Потому что у капитана, собственно говоря, не было выхода. Академия по моей просьбе, отказала ему в помощи. У него в городе самый опасный маньяк, а я его единственная возможность не потерять должность. А главное, я его шанс самому не оказаться в белой комнате со стулом и столиком в одном из агентств. Поэтому у него не было выбора кроме как беспрекословно верить мне, и выполнять все, что я скажу. Вот они те самые пешки на шахматной доске. Выполняют свои обязанности, и их не жалко будет бросить в огонь ради победы.

Полицейская машина привезла нас к заброшенным домам в горах, которые раньше использовались рабочими с лесопилки, которая была чуть дальше в горном ущелье. Как хорошо, что они догадались все оцепить и не подходить больше к дому.

Перелезая через желтый барьер, я оценила решимость капитана Снеза. Он не особенно хотел видеть во второй раз это месиво, но, пересиливая себя, видимо решил покрасоваться передо мной. Поиграть с ним? Будет забавно, капитан видимо надеялся, что окровавленные и расчлененные тела самое ужасное, что он видел? Нет, моя реакция вот самое ужасное, что он увидит!

— Капитан вы можете пойти, а вот вашему помощнику я бы не советовала, судя по его эмоциональному фону, второй раз он этого уже не выдержит. Оставьте его здесь, а еще лучше пошлите за патологоанатомом….

Мотылек что-то отчаянно пытался мне сказать. Он почти кричал это. В каждой его картине, начиная с сегодняшнего убийства, я должна была видеть части этого крика. Моей задачей было увидеть истину, скрытую за пеленой кошмара.

— Дверь была заперта изнутри да? И конечно сообщили вам об этом в анонимном звонке, да?

— Мисс Джульетт, мы вообще не поняли, как все эти несчастные оказались там, если дверь была закрыта изнутри. А запись была оставлена на моем автоответчике.

— Перешлете ее мне по почте, вместе с отчетом о времени смерти. Ну что ж, заглянем в лицо истинному искусству?

Запах разлагающихся трупов ощущался еще слабо. А это значит, убили их недавно, совсем недавно и не здесь. Кусочки тел и конечностей были аккуратно разложены на гниющих досках. Крови нет, конечно же, их убили не здесь.

— Капитан вы там как? — он увидел мое сияющее от счастья лицо и ему, похоже, стало еще хуже.

— Посмотрите, какая красота! Какие аккуратные порезы, впрочем, это всегда отличало его от всех. Мой милый Мотылек. Притом обратите внимание, какие маленькие куски, он будто шинковал салат…. И потратил на это кучу времени, между прочим. Кончено, законченный шедевр требует много трудов. У вас есть фотоаппарат, надо все это запечатлеть на память. Нельзя терять такую красоту. О, кстати, вам интересно как они попали сюда верно? Как видите, вокруг нет крови. Если бы она была, это свидетельствовало о том, что их убили, здесь. Они были убиты не здесь. Но вошли они как раз через входную дверь, затем ее заперли изнутри. В подтверждение этому следы от ботинок, которые я заметила на земле при входе. На ручке двери вы также найдете отпечатки пальцев жертв.

— Не понимаю, они не выходили обратно, но их убили не здесь?

— Да, если вы были ребенком в мое время…. Пройдясь по домику, я на слух определила нужные половицы, и аккуратно, сняла их. Под половицами, располагался люк в подвал.

— Это люк?

— В подвал, а в подвале ход в трубы, которые связывают город с лесопилкой. Еще детьми мы облазили все местные подвалы и колодцы. Ход ведет к лесопилке. Там и найдете место убийства. Только вот одного я не понимаю пока…… Капитан Снез как, по-вашему, какой чепухой нужно было забить мозги шестерым абсолютно адекватным людям…. Чтобы они по собственной воле пришли в это место, заперли дверь, затем спустились вниз и вышли через ход к лесопилке, где их ждала смерть….

Вот и загадка Мотылька? Что побудило этих людей прийти сюда. Что такого сделал Мотылек, чтобы провернуть все это? Капитан Снез явно хотел что-то спросить, но боялся открывать рот, потому что помнил о моих золотых правилах. Я хмыкнула, и кивнула, разрешая:

— Мисс Джульетт простите за вопрос. Но мне интересно, что за мотивы у этого вашего маньяка? — да вот именно этого и не хватало. Видимо он все-таки еще не отупел окончательно. Раскрывать правду, что между мной и Мотыльком идет кровавая игра, я конечно не собиралась. Но вот отделаться от назойливых и не очень хороших вопросов, в случае капитана, можно только одним способом…. Запугать, а у меня как у истинного знатока человеческой натуры это неплохо получалось.

— Капитан Снез, этот серийный убийца, известен как Мотылек…. Самый жестокий маньяк, который мне встречался. Есть люди, которые хотят превратить мир кровавое месиво, и действуют без каких-либо определенных целей, лишь по воле своих побуждений. Он хочет резать, убивать, кромсать людей, потому что ему весело. Он получает от этого эйфорию, понимаете? — улыбнувшись, глаза мои слегка сузились, затуманенные кошмарной радостью. Капитан Снез побледнел, на лбу выступили капельки пота. — Так ладно хватит с вас, пошли отсюда. Я на виллу. Сообщайте мне по телефону, если что-то снова случиться. И еще мне нужно, чтобы вы выяснили, продавались ли в Олексе за эти месяцы какие-либо участки или постройки. Нужно все-таки выяснить, как эти несчастные здесь оказались. Что вы еще хотите знать?

— А вы уверены мисс Хайт, что они попали сюда по своей воле, вдруг их запихали сюда, и привезли насильно! — болван, тупой идиот.

— То есть, по-вашему, один человек способен на это? Убивать гораздо легче, чем вы можете себе представить. Нет здесь они, по собственной воле. Там, в углу, под рваными простынями, вы найдете их вещи аккуратно сложенные. На одежде не будет ни следов грязи, ни крови, ни следов от веревок, если бы их сюда притащили насильно.

— Но тогда как, же ему удалось убить их, всех? Это тоже, самое, если бы он в одиночку притащил их сюда…. — элементарные логические выводы он все же способен делать. Нагнувшись и сев на корточки, я внимательно присмотрелась к лицу убитой женщины. То-то мне запах почуялся, когда я только вошла…. Аккуратно раздвинув пальцами ее губы, я провела по ним…. Поднеся уже собственные пальцы к носу, я получила ответ на вопрос капитана:

— Это растворимое снотворное, они выпили его вместе с водой до того как пришли. Он дал им снотворное, вывел отсюда через ход в подвале, а затем убил. Попробуйте на месте убийства найти еще и сосуд, из которого они все пили, судя по запаху который примешивается это шампанское….

Меня довезли на полицейской машине до ворот виллы. Настроение было плохое. Что за ерунда! Понятное дело, что Мотылек просто притворился каким-нибудь арендатором, проявил обаяние, соврал про какую-нибудь акцию и пригласил всех этих людей. Уверена с мелкими исправлениями это так и было. Подобная история вполне в рамках человеческих возможностей. Но ведь не это скрывается за истиной? Стоп…. Стоп! Что я сейчас сказала…. «Проявил обаяние»…. Чисто фактически на это способны и Фрай и Финн. Финн с его фантастической харизмой и Фрай с его аристократической внешностью. Так…. Вот оно «проявил обаяние»…. Обаяние, которое способно влиять на людей. Ему обучают дворян, актеров и шоуменов. Им владеет в принципе каждый харизматичный человек. Но когда это обаяние перерастает в оружие, его степень влияния на людей мгновенно возрастает. Если провести аналогию, религиозные лидеры превращают обаяние в поклонение и принуждение. Вот он ключ к разгадке Мотылька — обаяние есть дар. Проходя по аллее к двери, я заметила, что на пляжной веранде, Фрай сидел на стуле.

— Не сиди один и не смотри грустно за горизонт. Когда я вижу тебя таким, то у меня возникает чувство одиночества…… — я тихонько подошла сзади и обняла его за шею, положив свою голову ему на плечо.

— Привыкай, одиночество не покидало меня, с тех самых пор как ты уехала в Академию. Джульетт я доверяю тебе, но пойми…. Каждый раз, когда ты уходишь, меня, будто демоны терзают изнутри. Я схожу с ума и не нахожу себе места. Мне в голову лезут самые страшные мысли…. — взяв мою руку, он до боли сжал ее. А затем поцеловал.

— Фрай, обещаю, все будет хорошо, пошли в дом…. — и почему ложь для меня так очевидна? Я врала человеку, которого любила и которого люблю, но так ли это? Что такое ложь в сравнении с сомнением? Когда мы любим, то ослеплены желанием. Все чувства внутри покоряются любви. А тело склоняется перед желанием. Мозг выключается, отдаваясь во власть страсти. Все остальные чувства будто затмеваются любовью. Так почему же, я не могу покорить в себе одно единственное чувство? Почему оно сильнее, чем любовь. И это чувство отвратительное и грязное порождает тысячу инструментов, чтобы скрыть себя. Один из таких инструментов ложь. Внутри меня ненависть была не покорима любви….

Вечером, после ужина, в гостиной остались Фрай и Эдриан. Фрай, как и полагается, ожидал от меня вопроса. Он давно почувствовал, что меня гложет любопытство. Поэтому спокойно одобрил меня:

— Эдриан, Фрай вы оба расскажите мне, что произошло с Хелли?

— Глупо было бы надеяться, что специалист по чтению эмоций не заметит, эмоционального провала в поведении Хелли. Джульетт, Хелли — баронесса де Больград. Внебрачная дочь барона Больград. Семья Больград выпускает вот уже третье столетие подряд одаренных финансистов и политиков. Безупречную репутацию этой семьи в нынешнее время поддерживала баронесса Больград. Женщина старой закалки и старых ценностей. Так вот тебе лучше меня известно, что в принципе в Архионе, главы родов не стесняются иметь внебрачных детей. Но в этой семье было иначе, баронесса холодная и расчетливая женщина, устраняла всех любовниц своего мужа без каких-либо проблем. Мать Хелли, скорее всего, была принуждена к связи с бароном, но мы мало знаем, так как сама Хелли предпочитает не вспоминать свое печальное детство…. — взгляд Эдриана стал затуманенным, а Фрай вздохнул, и я почувствовала дыхание печали.

— И, даже если мать Хелли не хотела этой связи, для баронессы аргументом это не стало…. — подвела я логический итог его рассказа.

— Не стало, но я не в силах до сих пор, определить какая из двух причин побудила ее на самом деле сохранить Хелли жизнь…. — Эдриан и правда не знал, точнее, сомневался, а в сомнении его можно увидеть не часто.

— Либо она хотела исполнить последнюю просьбу умирающей матери Хелли, либо использовала Хелли для шантажа и посадке своего муженька на цепь.

— Да, снаружи кажется, что скорее второе. Но, что за чувства внутри железной баронессы…. Следуя своему плану, баронесса забрала Хелли в семью Больград, официально заявив, что она внебрачная дочь, но признана. Представляешь, как потом девочке жилось в университете до знакомства с Фраем? Не говоря о том, что дома Хелли находилась под тотальным контролем и не выходила из своей комнаты, строго выполняя волю мачехи. Братья и сестры издевались над ней, высмеивали и не давали жить нормально…. — Эдриан затих, и я заметила, как забавно он передал слово Фраю — его бровь вопросительно поднялась в сторону Фрая.

— Я разглядел в ней талант, и пригласил заниматься у себя. Так мы и познакомились. Но знаешь, что меня поразило в ней Джулли, она не сдалась. Не дрогнула, оставалась всегда жизнерадостной и приветливой.

— Ты помог ей да?

— Эдриан и я поддержали ее, помогли заняться любимым делом. Вскоре она стала зарабатывать огромные деньги на производстве одежды, и могла позволить себе уехать из этой семейки. Сейчас Хелли живет в собственном особняке, она достаточно богата, умна и талантлива, чтобы мачеха не совалась в ее жизнь, а братья и сестры даже слово поперек не могли ей сказать….

Теперь я поняла многое о Хелли. Она была предана Фраю и Эдриану, она любила своих друзей и верила в их связь. Знала, что теперь никогда не будет одна, что ее поддержат и не оставят один на один с трудностями. Друзья стали для нее светом в темном царстве заточения в семье. Это как психологическая помощь, думаю, у нее было сильнейшее расстройство. А Фрай и Эдриан, Дитрих и Ролло, смогли вывести ее из этого состояния, повысить ее самооценку и помогли приобрести в жизни смысл.

— Это называется синдром психологического зацикливания. Поэтому она готова так самоотверженно хранить узы дружбы. Потеряй она их, сама перестанет жить. Я прочитала это по ее лицу, еще тогда, но не знала точно. Эдриан не оставляйте ее, она держится за эту связь, как за спасательный круг.

— Конечно, психолог наш доморощенный…. — ответил Фрай за него.

Фрай собрался наверх, заявив, что мы можем поболтать, сколько влезет, а он устал. При этом он поцеловал меня, и прошептал:

— Не сможешь уснуть, дверь в мою комнату не закрыта…. — я засветилась от счастья, а Эдриан неодобрительно хмыкнул.

Оставшись наедине с беспрекословным гением, я сразу почувствовала, что изменившееся отношение ко мне Эдриана выплескивается наружу. Он стал хвалить меня, чего раньше бы никогда не сделал.

— Ты и хакер, и неплохо разбираешься в человеческих эмоциях, и видишь будущее во снах…. Не слишком ли ты геройствуешь, детка? — мы все еще сидели на полу, я подползла к нему, и положила голову к нему на плечо.

— Я не герой Эдриан, и тебе это известно лучше, чем кому-либо. Я всего лишь натренированный и холоднокровный убийца. Мои жертвы называют меня «Богом Смерти». И за возможность судить и карать, я плачу слишком дорогую цену.

Он рассмеялся, разворошив рукой копну моих кудрявых волос. Вот его волосам можно просто завидовать молча. Длинные, но всегда гладкие, красивые, блестящие, мягкие и черные.

— «Бог Смерти», который не может избавиться от любовной привязанности к человеку, который был нежен и заботлив. Ты смешишь меня Джульетт!

— Ты осуждаешь меня!? — недовольно, я надула губы и нахмурила лицо.

— Нет, Джульетт я пытаюсь успеть стать твоим другом, а не судьей. Ты дорога Фраю и должна просто поберечь себя.

— Ты им уже стал Эдриан де Гор. Тобой же нельзя не восхищаться. Глубоко правильный, невероятно умный, и самое главное ты добрый…. Я знаю это, не строй такое непонимающее выражение лица!

Все они — Эдриан и Фрай, Ролло и Дитрих, Хелли, были воплощением идеальности. Воплощением будущего, которого желали все люди без исключения. И я желала будущего, в котором каждый из них осуществил свои мечты и изменил мир вокруг себя. Лукаво было говорить, что мне не хотелось прожить это время рядом с ними. Ложью будет нежелание увидеть будущее, таким, каким его сделают они. Но…. Всему есть но, для меня оно в том…. Что в мире, который они построят, мне, пропитанной ненавистью, нет места. Как и в душе Фрая. Моя игра с Мотыльком это финал как моей жизни, похоже, так и отношений с Фраем. Хотя где-то в глубине моей полумертвой души, я была рада. Мне удалось увидеть своими глазами и прожить отрезок своего пути, рядом с такими удивительными людьми. Благодарить за это надо Фрая. Интересно хватит ли мне времени, чтобы успеть выразить эту благодарность. Донести свои чувства, особенно когда в тебе доминирует ненависть, достаточно тяжело. Я постараюсь…. Или же…. Или я полностью отдамся кровавой шахматной партии, в которой победа — это все. Тогда Фрай будет наслаждаться сладкими грезами лжи, а я гореть в огне ненависти уже к самой себе.

  • Плач звёзд / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Подкаблучник / Лонгмоб «Однажды в Новый год» / Капелька
  • Стезя самурая / Аркадьев Олег
  • Волшебная пыль - она же не в кайф... / Сказки на ночь / Кккквв
  • Билет на поезд №3 / Аллегро / Мария Вестер
  • Не устали нас поливать? / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Океан / Блатник Михаил Михайлович
  • Зимняя сказка, Армант, Илинар / "Зимняя сказка — 2017" -  ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лисовская Виктория
  • Живая очередь / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Чудовище Джет. Судейские отзывы / Ночь на Ивана Купалу -3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • письма. / antagonist

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль